состояние человека» в русской языковой картине мира

Реклама
Безличные предложения со значением состояния человека в русской
языковой картине мира // Вторая международная конференция «Русский
язык и литература в международном образовательном пространстве:
современное состояние и перспективы». – Гранада, 2010. – С. 52-57 (0,5
п.л.).
Безличные конструкции со значением «состояние человека» в русской
языковой картине мира
И.А.Башкирова
[email protected]
Актуальные проблемы русской грамматики
Новый гуманитарный институт (НГИ)
The report is considering the Russian impersonal sentences which denote a person’s state. The model of a
sentence under discussion is considered in connection with the Russian Language picture of the world. The paper
is describing the basic situations of using of such sentences in the Russian Language.
В сообщении говорится о русских безличных предложениях, обозначающих состояние человека.
Анализируемый тип предложения рассматривается в связи с русской языковой картиной мира. В статье
характеризуются основные ситуации употребления таких предложений в русском языке.
Ключевые слова: безличные предложения, языковая картина мира
Категория безличности и безличные предложения в течение долгого времени
находятся в центре внимания многих лингвистических, а в настоящее время – и
этнолингвистических исследований. Ученые отмечают широкое распространение
безличных предложений в русском языке и связывают это прежде всего с
особенностями русского национального характера, русского менталитета.
Характеризуя особенности русского менталитета, философы и языковеды
говорят о таких чертах характера русского человека, как «склонность к устремленности
в бесконечность, безграничность, космос, неспособности адекватного объяснения мира,
фатализму; эмоциональности, иррациональности, неагентивности, (как было отмечено
(Бердяев 1990; Вежбицкая 1997; Арутюнова 1999; Тарланов 1998)»). Противоположным образом
описывают черты характера представителей некоторых европейских народов, отмечая
их склонность к объективности и адекватности, рациональности, восприятию человека
как активного творца своей жизни.
Русская языковая ментальность особенно ярко проявляется на синтаксическом
уровне в системе односоставных, в частности, безличных предложений.
Значение безличности формируется прежде всего грамматическими
показателями – морфологическими и синтаксическими.
Морфологическим показателем безличности является так называемая безличная
форма глагола, а также т.н. СКС с формантами –ет - Вечереет, -ит - Морозит, -(л)о Холодило; Скучно, -ся - Работается и т.п.
Синтаксическая структура безличных конструкций предполагает только один
главный член – глагольный или именной – (Меня) знобит, (Ветром) унесло (лодку),
(Мне) холодно и т.п. В структуру безличной конструкции, как правило, включается так
называемый объектный компонент, назначение которого – указывать на лицо или
1
предмет, охваченные действием или состоянием; обычно объектный компонент имеет
форму дательного падежа: мне, Пете, Маше и т.п. – Мне грустно, Пете не читается.
«Семантика русских безличных конструкций связана с понятиями «мифическая,
высшая, сверхъестественная, природная сила, энергия, неконтролируемость,
непроизвольность, странность, неопределенность, как было отмечено (Гиро-Вебер 2001;
Золотова 1973; Павлов 1998)».
Безличные предложения есть и в других языках, например в английском, где они
используются для обозначения природных и погодных явлений: It rains; It is hot;
времени: It is late. Семантически они соотносятся с такими же типами русских
предложений, но в их структуру в силу обязательной грамматической двусоставности
конструкций английского языка включается компонент it – подлежащее, являющееся
формальным, «пустым», не несущим смысла.
Можно предположить, что наличие в русском языке односоставных
конструкций и отсутствие их, например, в английском языке связано с особенностями
национального мировоззрения русских и англичан, а именно: с определением ими роли
и места человека в жизни (деантропоцентрическая картина мира русских и
антропоцентрическая картина мира англичан).
Таким образом, в языковом отражении мира различных народов существуют как
общие черты, характерные для большинства языков, так и национально-специфические
– характерные для конкретного языка или группы языков.
В качестве такого национально-специфического «компонента» в русском языке
можно рассматривать безличные конструкции со значением «состояние человека».
Грамматическое оформление конструкции – безличная форма главного члена + форма,
представляющая субъекта как пациенса – реализует значение «неволитивное состояние
субъекта», то есть такое состояние, которое как бы охватывает субъекта помимо его
воли», как было сказано (Вежбицкая 1997: 44-47)».
Среди глагольных безличных конструкций для обозначения состояния человека
употребляются следующие.
1) Мне читается / Мне думается – Мне не читается, Мне не думается.
Главный член выражен безличным возвратным глаголом. В современном
русском языке безличные глаголы подобного рода образовываются от личных путем
прибавления постфикса «ся». Глаголы такого типа в указанной конструкции
обозначают
физическое
или
психическое
состояние,
связанное
с
предрасположенностью (или непредрасположенностью (при наличии в конструкции
отрицательной частицы «не»)) субъекта к какому-либо действию.
Для обозначения физического состояния человека используются глаголы,
называющие: 1) речевую деятельность: говориться, петься: Ему всё говорилось и
говорилось сегодня; Ему всегда легко пелось; 2) физиологические процессы в
организме человека: дышаться, дрематься, житься, икаться, спаться: Дышалось в
этом городе тяжело; Не дремалось мне сегодня днём; Всякий посетитель, если он,
конечно, был не вовсе тупицей, попав в Грибоедова, сразу же соображал, насколько
хорошо живется счастливцам – членам МАССОЛИТа, и черная зависть начинала
немедленно терзать его (М. Булгаков); Сестре весь день икалось; Ему всю ночь не
спалось, он читал; 3) положение в пространстве: лежаться, сидеться: Не лежалось
Петру в столь ранний час; Не сидится мне спокойно дома; 4) занятие: работаться:
Мне всегда как-то лучше работается за городом, в особенности весной (М. Булгаков).
Для обозначения психического состояния используются глаголы вериться,
думаться, мниться и др. Ученым не верилось, что они наконец-то разработали
аналог этому дорогостоящему лекарству (Из газет); Ей постоянно думалось о
встрече с писателем (Из газет).
2
Обязательным для структуры рассматриваемой конструкции является
компонент, называющий субъекта, который испытывает состояние. Данный компонент
придает конструкции пациентивную семантику: Мне хорошо работается – «Я
нахожусь в состоянии, когда я почему-то могу хорошо работать, у меня получается
хорошо работать, мне удается хорошо работать»; Мне не спится – «Я нахожусь в
состоянии, когда я почему-то не могу заснуть; у меня почему-то не получается заснуть,
мне почему-то не удается заснуть».
2) Меня тошнит.
Главный член выражен собственно безличным глаголом.
Глаголы в рассматриваемой конструкции называют физические болезненные
ощущения человека: 1) внутренние, которые внешне могут быть незаметными:
тошнить, трясти, знобить, лихорадить, ломать, колотить и др.: В этой голове гудел
тяжкий колокол, между глазными яблоками и глазными веками проплывали
коричневые пятна с огненно-зеленым ободком, и в довершение всего тошнило, причем
казалось, что тошнота эта связана со звуками какого-то назойливого патефона (М.
Булгаков); Я травил за борт, и меня всего трясло (В. Аксёнов); Брюки и рубаха были
всё ещё влажными, и меня знобило, но я всё равно сидел (Б. Балтер); 2) ощущения
человека, которые, как правило, имеют внешнее проявление: шатает, качает;
перекосило, передернуло и др. У Маргариты закружилась голова, её шатнуло, но
чаша оказалась уже у её губ, и чьи-то голоса, а чьи – она не разобрала, шепнули в оба
уха: - Не бойтесь, королева… (М. Булгаков); И опять передернуло Берлиоза
(М.Булгаков); Меня всего колотит от холода.
Местоимение в форме родительного или дательного падежа меня, её; мне, ей,
ему, вам и др.называет субъекта, который охвачен состоянием.
3) В горле скребет / Горло скребет.
Главный член выражен личным глаголом в безличной форме.
Конструкция используется для обозначения физических болезненных ощущений
человека, локализующихся в какой-либо части тела.
Для обозначения физических ощущений употребляются глаголы зашуметь,
зазвенеть, гудеть, потемнеть, зарябить, ломить, заложить, простреливать, колоть,
першить, стучать, холодить, болеть, трещать, скрести и др. В ушах шумит (гудит,
звенит, трещит); В глазах потемнело (зарябило); В боку закололо (заболело, болит,
ломит); В горле першит (скребет); В пояснице (поясницу) простреливает; В голове
трещит.
Как правило, глаголы, входящие в состав данной конструкции, в сочетании с
локативным компонентом, номинирующим часть тела человека, в которой
локализуется ощущение (в боку, в груди, в висках, в горле, во рту, под сердцем и др.),
реализуют метафорическое значение.
Так, например, первичная семантика глаголов зашуметь, зазвенеть, гудеть –
обозначение звука. В рассматриваемой конструкции такие глаголы приобретают
значение «вызывать боль или какое-либо иное неприятное ощущение, подобное боли,
как было сказано (Васильев 1981: 45)». У Маргариты зазвенело в ушах (М. Булгаков);
В голове у него был какой-то сквозняк, гудело, как в трубе, и в этом гудении слышались
клочки капельдинерских рассказов о вчерашнем коте, который принимал участие в
сеансе (М. Булгаков).
Глагол «рябить» (делать рябым, неровным, негладким) в сочетании с
локативным компонентом также приобретает метафорическое значение: Зарябило в
глазах – о появлении ощущений, когда перед глазами возникает множество пестрых
точек. Когда он распаковал свой груз, в глазах у него зарябило, он что-то промычал
болезненно (М. Булгаков).
3
Среди именных безличных конструкций для обозначения состояния человека
используются конструкции Мне холодно / Мне грустно.
Главный член выражен словом категории состояния. В состав конструкции
обязательно включается словоформа, обозначающая субъекта (носителя состояния),
которая может быть выражена либо местоимением (мне, тебе, ему, вам, ей и др.), либо
именем собственным (Маше, Пете, Ване и пр.).
В позиции главного члена употребляются три семантические группы слов
категории состояния, называющие: 1) «физическое состояние человека»: как правило,
лексемы с отрицательной коннотацией: голодно, холодно, зябко, жарко, душно и др.
Ей было зябко, она никак не могла согреться; Мише стало жарко; 2) «психическое
состояние человека»: лексемы с положительной коннотацией - весело, легко,
радостно, смешно; лексемы с отрицательной коннотацией - страшно, трепетно,
стыдно, совестно, жутко, тоскливо, ужасно, боязно, досадно, грустно, завидно,
трудно и др. Маше было весело весь день от мысли о предстоящей экскурсии; Мне
стыдно за свой поступок; У меня (мне) сегодня радостно на душе; 3) слова категории
состояния с синкретичной семантикой, которая актуализируется в контексте: неудобно,
плохо, нехорошо, дурно, тяжело, больно и др. Ср., например, Мне было неудобно на
маленьком диване (физическое состояние) и Нужно просить, а мне неудобно
(психическое состояние).
Следует отметить, что для обозначения состояния человека наряду с
односоставными безличными конструкциями в русском языке существуют
двусоставные, показывающие человека как агенса, то есть полностью
контролирующим своё состояние: Я сижу, Я читаю. Я шатаюсь. Я качаюсь. Я грущу.
Я скучаю. Я голодаю и др. Таким образом, говорящий имеет возможность выбрать
конструкцию из предлагаемого языком ряда «личное – безличное предложение».
Принципиально значимым выбор из ряда «личное – безличное предложение»
может оказаться, например, при создании художественного текста, поскольку
безличные
предложения
обладают
богатым
изобразительно-выразительным
потенциалом. Так, например, в романе известного русского писателя М.А. Булгакова
«Мастер и Маргарита» выбор для обозначения психофизического состояния человека
из потенциального синонимического ряда конструкций типа Я грущу – Мне грустно, а
также подбор лексического наполнения конструкций – слов категории состояния
преимущественно с отрицательной коннотацией трудно, тяжело, горько, тесно, плохо
и т.п. (53 словоформы из 93), подчеркивающих «фатумное», «роковое» значение
безличных предложений, помогает передать автору одну из тем романа – тему
неопознанной высшей силы, тему сатаны.
Таким образом, обладая реестром синонимических средств, говорящий
получает возможность выбрать именно то из них, значение которого наиболее
соответствует его коммуникативной задаче. Если нужно представить состояние
человека как некий стихийный, непроизвольный, странный процесс, всецело
охвативший человека, можно использовать безличные конструкции. В том случае,
когда состояние человека является объяснимым, поддающимся контролю можно
использовать двусоставные конструкции.
БИБЛИОГРАФИЯ
АРУТЮНОВА, Н. Д. (1999): «Безличность и неопределенность В кн.:» Язык и мир человека,
Языки русской культуры, Москва.
БЕРДЯЕВ, Н. А. (1990): Судьбы России. Наука. Москва.
ВАСИЛЬЕВ, Л. М. (1981): «Глаголы психической деятельности В кн.:» Семантика русского
глагола, Высшая школа, Москва.
4
ВЕЖБИЦКАЯ, А. (1997): «Русский язык В кн.:» Язык. Культура. Познание, Русские словари,
Москва.
ГИРО-ВЕБЕР, М. (2001): «Эволюция так называемых безличных конструкций в русском языке
двадцатого века», Русский язык: пересекая границы, 1, сс. 66-77.
ЗОЛОТОВА, Г. А. (1973): Очерк функционального синтаксиса русского языка. Наука. Москва.
ПАВЛОВ, В. М. (1998): Противоречия семантической структуры безличных предложений в
русском языке. Наука. Санкт-Петербург.
ТАРЛАНОВ, З. К. (1998): «Русские безличные предложения в контексте этнического
мировосприятия», Филологические науки, 5-6, сс. 65-75.
5
Скачать