Рерих

Реклама
Дэн Гуменный
РЕРИХ
пьеса для кукольного театра
в семи картинах с эпилогом
КАРТИНА ПЕРВАЯ:
Ночь. Неуютная спальня в загородном лесном поместье.
Горят свечи. Пламя ярко трепещет. Кажется, потухнет оно, и темнота своим пологом
плотно закроет глаза. Затянет бесконечной, страшной завесой. И вот они тухнут.
МАЛЬЧИК напрасно всматривается вдаль, топя взор в пустоте.
Плотные гардины рождают кромешную тьму. И тишину, которую ощущаешь физически —
кажется, стоит лишь протянуть руку и наткнешься на нее. Но МАЛЬЧИК, лежащий на
опротивевшей постели, не протягивает руки. МАЛЬЧИК и не хочет этого делать.
МАЛЬЧИКУ уже все-равно. Он устал. Он измучен болезнью, доведен до безразличия.
Дыхание его тяжело, глаза полуприкрыты. МАЛЬЧИК ждет.
МАЛЬЧИК. ...не знаю, боюсь и не могу... а если захочу чего-то, то может кто-то уже хочет
сильнее... а вдруг узнаю что-то, не знает ли этого уже кто-то до меня... а если что смогу, то
кто-то сможет лучше... поэтому боюсь, не знаю и не могу...
Так шепчет он, коротая эти страшные часы без сна. Болезнь не дарит забытье.
МАЛЬЧИК. ...боюсь, не знаю и не могу...
Внезапно тяжелая гардина колышется, как от сильного ветра. Но это только на миг. Вот
уже опять все тихо. Только у кровати стоит кто-то. Он худ и неприметен. МАЛЬЧИК
вздрагивает на постели. Натягивает одеяло повыше.
НЕЗНАКОМЕЦ. я не хотел пугать тебя...
МАЛЬЧИК. …ты за мною? Вот так это и происходит? Интересно... ночь, тишина, потом ты...
и конец?
НЕЗНАКОМЕЦ молчит. Он ждет тот единственный вопрос.
МАЛЬЧИК. ты смерть?
НЕЗНАКОМЕЦ. нет...
МАЛЬЧИК. ты ангел?
НЕЗНАКОМЕЦ. нет, я не ангел...
МАЛЬЧИК. а кто же ты?
НЕЗНАКОМЕЦ. а ты?
МАЛЬЧИК. ...я... Я — Коля... Николай... из семьи Рерихов...
НЕЗНАКОМЕЦ. вот и я Николай. Значит мы тески с тобою... Собирайся, Коля, уже пора...
МАЛЬЧИК. значит, ты все-таки смерть?
НЕЗНАКОМЕЦ. ну что заладил: смерть-смерть... говорю же тебе, что нет...
МАЛЬЧИК. я запутался... и я болен... я не могу... я не знаю тебя...
НЕЗНАКОМЕЦ. ...узнаешь по дороге...
МАЛЬЧИК. ...и я боюсь... ты правда не смерть?
НЕЗНАКОМЕЦ. Господи, как же ты ограничен... Не ты один, но все же... Я или смерть или
страх, или ангел, за редким исключением... Почему бы не назвать меня мечтою? Или светом?
МАЛЬЧИК слегка приподнимается на подушках. Присматривается.
МАЛЬЧИК. но ты весь темный... я тебя ели вижу... какой же ты свет?
НЕЗНАКОМЕЦ. а ты не пробовал открыть глаза?
МАЛЬЧИК. но у меня...
НЕЗНАКОМЕЦ. не спеши с ответом. Просто открой...
МАЛЬЧИК ерзает на подушках. Широко открывает глаза. Затем закрывает.
Тяжелые гардины, не выпускающие мрак, исчезают. Комната наполняется рассветным
блеском оранжевого солнца, восходящего над голубеющими верхушками гор, усеянными
странными то ли домами, то ли храмами.
НЕЗНАКОМЕЦ. ты заглянул в верную сторону.
МАЛЬЧИК. но этого же нет... это неправда... сейчас оно исчезнет...
НЕЗНАКОМЕЦ. уверен, ты ошибаешься.
Теперь НЕЗНАКОМЕЦ выглядит так, будто глаза его могут сверкать, голос может
греметь, рука может быть тяжела. Но он не сверкает, не гремит, не сокрушает. Он знает,
что разрушение ничтожней покоя, а гром слабее тишины.
МАЛЬЧИК. но это ведь просто фантазия... этого нет...
НЕЗНАКОМЕЦ. иногда нужно просто поверить в то, чего нельзя увидеть...
Утреннее солнце уже вовсю хозяйничает в комнате. Оно красит белые до стерильности
стены и постель. Выгоняет мрак из малейших щелей. Преображает и МАЛЬЧИКА. Солнце
преображает все.
МАЛЬЧИК. ...а я хотел бы это увидеть... дома и горы и...
НЕЗНАКОМЕЦ. тогда дай мне руку!
МАЛЬЧИК. но я боюсь...
НЕЗНАКОМЕЦ. не стОит! Это большие научили тебя бояться... Вспомни, малышом ты рос
без страха... не боялся ползти, становиться на ноги... что же теперь изменилось — ты вырос?
Дай руку мне, мой мальчик!
МАЛЬЧИК сначала с опаскою, но с каждым мгновением все увереннее, протягивает
НЕЗНАКОМЦУ руку. И вот их больше нет. Они уже не там, где были минутой ранее.
КАРТИНА ВТОРАЯ:
Они уже не там, где были минутой ранее. МАЛЬЧИК и НЕЗНАКОМЕЦ на самом краю
душистого леса, среди молчаливых деревьев. В студеном блеске росы отражаются
причудливые облака. Перед ними — широкая лесная дорога. Они в самом начале пути.
НЕЗНАКОМЕЦ. я думал, мы никогда оттуда не выберемся...
МАЛЬЧИК. а где мы?
НЕЗНАКОМЕЦ. ты же сказал, что хочешь все это увидеть...
МАЛЬЧИК осматривается. Впереди — густой лес и мшистые болота. Цветет вереск и
ржавые мхи. Позади — скалистый кряж. Белой костью вокруг торчит можжевельник.
Позади сгрудились камни. Сползлись уступами. За грядами утесов не видно ничего. Только
призрачной дымкой маячит вдалеке синяя вершина со странными постройками.
МАЛЬЧИК. когда-то я обязательно напишу все это!
НЕЗНАКОМЕЦ садится прямо на землю. Срывает травинку. Жует.
НЕЗНАКОМЕЦ. я изрядно проголодался...
МАЛЬЧИК молчит.
НЕЗНАКОМЕЦ. только не говори, что ты не голоден...
МАЛЬЧИК я хочу пить...
НЕЗНАКОМЕЦ. и я бы не отказался...
МАЛЬЧИК. да что же ты все время повторяешь за мною?
НЕЗНАКОМЕЦ. мы все...
МАЛЬЧИК. …за кем-то повторяем... я почему-то знал, что ты так скажешь... Кто ты вообще
такой? Кто ты такой!
НЕЗНАКОМЕЦ. чем так кричать, лучше бы достал нам воды...
МАЛЬЧИК. и как же я могу это сделать?
НЕЗНАКОМЕЦ. для начала: можешь попытаться...
МАЛЬЧИК стоит в растерянности. Небо затягивает тучами. Случается ветер.
Становится темнее. Каменные уступы внизу заволакивает туманом.
НЕЗНАКОМЕЦ. ...вокруг все изменилось, пока мы были здесь! посмотри на небо — оно
совсем иное... и ветер... солнце светит иначе...
Срывается сильный ветер. Начинается дождь. Путники подставляют ему ладони. Вода
льется сквозь пальцы. Убегает стремительно.
НЕЗНАКОМЕЦ. мой мальчик, покинем это место, оно меняется быстро...
МАЛЬЧИК. но все другое: оно так же стремительно... как мне угнаться за ним?
НЕЗНАКОМЕЦ. мальчик мой, подумай о вечности! О том, что для всех неизменно!
МАЛЬЧИК. ты хочешь...
НЕЗНАКОМЕЦ перебивает.
НЕЗНАКОМЕЦ. так хочешь ты!
МАЛЬЧИК. но как я могу? С чего начать?
НЕЗНАКОМЕЦ. начни с того, что ближе, а там уже решишь, куда направиться потом...
МАЛЬЧИК. смотри, там спуск среди камней! А внизу должна быть река... пойдем?
НЕЗНАКОМЕЦ. ты уверен? Лесная дорога мне кажется куда приятнее...
МАЛЬЧИК. я не знаю... но чувствую... пойдем!
НЕЗНАКОМЕЦ. дождь намочил камни... там очень скользко!
МАЛЬЧИК. тогда нам стоит быть осторожными!
КАРТИНА ТРЕТЬЯ:
МАЛЬЧИК и НЕЗНАКОМЕЦ на глинистом берегу реки. Их локти и колени изодраны в кровь.
Но раны не глубоки. МАЛЬЧИК измучен жаждой и вопросами без ответа. Он пьет
торопясь. Черпает воду пригоршнями. Весело, совершенно по детски, смеется. Потом
останавливается и долго всматривается в воду. Говорит с восторгом.
МАЛЬЧИК. какое красивое небо! Смотри, как оно отразилось в воде!
НЕЗНАКОМЕЦ смотрит мельком. Отворачивается.
МАЛЬЧИК. но посмотри же: оно бездонно!
НЕЗНАКОМЕЦ даже не поворачивается. Говорит из-за плеча.
НЕЗНАКОМЕЦ. ты утолил жажду?
МАЛЬЧИК. утолил... но почему ты не хочешь посмотреть?
НЕЗНАКОМЕЦ неспешно оборачивается к МАЛЬЧИКУ. Говорит улыбаясь.
НЕЗНАКОМЕЦ. Милый мой мальчик, ты очарован одним отражением. Тебе довольно того,
что внизу...
Поднимает голову.
НЕЗНАКОМЕЦ. Не смотри вниз... Подними глаза... Сумей увидеть великое небо...
МАЛЬЧИК смотрит вверх. МАЛЬЧИК теперь молчалив и задумчив.
НЕЗНАКОМЕЦ что-то мастерит у воды. Это два ивовых посоха — незаменимые спутники
в долгом пути.
КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ:
МАЛЬЧИК сидит на глинистом берегу. Практически в водянистой грязи. Строит из нее
неприступный замок.
И вот замок практически готов. Он высок и по-своему выразителен. Остаются последние
штрихи. Но снова начинается дождь и через какую-то минуту от замка не остается и
следа...
МАЛЬЧИК принимается за дело снова. НЕЗНАКОМЕЦ возвращается откуда-то. Он
улыбается.
НЕЗНАКОМЕЦ. по-моему, это неблагодарное дело... ты уже должен был понять...
МАЛЬЧИК. но я хочу построить замок!
НЕЗНАКОМЕЦ. твое упорство достойно лучшего применения.
МАЛЬЧИК. например, ходить с тобою на охоту?
НЕЗНАКОМЕЦ. это — достойное занятие...
МАЛЬЧИК. значит, убивать несчастных зайцев — достойно? А замки строить — нет?
НЕЗНАКОМЕЦ. когда-нибудь ты поймешь...
МАЛЬЧИК с еще большим упорством нагребает глину на кучу. Возводит новые крепостные
стены.
НЕЗНАКОМЕЦ. и я, кстати, не об этом говорил.
МАЛЬЧИК. как, не об этом? ты же только-что сказал...
НЕЗНАКОМЕЦ. я сказал, что строить замки из песка — глупо. Ты глуп и упрям, мой
мальчик.
МАЛЬЧИК копает защитный ров вокруг будущего замка. Возводит стены еще выше.
МАЛЬЧИК. вот так... будет новый дождь и ров наполнится водою... это лучшая защита...
НЕЗНАКОМЕЦ не слушает МАЛЬЧИКА. Он с остервенением топчет стены, загребает
ногами глину. Засыпает защитный ров.
НЕЗНАКОМЕЦ. сотни тысяч мальчиков до тебя построили сотни тысяч замков! И теперь вся
земля полна руинами... а вы, несносные мальчишки, продолжаете возводить этих глиняных
уродов!
МАЛЬЧИК удивлен. Ему не страшно, но горько за свое творение. Он с недетскою силою
отталкивает НЕЗНАКОМЦА. Кричит.
МАЛЬЧИК. так что теперь? Не строить... Вообще ничего не делать, если оно пропадет? Если
оно не вечно, то не достойно быть?
НЕЗНАКОМЕЦ успокаивается. Еле заметная улыбка снова на его лице.
НЕЗНАКОМЕЦ. каждому свое... один потратит жизнь, чтоб возводить временное — и это
тоже правильно! Другой будет жить, чтоб познать вечное... и это твоя судьба, хотя ты бежишь
от нее...
МАЛЬЧИК, только-что вскочивший на ноги, снова садится в грязь и начинает копать новую
яму. Глубже предыдущей.
МАЛЬЧИК. может и так... я не знаю... еще не знаю... может потом... пока я хочу просто
построить замок... не мешай мне, пожалуйста...
НЕЗНАКОМЕЦ отходит. Он не злится, а лишь тихо улыбается. Все также тонко и еле
заметно.
НЕЗНАКОМЕЦ. ты свободен, мой друг... если хочешь рыть — рой... кто знает, может на дне
этой ямы ты и найдешь себя...
МАЛЬЧИК роет. Роет глубоко. Из выброшенной глины возводит новый остов замка. Вдруг
вскакивает. Испугано кричит.
МАЛЬЧИК. Там череп! Человеческий череп!
Подходит к самому краю. Опускается на колени. Достает череп из ямы.
МАЛЬЧИК. он пробит... рассечен... смотри, его разбили чем-то, наверное топором... смотри,
там еще один... он пробит стрелою... их убили...
Выпускает череп из рук. Тот с глухим чавканьем падает в грязь. МАЛЬЧИК смотрит
сначала на него. Потом — в яму.
МАЛЬЧИК. они одинаковы... они... смотри, там еще что-то... блестит... смотри, монеты...
наверное их убили, чтобы ограбить... может это торговцы...
НЕЗНАКОМЕЦ. здесь и правда недалеко есть разбойничье логово...
МАЛЬЧИК. тогда, почему мы здесь? А если они нападут?
НЕЗНАКОМЕЦ. обязательно нападут... они уже практически здесь.
МАЛЬЧИК. и что мы будем делать... почему мы не уходим... нам надо уходить... мне
страшно...
НЕЗНАКОМЕЦ. я сам боюсь... каждый раз боюсь...
МАЛЬЧИК. а что же делать?
НЕЗНАКОМЕЦ. драться!
МАЛЬЧИК. как я буду драться? Я же не могу?
НЕЗНАКОМЕЦ. тогда ты умрешь!
МАЛЬЧИК близок к истерике. Он плачет. Он не хочет умирать.
МАЛЬЧИК. но чем я буду драться?
Уже слышен топот ног убийц. Уже доносятся их воинственные крики. Уже воздух
наполнился их смрадом.
НЕЗНАКОМЕЦ. у нас есть посохи...
МАЛЬЧИК. как... посохи... против мечей и топоров... их много... смотри: вон они спускаются
с утеса... их дюжина... как мы победим...
НЕЗНАКОМЕЦ. возможно все, мой мальчик...
Убийцы уже рядом. Один из них, огромный и с горящими глазами, уже рядом. МАЛЬЧИК
испуган. Убийца рядом. МАЛЬЧИК выставляет перед собою посох. Закрывает глаза.
Покорно ждет. Но смерть не приходит.
МАЛЬЧИК открывает глаза. Простой деревянный посох пронзил нападавшего насквозь.
Кровь течет у того изо рта. Убийца мертв.
МАЛЬЧИК выдергивает свой посох. К нему бегут новые разбойники. Рядом сражается
НЕЗНАКОМЕЦ. МАЛЬЧИК кричит.
МАЛЬЧИК. Я просто...хочу...жить!
КАРТИНА ПЯТАЯ:
МАЛЬЧИК И НЕЗНАКОМЕЦ зарывают большую яму. Рядом уже высятся одиннадцать
невысоких глиняных холмиков и одиннадцать небольших речных камней, отполированных до
блеска тысячелетним потоком.
МАЛЬЧИК. я думал, все будет как-то по-другому...
НЕЗНАКОМЕЦ. что значит «по-другому»?
МАЛЬЧИК. ну, не знаю... это же фантазия... знаешь, такая битва битв: летающие корабли,
вокруг льется жидкий огонь, сверкают искры, огромные каменные глыбы поднимаются в
небо одною лишь силою мысли... и у нас был бы волшебный клинок... а не эти... странные...
МАЛЬЧИК кивает на исцарапанные посохи, перепачканные запекшейся кровью.
МАЛЬЧИК. ...а еще письмена... древние тайны и...
НЕЗНАКОМЕЦ. ...и смерть... вот ее было вдоволь и только она важна... важна как и жизнь...
она была, мальчик мой... настоящая... и вот это важно, а не все эти корабли и огненные реки с
древними письменами...
МАЛЬЧИК. но ты же сам говорил, что любая фантазия...
НЕЗНАКОМЕЦ. понимаю, ты запутался... ладно... просто послушай меня: правда всегда
проще и доступнее...
МАЛЬЧИК. выходит, любая фантазия — правда?
НЕЗНАКОМЕЦ. не совсем так, просто любая фантазия не может без правды. И это так же
верно, как и то, что нам нужно закапывать быстрее, чтобы начать, наконец-то, готовить обед.
МАЛЬЧИК выпрямляется.
МАЛЬЧИК. не могу понять... зачем вообще мы это делаем?
НЕЗНАКОМЕЦ. зачем убиваем?
МАЛЬЧИК. нет... зачем хороним этих преступников? На их руках, наверное, кровь не одного
десятка несчастных торговцев...
НЕЗНАКОМЕЦ. я видел мало счастливых торговцев...
МАЛЬЧИК. ты не ответил... почему ты не ответил? почему мы хороним убийц?
НЕЗНАКОМЕЦ. потому-что убийцами они были при жизни, а теперь — просто люди...
просто мертвые люди... и они достойны сострадания...
МАЛЬЧИК идет к реке, чтобы прикатить оттуда двенадцатый погребальный камень.
МАЛЬЧИК. и все-равно, они — убийцы!
НЕЗНАКОМЕЦ выпрямляется. Смотрит на МАЛЬЧИКА.
НЕЗНАКОМЕЦ. но ты ведь тоже убийца!
МАЛЬЧИК. это другое!
НЕЗНАКОМЕЦ. это то же самое!
МАЛЬЧИК. я убивал, чтобы жить!
НЕЗНАКОМЕЦ. они тоже... мы все убиваем других, чтобы жить самим...
НЕЗНАКОМЕЦ помогает МАЛЬЧИКУ установить камень в изголовье могилы.
НЕЗНАКОМЕЦ. да, они были убийцами... и я... и ты... убийцы... и снова будем убивать: или
друг-друга или себя... Мы все — убийцы, но не у всех хватает мужества в этом признаться...
МАЛЬЧИК. ты говоришь запутано, я не все понимаю. Но теперь признаю, что убийца... и
знаешь... мне от этого легче... и... я голоден... я только сейчас понял, как голоден.
НЕЗНАКОМЕЦ разгребает небольшую кучу листьев и травы. Достает оттуда тушку
неразделанного зайца.
МАЛЬЧИК. вот и пригодилась добыча... Но все-таки я представлю, что это кролик...
КАРТИНА ШЕСТАЯ:
НЕЗНАКОМЕЦ на берегу разводит костер, чтобы приготовить обед. МАЛЬЧИК бежит от
реки с небольшим котелком для воды, найденным среди вещей разбойников.
МАЛЬЧИК. я видел... там... в камышах... там они... пришли... трое... я видел...
НЕЗНАКОМЕЦ спокойно берет в руки посох.
НЕЗНАКОМЕЦ. значит, снова примем бой...
МАЛЬЧИК. да... нет, там они... там три женщины... и я видел...
НЕЗНАКОМЕЦ. они испугали тебя?
МАЛЬЧИК. да... нет... они... они манили меня...
НЕЗНАКОМЕЦ. значит ты уже вырос...
МАЛЬЧИК. да нет же... они звали меня к себе, просили подойти... и я испугался.
НЕЗНАКОМЕЦ. ладно, пойдем и посмотрим, такие ли они страшные...
МАЛЬЧИК. они не страшные... не в том смысле... они очень красивые... но я испугался...
НЕЗНАКОМЕЦ и МАЛЬЧИК идут к густому камышу. За ним — рукотворная купальня. В ней
плещутся две обнаженные женщины. Они по пояс в воде. Плавными жестами манят
путников к себе. МАЛЬЧИКУ они кажутся прекрасными. Он не помнит уже ни о битве, ни
об ужине. Он забыл о НЕЗНАКОМЦЕ и своем посохе. МАЛЬЧИК идет к женщинам.
Внезапно он слышит резкий мужской крик и яростный женский. Оборачивается. Видит
перед собою занесенный клинок и женскую грудь. Женщина с клинком падает на землю.
Кровь из ее раны багрит траву. Над нею — НЕЗНАКОМЕЦ. Еще секунда — и купальня
пуста. Только тело на свежей траве прощается с душою.
НЕЗНАКОМЕЦ. мой мальчик, ты в порядке? Эта женщина не ранила тебя?
МАЛЬЧИК. я не видел ее... я смотрел на тех... а ее не заметил...
НЕЗНАКОМЕЦ. так часто будет в жизни... и я надеюсь, что не каждый раз это будет грозить
тебе смертью!
МАЛЬЧИК. но кто они? Они же прекрасны... почему такие красавицы хотели нас убить?
НЕЗНАКОМЕЦ. мы лишили жизни их мужей. Женщины, они такие — хотят любви от
многих... но мстить готовы только за того единственного.
МАЛЬЧИК. не понимаю... этим же убитых не вернешь... зачем новые трупы?
НЕЗНАКОМЕЦ. верность, мой мальчик. Умершему ее хранят куда честнее...
МАЛЬЧИК. выходит женщины и правда такие страшные существа?
НЕЗНАКОМЕЦ. сложные, мой мальчик — наверное, это слово будет точнее... Ладно, давай
приниматься за дело, нужно вырыть еще одну яму... А потом — наконец-то пообедать...
МАЛЬЧИК. ...и отравляться в путь! Давай, поднимемся на ту вершину, что я видел из окна...
КАРТИНА СЕДЬМАЯ:
Широкие долины. Зеленые поля. Синие дали. Долго. Коротко. И путники достигли цели.
Осталось только подняться к заветной вершине по замшелым каменным ступеням,
пугающим своей крутизной. Путники садятся прямо на ржавый мох и душистый вереск.
Они устали. Им еще предстоит подъем.
НЕЗНАКОМЕЦ. ...уже почти добрались. Но ты устал, мой мальчик?
МАЛЬЧИК. я не думал об этом...
Устраивается на замшелом выступе поудобнее.
МАЛЬЧИК. скажи, почему мы так быстро пришли?
НЕЗНАКОМЕЦ. я думал, тебя уже ничем не удивишь. Еще и не такое возможно.
МАЛЬЧИК. хватит загадок, я устал... даже не помню, когда я спал... не надо, не отвечай. Мне
кажется, я понял... ты сейчас скажешь, что тяжело начать путь, а двигаться — легко?
НЕЗНАКОМЕЦ. ну, я бы подобрал еще эпитетов, но саму суть ты передал правильно.
МАЛЬЧИК ерзает на каменной ступени. Потом садится прямо на землю. Опирается о
камень спиною.
МАЛЬЧИК. мы так долго... не очень долго... я, если честно, и не понял, сколько мы шли... но
это не важно... важно то... я понял... я не буду подниматься сейчас...
НЕЗНАКОМЕЦ. хорошо, мой мальчик. Давай заночуем тут, внизу, а утром поднимемся на
самый верх, к храмам... по этим уступам идти будет сложно. Мох не лучший попутчик, но я
помогу тебе...
МАЛЬЧИК. спасибо... ты уже помог... я не буду подниматься сейчас... я вообще не буду
подниматься здесь, в этом мире... я должен вернуться домой и начать свой путь оттуда. Я
могу вернуться?
НЕЗНАКОМЕЦ. ты свободен — и это твой мир. Ты создал его таким — если захочешь
вернуться в тот другой — я мешать не стану!
МАЛЬЧИК. мне что-то подсказывает, что я должен вернуться домой... я буду скучать...
НЕЗНАКОМЕЦ невозмутимо готовит для себя постель.
МАЛЬЧИК. я увижу тебе еще?
НЕЗНАКОМЕЦ. если будешь смотреть в верную сторону.
МАЛЬЧИК. ты опять говоришь загадками.
НЕЗНАКОМЕЦ. это не загадка — просто совет.
МАЛЬЧИК. спасибо тебе.
НЕЗНАКОМЕЦ. займись лучше постелью — впереди долгая ночь.
Но МАЛЬЧИК не может заснуть. Его тревожит что-то. Тревожит многое.
МАЛЬЧИК. столько всего произошло... я думал, что забыл, но мне снова страшно.
НЕЗНАКОМЕЦ. ты наполнил жизнь смыслом... жил здесь — живи теперь там. Там твой
дом... ты найдешь... нет... ты вернешься сюда... когда-то... а если не вернешься, не найдешь —
насладись поисками: это то, на что стоит потратить жизнь... ты справишься, мой мальчик...
Спи уже. Я хочу отдохнуть!
МАЛЬЧИК. сейчас. осталось только одно: скажи мне... все таки... кто ты?
НЕЗНАКОМЕЦ. ты знаешь, что я отвечу.
МАЛЬЧИК. ну, пожалуйста, давай без этих штучек.
НЕЗНАКОМЕЦ. ну ладно... я, конечно же, не должен тебе говорить...
МАЛЬЧИК. ...но мы пережили столько всего вместе. Ты — это я?
НЕЗНАКОМЕЦ. вспомни, чему я учил тебя: это было бы слишком просто.
МАЛЬЧИК. а кто же тогда?
НЕЗНАКОМЕЦ. мальчик мой, каждый видит меня хотя бы однажды. Приходящего из
тишины и уводящего в тишину... Не каждый, правда, успевает разглядеть.
МАЛЬЧИК. но ты не смерть?
НЕЗНАКОМЕЦ. я рад, что ты начал понимать. Нет, я не смерть. Меня уместнее назвать
Уводящим или Проводником. Уводящий, если честно, мне нравиться больше.
МАЛЬЧИК. но для меня это не конец?
НЕЗНАКОМЕЦ. и ту ты прав.
МАЛЬЧИК. но почему? Дело во мне? или в тебе?
НЕЗНАКОМЕЦ. дело в нас. не знаю, может это прихоть или свобода воли. Да и не важно, как
назвать. Ты найдешь, чем заняться там. а здесь — не пришло твое время.
МАЛЬЧИК. значит я — важен?
НЕЗНАКОМЕЦ. делай важное — и будешь важен! Мы сами определяем... свобода воли, я же
говорил тебе.
МАЛЬЧИК. я постараюсь... главное — не бояться!
НЕЗНАКОМЕЦ. я помогу тебе. Засыпай, мой мальчик! Сейчас ты уснешь и я тотчас шепну
тебе тайное слово — а утром ты встанешь сильным и забудешь страх.
НЕЗНАКОМЕЦ кладет руку МАЛЬЧИКУ на разгоряченную голову. Тот спит. Да и не
мальчик он уже, а юноша. Что бы не ждало его дальше, утром он проснется другим.
НЕЗНАКОМЕЦ широко улыбается. Закрывает глаза. Засыпает. Проходит время — и вот их
больше нет. Они уже не там, где были минутой ранее.
ЭПИЛОГ:
Близится ночь. Все вокруг наполнено закатным блеском оранжевого солнца, опускающегося
на горизонте за золоченые долины. НИКОЛАЙ РЕРИХ стоит на самой верхушке горы, среди
странных то ли домов, то ли храмов. К РЕРИХУ подходит УВОДЯЩИЙ. Становится
рядом.
РЕРИХ. я ждал тебя здесь...
УВОДЯЩИЙ. настало время и я к тебе пришел...
РЕРИХ. ты удивительно пунктуален... Видно, уже и правда конец?
УВОДЯЩИЙ. всему есть альтернатива...
РЕРИХ. и даже смерти?
УВОДЯЩИЙ. и смерти... Она возьмет не все, а только лишь свое.
РЕРИХ. знаешь, я так хотел взглянуть на весь этот мир отсюда. но мне все же немножечко
страшно...
УВОДЯЩИЙ. дай руку мне, мой мальчик!
Вокруг — лишь свист неясных полетов. Далекий вой равномерно дрожит. Засветился
восток. Острыми, как лед, глыбами туманы плотно застлали долину. РЕРИХ пристально
смотрит вдаль. Нам не ведомо, что видит он. Возможно, перед его взором промелькнула и
та памятная ночь из детства, и неуютная спальня в загородном лесном поместье, теперь
уже проданном много десятилетий назад.
Но время минуло — и разошелся туман. Только РЕРИХА и УВОДЯЩЕГО на вершине больше
нет. Они уже не там, где были минутой ранее.
(7-10 июня, 2012 года)
при написании пьесы использованы стихи Николая Рериха 1915-1920 гг.
редакция — 29 марта 2014 года
[email protected]
Скачать