КУЛЬТУРА И ЭКОНОМИКА

Реклама
Культура и экономика.
Ольга Литвинова.
Одна
из
обществознания
самых
–
больших
изложение
трудностей
различных
для
разделов
учителя
курса
в
органической взаимосвязи. Очевидно, что предмет не должен
восприниматься учеником как «сумма травы и деревьев», он должен
видеть перед собой целый лес, различные составляющие которого
находятся в тесной связи и взаимозависимости. Интеграция
отдельных тем и разделов в единую логическую систему - не
простая проблема для преподавателя любого предмета. Но в курсе
обществознания
она
ощущается
особенно
остро,
так
как
традиционно школьные учебники по данному курсу построены в
разрезе различных общественных подсистем: экономика, право,
политическая жизнь, культура... Взаимосвязь между ними не всегда
очевидна для ученика, необходимы особые приемы, чтобы сделать
ее более наглядной.
Одно из возможных решений – рассмотрение на уроках
проблемы «Культура и экономика». Очень хорошо, если учитель
«выкроит» для этой темы отдельный урок. Но это не обязательно.
Можно взять эту проблему в качестве «сквозной» и приводить
соответствующий материал при изучении той или иной темы в
соответствии со стандартной программой по обществознанию.
Обратим внимание на некоторые аспекты взаимосвязи культуры и
экономики, которые могут быть предметом обсуждения на уроках
обществознания.
Экономика – сфера сознательной деятельности людей по
производству, распределению, обмену, потреблению продуктов,
товаров, услуг. Культура в самом общем понимании этого слова –
реальный,
исторически
развивающийся
образ
жизни
людей.
Взаимосвязь экономики и культуры многоаспектна.
Прежде всего, можно говорить о фундаментальной связи
между
социально-экономическим
развитием
страны
и
доминирующей в этой стране культурой. Социальное поведение
человека, в том числе и экономическое (поведение его как
производителя,
продавца,
потребителя),
пронизано
огромным
количеством установок, стереотипов, ценностных ориентаций,
стандартов,
которые
в
значительной
части
есть
отражение
доминирующей в данном социуме типа культуры. Соответственно,
содержание и форма культуры того или иного социума в
значительной степени определяет его экономическое поведение и,
соответственно, уровень и характер развития данной экономической
системы в целом.
Приведем пример. И в экономике, и в культурологии
рассматривается такая категория, как хозяйственная культура система
ценностей,
обеспечивающих
смыслов,
мотивацию
символов,
и
знаний,
регуляцию
традиций,
хозяйственной
деятельности, определяющих форму ее осуществления и восприятие
ее обществом. Вопрос о хозяйственной культуре – это, прежде всего,
вопрос
о
нематериальной
деятельности,
о
том,
что,
составляющей
помимо
чисто
хозяйственной
практических
и
утилитарных потребностей, движет экономической деятельностью
человека, какие установки ее регулируют, каково ее нормативноценностное обоснование в общей социокультурной системе данного
общества.
Изучение
хозяйственной
культуры
определенного
социума предполагает выявление сложившихся у членов социума
представлений о смысле экономической деятельности, социально
одобряемых
формах
ее
организации
и
регулирования,
о
престижности и допустимости тех или иных видов деятельности, о
собственности, о материальном благосостоянии и богатстве, об
успехе и взаимоотношениях людей в процессе хозяйственной
деятельности.
Базовые ценности хозяйственной культуры – ценности,
мотивирующие
и
легитимизирующие
производственную
и
предпринимательскую деятельность: труд, собственность, богатство,
практицизм
и
рациональность,
профессионализм,
предприимчивость.
Возьмем такую основополагающее для экономики понятие,
как «труд». Труд на протяжении всей человеческой истории являлся
не только социально-экономической категорией. Он всегда имел
смысловую,
символическую,
значимость.
Он
мог
нравственную,
рассматриваться
эстетическую
как
достоинство
(трудолюбивый человек), как унижение человека (рабский труд), как
средство совершенствования человека («трудовое перевоспитание»
в местах заключения), как служение Богу (трудничество монахов),
как наказание (принудительные работы), как способ спасения души
(протестантская аскеза), как средство самовыражения (творческий
труд).
Ценность труда в разных культурах и в разное историческое
время
воспринималась
по-разному.
Многое
зависело
и
от
конкретного вида труда. Так, в добуржуазных обществах труд
вообще
рассматривался
как
признак
низкого
социального
положения. Признаком же высокого социального статуса была
"благородная праздность". В буржуазном обществе он стал уже
одной из базовых ценностей. Но еще в Х1Х веке в Европе отнюдь не
считали, что «каждый труд почетен». Так, физический труд все
равно оставался уделом людей с низким положением. Поэтому,
например, в Англии вплоть до конца Х1Х века среди врачей самый
низкий социальный статус имели хирурги – они работали руками.
Дворянки береглись от загара, надевая шляпы и перчатки, ведь
загорают только крестьянки, работающие в поле.
Между тем, поддержание высокого статуса труда, во-многом
определяет успех социально-экономического развития страны.
Именно возвеличивание труда в ходе Реформации как основной
формы
служения Богу привело к резкой интенсификации
хозяйственной жизни в европейских странах. Поддерживаемое всей
системой
традиционной
японской
культуры
трудолюбие,
обусловило, при определенных исторических обстоятельствах,
модернизационный прорыв в эпоху Мэйдзи и «японское чудо»
второй половины ХХ века.
Категория
людьми
по
собственности
поводу
владения
выражает
и
отношения
распоряжения
между
объектами
производственного и непроизводственного потребления. Так, после
отмены крепостного права в России вспыхнули многочисленные
бунты, связанные с нежеланием крестьян платить выкупные
платежи помещику за общинную землю. В полном соответствии с
ценностными
ориентациями
традиционного
общества,
они
отождествляли предмет труда и собственность, считая, что раз они
на этой земле трудились «от века», то это их земля. Только в
контексте буржуазной культуры собственность стала однозначно
соотноситься с личностью владельца, появился институт частной
собственности, которая стала защищаться не только правом, но и на
уровне культурных норм.
Сильно различается в разных культурах и отношение к
богатству.
В
традиционных
культурах
оно
имело
не
самостоятельную, а подчиненную ценность. Его назначением было
поддерживать сложившуюся структуру социальности. Так, вождь
клана, феодальный сеньор, должны были обладать материальными
благами, соответствующими их материальному положению. Но и
расходование имеющихся у них средств находилось под довольно
жестким социальным контролем. Например, они были обязаны
оказывать помощь бедным членам общины, нести расходы на
религиозные
нужды,
на
защиту
общины.
Их
богатство
поддерживало традиционный уклад жизни и приветствовалось
традиционным обществом. Средневековые купцы, ростовщики при
всем своем богатстве имели в этом обществе низкий социальный
статус. Их деньги, находящиеся постоянно в обороте и не
направляемые на поддержание традиционного социального уклада,
считались прямым препятствием в попаданию в «царство Божие».
Ситуация эта была переопределена только во время Реформации. Но
и позже, вплоть до ХХ века, женитьба дворянина и «купеческой
дочки» в большинстве европейских культур рассматривалась как
мезальянс.
Ситуация «моральной оценки» богатства в той или иной
степени присутствует и сегодня в самых разных обществах, но в
обществах, лишь недавно вышедших из традиционной культуры,
люди более внимательно соотносят богатство и статус владельца:
разбогатевший неизвестными путями «простолюдин» не пользуется
социальным уважением (достаточно вспомнить анекдоты про
«новых русских»).
Практицизм и рациональность являются атрибутами любой
хозяйственной деятельности, но в разных обществах они занимают
разное место в системе ценностей. В традиционном обществе
практицизм
считается
«мещанской
добродетелью»,
в
среде
феодалов, воинов, священнослужителей он оценивался негативно,
расчетливый бюргер противопоставлялся безрассудно благородному
рыцарю. Такое отношение становится понятным, если вспомнить,
что в традиционных обществах одной из важнейших ценностей
считалась солидарность, закрепленная в религии, в идеологии.
Нельзя было быть одновременно щедрым сеньором, устраивающим
пышный пир дружине, и расчетливым накопителем. «Скупой
рыцарь» – примерно то же, что «горячий снег». Лишь в буржуазном
обществе рациональность становится основой жизни, приобретает
универсальную ценность, начинает почитаться добродетелью.
Отношение к профессионализму - еще одна базовая ценность
хозяйственной культуры. В традиционных обществах профессия
неотделима от личности. Именно на основе профессии человек
входил в общественную систему в определенной идентичности.
Наиболее ярко такая ситуация выражена в индийской кастовой
системе, когда профессиональная принадлежность сакрализируется,
закрепляется с помощью религии.
В традиционном обществе статус различных профессий был
неравным. Протестантизм объявил любой самоотверженный труд
средством преобразования греховного мира. Но все же до конца
разный статус разных профессий не исчез и в протестантских
культурах. В современном обществе любая профессия – ценность.
Потеря или отсутствие профессии означает большие трудности в
интеграции в общество (безработица – не только экономическое , но
и социокультурное зло) Но, в то же время, более ценятся профессии,
связанные
с
высоким
уровнем
возможностью самореализации.
образования,
квалификацией,
Заниматься «просто полезным
делом» уже недостаточно, чтобы обладать социальным престижем.
Предприимчивость – способность выйти за узкие рамки
конкретной квалификации и должности, использовать широкое поле
возможностей для реализации поставленной цели становится
ценностью только на рубеже Нового времени. В традиционном
обществе она оценивалась, скорее, как маргинальное качество.
Базовыми же ценностями были стабильность, воспроизводство
сложившихся структур
и
отношений, сложившихся объемов
производства, технологий, видов продукции. Именно на таких
принципах работала цеховая система производства. Кроме того,
предприимчивость
противоречила
солидаризму,
поскольку
раскалывала единство общества, позволяла энергичным индивидам
выделяться.
В
русской
традиции
такое
«выделение»
оценивалось
отрицательно, как возвышение личного в ущерб коллективному.
Поэтому в русской культуре отношение к богатству было
негативным в самые разные периоды русской истории, что нашло
отражение
в
произведениях
многочисленных
(попробуйте
пословицах
найти
в
и
литературных
классической
русской
литературе образ положительного богача или предпринимателя).
На взаимосвязь характера культуры того или иного социума и
уровня его экономического развития ученые обратили внимание не
сразу. Достаточно долгое время существовала точка зрения, что
общественное развитие идет параллельно с культурным, независимо
от него, культура лишь пассивно сопровождает
явления.
На
смену
«репрезентативной
такому
культуры».
подходу
Суть
общественные
пришла
ее
такова.
концепция
Культура
охватывает представления, идеи, идеологии, мировоззрения. Эти
идеи, представления и т.д. интернированы в человека. Но субъект
социального процесса – именно человек. Поэтому немыслимо
протекание социальных процессов независимо от интернированных
в него артефактов сознания (т.е. культуры). Культура, таким
образом, представляет (репрезентирует) в сознании членов общества
всю действительность. Факты действительности означают для
людей только то и именно то, что предусмотрено культурной
интерпретацией этих фактов. Так, один и тот же кивок головой (факт
действительности) может означать «да» в одной культуре и «нет» в
другой. Недаром существует поговорка, «что русскому здорово, то
немцу смерть», подчеркивающая различное восприятие одних и тех
же фактов действительности в разных культурах. Таким образом,
общество существует только в культурной репрезентации. Образ
мира, складывающийся в общественном сознании, зависит в первую
очередь от культуры. Именно такой культурный образ мира
становится основой социальных, в том числе и экономических,
действий и, следовательно, социально-экономического развития.
Как
классический
пример
исследования
взаимосвязи
экономики и культуры можно рассматривать работы немецкого
социолога М.Вебера «Протестантская этика и дух капитализма»
(1905), а также его работы «Хозяйство и общество» (1911 г.),
«Хозяйственная этика мировых религий» (1916-1918 г.г.).
Особенно
широкую,
массовую
известность
получила
«Протестантская этика», в которой социолог поставил задачу
осветить одну причинно-следственную цепь – связь содержания
религиозного
сознания
(части
сознания
культурного)
и
экономической повседневности. Уже в своих ранних исследованиях
он обратил внимание на тот факт, что среди крупных капиталистов и
квалифицированных рабочих непропорциональное большинство
составляли лица протестантского вероисповедания. Постепенно у
него созрело убеждение, что типичной ориентацией «успешного»
человека в капиталистическом обществе стало представление о
неустанном труде как этическом долге. Фактически, Вебер провел в
этой
работе
социологический
анализ
влияния
идей
на
экономический процесс, экономическое развитие, экономическое
положение человека. С одной стороны, он убедительно показал
значимость этого фактора в экономическом развитии, но с другой
– обратил внимание на то, что этот фактор не всесилен. Так, он
подчеркивает,
что
религия
не
устраняет
определенные
экономические отношения, интересы, что власть религии в
соперничестве с могущественными экономическими интересами
ограниченна.
Вебер показал, как протестантизм тесно связывал богатство и
деловой успех с определенными нормами и ценностями, в первую
очередь, с аскетическим отношением к жизни, определенной этикой
жизненного поведения ( а не только религией как таковой). Он
приводит
в
«Протестантской
этике»
длинную
цитату
из
«Наставления молодому ремесленнику» Бенджамина Франклина,
одного из «отцов-основателей» США: «Веди точный счет своим
доходам и расходам. Если ты дашь себе труд обращать внимание на
все
мелочи…,
ты
установишь,
сколь
ничтожные
издержки
вырастают в огромные суммы, и обнаружишь, что можно было бы
сберечь в прошлом и что можно будет сберечь в будущем… За 6
фунтов годового процента ты можешь получить в пользование 100
фунтов, если только ты известен как человек умный и честный. Кто
зря тратит 4 пенса в день, тот в год тратит бесплодно 6 фунтов, а это
– плата за пользование 100 фунтами. Кто ежедневно тратит часть
своего времени стоимостью в 4 пенса – пусть это будет всего
несколько минут, - тот теряет в общей сумме дней возможность
использовать 100 фунтов в течение года» и т.д.
Итак, по мысли Вебера, экономический рационализм, на
котором строится капиталистическое общество, зависит не только от
таких элементов, как рациональная техника или рациональное
право, но и от способности людей в массе своей к определенному
образу жизни, также рациональному. Там, где для этого существуют
значительные препятствия
в виде иных ценностей и установок,
развитие экономически рационального образа жизни наталкивается
на могучее внутреннее сопротивление.
В
этой
связи
определенный
интерес
представляет
сопоставление тех норм трудового поведения, которые заложены в
протестантизм, с нормами трудовой этики православной культуры.
Если протестантизм видит в труде смысл и предназначение человека
в мире, главное средство очищения и созидания его души, то
православие отрицает за трудом такое значение. «Каково бы ни
было дело, малое или великое, не должно пренебрегать им или не
радить о нем, ибо пренебрежение вредно, но не должно также
предпочитать исполнение дела своему устроению, чтобы исполнить
дело, хотя бы оно было и со вредом в душе. Будьте уверены, что
всякое дело, которое вы делаете, велико ли оно, или мало, есть
осьмая часть искомого, а сохранить свое устроение, если случиться
неисполнить дела, есть три осьмых с половиною», - поучал свою
братию оптинский старец, преподобный Дорофей. Из его же
послания одному иноку: «Брат! Истинный труд не может быть без
смирения, ибо сам по себе труд суетен и не вменяется ни во что!».
Вторит ему Валаамский епископ Феофан:» Дело – не главное в
жизни, главное – настроение сердца, к богу обращенное»1.
В этом свете несколько поверхностным выглядит расчет
русских дореволюционных интеллигентов-мыслителей, которым
казалось, что вчерашний крепостной крестьянин еще просто «не
привык» к новым условиям труда, к работе в промышленности, что
он дезориентирован и поэтому не проявляет особого интереса к
труду.
Достаточно
заинтересовать
его,
показать
выгоды,
«перевоспитать» – и он станет «нормальным» европейцем.
Марксистская идеология, имеющая в своей основе протестантскую
иерархию ценностей, пыталась в советский период направить
внимание человека на труд как на главную жизненную потребность,
как предназначение человека в мире, но попытка эта в историческом
плане не удалась, закончившись дезорганизацией и экономической,
и духовной, и эмоциональной сферы.
Но напомним, что тот же Вебер признавал ограниченность
идей, в том числе и религиозных, в изменении природы
экономических отношений, экономических интересов участников
производства, распределения, обмена и потребления. В этом смысле
большой интерес представляет анализ собранных в середине Х1Х
века
В.Далем
русских
пословиц
и
поговорок,
касающихся
принципов экономического поведения. Наивное экономическое
мышление, отраженное в фольклорном материале, содержит (явно
или
неявно),
многочисленные
рациональные
элементы
хозяйственной жизни русского человека: понимание механизма
«спроса-предложения»,
«затрат-возмещения»,
категории
«накопление», «сбережение», «выгода», «собственность» и т.д.:
«Своя рука только к себе тянет», «Кто украл – у того один грех, у
кого украли – десять», «Торг на ум наведет», «Проданная скотинка
не своя животинка», «Ничему сам собою цены не установишь»,
«Дорого, да мило, дешево, да гнило», «Денежка дорожку
прокладывает», «На деньгах нету знаку», «Чужие денежки
зубасты»…А вот и русская народная мудрость, сродни совету
1
Цит. по Касьянова К. О русском национальном характере. – М.:1994, с. 112.
Б.Франклина: «Не считанной тысячи в итоге нет», «В рубле копейки
нет, так и рубль не полон», «Легче деньги прожить, чем нажить».
Итак, культурная составляющая является фундаментальным
основанием экономической деятельности как социума в целом, так и
отдельного человека, поскольку формирует сознание участников
экономического процесса, их установки, модели принятия решений,
нормы поведения, иерархию ценностей.
Но есть и более частные области, связывающие культуру и
экономику.
Культура – область духовного производства. В сфере
культуры создаются и интернируются в членов социума новые
знания, ценности, нормы. Именно развитие культуры позволяет не
просто
воспроизводить
рабочую
силу
человека,
а
и
совершенствовать его способность к труду в соответствии с
меняющимися объективными условиями экономического процесса.
Так, широкое распространение в начале 90-х годов ХХ века через
различные
виды
особенностях
культурной
коммуникации
функционирования
рыночной
информации
об
экономики,
о
предпринимательстве существенно повысило уровень релевантности
населения новым экономическим реалиям.
Культура участвует в воспроизводстве рабочей силы и еще по
одному направлению - реализуя свою компенсаторную функцию.
Отвлекая людей от трудовых забот, она позволяет его участникам
получить
физическую
и,
главное,
эмоциональную
разрядку.
Культура как совокупность культурных институтов создает ниши
для виртуальной реализации тех ожиданий, которые не могут быть
реализованы данным человеком в действительности. В социологии
эта сфера рассматривается как досуг и функция называется
рекреативной.
Но
способность
культуры
давать
человеку
психологическую,
эмоциональную
компенсации
усталости
от
повседневного труда шире по содержанию, чем просто отдых.
Компенсаторная функция культуры может быть реализована за счет
разнообразных типов творческой деятельности, учебы, общения за
пределами
непосредственных
трудовых
обязанностей.
Эмоциональную компенсацию человек может получить не только от
чтения книги или просмотра фильма по телевидению, но и от
выполнения
религиозных
обрядов,
участия
в
традиционных
действиях, праздниках, в игре.
Еще одно направление взаимодействия культуры и экономики.
Производство новых благ и услуг находится сегодня в прямой
зависимости от производства знаний, новые отрасли базируются, в
первую
очередь,
на
знаниях,
а
не
на
эмпирическом
производственном опыте, как это было ранее. Индустрия знаний, в
которой в качестве исходного «сырья» и конечного продукта
выступает информация, охватывает сегодня огромную часть
национального производства в развитых странах. Производство же
новых знаний – часть культурного процесса.
Наконец, культурная деятельность является сама субъектом
экономики, в рамках культурных институтов производится сегодня
значительная часть национального продукта Достаточно упомянуть
об
огромных
объемах
киноиндустрии,
книжной
продукции,
производстве аудио и видеозаписей, компьютерных игр и т.д.
Артефакты, производимые в сфере культуры, в массе своей
поступают в экономический оборот, становятся товаром.
Итак,
культуру
можно
рассматривать,
во-первых,
как
фундаментальную основу экономической деятельности. Во-вторых,
она участвует в расширенном воспроизводстве рабочей силы,
продуцируя новые знания, ценности, установки, необходимые
членам социума для более успешной деятельности в экономической
области. В-третьих, она выполняет относительно участников
производственного
процесса
компенсаторную
функцию.
В-
четвертых, в рамках культуры функционирует критически важная
для современной экономики индустрия знаний. В-пятых, институты
культуры сегодня сами являются участниками экономической
деятельности, в них производится значительная часть товаров и
услуг, обращающихся на рынке.
Итак, экономика и культура – два полюса одного магнита, имя
которому «общество». Нельзя их разделить на независимые друг от
друга части. Уменьшите магнит - все равно останется два полюса.
Если удастся донести эту мысль до учеников, то та картина мира,
которую они сформируют на уроках обществознания, будет более
системной и органичной.
Скачать