prod-1479-itogovyytekst1x - Исследования в Гимназии №1505

Реклама
ГБОУ города Москвы Гимназия №1505
«Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»
Реферат
Кто начал первую мировую войну? Была ли она
неизбежна?
Автор: ученик 9 класса «А»
Боднарь Вадим
Руководитель: Наумов Леонид Анатольевич.
Москва
2014
Оглавление
1. Введение
2. Глава I. Военно-политическое положения в Европе начала ХХ века.
2.1 Причины войны
2.2 План Шлиффена
2.3 План Антанты
3. Глава II.Мобилизационные планы России.
4. Глава III. Прогноз европейской войны от Морского Генерального штаба России (1912
г.)
5. Заключение
Цель – изучить предпосылки начала Первой мировой войны, планы Англии, Германии,
Российской империи, Франции.
Задачи
2
1. Дать общую характеристику военно-политического положения в Европе в начале ХХ
века (планы сторон, соотношение сил и т.п.)
2. Изучить мобилизационные планы России. Определить какой план войны обсуждался:
наступательной или оборонительной?
3. Изучить военно-морскую программу России.
4. Выводы.
Введение.
Уже более 95 лет как закончилась Первая мировая война, а вопросы о причинах её
возникновения не потеряли своей актуальности до сих пор. Эта величайшая из трагедий
случилась во время бурного роста промышленности, разделения мира на два блока.
Первая мировая – решающая битва, которая должна была определить, кто продолжит
существование, а кто будет стерт с лица Земли. Однако в сознании многих россиян она
осталась в тени Второй мировой войны. О ней так же иногда не любят вспоминать
потому, что благодаря революции Россия потеряла победу, уже практически держа ее в
руках.
Дискуссия о готовности России к войне продолжается до сих пор: классическое
советское исследование генерала Петра Андреевича Зайончковского, написанное в
середине ХХ века показывает, что артиллерия Германии была сильнее русской. Но
современное исследование Барбары Танкман показывает, что русская артиллерия была
сильнее. Кто прав? Для описания международной обстановки и мобилизационных
планов России я работал со статьей Алексея Борисовича Переслегина «Мировой кризис
1914 года: очерк стратегического планирования», а для описания мобилизационных
планов и военно-морской программы России я работал со статьей Николая Ивановича
Павленко «Геополитическое проектирование "большой европейской войны" В 19101914 гг.: российский ракурс»
3
Глава I. Военно-политическое положения в Европе начала ХХ века.
«Внимательно посмотрев на довоенную политическую карту Европы, мы увидим, что
объяснить характер и происхождение Мирового кризиса 1914 года, отталкиваясь от
геополитических интересов стран — участниц конфликта, невозможно»1 - Переслегин.
Причины войны.
1.) Французско-германские противоречия. В 1871 году во время Франко-прусской
войны был подписан мирный договор, по которому Эльзас и Лотарингия отходили к
Германии. Но французское правительство и народ отказались признать это. Франция
начала вести резкую антигерманскую политику, из-за этого ей стало легко
манипулировать. Таким образом, говорить о германо-французских противоречиях как
об одной из причин Первой Мировой войны нельзя, так как у Франции
несамостоятельная политика.
2.) Геополитические интересы. Германия играет в I Мировой войне роль нападающей
стороны, не имея вообще никаких разумных территориальных притязаний. Немецкие
идеологи говорили об аннексии Бельгии, русской Польши и Прибалтики, но как
серьезная политическая цель данные завоевания никогда не рассматривались. Россия,
которой уготовано южное направление, планирует операции против Берлина и Вены.
Только Турция пытается действовать в соответствии со своими геополитическими
целями.
3.) Англо-германская конкуренция. Сильнейшая конкуренция между Германией и
Великобританией как причина войны ближе к правде, чем геополитическая концепция.
Резкий рост промышленного производства в Германии, и строительство огромного
военного и гражданского флота серьезно подорвали английские позиции на рынках и
вынудили правительство Великобритании перейти к протекционистской торговой
политике, которая способствовала увеличению «транспортного сопротивления»
империи. Но война этого не стоила, ведь за четыре военных года Великобритания из
мирового кредитора превратилась в кредитуемого. Финансовые круги в
Великобритании и Германии выступили в 1914 году против вступления страны в войну.
Легенда о «заговоре банкиров против мира» не выдерживает критики.
4.) Конфликт цивилизаций. «Ожесточенность, с которой сражались народы, указывает на
то, что речь шла не о деньгах, не о сравнительно ничтожных территориальных
приобретениях, не о политическом престиже. Так защищают свой очаг, свой образ
Такман Б. Первый блицкриг. Август 1914.- М.:ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 1999.
Сост. С. Переслегин. С. 521
1
4
жизни, свою культуру»2 - Переслегин. Германия за вторую половину XIX века
превратилась из конгломерата третьестепенных государств в сверхдержаву. Конфликт
дополнительно усугублялся тем, что Британская и Германская империи принадлежали к
разным цивилизациям. «Итак, две цивилизации, одна из которых стала великой, а
другая хотела ею стать, столкнулись в схватке не на жизнь, а на смерть»3 - Переслегин.
План Шлиффена.
«Конфликты цивилизаций развиваются десятилетиями. В Мировой кризис 1914 года
страны вступили по-разному, но ни одна из них не была вправе назвать себя
неподготовленной»4 - Переслегин.
После заключения франко-русского соглашения 1894 года война на два фронта для
Германии превратилась в неизбежность. А военные возможности Франции были
сравнимы с германскими. Австро-Венгрия сражаться с Россией один на один была не в
состоянии. Использование же сухопутных сил третьего союзника — Италии — было
затруднено по географическим соображениям.
Франция отгораживается от Германии линией крепостей Туль — Эпиналь — Бельфор
— Верден. Россия принимает в качестве оборонительной меры более широкую
железнодорожную колею и эвакуирует западный берег Вислы. Германия улучшает
работу железных дорог и вкладывает деньги лишь в две крепости — Кенигсберг на
востоке и Мец на западе.
Затяжная мобилизация в России вынудила Германский Генеральный штаб поставить
первой задачей разгром Франции. Тем самым подразумевалось, что немцы готовы
пойти на риск потери Восточной Пруссии и, возможно, всей Австро-Венгрии.
Не имея — по условиям местности и составу сил — возможности произвести двойной
обход, Шлиффен принял асимметричную оперативную схему. Главный удар наносился
правым крылом. Это крыло, развернутое на 2/5 протяженности Западного фронта,
включало 73% всех наличных сил Германии. Шлиффен создавал колоссальное
оперативное усиление. Активный — Западный — ТВД получал 7/8 войск, причем 5/6 из
них направлялись на активный участок.
Шлиффен пришел к выводу о необходимости нарушить нейтралитет Бельгии,
гарантированный всеми великими державами.
План Шлиффена подразумевал вступление в войну Великобритании, крайне
Там же. С.524
Там же. С.527
4
Там же. С.527
2
3
5
негативную позицию США и иных нейтральных стран. План этот был шедевром, но в
нем было много проблем:

Первой проблемой была нехватка сил для задуманного маневра. Шлиффен решил ее
простым путем: составил из резервистов старших призывных возрастов резервные
корпуса и включил их в боевую линию.

Трудности представляли ключевые фортификационные сооружения Льежа и Намюра,
которые нужно было взять очень быстро, поскольку Льеж входил в зону оперативного
развертывания 1-й германской армии. Эта задача была решена созданием (из
соединений мирного времени) «льежской армии», которая предназначалась для
решения одной задачи — штурма Льежа — И расформировалась сразу после ее
выполнения. Подвижность «льежской армии» обесточивалась приданием ей парка
сверхтяжелых артиллерийских орудий.
В плане Шлиффена основополагающую роль играли:

быстрая мобилизация. Успех Германии был возможен только в первые полтора месяца.
"Первоначальное преимущество Антанты в численности армии мирного времени
сводилось, таким образом, на нет. Мобилизацию Центральные державы завершали
быстрее. В результате в период от пятнадцатого и приблизительно до сорок восьмого
дня мобилизации Германия и Австро-Венгрия имели превосходство в силах. Затем
устанавливалось равновесие, а к шестидесятому дню перевес переходил к Антанте,
составляя в круглых цифрах 1,5:1.»5 Переслегин

геометрия исполнения. Ведущей силой наступления должна была стать правофланговая
армия. В движении на запад, юго-запад, юг-юго-запад и юг она должна была опережать
другие армии Правого крыла, так же, как те должны были обгонять армии Центра.
Практически на первом этапе операции все армии двигались по дугам концентрических
окружностей. Это подразумевало либо «торможение» центральных армий, либо
огромный темп движения 1-й армии.
Шлиффен до предела ослабил войска не только в Эльзасе — Лотарингии, но и в
Арденнах. Он предполагал, что противник начнет две наступательные операции:
вторжение в Эльзас по соображениям психологического порядка и наступление в
5
Там же. С. 532
6
Арденнах по соображениям стратегическим. Шлиффен отдавал себе отчет в том, что его
грандиозный обходный замысел станет в общих чертах известен противнику.
Планы Антанты.
У французов было два возможных ответа:

Принять оборонительный план. Такая схема, предложенная генералом Мишелем, была
разумна, хотя при том оперативном усилении, которое планировал Шлиффен, она могла
оказаться недостаточной. Принятие ее было маловероятно по политическим
соображениям.

Проверить на практике шахматный принцип: фланговая атака отражается контрударом
в центре. Наступлением крупных сил через Арденны выйти на коммуникации армий
немецкого правого крыла и обезвредить их; при благоприятной обстановке самим
осуществить операцию на окружение, прижав неприятельские войска к голландской
границе.
Именно эта стратегическая идея легла в основу французского плана развертывания
(Плана № 17).
Для Англии абсолютно необходимо было заручиться поддержкой России. В противном
случае блокада Германии не была бы герметичной. Гранд Флит, конечно, превосходил
по силам Флот Открытого Моря, и этого превосходства было достаточно, чтобы
замкнуть Северное море. Его должно было хватить и на блокаду континентальной
Европы. Но не всей Евразии!
Тонкость заключалась в том, что интересы России и Германии нигде не сталкивались.
Тема страданий «братьев-славян» была в русском обществе достаточно популярна, но
считать реальной причиной войны выяснение отношений между Австро-Венгрией и
южнославянскими народностями вряд ли уместно. Конечно, Россия могла пойти на все
ради овладения зоной Проливов, но парадокс истории в том и заключался, что
Великобритания была ее главным противником на пути к Константинополю.
К тому же и откровенная помощь, которую Англия оказывала Японии во время войны
1904 — 1905 годов, не способствовала укреплению дружеских отношений между
будущими партнерами по Антанте.
7
Второй политической задачей Великобритании было создание благоприятного имиджа
страны в глазах нейтральных государств (прежде всего США). Проблема здесь состояла
в том, что фишеровская блокада резко ограничивала нейтральную торговлю. Здесь
Фишер мог смело рассчитывать на двух человек — Шлиффена, который предрешил
вступление немецких войск на территорию Бельгии и Люксембурга, и кайзера
Вильгельма.
Германия быстро потеряла союзные отношения с Россией, поссорилась с англичанами,
а к началу Мирового кризиса оказалась в хвосте австро-венгерской дипломатии. Для
того чтобы обеспечить выполнение плана Шлиффена, от немецкой дипломатии
требовалось подлинное искусство.
Если благоприятная позиция нейтральных держав представляла собой «непременное
условие» выполнения плана Фишера, то для замыслов Шлиффена позитивное
отношение нейтралов было не столь принципиально. Однако была одна страна,
вступление которой в войну на стороне Германии было для него абсолютно
необходимо. В той же мере, в которой участие России было необходимо Антанте. Речь
идет об Италии.
Италия — добавочные 25 дивизий, высвобождение значительных сил Австро-Венгрии,
второй фронт для Франции, флот. Если Италия остается нейтральной или воюет на
стороне Антанты, ее флот и флот Австро-Венгрии взаимно уравновешивают друг друга.
Тогда французский флот, усиленный английской эскадрой, получает неоспоримое
господство в Средиземном море.
Но если Италия выполняет свои обязательства по Тройственному союзу, ситуация
выглядит по-иному: к концу 1914 года германский флот имеет в Средиземном море 8
дредноутов против 4 французских (худшего класса). Если же в результате разгрома
Франции французские корабли будут затоплены, преимущество немцев на Средиземном
море становится подавляющим, и они начинают всерьез угрожать важнейшим узловым
точкам Британской империи — Гибралтару, Мальте, Александрии.
На этом рассуждении и основывался второй этап плана Шлиффена: английская блокада
прорывается в Средиземном море. Англичане вынуждены либо отдать этот регион и
потерять империю, либо перебросить туда не менее трети наличных сил Гранд Флита.
8
При этом оставшихся сил для полной блокады не только Северного моря, но и
французского побережья могло не хватить.
Именно здесь срабатывает «поправка Шлиффена» к идеям Фишера: поставить блокаду
под сомнение периферийной (средиземноморской) стратегией. Шансы на успех этой
операции (разумеется, при условии разгрома Франции и вступления в войну Италии)
можно оценить, как «50 на 50». Очень многое зависело бы от баланса потерь на море
кампании 1914 года.
«Теперь замысел Шлиффена ясен. Ключ к победе над Францией лежит в юго-западной
Бельгии. Ключ к победе над Англией лежит на Средиземном море, и владеют им
итальянцы»6 - Переслегин.
Именно на этом фронте дипломатия Тройственного союза потерпела свое самое
тяжелое поражение. Италия, имеющая территориальные претензии исключительно к
своему союзнику — Австро-Венгрии, сославшись на формально оборонительный
характер Тройственного союза, отказалась вступить в войну и тем предрешила успех
Великобритании.
Таким образом, предвоенная борьба за союзников с огромным перевесом выиграна
Антантой. Если не считать Турции, которая была обречена выступить против России
(как Франция — против Германии), Германии удалось обеспечить себе содействие
только одной державы — Болгарии, в то время как Великобритания перетянула на свою
сторону весь остальной мир.
Глава II.
Мобилизационные планы России.
Павленко пишет: «В начале XX в. Генеральные штабы всех без исключения великих
держав с удвоенной энергией разрабатывали мобилизационные проекты на случай
грядущей войны.»7.
В России стали осознавать будущую угрозу после позорного поражения в русскояпонской войне. Военные реформы 1906-1912 гг. продвигались тяжело из-за
постоянного недостатка финансирования, интриг и коррупции, конкуренции между
флотским и армейским начальством. С 1909 года военным министром был назначен
В.А. Сухомлинов. Под его руководством началась военная модернизация 1909- 1913 гг.
Оценки деятельности В.А. Сухомлинова резко расходятся от положительных до крайне
6
7
Там же. С. 547
Николай Иванович Павленко, Вестник РГГУ, №7, 2012. С.4
9
негативных.
Модернизация армии требовала колоссальных финансовых затрат. Но вопросы
сухопутных вооруженных сил рассматривались во вторую очередь. В своих мемуарах
В.А. Сухомлинов часто упоминает о резких противоречиях с министром финансов и
председателем Совета министров В.Н. Коковцовым.
«Большая программа по усилению армии» была разработана лишь к концу 1912 г.
Только в октябре 1913 г. Николай II одобрил ее положения. Но понадобилось еще семь
месяцев для окончательных согласований. Программа была утверждена 24 июня 1914 г.
и была рассчитана на четыре года.
30 мая 1910 г. по распоряжению Николая II была создана межведомственная комиссия
под руководством генерал-майора А.С. Лукомского, начальника мобилизационного
отдела Главного управления Генерального штаба. Во время Первой мировой войны он
возглавил канцелярию Особого совещания по обороне государства, которое
координировало фактически всю военную экономику.
2 мая 1912 г. в Совет министров был представлен совершенно секретный документ №
900. Это был проект Положения «О подготовительном к войне периоде». Была
разработана особая процедура принятия решения. Сначала три министра - военный,
морской и иностранных дел, должны были прийти к общему мнению о неизбежности
войны. После этого вопрос согласовывался на Совете министров, а затем поступал на
рассмотрение императору. За ним закреплялось право на окончательное решение.
Окончательный вариант положения был утвержден Николаем II 2 марта 1913 года.
Было выделено четыре варианта возможных политических осложнений по периметру
границ России, которые могли повлечь военные конфликты:
• осложнения на западной границе (49 371 986 руб.);
• на Дальнем Востоке (20 166 233 руб.);
• на Кавказе (11 857 076 руб.);
• в Туркестане (12 783 784 руб.).
Именно западная граница рассматривалась как наиболее вероятная зона военного
столкновения, требующая наибольших финансовых затрат.
В России с ужасом наблюдали за быстрым строительством железных дорог в АвстроВенгрии. Ведь железные дороги являлись тогда залогом успешной и ускоренной
мобилизации. Французы были готовы участвовать в финансировании строительства
10
российских железных дорог, которые имели бы военно-стратегическое значение и были
направлены на западную границу.
В.А. Сухомлинов приводит копию секретного письма министра финансов В.Н.
Коковцова к министру иностранных дел С.Д. Сазонову от 17 июня 1913 г. № 639. В нем
говорится, что французское правительство готово было разрешить русскому
правительству брать ежегодно на парижском рынке от 400 до 500 млн фр. в форме
государственного займа или ценностей, обеспечиваемых государством для реализации
программы железнодорожного строительства на стратегических линиях,
предусмотренных французским Генеральным штабом. Вторым условием соглашения
должно было стать увеличение наличного состава русской армии в мирное время.
Под «Кавказом» в документе значился потенциал Кавказского военного округа, куда
входили также силы, которые в случае необходимости могли быть развернуты на
Балканах.
Угроза западной границы снова подтвердилась во время подготовки проекта
мобилизации, осенью 1912 года. Как известно, во время Первой балканской войны
объединенные силы балканских государств захватили большую часть европейской
Турции. Усиление сербов на берегах Адриатики вызвало серьезные опасения в Вене.
Австрия провела мобилизацию части своих вооруженных сил для сосредоточения их на
сербской границе. Кайзер Вильгельм II выражал готовность поддержать Вену. Во время
визита 22 ноября 1912 г. наследника Австро-Венгерского престола Франца-Фердинанда
в Берлин и его переговоров с Мольтке и канцлером Бетманом-Гольвегом обсуждались
стратегические планы на случай большой европейской войны. Царь собрал
чрезвычайное совещание. Война, казалось, неминуемо надвигается на Европу. Но В.Н.
Коковцов, председатель Совета министров, смог убедить собравшихся, что Россия не
готова к ведению масштабных военных действий. В итоге русская дипломатия смогла
найти общие точки соприкосновения с австрийцами. Между Веной и Петербургом было
принято решение выступить с заявлением о нерушимости территориального status quo.
Этот шаг вызвал в балканских столицах резкую критику российской политики и
откровенное разочарование. Тем не менее, было достигнуто главное - устранение
угрозы российско-австрийского военного столкновения, которое повлекло бы за собой
неотвратимо большую европейскую войну.
В этом же году Петербург потряс один из первых громких шпионских скандалов.
Жандармский подполковник С.Н. Мясоедов, служивший при военном министре и
11
бывший с ним в самых дружеских отношениях, был обвинен журналистами в шпионаже
в пользу Австро-Венгрии. «Дело Мясоедова» получило громкую огласку благодаря
Государственной думе и прессе, которые требовали отставки военного министра В.А.
Сухомлинова. Но Николай II тогда защитил своего доверенного министра, отправив в
отставку помощника военного министра А.А. Поливанова, который претендовал на
место В.А. Сухомлинова. Вина же С.Н. Мясоедова осталась недоказанной. «Все эти
эпизоды на фоне серьезных обострений российско-австрийских дипломатических
отношений во время Первой и Второй балканских войн вызывали ощущение опасности
и крайней напряженности между Петербургом и Веной.»8 - Павленко
Таким образом, мобилизационные планы показывают, что в период 1910-1913 гг. в
высших эшелонах власти Российской Империи, несмотря на многочисленные мнения и
противостоящие группировки, уже сложилось достаточно прочное представление о том,
что будущая война развернется на западной границе. Туда предполагалось стягивать
основные средства и ресурсы. На мобилизационные мероприятия по периметру
западной границы предполагалось потратить сумму, превышающую мобилизации по
трем другим направлениям, вместе взятым. Именно западная граница была признана
наиболее вероятным местом будущих военных действий, откуда исходит самая
серьезная опасность для России. Германия и Австро-Венгрия воспринимались как
главная угроза безопасности страны.
Глава III. Прогноз европейской войны от Морского Генерального штаба России
(1912 г.)
3 февраля 1912 г. в Министерство иностранных дел к С.Д. Сазонову поступил
секретный документ № 10 под названием «Памятная записка по поводу закона о флоте
и судостроительной программы». Этот документ разрабатывался экспертами Морского
Генерального штаба в 1911-1912 гг. 30 января 1912г. Записка контр-адмирала А.А.
Ливена была подготовлена, получила одобрение морского министра И.К. Григоровича и
отослана министру иностранных дел.
В этой записке был сделан общий военно-стратегический анализ международной
ситуации и описан наиболее вероятный сценарий ее развития. Основная мысль
заключалась в том, что общеевропейская война может успешно вестись только при
условии сильного флота. Но в России флотское управление бойкотировали со всех
сторон.
8
Там же. С.10
12
Только в 1910-1911 гг. были заложены четыре броненосца, и была принята пятилетняя
программа усиленного судостроения. И к 1915 г. Должна быть введена первая серия
броненосцев, а через год - вторая. Для сравнения Германия увеличивала
финансирование морского флота с конца XIX века, и в 1912 г поднялась в ряду морских
держав с 6-го на 3-е место. А.А. Ливен делал вывод, что англо-германское состязание
ведется успешно с немецкой стороны, следовательно, Англия прибегнет к
политическим репрессиям, тогда и последует вооруженное столкновение. Особое
внимание было уделено будущему России. С увеличением могущества Германии Россия
будет изолирована и вытеснена из круга великих держав. А.А. Ливен выделял в
современном мире того времени четыре основных государства: Германия, Англия,
Франция и Россия. Но только от англо-германских взаимоотношений зависят все
остальные международные интересы. В таком случае Россия не сможет избежать
военного столкновения с Германией.
Германия является основным противником России. В случае немецкого господства над
Балтийским морем, граница Германии начнется у Кронштадта и пройдет по всей
российской береговой черте. Когда Германия окружит Россию от Нордкапа до Малой
Азии, она потеряет политическую самостоятельность. В случае войны Германия будет
стремиться вытеснить Россию с берегов Балтийского моря. Соответственно
«балтийский вопрос» был чреват для России потенциальной германской угрозой.
Еще в первом десятилетии XX века российская дипломатия колебалась между англофранцузским союзом и Германией. После неудачи с Японией Россия решилась на
кратковременное дипломатическое сближение с Германией, подписав с Германией,
Швецией и Данией в 1907-1908 гг. ряда секретных документов о соблюдении status quo
в акватории Балтийского моря. Хотя особого практического значения договоренности
не имели.
Поворот в российской дипломатии произошел в 1910 г., когда во время встречи в
октябре в Потсдаме Вильгельм II предложил Николаю II заключить соглашение о
взаимном нейтралитете в случае международного кризиса в Европе. Получив
предложение, которое могло перечеркнуть бы союзнические соглашения с Францией и
Великобританией, Николай II его отверг.
Во время посещения Берлина в 1913 г. председатель Совета министров В.Н. Коковцов
убеждал Вильгельма II и канцлера Бетмана-Гольвега в том, что России нужен мир, как
никакой другой великой державе. Обе стороны сделали вид, что поверили друг другу.
Но, выступая перед русской делегацией, Вильгельм II сказал, что надвигающийся
13
конфликт - конфликт двух рас: романо-славянской и немецкой. Если же война
неизбежна, то будет неважно, кто начнет ее.
Россия также должна была укреплять союз с Англией, чтобы не потерять Петербург и
Прибалтийский край. Сценарий будущей войны, разработанный А.А. Ливеном, - прямое
доказательство этому. Начиная войну против Англии, Германия сначала займет
Голландию и Бельгию, тогда последует прямое столкновение англичан и немцев в ЛаМанше. Далее война распространится на все морское пространство.
Русские осознавали сильные и слабые стороны армии Германской империи:

сухопутная армия хорошо оснащена и обучена. Могла рассчитывать на успехи в
континентальных сражениях.

Английский флот превосходил немецкий. Германия, обрушив на Францию сухопутную
силу, не сможет долго противостоять Англии на море.
Будущая война будет вестись на два фронта. Россия, связанная союзным договором с
Францией, обязана воевать на стороне Антанты против Германии и Австро-Венгрии.
При этом Российская империя будет совершенно изолирована от союзников. А.А.
Ливен скептично расценивал военные возможности Франции, политика которой
находилась под влиянием финансистов и под давлением общественного мнения.
Российско-французская дипломатия в тот период, была основана на обоюдном
интересе. Франции нужно было, чтобы Россия в случае войны с Германией сразу же
двинула войска на западную границу. А русскому правительству нужны были
французские капиталы для инвестирования в проекты модернизации .
Однако исход европейской войны во многом зависит от Англии. В стратегическом
отношении союз с Англией имел для России большее значение. А.А. Ливен делал
вывод, что, не имея флота, Россия не может ничего предпринять, а только рискует
потерять Прибалтийский край с Петербургом, потому что защищать побережье
сухопутными силами невозможно.
России следовало всеми способами избегать возможных военно-политических
осложнений, потому что к будущей войне страна не готова. По расчетам А.А. Ливена,
России потребовались бы 10-20 лет на реализацию полноценной программы
строительства современного флота.
Для Российской империи была важна проблема черноморских проливов. Она была
связана с ситуацией на Балканах, стратегическими интересами в Средиземноморье, и,
экономическими выгодами от черноморской внешней торговли. Уже к 1910 г. вывоз его
портов составлял 43,3% всего русского экспорта. А.А. Ливен подчеркивал, что для
14
России необходимо, во что бы то ни стало, держать их открытыми. Пока нет
исключительного хозяина этих проливов, российское влияние может обеспечить
свободное сообщение.
Осенью 1912 г. в связи с дипломатическими дискуссиями насчет перекраивания карты
европейской Турции А.А. Ливену было поручено подготовить соображения
относительно геополитического положения проливов.
А.А. Ливен считал, что для России важно присоединить Малую Азию, Балканский
полуостров и все острова греческого архипелага, при условии господства российского
флота над Черным и Эгейским морями. Однако при современном флоте это
невозможно. А.А. Ливен был против проектов захвата Верхнего Босфора и настаивал на
том, чтобы российская дипломатия не допустила усиления какой-нибудь одной
державы в районе проливов. Такую же рекомендацию морское министерство дало С.Д.
Сазонову в вопросе о судьбе островов Эгейского моря, захваченных Грецией. Россия
готова была передать острова Греции при условии уничтожения военно-морских
укреплений.
Таким образом, данные документы, подготовка которых проходила с 1910 г. до весны
1913 г., позволяют сделать вывод, что в высших политических и военных кругах России
не исключалась вероятность общеевропейской войны уже в краткосрочной перспективе.
Заключение
После прочтения статьи Алексея Борисовича Переслегина, стало понятно, что основная
причина войны – конфликт цивилизаций. Также я выяснил, что план Шлиффена был
рассчитан на быструю войну. Германия проиграла Англии в дипломатии.
России же важно было быть на стороне Англии, так как Германия – основной
противник России. Ей также было важно оттянуть начало войны как можно дальше,
чтобы было время для модернизации флота и строительства железных дорог в
Европейской части России. Однако этого сделать не получилось.
Список литературы
1. Алексей Борисович Переслегин «Мировой кризис 1914 года: очерк
стратегического планирования» из книги Такман Б. Первый блицкриг. Август
1914.- М.:ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 1999. Сост. С.
Переслегин.
2. Николай Иванович Павленко «Геополитическое проектирование "большой
европейской войны" из книги Николая Ивановича Павленко, Вестник РГГУ, №7,
2012.
15
16
Похожие документы
Скачать