20090420091052!Pushkinziyaeva

Реклама
Конкурс творческих работ, посвященных творчеству А.С.Пушкина
Исследовательская работа
«Споры вокруг, поэмы А.С.Пушкина
«Руслан и Людмила»
Выполнила: Зияева Татьяна
ученица 9 класса
МОУ «Городищенская ООШ»
Юрьев - Польского р-на
Владимирской области
Руководитель: Кочеткова
Ольга Викторовна,
учитель русского языка и
литературы
МОУ «Городищенская ООШ»
2009 год
ПУШКИН - спутник многих поколений более двух столетий. К его имени
слух привыкает с детства. Образ поэта не был единым, статичным, неизменным.
История восприятия личности и творчества Пушкина в отечественной культуре
далеко не так проста, полна страниц парадоксальных, порой драматических.
В строках, обращённых к России, Пушкин метко и лаконично сформулировал
закон неисчерпаемости великого художника - Гений для потомков - «вечно тот же,
вечно новый...» Завершив жизненный путь, он оставляет миру своё наследие, к
которому уже не прибавляются новые произведения; но его жизнь продолжается в
памяти общества. Каждое поколение прочитывает творения по-своему, открывает
для себя будто впервые, с позиций своего времени определяет художественную
ценность. Классик оказывается современником своих потомков.
В смене представлений о Пушкине прошлого века выделяются события
последней его четверти: в 1880 году волна интереса к поэту связана с открытием
памятника работы Опекушина в Москве, в 1899 году – с празднованием
столетнего юбилея.
Новая жизнь Пушкина в сознании многочисленных его почитателей началась
после Октября. Поистине выдающимся событием явилось всенародное
чествование его памяти в 1937 году в связи со столетием со дня дуэли.
Ранняя слава обратила к Пушкину многие любопытствующие взоры. Ещё
очень молодым человеком он стал центром внимания, толков, споров и домыслов .
Мемуары современников подтверждают, что и на юге, в пору ссылки, пытливые
взоры следили за ним, а воображение его поклонников и поклонниц сплетало
полную невероятных событий «легендарную» его историю.
Уже в ту пору многоголосая молва шумела на разные лады вокруг имени
поэта. Мы погрешим против истины, если о реакциях публики станем судить лишь
по избранным хвалебным отзывам. Единодушная поначалу восторженность скоро
сменилась гаммой разноречивых мнений и оценок. Это касалось и личности поэта,
его творчества. Образовались партии почитателей поэта, литературных и идейных
противников.
Первая широкая полемика вокруг пушкинских произведений началась после
выхода в свет поэмы «Руслан и Людмила». Работу над ней юный пиит начал ещё в
Лицее, а завершил в 1820 году в Петербурге. Среди любителей литературы поэма в
отрывках уже была известна, она публиковалась в журналах, сам поэт читал её в
кругу друзей. Когда же она вышла целиком отдельным изданием, то маленький
томик в 142 страницы, в восьмую долю листа (половина школьной тетради)
произвёл впечатление ошеломляющее. Поэма привела в восторг читающую
публику, особенно молодёжь. О ней спорили, ею восхищались. При общем почти
единодушном интересе мнения и оценки вскоре расслоились.
Образовались 2 лагеря. К одному примкнули литераторы и критики, которых
называли «классиками» за то, что они свято блюли и защищали классицистические
устои, нормы и правила. Строго регламентировавшее писателей и поэтов
направление отложило уже своё, но не сдавало позиций. Приверженцы его
увидели в поэме Пушкина опасные приметы нового, романтического искусства.
«Новый, пагубный род поэзии»,- так аттестовал поэму консервативный «Вестник
Европы».
Защитников старины оскорбила близость «Руслана и Людмилы» к народной
поэзии, нарушение чётких канонов жанра поэмы. Просвещённый вкус был
покороблен замыслом, который «... оживляет мужичка сам с ноготь, а борода с
локоть... показывает нам ведьму, шапочку - невидимку и прочее»; образы
народной фантазии воспринимались как грубая шутка. Возмущало староверов и
то, что, являясь в поэме в качестве собеседника, автор прямо обращался к новому
читателю, отмежёвываясь от них:
Ты видишь, добрый мой читатель,
Тут злобы чёрную печать!
Многое ревнителям классицизма казалось «странным» и «необычным». Сказочные
образы не были целиком заимствованы из народной поэзии, а явились
преображённые смелой фантазией поэта. Рассказ о временах прошедших многими
деталями, ассоциациями напоминал о современности; о вполне «земных»
переживаниях, о поступках современников Пушкина, о недавних событиях
Отечественной войны 1812 года... «Вместо древности узнаю новейшие времена»,с возмущением писал один из критиков, недоумевая над характером вроде бы
исторической поэмы.
Особое раздражение вызывало и то, что в поэме «высокое» сочетало с
«низким», недостойным описания, по нормативам старинных канонов, «штиль»
возвышенный перемежался с простой разговорной речью.
Консерваторы уловили в поэме оттенки вольнодумства, навеянные новыми
временами. В «Невском зрителе» поэму сравнивали с распространяемыми во
Франции произведениями, которыми ознаменован «не только упадок словесности,
но и самой нравственности». По характеристике Белинского, слепые поклонники
старины, «почтенные колпаки» были оскорблены и приведены в ярость
появлением «Руслана и Людмилы». В их резком неприятии поэмы сказалось
политическое и эстетическое противостояние классицистов романтическому
искусству. Оно тогда только оформлялось, и даже сторонники его не были
единодушны в суждениях об идеалах и задачах нового литературного
направления.
Романтизм начала прошлого века не был течением однородным.
Представители гражданского его направления ратовали за развитие новых идейно-
художественных принципов. Они воодушевлялись стремлением направить
искусство и, прежде всего литературу, на пропаганду декабристских идей.
Искусство ценилось как средство воспитания народа. Поэзия должна была
служить духовному и нравственному совершенствованию.
В противовес канонам классицизма, с его требованиями подражать западным
образцам, романтики прогрессивного крыла высказывались за национальную
тематику искусства, за возвышенность и одухотворённость содержания, за
лирическую страстность и активное выявление позиции автора в повествовании.
Это они обнаружили и высоко оценили в пушкинской поэме. «Руслан и Людмила»
была отмечена в журнале «Сын отечества» как проявление «успехов посреди нас
поэзии романтической».
Но и с этой стороны мнения не были однозначно одобрительными.
Приветствуя сочинителя, литераторы прогрессивного круга (будущие декабристы)
призывали его воспевать героические подвиги и вдохновлять современников на
борьбу. В «Сыне отечества» (1822 год) под псевдонимом «А.М.» напечатано
стихотворение, приписывавшееся А.А.Бестужеву— Марлинскому, «К сочинителю
поэмы «Руслан и Людмила». Есть предположение, что принадлежит оно перу
А.М.Мансурова, известного поэтическими публикациями в «Мнемозине» и в
дельвиговском «подснежнике». Призывая создания поэмы к служению «истинной
славе», к подвигам гражданским, автор стихотворного послания обращается к
Пушкину с укором:
...Почто же восторги священных часов
Ты тратишь для песней, любви и забавы?
И вслед за толпою туманным путём,
Сбежавший в бесплодную область видений,
Ты хочешь, чтоб в мраке холодным перстом
Бесценное время отсчитывал гений...
Споры вокруг поэмы достигли такой остроты, что, по замечанию критика
А.Перовского, выступившего в защиту Пушкина, «иной подумает, что речь идёт
не о поэме, а об уголовном преступлении.
Несмотря на разноголосицу оценок и мнений, поэмой зачитывались. Она
свидетельствовала о появлении на российском поэтическом небосклоне большого
дарования. Причём первая поэма принесла популярность и в известной мере
предопределила в обществе представления о Пушкине, об особенностях его
таланта, об излюбленных мотивах. Ф.Н. Глинка, поэт, публицист, председатель
Общества любителей российской словесности, в послании «К Пушкину»
перечисляет полюбившиеся темы и мотивы поэта:
...Поёшь ты радость и любовь,
Поёшь утехи, наслажденья,
И топот коней, гром сраженья»
И чары ведьм и колдунов,
Прусских витязей забавы...
Склоняясь под дубы величавы,
Лишь ты запел, младой певец,
И добрый дух седой дубравы
Старинных дел старинной славы
Певцу младому вьёт венец!
И всё былое обновилось:
Воскресла в песне старина,
И песнь волшебного полна!..
Здесь, как во многих других поэтических посланиях, упоминаются мотивы,
темы и герои «Руслана и Людмилы». К самому Пушкину часто обращаются теперь
как к «певцу Руслана и Людмилы» - так именует поэта Н.Языков в стихах «К
Пушкину и Дельвигу (Из Царского Села)» обращается к другу:
...Мой огненный, чувствительный певец
Любви и доброго Руслана ~Тебя, на чьём челе предвижу я венец
Арьоста и Парни, Петрарки и Баяна!
Сохранилось немало свидетельств широкой популярности произведений
Пушкина. Многие стихи его перекладываются на музыку. В Москве 22 апреля
1822 года газета «Московские Ведомости» сообщает о первом представлении
балета «Руслан и Людмила или Низвержение Черномора, злого волшебника».
Большой героико-волшебный пантомимный балет в 5 действиях, сочинённый
Глушковским, поставлен на сюжет известной национальной русской сказки.
В 1821 году первые сообщения о Пушкине и его поэме появляются за
границей. В Париже напечатана заметка «Научные и литературные новости.
Россия. С.-Петербург. Стихотворения» , в которой опубликован положительный
отзыв о «Руслане и Людмиле» - романтической поэме Пушкина, «бывшего
воспитанника Царскосельского лицея, ныне состоящего при Бессарабском
генерал-губернаторе, всего 22 лет». В конце этого же года в Лондоне впервые в
английской печати говорится о поэме «Руслан и Людмила» и достойном особого
внимания, ее авторе.
Каким же представляет себе публика тех лет молодого поэта? Прежде всего об ожиданиях читателей, о том, каким хотели видеть они певца.
Часть публики - особенно молодёжь - первых двух десятилетий
девятнадцатого века была настроена на волну искусства романтического. В
прогрессивных (будущих декабристских) кругах распространяются идеи
гражданского романтизма с требованиями к искусству, к поэзии возвышать
нравственное чувство, способствовать распространению примеров героизма»
преданности народу.
Приверженцы более мягких в политическом смысле взглядов также ожидали
встречи с романтическим гением. Таким и предстал Пушкин публике, своими
первыми блестящими поэтическими опытами, южными поэмами утвердив за
собой репутацию романтического певца.
Ожидания публики поддержали и издатели поэта. К вышедшему в 1822 году
«Кавказскому пленнику» И.И.Гнедич (издатель «Руслана и Людмилы» и
«Кавказского пленника», известный поэт, переводчик «Илиады» Гомера)
приложил гравированный портрет А.С.Пушкина- это было первое изображение,
по которому читателю предстояло составить мнение об облике стихотворца.
Обращаясь к читателю, Гнедич писал в примечании: «Издатели присовокупляют
портрет Автора в молодости с него рисованный. Они думают, что приятно
сохранять черты Поэта, которого первые произведения ознаменованы даром
необыкновенным».
На многие годы после выхода первых поэм столичная публика, не говоря уже
о провинциальной , запомнила Пушкина таким, как на портрете Е. Гейтмана,
приложенном к первому изданию «Кавказского пленника», то есть, как вспоминал
Ксенофонт Полевой, «кудрявым пухлым юношею с приятной улыбкой».
Пушкин рано начал отстаивать право на индивидуальность, на отличное от
других «лицо», на то, чтобы, по его же словам, «брести своим путём». Тому
способствовала необычность его дарования, отличавшего от собратьев по перу
поэта уже в юности. Но всё же новое оценивается через сопоставление со
знакомым, более привычным. Хотя Пушкин с самого начала своего
«выламывался» из привычных рамок «романтизированного байронического
образа»», публика узнала в нем романтического гения и акцентировала свой
интерес именно на этих его чертах.
Есть одна любопытная подробность. После окончания Лицея в 1817 году поэт
стал готовить для печати сборник своих стихов. Приблизительно к этому же
времени относят исследователи и один из первых автопортретов поэта, так
называемый «портрет в круге». Предполагается, что Пушкин намеревался
приложить его к изданию стихотворений. Так ли это, сказать сложно. Но
несомненно одно: автопортрет разительно не похож на все изображения, которые
были тогда в моде и прилагались обычно к томикам стихов и поэм. Весьма далёк
автопортрет и от гравированного Гейтманом. Не оставляет мысль, что уже тогда
Пушкин подчёркнуто хотел предстать перед публикой самим собой, а не походить
на расхожие стереотипы; хотел, чтоб увидели его Пушкиным, а не Байроном.
Размышления об истории жизни образа поэта в памяти поколений заставляют
заглядывать в будущее. У Пушкина, по очень точному замечанию Ю.Лотмана,
есть удивительная способность «ускользать « от исследователей в моменты, когда
кажется, что понятно о поэте самое главное. Причина в самой сущности
пушкинского творчества. Пушкин сохраняет свойства живого собеседника - он
отвечает на запросы тех, с кем вступает в контакт. Динамика представлений о нём
подтверждает справедливость формулы, он был и останется «вечно тот же, вечно
новый».
Список литературы
1. В мире Пушкина (сборник статей) сост. Машинский С.,М, Просвещение,1974г.
2. Высочина Е.И. «Образ, бережно хранимый: Жизнь Пушкина в памяти
поколений», М, Просвещение, 1989 г.
3. Лотман Ю.М. « В школе поэтического слова: Пушкин, Лермонтов, Гоголь»
М, Просвещение, 1988 г.
4. Пушкин А.С. « Поэмы», М, Новатор, 1996 г.
5. Пушкин А.С. в стихах русских поэтов 19 века \ сост. И.Т. Трофимов, М.,
Просвещение, 1974 г.
6. Черейский Л.А. « Современники Пушкина (документальные очерки)»,
Л,1981 г.
Скачать