01. Книга о суете идолов

Реклама
Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.
Книга о суете идолов
Идолы — не боги; Бог есть один и чрез Христа даровано спасение верующим; не боги те,
кого чтит чернь: все это видно из следующего.
Были когда-то цари, которых близкие к ним по царственному воспоминанию стали потом
чтить и после смерти: им учредили храмы и, чтобы удержать в изображении лики
усопших, изваяли статуи, закалали жертвы и торжественно праздновали дни, им
посвященные. Впоследствии то, что ближайшими было сделано в свое утешение, для
потомков сделалось священным. Посмотрим в частности, везде ли так было. — Мелицерт
и Левкотея низвергаются в море и делаются потом морскими божествами; Касторы
умирают попеременно, чтобы жить; Эскулап сожигается молниею, чтобы стать богом;
Геркулес испепеляется огнями горы Оэты, чтобы перестать быть человеком. Аполлон пас
стада Адмета; Нептун построил Лаомедону стены, и несчастный строитель не получил
платы за свой труд. На острове Крите можно видеть пещеру Юпитера и там показывают
гроб его. Известно, что он изгнал оттуда Сатурна и страна, куда этот скрылся, получила
название Лациума1. Сатурн научил письменам и первый в Италии стал чеканить монеты,
отчего и казнохранилище называется Сатурновым. Занимался он и земледелием и потому
изображается стариком, несущим косу. Его, изгнанного, приютил Янус, от которого
получил название Яникул и месяц Януарий и который изображается двуличным, так что,
стоя как бы посредине, он смотрит, по-видимому, на год наступающий и преходящий. —
А мавры явно чтут царей и этого ничем не прикрывают. И потому почитание богов
изменяется по различию народов и областей, так что не всеми почитается один бог, но у
каждого соблюдается собственное почитание своих предков. Александр Великий в
знаменитой книге пишет к матери своей, что жрец, из боязни его могущества, передал ему
тайну о богах-людях, — о том, что сохранение памяти предков и царей послужило
поводом к обрядам празднований и жертвоприношений. Но если боги рождались когдалибо, то почему не рождаются и ныне? Неужели Юпитер состарился, или Юнона
сделалась бесплодною? Да и почему ты считаешь могущественными для Римлян тех
богов, которые против их оружия не могли отстоять своих? Ибо мы знаем отечественных
богов Римлян. У них есть Ромул, чрез клятвопреступление Прокула сделавшийся богом;
есть Пик, Тиберин, Пилюмн и Конс — бог обмана, которого Ромул, после вероломного
похищения Сабинянок, велел чтить, как бога советов. Таций нашел и почтил богиню
Клоацину2, Гостилий — Павора и Паллора. Вскоре, не знаю кем, обоготворены: Фебрис,
Алка и Флора — распутные женщины. Вот боги Римские! — Далее, Марс Фракийский,
Юпитер Критский, Юнона Аргосская, Самосская и Финикийская, Диана Таврическая и
мать богов Идэя, а также Египетские чудовища — это не божества; потому что если бы
они имели сколько-нибудь силы, то свои царства сохранили бы для своих. Правда, есть у
Римлян и побежденные пенаты, которых принес беглец — Эней; есть и Венера плешивая,
которая гораздо гнуснее, чем Гомерова изъязвленная венера.
Что касается царств, то они переходят не по заслугам, а меняются поочередно. Так
прежде, как известно, владычествовали Ассирияне, Мидяне и Персы, — царствовали
Греки и Египтяне; потом при преемственной смене властей пришло время и Римлянам
владычествовать над прочими. Но начало их царствования приводит в стыд. Собирается
толпа из злодеев и разбойников и, учредив убежище для безнаказанности преступлений,
увеличивает свое число. Затем, чтобы царь был первым и в преступлении, Ромул делается
братоубийцею и, чтобы ввести супружество, полюбовное дело начинает раздорами.
Похищают, свирепствуют, обманывают для увеличения числа граждан. Браки у них — это
нарушенные права гостеприимства и жестокие войны с родными. — Самое высшее
достоинство у Римлян есть консульство, но и консульство началось так же, как и царство:
Брут умерщвляет своих сыновей, чтобы молвою о таковом злодеянии возвысить славу
этого достоинства. И так не чрез соблюдение религиозных обрядов, не по
предзнаменованиям и прорицаниям возросло владычество Римлян; а просто — они
сторожат улученное время до известного срока. Впрочем, Регул послушался
предзнаменований и — был взят в плен и побежден; Манцин тоже держался религии и —
подпал под иго. Павел держал у себя цыплят, для ворожбы по съеденным ими зернам, и
однако был убит при Каннах; а К. Цезарь, пренебрегши прорицаниями и
предзнаменованиями, которые запрещали ему плыть прежде зимы в Африку, тем удобнее
доплыл туда и победил. Во всем плутни, обман и обольщение глупого и легковерного
народа признаками, затемняющими истину.
Есть нечистые блудящие духи, которые, погрязши в мирских пороках и чрез пристрастие
к земному отделившись от силы небесной, не престают — сами погибшие — губить, —
сами развратные — распространять разврат. Поэты знают их под именем демонов и
Сократ рассказывал, что он от демона получает наставления и управляется его
произволом. Знаменитейший из волхвов (а и волхвы заимствуют от них силу для своих
действий, как зловредных, так и увеселительных) Гостан, отвергая возможность видеть
образ истинного Бога, говорит, что престолу Его предстоят истинные Ангелы. С этим
согласен и Платон, который, признавая одного Бога, прочих называет Ангелами или
демонами. Гермес Трисмегист тоже говорит об одном Боге и называет Его непостижимым
и неоценимым. Итак, под статуями и изображениями скрываются эти обоготворенные
духи. Они наитием своим вдохновляют сердца прорицателей, оживляют нервы
изгнанников, управляют полетом птиц, властвуют над судьбами, производят прорицания,
примешивая всегда ложь к истине, так что и сами обманываются и обманывают; они
тревожат жизнь, беспокоят во сне и, вторгшись в тела тайно, устрашают умы, уродуют
члены, портят здоровье, вызывают болезни, чтобы заставить чтить себя; когда же,
насытившись запахом алтарей и кострами животных, оставляют то, что обдержали, тогда
кажутся целителями, потому что врачевство от них и заключается в прекращении их
навета. Главная забота их — отвлекать людей от Бога, отводить людей от разумения
истинной религии к суеверному почитанию себя и, так как сами они осуждены на казнь,
искать участников казни в тех, кого обманом успеют увлечь к участию в своем
преступлении. Однако же, когда мы заклинаем их истинным Богом, они тотчас уступают,
признаются и вынуждаются выйти из обдержимых ими тел. Смотри, как они от нашего
голоса и действия сокровенного величества бичуются, жарятся как бы огнем, от
прибавления продолжающейся казни растягиваются, воют, стонут, умоляют, — в слух
самых почитателей своих сознаются, откуда пришли и куда пойдут; потом или тотчас
выходят или исчезают постепенно, смотря по тому, как тут содействует вера
страждущего, или помогает благодать вручающего. За это и стараются они поселить в
толпе ненависть к нам, чтобы люди стали ненавидеть нас прежде, чем узнают, — дабы
познавши, не стали подражать нам или не перестали осуждать нас.
Итак, один есть Господь всех — Бог: величие Его не может иметь совместника, потому
что Он Сам Всемогущ. Для единодержавия Божия возьмем пример и от предметов
земных. Начиналось ли когда совместное царствование верностию, или оканчивалось ли
оно без кровопролития? У Фивян родство нарушено и даже смертию не прекращался
разлад в кострах враждебных. Римских близнецов, которых вместе носила одна утроба, не
могло вместить одно царство. Помпей и Цезарь были родные и однако не сохранили
естественного союза из-за ревности к власти. Да и не удивительно видеть это в людях,
когда тоже замечается во всей природе. Одна матка у пчел, один вожатый в стадах, один
предводитель в табунах. Тем более один есть правитель мира, который все сущее
удерживает словом, располагает разумом, совершает силою. Его нельзя ни видеть — Он
слишком светел для зрения, ни осязать — Он слишком чист для осязания, ни оценить —
Он выше понятия; и мы тогда почитаем Его достойно, когда называем неоценимым.
Какой же храм может иметь Бог, Которого храмом есть весь мир? Как заключить силу
толикого величества в одно небольшое здания, когда и человек живет роскошнее? Ему мы
должны поклоняться в нашем уме, чтить Его в нашем сердце. И не ищи имени для Бога:
Бог — имя Ему. Слова нужны там, где надобно поразить чернь собственными отличиями
названий; а для Бога, Который и есть только один, все заключается в слове «Бог». Он один
и везде весь присущ, так что и чернь, во многих, признает одного Бога, когда ум и уши
получают напоминание о своем виновнике и владыке. Часто слышим, как говорят: «о
Боже! — видит Бог, — поручаю Богу, — да воздаст тебе Бог, — как Богу угодно, — если
даст Бог». Потому-то величайшее преступление — не хотеть познать Бога, Которого не
знать не возможно.
А вот по порядку о Христе и о том, как чрез Него даровано нам спасение. Сперва
благодать у Бога имели Иудеи: так древле они были праведны, — так предки их
соблюдали уставы религии! Оттого и царство их достигло самого цветущего состояния и
произошло величие рода. Но потом, когда они, сделавшись небрежными, ненаказанными
и гордыми, слишком понадеявшись на своих праотцев, презрели Божественные заповеди,
то потеряли дарованную себе благодать. А о том, как сделалась нечиста их жизнь, как
оскорбительно нарушали они религию, — они сами свидетельствуют теперь, если не
словом, то событием: рассеянные и бледные — они скитаются, лишенные своей земли и
неба — ищут приюта и чужих. Между тем Бог еще прежде предвозвестил, что при склоне
века и за приближением кончины мира Он соберет Себе, от всякого языка, народа и места,
чтителей более верных и более послушных, — и те будут почерпать от Божественных
даров ту благодать, которая дарована была Иудеям, но которую они, чрез нарушение
уставов религии, утратили. И вот распорядителем благодати и наставником благочиния
посылается Слово, Сын Божий, просветитель и учитель рода человеческого,
предвозвещенный всеми прежними пророками. Он — сила Бога, Его ум, мудрость и слава
— вселяется в Деву, — Дух Святой одевается плотию, — Бог соединяется с человеком. Он
— Бог наш, Христос, посредник между Отцом и нами — облекается в человека, чтобы
привести его к Отцу. Христос захотел быть тем, чем есть человек, чтобы и человек мог
быть тем, чем есть Христос.
Иудеи знали, что Христос приидет, потому что пророки в предсказаниях своих всегда
напоминали им о том. Но так как у пророков означалось двоякое пришествие Его, — одно
в котором надлежало Ему по действиям и образу явиться человеком, а другое, в котором
признали бы Его Богом; то Иудеи, не уразумевши первого пришествия, тайно
предшествовавшего в страдании, веруют только в одно то, которое откроется в
могуществе. Такое непонимание со стороны Иудеев было заслуженным следствием
грехов их: они были наказаны слепотою в мудрости и разумении так, что, будучи
недостойны жизни, они не видели жизни, хотя и имели ее пред очами. И потому, когда
Иисус Христос, как это предсказали прежде пророки, словом своим и повелением изгонял
из людей бесов, исцелял расслабленных, давал зрение слепым, — способность ходить
хромым, — воскрешал мертвых, заставлял стихии слушаться Себя, — ветры служить, —
моря повиноваться, — ад уступать. Иудеи, считая Его, по смирению плоти и тела, только
человеком, по свободе власти признавали волхвом. Учители их и старейшины, которых
Он посрамлял учением и мудростию, воспламенившись гневом и вознегодовав,
преследовали Его и, наконец, захвативши, предали Римскому правителю Сирии Пилату
Понтийскому, насильственно и упорно требуя Его распятия и смерти. Он и Сам
предсказывал, что они так поступят; да и все пророки свидетельствовали прежде, что Ему
надлежит пострадать, не для того, чтобы претерпеть смерть, но чтобы победить, и что по
страдании Ему надлежит снова возвратиться в вышняя, чтобы показать силу
Божественного величества. Таким образом течение дел исполнило веру. При посредстве
палача будучи распят, Он волею испустил дух и в третий день снова волею воскрес.
Явился ученикам своим таким, каким был, так что увидевши они узнали Его; оставаясь
вместе, видимый по телесному существу, Он пробыл с ними сорок дней, наставляя их
заповедям жизни и научая тому, чему потом они должны были учить. Затем Он поднят на
небо окружившим Его облаком, да возведет к Отцу, как победитель, человека, которого
возлюбил, в которого облекся, которого избавил от смерти. Он снова приидет еще с неба,
но уже с силою карателя и с властию Судии, для наказания диавола и для суда рода
человеческого. Между тем ученики Его, согласно повелению учителя и Бога, разошлись
по всему миру, чтобы преподать заповеди ко спасению, чтобы от тьмы заблуждений
привесть людей на путь света, — слепых и неведущих просветить к познанию истины.
Для большей же твердости доказательства, для более верного исповедания о Христе, они
искушаются пытками, крестами и многими родами казней: присоединяется болезнь —
свидетельница истины, чтобы Христос, Сын Божий, данный людям для жизни, был
возвещен не только проповедию слова, но и свидетельством страдания. Ему-то мы
сопутствуем, Ему следуем, Его имеем вождем в пути, начальником света, виновником
спасения, который ищущим и верующим обещает небо и Отца.
Христиане! И мы будем тем, чем есть Христос, если будем подражать Христу.
1
Latium от latebra — место убежища.
2
Cloacina от cloaca — канал для истечения нечистот, где найдена была ее статуя.
Скачать