Нобелевку получила новая классическая школа
Десять лет назад Нобелевская премия по экономике досталась чикагскому экономисту
Роберту Лукасу. Вручая награду, представители Королевской Академии наук Швеции
объявили, что она присуждена за «развитие и применение гипотезы рациональных
ожиданий, а также за вклад в макроэкономический анализ и углубление понимания
экономической
политики».
Лукас
стоял
у истоков
новой
классической
макроэкономической теории, которая обновила представления ортодоксальной
классической школы, но уже в более строгой форме. Решение Нобелевского комитета в
2004 г. – это продолжение чествования создателей новой классической теории. На сей раз
премии удостоились соратники Лукаса, американец Эдвард Прескотт и норвежец Финн
Кидлэнд.
При обсуждении экономической политики одной из «вечных» тем дискуссий является
вопрос о том, должны ли власти действовать по заранее установленным правилам или
принимать решения исходя из обстоятельств. В теоретическом плане различие
проявляется в делении экономического регулирования на «политику по правилам» (policy
rule) и дискреционную политику (discretionary policy), когда власти имеют свободу
принятия решений. В практическом плане вопрос звучит так – должны ли власти
проводить активную экономическую политику либо придерживаться пассивного
приспособления к рыночной конъюнктуре.
«Отец» макроэкономики Дж. Кейнс ратовал за активную политику. Врожденная
нестабильность экономической системы, а также затянутый и недостаточный процесс
достижения рыночного равновесия обуславливают необходимость вмешательства
государства. Кейнсианский анализ доминировал весь послевоенный период времени.
Согласно господствовавшей точке зрения, краткосрочные колебания выпуска продукции и
занятости объясняются изменением совокупного спроса – инвестиционными и
потребительскими
расходами.
Следовательно,
политика
макроэкономической
стабилизации может и должна быть направлена на регулирование совокупного спроса.
Вплоть до середины 1970-х гг. кейнсианская парадигма успешно служила для
целей макроанализа. Однако стагфляция в западных странах, вызванная нефтяными
шоками и повсеместным падением производительности труда, подала тревожный сигнал о
необходимости изменения теоретических взглядов. Шокам предложения, которые
сыграли определяющую роль в стагфляции 1970-х гг., кейнсианцы уделяли крайне мало
внимания. Кроме того, кейнсианство справедливо критиковалось в методологическом
плане. Модели приведенной формы, использовавшиеся кейнсианцами, основывались,
преимущественно, на теоретических и эмпирических обобщениях и не имели
микроэкономического обоснования.
В начале 1970-х гг. Роберт Лукас, профессор Чикагской школы экономики, нанес
один из сокрушительных ударов по традиционной парадигме анализа. В своих работах он
указал на то, что взаимосвязи макроэкономических переменных находятся под влиянием
ожиданий. Исследуя микроэкономические основы, такие как предпочтения потребителей,
технологии фирм, рыночные структуры, можно понять, почему экономическая политика
властей дает сбои. Лукас призвал создать альтернативную макроэкономическую теорию,
где были бы учтены ожидания, а также динамическое взаимодействие властей и частного
сектора.
Вслед за Лукасом на авансцену экономической науки вышли Эдвард Прескотт и
Финн Кидлэнд. Их усилия были направлены на то, чтобы объяснить события 1970-х гг.,
которые считались «случайными» неудачами экономической политики. В частности,
Прескотта и Кидлэнда интересовало, почему рынок попал в ловушку высокой инфляции,
несмотря на то, что целью властей являлось сокращение темпов роста цен. В 1977 г.
экономисты опубликовали статью, посвященную последовательности принятия решений
органом регулирования [3]. В работе они ввели понятие временной согласованности
(последовательности) политики. Под политикой, согласованной во времени (Time
Consistency of Economic Policy), они понимали политику, при которой власти
оптимизируют свою деятельность каждый период времени. Другое рассмотренное ими
понятие – оптимальная политика, то есть общая последовательность управленческих
решений каждого периода времени, которая максимизирует благосостояние общества.
Прескотт и Кидлэнд обратили внимание на то, что последовательная политика может
вовсе не быть оптимальной. Властям целесообразно прибегнуть к несогласованной
политике, если будущие решения являющиеся частью оптимального долгосрочного плана
(сформулированного на начальном периоде времени), не оптимальны на более поздний
период. Другими словами, оптимальная политика может быть динамически
непоследовательна, то есть не быть наилучшей в текущий период времени.
Временной несогласованностью политики ценовой стабильности объясняется
инфляционное смещение (inflation bias) – постоянная инфляция, наблюдавшаяся в
экономически развитых странах в 1970-е гг. Зная о непоследовательности властей,
частный сектор стремится опередить решения государства и принять соответствующие
меры. В результате власти, опираясь на последовательность управленческих решений,
сталкиваются с тем, что их действия имеют слабый эффект. В условиях падающего
доверия общества к государственному регулированию, эффективность экономической
политики стремится к нулю.
В методологическом плане оптимальная политика не может анализироваться
исключительно сквозь призму теории динамической оптимизации, ей на помощь должна
прийти теория игр. Текущие и будущие власти следует рассматривать как раздельные
игроки, которые реагируют на действия друг друга. Прескотт и Кидлэнд анализировали
общую игру как набор игр денежных и фискальных властей. В результате исследования
они пришли к выводу, что в условиях рациональных ожиданий, если власти
придерживаются дискреционной политики, общественное благосостояние будет ниже,
нежели бы власти руководствовались «политикой по правилам» (математическое
описание модели Прескотта и Кидлэнда можно найти в учебнике [1]).
Последующие
исследования
проблемы
временной
несогласованности,
проведенные в первой половине 1980-х гг., видоизменили выводы, полученные
Прескоттом и Кидлэндом. В частности, изучение экономического равновесия с низкой
инфляцией с точки зрения теории повторяющихся игр показало, что в определенных
условиях цены могут оставаться низкими, несмотря на проведение властями
дискреционной политики [2]. Если денежные власти прикладывают все усилия, чтобы
завоевать в глазах частного сектора безупречную репутацию борца с инфляцией,
дискреционная политика не станет стимулировать высокие инфляционные ожидания.
Кеннет Рогофф, бывший главный экономист МВФ (2001-03 гг.), предложил
институциональное решение проблемы временной несогласованности. Чтобы достичь
баланса между доверием к центральному банку (или ограниченностью возможностей
властей) и гибкостью его политики (эффективностью стабилизации) денежно-кредитную
политику необходимо делегировать политически независимому институту. На взгляд
Рогоффа, если денежные власти возглавит консервативный банкир, который даже более
не приемлет инфляцию, чем общество в целом, благосостояние граждан будет расти [5].
Работа Прескотт и Кидлэнд оказала большое влияние на экономическое
регулирование. Их анализ показал, что инфляция может быть не столько следствием
иррациональных решений властей, сколько результатом неспособности чиновников
придерживаться обязательств, принятых в денежно-кредитной политике. Исследование
Прескотта и Кидлэнда сместило анализ политики в сторону изучения проектов
институтов, смягчающих проблему несогласованности. В частности, реформы
центральных банков, предпринятые во многих странах в недавнем прошлом, имеют корни
в исследовании Прескотта и Кидлэнда. Большая группа государств, включая Японию,
Чили, Францию, Мексику, Люксембург, Новую Зеландию и Великобританию в 1990-х гг.
пересмотрела или заново создала законодательство о центральном банке. Целью
изменений являлось повышение политической независимости центрального банка. К
слову сказать, в нашей стране дебаты о независимости Банка России, прошедшие в начале
2000-х гг., закончились неудачей. Недовольство законодателями отечественными
денежными властями вылилось не в повышение транспарнетности и публичной
отчетности, а в большую подконтрольность Банка России правительству.
Другой большой вклад Прескотта и Кидлэнда в экономическую науку состоит в
развитии теории делового цикла. Экономисты сумели объединить исследование
долгосрочного экономического роста c анализом краткосрочных макроэкономических
колебаний, образующих деловые циклы. Ранний кейнсианский анализ делового цикла
было очень прост – рассматривались соотношения совокупных макроэкономических
переменных без серьезного микроэкономического обоснования. Соотношения выводились
из долгосрочных статистических данных, что делало возможным анализ только в
условиях стабильной макроэкономической среды. Стагфляция 1970-х гг. подорвала
работоспособность существующих экономических моделей и потребовала создания
новых. Для анализа стагфляции требовались модели, учитывающие изменения в
совокупном предложении, а для этого необходимо было изучить поведение фирм и
потребителей на микроуровне.
Прескотт и Кидлэнд взялись за научную новаторскую работу в 1982 г. [4]. По сути
дела это было первое исследование, в котором общее равновесие имело
микроэкономические основы. Их исходная идея была очень проста: обновление
технологий может выступить источником не только долгосрочного экономического
развития, но и краткосрочных колебаний выпуска продукции. Экономисты облекли свою
идею в форму динамической стохастической модели общего равновесия в закрытой
экономике (closed-economy dynamic, stochastic general equilibrium model) с совершенной
конкуренцией и полной гибкостью рыночных структур. Модель представляла собой набор
взаимосвязанных уравнений динамической оптимизации, где потребители и фирмы
принимают решения, основываясь на анализе текущих цен и их ожидаемого изменения, а
также действий органов регулирования. В модели временный импульс технологической
инновации передается макроэкономическим переменным. Импульс в долгосрочном плане
затухает, однако в краткосрочной перспективе вызывает в производстве цикл подъемспад. Эмпирическая оценка модели Прескотта-Кидлэнда показала высокие результаты –
их модель обосновывала около 70% колебаний экономических переменных в
послевоенной Америке.
В последующем методология Прескотта и Кидлэнда получила широкое
распространение и была приспособлена для самого разнообразного анализа деловых
циклов. Разработанная ими модель развилась в нескольких направлениях:
(1) отказ от исходных упрощений, таких как один тип потребителя или абстрактный
денежный эмитент;
(2) изучение других импульсов в модели вроде шоков денежно-кредитной политики или
шоков международной торговли;
(3) разработка более сложного механизма распространения импульсов, учитывающих
несовершенство товарного и кредитного рынка, а также рынка трудовых ресурсов;
(4) улучшение оценок технологических новаций и других детерминант цикла;
(5) совершенствование эмпирического анализа для более адекватной структурной оценки.
Со временем модель Прескотта-Кидлэнда стала традиционным инструментом анализа
деловых циклов. Сегодня множество организаций, включая центральные банки и
международные финансовые институты, используют модели делового цикла,
включающие микроэкономические основы в форме оптимизации сбережений,
предложения трудовых ресурсов и рациональных ожиданий. Однако все они содержат
исходную идею Прескотта и Кидлэнда – комбинация среднесрочной макроэкономической
и краткосрочной микроэкономической динамики. Как ни странно, анализ нобелевских
лауреатов позволил решить проблемы раннего кейнсианства. Работа Прескотта и
Кидлэнда помогла создать новые кейнсианские модели (new-Keynesian models), которые
включают оригинальную идею двух экономистов, дополненную инерционными
элементами – жесткостью цен и заработной платы. Новый кейнсианский подход
синтезировал ранний кейнсианский анализ и теорию реального делового цикла, берущую
начало в работе Прескотта и Кидлэнда. Сегодня новые кейнсианские модели уже обошли
по популярности и признанию новые классические модели и стали стандартным
инструментом анализа денежно-кредитной политики.
Моисеев Сергей
Литература
1. Туманова А.Е., Шагас Н.Л. Макроэкономика. – М.: Инфра-М, 2004.
2. Backus D. and Driffill J. Rational expectations and policy credibility following a change in
regime // Review of Economic Studies, 1985. - №52, pp. 211-221.
3. Kydland F. and Prescott E. Rules rather than discretion: The inconsistency of optimal plans //
Journal of Political Economy, 1977. - №85, pp. 473-490.
4. Kydland F. and Prescott E. Time to build and aggregate fluctuations // Econometrica, 1982.№50, pp. 1345-1371.
5. Rogoff K. The optimal degree of precommitment to an intermediate monetary target //
Journal of International Economics, 1985. - №18, pp. 1169-1190.
Досье "Валютного спекулянта"
Финн Кидлэнд (Finn E. Kydland)
Премии удостоен за «вклад в развитие динамической макроэкономической теории:
временной согласованности экономической политики и сил, определяющих деловые
циклы».
Год рождения: 1943
Гражданство: Норвегия
Текущее место работы: Уиверситет Карнеги-Меллона (Питсбург, США).
Ученое звание: профессор экономики
Образование:
 Норвежская школа экономики и делового администрирования (Норвегия, 1968),
 Уиверситет Карнеги-Меллона (США, 1973).
Исследовательские интересы: деловые циклы, денежно-кредитная и бюджетно-налоговая
политики, экономическая теория трудовых ресурсов.
.
Пять последних публикаций:
 Home Production Meets Time to Build // Journal of Political Economy, 2001. (With P.
Gomme and P. Rupert);
 Monetary Aggregate and Output // American Economic Review, 2000. (With S. Freeman);
 Endogenous Money Supply and the Business Cycle // Review of Economic Dynamics, 1999.
(With W. Gavin);
 The Gold Standard as a Rule: An Essay in Exploration // Explorations in Economic History,
1995. (With M. Bordo);
 Dynamics of the Trade Balance and the Terms of Trade: The J-Curve? // American
Economic Review, 1994. (With D. Backus and P. Kehoe).
Личная страничка в сети Интернет: http://web.gsia.cmu.edu/display_faculty.aspx?id=85
E-mail: [email protected]
Эдвард Прескотт (Edward C. Prescott)
Премии удостоен за «вклад в развитие динамической макроэкономической теории:
временной согласованности экономической политики и сил, определяющих деловые
циклы».
Год рождения: 1940
Гражданство: США
Текущее место работы: Государственный университет Аризоны и Федеральный
резервный банк Миннеаполиса (США).
Ученое звание: профессор экономики
Образование:
 Колледж Свартмора (1962),
 Западный резервный университет (1963),
 Уиверситет Карнеги-Меллона (1967).
Исследовательские интересы: деловые циклы и экономическое развитие, теория общего
равновесия, банковское дело и финансы,
.
Пять последних публикаций:
 Why Do Americans Work So Much More Than Europeans? // FRB Minneapolis Quarterly
Review, 2004. - №1;
 A Unified Theory of the Evolution of International Income Levels, 2003. (With S. Parente);
 The 1990s in Japan: A Lost Decade // Review of Economic Dynamics, 2002. - №1 (With F.
Hayashi);
 Is the Stock Market Overvalued? // FRB Minneapolis Quarterly Review, 2000. - №4;
 Monopoly Rights: A Barrier to Riches // American Economic Review, 1999. - №5 (With S.
Parente).
Личная страничка в сети Интернет: http://minneapolisfed.org/research/prescott/
E-mail: [email protected]
Скачать