ЛИНЕЙНОЕ И НЕЛИНЕЙНОЕ В ПРОЦЕССАХ СТАНОВЛЕНИЯ ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Реклама
ЛИНЕЙНОЕ И НЕЛИНЕЙНОЕ В ПРОЦЕССАХ СТАНОВЛЕНИЯ
ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Салохин Н.П., канд.филос.наук, доцент
Омский государственный технический университет
Стремление посттоталитарной России стать эффективным элементом
глобальных отношений требует изменений не только общегосударственной парадигмы
управления, но и утверждения качественно иного содержания онтологии общества, что с
необходимостью обосновывает приоритеты самоупорядочения, самоорганизации и
саморазвития. Наиболее активно ожидаемые перемены происходят в социуме больших
городов, утверждающих самоуправление. В рамках перманентных гносеологических
процедур, интерпретирующих действительность на основании предварительных
смысловых схем, которые постоянно корректируются и реконструируются, индивид не
только воспринимает происходящее, но и организует собственную жизнь. Характер
осуществляемых преобразований демонстрирует острый дефицит гражданских институтов
и спонтанных инициатив граждан, реализующих собственные гносеологические схемы на
основании собственных ресурсов и под собственную ответственность. Спонтанные
инициативы изменения социальных отношений и качества единицы социального не
удовлетворяют регламенту онтологии верховного властного субъекта. Субъект
государственного управления, не дожидаясь утверждения социального равновесия,
внешним воздействием стремится преобразовать индивида и социум в соответствии с
обращенным в далекое прошлое собственным онтологическим нигилизмом.
Субъект управления на основании линейных схем управления, детерминирует
инициативы индивида и социума, и воспроизводит противоречие либеральномонетаристской доктрины и отечественной политической, экономической и
социокультурной традиции. Горожане как локальное территориальное сообщество в
стремлении разрешить противоречие должного и сущего реализуют себя как
самостоятельная единица социального, отчуждая субъект-объектную схему управления.
Агрессивное утверждение в обыденности умозрительного социального проекта
не только вызывает протест, но и возвращает общество в еще более архаизированное
состояние, и по отношению к собственному прошлому, и к социальной практике
постмодерна в целом. Необходимость позитивных перемен раскрывает актуальность
постиндустриального проекта для России, жаждущей возможности свободы выбора,
спонтанности и нелинейности в социальных процессах.
Горожане в системе нелинейности самоуправления как социум свободных и
активных индивидов, преодолевших частичность индустриализма, становятся суверенным
субъектом бытия и носителями тенденций прогресса. В становлении самоуправления
особое значение обретает активность среднего класса, как доминирующей социальной
группы, чья самостоятельность утверждена правовыми, экономическими и социальными
основаниями. Американский исследователь Лестер Туроу достаточно давно обосновал,
что средний класс возникает не
как результат действия рынка, а создаётся
целенаправленной законодательной деятельностью демократических правительств [1, С.
72-78]. Механизм, определяющий характер социального развития и утверждающий
стабильность общества и государства основывается не на мифологии либерализма, а
возникает в публичной сфере в процессе взимозаинтересованного диалога и
равноответственности граждан и власти. Ошибочно полагать, что рынок автоматически
создает средний класс и утверждает публичную сферу. Либерализм вне субъектности
единицы социального превращает публичную сферу в маркетинг, а общественный диалог в предвыборную рекламу.
1
Самоуправление и производство как практическая система преобразования и
познания природы и общества в многомерных взаимодействиях человека и природы,
человека и общества производит и воспроизводит онтологические связи индивида и
реального бытия. Труд человека создаёт ресурсную базу развития городского социума и
основания сопротивления возможному онтологическому поражению. Самоуправление,
соответственно, основываясь на самоупорядочении и самоорганизации социальной материи,
позволяет преодолеть нарастающее глобальное развеществление мира. В нелинейных
неравновесных связях свободной деятельности индивиды производят и воспроизводят
источники прорыва к онтологической реальности.
Общество трансформируемой России, изменяя онтологию социального бытия,
приступило к созданию новой управленческой парадигмы, призванной соответствовать
нормам постмодерна. Вслед за прокламацией отказа от тоталитарного наследия и
констатации негативных изменений природно-ландшафтной и индустриальной среды,
общество включилось в анализ противоречий бытия и их влияния на социальноэкономические,
социально-политические,
социокультурные,
ценностные
и
информационно-смысловые процессы. Потребностью стало увеличение темпов присвоения
и освоения общественных отношений и изменения на индивидуальном и общесоциальном
уровне меры активности человека.
Переход социальной системы в условиях нелинейной и неравновесной
открытости к деятельности на основаниях самоупорядочения и самоорганизации позволяет
не только разблокировать указанное противоречие, но и создать иную парадигму
управления.
Практика постмодерна утверждает требование трансграничности современного
управления. Самоорганизация муниципальной системы в целом, социальной среды города,
элементов ее структуры и различных управленческих процессов и ресурсов согласует
природу самоуправления как института с практической стороной жизни общества и
отдельного индивида. Именно здесь раскрываются возможности утверждения системы
самоупорядочения и самоорганизации
как элемента социально-информационной и
коммуникационной среды общества.
Новая гносеология управления утверждает особую роль явлений ценности
достоверной информации в реализации цели обучения. Традиционное для субъектобъектных схем управления понимание ценности и цели в условиях постмодерна не имеет
силы. Утверждение субъект-субъектных связей равномощности и равноответственности
ставит вопрос о спонтанном возникновении цели внутри самой социальной системы.
Постнеклассическая парадигма науки на основании элементов теории
организации Г. Хакена[2], теории диссипативных структур И.Р. Пригожина и Г.
Николиса[3], теории коэволюции сложных систем Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмова[4],
динамической теории Д.С. Чернавского [5]и иных концепций, как на методологическом,
так и на практическом уровнях решает проблему расширения возможностей управления
как совокупности сложноорганизованных нелинейных сред различной природы.
Новая парадигма жизни и деятельности города в методологическом пространстве
синергетической концепции И.Р. Пригожина может быть представлена как спонтанно
возникающие их хаоса и беспорядка порядок и организация, которые являются
результатом самоорганизации диссипативных структур социальной среды. Однако, для
понимания возможностей спонтанности и самоорганизации важное значение имеет
определение меры равновесности социальной среды: имеем ли мы дело со слабо
неравновесной (сильно организованной), либо в процессе преобразований находится
сильно неравновесная (слабо организованная) социальная среда, каковая может быть
представлена системой городского социума. В системах, не обладающих качеством
равновесия, могут происходить спонтанные перераспределения ресурсов, энергии и
информации в пространстве и во времени.
2
Механизм становления новой парадигмы управления раскрывается в действии
механизма нелинейной положительной обратной связи в каждой точке городской среды.
Производство результатов процесса управления в каждой локальной точке прямо
пропорционально концентрации человеческой активности, ресурсов и достоверной
информации в ней, что, возрастая нелинейно, не только ускоряет темпы увеличения
объема актуального знания, но и повышает качество индивидуальных и общесоциальных
сущностных сил.
Понимание системы управления как многомерной среды синергетического
порядка, обладающей способностью самоупорядочения и самоорганизации, раскрывает
возможность спонтанного повышения качества, уровня, смысла, поступка или события, как
в деятельности отдельного индивида, так и локального территориального сообщества или
общества в целом. При благоприятных для социума условиях в поведении
самоорганизующихся сред различной природы такая возможность становится
инструментом утверждения нового типа цели, организации и порядка.
В процессе самоорганизации и саморационализации муниципальная система
выделяет в качестве смыслонесущей единицы нового автономную структуру-аттрактор,
активность которой стимулирует не только самовоспроизводство ценностных, духовных,
идентификационных, информационных, информационно-эмоциональных и ментальных
процессов жизнедеятельности, но и постоянное самообновление и самосовершенствование
городского социума в целом.
Нелинейная положительная обратная связь субъекта и объекта управления в
процессе деятельности стимулирует рост качества присвоения и освоения общественных
отношений, в результате процесс развития из вынужденной деятельности
трансформируется в самодеятельность. Качественно обновляется пространство социальноэкономических отношений. Самодеятельность индивида становится дополнительным
ресурсом не только развития его индивидуальности, но и утверждает его персональную
субъектность, что ведёт к преодолению частичности объекта применения управленческих
технологий и превращению развития в саморазвитие. Нелинейная положительная обратная
связь содержит в себе механизмы внутренней самоорганизации человека и постоянного
производства и воспроизводства персональной субъектности, что позволяет ему быть
единицей социального творчества.
Социально-синергетический подход к процессам управления раскрывает
сущность и содержание хаотических и непредсказуемых проявлений индивидуального в
развитии и саморазвитии. Ускорение социокультурных и социо-информационных
процессов в эпоху постмодерна мы связываем эволюцией ценности достоверной
информации, которая в условиях глобализации стала важнейшим основанием
эффективности деятельности человека. Сложная социальная система, каковой является
управление, в процессе саморазвития совершенствует собственную структуру. Одни и те
же элементы этой структуры на разных стадиях развития в открытой нелинейной
неравновесной среде создают содержательно иные макросостояния, между которыми
существуют резкие переходы. Именно при этих переходах и возникают новые свойства
системы в целом. Но не следует забывать, что индивид как таковой – система не менее
сложная. Именно по этому возникновение параметров порядка и их способность
детерминировать активность позволяют системе обретать в процессе самоорганизации
наиболее эффективную структуру.
Изучая стадии развития процесса самоуправления в открытых неравновесных
средах, к которым современная наука относит социальные, политические, экономические,
культурные, идеологические, социально-информационные и т.п. системы, мы
обнаруживаем качественное изменение содержания процесса, в том числе и
переструктурирование в виде усложнения или деградации организации среды. Причем это
происходит не как результат изменения качества обмена ресурсами с внешней средой, а, в
большей степени, в результате саморазвития внутренних процессов. Оговоримся, что
3
саморазвитие в нелинейной неравновесной среде, в свою очередь, может быть результатом
влияния субъективных оснований, в том числе и неантропогенного характера.
Упроавление, как и многие иные социальные институты, также подвержено воздействию
механизма моды. Последняя отражает господство в социальной среде выраженных на
какой-то период времени тенденций в деятельности и поведении.
Развитие социально-синергетической парадигмы управления демонстрирует
недостаточность рассмотрения проблемы трансграничности самоорганизации только в
рамках эволюции. Выход за ее пределы позволяет рассматривать трансграничное как
результат культурной интеграции, выраженный в переходе к новому состоянию
макроуровневого качества мировой цивилизации.
Становление трансграничного в управлении требует учета нелинейности
прогресса и форм изменения деятельностной парадигмы индивида и социума как
характеристики знаний, навыков и умений по преобразованию неживой, живой и
социальной природы, осуществляемому на макроуровне. Особенности перехода от
организации к самоорганизации, от управления к самоуправлению утверждают
необходимость создания качественно соответствующих методологических и методических
приемов, основанных на понимании определяющей роли достоверной информации не
только в сфере производства и распределения, но и в сфере социальных отношений и
социально-коммуникационных, в том числе.
Методологическим основанием становления самоуправления выступает
принятие факта, утверждающего природу, общество и человека, как такового, на всех
уровнях бытия как открытые нелинейные самоорганизующиеся системы. Методическая
позиция будет усилена, признанием информации как особой формы бытия материи. Это
позволит нам понимать утверждающуюся культурно-информационную среду как элемент
открытого нелинейного самоорганизующегося целого в открытом самоорганизующемся
целом, ибо управление и общество соотносятся друг с другом как среда в среде или целое в
целом. Такая позиция создаёт основания решения проблемы несоответствия уровней
действия и уровней последствий, совершающихся социально-политических, социальноэкономических и социокультурных действий, что позволит обществу России без ущерба
национальной самобытности завершить трансформации социальной системы, придав
последней необходимое постиндустриальное содержание.
Социально-синергетическая парадигма утверждает в качестве цели управления
становление, развитие и утверждение ценности человеческого в каждом отдельно взятом
индивиде. Гносеологическая парадигма такого содержания, во-первых, соответствует
современным кросскультурологическим тенденциям ментальности человека и общества,
во-вторых, позволяет преодолеть уровень противоречий экономического и политического
содержания и прейти к обеспечению социального развития на базе субъект-субъектных
оснований, и, в-третьих, согласует с важнейшей задачей постиндустриального общества –
стремлением сохранить человечество и мировую цивилизацию.
Самоупорядочение, самоорганизация и самоуправление единицы социального,
имеющей собственную логику познания сущего и средства оценки, противостоит
технодемократии верховного субъекта управления, стремящегося детерминировать жизнь
сообщества горожан. Самоуправление как результат нелинейности развития и спонтанных
инициатив индивидов раскрывает самоорганизующуюся природу индивидуальных и
коллективных сущностных сил человека, создающего необходимый для прогресса ресурс
надежности социальной среды. Институт самоуправления в наиболее непротиворечивой
форме обеспечивает право равноучастия индивидов в выработке, обсуждении и принятии
решений и осуществлении контроля за их исполнением.
В децентрализованной экономике города показателем эффективности
самоуправления становится результативность малого и среднего бизнеса и массовость
участников самодеятельных акций и объединений. Участники производства в сфере
малого и среднего бизнеса объективируют самоуправление в системе экономических
4
отношений, демонстрируя не только стремление утверждать непосредственнообщественные связи живого труда, но и большую мобильность и высокую
эффективность по сравнению с государственно-монополистическим капиталом
глобальных корпораций. Мелкий и средний бизнес как выражение самоорганизации
индивидов в сфере производства и распределения более эффективен по сравнению с
монополией и олигополией, реализующими гносеологию верховного властного
субъекта. Это превосходство выражено в повышении качества продукции и
фондоотдачи, снижении ресурсоемкости производства и себестоимости продукции.
Темпы экономического и социального развития общества, следовательно,
прямопропорциональны мере соотношения схем управления и самоуправления в
системе реального производства.
Система самоуправления утверждает индивида и социум в качестве
равномощной и равноответственной единицы социального, раскрывая понятие «ценности
человеческого в человеке» в значении не только биологического или информационного, а
– прежде всего – в значении нелинейного целого. Это позволяет рассматривать ценность
достоверной информации, её смысла, ценность поступка, действия или события как «целое
в целом» на всех уровнях социального бытия.
Сущностное различие управления и самоуправления выражается, таким образом,
не только в мере близости к ресурсам государства или степени свободы, но, прежде всего, в
способности создавать основания саморазвития индивида в труде и быту. Самоуправление
трансформирует город в самоорганизующуюся и самоусложняющуюся систему. На место
прежнего частичного индивида и упорядоченной структуры, утвержденной внешней
детерминацией, приходит качественно иная организация социума, которая на условиях
самоупорядочения и самоорганизации наиболее полно учитывает потребности социального
развития.
Литература
1. Туроу Л. Будущее капитализма. Новосибирск: Сибирский хронограф, 1999. 431
с.
2. Хакен Г. Информация и самоорганизация: Макроскопический подход к сложным
системам/ пер. с нагл. М.: Мир, 1991. 240 с.
3. Пригожин И.Р., Николис Г. Самоорганизация в неравновесных структурах. От
диссипативных структур к упорядоченности через флуктуации. М.: Мир, 1991.
512 с.
4. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизация сложных
систем. М.: Наука, 1994. 236 с.
5. Чернавский Д.С. Синергетика и информация. Динамическая теория информации.
М.: Наука, 2001. 384 с.
5
Скачать