Очерк-расследование

Реклама
ЧЕЛЯБИНСК.
Проблему энергодефицита в Челябинской области специалисты
связывают со строительством и вводом в эксплуатацию
Южно-Уральской АЭС, Но для этого необходимо решить проблему
Теченского каскада водоемов…
В конце 40-х годов прошлого века на Урале в рекордно-сжатые сроки, с
участием порядка 60 тысяч бесправных узников ГуЛАГа и нескольких полков
военно-строительных частей МВД, под бдительным присмотром Лаврентия
Берии претворялся в жизнь стратегически важный для Советского Союза
«атомный проект».
В 100 километрах от Челябинска, возле города Кыштыма, в горах, в
окружении нескольких кристально чистых озер возводились первый
промышленный реактор и радиохимический завод «Маяк» - для выработки
оружейного плутония.
Так вот, первая серьезная авария на этом предприятии случилась вовсе не
в 1957 году, как мы думали, а еще в январе 1949-го. Открытые ныне источники
свидетельствуют: это было ЧП, которое было связано с перезагрузкой
урановых блоков (вручную!) и развилось в радиационную катастрофу
исключительно из-за решений руководителей «атомного проекта» СССР тех
лет.
Ситуация усугублялась и тем, что радиоактивные отходы предприятия –
первенца атомной промышленности СССР – в то время напрямую, без всякой
очистки, просто сливали в небольшую реку Теча, угораздившую «пробежать»
аккурат через промышленную зону, а также в озеро Карачай. Говорят, что его
сегодняшний радиоактивный «потенциал» в несколько раз выше зараженной
зоны Чернобыля! Озеро стало мертвым…
Превратилась в сточную канаву и уютная, симпатичная Теча. По
утверждению экспертов, за 1949-1956 гг. в открытую гидросистему
Теча-Исеть-Тобол, а далее в Иртыш, Обь и Северный Ледовитый океан из
реактора «Маяка» было сброшено 76 миллионов кубов слабоактивных
сточных вод. Известно и другое: это деяние привело не только к
радиоактивному загрязнению поймы реки и ее дна на многие десятки
километров вниз по течению (как считают специалисты, Теча без помощи
человека сможет стать относительно чистой не раньше, чем через 300 лет!), но
и к большому числу тяжелых радиационных заболеваний среди сельского
населения.
Однако осенью 1957 года на «Маяке» опять рвануло. На сей раз причиной
аварии стали грубые нарушения в системе охлаждения бетонной емкости
объемом 300 кубометров, где хранились высокорадиоактивные отходы
производства. Это повлекло за собой испарение воды, саморазогрев системы и
как следствие – мощный взрыв. Порядка 70-80 тонн чудовищной «грязи»
ушло в атмосферу.
Свидетели ЧП рассказывают, что свечение образовавшегося после
«хлопка» радиоактивного облака, которое поднялось на высоту около 5
километров, было настолько сильным, что его наблюдали даже в Челябинске,
приняв поначалу это явление за редкое для здешних мест полярное сияние.
В зону Восточно-Уральского радиоактивного следа (ВУРС) попали
жители четырех регионов. Хотя руководство химкомбината «Маяк» весьма
скромно оценивает общую численность облученного от двух аварий
населения - 124 тысячи человек, в том числе 28 тысяч – в «значимых» дозах.
Но это далеко не полная картина.
До постройки в 1964 году комплекса, состоящего из заградительной
плотины, серии водоемов, обводных каналов, и прекращения активного
сброса, в почти 400 миллионах кубометров воды Теченского каскада
оказалось примерно 2,75 миллиона кюри! И это хранилище радиоактивных
отходов действует по сей день.
«Неурегулированность экологической проблемы, связанной с работой
озерского ПО «Маяк», может привести к катастрофе, сопоставимой с
чернобыльской, - отмечает член-корреспондент РАН Алексей Яблоков. Здесь давным-давно существует зона экологического бедствия».
Что ж, данные инструментального контроля бесстрастно
свидетельствуют: в отдельных местах вокруг химкомбината предельно
допустимое содержание радионуклидов сегодня в 10 раз превышает
международные нормы. О чем это говорит? О том, что «грязь» из-за стен
«объекта» по-прежнему просачивается на волю и творит свое черное дело…
«У поганых болот чьи-то тени встают…»
Послушаем мнение Госатомнадзора. Еще 20 июня 2000 года он
сделал следующее заключение:
«Теченский каскад водоемов является источником загрязнения
приземного слоя воздуха, подземных и поверхностных вод. Распространение
радионуклидов в окружающую природную среду происходит в результате
выноса радиоактивных аэрозолей в атмосферу за счет ветрового разноса и
загрязнения подземных источников, а также за счет фильтрации
загрязненных вод через борта водоемов и тело плотины № 11, большая часть
которых разгружается в систему реки Теча. Снижение уровня миграции
загрязнений возможно за счет снижения уровня водоема В-11. Прорыв этой
плотины представляет собой наиболее тяжелую потенциальную опасность крупномасштабное поступление загрязненной радионуклидами воды с
донными отложениями в открытую гидрографическую сеть, что грозит
катастрофическими последствиями для речной системы Исеть-Тобол-Обь.
Оценочные расчеты, выполненные ПО «Маяк», показали, что при полном
разрушении плотин № 10 и № 11 приход фронта волны к ближайшему
населенному пункту (поселок Муслюмово) произойдет спустя примерно
восемь часов после разрушения плотины».
Между прочим, уже зафиксировано несколько случаев, когда до
глобальной беды оставался буквально один шажок. В 1993-1995 гг. «грязные»
воды каскада поднялись до отметки 216,59 м, в 1999-2001 гг. – до 217,06 м. А в
период паводка-2002 от верхней кромки хранилища грязные радионуклидные
массы отделяли какие-то 30 см, и тут впору было бить настоящий набат: ясно,
что емкость ТКВ близка к предельному наполнению! После проведенных
обследований плотины специалисты ГНЦ РФ НИИ ВодГео подтвердили
надежность ее эксплуатации только в пределах проектных отметок – 207 м!
В 2004 году Уралу опять повезло - проблему переполнения каскада
помогла решить невероятная засуха. Однако постоянно на это рассчитывать,
согласитесь, уже опасно. Массовый прорыв радиоактивной воды из ТКВ
поставит под катастрофический удар важнейшие территории страны и прежде
всего - ее нефтегазовые регионы. «Эту угрозу необходимо устранить раз и
навсегда, не жалея ни сил, ни средств», - отмечают большинство
здравомыслящих людей.
Что же делать? ТКВ, как видим, – не игрушка!
За последние пять лет губернатор Челябинской области Петр Сумин
около десяти раз обращался в правительство, Совет Безопасности и
Федеральное Собрание РФ с предложениями по неотложному решению
проблем Теченского каскада водоемов. По заключению ученых Российской
Академии наук, для ликвидации экологической угрозы в этом регионе
требуются многомиллиардные затраты, которые, конечно же, для одного
регионального бюджета не под силу.
Доходило до курьезов. Еще в 70-е годы прошлого века ненавистный и
капризный водоем хотели было «опустить» под землю – под ним
планировалось произвести небольшой ядерный взрыв (опять!) и расширить
тем самым емкость всего хранилища. Однако здравый рассудок все-таки
подсказал: радиоактивная вода могла подняться в атмосферу и наделать новых
безобразий, а, во-вторых, подвижки земной коры почти наверняка повредили
бы и ядерные реакторы «Маяка», так что от этой затеи, слава Богу, отреклись.
Затем власти региона предложили рассмотреть сразу четыре варианта
решения проблемы ТКВ.
Первый предусматривал строительство дополнительного котлована в
системе водоемов-накопителей, его примерная площадь - 40 кв. км.
По второму химкомбинату «Маяк» необходимо было внедрить
современную технологию очистки воды непосредственно в Теченском
каскаде.
В третьем случае предстояло построить установку, работающую по
принципу гигантского кипятильника, который бы выпаривал «грязную» воду,
а «накипь» превращал в стекловидную массу, которая уходила бы на
захоронение.
Но сегодня самым надежным и экономически целесообразным способом
предотвращения нового экологического бедствия челябинские власти
считают вариант № 4 – возобновление строительства Южно-Уральской
атомной станции.
Ее первоначальный проект предусматривал пуск трех реакторов БН-800
суммарной мощностью 2400 мегаватт. Причем конструктивная особенность
этой АЭС позволяла вовлекать в топливный цикл накопленные запасы
оружейного плутония. А вода из технологического каскада, по мнению
специалистов, могла бы использоваться в охлаждающем контуре станции и,
таким образом, постепенно выпариваться, не нанося вреда окружающей среде.
Директор АЭС Юрий Тарасов, используя свой депутатский мандат, тогда
активно боролся за эту идею.
Но сложилась странная дилемма: правительство страны не могло
финансировать АЭС, а народ этого не хотел. Начавшись в 1983 году, под
дружным натиском общественности, местных «зеленых», уже напуганных
катастрофой в Чернобыле, спустя семь лет стройка была основательно
заморожена. На областном референдуме большинство южноуральцев
проголосовали против опасного объекта. Тарасов плюнул на престижную
должность и ушел на другую работу, возглавив ассоциацию демидовских
заводов.
Директор-то ушел, а проблемы остались! Губернатор Челябинской
области Петр Сумин не раз говорил, что он будет делать ставку, в основном,
на развитие собственных источников электроэнергии. И главный резерв –
строительство Южно-Уральской атомной станции. В этом П.Сумин видит
очевидные выгоды: во-первых, появление в энергодефицитном
промышленном регионе новых генерирующих мощностей, получение
дешевой электроэнергии, а, во-вторых - комплексное решение экологических
проблем ТКВ, связанных с деятельностью ПО «Маяк». Ведь сколько голову в
песок не прячь, а с почти 400 миллионами «кубов» технологической «грязи»
каскада, в которых сейчас хранятся и незаметно делают свое черное дело
более 300 тысяч бета-излучающих радионуклидов, все равно надо что-то
делать!
В связи с этим предлагаю вашему вниманию авторитетное экспертное
заключение аналитиков аппарата полномочного представителя Президента
РФ в Уральском федеральном округе и группы ведущих ученых Российской
Академии наук:
«Анализ водного баланса свидетельствует, что основной причиной
роста уровня водоема В-11 в 1980-2002 гг. стало изменение метеорологических условий. Если в 1950-1970 гг. в районе ПО «Маяк» средний уровень
испарения превышал осадки на 100 мм/год, то в период 1980-2000 гг. осадки
уже превышают испарение - приблизительно на 90 мм/год. А гидротехнические сооружения водоемов ТКВ проектировались в условиях избыточного
испарения в 50-60-е гг. и, разумеется, не рассчитаны на сложившийся сегодня
климат.
Выполненные специалистами водно-балансовые расчеты также
показывают, что при установившейся положительной водности и
существующих сбросах возможно опасное превышение разрешенной и
проектной отметок уровня воды. В случае повторения аномальных по
водности погодных условий в течение ближайших 2-5 лет на каскаде может
произойти нерегулируемый переток части воды из водоема В-11 в р.Теча
через аварийный водосброс.
При этом нарастает угроза возникновения форс-мажорных
обстоятельств, которые могут быть вызваны участившимися природными
катаклизмами. По оценкам гидрологов, при схожей с Краснодарским краем
ситуации 2002 года (по количеству выпавших осадков) плотина В-11,
обводные правобережный и левобережный каналы будут не в состоянии
справиться с водяным валом, высота которого, расчетно, составит около 9
метров. В этом случае может произойти прорыв плотины водоема В-11 и
последующее масштабное радиационное загрязнение рек Теча, Исеть, Тобол,
Иртыш, Обь.
Состояние проблемы характеризуется в настоящее время следующими
моментами:
Во-первых, недостаточным финансированием из средств федерального
бюджета мероприятий, связанных с реабилитацией загрязненных
территорий. Эта картина характерна для всех субъектов федерального
округа, затронутых Восточно-Уральским радиоактивным следом.
Финансирование по годам не соответствует даже Госпрограмме,
утвержденной постановлением Правительства РФ от 29.08.2001г. №637.
Во-вторых, критической ситуацией на промышленных водоемах ПО
«Маяк». Теченский каскад эксплуатируется в бессточном режиме и отделен
от речной сети боковыми дамбами и плотиной, замыкающей ТКВ. Это
сооружение, отнесенное к объектам повышенной опасности, находится уже
на пределе своих технических возможностей. В случае разрушения плотины
радиоактивные отходы попадут в акваторию Северного Ледовитого океана.
По расчетам специалистов, временной резерв для решения проблем - 3-5 лет.
Для их кардинального решения необходимо возобновление строительства
Южно-Уральской атомной станции. Помимо значительного экономического
эффекта АЭС позволит властям проводить поступательную программу
полной реабилитации Теченского каскада, включая очистку воды от
радионуклидов и консервацию радиоактивных донных отложений.
В-третьих, морально и физически устаревшими действующими
системами охраны, контроля и защиты ядерных и радиационно-опасных
объектов. В разработанной Росатомом отраслевой программе
совершенствования физической защиты ядерных материалов, установок и
пунктов хранения ядерных отходов выделение средств крупнейшему объекту
- ПО «Маяк» - не предусмотрено, а само оно не располагает достаточными
средствами для модернизации систем защиты, что приводит к тому, что
радиационные, ядерно-опасные работы выполняются с большой долей риска
для населения.
Учитывая необходимость комплексного подхода, экспертными
комиссиями различных уровней (заключения РАН, Госкомприроды,
Минэкономики России) наиболее эффективным и радикальным способом
обеспечения безопасности Теченского каскада промышленных водоемов
признано сооружение здесь Южно-Уральской атомной станции.
Согласно решению заседания Межведомственного научно-технического
совета «По проблемам радиационной безопасности ПО «Маяк» и Минатома
России (МНТС), состоявшегося 26-27 ноября 2002 г. в г.Озерске под
председательством вице-президента РАН, академика Н.П.Лаверова и
первого заместителя министра Российской Федерации по атомной энергии
М.И.Солонина, технико-экономические оценки вариантов решения проблемы
ТКВ (создание водоема В-12, сорбционная очистка, выпаривание
загрязненных вод) также показывают, что наиболее экологически
безопасным и экономически обоснованным решением является возведение
Южно-Уральской атомной станции.
Ориентировочная стоимость строительства АЭС - 49 млрд. рублей»...
Лед тронулся!
Дело сдвинулось с мертвой точки, когда на пост главы Росатома был
назначен Сергей Кириенко. Уже первые его поездки по стране, трезвая и
грамотная оценка накопившихся в отрасли проблем, правильные выводы,
привычка отвечать за свои слова вселили в консервативную среду
специалистов надежду на скорый выход из тупика.
Росатом инициировал проведение открытого тендера - общественного
конкурса по техническому решению вопросов радиоактивного загрязнения
реки Теча, а также создал рабочую группу, которая занялась разработкой
мероприятий по усилению защиты населения, проживающего в зоне действия
ПО «Маяк». В качестве первоочередных задач Сергей Кириенко выделил три
направления: укрепление плотины путем создания «стенки в грунте»,
окончание строительства новой печи для остекловывания высокоактивных
отходов и проведение научно-исследовательских работ по гидрогеологии.
Но самое главное – решение о достройке Южно-Уральской атомной
станции, что помогло бы распутать клубок накопившихся тут проблем.
Перспектива продолжения строительства Южно-Уральской АЭС
получила положительное заключение участников круглого стола,
прошедшего в ноябре 2006 года в Госдуме по стратегии развития
промышленности Урала и Западной Сибири. Обсуждение было организовано
по инициативе думского комитета по промышленности, строительству и
наукоемким технологиям, вылившись в рекомендацию Правительству РФ
включить в Программу развития атомной энергетики России и Стратегию
развития энергетического комплекса страны до 2030 года строительство двух
новых АЭС и ввод одного энергоблока на уже действующей станции.
В частности, кабинету министров предложено предусмотреть возведение
ЮУАЭС с использованием научно-производственного потенциала ПО
«Маяк» и Томской АЭС на базе Северского химического комбината. Кроме
того, решено профинансировать строительство пятого энергоблока БН-1800
на Белоярской АЭС в Свердловской области, где в настоящее время ведутся
строительные работы на четвертом энергоблоке БН-800. По мнению
участников круглого стола, ввод новых атомных энергетических мощностей
позволит обеспечить растущие потребности Уральского региона в дешевой
электроэнергии
Губернатор Челябинской области, узнав об этом, тут же создал
межведомственную рабочую группу, которая выработает стратегию
продолжения строительства и ввода в эксплуатацию Южно-Уральской
атомной электростанции. В состав группы вошли руководители федеральных
и областных органов государственной власти, отвечающих за экологический,
технологический и атомный надзор, представители химкомбината «Маяк»,
«Газпромбанка», МРСК Урала, филиала Федеральной сетевой компании РАО
ЕЭС – «Магистральные электрические сети Урала».
Как отметил Сергей Кириенко, «подготовка к возрождению
Южно-Уральской АЭС обоснована, ее проект предусматривает строительство
четырех блоков типа ВВЭР-1000 (на одной площадке) суммарной мощностью
примерно 4-4,2 ГВт энергии. Общая стоимость проекта - 4,8 млрд. долларов.
«Мы рассмотрели несколько вариантов размещения атомной станции и, в
конце концов, пришли к выводу, что самый целесообразный вариант - на той
же площадке, которая была определена для строительства АЭС еще в 1984
году. Ведь тогда тоже были проведены многочисленные исследования и
строгие расчеты. Поэтому, получается, возвести атомную станцию возле
Озерска – самый рациональный вариант. И проблема Теченского каскада
становится технологически решаемой. Для отвода теплоносителя тут
возможен вариант привлечения других источников, могут быть использованы
близлежащие озера, есть другие варианты. Все это можно сделать, не перенося
площадку в другое место», – пояснил первый вице-губернатор Челябинской
области Владимир Дятлов.
Сергей ПАРФЕНОВ,
заслуженный работник культуры РФ
Скачать