Досрочное прекращение действия патента и признание его

Реклама
Досрочное
прекращение
действия
патента
и
признание
его
недействительности. Оспаривание действительности патента по условиям
патентоспособности должно рассматриваться независимо от досрочного
прекращения действия патента, предусмотренного ст. 1399 ГК РФ.
Патентное законодательство предусматривает возможность досрочного
прекращения
действия
патента
на
основании
заявления,
поданного
патентообладателем, или при неуплате в установленный срок патентной
пошлины за поддержание патента.
Если патент прекратил действие из-за неуплаты очередной годовой
патентной пошлины, он досрочно прекращает действие с даты истечения
установленного срока для уплаты патентной пошлины, но является
действующим до этой даты независимо от текущего статуса.
Патент также считается действующим до даты поступления заявления от
патентообладателя о досрочном прекращении, так как действие патента
прекращается в данном случае с даты поступления заявления.
Невозможность признания патента недействительным как выданного на не
соответствующий условиям патентоспособности объект (после досрочного
прекращения
действия
патента)
позволяет
недобросовестным
патентообладателям (особенно в отношении полезных моделей) предъявлять
судебные иски к третьим лицам о нарушении исключительных прав за
период действия патента до досрочного прекращения.
Как на этом можно «играть» с помощью патентов на полезные модели и,
по сути, вымогать деньги с ничего не подозревающих производителей
продукции, не будем описывать.
Палата по патентным спорам не принимала к рассмотрению возражения по
патентам, не действующим на момент подачи возражения или досрочно
прекратившим свое действие до рассмотрения возражения по существу,
ссылаясь на п. 2.8 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения
в Палате по патентным спорам, в котором сказано: «Не принимаются к
рассмотрению возражения или заявления, относящиеся к отозванной заявке
на выдачу патента, отозванной заявке на регистрацию товарного знака, на
регистрацию и (или) предоставление права пользования наименованием
места происхождения товара или относящиеся к выдаче патента на
изобретение, полезную модель, промышленный образец, к предоставлению
правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения
товара, действие которого прекращено, за исключением возражений,
предусмотренных пунктами 1.2 и 1.7 настоящих Правил».
Нечто подобное предусматривается и в административном регламенте
Роспатента, определяющем порядок рассмотрения возражений против
действительности патента, поданных в Палату по патентным спорам.
Обратим внимание на прописанное в указанных Правилах условие
«действие которого прекращено» и проанализируем его легитимность. На
основании этого условия Палата по патентным спорам
отказывает в
рассмотрении возражения, если действие патента уже прекращено. Данное
условие совершенно неадекватно1 тому, что написано в подп. 1 п. 1 ст. 1398
части четвертой ГК РФ:
«1. Патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец
может быть в течение срока его действия признан недействительным
полностью или частично в случаях:
1) несоответствия изобретения, полезной модели или промышленного
образца
условиям
патентоспособности,
установленным
настоящим
Кодексом».
Откуда следует, что срок действия патента и статус патента (действует или
нет) на определенный момент времени, следует рассматривать как
адекватные условия?
1
Оно не было адекватно и той норме, которая была предусмотрена в подп. 1 п. 1 ст. 29
Патентного закона Российской Федерации.
Патентное
право
не
ограничивает
возможность
оспаривания
действительности патента по условиям патентоспобности только случаем,
когда патент является действующим на момент оспаривания.
Если патент действовал первые пять лет, а потом, на шестом году,
досрочно прекратил свое действие в связи с неуплатой годовой пошлины, то
на первые пять лет он так и остался действительным. Никто не был вправе
нарушать патент в указанный период и патентообладатель в пределах срока
исковой давности (как минимум три года) может «достать» нарушителей его
исключительных прав даже после того, как патент досрочно прекратил свое
действие.
Если патент прекращает свое действие в связи с несоответствием условиям
патентоспособности, это означает отмену решения Роспатента о выдаче
патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец и
аннулирование записи в соответствующем государственном реестре. Такой
патент признается недействительным с даты подачи заявки и все судебные
иски
«липовых»
патентообладателей
полезных
моделей
не
будут
удовлетворены.
Данную проблему уже давно осознали и законодательно урегулировали в
Японии, и не только в ней одной.
Закон о полезных моделях Японии от 13 апреля 1959 г. № 123 с
изменениями, внесенными законом от 22 декабря 1999 г. № 220,
предусматривает отдельной нормой возможность проведения судебного
разбирательства
по
признанию
регистрации
полезной
модели
недействительной даже по истечениии срока действия права на полезную
модель (пп. 1, 2 ст. 37).
Рассмотрим несколько интересных судебных дел, которые совершенно
однозначно подтверждают необходимость и правомерность независимого
рассмотрения возражения против действительности патента, досрочно
прекратившего свое действие.
Девятый арбитражный апелляционный суд вынес два постановления, в
которых рассматривались патенты Российской Федерации № 1811954 и
2289490. Учитывая идентичность обеих ситуаций, приведем краткое
извлечение только из одного из этих постановлений — постановления
Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 ноября 2007 г. № 09АП15240/07-АК.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 4 октября 2007 г. было
удовлетворено заявление ОАО «Магнитогорский метизно-калибровочный
завод “ММК-МЕТИЗ”» о признании незаконным решения Палаты по патентным спорам (далее — ППС) от 18 декабря 2006 г. о прекращении
делопроизводства по возражению от 24 октября 2005 г. в связи с досрочным
прекращением действия патента Российской Федерации № 1811954.
Арбитражный суд г. Москвы обязал ППС рассмотреть возражение от 24
октября 2005 г. по существу.
Как следует из материалов дела, патент Российской Федерации № 1811954
на изобретение «Способ изготовления заготовок болтов с многогранной
головкой» выдан по заявке № 04802496/02 (013764) с приоритетом от 30
января 1990 г. 24 октября 2005 г. ЗАО «Патентные услуги» обратилось в
ППС с возражениями против выдачи указанного патента.
Решением ППС, утвержденным руководителем Роспатента 18 декабря
2006 г., делопроизводство по возражению было прекращено на основании п.
5.1 (абзац девятый) Правил подачи возражений и заявлений и их
рассмотрения в Палате по патентным спорам (далее — Правила ППС), так
как по заявлению патентообладателя от 23 августа 2006 г. действие патента
досрочно прекращено.
ОАО «Магнитогорский метизно-калибровочный завод “ММК-МЕТИЗ”»
обратилось в суд с заявлением о признании незаконным данного решения
ППС, поскольку посчитало, что прекращением производства по возражению
ЗАО «Патентные услуги» нарушены законные интересы заявителя в сфере
предпринимательской деятельности.
Суд апелляционной инстанции, выслушав всех представителей, исследовав
и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, не удовлетворил
апелляционную жалобу заявителя и посчитал вывод суда первой инстанции о
наличии оснований для удовлетворения заявленных Обществом требований
обоснованным.
Аналогичное постановление принято в отношении патента № 2289490
(постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 ноября
2007 г. № 09АП-15247/07-АК).
По сути, оба решения Палаты по патентным спорам признаны
незаконными, так как на дату подачи возражений оба патента еще
действовали.
Сложно сказать, как бы поступили суды, если бы на дату подачи
возражений патенты уже не действовали, но сам факт таких судебных
решений уже свидетельствует о не такой уж «бетонной» позиции Палаты по
патентным спорам.
Нельзя не обратить внимание и на то, что Палата по патентным спорам
ранее в отношении патента на промышленный образец приняла совершенно
противоположное решение в идентичной процессуальной ситуации. Дело
касалось возражения против патента на промышленный образец № 43440.
Приведем
извлечение
из
постановления
кассационной
инстанции
Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 мая 2006 г. по
делу № КА-А40/3659-06 по проверке законности и обоснованности решений
(определений, постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную
силу.
Федеральный арбитражный суд Московского округа, рассмотрев в
судебном заседании от 2 мая 2006 г. кассационную жалобу ОАО «Московский вертолетный завод им. М. Л. Миля» на решение от 3 октября 2005 г.
Арбитражного суда г. Москвы, постановление от 13 января 2006 г. № 09АП14042/05-АК Девятого арбитражного апелляционного суда, принятое по делу
№ А40-43525/05-26-233 по заявлению ОАО «Московский вертолетный завод
им. М. Л. Миля» о признании недействительным решения Палаты по
патентным спорам, третье лицо — ОАО «Улан-Удэнский авиационный
завод», установил:
ОАО «Московский вертолетный завод им. М. Л. Миля» обратилось в
Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным
решения Палаты по патентным спорам от 15 июня 2005 г. в отношении
патента № 43440, которым признана недействительной регистрация патента
на промышленный образец, выданного с нарушением п. 1 ст. 6 Патентного
закона Российской Федерации, так как он не соответствовал условию
охраноспособности «новизна».
Решением от 3 октября 2005 г. Арбитражного суда г. Москвы в
удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением
от
13
января
2006
г.
Девятого
арбитражного
апелляционного суда решение оставлено без изменения.
Не согласившись с судебными актами, ОАО «Московский вертолетный
завод им. М. Л. Миля» в кассационной жалобе просит об их отмене как
принятых с нарушением ст. 29, 30 Патентного закона Российской Федерации.
По мнению ОАО, необоснованным является вывод арбитражного суда о
том, что решение Палаты по патентным спорам от 15 июня 2005 г. подлежит
признанию незаконным, поскольку патентообладателем было подано
заявление о досрочном прекращении патента, действие патента было
прекращено 21 февраля 2005 г., поэтому признание 28 февраля 2005 г.
патента недействительным незаконно, так как в силу Патентного закона
патент может быть признан недействительным только в течение срока его
действия, однако такие обстоятельства отсутствовали. Кроме того, суд
пришел к ошибочному выводу о недействительности патента с момента его
выдачи, так как при досрочном прекращении патента на основании заявления
патентообладателя он прекращает свое действие с момента поступления
такого заявления в Роспатент. Однако указанные существенные для дела
обстоятельства не получили надлежащую оценку суда.
В судебном заседании кассационной инстанции представитель ОАО
поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, и просил судебные
акты отменить как неправомерные.
Представитель Палаты по патентным спорам в судебном заседании
возражал против доводов жалобы, как неосновательных.
Проверив
правильность
применения
норм
материального
и
процессуального права Арбитражным судом г. Москвы и Девятым
арбитражным апелляционным судом в порядке ст. 286 АПК РФ, суд
кассационной инстанции не находит оснований для отмены судебных актов.
Арбитражный суд пришел к правильному выводу о том, что обжалуемый
ненормативный акт соответствует действующему законодательству и не
нарушает права и охраняемые законом интересы заявителя.
Как видно из материалов дела, решением Палаты по патентным спорам от
15 июня 2005 г. на основании заявления ОАО «Улан-Удэнский авиационный
завод» регистрация патента на промышленный образец № 43440 признана
недействительной как произведенная с нарушением п. 1 ст. 6 Патентного
закона, так как запатентованный промышленный образец не соответствует
условиям охраноспособности «новизна».
Согласно п. 1 ст. 6 Патентного закона от 23 сентября 1992 г. № 3517-I (в
редакции
федерального
закона
от
7
февраля
2003
г.
№
22-ФЗ)
промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если он является
новым и оригинальным. Промышленный образец признается новым, если
совокупность его существенных признаков, нашедших отражение на
изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков
промышленного образца, не известна из сведений, ставших общедоступными
в мире до даты приоритета промышленного образца.
Признавая незаконным патент на промышленный образец № 43440
«Вертолет», Палата по патентным спорам правомерно исходила из того, что
он не обладал признаком новизны, поэтому предоставление ему правовой
охраны являлось незаконным.
Из обстоятельств дела следует, что возражения ОАО «Улан-Удэнский
авиационный завод» по патенту на промышленный образец были приняты к
производству Палатой 6 июля 2004 г., т. е. до прекращения действия патента
№ 43440 с приоритетом от 4 мая 1995 г.
Установлено, что на дату подачи возражения ОАО «Улан-Удэнский
авиационный завод» спорный патент на промышленный образец действовал,
и в силу Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате
по патентным спорам возражения правомерно приняты Палатой к своему
рассмотрению.
Согласно п. 2.8 Правил не принимаются к рассмотрению возражения,
относящиеся к выдаче патента, действие которого прекращено.
Следовательно, неосновательным является довод ОАО «Московский
вертолетный завод им. М. Л. Миля» о том, что производство подлежало
прекращению, так как патент на момент подачи возражений ОАО «УланУдэнский авиационный завод» действовал и основания для прекращения
делопроизводства отсутствовали.
Соответствует ст. 30 Патентного закона Российской Федерации вывод суда
о правомерности действий Палаты по признанию недействительным патента
№ 43440 с даты его регистрации (16 мая 1997 г.).
При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных актов не
имеется.
Руководствуясь ст. 284, 286—289 АПК РФ, Федеральный арбитражный
суд Московского округа постановил: решение Арбитражного суда г. Москвы
от 3 октября 2005 г. и постановление Девятого арбитражного апелляционного
суда от 13 января 2006 г. № 09АП-14042/05АК по делу № А40-43525/05-26233 оставить без изменения, кассационную жалобу ОАО «Московский
вертолетный завод им. М. Л. Миля» — без удовлетворения.
Но окончательную точку в данном вопросе, в том числе в отношении
периода
времени,
когда
может
быть
подано
возражение
против
недействительности патента, ставит другое судебное решение, признавшее
решение
Палаты
по
патентным
спорам,
отклонившей
возражение,
незаконным.
Приведем извлечение из судебного постановления Девятого арбитражного
апелляционного суда от 25 января 2008 г. № 09АП-17284/2007-ГК.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 18 октября 2007 г.
индивидуальному предпринимателю Т. отказано в иске к ООО «ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”» и Федеральной службе по интеллектуальной собственности,
патентам
и
товарным
знакам
(далее
—
Роспатент)
о
признании
недействительными патентов на полезные модели № 36937, 36938, 36939,
36940, 37090, 37091, 37592 с приоритетом от 30 декабря 2003 г.
Девятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 27 декабря
2007 г. это решение отменил по безусловным основаниям.
В порядке ч. 5 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации
апелляционный
суд
рассмотрел
дело
по
правилам,
установленным кодексом для рассмотрения дела в суде первой инстанции.
Исковые требования основаны на том, что, по мнению истца, ООО «ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”» не является ни автором спорных полезных моделей, ни
работодателем авторов, ни их правопреемником, т. е. не относится к числу
лиц, имевших в силу ст. 8 Патентного закона Российской Федерации право
на получение патента, а потому названное хозяйственное общество не могло
быть указано в патентах в качестве патентообладателя.
Т. считает авторами спорных полезных моделей себя, Д. И., Б. и Д. О.
Полагая, что патенты выданы по порочным основаниям, истец просит
признать их недействительными.
Представитель
ООО
«ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”»,
не
оспаривая
то
обстоятельство, что авторами полезных моделей являются Т., Д. И., Б., Д. О.,
тем не менее просил иск оставить без удовлетворения, ссылаясь на ст. 29
Патентного закона Российской Федерации, согласно которой патент на
полезную модель может быть признан недействительным полностью или
частично лишь в течение срока действия, тогда как на день подачи иска
действие спорных патентов досрочно прекратилось.
Представитель Роспатента считал, что оснований для удовлетворения иска
нет ввиду досрочного прекращения действия патентов на полезные модели.
Д. И. присоединился к правовой позиции истца.
Д. О. и представитель Б. возражали против удовлетворения иска,
поддержав правовую позицию представителя ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”».
Девятый
арбитражный
апелляционный
суд,
заслушав
объяснения
представителей истца, ответчиков, третьих лиц, исследовав имеющиеся в
деле доказательства, пришел к выводу о том, что исковые требования Т.
подлежат удовлетворению в полном объеме.
В соответствии с п. 1 ст. 8 Патентного закона Российской Федерации,
действовавшего в период разработки спорных полезных моделей и выдачи
патентов, патент выдавался автору полезной модели, работодателю
в случаях, предусмотренных п. 2 упомянутой статьи, либо правопреемникам
указанных лиц.
В силу п. 1 ст. 7 Патентного закона Российской Федерации автором
полезной модели признавалось физическое лицо, творческим трудом
которого она создана.
Как следует из справок федерального государственного учреждения
«Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы
по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» по
состоянию на 24 сентября 2007 г. и аналогичных справок по состоянию на 27
декабря 2007 г., по данным Государственного реестра полезных моделей
Российской Федерации (далее — Государственный реестр) авторами
полезных моделей — технических решений, относящихся к установкам для
биологической очистки бытовых и промышленных стоков, установке для
биологической
очистки
бытовой
и
промышленной
сточной
воды,
фильтрационной камере установок биологической очистки бытовых и
промышленных канализационных водных стоков, устройству для вывода
очищенных стоков из установок биологической очистки, являются Т., Д. И.,
Б. и Д. О.
Аналогичная информация приводится в описаниях всех полезных моделей.
В данных документах также закреплено авторство указанных выше
физических лиц.
Участвующие в деле лица не оспаривают то обстоятельство, что именно Т.,
Д. И., Б. и Д. О. являются авторами названных полезных моделей.
Они же (Т., Д. И., Б. и Д. О.) одновременно являлись участниками ООО
«ПО “ТОПОЛ-ЭКО”», каждый из которых владел долей в уставном капитале
названного хозяйственного общества в размере 25 %.
В деле представлен протокол внеочередного общего собрания участников
ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”» от 23 августа 2003 г. № 4-1.
Согласно данному протоколу, в собрании приняли участие все участники
общества — Т., Д. И., Б. и Д. О., при этом решения по всем вопросам
повестки дня приняты единогласно.
В пункте 1 протокола отражено, что участники общества разработали
новые технические решения, относящиеся к установкам для биологической
очистки бытовых и промышленных стоков, установке для биологической
очистки бытовой и промышленной сточной воды, фильтрационной камере
установок
биологической
очистки
бытовых
и
промышленных
канализационных водных стоков, устройству для вывода очищенных стоков
из установок биологической очистки.
По второму вопросу повестки дня собранием участников, как это указано в
протоколе, было принято единогласное решение о подаче заявки на
регистрацию полезных моделей на ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”».
Впоследствии вступившим в законную силу решением Арбитражного суда
г. Москвы от 20 декабря 2006 г. по другому делу (№ А40-29179/06-131-162)
решения
общего
собрания
участников
ООО
«ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”»,
оформленные протоколом от 23 августа 2003 г. № 4-1, признаны
недействительными полностью.
Арбитражным судом по делу № А40-29179/06-131-162, в частности, было
установлено, что собрание созвано неустановленным лицом, а не Д. И.,
являвшимся в тот период времени генеральным директором общества,
о месте и времени проведения собрания Т. и Д. И., обладающие 50 %
голосов, не извещались, в собрании участия не принимали.
С учетом изложенного, оснований принимать протокол от 23 августа 2003
г. № 4-1 в качестве доказательства, подтверждающего совершение авторами
сделки по отчуждению права на получение патентов в пользу ООО «ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”», судебная коллегия не находит, так как в нарушение п. 2 ст.
7 Патентного закона Российской Федерации отсутствовала совместная воля
авторов на распоряжение правом на получение патента.
Других доказательств заключения авторами договоров о передаче права на
получение патентов ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”», участвующими в деле
лицами суду не представлено.
Вступившим в законную силу постановлением Девятого арбитражного
апелляционного суда от 7 ноября 2006 г. по делу № А40-1/06-110-1,
имеющим в силу ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации преюдициальное значение для разрешения настоящего спора,
установлено, что хотя Д. И. и являлся генеральным директором ООО «ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”», в круг его служебных обязанностей не входила разработка
каких-либо новых промышленно применимых технических решений.
При рассмотрении настоящего дела суду также не представлено
доказательств обратного.
Нет в деле и доказательств того, что иные авторы — Т., Д. И., Б. и Д. О.
состояли в трудовых отношениях с ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”».
При этом само по себе то обстоятельство, что указанные лица являлись
участниками ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”», не имеет правового значения для
разрешения вопроса о наличии либо отсутствии у ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”»
права на получение патентов на полезные модели, поскольку в ст. 8
Патентного
закона
Российской
Федерации
исчерпывающим
образом
определялся круг лиц, которым мог быть выдан патент. В число последних
законом не были включены хозяйственные общества, творческим трудом
участников (учредителей) которых созданы полезные модели.
С учетом изложенного спорные полезные модели не могут быть отнесены
к служебным полезным моделям.
Никаких документов, свидетельствующих о том, что ООО «ПО “ТОПОЛЭКО”» — правопреемник Т., Д. И., Б. и Д. О., в деле не имеется.
При таких обстоятельствах следует признать, что ООО «ПО “ТОПОЛЭКО”» не является лицом, обладавшим какими-либо законными правами на
получение патентов на спорные полезные модели.
Несмотря на это, ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”» были выданы патенты на
полезные модели «Установка для биологической очистки бытовых и
промышленных стоков» (патент № 37592, приоритет от 30 декабря 2003 г.),
«Установка для биологической очистки бытовых и промышленных стоков»
(патент № 37091, приоритет от 30 декабря 2003 г.), «Установка для
биологической очистки бытовой и промышленной сточной воды» (патент №
37090, приоритет от 30 декабря 2003 г.), «Установка для биологической
очистки бытовых и промышленных стоков» (патент № 36940, приоритет от
30 декабря 2003 г.), «Установка для биологической очистки бытовых и
промышленных стоков» (патент № 36939, приоритет от 30 декабря 2003 г.),
«Фильтрационная камера установок биологической очистки бытовых и
промышленных канализационных водных стоков» (патент № 36938,
приоритет от 30 декабря 2003 г.), «Устройство для вывода очищенных стоков
из установок биологической очистки» (патент № 36937, приоритет от 30
декабря 2003 г.), в которых в качестве правообладателя значится ООО «ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”».
Выдача патентов произведена по порочным основаниям юридическому
лицу, которому право на получение патентов на полезные модели не
принадлежало изначально и не перешло по основаниям, установленным
законом.
Данное обстоятельство ответчиками не опровергнуто и по сути не
оспаривается.
В соответствии с ч. 1 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса Российской
Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за
защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.
Выбор способа защиты нарушенного права принадлежит истцу.
При этом избранный истцом способ защиты права должен соответствовать
как содержанию самого права, так и характеру допущенного нарушения, в
результате же применения соответствующего способа защиты нарушенное
право должно быть восстановлено (признано), а нарушение — пресечено.
Судом установлено, что право авторов на распоряжение правом на
получение патентов, а значит и право истца как одного из них, нарушено
ответчиком, безосновательно получившим патенты, указав себя в качестве
патентообладателя.
Поскольку о нарушении этого права авторов истцу стало известно после
выдачи патентов ответчику как патентообладателю, надлежащим средством
защиты нарушенных прав является именно предъявление иска о признании
патентов недействительными.
Доводы ответчика о невозможности признания спорных патентов
недействительными
ввиду
досрочного
прекращения
их
действия
отклоняются как основанные на ошибочном толковании норм патентного
права.
Согласно подп. 4 п. 1 ст. 29 Патентного закона Российской Федерации
патент на полезную модель в течение всего срока его действия может быть
признан недействительным полностью или частично в случае выдачи патента
с указанием в нем в качестве патентообладателя лица, не являющегося
таковым. Аналогичная норма содержится в подп. 4 п. 1 ст. 1398
Гражданского кодекса Российской Федерации, действующего в настоящее
время.
Следовательно, закон ограничивает во времени право заинтересованного
лица на оспаривание патента истечением именно всего, т. е. общего, срока
действия патента.
Общий срок действия патента носит юридико-технический характер.
Смысл данного срока заключается в том, что по его прошествии
исключительное право безусловно и всегда прекращает свое действие.
Такой срок ранее был установлен п. 3 ст. 3 Патентного закона Российской
Федерации и составлял пять лет со дня подачи заявки с правом продления не
более чем на следующие три года. Ныне действующим законом (пп. 1 и 3 ст.
1363 Гражданского кодекса Российской Федерации) указанный срок
увеличен до десяти лет с правом продления также не более чем на три года.
Как видно из материалов настоящего дела, по патентам на полезные
модели № 36937, 36938, 36939, 36940, 37090, 37091, 37592 с приоритетом от
30 декабря 2003 г. пятилетний срок, предусмотренный п. 3 ст. 3 Патентного
закона Российской Федерации, истекал 30 декабря 2008 г.
21 декабря 2006 г., т. е. до истечения пятилетнего срока, в связи с
неуплатой годовой патентной пошлины в порядке ст. 30 Патентного закона
Российской Федерации поддержание спорных патентов в силе было
прекращено досрочно.
Истец обратился в суд с настоящим иском 26 апреля 2007 г.
Согласно п. 1 ст. 1400 Гражданского кодекса Российской Федерации
действие патента на полезную модель, которое было прекращено в связи с
тем, что патентная пошлина за поддержание патента в силе не была уплачена
в установленный срок, может быть восстановлено по ходатайству лица,
которому принадлежал патент. Ходатайство о восстановлении действия
патента может быть подано в течение трех лет со дня истечения срока уплаты
патентной пошлины, но до истечения срока действия патента. К ходатайству
должен быть приложен документ, подтверждающий уплату патентной
пошлины за восстановление действия патента. Аналогичные правила
содержались и в п. 1 ст. 301 Патентного закона Российской Федерации.
Из буквального толкования положений п. 1 ст. 1400 кодекса и ст. 301
Патентного закона Российской Федерации также следует, что при досрочном
прекращении действия патента по причине неуплаты пошлины общий
юридико-технический
срок
действия
патента
на
полезную
модель,
установленный п. 1 ст. 1363 Гражданского кодекса Российской Федерации, п.
3 ст. 3 Патентного закона Российской Федерации, продолжает течь в общем
порядке, а значит досрочное прекращение действия патента по приведенному
выше
основанию
не
означает
истечение
всего
(общего
юридико-
технического) срока действия патента.
Также из упомянутых норм патентного права вытекает, что до истечения
всего
срока
действия
патента
исключительные
права
титульного
патентообладателя, не уплатившего пошлины за поддержание патента в силе,
могут быть автоматически восстановлены с использованием формальной
процедуры, причем для этого последнему достаточно предоставить лишь два
документа — ходатайство и платежный документ.
В отношении спорных патентов в Государственном реестре (раздел
«сведения о действии патента») прямо указано на то, что действие патентов
№ 36937, 36938, 36939, 36940, 37090, 37091, 37592 с приоритетом от 30
декабря 2003 г. может быть восстановлено.
Данное обстоятельство подтвердил в суде апелляционной инстанции
представитель Роспатента.
Как уже отмечалось, право автора на обращение к лицу, получившему
патент
по
порочным
основаниям,
с
иском
о
признании
патента
недействительным ограничено именно общим юридико-техническим сроком
действия патента, который ни на день подачи иска, ни в настоящее время не
истек.
Само по себе прекращение поддержания спорных патентов в силе
вследствие неуплаты пошлин со стороны ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”» не
означает, что прекратилось нарушение прав истца как одного из авторов
полезных моделей.
В частности, поскольку как трехлетний срок, предусмотренный п. 1
ст. 1400 Гражданского кодекса Российской Федерации, так и срок действия
патентов не истекли, исключительные права ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”»
могут быть в любой момент легализованы посредством обращения данного
общества в Роспатент помимо воли авторов.
Отказ же в настоящее время в иске истцу в силу п. 2 ч. 1 ст. 150
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации будет
являться
процессуальным
препятствием
для
судебной
защиты
в
дальнейшем — в случае подачи ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”» ходатайства в
Роспатент о восстановлении действия патентов № 36937, 36938, 36939,
36940, 37090, 37091, 37592.
Более того, само по себе наличие факта регистрации полезных моделей,
относящихся к установкам для биологической очистки бытовых и
промышленных стоков, установке для биологической очистки бытовой и
промышленной
сточной
воды,
фильтрационной
камере
установок
биологической очистки бытовых и промышленных канализационных водных
стоков,
устройству
для
вывода
очищенных
стоков
из
установок
биологической очистки, с указанием в качестве патентообладателя ООО «ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”» не позволяет в настоящее время авторам данных полезных
моделей, в том числе и Т., распорядиться принадлежащим им правом на
получение патентов на полезные модели, созданные их трудом.
Так, для признания технического решения, связанного с устройством,
полезной моделью оно должно в силу ст. 1351 Гражданского кодекса
Российской
Федерации
отвечать
двум
основным
требованиям
патентоспособности, установленным законом: быть новым и пригодным для
промышленного применения.
При этом при оценке новизны полезной модели учитываются все
поданные другими лицами заявки с более ранним приоритетом на
аналогичные технические решения, опубликованные в официальном органе
патентного ведомства (открытые для свободного ознакомления), а также
запатентованные в Российской Федерации полезные модели.
При сохранении в Государственном реестре записи о выдаче спорных
патентов
ООО
«ПО
“ТОПОЛ-ЭКО”»
авторы
лишены
возможности
распорядиться правом на получение патента или реализовать это право, так
как разработанные ими технические решения формально не отвечают
признаку новизны, поскольку с этой точки зрения они опорочены одним
лишь фактом выдачи патентов с более ранним приоритетом на такие же
решения ООО «ПО “ТОПОЛ-ЭКО”».
С учетом изложенного возражения ответчиков относительно того, что
истец утратил материальное право на иск, отклоняются. Другого способа
защиты нарушенных прав, кроме как обращение в суд с иском о признании
патентов недействительными, у истца нет.
Заявленные требования обоснованы как по фактическим обстоятельствам,
так и по праву, а потому подлежат удовлетворению.
Руководствуясь ст. 266, 268, ч. 5 ст. 270, ст. 271 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный
апелляционный суд постановил:
признать
недействительными
выданные
Роспатентом
обществу
с
ограниченной ответственностью «Производственное объединение “ТОПОЛЭКО”» патенты Российской Федерации на полезные модели с приоритетом
от 30 декабря 2003 г. № 37592, 37091, 37090, 36940, 36939, 36938, 36937.
Итак, несмотря на досрочное прекращение действия патентов, последние
были позже признаны недействительными. Можно сказать, что предложение,
сделанное в статье автора2, нашло, наконец, полную судебную поддержку и
было реализовано вопреки практике Роспатента3.
2
3
Джермакян В. Улучшаем законы и правила // Патентный поверенный. 2005. № 2.
Джермакян В. Можно ли «убить» патент после его «суицида»? Патентный поверенный, №1, 2009.
Изложенное
выше
нашло
свое
окончательное
воплощение
в
Постановлении4 в пункте 54 которого указано следующее:
«Решение Роспатента о признании недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку вступает в силу со дня его
принятия. При этом такое решение влечет аннулирование патента,
товарного знака и соответствующего исключительного права с момента
подачи в Роспатент заявки на выдачу патента, регистрацию товарного знака.
Следовательно, не могут быть признаны нарушением прав лица, за
которым был зарегистрирован патент, товарный знак, действия иных лиц по
использованию изобретения, полезной модели или промышленного образца,
патент на которое признан впоследствии недействительным, товарного
знака, предоставление правовой охраны которому впоследствии признано
недействительным.
При этом при рассмотрении судами дел об оспаривании решений
Роспатента следует учитывать, что недействительным может быть
признан и тот патент, действие которого на момент рассмотрения
соответствующего
вопроса
Роспатентом
прекращено,
а
равно
и
предоставление правовой охраны товарному знаку, правовая охрана которого
на
момент
рассмотрения
соответствующего
вопроса
Роспатентом
прекращена.
Также судам надлежит исходить из того, что после признания
недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному
знаку сделки, заключенные на основе патента или о товарном знаке в период их
действия, сохраняют действие в той мере, в какой они были исполнены к
моменту вынесения решения о недействительности патента, о признании
недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку».
Пленум Верховного Суда Российской Федерации №5 Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации № 29 Постановление от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в
действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»
4
Скачать