Ценностные ориентации элит и национальные

Реклама
Морозов А.В.
(Минск, Беларусь)
Ценностные ориентации элит и национальные приоритеты
восточнославянских стран
В начале третьего тысячелетия славяне снова оказались в эпицентре
самых больших экономических, политических и мировоззренческих
потрясений. Славянский мир сталкивается с такими глобальными
переменами, как распад государств и военно-политических союзов, переход
союзников в противоположный лагерь, экологические и демографические
катастрофы, резкое обнищание огромных масс населения, посягательства на
этнокультурные ценности, разрыв исторических традиций, исход на Запад
научно-технической
интеллигенции.
Дальнейшее
историческое
существование славянских народов находится под контролем наиболее
сильных государств западной цивилизации и осуществляется по их рецептам
и сценариям.
Националистические тенденции и прозападнические настроения
особенно обострились в славянских странах сразу же после обретения ими
национальной независимости. В современной Европе идет процесс возврата
от биполярной военно-политической структуры (социалистический и
капиталистический миры) к многополярной системе международных
политических и культурных отношений. Многие славянские страны
Восточной и Центральной Европы образуют временные коалиции, меняют
свои военно-политические и культурные ориентиры, исходя из сиеминутных
интересов (чаще всего финансовых, экономических, политических, военных).
Эти интересы нередко формулируются политиками-однодневками, носят
субъективных характер, не основаны на серьезном анализе присущей
современности глубокой всеобъемлющей взаимозависимости (системности).
Идеология «культурного национализма» продолжает оказывать влияние на
политику, экономику и культуру молодых государств.
Самоидентификация славянских народов и их вовлеченность в
реализацию проекта единой Европы предполагают как самоорганизацию, так
и выбор важнейших ориентаций и приоритетов. Реалии общественнополитической жизни восточнославянских государств в 90-е гг. служат
очевидным подтверждением того факта, что у политической культуры
каждой сложноорганизованной общности имеются противоречивые
тенденции, так как в ней присутствуют элементы элитарной и массовой
культур, оппозиции интересов и ценностей угнетенного большинства и
господствующего меньшинства.
В этой противоречивости заключена присущая культуре любого народа
самостоятельность, которая не позволяет упрощенно сводить ее целиком к
социальным и политическим факторам. Относительная самостоятельность
культуры, в том числе и политической, объясняется огромным воздействием
традиций на общественное сознание в целом, что особенно наглядно
2
проявляется во влиянии мировых религий на различные сферы общественнополитической жизни. Политическим и общественным деятелям необходимо
избавляться от привычной схемы соотношения характера традиций и
использующих эти традиции социально-политических сил; согласно этой
схеме, прогрессивные традиции – удел прогрессивных сил, а реакционные
силы апеллируют к ретроградным, реакционным по сути традициям. Как
нами было показано в специальном исследовании [2], за футурологическими
прогнозами и нашими извечными упованиями на лучшее будущее не стоит
недооценивать явные и скрытые потенции накопленных ментальных
структур восточнославянской идентичности. Происшедшая на протяжении
последних десятилетий ментальная диффузия должна постепенно смениться
перекомпановкой
духовно-смысловых
констант
ментальности,
актуализацией тех из них, которые будут способствовать консолидации во
благо наших народов и улучшению морального климата. Важнейшим
фактором устойчивого развития является возрождение лучших традиций,
накопленных как в дореволюционное время, так и в советский период.
Запад интерпретирует итоги «холодной войны» как начало передачи
планетарных ресурсов от стран-аутсайдеров, «не умеющих» рационально
распорядиться собственным природным и культурным наследием, к тем, кто
продемонстрировал решающие преимущества своей расы, образа жизни,
культуры, менталитета. В мировой экономической политике господствуют
лозунги свободной торговли – устранение таможенных и иных барьеров на
пути продвижения товаров и услуг, что выгодно странам с более развитой
экономикой, так как обеспечивает их проникновение и доминирование на
рынках менее развитых стран. Процесс нового мирового перераспределения
сопровождается
беспрецедентной
пропагандистской
кампанией,
направленной на создание пугающего образа стран-изгоев. Технология
деморализации предшествует использованию технологии прямого насилия и
подавления: в социокультурной и идеологической сферах страны-гегемоны
требуют устранения всякого рода цензуры, а также ограничений на пути
экспорта западной масс-культуры.
Вступая в новое тысячелетие, славянский мир оказался перед одним из
самых драматичных за свою историю выбором. В современной общественнополитической жизни Беларуси, России, Украины проявляется три основных
подхода к определению основополагающих целей и ориентиров развития:
1. Ценности западной цивилизации объявляются игнорирующими
высшие “духовные” ценности и идеалы, а потому угрожающими устоям и
будущности славян. Такой крайний изоляционистский подход ведет к
замкнутости и искусственному ограничению возможностей модернизации, к
засилью обскурантизма и коммунализма. Гуманистическая миссия
сторонников мира и прогресса заключается во внесении в общественную
жизнь накопленных всем человечеством духовных ценностей, норм и
идеалов как смыслообразующего начала человеческого бытия, налаживании
диалога культур, открытии перспектив социокультурного развития на базе
общецивилизационных ориентиров и интересов.
3
2. Прозападные политические силы и представители “творческой”
интеллигенции третируют культурное наследие восточнославянской
общности и особенно бывшего “старшего” брата – русского народа – как
выражение отсталости, невежества и деградации. Цивилизация Запада
непомерно возвеличивается как единственно прогрессивная. Сложный и
противоречивый процесс становления независимых государств описывается
с помощью политических клише западных советологов – концепций типа
“краха коммунизма”, “развала советской империи”, “торжества западной
цивилизации”. Доморощенные проповедники западных ценностей в отдельно
взятых свободных державах награждают всякое чувство и стремление к
единению наших народов свойством “совковости”. Радикальным
выражением прозападной позиции является строительство деструктивных по
сути национальных мифов и постоянный поиск врагов народа (в
транскрипции современного политиканства - «врагов свободы»), неуемные
претензии на обладание истиной в последней инстанции, желание добиться
всевозможно ошеломляющих результатов здесь и сейчас (или хотя бы в “500
дней”), наклеивание ярлыков на политических оппонентов и т.п.
Декларируемый скорый переход на рельсы капиталистического процветания
обернулся экономическим крахом, проеданием богатств, накопленных
старшими поколениями, финансовыми пирамидами и дефолтами.
Катализатором
изоляционистских
настроений
и
идеологии
“самостийности” в постсовестких странах явился вполне определенный
общественный процесс слияния политических и экономических элит. На
примере специфики общественно-политических трансформаций в Украине и
Беларуси украинский политолог О.А.Долженков показал роль политических
и экономических элит в формировании идеологии “культурного
национализма”: “В отличие от белорусской значительная часть украинской
номенклатуры получила еще в советское время осуществить первоначальное
накопление капитала. Именно этим, по крайней мере, частично объясняется
активность украинской партийной элиты в деле выхода Украины из СССР.
Произошло сознательное политико-экономическое самоопределение теневых
группировок Украины в пользу независимости, означавшей для них
бесконтрольность, легализацию капиталов и обретение легальной
политической власти” [1, c. 11].
3. Признание множественности путей самобытного культурноисторического развития при разумном использовании опыта других стран и
народов. Такой подход объективно направлен на разумное использование
социокультурного опыта развитых стран Запада. Исторический опыт
модернизаций богат, разнообразен и является свидетельством того, что
страны идут разными путями и в результате, обретая механизмы
саморазвития (рыночная экономика и демократия), не утрачивают, а
сохраняют свое своеобразие и фундаментальные цивилизованные основы
общества. Успешный вариант модернизации имел место там (Япония, юговосточная Азии, Турция), где в обход вестернизации (копированию Запада)
учитывалась местная специфика, эндогенные условия.
4
Социальная политика, которую П.А.Сорокин называл “социальной
медициной” и даже “учением о счастье” [4, с. 30], должна быть более
прогнозируемой и избавленной на длительную перспективу от шараханий от
одних идеалов и ценностей к другим. «Элита должна быть интеграционным
ядром общества, важнейшая задача которого – сохранить целостность и
высокий уровень консолидации в обществе» [3, c. 196-197]. Безусловным
представляется и тот факт, что неудачи обществоведов в выработке
национальной идеи в ныне суверенных державах в немалой степени
объясняются недостаточным учетом восточнославянской идентичности как
феномена политической культуры. Наряду с тенденциями суверинизации и
автономизации общественно-политической жизни отдельных народов в
мировой цивилизации все же превалируют интеграционные процессы.
Современную историко-культурную ситуацию, называемую неопределеннобессодержательным понятием “постмодернизм”, следовало определить как
наступление эпохи многомерного диалога.
Приоритетным целям развития восточнославянских стран и их
элит
отвечают
следующие
основополагающие
принципы
межцивилизационного диалога:
1. Усвоение прогрессивного опыта, как правило, происходит при
сохранении цивилизационных особенностей каждого сообщества,
его традиционного образа жизни, культуры и менталитета;
2. Славянское сообщество берет из опыта иных цивилизаций только те
идеи, ценности и формы, которое оно в состоянии освоить в рамках
своих культурных возможностей и перспективных целей развития;
3. Элементы иной цивилизации, перенесенные на славянскую почву,
творчески перерабатываются под влиянием местных традиций и
ценностных ориентаций;
4. В результате диалога современная мировая цивилизация приобретает
не только форму целостной системы, но и внутреннее многообразие
при сохранении идеалов гуманизма в качестве доминанты развития.
Таким образом, следует согласиться с мнением белорусского
политолога В.В.Подкопаева о том, что «демократическим (т.е. максимально
соответствующим идее власти всего народа) в современных условиях есть
основания называть такое государство, элиты которого преследуют цели,
совпадающие с целями основной массы населения, либо соотносят свои
устремления с интересами большинства граждан» [3, c. 197]. На наш взгляд,
такая модель соотнесения ценностных ориентаций элит и национальных
приоритетов в наибольшей степени реализована в Республике Беларусь.
Занять достойное место среди европейских культур, интегрироваться с ними,
использовать достижения европейцев в области экономики, науки и
культуры – одна из важнейших цивилизационных задач Республики Беларусь
сегодня и в перспективе. Стык культур двух великих цивилизаций –
европейской и славяно-православной (русской) – определяет особое место
Беларуси и белорусов в социально-политической и культурной жизни
Европы и мира в целом.
5
Защита
национально-государственных
интересов
органически
сливается сегодня с борьбой против разобщения восточнославянских
народов, очернительства нашей общей истории, колониального
порабощения. Глобализация должна работать на благо всего человечества, а
не на интересы «избранных» творцов «нового мирового порядка». Силам
прогресса и гуманизма необходимо выработать свою стратегию и модель
интеграционных процессов в интересах всех народов и каждого
человека. Преодоление кризиса практически во всех сферах социальной
жизни, реализация потенциала материальной и духовной культуры
возможны только тогда, когда приоритет на уровне элит (политических,
экономических и других) отдается перспективным целям устойчивого
развития.
Исследование осуществлено при финансовой поддержке Белорусского
республиканского фонда фундаментальных исследований (код проекта: Г06102).
Литература
1. Долженков
О.А.
Специфика
общественно-политических
трансформаций в Украине и Республике Беларусь // Менталитет
восточных славян: история, современность, перспективы: М-лы межд.
науч. конф. (27-28 октября 1999г., г. Гомель) / Под ред. В.В.Кириенко.
Гомель: ГГТУ им. П.О.Сухого, 1999. С. 10-13.
2. Морозов А.В. Фольклор в духовной культуре восточных славян:
ментальные предпосылки функционирования. Вильнюс, 2005. 196 c.
3. Подкопаев В.В. Политическая элита Республики Беларусь: сущность и
факторы формирования // Беларусь и Россия: цивилизационные
приоритеты: Сб. науч. тр. Мн.: ИСПИ, 1999. C. 187-197.
4. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992.
542 с.
ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ
Морозов Александр Владимирович
Доктор филологических наук
Заведующий отделом славистики Института искусствоведения,
этнографии и фольклора Национальной академии наук Беларуси
Служебный адрес: 220072, Минск, ул. Сурганова, 1, корп. 2.
Домашний адрес: 220141, Минск, ул. Купревича, 3, корп. 2, кв. 34.
Контактные телефоны: 284-23-83 (служ.), 210-01-29 (хатні)
E-mail: [email protected]
Скачать