Проблема ВИЧ/СПИДа - U

Реклама
«Всероссийское родительское собрание»
Проблемы ВИЧ и СПИДа
и семейное благополучие нации
THE HIV/AIDS PROBLEM
AND THE FAMILY WELL-BEING
OF THE NATION
Международная конференция
29-30 мая 2008 г.,
Екатеринбург
Екатеринбург,
1
2008 г.
БББК 55.148
УДК 616
П781
Проблемы ВИЧ и СПИД и семейное благополучие нации: материалы
международной конференции. 29-30 мая 2008 г. / Отв. редактор
Г. С. Авдюшин. - Екатеринбург: Общероссийское общественное движение
“Всероссийское родительское собрание”, 2008. - 256 с.
Ответственный редактор: Г. С. Авдюшин
Редактор Г. А. Винокурова
Корректор Е. А. Климова
Компьютерная верстка С. В. Горбуновой
Подписано в печать 20.05.08. Формат 60 х 84 1/16.
Гарнитура “Таймс”. Печать офсетная. Усл. печ. л. 14,88. Уч.-изд. л. 16
Тираж 500 экз. Заказ №
Отпечатано в ООО “Тагил-Принт”, 622031, Свердловская область,
г. Нижний Тагил, ул. Байдукова, 11
2
СОДЕРЖАНИЕ
Н. Г. Храмова
Профилактика ВИЧ/СПИДа и проблемы сохранения
семейных ценностей ...........................................................................6
Кэри Муллис (Kary Mullis)
Медицинское чиновничество против правды .............................12
Элени Пaпадопулос-Элеопулос и др.
(Eleni Papadopulos-Eleopulos, et al)
Критика доказательств Монтонье по гипотезе ВИЧ/СПИД ....22
И. М. Сазонова
СПИД – чудовищный обман ...........................................................33
И. М. Сазонова
Проблема ВИЧ/СПИДа – итоги 24-летней борьбы ....................54
Роберто Джиральдо (Roberto Giraldo)
Иммунологические стресс-факторы –
реальная причина СПИДа ..............................................................62
В. А. Агеев
Результаты реализации программы «СПИД – туберкулез»
в России ...............................................................................................9 0
Эндрю Маниотис (Andrew Maniotis).
ВИЧ. Быть или не быть? Вот в чем вопрос .................................95
Энтони Бринк (Anthony Brink).
Южноафриканские войны за лекарства от СПИДа:
уроки для России .............................................................................................122
Невилл Ходжкинсон (Neville Hodgkinson)
Антиретровирусные препараты не могут увеличить
продолжительность жизни пациентов с ВИЧ ...........................................128
Невилл Ходжкинсон (Neville Hodgkinson)
АЗТ для младенцев: громадный риск, нулевая польза ...........131
3
Джоан Шентон (Joan Shenton)
Цензура в обсуждении СПИДа – успех удушения,
замалчивания и стратегия молчания .........................................................136
Андрей Дмитревский
Роль массмедиа в манипулировании общественным мнением
и пропаганде вирусной доктрины СПИДа.
Альтернативные источники информации .................................151
Селия Фарбер (Celia Farber)
Дочь умерла, мать осталась в живых .........................................................158
Кристин Мэйджоре (Christine Maggiore)
Жизнь, затронутая ВИЧ ................................................................................168
Т. В. Болгова
Чем можно помочь тем, кого признали
ВИЧ-инфицированными, с позиции права ...............................................179
Н. И. Околитенко, Н. Д. Колбун
Ошибочность концепции СПИДа:
биологическое обоснование ..........................................................................186
Н. И. Околитенко, Н. Д. Колбун
ВИЧ/СПИД-концепция – проявление кризиса
научной парадигмы ........................................................................193
Открытое письмо Президента Мбеки мировым лидерам ......................199
Энтони Бринк (Anthony Brink).
Почему Президент Мбеки и доктор Тшабалла-Мсиманг
предупреждают против использования антиретровирусных
препаратов типа АЗТ? ...................................................................................203
Энтони Бринк (Anthony Brink).
Почему Заки Ахмат, Натан Джеффен и Марк Хейвуд
хотят назначать АЗТ беременным африканским женщинам
и их младенцам? ..............................................................................................213
4
Жалоба в Международный Гаагский трибунал
на совершение геноцида Абдураззак Ахматом .........................................224
Энтони Бринк (Anthony Brink). Заявление для прессы ..........247
5
Н. Г. Храмова,
кандидат психологических наук, доцент,
член Центрального Совета
«Всероссийского родительского собрания»
ПРОФИЛАКТИКА ВИЧ/СПИДА
И ПРОБЛЕМЫ СОХРАНЕНИЯ
СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
В последнее время, особенно в 2008 году, провозглашенном в России Годом
семьи, звучит немало пафосных сентенций о необходимости укрепления института семьи, о стимулировании рождения детей, о повышении статуса многодетных родителей. Надо заметить, что о семье заговорили в связи с демографическим кризисом, переживаемым Россией с тех пор, как она вступила на путь либерально-рыночных преобразований. Неожиданно пришло понимание, что семья является «производством» самого главного общественного «продукта» –
человека. О семье заговорили как о факторе, влияющем на количество народонаселения в стране, забывая о том, что брак и семья – это, прежде всего, культурно-религиозный, этический феномен. А такой поголовно-подушный подход
к восприятию семьи только уводит нас от понимания истинных причин снижения рождаемости, сосредоточенных в основном в социально-психологической
жизни общества.
При этом либерализация, или освобождение самосознания как мужчин, так и
женщин от традиционных для России семейных ценностей (даже просто ценностей нравственных, человеческих), приняла масштабы поистине государственных программ. Причем «инновационные» способы разрушения семейных устоев, помимо СМИ, стали все более утверждаться в трех основных сферах, напрямую связанных с жизнью семьи: образовании, медицине, юриспруденции. Здесь
идеология либерализации общества, наиболее ярко выражающаяся в попрании
традиционных семейных ценностей, объявлена сегодня единственным основанием для формирования мировоззрения и образа жизни наших детей. При этом
пороки (проституция, гомосексуализм, наркомания) преподносятся подрастающим поколениям как социальная норма, а толерантность интерпретируется исключительно как «милосердие» к всякого рода извращениям.
Сегодня стало очевидным, что самая большая опасность для современного
российского общества заключается в том, что все наиболее негативные тенденции в образовании, медицине, юриспруденции теперь неразрывно сплетены в
так называемой «профилактике ВИЧ/СПИДа». Родители вынуждены признать,
что они бессильны перед виртуальным монстром, имя которого: «борьба с
ВИЧ/СПИДом».
6
Дело в том, что вот уже около 20 лет родительская общественность с переменным успехом противостоит внедрению в школы программ так называемого
«сексуального просвещения», что на самом деле является прямым развращением несовершеннолетних и провокацией к ранней и беспорядочной сексуальной
жизни. В сфере здравоохранения родители доказывают губительность навязывания подросткам гормональных средств контрацепции, обучения использованию презервативов, обязательности (начиная с младенчества) поголовных прививок от гепатита B, гриппа, других заболеваний, вакцины которых часто бывают недоброкачественными и приводят к страшным последствиям, в том числе – к приобретенному иммунодефициту. В вопросах юриспруденции родителям сегодня приходится открывать общественности истинные гримасы ювенальной юстиции (точнее сказать – ювенальной инквизиции), последствием которой будет – полное разрушение семьи как социального института и все
большее умножение числа подростков с девиантным типом поведения.
Но в настоящее время все усилия родителей практически сведены на нет, так
как в борьбе со СПИДом и в профилактике ВИЧ-инфекции используются все те
же дискредитировавшие себя методы, и противостоять этому значит стать одним из социальных изгоев, сумасшедших, над которыми цинично потешаются
«влиятельные спидологи», такие, как Мишель Казачкин (Франция), исполнительный директор Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и
малярией. Попробуйте сказать, что вопрос морали и нравственности – это вопрос выживания нации! Вам тут же бросят обвинение: «Вы что, против профилактики ВИЧ/СПИДа? Какая преступная жестокость!». А если у кого-либо возникают сомнения в корректности ВИЧ-тестирования беременных женщин или
высказываются опасения в эффективности лечения препаратами типа АЗТ, то
таких искателей научных оснований профилактики и лечения немедленно обвинят в идиотизме и невежестве.
И все же, несмотря на это, родительская общественность ставит под сомнение правомерность и целесообразность антикультурных методов профилактики
ВИЧ/СПИДа, столь разрушительных для психики и самосознания наших детей.
Так, например, под предлогом того, что все дети начинают сексуальную жизнь с
13 лет, программы изобилуют противоправными и просто безнравственными
вопросами, втягивающими школьников в беседы об анальном и оральном сексе,
о том, что употребление наркотиков, проституция, гомосексуализм и многое
другое из жизни маргинальных слоев общества есть атрибуты их взрослости и
независимости от родителей.
На занятиях по профилактике в форме дидактических игр имитируются паттерны сексуальных контактов, которые по предлагаемым правилам должны
происходить обязательно. На специфических семинарах-тренингах, организуемых Министерством образования, учителей учат приемам разрушения в детях
психосохранного чувства стыда, навязывая как норму такие образцы поведенче7
ских реакций, в которых основным условием является принятие себя и других
как бесполых существ. При этом один из учащихся по указанию ведущего
назначается ВИЧ-положительным партнером, которому запрещается «вскрикивать: "За что мне это?!!", заламывать руки или выходить из круга» [2. 85–86].
Содержание программ формирует установку, что беспорядочные половые
связи (сексуальные контакты) – это совершенно естественное явление жизни
подростка: «…так уж получилось…», главное – успеть надеть презерватив
[7. 37]. При этом с садистским лицемерием рассматривается разница между
«плохим и худшим»: между контрацептивами и избавлением от «нежелательной
беременности»; между добровольным и насильственным сексуальным контактом; распределение ответственности между жертвой и инициатором половой
связи. Программы утверждают, что «на самом деле, подростки часто попадают
в ситуации, когда их могут вынудить вступить в сексуальные контакты… часто
они сами этого хотят». Сексуальная озабоченность, редуцирование культуры,
любовь к зоологическому уровню взаимоотношения полов, развенчание
нравственных категорий любви пронизывают все профилактические программы
по ВИЧ/СПИДу. Технологии «безопасного секса», т. е. использования презерватива, включают онанизм, анальный, оральный и вагинальный секс, раннее начало половой жизни и беспорядочные половые связи, гомосексуализм, педофилию
[7. 34–35]. Для чего эти психические расстройства трактуются как варианты
нормальной половой жизни? Ведь подобное изложение жизненных ситуаций
оставляет ребенка в поле девиантного поведения?! Все это подтверждается тем,
что официальные профилактические программы, распространяемые ЮНИСЕФ
и РАПСом, вообще не дают традиционных норм полоролевого поведения, исторически сложившихся в нравственном опыте и культуре всех этносов России.
На занятиях рассматривается только ложная подростковая субкультура как
единственно существующая.
Что же происходит с учащимися после подобных занятий?
При отработке знаний о ВИЧ в подобных имитационных действиях у подростков:
– уничтожаются культурологические понятия о нравственных ценностях в
межличностных отношениях;
– высвобождаются низменные инстинкты;
– разрушаются представления о трепетной возвышенности отношений мужчины и женщины;
– подавляется потребность в супружестве и создании семьи;
– закладывается гомосексуальный способ удовлетворения сексуальных влечений;
– формируется абортное мышление (у подростков – потенциально самой репродуктивной части общества!);
– насаждаются педофилия и проституция как нормы жизни и заработка;
8
– развивается и усиливается готовность к девиантному поведению.
Профессиональной оценки требует научность принципиальных основ профилактических проектов, мероприятий и образовательных программ. Например,
какую цель преследует конкурс сочинений «Как остановить эпидемию ВИЧ в
городе Екатеринбурге?», проводимого по приказу Управления образования мэрии. В задачах конкурса, изложенных в Положении, указывается, что учащиеся
1–11 классов должны быть ознакомлены «с особенностями распространения
эпидемии ВИЧ в городе Екатеринбурге», «с факторами риска ВИЧинфицированных среди населения города…», а конкурс проводится «с целью
поддержки творческих инициатив детей и подростков, направленных на формирование здорового образа жизни и активной жизненной позиции школьников»
[4]. На самом деле проведение подобного рода конкурсов неправомерно и недопустимо. Абсурдность таких проектов очевидна. Результатом подобной профилактики будет серьезный внутриличностный конфликт: с одной стороны, развращается самосознание школьников, с другой – нагнетаются социальная
неврастения, фобии и психоз. И после этого идеологи борьбы с ВИЧ/СПИДом с
придыханием и умилением призывают проявлять толерантность к ВИЧинфицированным согражданам. Просто дьявольская циничность!
В условиях демографического кризиса, когда молодые люди не могут создать устойчивые семьи, когда сексуальная распущенность ввергает общество в
аморальный хаос, когда у нас рождается все меньше детей, но растет число детей брошенных, большая часть которых имеет различные заболевания, подобное
развращение
самосознания
подростков
является
социальнопсихологическим преступлением. В сознание подростков внедряются как
ключевые следующие понятия-диверсанты: «легальные наркотики», «сексуальный контакт», «презерватив», «нежелательная беременность», «жертва насилия», «бесполый» и др. В программах по профилактике ВИЧ/СПИДа такой способ обучения назван «методическим десантом» [2. 31]. Как видим, авторы открыто заявляют о своем намерении жестко продвигать идеологию, низвергающую подростков на чуждый отечественной культуре животный уровень жизнедеятельности, превращающую наших детей в сексуально озабоченных, а в конечном счете – в идеальных потребителей наркотиков, гомосексуалистов и сексработниц. Не случайно именно эти категории групп риска являются главными
героями всех высочайших форумов борцов со СПИДом, им посвящены трогательные научные доклады, исследования, красочные стенды. И при этом опровергается очевидная взаимосвязь между приобретенным иммунодефицитом и
порочным образом жизни.
К сожалению, голос родительской общественности властными структурами
игнорируется вообще. Более того, родителей выставляют виновными в том, что
они не обеспечивают соблюдения их прав, свобод и законных интересов собственным детям. С подачи и при финансовом обеспечении ЮНИСЕФ (неправи9
тельственной организации ООН) на территории России в настоящее время в
экспериментальном порядке вводится так называемая ювенальная юстиция. По
фактам происходящих событий сегодня осуществляется новая, еще более уродливая попытка взять семью под тотальный контроль, законодательно отнять у
родителей приоритет в выборе содержания образовании детей, лишить новые
поколения молодых супругов всякой надежды на построение устойчивых отношений, создание крепкой сплоченной семьи, воспитание здоровых детей. Так,
например, СПИД-центры могут лишить родительских прав родителей, признанных ВИЧ-инфицированными, если взрослые откажутся лечить ребенка препаратами типа АЗТ. И хотя еще нет подтверждений эффективности АЗТ в оздоровлении организма человека и повышении его иммунитета, это высокотоксичное
вещество насаждается под угрозой отнятия ребенка у родителей и помещения
его в интернат.
Современное общество, конечно же, несовершенно и действительно имеет
множество сложностей. Однако проблемы сохранения семейных ценностей являются сегодня наиважнейшими. Их решение необходимо находить в первую
очередь, т. к. от этого зависит сохранение человеческого в человечестве, защита
его от падения в состояние дикости и варварства, что уже не однажды случалось
в мировой истории.
Родительская общественность решительно протестует против методов борьбы со СПИДом и профилактикой ВИЧ-инфекции, основанных на развращении
наших детей, попрании родительских прав, использовании некорректных ВИЧтестов и высокотоксичных препаратов АЗТ.
Мы уверены, что истинная профилактика любых заболеваний, связанных с
сексуальностью человека, может осуществляться лишь в культурологических
традициях духовно-нравственного воспитания детей, когда религиозные этические нормы взаимоотношений мужчины и женщины, а также родителей и детей
задают устремленность семьи к любви и согласию, к заботе и жертвенности, к
служению и благодарности.
Литература и документы:
1. Знания сила СПИД победила: наглядно-методическое пособие. – М.: ЦНСО, 2006.
2. Комплексная модульная обучающая программа: Модуль «Профилактика ВИЧ/СПИДа
и ИППП. – Екатеринбург, 2005.
3. Приказ начальника отдела образования Администрации Верх-Исетского района города
Екатеринбурга Т. М. Сергеевой № 222 от 09.10.2006 «Об организации и проведении конкурса
школьных сочинений "Как остановить эпидемию ВИЧ в городе Екатеринбурге?"»
4. Положение о конкурсе сочинений «Как остановить эпидемию ВИЧ в городе Екатеринбурге?»
5. Профилактика ВИЧ/СПИДа у несовершеннолетних в образовательной среде: учебное
пособие под ред. Л. М. Шипициной. – СПб: Речь, 2006.
6. Ресурсы здоровья: методическое пособие. 5–11 класс. – Екатеринбург, 2004.
10
7. Ресурсы здоровья: методическое пособие. 9–11 класс. – Екатеринбург, 2004.
7. Руководство по созданию и проведению проектов среди секс-работниц. – М.: РОО
«СПИД-инфосвязь», 2005.
8. Фестиваль «Мы – за здоровый город!». – Ч. 1. – Екатеринбург, 2006.
11
Кэри Муллис (Kary Mullis),
лауреат Нобелевской премии по химии 1993 года.
Эта статья является выдержкой из его книги
«Dancing Naked in the Mind Field»,
Перевод И. М. Сазоновой
МЕДИЦИНСКОЕ ЧИНОВНИЧЕСТВО
ПРОТИВ ПРАВДЫ
Когда я в 1984 году впервые услышал о том, что Люк Монтанье из Пастеровского института во Франции и Роберт Галло из американского Национального Института здоровья независимо друг от друга обнаружили, что ретровирус
под названием вирус иммунодефицита вызывает СПИД, я воспринял это как некий научный факт. Он был немного вне поля моей деятельности, так как я занимаюсь биохимией, а эти люди являются специалистами в ретровирусологии.
Четырьмя годами позже я работал в качестве консультанта в Специализированных лабораториях в Санта-Монике. Лаборатории пробовали разрабатывать
методы использования ПЦР (полимеразная цепная реакция открыта доктором
Муллисом, за что он и получил Нобелевскую премию. Эта реакция представляет собой метод ДНК-усиления, то есть метод, приводящий к увеличению необходимого генетического материала – ДНК. Прим. переводчика). В частности,
разрабатывался метод использования ПЦР для обнаружения ретровирусов в тысячах доз донорской крови, получаемой Красным Крестом в сутки. Я писал сообщение относительно наших успехов с целью получения спонсора для нашего
проекта. Это сообщение я начал словами: «ВИЧ является вероятной причиной
СПИДа».
Я спросил вирусолога из Специализированной лаборатории, где я мог бы
найти ссылку на научные публикации, которые подтверждали бы, что ВИЧ является причиной СПИДа.
«Вам не нужна ссылка, – сказал он мне. – Это знает каждый».
«Я хотел бы процитировать ссылку», – сказал я. Я чувствовал себя двоечником относительно незнания источника такого важного открытия. Думаю, что
каждый чувствовал бы себя так.
«Почему Вы не цитируете сообщение CDC?» (ЦКЗ – Центр по контролю за
заболеваемостью. Прим. переводчика) – спрашивая, настаивал он, давая мне
при этом копию сообщения по заболеваемости и смертности, периодически выпускаемого этим Центром. Я его прочитал. Это не было научной публикацией.
Там просто было сказано, что микроорганизм был идентифицирован, но каким
12
образом это сделано – об этом не было ни слова. В сообщении содержалось требование, чтобы врачи сообщали о любых пациентах с определенными симптомами и проверяли этих пациентов на антитела к этому микроорганизму. В сообщении не было ссылки на первоначальную научную работу, но не это удивило меня. Ведь сообщение было предназначено для врачей, которым не обязательно знать источник информации. Врачи предполагают: если Центр по контролю за заболеваемостью убежден, что ВИЧ вызывает СПИД, то где-нибудь
должно существовать реальное доказательство этого.
Надлежащей научной ссылкой обычно является напечатанная статья в
надежном научном журнале. Журналы сегодняшних дней выглядят так: гладкая
глянцевая бумага, на обложке помещено огромное количество рекламных объявлений, в большом количестве представлен редакционный материал, написанный людьми, являющимися профессиональными журналистами, а также несколько фотографий девиц, предлагающих Вам вещи, которые Вы хотели бы
купить для Вашей лаборатории. Рекламодатели – это компании, которые делают
вещи для ученых, чтобы те их покупали, и компании, которые производят лекарства для врачей, которые их бы продавали. Поэтому нет серьезных журналов
без корпоративных связей.
Ученые представляют свои статьи, чтобы сообщать о своей работе. Подготовка статей, описывающих проделанную работу, и наличие публикаций является главным фактором в карьере ученого, без публикаций в серьезных научных
журналах статус ученого снижается. Статьи не могут быть представлены, пока
эксперименты, подтверждающие выводы, не закончены и не проанализированы.
В важнейших журналах каждая отдельная экспериментальная деталь должна
быть описана непосредственно в статье, или должна быть указана ссылка, чтобы
кто-то еще мог повторить точно то, что было сделано, и выяснить, получится ли
тот же самый результат. Если это не удается сделать, то этот кто-то об этом сообщает, и противоречие в конечном счете должно разрешиться. Наиболее
надежные и важнейшие журналы передают статьи на рассмотрение нескольким
из Ваших коллег для рецензии (проверки). Они станут судьями. Редакторы
оплачивают их работу за счет журнала; коллеги – не оплачивают.
Я сделал компьютерные исследования. Ни Монтанье, ни Галло, ни кто-либо
другой еще не публиковали статьи, описывающие эксперименты, которые привели бы к заключению, что ВИЧ, вероятно, вызывает СПИД. Я читал статьи в
журнале «Сайнс» авторов, которые стали известными как врачи, занимающиеся
СПИДом (СПИД-врачи), но все они говорили, что обнаружили доказательство
того, что перенесенная инфекция у некоторых СПИД-пациентов вызывалась
чем-то, что, вероятно, было вирусом иммунодефицита человека. Они обнаружили антитела. Антитела к вирусам всегда рассматривались доказательством
перенесенной болезни, но не ее наличия. Антитела сигнализируют, что вирус
был побежден. Пациент сохранил сам себя. В этих статьях не было никакого
13
указания на то, что этот вирус вызвал болезнь. Они не указывали, что кто-либо,
у кого обнаружили антитела, был бы болен. Фактически, они нашли некоторых
здоровых людей с антителами.
Если Монтанье или Галло, действительно, не обнаружили этого доказательства, почему же их работа была опубликована и почему они боролись столь интенсивно, чтобы получить кредит на открытие? Существовал международный
инцидент, где Роберт Галло из Центра здоровья утверждал, что его собственная
лаборатория не была способна вырастить вирус из образца, присланного ему
Люком Монтанье из Парижа. Как сказал Галло, вирус, который он был способен
вырастить, исходил из образцов, собранных им с этой целью от предполагаемых
(мнимых) СПИД-пациентов. Галло запатентовал СПИД-тест, основанный на
этих образцах, а Институт Пастера предъявил ему иск. Институт Пастера победил, но в 1989 году они заключили ничью и прибыль уже использовали совместно.
Я решил не писать, что «ВИЧ является возможной причиной СПИДа» до тех
пор, пока не обнаружу опубликованные научные данные, подтверждающие это.
В своем промежуточном отчете я пробовал не говорить, что ВИЧ абсолютно
точно вызывает СПИД. Я только пробовал говорить, что он, похоже, вызывает
его по некоторым известным причинам. Десятки тысяч ученых и исследователей тратили ежегодно миллиарды долларов на исследования, основанные на
этой идее. Где-нибудь должен быть ответ; иначе эти люди не позволили бы свои
исследования поместить в один узкий канал исследований.
Я читал лекции относительно ПЦР на бесчисленных встречах. Там всегда
имелись люди, говорящие о ВИЧ. Я спросил их, как получилось, что мы узнали
ВИЧ как причину СПИДа. Каждый кое-что сказал. Каждый имел ответ дома, в
офисе, на некоторых драйверах. И все обещали мне, что, как только вернутся
домой, они мне пошлют статьи (документы). Но я так никогда и не получил какую-либо статью. Никто и никогда не послал мне новости относительно того,
что СПИД был вызван вирусом иммунодефицита человека.
У меня, наконец, появилась возможность спросить лично доктора Монтанье
относительно ссылки, когда он читал лекции в Сан-Диего на грандиозном открытии исследовательского центра по СПИДу, который все еще управляется
бывшей супругой Боба Галло, доктором Флосси (уменьшительное от Флоренц)
Вонг-Стаал. Это был последний раз, когда я задал свой вопрос, не показывая
гнева. В ответ доктор Монтанье заявил: «Почему вы не ссылаетесь на сообщение Центра по контролю за заболеваемостью?».
«Я читал его, – ответил я. – Оно не объясняет, является или не является ВИЧ
возможной причиной СПИДа».
Он согласился со мной. Я испытывал чертовское раздражение. Если Монтанье не знает ответа, то кто же сотворил этот ад?
14
Однажды ночью я вел машину от Беркли к Ля Джолла и услышал по Национальному Общественному радио интервью с Питером Дюсбергом, видным вирусологом из Беркли. Я, наконец, понял, почему я имею так много затруднений
при поиске статей, указывающих на связь ВИЧ и СПИДа. Никаких таких статей
нет, сказал Дюсберг. Никто и никогда не доказал, что ВИЧ вызывает СПИД.
Интервью продолжалось около часа. Я старался не пропустить ни слова.
Я знал Питера, когда был аспирантом в Беркли. Он был действительно блестящим ученым, отобразившим специфическую мутацию к одиночному нуклеотиду, который впоследствии стал известным как онкоген. В 1960-х годах это
было реальным подвигом. Питер продолжал разрабатывать теорию, что онкогены могли бы попадать с вирусами (введены с вирусами) в человеческий организм и вызывать рак. Идея его захватила и стала серьезной движущей силой для
проведения исследования, которое финансировалось под неудачным названием
«Война против рака». Питер получил звание «Калифорнийский ученый года».
Не почивая на лаврах, Питер работает дальше. Он обнаружил недостатки в
своей собственной теории и объявил об этом удивленным коллегам, которые
работали над тем, чтобы продемонстрировать то, что было чересчур маловероятным. Если они хотели вылечить рак, то их исследования должны быть
направлены в другую сторону. То ли они были больше заняты проблемой исправления свой бедности, чем раком, то ли не могли признать своих ошибок, но
они продолжали бесплодно работать над гипотезой с вирусным онкогеном еще
в течение 10 лет.
Большинство из этих людей были обучены получать гранты от правительства, нанимать людей для проведения на них экспериментов и писать статьи,
которые обычно заканчиваются характерным выражением, что дальнейшие исследования должны проводиться в этом же направлении. Статьи эти оплачены
предпочтительно ими же или кем-то еще. Одним из этих людей был Боб Галло.
Галло был другом Питера. Они работали в одном и том же отделении Национального онкологического института. Из тысячи ученых, бесплодно работавших в поиске причинной роли вируса в развитии рака, Боб был единственный,
кто чрезмерно фанатично заявлял, что вирус был. Но на Боба никто не обращал
никакого внимания, потому что все, что он смог продемонстрировать – это была
анекдотическая и очень жидкая корреляция между антителами к безопасному
ретровирусу, который он назвал HTLV-1 (human T-lymphotropic virus, type 1 – Тлимфотропный вирус человека первого типа или возбудитель Т-клеточного
лейкоза человека, избирательно поражающий популяцию Т-хелперов. Прим. переводчика) и необычным типом рака, обнаруженного, главным образом, на двух
из южных островов Японии.
Несмотря на то, что Галло не прославился как ученый, он двигался наверх,
делая карьеру в структурах власти. Питер Дюсберг, несмотря на то, что был
блистательным ученым, двигался вниз. Ко времени прихода СПИДа Боб Галло
15
был тем, кого Маргарет Хеклер приблизила к себе, когда Президент Рейган решил, что большое количество пикетирующих Белый Дом гомосексуалистов ему
уже надоело. Маргарет была министром здравоохранения, образования и благосостояния и, следовательно, хозяйкой положения в Национальном Институте
здоровья. Боб Галло имел образец вируса, который Люк Монтанье нашел в
лимфатическом узле гомосексуалиста со СПИДом – декоратора из Парижа.
Монтанье послал этот образец Галло для оценки, а Боб приспособил его для построения своей собственной карьеры.
Маргарет созвала пресс-конференцию и представила доктора Роберта Галло,
который учтиво снял свои солнечные очки с переносицы и объявил мировой
прессе: «Господа, мы нашли причину СПИДа!». Именно так это было. Галло и
Хеклер предсказали, что вакцина и лечение должны будут появиться в течение
пары лет. Это был 1984 год.
Все давнишние охотники за вирусами из Национального онкологического
института повесили на своих дверях новые таблички и стали называться СПИДисследователями. Рейган сразу же выделил около миллиарда долларов только
на начало работ и внезапно все, кто мог бы утверждать, что занимается любым
видом медицинской науки и кто в последнее время не имел почти ничего, были
полностью трудоустроены. Они все еще работают.
Вирус был назван вирусом иммунодефицита человека международным
комитетом, чтобы попытаться разрешить спор между Галло и Монтанье,
так как они дали вирусу различные названия, и каждый из них желал своего монопольного использования. Назвать вирус вирусом иммунодефицита
человека было близорукой ошибкой, которая привела к тому, что любой,
занимающийся исследованиями, уже заранее знал о причинной связи между СПИДом и ВИЧ.
Дюсберг со знанием дела указал на недостатки в сборнике Трудов Национальной Академии Наук (Proceedings of the National Academy of Sciences), написав, что нет убедительных доказательств для введения в практику нового вируса. Его проигнорировали. Редакторы отклонили его рукописи, и сообщества его
коллег начали подвергать сомнению необходимость его участия в работе исследовательских фондов. Наконец, комитет, включая Флесси Вонг-Стаал, которая
открыто враждовала с Дюсбергом, проголосовал за то, чтобы не возобновлять
исследование Питера, отличающееся от официального. Он был отрезан от исследовательских фондов. Такое решение должно занять место в истории медицины как одно из больших проявлений высокомерного игнорирования научного
приличия. Таким образом, разоружив Дюсберга, уменьшили угрозу противостояния росту СПИД-истеблишмента. Дюсберга теперь могли не приглашать для
выступлений на совещания, проводимыми его бывшими коллегами.
Мы живем с бесчисленным количеством ретровирусов. Они всюду – и они,
возможно, существуют так же долго, как существует человеческий род. Они
16
имеются в нашем геноме. Мы получаем некоторые из них от наших матерей в
форме новых вирусов – инфекционные вирусные частицы, которые передаются
от матери к плоду. Мы получаем другие вирусы от обоих родителей вместе с
нашими генами. Мы имеем в нашем геноме ретровирусы. Это означает, что мы
можем когда-нибудь производить и производим свои собственные ретровирусные частицы. Некоторые из них могут быть похожими на вирус иммунодефицита человека. Но никто еще не показал, что они когда-либо раньше кого-нибудь
убивали.
Они имеют свою цель. Значительная фракция нашего генома состоит из человеческих эндогенных ретровирусных последовательностей (эндогенных –
внутренних, а не полученных извне). Есть такие ученые, кто заявляет, что мы
носим бесполезную ДНК, но они ошибаются. Если имеется что-то в наших генах, то для этого имеется причина. Мы не позволяем микроорганизмам размножаться в нас. Я пробовал помещать несоответствующие последовательности гена в такие структуры, как простая бактерия. Если это не обслуживает какую-то
цель, то бактерия сразу же от этого избавляется.
ВИЧ не появился внезапно, как появляется ливень в лесу или на Гаити. Он
попал в руки Боба Галло точно в то время, когда тот нуждался в новой карьере.
Он был в нашей жизни всегда. Как только вы перестаете искать его в переулках
больших городов, вы обращаете внимание, что он экономно распространен повсюду.
Если ВИЧ всегда присутствовал в нашей жизни и мог передаваться от матери к ребенку, то как можно делать чувствительный тест на антитела у матерей,
любая из которых является положительной на ВИЧ, особенно если у индивидуума нет никаких проявлений болезни?
Представьте парнишку в глубоком тылу Америки. Его жизненная цель состоит в том, чтобы вступить в Военно-воздушные силы, когда он закончит
учебное заведение и станет пилотом реактивного самолета. Он никогда не использовал наркотики и имел такую же неиспорченную девушку, на которой он
планировал жениться, думая об этом на протяжении всего обучения в школе.
Ему неведомо, как и любому другому, что у него тоже имеются антитела к ВИЧ,
которые он унаследовал от своей матери. Мама его жива и здорова. Он тоже
здоровый парень. Его ничего не беспокоит, но когда Военно-воздушными силами он подвергнется обычному тестированию, его надежды и мечты будут разрушены. Мало того, что он будет изгнан из Военно-воздушных сил, но над его
головой повиснет смертный приговор.
Центр по контролю за заболеваемостью назвал СПИДом более чем 30 болезней, сопровождаемых положительным результатом на тест, который обнаруживает антитела к ВИЧ. Но те же самые болезни не считаются СПИДом, если антитела не обнаружены. Если у ВИЧ-положительной женщины, например, развивается рак матки, то она рассматривается как имеющая СПИД. Если она не
17
ВИЧ-положительная, то у нее просто рак матки. ВИЧ-положительный человек с
туберкулезом имеет СПИД, если же у него отрицательный тест, то он просто
имеет туберкулез. Если человек живет в Кении или Колумбии, где тест на антитела слишком дорогой, то просто предполагается, что он имеет антитела, а поэтому и СПИД, и в связи с этим может лечиться в клинике Всемирной организации здравоохранения. Это единственная медицинская помощь, доступная в
некоторых местах. И она бесплатна, потому что страны, которые поддерживают
ВОЗ, волнуются относительно СПИДа. С точки зрения распространения медицинских испытательных полигонов в районы, где живут бедные люди, СПИД
был благом. Мы не отравляем их АЗТ, подобно тому, как поступаем с нашими
собственными людьми, потому что это слишком дорого. Мы снабжаем их красивым мачете, а когда они нечаянно разрубят этим мачете свое левое колено,
мы назовем это СПИДом.
Центр продолжает добавлять новые болезни к определению СПИД.
Центр фактически подделывает документы, чтобы казалось, что болезнь
продолжает распространяться. Например, в 1993 году Центр чрезвычайно
расширил определение СПИДа. Это было с радостью принято руководством службы здравоохранения, которое получает 2500 $ ежегодно от агентов ФБР за каждый сообщенный случай СПИДа.
В 1634 году Галилей был приговорен к домашнему аресту на последние восемь лет его жизни за то, что написал, что Земля не является центром Вселенной, а, скорее всего, движется вокруг Солнца. Поскольку он настаивал на том,
что научные утверждения не должны быть вопросом религиозного культа, он
был обвинен в ереси. Пройдут годы, и люди, оглядывающиеся назад, в наше
время, найдут наше принятие ВИЧ-СПИД-теории столь же глупым, каковым мы находим отлучение от церкви Галилея. Наука в том виде, как она
сегодня осуществляется, по большому счету не наука вообще. То, что люди
называют наукой, вероятно, очень похоже на то, что называлось наукой в
1634 году. Галилею предложили отречься от его убеждений – или он будет отлучен от церкви. Людям, которые отказываются воспринимать приказы СПИДистеблишмента, говорят ту же самую вещь: «Если вы не воспринимаете то, что
мы говорим, то мы вас выгоняем вон».
Неутешительно то, что многие ученые абсолютно отказались исследовать
имеющиеся в их распоряжении очевидности нейтральным, беспристрастным
способом. Несколько уважаемых научных журналов отказались печатать сообщение, выпущенное группой по научной переоценке ВИЧ-СПИД-гипотезы,
просто требующее «полной переоценки существующего доказательства за и
против этой гипотезы».
Относительно этой проблемы я впервые публично говорил на встрече Американской Ассоциации клинических химиков в Сан-Диего. Я знал, что там я
буду среди друзей. Это была маленькая часть из намного более длинной речи –
18
самое большее я говорил о СПИДе минут 15. Я рассказал аудитории, как моя
неспособность найти простую ссылку разожгла мое любопытство.
Чем больше я узнавал, тем более откровенным становился. Поскольку ответственный ученый убедил меня, что люди уничтожались бесполезными лекарствами, я не мог молчать.
Реакция на мои выступления со стороны моих коллег была различной – от
умеренного принятия до прямого яда. Когда я был приглашен рассказать о ПЦР
в Европейскую Федерацию клинических исследований в Толедо, Испания, я
сказал им, что хотел бы вместо ПЦР говорить относительно ВИЧ-СПИДа. Я не
думаю, что они точно поняли, куда они попали, когда согласились с этим. В середине моей речи президент общества отключил меня от микрофона. Он предложил, чтобы я ответил на некоторые вопросы аудитории. Я подумал, что было
невероятно невежливо отключать меня, но хорошо, черт возьми, я буду отвечать на вопросы. Председатель решил, что он спросит первым. И спросил следующее: понимаю ли я, что был безответственным? Представляю ли, что люди,
которые слушали эту речь, могут прекратить пользоваться презервативами?
Я ответил, что, согласно довольно надежным статистическим вычислениям
ЦКЗ, по крайней мере, в Америке, число сообщенных случаев по каждой из известных венерических болезней возрастало у не применявших презервативы, в
то время как при использовании начального определения СПИДа число сообщенных случаев СПИДа уменьшилось. Поэтому я не понимаю, в чем я был безответственным. Президент решил, что этих вопросов было достаточно, и резко
закончил встречу.
Всякий раз, когда я говорю относительно этой проблемы, непременно появляется вопрос: «Если не ВИЧ вызывает СПИД, тогда что?». Мой ответ на этот
вопрос таков: я не знаю большего ответа, чем знают Галло или Монтанье. Знание, что нет никакого доказательства, что ВИЧ вызывает СПИД, не делает меня
авторитетом по этому вопросу. Бесспорно, что если индивидуум имеет чрезвычайно тесные контакты с большим количеством людей, то количество инфекционных организмов, с которыми иммунной системе этого индивидуума придется
столкнуться, будет высоким. Если человек имеет 300 половых контактов в год с
таким же человеком, имеющим 300 контактов в год, то у них в 90 000 раз больше опасность развития инфекционных болезней, чем у людей, имеющих нормальные контакты.
Думайте об иммунной системе как о верблюде. Если верблюд перегружен,
он погибает.
Я был приглашен фармацевтической компанией Глаксо выступить на конференции. Они прислали мне письмо в декабре 1993 года, предлагая мне в ноябре
1994 года выступить с речью на банкете симпозиума. Если мне это время будет
неудобно, то они хотели бы, чтобы я выступил на банкете в ноябре 1995 года.
19
Доктор Джон Патридж, директор химического отдела, писал, что не был знаком
со мной лично, но слышал прекрасный отзыв относительно лекции, которую я
прочитал в 1991 году на Конференции гордоновских исследований. В его словах звучало: «лекция, заслуживающая наиболее высоких похвал, какие я слышал от моих академических и производственных коллег».
Он писал, что ищет таких ученых, которые соединяют в себе биохимические
и медицинские знания и широко думают.
Конечно, хорошо, чтобы этим ученым был я, заканчивал Д. Патридж.
Доктор Патридж также написал, что оплатит мне дорогу, размещение, а также гонорар 1500 $.
Я подумал, что это звучит хорошо, но полагал, что Глаксо мог бы оплатить
мне немного больше. Что сделало это приглашение особенно интересным для
меня, так это тот факт, что Глаксо была самой большой компанией в мире по
производству лекарств, в т. ч. и одного из самых выгодных лекарств – клеточного яда АЗТ, используемого против СПИДа. Он уничтожает клетки подобно
тому, как химиотерапия уничтожает рак. При раке имеется, по крайней мере,
объяснение для использования клеточного яда, хотя я лично никогда бы не лечился химиотерапией, если бы у меня был рак. Но имеется путь, по которому
дают объяснение.
Я задавался вопросом, знали ли эти люди, что я чувствовал относительно их
препарата, когда они присылали приглашение. Я уведомил доктора Патриджа,
что приму предложение, если мне немного повысят оплату. 26 января 1994 года
я получил письмо от М. Росс Джонсон, вице-президента отделения химии. Он
писал, что они были очень счастливы тем, что я принял приглашение. Они пошлют мне два авиабилета в первый класс, расходы за пребывание и гонорар
3000 долларов. В заключении он спросил меня относительно заголовка моей речи на банкете.
Итак, пока все хорошо. Я ответил, как требуется, и объяснил, что намереваюсь говорить с аудиторией относительно темы, которая должна очень беспокоить все научное сообщество. Я хотел бы говорить относительно того факта, что
не имеется никакого научного доказательства, что ВИЧ действительно вызывает
СПИД, и я думаю, что люди, принимающие АЗТ, отравляются.
14 октября 1994 года, за месяц до встречи, я получил другое письмо из
Глаксо. На этот раз от Гардинера Смита. Без титулов. Он искренне сожалел о
необходимости сообщить мне, что они не могут предоставить мне место для
моей презентации. Они могли бы послать мне чек на 1000 долларов, чтобы компенсировать мои неудобства.
Далее К. Муллис приводит текст письма, в котором просит разъяснить, на
каком основании за месяц до начала симпозиума ему вдруг отказывают в приглашении, хотя до этого настойчиво приглашали. Там же он приводит сведения о том, какие мероприятия ему пришлось отложить в связи с приглашением
20
выступить на симпозиуме, а теперь придется отменять и те, которые он запланировал и уже организовал в том городе, где будет проходить симпозиум.
Он написал, что компания Глаксо сама предложила ему два авиабилета в первом классе, оплату проживания и гонорар 3000 долларов, что в итоге составило 6048 долларов, а после объявления темы выступления вдруг не оказалось места для его презентации.
В ответ он получил чек на 6048 долларов, только чтобы он не приехал на
симпозиум и не выступил там со своей точкой зрения на проблему ВИЧСПИДа.
К. Муллис пишет: «Это была огромная сумма денег, полученная мною не за
то, что я ничего не сделал, а только за то, чтобы меня никто не услышал».
21
MEDICAL HYPOTHESES
Критика доказательств Монтанье (Montagnier)
по гипотезе ВИЧ/СПИД
Элени Пападопулос-Элеопулос (Eleni Papadopulos-Eleopulos)a, Валендар Ф. Тернер (Valendar F Turner)b, Джон Пападимитриу (John Papadimitriou)c, Барри Пейдж (Barry Page)a, Дэвид Козер (David Causer)a, Хелман Альфонсо (Helman Alfonso)d, Сэм Мхлонго (Sam Mhlongo)e,
Тодд Миллер (Todd Miller)f, Эндрю Маниотис (Andrew Maniotis)g, Кристиан Фиала (Christian
Fiala)h
a Отделение медицинской физики, Королевская больница Перта (Royal Perth Hospital),
Австралия;
b Департамент здравоохранения Западной Австралии, Австралия;
c
Университет
Западной
Австралии
(University
of
Western
Australia),
Австралия;
d Школа здравоохранения Технологического университета Куртин (School of Public
Health, Curtin University of Technology), Австралия;
e Отделение семейной медицины и первичного здравоохранения Южноафриканского медицинского университета (Department of Family Medicine & Primary Health Care, Medical
University of Southern Africa), Претория, Западная Африка;
f Медицинский факультет, отделение кардиологии, школа медицины Университета
Майами (Department of Medicine, Division of Cardiology, University of Miami School of
Medicine), Майами, Флорида, США;
g Факультет патологии, анатомии и клеточной биологии и биотехнологии (Department
of Pathology, Anatomy and Cell Biology, and Bioengineering), Чикаго, Иллинойс, США;
h Амбулатория Джинмед (Gynmed Ambulatorium), Вена, Австрия
Краткое содержание
В 1983 году Люк Монтанье (Luc Montanier) и его коллеги заявили об открытии нового ретровируса, в настоящее время известного под названием «вирус
иммунодефицита человека» (ВИЧ). К 1984 году мнение о том, что ВИЧ является причиной СПИДа, стало практически общепринятым. Однако 20 лет спустя
действием вируса иммунодефицита человека невозможно объяснить явления,
для которых и была предложена гипотеза ретровируса, а именно саркому Капоши (Kaposi), уменьшение содержания лимфоцитов T4, а следовательно, оппортунистические инфекции у больных СПИДом, которые считались прямым результатом такого уменьшения. Уменьшение количества клеток Т4 вызывает не
ВИЧ, а другие вещества, воздействию которых подвергаются больные, принадлежащие к группам риска по СПИДу. Не сбылись и основные прогнозы гипотезы ВИЧ. Сероположительность на ВИЧ в развитых странах остается ограниченной первоначальными группами высокого риска; не существует вакцины против
ВИЧ, и не разработано ни одной модели, созданной на животных. В данном сообщении мы приводим критический анализ доказательств, которые, как было
22
заявлено в 1983 году, подтверждают существование ВИЧ. К явлениям, которые
Монтанье (Montanier) и его коллеги считали доказательством существования
ВИЧ, относится выявление активности обратной транскриптазы, наличие ретровирусоподобных частиц в культуре, иммунологическая реактивность между
белками из супернатанта культуры, которые в градиенте плотности сахарозы
связывались при плотности 1.16 г/мл (“очищенный вирус») и антитела в сыворотке крови пациента.
Активность обратной транскриптазы выявляется не только у ретровирусов,
но и у других вирусов, и у нормальных клеток. Обратная транскрипция может
быть вызвана не только белковой обратной транскриптазой, но и нормальными
клеточными полимеразами ДНК. Ретровтирусоподобные частицы повсеместно
встречаются в культурах, не зараженных ретровирусами, в особенности при
условиях, применявшихся Монтанье (Montanier) и др. Из реакции между белками в «очищенном вирусе» и антителами в сыворотке крови пациента Монтанье
(Montanier) сделал заключение, что белки являются белками ВИЧ, а антитела –
антителами к ВИЧ. Поскольку все антитела полиспецифичны, по такой реакции
невозможно определить происхождение даже одного реагента, не говоря уже об
обоих. Даже если бы это и было возможно, белки не могут быть ретровирусными, поскольку в «очищенном вирусе» Монтанье (Montanier) не содержалось частиц с «морфологией, типичной для ретровирусов». Мы приходим к заключению, что эти явления не являются характерными именно для ретровирусов и не
могут считаться подтверждением существования уникального ретровируса
ВИЧ.
В начале эры СПИДа некоторые исследователи выдвинули гипотезу, что
причиной синдрома может быть некий ретровирус. В недавних комментариях
Люк Монтанье (Luc Montanier) и Роберт Галло (Robert Gallo) отметили, что в
начале 1983 года Люк Монтанье (Luc Montanier) и его коллеги получили «четкий штамм»
[1]. К 1984 году этот «штамм», который позднее стал известен как вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) был принят как этиологический фактор СПИДа.
Также общепринято, что ВИЧ представляет собой ретровирус, то есть вирус,
имеющий белок, обратную транскриптазу (ОТ). Гипотеза была представлена
для того, чтобы объяснить наблюдения и сделать прогнозы. Наблюдения, которые предполагалось объяснить с помощью гипотезы ВИЧ, были троякими. Высокая частота случаев злокачественного развития болезни, саркома Капоши
(Kaposi) (СК), несколько оппортунистических инфекций (ОИ) и уменьшение
числа клеток конкретного типа – лимфоцитов Т4, число которых определяется
по связыванию антител.
Поскольку ни один возбудитель инфекции не вызывает столь различных заболеваний, было высказано предположение, что ВИЧ является косвенной причиной синдрома. А именно, ВИЧ убивает клетки Т4, а уменьшение числа клеток
23
Т4 (иммунодефицит) ведет к возникновению заболеваний, которые входят в
клинический синдром. Уменьшение числа клеток Т4 считалось «критерием»
ВИЧ-инфицирования и СПИДа [2,3].
Однако в отношении больных гемофилией один из наиболее известных британских ученых Робин Вайсс (Robin Weiss) еще в 1985 году пришел к заключению: «Принято считать, что к сокращению числа Т-клеток-помощников (клеток
Т4) приводит вирус HLTV-III (лимфотропный T-клеточный вирус-III). Наши исследования показали, что количество Т-клеток-помощников и соотношение помощников/подавителей не изменяется после инфекции. Это подтверждает наш
предыдущий вывод о том, что аномальные субпопуляции Т-лимфоцитов возникают в результате внутривенной инфузии концентратов фактора VIII как такового, а не инфекции HTLV-III” [4]. Год спустя исследователи из CDC написали:
«Больные гемофилией с иммунными аномалиями не обязательно заражены
HTLV-III/LAV (вирус, связанный с лимфоденопатией), так как концентрат фактора сам по себе может быть иммуноподавляющим, даже если он произведен от
популяции доноров, не входящих в группу риска СПИД» [5].
Мужчины-гомосексуалисты подвергаются воздействию множества иммуноподавляющих факторов [6–8], включая сперму и наркотики. Сперма является
иммуноподавляющим фактором, вызывает апоптоз, митогенна и канцерогенна
[9–15].
Исследования, проведенные среди наркоманов, показывают, что уменьшение
числа клеток Т4 предшествует положительному тесту на антитела («ВИЧинфекцию»), а не наоборот, то есть эффект предшествует причине. Одно из исследований наркоманов показало, что «относительный риск сероконверсии среди субъектов исследования с содержанием клеток CD4 < 500 клеток/ll при одном или более подсчетов по сравнению с субъектами, чьи анализы на ВИЧ были
отрицательными, с содержанием клеток CD4 > 500/ll при всех подсчетах составлял 4.53» [16]. Другое исследование показало, что «низкое содержание клеток Т4 представляло максимальный фактор риска ВИЧ-инфекции» [17].
Еще в 1985 году Монтанье (Montanier) признал тот факт, что предположительный эффект, иммуносуппрессия, предшествует причине, т.е. ВИЧинфекции: «Этот синдром (СК и ОИ) возникает у меньшинства инфицированных, чьей общей характерной чертой в прошлом является антигенная стимуляция и иммунная депрессия до возникновения инфекции LAV (ВИЧ)» [18].
Наиболее важно то, что, несмотря на все усилия, никому не удалось доказать,
что ВИЧ убивает клетки Т4 как прямо, так и косвенно, и что он уменьшает их
число любым другим способом, таким, как «понижающая регуляция» рецептора
CD4 [19]. Поскольку, согласно гипотезе о том, что ВИЧ вызывает СПИД, ОИ
являются прямым результатом гибели клеток Т4 под воздействием ВИЧ, и поскольку такого доказательства не существует, гипотезой ВИЧ невозможно объяснить ни уменьшение количества клеток Т4, ни возникновение ОИ.
24
В настоящее время принято считать, что ВИЧ не играет ни прямой, ни косвенной роли в этиологии СК [20,21].
В теории ВИЧ предсказывалось, что ВИЧ передается половым путем, а следовательно, СПИД будет распространяться среди гетеросексуального населения. Этого не произошло. На самом деле результаты крупнейших, наиболее
продолжительных, наилучшим образом разработанных и осуществленных исследований из всех проведенных в США и Африке показывают, что ВИЧ не передается гетеросексуальным путем [22–25]. Прогноз сторонников гипотезы
ВИЧ о том, что к 1986 году будет разработана вакцина, также не исполнился
[26]. В 1984 году Монтанье (Montagnier) заявил, что единственным способом
доказать, что ВИЧ является причиной СПИДа, является получение модели, созданной с помощью животных [27]. Несмотря на все усилия, появления модели
ретровируса, вызывающего СПИД, не предвидится.
ARTICLE IN PRESS
Поскольку вот уже 20 лет с помощью гипотезы ВИЧ невозможно объяснить
три явления, ради объяснения которых она была выдвинута, и основные ее прогнозы не оправдались, от этой гипотезы следует отказаться или по крайней мере
переоценить ее. На наш взгляд, переоценку следует начать с ВИЧ. В своей работе 1983 года [28], опубликованной в «Сайенс» (Science), Монтанье (Montagnier) и его коллеги представили три группы доказательств, которые, по их заявлению, подтверждали существование человеческого экзогенного вируса, в
настоящее время известного как вирус иммунодефицита человека, ВИЧ. Это
было выявление: (i) активности обратной транскриптазы; (ii) ретровирусоподобных частиц; (iii) иммунологической реактивности между белками из супернатанта культуры, которые в градиенте плотности сахарозы связывались при
плотности 1.16 г/мл («очищенный вирус») и антител в сыворотке крови (BRU)
пациента.
Выявление активности обратной транскриптазы (обратная транскрипция
синтетического матричного праймера An _ dT15) в стимулированной клеточной
культуре считалось доказательством выделения штамма вируса. Выявление той
же активности в параллельной культуре клеток из BRU с T-лимфоцитами, полученных у здорового донора, считалось доказательством передачи вируса. Однако 10 годами ранее Франсуа Барр-Синусси (Francois Barre-Sinoussi) и Жану
Клоду Шерманну (Jean Claude Chermann) [29], первому и второму авторам труда, опубликованного в «Сайенс» (Science), было известно, что обратная транскриптаза характерна не только для ретровирусов и может быть обнаружена
даже в нормальных клетках. В начале 1970-х Галло (Gallo) и его коллеги доказали, что культуры клеток лейкемии транскрибируют матричный праймер An _
dT15, как и материал, связывающийся при 1.16 г/мл, происходящий от «стимулированных фитогемагглютинином (но не в нестимулированных) нормальных
лимфоцитов крови» [30]. В 1975 году на Международной конференции по эука25
риотическим полимеразам ДНК было дано определение полимеразы с ДНК как
клеточного фермента, который «с высокой точностью имитирует An _ dT15 , но
которому при этом не очень хорошо удается имитировать ДНК» [31]. К 1984
году Монтанье (Montagnier) и его коллегам было известно, что в конце 1970-х
годов имелось доказательство того, что «из матричных праймеров наиболее часто применяется (rA)n _ (dT)12–18 , так как с этим матричным праймером ОТ
проявляет высокую активность. Однако проблема состоит в том, что клеточные
полимеразы ДНК (pol, b и c) также эффективно используют тот же матричный
праймер [32,33]. В 1984 году Монтанье (Montagnier) и его коллеги и сами показали, что полимеразы ДНК нормальных, «незараженных клеток» транскрибируют An _ dT15 [33]. В настоящее время о неспецифичности ОТ известно даже
широкой публике из отчетов в журналах о рынке акций на тему ценных бумаг
компаний, занимающихся биотехнологиями [34].
Поскольку ОТ характерна не только для ретровирусов и поскольку An _
dT15 может транскрибироваться и другими клеточными ферментами (b и c),
транскрипция матричного праймера An _ dT15 не может считаться подтверждением выявления ретровируса. Его транскрипция в двух последовательных
культурах также на может считаться подтверждением передачи и выделения
штамма ретровируса [35].
В ходе того же эксперимента была выращена культура стимулированных
лимфоцитов пуповины с помощью супернатанта параллельной культуры. Монтанье (Montagnier) и его коллеги сообщили, что при исследовании под электронным микроскопам «в лимфоцитах пуповины были обнаружены характерные незрелые частицы с плотным серповидным (С-типа) почкованием на плазматической мембране… Этот вирус представляет собой типичный опухолевый
вирус РНК типа С». Однако в 1984 они сообщили, что ВИЧ представляет собой
ретровирус типа D [36], а позднее заявили, что ВИЧ является лентивирусом.
Эти таксономические различия подразумевают, что если бы ВИЧ был впервые
обнаруженным млекопитающим, он мог бы быть человеком, гориллой или
орангутангом. До эры СПИДа было известно, что ретровирусоподобные частицы встречаются повсеместно [37,38], в том числе «в большинстве, если не во
всех плацентах человека» [39].
Большинство ретровирусоподобных частиц не являются ретровирусами [40],
поскольку, как отметил в 1976 году Галло (Gallo), они не воспроизводятся. В
1976 году Джордж Тодаро (George Todaro) писал: «Мы подчеркиваем, что неспособность выделить эндогенные вирусы у определенных видов может указывать на ограничения технологий кокультивации in vitro» [41]. Ретровирусоподобные частицы встречаются во многих неинфицированных клеточных линиях,
использующихся для «выделения штамма ВИЧ», включая лимфоциты пуповинной крови [42]. В единственном исследовании с использованием электронного
микроскопом как in vivo, так и in vitro, в ходе которого использовались подхо26
дящие контрольные образцы и в котором проводилось слепое исследование
контрольных образцов и материала анализов, вирусные частицы, неотличимые
от «ВИЧ», были обнаружены в 18/20 (90%) образцов СПИДа, а также в 13/15
(88%) не связанных со СПИДом увеличений лимфоузлов [43].
В работе, опубликованной в «Сайенс» (Science) 1983 года Монтанье (Montagnier) и его коллеги писали: «Кроме того, на то, что этот новый штамм является
ретровирусом, указывала его плотность в градиенте сахарозы, которая составляла 1.16». Они заявляли, что полоса 1.16 г/мл представляет собой «очищенный,
меченный вирус», однако не опубликовали электронные микроснимки в доказательство этого или того, что частицы, встречающиеся в культуре, связываются
при плотности 1.16 г/мл и присутствуют даже в неочищенной форме. В интервью, которое Монтанье (Montagnier) давал французскому журналисту Джамелю
Тахи (Djamel Tahi) в 1997 году, он сказал, что ни одного микроснимка связывания при плотности 1.16 г/мл не было опубликовано, так как они «костьми легли», но не смогли обнаружить частицы с «морфологией, типичной для ретровирусов» [44].
Поскольку:
(a) обнаружение ретровирусоподобных частиц, в особенности в культурах и
при условиях, которые использовал Монтанье (Montagnier) и его коллеги, не является чем-то необычным;
(b) частицы, о которых говорилось в работе, опубликованной в 1983 году,
(i) не имели морфологических характеристик, в настоящее время приписываемых лентивирусам (ВИЧ), а именно «относительно равномерный диаметр около 110 нм, плотное конусообразное ядро и «боковые тела», а фактически были
классифицированы как «типичные частицы типа С»;
(ii) не имели основных физических характеристик ретровирусов, а именно в
градиентах плотности сахарозы они не связывались при плотности 1.16 g/ml;
(iii) не было доказано, что они являются инфекционными (выявление активности ОТ даже в неограниченном количестве культур не может считаться доказательством инфекционной природы);
(c) Монтанье (Montagnier) и др. не имели контрольных образцов, и эксперимент не был слепым; – трудно признать соответствующим действительности заявление о том, что частицы, обнаруженные в ходе исследования 1983 года,
представляли собой уникальный человеческий лентивирус ВИЧ [35] или даже
ретровирус.
Когда «очищенный, меченный вирус» выращивался с сывороткой крови пациента, Монтанье (Montagnier) и его коллеги нашли три белка в полосе 1.16
г/мл – p80, p45 (сейчас называется p41) и p25 (сейчас называется p24), которые
реагировали с антителами, присутствовавшими в сыворотке. Они пришли к заключению, что p25 (p24) является белком ВИЧ, а антитела, которые вступали с
ним в реакцию – антителами ВИЧ. Однако (i) если из этой реакции можно сде27
лать такой вывод, то белки p41 и p80 также должны быть белками ВИЧ (не клеточными белками, как следует из их заявления) и антитела, которые вступали в
реакцию с ними, также должны быть антителами к ВИЧ; (ii) по реакции антитело-антиген невозможно определить происхождение даже одного реагента, не
говоря уже об обоих. Например, даже если бы существовало доказательство того, что p24 является белком ВИЧ, необходимо учесть, что (a) больные СПИДом
и лица из групп риска имеют огромное количество антител; (б) все антитела,
включая моноклональные антитела, вступают в перекрестные реакции [45]; поэтому невозможно заявлять, что антитела больного, вступавшие в реакцию с
p24, являются антителами ВИЧ.
В интервью, данном в 1997 году Джамелю Тахи (Djamel Tahi), Монтанье
(Montagnier) признал, что единственным способом доказательства вирусной
природы белка является очистка вируса: «…для анализа белков вируса необходимо массовое производство и очистка. Необходимо сделать это». В ответ на
дальнейшие вопросы он заявил: «Повторяю, мы не провели очистку», а это
означает, что они не могли доказать, что p24 является белком ВИЧ. Наоборот,
то, что в «очищенном» вирусе не было частиц с «морфологией, типичной для
ретровирусов, они были совершенно другими», является абсолютно убедительным доказательством того, что р24 не является белком ВИЧ.
Возможно, в 1983 году, лихорадочно пытаясь обнаружить причину СПИДа,
Монтанье (Montagnier) и его коллеги неправильно оценили свои данные и пришли к выводу, что они доказывают существование нового ретровируса или, как
называет его Барр Синусси (Barre Sinoussi), вирус СПИДа [46]), в то время как
альтернативы были отвергнуты?
Ссылки
[1] Галло РС, Монтанье Л. Открытие ВИЧ как причины СПИДа. (Gallo RC, Montagnier L.
The discovery of HIV as the cause of AIDS). New Engl J Med 2003;349:2283–5.
[2] Шо МС, Вонг-Стаал Ф, Галло РС. Этиология СПИДа: вирусология, молекулярная
биология и эволюция вирусов иммунодефицита человека (Shaw MS, Wong-Staal F, Gallo RC.
Etiology of AIDS: virology, molecular biology, and evolution of human immunodeficiency viruses).
В сборнике под ред. ДеВита ВТ, Хеллман С, Розенберг СА (DeVita VT, Hellman S, Rosenberg
SA). Этиология , диагностика, лечение и профилактика СПИДа (AIDS etiology, diagnosis,
treatment and prevention). Второе изд. Philadelphia: J.B. Lippincott Company; 1988.
[3] Левачер М, Хулстэрт Ф, Таллет С, Аллери С, Посидало ДжДж, Бах БА. Значение активационных маркеров на лимфоцитах CD8 в синдроме иммунодефицита человека: стадийность и прогностическая ценность. (Levacher M, Hulstaert F, Tallet S, Ullery S, Pocidalo JJ,
Bach BA. The significance of activation markers on CD8 lymphocytes in human immunodeficiency
syndrome: staging and prognostic value). Clin Exp Immunol 1992;90: 376–82.
[4] Ладлам КА, Стил КМ, Чейнгсонг-Попов Р и др. Инфекция, вызванная лимфотропным
вирусом человека типа III (HTLV-III), у серонегативных больных гемофилией после трансфузии фактора VIII. (Ludlam CA, Steel CM, Cheingsong-Popov R, et al. Human lymphotropic virus
28
type-III (HTLV-III) infection in seronegative haemophiliacs after transfusion of factor VIII). Lancet
1985;II:233–6.
[5] Джейсон ДжМ, МакДагал ДжС, Диксон Г и др. Антитела HTLV-III/LAV и иммунный
статус лиц, проживающих в доме, находящихся в контакте, и сексуальных партнеров лиц,
больных гемофилией (Jason JM, McDougal JS, Dixon G, et al. HTLV-III/LAV antibody and immune status of household contacts and sexual partners of persons with hemophilia). J Am Med Assoc 1986;255:212–5.
[6] Детелс Р, Инглиш ПА, Джорджи ДжВ и др. Структура CD4 + клеточные изменения
после инфекции ВИЧ-1 указывают на существование содетерминанта СПИДа (Detels R, English PA, Giorgi JV, et al. Patterns of CD4 + cell changes after HIV-1 infection indicate the existence
of a codeterminant of AIDS). J Acquir Immun Defic Syndr 1988;1: 390–5.
[7] Дрю ЛВ, Миллс Дж, Леви Дж и др. Цитомегаловирусная инфекция и аномальные соотношения субпопуляций лимфоцитов у мужчин-гомосексуалистов» (Drew LW, Mills J, Levy
J, et al. Cytomegalic infection and abnormal T-lymphocyte subset ratios in homosexual men). Ann
Int Med 1985;103:61–3.
[8] Новик ДМ, Браун ДДжС, Лок АСФ, Ллойд ДжС, Томас ХС. Воздействие сексуальных
предпочтений и инфекции, вызванной вирусом хронического гепатита В, на субпопуляции Тлимфоцитов, активность естественных киллеров и активность клеток-суппрессоров. (Novick
DM, Brown DJC, Lok ASF, Lloyd JC, Thomas HC. Influence of sexual preference and chronic
Hepatitis B Virus infection on T lymphocyte subsets, natural killer activity, and suppressor cell activity). J Hepatol 1986;3:363–70.
[9] Пападопулос-Елеопулос Е. Митотическая теория. (Papadopulos-Eleopulos E. A mitotic
theory). J Theor Biol 1982;96:741–58.
[10] Пападопулос-Елеопулос Е. Переоценка СПИДа: является ли основной причиной
окисление, вызываемое факторами риска? (Papadopulos-Eleopulos E. Reappraisal of AIDS: is
the oxidation caused by the risk factors the primary cause?) Med Hypotheses 1988;25:151–162. Доступно на: <//www.theperthgroup.com" locator-type="url1">http://www.theperthgroup.com>.
[11] Пападопулос-Елеопулос Е. Взгляд назад на теорию о связи СПИДа с окислительным
стрессом. (Papadopulos-Eleopulos E. Looking back on the oxidative stress theory of AIDS). Continuum 1998;5:30–5. Доступно на: http://www.theperthgroup.com/CONTINUUM/lookingback.
html.
[12] Пападопулос-Елеопулос Е. Тернер ВФ, Пападимитриу ДжМ. Окислительный стресс,
ВИЧ и СПИД. (Papadopulos-Eleopulos E, Turner VF, Papadimitriou JM. Oxidative stress, HIV and
AIDS). Res Immunol 1992;143: 145–8.
[13] Окамото М, Бирн Р, Эйр РС, Маллен Т, Черч П, Кисслинг АА. Семенная плазма вызывает апоптоз выращиваемых в культуре мононуклеарных клеток периферической крови.
(Okamoto M, Byrn R, Eyre RC, Mullen T, Church P, Kiessling AA. Seminal plasma induces programmed cell death in cultured peripheral blood mononuclear cells). AIDS Res Hum Retroviruses
2002;18:797–803.
[14] Достал Дж, Виселески Л, Драгорад Дж, Джонакова В. Иммуноподавляющий эффект,
вызванный внутрибрюшинным и ректальным введением семенного иммуноподавляющего
фактора дикой свиньи. (Dostal J, Veselsky L, Drahorad J, Jonakova V. Immunosuppressive effect
induced by intraperitoneal and rectal administration of boar seminal immunosuppressive factor). Biol Reprod 1995;52:1209–14.
[15] Пракаш К., Кутиньо А, Моллер Г. Подавление иммунных реакций in vitro посредством фракции семенной плазмы. (Prakash C, Coutinho A, Moller G. Inhibition of in vitro immune responses by a fraction from seminal plasma). Scand J Immunol 1976;5:77–85.
29
[16] Де Жарле ДК, Фридман СР, Мармор М и др. Лимфопения CD4 у наркоманов, вводящих наркотики посредством шприца, в Нью-Йорке. (Des Jarlais DC, Friedman SR, Marmor M,
et al. CD4 lymphocytopenia among injecting drug users in New York City). J Acquir Immun Defic
Syndr 1993;6:820–2.
[17] Николози А, Музико М, Саракко А, Молинари С, Цилиани Н, Ладзарин А. Заболеваемость и факторы риска ВИЧ-инфекции: перспективное исследование серонегативных
наркоманов из Милана и Северной Италии, 1987-1989 гг. (Nicolosi A, Musico M, Saracco A,
Molinari S, Ziliani N, Lazzarin A. Incidence and risk factors of HIV infection: a prospective study
of seronegative drug users from Milan and Northern Italy, 1987–1989). Epidemiology 1990;1: 453–
9.
[18] Монтанье Л. Вирус, связанный с лимфаденопатией: от молекулярной биологии до
патогенности. (Montagnier L. Lymphadenopathy-associated virus: from molecular biology to pathogenicity). Ann Int Med 1985;103:689–93.
[19] Пападопулос-Елеопулос Е, Тернер ВФ, Пападимитриу ДжМ, Хедланд-Томас Б, Козер Д, Пейдж Б. Критический анализ гипотезы ВИЧ-клеток Т4-СПИДа. (PapadopulosEleopopulos E, Turner VF, Papadimitriou JM, Hedland-Thomas B, Causer D, Page B. A critical
analysis of the HIV-T4-cell-AIDS hypothesis). Genetica 1995;95:5–24.
[20] Берал В, Петерман ТА, Беркелман РЛ, Джаффе ХВ. Саркома Капоши у больных
СПИДом: инфекция, передаваемая половым путем. (Beral V, Peterman TA, Berkelman RL,
Jaffe HW. Kaposi’s sarcoma among persons with AIDS: a sexually transmitted infection. Lancet
1990;335:123–8.
[21] Пападопулос-Елеопулос Е, Тернер ВФ, Пападимитриу ДжМ. Саркома Капоши и
ВИЧ. (Papadopulos-Eleopulos E, Turner VF, Papadimitriou JM. Kaposi’s sarcoma and HIV). Med
Hypotheses 1992;39:22–9.
[22] Грей РХ, Вейвер МДж, Брукмейер Р и др. Вероятность передачи ВИЧ-1 через акт совокупления у моногамных гетеросексуальных пар, не совпадающих по ВИЧ-1, в Ракаи, Уганда. (Gray RH, Wawer MJ, Brookmeyer R, et al. Probability of HIV-1 transmission per coital act in
monogamous heterosexual, HIV-1 discordant couples in Rakai, Uganda). Lancet 2001;357:1149–53.
[23] Камали А, Квигли М, Накиинги Дж и др. Лечение синдромов инфекций, передаваемых половым путем, и вмешательства путем изменения поведения в передачу ВИЧ-1 в сельских районах Уганды: Рандомизированное исследование в сообществах. (Kamali A, Quigley
M, Nakiyingi J, et al. Syndromic management of sexually-transmitted infections and behaviour
change interventions on transmission of HIV-1 in rural Uganda: a community randomised trial).
Lancet 2003; 361:645–52.
[24] Падиан НС, Шибоски СК, Гласс СО, Виттингхофф Е. Гетеросексуальная передача
вируса иммунодефицита человека в северной Калифорнии: результаты десятилетнего исследования. (Padian NS, Shiboski SC, Glass SO, Vittinghoff E. Heterosexual transmission of human
immunodeficiency virus (HIV) in northern California: results from a ten-year study). Am J Epidemiol 1997;146:350–7.
[25] Пападопулос-Елеопулос Е, Тернер ВФ, Пападимитриу ДжМ и др. Мнения по всему
миру относительно ВИЧ/СПИДа. Число случаев гетеросексуальной передачи ВИЧ в Африке
не выше, чем в любой другой точке земного шара. (Papadopulos-Eleopulos E, Turner VF, Papadimitriou JM, et al. Global voices on HIV/AIDS. Heterosexual transmission of HIV in Africa is
no higher than anywhere else). Brit Med J 2002;324:1035.
[26] Бертон Д, Дерозье Р, Дом Р и др. Здравоохранение: дополнительные меры: необходимо разумное обоснование 3-ей фазы испытаний вакцины против ВИЧ-1. Burton D,
Desrosiers R, Doms R, et al. Public health: enhanced: a sound rationale needed for phase III HIV-1
vaccine trials). Science 2004;303:316.
30
[27] Вилмер Е, Рузиу К, Везине Брен Ф. Выделение штамма нового лимфотропного ретровируса у двух детей из одной семьи, больных гемофилией В, у одного из которых выявлен
СПИД. (Vilmer E, Rouzioux C, Vezinet Brun F, et al. Isolation of new lymphotropic retrovirus
from two siblings with Haemophilia B, one with AIDS). Lancet 1984;I:753–7.
[28] Барр-Синусси Ф, Шерманн ДжК, Рей Ф и др. Выделение т-лимфотропного ретровируса у пациента из группы риска по приобретенному синдрому иммунодефицита (СПИД).
(Barr_e-Sinoussi F, Chermann JC, Rey F, et al. Isolation of a Tlymphotropic retrovirus from a patient at risk for acquired immune deficiency syndrome (AIDS)). Science 1983;220:868–71.
[29] Синусси Ф, Мендиола Л, Шерманн ДжК. Очищение и частичная дифференциация
частиц вируса мышиной саркомы по уровням их осаждения в градиентах плотности сахарозы. (Sinoussi F, Mendiola L, Chermann JC. Purification and partial differentiation of the particles of
murine sarcoma virus (M. MSV) according to their sedimentation rates in sucrose density gradients.
Spectra 1973;4:237–43.
[30] Галло РК, Сарин ПС, Ву АМ. О природе нуклеиновых кислот и полимеразы ДНК, зависящей от РНК, в опухолевых вирусах и человеческих клетках. (Gallo RC, Sarin PS, Wu AM.
On the nature of the nucleic acids and RNA dependent DNA polymerase from RNA tumor viruses
and human cells). В сборнике: под ред. Сильвестри ЛГ. Возможные эписомы у эукариотов.
(Silvestri LG, editor. Possible episomes in eukaryotes). Amsterdam: North-Holland Publishing
Company; 1973. с. 13–34.
[31] Вейсбах А, Балтимор Д, Боллум Ф. Номенклатура эукариотических полимераз ДНК.
(Weissbach A, Baltimore D, Bollum F. omenclature of eukaryotic DNA polymerases). Science
1975;190:401–2.
[32] Оно К, Охаши А, Ямамото А и др. Выделение обратной транскриптазы из полимеразы клеточной ДНК посредством кинетического анализа. (Ono K, Ohashi A, Yamamoto A, et al.
Discrimination of reverse transcriptase from cellular DNA polymerase by kinetic analysis). Cell Mol
Biol 1980;25:323–8.
[33] Рей МА, Спайр С, Дормонт Д, Барр-Синусси Ф, Монтанье Л, Шерманн ДжК. Описание зависимой от РНК полимеразы ДНК нового Т-лимфотропного ретровируса человека (вируса, связанного с лимфаденопатией). Rey MA, Spire B, Dormont D, Barre-Sinoussi F, Montagnier L, Chermann JC. Characterization of the RNA dependent DNA polymerase of a new human
T-lymphotropic retrovirus (lymphadenopathy associated virus)). Biochem Biophys Res Commun
1984;121:126–33.
[34] Пачац М. Нет необходимости в распределении по фазам. (Pachacz M. No need to be
phased). Shares 2001:28–32.
[35] Монтанье Л. Историческая точность выделения штамма ВИЧ. (Montagnier L. Historical accuracy of HIV isolation). Nat Med 2003;9:1235.
[36] Клатцманн Д, Барр-Синусси Ф, Нюжер МТ. Выборочный тропизм вируса, связанного
с лимфаденопатией (LAV) в отношении Т-лимфоцитов-помощников-индукторов. (Klatzmann
D, Barr_e-Sinoussi F, Nugeyre MT. Selective tropism of lymphadenopathy associated virus (LAV)
for helper-inducer T lymphocytes). Science 1984;225:59–63.
[37] Бирд ДжВ. Физические методы анализа клеток. (Beard JW. Physical methods for the
analysis of cells). Ann NY Acad Sci 1957;69:530–44.
[38] Граф А. История экспериментальной вирусологии. (Grafe A. A history of experimental
virology). Heidelberg: Springer; 1991.
[39] Панем С, Проховник ЕВ, Реал ФР. Выделение штамма вириона типа С из нормального штамма фибробластов человека. (Panem S, Prochownik EV, Reale FR. Isolation of type C virions from a normal human fibroblast strain). Science 1975;189:297–9.
31
[40] Галло РС, Вонг-Стаал Ф, Рейтц М, Галлагер РЕ, Миллер Н, Гиллеспи ДХ. Некоторые
доказательства инфекционного вируса типа С у людей. (Gallo RC, Wong-Staal F, Reitz M, Gallagher RE, Miller N, Gillespie DH. Some evidence for infectious type-C virus in humans). В сборнике под ред. Балтимор Д, Хуанг АС, Фокс КФ. Вирусология животных (Baltimore D, Huang
AS, Fox CF. Animal virology). New York: Academic Press; 1976. с. 385–405.
[41] Тодаро ГДж, Бенвенисте РЕ, Шерр КДж. Межвидовая передача генов опухолевых
вирусов РНК: возможные пути поиска человеческих вирусов типа С. (Todaro GJ, Benveniste
RE, Sherr CJ. Interspecies transfer of RNA tumour virus genes: implications for the search for human type C viruses). В сборнике под ред. Балтимор Д, Хуанг АС, Фокс КС. Вирусология животных. (Baltimore D, Huang AS, Fox CS, editors. Animal virology). New York: Academic Press;
1976. p. 369–84.
[42] Наличие почкующихся вирусоподобных частиц в лимфатических клетках человека,
используемых для культивации ВИЧ. 7-я международная конференция по СПИДу, 1991 г.,
Флоренция.
[43] О’Хара СДж, Групман ДжЕ, Федерман М. Ультраструктурное и иммуногистохимическое проявление вирусных частиц в лимфоузлах при синдромах лимфаденопатии, связанных с вирусом иммунодефицита человека и с вирусом иммунодефицита, не относящегося к
человеку. (O’Hara CJ, Groopman JE, Federman M. The ultrastructural and immunohistochemical
demonstration of viral particles in lymph nodes from human immunodeficiency virus-related and
non-human immunodeficiency virus-related lymphadenopathy syndromes). Hum Pathol
1988;19:545–9.
[44] Тахи Д. Действительно ли Люк Монтанье открыл ВИЧ? (Tahi D. Did Luc Montagnier
discover HIV? ) Текст видеозаписи интервью с профессором Люком Монтанье (Luc Montagnier) в Институте Пастера 18 июля 1997 года. Continuum 1998;5:30–34. Доступно на сайте
http://www.theperthgroup.com/CONTINUUM/djamelmontagnier.html>.
[45] Тернинк Т, Аврамеас С. Мышиные природные моноклональные антитела: изучение
их полиспецифичности и их сходств. (Ternynck T, Avrameas S. Murine natural monoclonal antibodies: a study of their polyspecificities and their affinities). Immunol Rev 1986;94:99–112.
[46] Барр-Синусси Ф. Историческая точность выделения штамма ВИЧ – ответ. (BarreSinoussi F. Historical accuracy of HIV isolation-reply).
Nat Med 2003;9:1235–6.
32
И. М. Сазонова,
врач, председатель секции медико-биологических проблем
исследовательского фонда управления цивилизационными процессами, член Союза журналистов г. Москвы
СПИД – ЧУДОВИЩНЫЙ ОБМАН
На состоявшемся в г. Дебрецене (Венгрия) 27–29 июня 1997 г. 8-м Международном конгрессе врачей-натуропатов мое внимание привлек доклад врача А.
Макка (dr. Antal Makk) «Отчет о современном состоянии научных исследований
по СПИДу и возможности его лечения естественными методами».
В своем докладе доктор А. Макк ссылался на критические выступления и
статьи ученых и врачей, занимающихся проблемой СПИДа. Он любезно предоставил мне подборку материалов, содержащих его лекции в Бейинге (1988 г.),
Бахрейне (1989 г.), Амстердаме и Баден-Бадене (1991 г.), в Будапеште (1992 г.),
Дебрецене (1997 г.), а также выдержки из видеоинтервью со следующими ведущими экспертами по СПИДу:
1. Dr. Peter Schleicher (Мюнхен) – «Успешное наблюдение за больными СПИДом».
2. Профессор Carlo de Bac (Римский Университет) – «Успешное наблюдение за больными
СПИДом".
3. Dr. Milan Pesic (Германия) – «Успешное лечение больных СПИДом».
4. Dr. Alexander Skotniczky (Польша) – «Успешное лечение больных СПИДом».
5. Dr. Klaus- Uve Dicrig (Германия) – «Успешное лечение больных СПИДом».
6. Dr. Paul Zmijewsky (США) – «Успешное лечение больных СПИДом акупунктурой».
7. Dr. Joseph Roka (Швейцария) – «Успешное лечение больных СПИДом».
8. Dr. Maria Goller (Германия) – «Успешное лечение больных СПИДом гомеопатией».
9. Профессор Rankel (Ланцбергский Университет) – «Сексуальное поведение мужчин в
связи со СПИДом».
10. Dr. Lutz (Цюрих) – «Успешное лечение больных СПИДом тибетской медициной».
11. Профессор Horvath (Будапешт) – «Проблемы СПИДа в Восточной Европе».
12. Профессор Besancon (Парижский Университет) – «Связь между СПИДом и плаванием
в бассейнах».
13. Профессор Landthaler (Мюнхен) – «Лечение СПИДа лазером».
14. Dr. Irmey (Германия) – «Альтернативное лечение СПИДа и рака».
15.Dr. Lichtenstein – «Лечение СПИДа аутовакциной».
16. Mr. N. N., Президент ассоциации больных СПИДом (Мюнхен).
17. Mr. Harold Vetter (Германия) – «Сообщение об успешном лечении 100 больных СПИДом».
18. Mr. Ehler, редактор журнала «Raum & Zeit Magazine» – «Информация о проблемах
СПИДа».
19. Профессор Herold (Канада) – «Родители и секс и образовательная программа по
СПИДу».
20. Dr. Fridrich Glassel (Мюнхен) – «Успешное лечение больных СПИДом».
21. Профессор Julio Colon ( Пуэрто-Рико) – «Лечение СПИДа в течение 14 лет».
33
22. Dr. Owusu Agyekim (Гана) – «СПИД и военная служба».
23. Профессор Harold Katner (США) – «Источник СПИДа – не Африка».
24. Dr. Edson Quieros (Бразилия) – «Хорошо пролеченные случаи СПИДа».
25. Dr. L. Hochenegg (Австрия) – «Специальные методы для СПИДа».
26. Профессор Twitty J. Styles and Dr. Constance Glasgow (США–Пуэрто-Рико) – «Социальные и этические проблемы детей со СПИДом».
Этот материал, переведенный с венгерского и английского, представлен ниже. Помещаю его без комментариев. Думаю, что он будет интересен всем, а не
только врачам.
Из интервью доктора А. Макка
газете «Gulf news» от 26 октября 1989 года
«Некоторые страны Европы и Америка пропагандируют теорию, что СПИД
не может быть вылечен. Это привело к нескольким самоубийствам и убийствам.
Развитие эффективных методов лечения часто тормозится производителями некоторых типов лекарств, так как они в итоге теряли бы миллиарды долларов
прибыли. Существующие примеры натуропатического лечения СПИДа наводят
на мысль, что эта болезнь не является смертельной.
Установлено, что имеется, по крайней мере, шесть различных доступных методов лечения:
1. Использование "Иммунорегулятора", примененного первоначально Джулио Колон (Julio Colon) в Пуэрто-Рико у пациентов, проживших шесть лет после
постановки диагноза.
2. Применение имеющихся в Швейцарии препаратов Карцивирена
(Carciviren) и Ровиталя (Rovital), изготовленных из лекарственных трав, сохранило жизни более чем 230 пациентам в Танзании.
3. Использование трехвалентного кислорода дает удивительное улучшение
клинического состояния при условии, если болезнь долго не прогрессировала. В
тех случаях, когда уже проявилась полная картина СПИДа, частичные ремиссии
могут быть достигнуты в 30 % случаев.
4. Тимус коровы, применяемый в Европе и Африке, возвращал пациентов к
нормальной жизни с улучшениями в иммунной системе человека.
5. Аюрведовское лечение лекарственными травами и диетой успешно доказано в Европе.
6. Тибетскую медицину используют в Римском Университете, применяя
препарат Падма 28 (Padma 28).
Ни один из перечисленных препаратов не дает побочных эффектов.
В настоящее время акцент лечения перемещается из больниц в частные клиники. Я боюсь, что частные врачи не имеют технической компетентности и
навыков, чтобы собрать данные, имеющие значение с научной точки зрения, и
эти данные теряются».
34
К мнению доктора Макка присоединяются доктор медицины Laurence E.
Badgley в своей книге «Лечение СПИДа натуральными методами» и доктор медицины Alan Cantwell автор книги «СПИД. Загадки и решения».
Из интервью доктора А. Макка газете
«Gulf news» от 12 августа 1995 года
«Не вирус иммунодефицита вызывает СПИД, а наркотики»:
«Большинство диагнозов СПИДа основаны не на выделении вируса, а на
решении Всемирной организации здравоохранения причислять к нему такие
клинические симптомы, как потеря в весе, хроническая диарея и постоянная повышенная температура.
По свежим данным, которые были представлены в английском медицинском
журнале "The Lancet" работающими в Гане японскими врачами, среди 227 человек, признанных больными СПИДом на основании вышеуказанных трех симптомов и других исследований, у 50 % не обнаружено антител к ВИЧ.
Вообще, тому, что в Африке нашли 6 миллионов зараженных ВИЧ, помоему, нет статистического подтверждения».
В своей лекции «СПИД-истерия» (AIDS-histeria)
доктор А. Макк сказал:
«С 29 апреля по 1 мая 1994 года в Амстердаме состоялось совещание по
СПИДу. Было представлено 50 докладов, которые с вниманием слушали 400
человек. Временами возникала дискуссия в острых тонах и все сильнее звучали
голоса критиков, вплоть до таких, как открыто брошенное в глаза докладчику
обвинение: "Вы лжете и знаете, что лжете!» И в случае со СПИДом это в действительности так, потому что имеют место ошибочная теория и манипулирование информацией.
К сожалению, именно очень важная информация не находит места в сегодняшней прессе. По сути, до настоящего времени нет ничего, что помогало бы
больным. ВОЗ организовала в отношении СПИДа до сих пор невиданную по
масштабам пропагандистскую кампанию, которая стоила миллиарды, но не
принесла никакого успеха. Большие международные учреждения приняли на
службу распространителей презервативов. Главным лицом этой кампании внутри ВОЗ был доктор Джонатан Манн (Jonathan Mann), который сотворил жуткие
сказки "Тысяча и одна ночь" ХХ века. Они манипулировали тем, что сотни миллионов будут больными, что 1/3 человечества умрет, что будет серьезная нехватка рабочей силы и далее в таком же духе. Таким образом им удалось
успешно продолжать истерию СПИДа, а с помощью новых жутких сказок снова
и снова собирать деньги, вымогая их из различных официальных и неофициальных источников.
35
В конце концов, критика этой деятельности стала настолько острой, что
Джонатан ушел в отставку. Презервативы были отданы бедным африканским
странам вместо хлеба. А сотни миллионов умирающих от малярии и туберкулеза, например, в Африке, полностью были забыты и совсем не получили денег на
лечение.
В августе 1994 года последовал еще один поворот: ООН отобрала у ВОЗ курирование проблемы по СПИДу и образовала новую организацию в Женеве.
Даже пообещала, что если ВОЗ и в других вопросах будет действовать настолько безуспешно, то ООН будет вынуждена создавать совершенно новую организацию.
На токийской конференции по СПИДу представители ВОЗ жаловались, что
ассигнования на СПИД снизились с 90 миллионов долларов до 70 миллионов.
Но критики не забыли напомнить им, что из бюджета ВОЗ 80 % денег получили
представители и уполномоченные этой организации и всего 20 % ушло на решение различных задач в бедных странах. Раньше все страны откладывали
уплату своих членских взносов в ВОЗ, но с тех пор, как началась паника СПИДа, касса ВОЗ наполнилась для того, чтобы были начаты поиски чудесного препарата, с помощью которого обуздают "истребляющую человечество грозную
эпидемию".
Уже первый доклад на этой конференции разоблачил манипулирующих
миллионами жертв ВОЗ и другие ее учреждения и представил доказательства,
что не вирус вызывает СПИД, а диагноз ставится по одному-единственному
распространенному, очень сомнительной ценности, тесту. В результате чего все
больше и больше говорят о СПИД-положительных больных.
Критическая статья, помещенная в немецком журнале "Raum & Zeit" обвиняет ВОЗ, считая ее одним из главных распространителей истерии и паники по
поводу СПИДа, а также корыстолюбцем.
Уже давно общеизвестно, что СПИД начался в Америке, а не в Африке. Но
ВОЗ относит к СПИДу все новые и новые болезни и состояния здоровья (во
многих случаях ятрогенного происхождения – профилактические прививки, переливания крови и др.).
В конце концов ВОЗ все-таки призналась, что первая треть отнесенных к
СПИДу болезней была причислена к нему под политическим давлением.
СПИД не распространяется, а все больше и больше людей к нему причисляют!
В 1993 году в Берлине дал интервью Джон Лорицен (John Loritzen). Его слушали с большим интересом, потому что он сам гомосексуалист, и в своей книге
точно описал, как это случилось и каким образом начался СПИД в Америке.
Лорицен считает, что все это истерия толпы. Журналисты спросили его, как
стало возможным, что настолько квалифицированный и талантливый ученый
мог так ошибиться? Ответ был таким: «Многие среди нас знают правду, но име36
ется огромная материальная заинтересованность и миллиардные сделки в бизнесе, связанном со СПИДом, и поэтому они молчат, извлекая выгоду и помогая
тратить деньги».
Тональность дискуссий становится все острее и переходит уже в действия.
Так, например, во время берлинского конгресса группа СПИД-положительных
гомосексуалистов на виду у полиции захватила и разгромила выставочный зал
одного из швейцарских предприятий, производящих природные лекарства. А
дело было в том, что производящая зидовудин (AZT) компания "Wellcamp" целиком оплатила проезд и гостиницу более чем 30 СПИД-положительным лицам
с тем, чтобы они организовали беспорядки против естественной медицины. Они
захватили не только выставочный зал, но также и Джоан Шентон (Joan Shenton),
которая сделала наиболее успешный фильм о СПИДе, где, собственно, привела
доказательства, что в Африке нет СПИДа, а есть старые болезни и то, что
названо СПИДом, можно встретить только среди проституток больших городов,
да и то среди тех из них, кто употребляет наркотики. Ее не только захватили, но
и избили.
П. Дюсберг, профессор молекулярной и клеточной биологии из Калифорнийского Университета, уже в 1987 году начал подвергать сомнению эту гипотезу. Он утверждает, что вирус инертен и безопасен, что СПИД не ведет себя
как инфекционная болезнь. За эти годы П. Дюсберг издал ряд статей, в которых
он рассматривает догму «ВИЧ=СПИД». Он также предложил альтернативное
токсикологическое объяснение эпидемии. Чтобы заставить П. Дюсберга замолчать, американские правительственные должностные лица даже пробовали его
подкупить. Ему уже много раз угрожали, что устроят автокатастрофу, если он
испортит их бизнес. Он ежедневно получает угрозы. Живет на очень скромную
преподавательскую зарплату, напротив живут его бывшие коллеги, которые
стали уже миллионерами на бизнесе, связанном с вирусом иммунодефицита и
лабораторным тестом. По мнению П. Дюсберга, ни один больной, принимавший
AZT, не пережил это лечение, более 50 тысяч человек убито и множество еще
будет убито лекарством по имени зидовудин (AZT). Тем не менее, "лекарство"
принесло компании "Weelcamp" рекордные прибыли, причем в обстановке
настоящих мафиозных происшествий. Когда опубликовали так называемое
Конкорд-исследование (Сoncord), в котором были приведены доказательства,
что принимающие AZT-препарат вообще не живут дольше тех, которые этот
препарат не принимали, главного статистика, подготовившего этот материал,
сбил грузовик в Париже.
Джон Лорицен честно признался, что надо разобраться с «открытием» СПИДа после того, как выяснилось, что 95 % больных СПИДом – это мужчины, и
все они либо наркоманы, либо гомосексуалисты, причем та их часть, которая
чрезвычайно часто меняет партнеров, чуть ли не до 100 в год. Благодаря этому
они набирают 12–20 заболеваний за очень короткое время. К этому необходимо
37
добавить постоянный, нередко в больших дозах профилактический прием антибиотиков. Кроме того, те, кто ежедневно имеет 5–15 партнеров, принимают
препараты, стимулирующие сексуальную активность. Все это приводит к таким
большим разрушениям организма, что, по сути, нет и необходимости ни в каком
вирусе. Это все, конечно, больше касается мужчин, так как женщинам не нужно
принимать стимулирующие препараты. Поэтому 95 % больных СПИДом –
мужчины, а гетеросексуального СПИДа нет и не будет. Болезнь в женском организме, в первую очередь, развивается из-за наркотиков.
Лорицен считает очень поучительной одну статью в "USA Today" под названием "Секс и его последствия". В ней утверждается, что в Америке в настоящее
время 56 миллионов больных, страдающих венерическими заболеваниями, и
еще каждый четвертый американец получит какую-нибудь венерическую болезнь. Среди этого огромного числа, главным образом, имеются традиционные
(привычные) давние венерические болезни. Даже число больных СПИДом, по
сути, уже стабилизировалось и в Америке, и в Европе. В Японии его никогда не
было, в Китае же можно встретить редко, потому что там довольно мало наркотиков и гомосексуалистов. Статья также объясняет, почему в Америке имеется
56 миллионов венерических больных. Потому, что американцы поздно женятся,
быстро расходятся и в обществе в значительной степени развит промискуитет
(неупорядоченные половые отношения с частой сменой сексуальных партнеров).
По его мнению, статью надо было бы назвать «Промискуитет и его последствия», а не «Секс и его последствия».
На конференции в Болонье (Италия) Д. Лорицен заявил, что само выражение
«слабость иммунитета» является неудачным термином, надо говорить, собственно, о плохом или слабом состоянии здоровья, поскольку общеизвестно,
что хронические наркоманы все свои деньги тратят на наркотики и совсем забрасывают свое питание, что, по сути, целиком разрушает их организм.
П. Дюсберг многократно говорил, что вирус или бактерия никогда не ждет
10 лет, чтобы воздействовать на организм, они действуют уже в течение 24–48
часов или 1–2 недель.
Бесконечно много уже писали, что те наркоманы, которых называют больными СПИДом, при прекращении приема наркотиков в дальнейшем живут совсем нормально и их здоровье приходит в норму. И это очень мешает официальным исследователям СПИДа. Но "открыватели" вируса уже позже, в 1989
году, признались, что носители этого вируса не должны умирать, если живут
организованной, нормальной жизнью и даже признали то, что самого по себе
вируса недостаточно для того, чтобы вызвать иммунодефицит.
К сожалению, эта очень важная информация почти не находит места в прессе.
38
ВОЗ все еще перерабатывает устаревшие пропагандистские материалы 12–
15-летней давности о том, что вирус вызывает болезнь и что умирают все, кто
является носителем вируса. Во всем этом бесконечно негативная роль принадлежит прессе и телевидению, которые сопоставляли СПИД и секс и, особенно,
бульварной прессе, которая везде разыскивала любую тему в этой связи, из чего
создала жуткий роман. Снова и снова повторяются истории о СПИДе: о возможности заражения, о заражении друг друга, о случаях со всемирно известными артистами, звездами и поп-музыкантами, которые, как известно, в большинстве случаев употребляли наркотики.
Самые абсурдные идеи, что СПИД имеет африканское происхождение, увидели свет в прессе, устроив настоящий «обезьяний парад». Американский исследователь Макс Эшер (Max Escher) бросил в общественное сознание идею об
африканских обезьянах, которые кусают людей или мясо которых африканцы
иногда употребляют в пищу. Но никто не принял во внимание, что, во-первых,
обезьяны кусают людей в течение тысячелетий и из этого никогда прежде не
возникало проблемы и, во-вторых, что СПИД, главным образом, появился в
Америке! Но «африканская теория» очень хороша с политической точки зрения.
Университетский преподаватель, профессор Гарольд Гартнер (Harold Gartner)
сказал мне еще в 1989 году, что уже 4 года не печатается его статья, в которой
он писал, что СПИД не африканского происхождения, а происходит из Америки, или, может быть, из Европы. В течение 4 лет все американские газеты возвращают статью назад. То, что во всем мире африканских студентов изгоняют
из коллективов или избивают, конечно же, ничего не значит.
С 60–70-х годов во всем мире существует чудовищная эпидемия наркомании. Опять напомним ситуацию в Америке. Так, например, вспомним историю
времен вьетнамской войны, когда воевавших во Вьетнаме солдат высылали из
Гонконга из-за их поведения. Огромное большинство их ездило развлекаться на
Тайвань, где они прямо попадали в зависимость от наркотиков, поскольку на
Тайване самое большое производство наркотиков в мире. Там также создана
индустрия проституции таких размеров, что не только среди рядовых, но и среди офицеров было огромное количество больных венерическими болезнями.
Таким образом, назад в Америку вернулось колоссальное количество наркоманов и больных венерическими болезнями. Это был еще один источник, который
также появился в 60–70-х годах.
На конференции в Болонье (Италия) с очень острой критикой всего, что касается СПИДа, выступил Луиджи де Марчи (Luigi de Marci) из Рима, который
сказал, что СПИД – это проблема не врачей и вирусологов, а лженаучный терроризм. Можно сказать, что еще важнее был доклад известного итальянского
вирусолога Фабио Франчи (Fabio Franci), который разобрал «по косточкам»
исследования по СПИДу, особенно сам тест на обнаружение СПИДа. Он подробно объяснил, что никто не знает, что же выявляет СПИД-тест. При всех
39
других болезнях он выявляется положительным, особенно после профилактических прививок, и это не имеет, собственно говоря, никакого отношения к вирусу СПИДа, так как этот тест никогда не выявляет вирус, а удостоверяет
только наличие антител.
По данным больничных протоколов, злоупотребление героином в США за
период с 1976 года по 1985 год возросло в 4 раза, а кокаином за этот же период
времени – на 1100 %. В сущности говоря, вся мировая статистика подтверждает
то, что 92–97 % больных СПИДом - мужчины и только всего 3–7 % – женщины.
В Америке в 1980 году число судебных приговоров из-за употребления
наркотиками составляло 450 тысяч, но уже в 1989 году – 1 миллион 400 тысяч.
В 1980 году было конфисковано 500 кг кокаина, в 1983 г. – 9000 кг, в 1989
г. – 80 тысяч кг, а в 1990 году – 100 тысяч кг. Здесь же необходимо знать, что,
по мнению властей, это составляет только 20 % кокаина, контрабандой ввезенного в Америку.
15 лет назад пророчили, что к концу тысячелетия численность больных достигнет 100 миллионов. Но число больных так называемым СПИДом растет незначительно.
В Англии появилась официальная оценка ситуации со СПИДом, которая
установила, что число больных в Англии держится на одном уровне и даже снизилось. Английское правительство сократило ассигнования на СПИД на 2/3 и
заявило, что впредь надо концентрироваться только на гомосексуалистах и
наркоманах. Живущие за счет СПИДа организации во всем мире выступили
против этого с протестом.
Постоянное акцентирование неизлечимости СПИДа служит целям только
бизнеса, собиранию денег на исследования и на другие цели. На собранные
деньги приобретают токсические вредные лекарства.
СПИД – не венерическая болезнь, ее не так легко получить. Постоянное
напоминание больным, что болезнь смертельна, вызывает у них серьезные депрессии. В Германии есть общество больных СПИДом, которое очень действенно помогает своим членам в моральном плане. Они очень хорошо осведомлены о способах лечения нетрадиционными методами, которые к тому же
намного дешевле.
СПИД, происходящий из США – типичная болезнь цивилизации.
СПИД – не смертельная болезнь, а смертельный бизнес.
На этом мы остановимся. Борьба еще не разрешилась: победит ли трезвый
ум или будет продолжаться еще более усиливающаяся истерическая кампания?»
Журнал «AIDS» (том 1, № 9, январь-февраль 1994 г. стр. 1–4) под заголовком «Переосмысливание» напечатал статью Брайна Эллисона (Bryan J.
Ellison) под названием «Закулисная игра за спиной вируса иммунодефицита человека (ВИЧ)» со следующим предисловием: «Брайн уже произвел на нас всех
впечатление в прошлом. Но, возможно, ничто так не взорвало общественность,
40
как его откровение, что служба здравоохранения США заполнена доктринерами, догматиками, тиранами и что общественная политика находится в катастрофическом состоянии».
В самой статье сообщается следующее:
«Несмотря на все контраргументы, организация, занимающаяся проблемой
СПИДа, продолжает финансировать только исследования относительно ВИЧ. В
конце концов, органы здравоохранения до сих пор не могут продемонстрировать случаи спасения каких-либо жизней от синдрома. Научные предсказания
также потерпели страшную неудачу. В отличие от предсказанного распространения СПИДа в США, эпидемия осталась строго ограниченной в группах риска:
девять из каждых десяти случаев СПИДа были мужские и девяносто процентов
всех жертв СПИДа злоупотребляли наркотиками. Даже специфические проявления СПИДа предпочитают определенные группы риска, так, например, саркома типа Капоши встречается среди гомосексуалистов, а пневмоцистная пневмония, вызываемая Pneumocystis carinii – среди африканцев. Тридцать девять
процентов случаев СПИДа в Aмерике не имеют ничего общего с иммунодефицитом, доказательством чего служат, например, саркома Капоши, различные
лимфомы, изнуряющая болезнь и деменция. По сути, СПИД – не инфекционная
болезнь. Навязчивая идея с вирусом СПИДа имеет малo общего с наукой или
медициной».
Развращенный ежегодными двухмиллиардными долларовыми вложениями, Центр контроля и профилактики заболеваний – CDC (прим.: здесь и
далее – американская аббревиатура) нанимает тысячный штат сотрудников, которые считают себя активистами, имеющими мандат. Они рассматривают эпидемии как возможность контроля над образом жизни населения
и манипулирования им.
Отчет Национального научно-исследовательского Совета за 1989 год явно
показал наличие закулисной игры. Первоначально спонсируемая фондами
Рокфеллера и Рассела Сейджа, а затем Службой здравоохранения широкомасштабная махинация «СПИД: половое поведение и внутривенное применение
наркотиков» использовала СПИД как оправдание. «Разрушительное влияние
эпидемии на сообщество может вызвать сильные политические и социальные
реакции», должным образом отметил комитет. «Эпидемия требует быстродействующей мобилизации сообщества, чтобы противостоять распространению
болезни и смерти» (стр. 373 в докладе). Сила такого метода насильных изменений культурных ценностей основана на осторожной манипуляции страхом. «В
идеале, информация, поощряющая здоровье, должна усилить восприятие угрозы
индивидуумом и его способность отвечать на эту угрозу, таким образом модулируя уровень страха. <...> Что еще не известно – это то, как правильно внедрять страх подробной информацией, предназначенной для определенной аудитории. Как известно, требуются запланированные разнообразные обучающие
41
программы по СПИДу, которые строго выполняются и тщательно оцениваются», хладнокровно заявил комитет (стр. 267–268). «Исторически в США имеется
сильное социальное нежелание, чтобы говорили или писали о сексе в явных
терминах. Несмотря на недавние признаки увеличения терпимости к сексуальным подробностям, имеющимся в средствах массовой информации и литературе, это нежелание остается сильным у многих: оно особенно сильно в случаях,
когда вовлекается обучение детей и юношей» (стр. 379).
Представитель Центра контроля и профилактики заболеваний Дональд
Фрэнсис (Donald Francis) в 1984 году предложил стратегию СПИДа. В своей речи при отставке из штаб-квартиры агентства в Атланте в 1992 г. Д. Фрэнсис выразил амбиции, поддержанные многими из его коллег: «Удобный случай, когда
ВИЧ-эпидемия обеспечивает общественное здоровье» (JAMA. 9-16-92). Он недвусмысленно заявил о радикальном характере плана: «Американская программа предотвращения ВИЧ должна занять такое место, где происходит самое
лучшее и самое яркое, где есть действие, где делается история. Это эпидемия
столетия и дело чести каждого квалифицированного человека – желание действовать».
«Действие», описанное Д.Фрэнсисом, – это набор программ, которые, как он
полностью признал, требуют сильной политической защиты от возбужденных
налогоплательщиков и избирателей. Например, он злобно атаковал общественную оппозицию в отношении программ раздачи кондомов (презервативов) и
призвал с полной силой применять юридические меры для обхождения родительской осторожности. «Продолжающиеся контраргументы, включая трезвость
и презервативы, показывают, что школы могут потерпеть неудачу, – жаловался
Фрэнсис. – Если от школы нельзя ожидать выполнения таких программ, тогда
департаменты здоровья должны взять верх, используя как оправдание свой мандат по защите общественного здоровья».
Д. Фрэнсис также предложил «рецепт для увлекающихся наркотиками» и
выделение для этого спонсорской помощи Правительства США. Даже либералов, которые защищают легализацию наркотиков, приводят в замешательство
такие действия, которые, в конечном счете, создают массивную бюрократию,
прямо поощряющую использование наркотиков.
«Если следовать более просвещенной модели фармакотерапии, включая выписывание героина, это привело бы к драматическому влиянию на ВИЧ и стало
бы возможным устранение многих опасных незаконных видов деятельности»,
настаивал он, зная, что только страх эпидемии СПИДа может сделать общество
терпимым к таким предложениям. Игнорируя токсические и, возможно, вызывающие СПИД, свойства наркотиков, Фрэнсис подчеркнул, что «в добавление к
лечению безопасная инъекция наркотических средств (!) должна проводиться и
тем, кто получает лечение, и тем, кто не получает его. Должно соблюдаться
42
только условие стерильности шприцов и игл для пользователей наркотиков согласно стандарту органов здравоохранения США».
Более всего беспокоит то, что Д. Фрэнсис видел возможности использования
и других эпидемий, чтобы продвинуть подобную повестку дня. Как он выразился: «Если мы установим новые механизмы, чтобы управлять эпидемией ВИЧ, то
они смогут служить как модели и для других заболеваний».
Общий знаменатель этих и подобных планов тот, что они исходят от Службы здравоохранения Федерального правительства и, особенно, от Центра контроля и профилактики заболеваний. Центр традиционно специализировался на
инфекционных болезнях. А там имеется тенденция интерпретировать любую
эпидемию как инфекционную. Но ведь известно, что с тех пор, как была эпидемия полиомиелита, ни одна другая инфекция не представляла серьезной угрозы
для широкой публики. Однако, навешивая ложные ярлыки на любую произвольно выбранную вспышку заболевания как инфекционную и обвиняя в этом
вирус или другой микроорганизм, CDC закулисно может быстро вызвать и общественный страх, и политическую мобилизацию.
CDC фактически спроектировал ряд ложных тревог или кампаний в течение прошлых четырех десятилетий, нейтрализуя, при необходимости, научное
инакомыслие и более трезвые голоса. СПИД, хотя это уже и не первый пример,
стал сейчас, несомненно, наиболее успешной искусственно созданной эпидемией.
Это стало возможным благодаря двум мощным орудиям в арсенале
агентства, которые неизвестны публике, а именно: полусекретное крыло CDC,
известное как Служба эпидемиологических сведений (EIS), и тихая «кампанейская» программа с частными организациями.
Служба эпидемиологических сведений (EIS)
Среди эпидемиологов ее часто полушутливо называют «медицинское ФБР».
Основанная в 1951 профессором здравоохранения Александром Лэнгмуром
(Alexander Langmuir), EIS была первой службой, предназначенной, чтобы действовать как отборная военная единица биологической защиты CDC. А. Лэнгмур был туда приглашен на работу, так как служил в качестве одного из избранных советников в отделе химической и биологической защиты (военная
программа). Первый набор EIS, состоящий из 21-го дипломированного специалиста в области медицины и биологии, недавно получивших образование, прошел интенсивное обучение в течение нескольких недель в штаб-квартире CDC в
Атланте, после чего их распределили в различные штаты или местные департаменты здравоохранения по всей стране. Они действовали как глаза и уши Центра, тщательно контролируя любые возможные вспышки болезней на случай
войны. Каждого сотрудника EIS могли послать в любое место по стране в течение 24 часов. В случае войны EIS действовала бы под любым другим названием
43
с полномочиями, предоставленными ей CDC, включая карантины, иммунизацию и применение других решительных мер.
В статье, написанной для журнала «American Journal of Public Health»
(«Американский журнал здравоохранения», март 1952), Лэнгмур пояснил, что
членство в EIS не заканчивается двухлетним пребыванием, а является постоянным. Он писал: «Накопив опыт, многие из этих сотрудников могут полностью
оставаться в эпидемиологии или в другой области здравоохранения страны,
штата или на местном уровне, несомненно, что они могут вернуться и к гражданской деятельности, а также к академической или клинической практике. Но
в случае войны они будут возвращены к активной деятельности в Службе здравоохранения и назначены в стратегические области для выполнения функций,
которым они были ранее обучены».
Каждый год, начиная с 1951, производился новый набор в EIS, некоторые
классы составляли более сотни слушателей. Приблизительно 2000 выпускников
получили высокое положение в обществе, хотя это не афишировалось. Действительно, CDC cделал сейчас EIS более секретной, чем когда-либо, прекратив,
начиная с прошлого года, доступ общественности к спискам и адресам сотрудников.
Ее сотрудников можно найти в отделе Общей хирургии и в других местах в
федеральном правительстве, а также в ВОЗ, в департаментах здравоохранения
штата, в университетах, фармацевтических компаниях, в освобожденных от
налогов фондах, госпиталях и даже среди писателей, редакторов газет, журналов или среди сотрудников отделов телевизионных новостей. С этих позиций
они, обученные EIS, действуют не только как наблюдатели Центра контроля и
профилактики заболеваний, но и как «независимые» адвокаты, выполняющие
полицейские функции этого же Центра.
Грипп, будучи действительно инфекционной болезнью, зарекомендовал себя
наиболее ценным для CDC. Хотя зимой после окончания Первой мировой войны эпидемия гриппа привела к большому количеству смертей, СDC поторопился аннулировать прививки гриппа по настоящее время. Но временами агентство
поднимает тревогу по поводу угрожающего кризиса гриппа, надеясь использовать воспоминания об эпидемии 1918 года, чтобы получить чрезвычайные полномочия и проводить массовую вакцинацию. Применив такую тактику в 1957
во время эпидемии азиатского гриппа, CDC, минуя Конгресс, получил дополнительные деньги для расширения EIS и производства вакцины. Но когда вакцина
была готова, эпидемия уже пошла на убыль, и заболеваемость гриппом сама по
себе стала такой же умеренной, как и в любом другом году.
В 1976 году директор CDC Дэвид Сэнсэр (David Sencer) захотел попробовать
все снова, но уже в большем масштабе. После того, как один солдат в штате
Пенсильвания в январе умер от пневмонии, вызванной гриппом, Сэнсэр предсказал, что «рожденный свиньей» человеческий вирус, прозванный «свиным
44
гриппом», скоро опустошит Соединенные Штаты. При виде угрожающей гибели возникла паника. Конгресс пошел на выполнение плана CDC по иммунизации каждого мужчины, женщины и ребенка в стране, но неожиданно закон не
прошел: страховые компании обнаружили, что вакцина имела серьезные побочные токсические эффекты. Теперь Д. Сэнсэру пришлось действовать быстро. Он
основывает «Военную комнату» в аудитории «А» штаба Центра и использует
сеть EIS на полную мощность, чтобы найти любую вспышку болезни, которая
могла бы походить на грипп. В течение недель «Военная Комната» искала следы пневмонии среди военнослужащих Американского легиона, именно в то
время возвращавшихся домой из Филадельфии. Несколько сотрудников EIS, работавших в Филадельфии, обнаружили там вспышку эпидемии и, действуя как
пятая колонна, не только помогли организовать приход Центра, но также выполняли приказы прибывшей бригады чиновников CDC и EIS. Даже корреспондент «New York Times», командированный для освещения событий, был выпускником EIS.
Команда Центра позволила средствам массовой информации распространять
слухи, что болезнь легионеров была вызвана вирусом «свиного гриппа». В течение нескольких дней Конгресс решил провести вакцинный закон. Только
позже Центр признает, что болезнь легионеров не вызывалась вирусом гриппа,
но было слишком поздно, чтобы можно было остановить программу иммунизации.
Приблизительно 50 миллионов американцев получили вакцину, приведшую к
тысячам случаев нервных расстройств, более чем тысяче случаев параличей и
десяткам смертельных случаев, а также к судебным издержкам почти в 100
миллионов долларов.
В конечном счете, вакцина от выдуманного гриппа свиньи, созданная Центром, оставила за собой одни роковые разрушения.
Позже бюро установило, что болезнь легионеров была вызвана обычными
почвенными бактериями, которые не вызывают болезни и потому практически
безвредны. Смертельные случаи среди легионеров имели простое объяснение:
пневмония поразила пожилых людей, многие из которых перенесли трансплантацию почек и которые выпили много алкоголя во время празднования 200летней годовщины независимости, а это – классическая группа риска для пневмонии. Таким образом, «болезнь легионеров» не инфекционное заболевание, а
всего лишь новое имя для старой пневмонии.
Используя свою сеть, EIS применяла похожую тактику при других вспышках
заболеваний. Например, в 60-х годах эта служба помогала национальному институту здоровья в культивировании программы «Вирус-рак», отслеживая каждый случай лейкемии и пытаясь создать впечатление, что причиной рака является некий вирус. Роберт Галло (Robert Gallo) стал одним из многих ученых, так
45
сильно увлеченных исследованиями CDC, что посвятил остальную часть своей
работы обнаружению человеческого вируса лейкоза.
Не так давно CDC пригласил группу сотрудников EIS в штат Нью-Мексико
для исследования участившихся случаев пневмонии среди индейцев племени
навахо. К июню 1993 года CDC начал упорно настаивать на том, что короткая и
относительно небольшая вспышка заболевания была вызвана крысиным вирусом (Hantavirus). Но, вопреки привычному сценарию, в январе тестирование на
вирус пораженных болезнью индейцев дало отрицательный результат. Более того, в отличие от заразной болезни, пневмония не распространилась далее первых нескольких десятков жертв. Но снова «детективы эпидемии» из CDC провели расследование на высоком уровне, чтобы создать общественное мнение и в
очередной раз напугать население, вместо того, чтобы утруждать себя скучными научными исследованиями.
Из всех эпидемий, управляемых Центром, СПИД оказался наиболее впечатляющим по достижению политического успеха. К 1981 году EIS так глубоко
проникла в медицинские и общественные институты Соединенных Штатов, что
могла теперь регистрировать даже самые незначительные вспышки заболевания, независимо от того, как далеко друг от друга во времени и пространстве
находились жертвы. Первые случаи заболеваний СПИДом были зарегистрированы среди гомосексуалистов, ведущих «активный» образ жизни, имеющих
сотни или тысячи сексуальных контактов и применяющих огромное количество
наркотиков, чтобы выдержать такой ритм. Трюк Центра заключался в том, чтобы представить болезнь как инфекционную, так как простая эпидемия среди гомосексуалистов, спровоцированная наркотиками, вряд ли испугала бы общество
и не дала бы Центру возможности применять свои радикальные меры в области
общественного здоровья.
Эпидемия официально началась в 1980 году после того, как Майкл Готлиб
(Michael Gottlieb), новый иммунолог Медицинского Центра UCLA в ЛосАнджелесе, решил проверить новую технологию подсчета Т-клеток. Он сделал
неофициальный запрос знакомым медикам o направлении ему случаев иммунного дефицита. В течение следующих нескольких месяцев коллеги предоставили ему четыре таких случая. Все четверо были мужчины-гомосексуалисты с
пневмоцистной пневмонией. Догадываясь, что Центр мог бы заинтересоваться
его работой, Готлиб звонит активному деятелю EIS Вэйну Шандере (Wayne
Shandera) в департамент здравоохранения Лос-Анджелеса. В. Шандера к этому
времени уже слышал и сообщение о пятом гомосексуалисте с аналогичным заболеванием и только на основании этих случаев сделал доклад для Центра.
Обычно пять случаев, предложенных разными врачами, не дают повода для
того, чтобы говорить об эпидемии. Но такой опытный агент EIS, как Шандера,
помог Центру собрать эти случаи вместе и представить их как вспышку заболевания. Доклад Шандеры лег на стол Джеймса Каррэна (James Curran), началь46
ника отдела Центра по венерическим заболеваниям. В 1987 году в книге «И оркестр заиграл» («And the band play on») написано, что Каррэн наложил резолюцию «Горячий материал!» (стр. 67). Информация была немедленно опубликована.
К тому времени, как появился доклад, 5 июня 1981 года, Каррэн уже организовал группу «Саркома Капоши и условно-патогенные инфекции» (Kaposi’s
Sarcoma and Opportunistic Infections – KSOI) для изучения эпидемии из пяти человек. Члены EIS Гарольд Джафф (Harold Jaffe) и Мэри Гвинэн (Mary Guinan),
также из отдела по венерическим заболеваниям, помогли раскрутить эти исследования. Первым делом необходимо было найти как можно больше подобных
больных, чтобы подтвердить «рост» эпидемии. Затем надо было объяснить синдром: для Центра это подразумевало попытку нахождения инфекционного агента. Это была непростая задача, поскольку практически каждый из первых пятидесяти больных применял большие дозы опиатов, т. е. препаратов, предпочитаемых гомосексуалистами в качестве средств, упрощающих анальные сношения.
Даже если эти токсические лекарственные средства сами по себе являются очевидным объяснением снижения иммунитета, исследователи Центра не имели
никакого намерения учитывать эти доказательства. Согласно историку Элизабет
Этеридж (Elizabeth Etheridge), «в то время как многие из пациентов были обычными пользователями амилнитритов или опиатов, никто из группы KSOI не
предположил, что причиной болезни были токсикологические проблемы».
(Sentinel for Health, 1992, p. 326).
Таким образом, EIS была намерена доказать инфекционность СПИДа. Ee чиновник Дэвид Ауэрбах (David Auerbach) и другие утверждали, что эти чрезвычайно разнородные гомосексуалисты часто были связаны друг с другом через
длинные цепочки сексуальных контактов. Чтобы доказать, что СПИД «распространяется» к другим людям, другие чиновники «прочистили» больницы,
нашли наркоманов с условно-патогенной инфекцией и объяснили их болезнь
тем, что они используют одни и те же иглы, несмотря на то, что героин сам по
себе является фактором риска для заболевания пневмонией и другими болезнями. Брюс Эвэтт (Bruce Evatt) и Дэйл Лоуренс (Dale Lawrence), оба – сотрудники
EIS, обнаружили в Штате Колорадо одного больного гемофилией с пневмонией,
вызванной условно-патогенной инфекцией, которая возникла как побочный эффект внутреннего кровотечения, и поставили ему диагноз СПИДа. Член EIS
Харри Хэверкос (Harry Haverkos) опросил даже гаитян во Флориде и на Гаити и
переименовал их эндемический туберкулез в СПИД.
Не понимая истинной природы этих исследований, внешний мир полностью
поддержал линию Центра. Скоро среди научных исследователей началась гонка
в поиске вируса. Но и эти исследования также были инициированы сотрудником EIS с 1971 года Дональдом Фрэнсисом (Donald Francis), который всего
лишь одиннадцатью днями позже доклада Шандеры решает, что причиной яв47
ляется, как минимум, ретровирус с латентным периодом. Используя свои различные контакты среди вирусологов, Фрэнсис в течение последующих двух лет
целенаправленно подталкивал Роберта Галло к выделению нового ретровируса.
В конечном счете, Галло заинтересовался и потребовал кредит на обнаружение
ВИЧ.
На своей пресс-конференции 23 апреля 1984 года Галло закончил крестовый
поход, начатый Центром и созданной им службой. Пленка раскручивалась,
вспыхивали фотоаппараты, Галло и секретарь Службы здоровья и человека
Маргарэт Хэклэ (Margaret Heckler) ввергли нацию в войну со СПИДом. Только
узкий круг людей знал об истинных событиях, стоящих позади политической
истории, которую Дон Фрэнсис и другие подбросили американцам.
Программа партнерства
Второе важное оружие Центра для завоевания общественной поддержки заключается в программах для частных организаций. Путем финансирования или
другими способами поддерживая группы, не относящиеся к Центру, агентство
смогло создать массовое движение, видимое как спонтанное. Теперь представители различных обществ могли проводить политику, аналогичную проводимой
Центром, одновременно позволяя агентству оставаться при этом в тени и избегать критики.
В 1984 году Центр начал формировать «товарищества», основанные на
«совместных соглашениях», с большим числом «общественных организаций» с
целью «обучения» профилактике СПИДа (читай: идеологическая обработка).
Сначала финансирование проходило через Собрание мэров Соединенных Штатов, которое распределяло деньги в быстро растущей сети групп активистов по
борьбе со СПИДом.
К 1985 году Центр выделил более 1 миллиона долларов правительствам штатов, влияя таким образом на их отношение к проблеме СПИДа. После 1986 года
деньги уже начали течь свободно, а влияние Центра стало быстро расширяться.
Один только Американский Красный Крест, закрепивший контроль Центра над
медицинскими учреждениями, с 1988 по 1991 годы получил более 19 миллионов долларов. Еще больше средств было направлено таким организациям, как
Американская медицинская ассоциация, Национальная ассоциация больных
СПИДом (которая действует как координирующий центр для большого числа
активистов борьбы со СПИДом и движения в защиту прав гомосексуалистов),
Американцы за открытую политику в области СПИДа (которая создает одобренные Центром материалы для христиан-евангелистов), Национальная ассоциация образования (большое объединение преподавателей), Национальная ассоциация теле- и радиовещания (которая представляет большинство теле- и радиостанций и их сетей), Национальное собрание государственных законодателей и десяткам других. Даже такие организации, как Национальная городская
48
лига, Национальный совет La Raza и Центр по правам населения получают финансирование и другую техническую помощь от Центра. Существование многих организаций, непосредственно связанных со СПИДом, напрямую зависит от
денег CDC. Естественно, что Центр установил механизмы, гарантирующие использование денежных и других средств для нужных ему целей. Организации,
желающие получить финансирование, должны не только регистрировать применение полученных средств, но и посылать представителей в Центр за рекомендациями по применению этих средств. Эти встречи позволяют Центру непосредственно контролировать применение своих вложений. Более того, Центр
контролирует «образовательную» деятельность в области СПИДа любой организации, получающей помощь.
Настораживает то, что имеется такое мощное политическое давление со всех
сторон, защищающее гипотезу о вирусе СПИДа и политику Центра в области
общественного здоровья.
Как и со многими незаразными болезнями в прошлом, Центр убедил общественность в том, что СПИД является инфекцией. Таким образом, налогоплательщик, руководимый страхом, согласится на любые радикальные меры, выдвигаемые агентством. Программа «безопасного секса», обмен стерильными иглами, федеральные субсидии для наркоманов и другие предложения Центра
должны были бы быть отвергнуты вместе с чиновниками, внесшими эти предложения, но этого не происходит, и многие американцы ждут приговора.
Большинство людей до сих пор не осознало, что вся кампания управляется, в
основном, единственным агентством Правительства США, а не является решением независимых экспертов и деятелей. Как и предполагалось, Центр оказался
способным мобилизовать ученых, медицинские учреждения, политические органы, средства массовой информации и множество организаций СПИДа, стоящих за его скрытой политикой. Все эти организации потеряют свой авторитет,
как только общество обнаружит реальный источник возникновения кампании, и
предпочтет честный скептицизм, который распространяется быстрее, чем сам
СПИД.
Появляются признаки неминуемых перемен. Меры Центра в области здравоохранения – а именно презервативы, одноразовые шприцы, прослеживание контактов – не оправдали себя в борьбе со СПИДом. Когда эти плохие рекомендации были осознаны именно такими, какие они есть, к хору несогласных с гипотезой о вирусе СПИДа присоединилось еще больше голосов. Скоро Центру
придется продолжать поиск ВИЧ самостоятельно. Если только раньше Конгресс
не ликвидирует сам Центр».
Профессор Монтанье (Montagnier) в 1988 году сделал одно из наиболее
важных заявлений, которое до сих пор актуально: «СПИД не ведет к неизбежной смерти, особенно, если Вы подавляете кофакторы, которые поддерживают
болезнь. Это очень важно сообщать инфицированным людям. Психологические
49
факторы являются важными для поддержки функционирования иммунной системы. Если Вы подавляете психологическую поддержку, сообщая кому-то, что
они осуждены на смерть, одни ваши слова являются приговором. Это просто
неправда, что ВИЧ на 100 % является смертельным. Почему мы не говорим об
этом после того, как провели диагностику? С того момента, когда человек узнает диагноз, он начинает понемногу умирать, каждый день понемногу умирать.
Диагноз сам по себе является причиной СПИДа. А мы не говорим об этом людям!»
Однако эта информация оказалась доступна очень немногим, поскольку
журнал, в котором это было напечатано, широко не распространяется.
П. Дюсберг (Р.Duesberg):
«Я бы хотел обратить Ваше внимание на то, что не гомосексуализм представляет собой причину риска для СПИДа. Я подчеркивал, что в Соединенных
Штатах и, возможно, в Европе 10 % мужского населения – гомосексуалисты. В
Соединенных Штатах это составляет 8 миллионов. Из них только 20 000, или
0,25 %, заболели СПИДом. Это очень маленький процент, и входят в эту группу
риска те, кто имеет сотни, даже тысячи сексуальных контактов. Но я не говорю
о том, что секс приводит их в группу риска. Секс существует уже 3 миллиарда
лет, и я не думаю, что он стал более опасным с тех пор, как доктора Галло
(Gallo) и Монтанье (Montagnier) его изучили. Сейчас секс настолько же опасен,
как и в течение последних трех миллиардов лет. Мы принимаем химические
препараты во время Олимпиады, и тогда мы бегаем быстрее, а если мы принимаем химические препараты в спальне, то мы также побиваем все рекорды. Это
химические препараты приводят в группу риска, а не секс.
AZT – высокотоксичное вещество. Более чем 50 000 смертельных случаев от
так называемого СПИДа были фактически вызваны этим лекарственным средством, а не болезнью. Предполагается, что лекарственное средство ингибирует
синтез вирусной ДНК, но никто не может продемонстрировать, как вирус синтезирует ДНК. Так как это лекарственное средство имеет побочные эффекты, то
сроки жизни сокращались, а не удлинялись. Несмотря на то, что это лекарственное средство создает бедственную ситуацию, AZT до сих пор применяется
и к настоящему времени уже принес прибыль его производителям в 3 миллиарда долларов».
Доктор П. Дюсберг заявил, что если бы ему сказали, что он инфицирован
ВИЧ, он не волновался бы ни секунды. Поскольку для него и для многих ведущих молекулярных биологов СПИД не является инфекционной болезнью и не
передается при нормальном половом контакте. И, что еще более важно, болезнь
не вызывается вирусом иммунодефицита.
Вирусолог Штефан Ланка (Stefan Lanka) задает ряд наводящих вопросов в
своем выступлении:
50
– Почему в отличие от других вирусов ВИЧ не может быть выделен?
– Может ли существовать тест на антитела к вирусу, который не может быть
выделен?
– Существует ли ВИЧ вообще?
Его ответы на эти вопросы объясняют, почему исследования в области
СПИДа не имеют научной основы: «На протяжении последних 10 лет было
принято считать, что вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) вызывает синдром
приобретенного иммунодефицита (СПИД). Он, предположительно, встречается
во многих жидкостях организма и его передача новому хозяину , особенно через
сперму и кровь, вызывает медленное, но неминуемое развитие СПИДа и безоговорочную смерть. Чтобы инфицировать другую клетку, ВИЧ должен присутствовать как отдельная, отделяемая единица на определенной стадии своего
жизненного цикла.
Игнорировалось и сохранялось в тайне от общества то, что никогда не существовало работоспособного теста на ВИЧ, что определение "положительного" результата менялось всегда в соответствии с представлениями различных организаций, имеющих с этим дело, а также в зависимости от вида
применяемого теста в различных лабораториях: техника проведения теста
не была стандартизирована, величины и следствия внутрилабораторных
изменений не были зарегистрированы. Результаты теста требуют интерпретации, а критерии для этой интерпретации изменяются не только от
лаборатории к лаборатории, но также от месяца к месяцу...
Дискуссия по вопросу о том, кто обнаружил ВИЧ, была умышленным
отвлечением от вопроса, существует ли вирус вообще. Общество находилось под впечатлением того, что, если Президент и Премьер-министр
встретились, чтобы решить эту проблему, то вещь, о которой они говорили, должна существовать.
В 1993 году исследовательской группе из г. Перт (Perth, Австралия) удалось
опубликовать работу по тесту на ВИЧ. С тех пор любой мог бы прочитать о том,
что не существует работающего теста на СПИД, потому что ВИЧ не только никогда не был выделен, но и, похоже, вообще не существует. Поскольку исследователи СПИДа и средства массовой информации игнорировали любую критику
теории ВИЧ – особенно важный вопрос о существовании ВИЧ – настало время
выступить против самой гипотезы о ВИЧ.
Возвращение к истокам вирусологии и к истории возникновения ВИЧ делает
ясным тот факт, что сам ВИЧ является целью Манхэттенского проекта современной медицины, исследования СПИДа не существует.
СПИД – большой обман
и преступление на правительственном уровне
51
Начиная с апреля 1984 года, ложь о вирусе СПИДа ходит по всему миру.
Стало возможным проведение уже 9 международных конференций по СПИДу.
На девятой конференции в Берлине (июнь, 1993 год) исследователи СПИДа
признали, что до конца столетия не будет создано никакой вакцины или лекарства. Похоже, что на протяжении многих лет крошечная кучка генов водит
за нос всех вирусологов, генетиков, инженеров, врачей и исследователей
СПИДа. Но поскольку СПИД – это всего лишь фантом (абстракция), то никогда
и не будет результата в виде медикамента. Следовательно, все исследования в
области СПИДа на 100 % излишни. И затраченные миллиарды попросту спущены в канализацию. Паника по поводу смертельного вируса иммунодефицита
причиняет вред огромному количеству людей и обществу.
По этой причине настало время избавляться от СПИДа!»
Критики СПИДа говорят:
1. 29 ранее известных болезней переименованы в СПИД, т. е. названы неправильно!
2. Эти болезни не возникают в результате заражения ВИЧ!
3. Эти болезни – вопреки лживой пропаганде СПИДа – излечимы!
Люди, которые нуждаются в нашей помощи
«Наиболее важная и деликатная задача состоит в убеждении людей в том,
что положительный результат теста на антитела не является смертным приговором, а также в их поддержке, в снятии их нервозности, в том, чтобы помочь им
понять: при правильном лечении определенного заболевания у них есть хорошие шансы сохранить или восстановить свое здоровье. Большое количество
людей, получивших положительный результат теста, чье состояние нельзя объяснить с точки зрения господствующей теории СПИДа, также как и явлением
серо-реверсии (sero-reversion – возвращение к отрицательному результату теста), являются красноречивым доказательством вышесказанного. Поэтому исследователи ВИЧ и чиновники от здравоохранения призываются к открытым
дебатам на тему ВИЧ и СПИДа и к осознанию неправильного восприятия иммунного дефицита как инфекционного агента».
Изменение направления исследований СПИДа
«Исследование СПИДа – это шаг назад, возведенный в квадрат, оно не имеет отношения к базовой науке, как это преподносится некоторыми. Основные
игроки, начиная с 1993 года, пошли на попятный, споря о том, насколько сильно
мутировал вирус, что не поддается обнаружению. Поэтому СПИД теперь необходимо объяснять "при дальнейшем отсутствии вируса". Не считая недостатков
теста на антитела и других неправильных методик типа подсчета T-клеток, они
подразумевают, что вся концепция СПИДа должна быть полностью пересмот52
рена. Должно быть показано, что имеется какой-то смысл в переименовании
набора известных болезней в СПИД только потому, что у кого-то тест на антитела или генетический тест (PCR) дает положительный результат.
Наконец, должно учитываться и исследоваться влияние положительного результата теста на моральное и физическое состояние пациента».
Будущее
«При борьбе со многими болезнями нашего века необходимо восстановить
нашу независимость, которую мы уступили дезинформирующим "экспертам".
Если мы отказываемся учиться на том, что случилось при исследовании СПИДа, то впереди нас ожидает худшее, которое уже осуществляется».
На этом позвольте закончить цитирование.
То, что такая информация замалчивается – это тоже косвенное подтверждение того, что гипотеза неверна. Это должно привести к интенсивным дебатам в
медицинском сообществе и среди страдающих ВИЧ-положительных людей.
Статья напечатана в Трудах Центра Интеллектуальных медицинских систем «ИМЕДИС», сборник № 2, 1997 год, стр.63–99.
53
И. М. Сазонова, врач,
председатель секции медико-биологических проблем исследовательского
фонда управления цивилизационными процессами,
член Союза журналистов г. Москвы
ПРОБЛЕМА ВИЧ/СПИДА –
ИТОГИ 24-ЛЕТНЕЙ БОРЬБЫ
Прошло 24 года с того дня, когда Центр по контролю за заболеваемостью
США в лице вирусолога Галло и секретаря Службы здоровья Маргарет Хэклэ
(Margaret Heckler) оповестил мир о наличии являющегося причиной СПИДа вируса иммунодефицита человека, тем самым ввергнув сначала американскую
нацию, а затем и весь мир в войну со СПИДом. Таким образом, начиная с апреля 1984 года, ложь о смертельном вирусе СПИДа ходит по всему миру. Все эти
годы идет ожесточенная борьба с этим так называемым смертельным недугом.
Какие же достижения и успехи имеются на поле сражения, какие победы одержаны? Кто-нибудь критически оценивает реальную ситуацию и анализирует ли
ее?
Сегодня ясно видно, что никакие прогнозы, которые давались четверть века
назад, не оправдались. Предсказания всемирной пандемии и вымирания человечества к 2000 году полностью провалились, но нас снова и снова кормят информацией о надвигающейся эпидемии, теперь обещая вымирание к 2010 году.
За эти годы выросли как грибы СПИД-центры, о финансировании которых никто ничего не знает. Потрачены огромные средства. Российские средства массовой информации в течение этих лет с подачи спидологов, главным образом В.
В. Покровского, нагнетали истерию, постоянно муссируя ложь относительно
вируса иммунодефицита, перепевали старые песни о смертельном вирусе, о
якобы смертельной болезни под названием СПИД, таким образом поддерживая
массовое внушение страха смерти. Нагнетание страха увенчалось успехом – все
боятся даже услышать аббревиатуру ВИЧ/СПИД, потому что она звучит как
смертный приговор.
Очень правильную характеристику людей, которые до сих пор продолжают
перепевать набившую оскомину лженаучную информацию о проблеме
ВИЧ/СПИДа, дал Джон Лорицен (John Lauritsen) – научный обозреватель, ученый, много лет занимающийся проблемой ВИЧ/СПИДа и написавший книги
«Яд по рецепту: история АЗТ» (1990) и «Война со СПИДом» (1993).
Вот эта характеристика, данная им в журнале «Континуум» (том 4, № 5, стр.
8–10, 1998 г.) в статье под названием «Протеазные ингибиторы в Провинстауне»:
54
«В наше время обсуждение заслуг ВИЧ-СПИД-гипотезы равносильно стеганию мертвой лошади. Эта глупая гипотеза была опровергнута, наряду с другими, Питером Дюсбергом более 10 лет назад, и любой, кто все еще верит в нее,
является не информированным, ленивым и тупым.
...Тесты вирусной нагрузки – это жульничество. Когда молекулярные биологи Питер Дюсберг и Гарвей Биали (Harvey Bialy) анализировали в 1995 году
статьи Хо (Ho) и Вея (Wei) в журнале Nature (373), которые положили начало
массовому увлечению вирусной нагрузкой, они обнаружили, что оценка свободного вируса была завышена на величину в несколько порядков. В научной работе
Вея 100 000 единиц так называемой "плазменной вирусной РНК" действительно равнялись менее чем двум частицам вируса на миллилитр плазмы. А в научной работе Хо – 10 000 "плазменных вирионов" соответствовало менее чем одной частице вируса. Дюсберг и Биали пришли к выводу, что "нет никаких свидетельств наличия инфекционного вируса у пациентов Вея и Хо"».
Вот какова достоверность результатов таких научных исследований!
На недостоверность выдаваемых результатов указывал и австралийский математик Марк Креддок (Mark Craddok). Он также анализировал те же самые доклады Хо и Вея и обнаружил грубые ошибки в математической и логической
части и в большом раздражении поставил вопрос:
«Что же в точности потребуется, чтобы заставить людей, проводящих
исследования по ВИЧ, отвернуться от высоких технологий, фабрикующих загадочные спекуляции о молекулярном взаимодействии и т. д., и спросить себя:
"Кто-нибудь из нас имеет хоть малейшее представление о том, что мы делаем?"»
Как правильно заметил один из ученых, отвергающих официальную доктрину, доктор Крамер (Dr. Kramer) – медицинский директор Федеральных клиник
для юных и молодых правонарушителей и наркоманов пяти немецких округов,
включая Берлин, Бремен и Гамбург, «охота за вирусами выродилась в чистые
пытки с фатальным исходом».
Самые лучшие работы, доказывающие абсурдность вирусной теории СПИДа, недостоверность тестов и смертельную токсичность препаратов – это работы австралийских ученых Элени Пападопулос (Eleni Papadopulos) и ее коллег В.
Тюрнера (V. Turner), Д. Пападимитриу (D. Papadimitriou). Изумительные работы
южноафриканского адвоката и исследователя Энтони Бринка (Anthony Brink) по
критическому анализу применения антиретровирусных препаратов, в том числе
АЗТ, убедительно показывают сильнейшую токсичность этих препаратов
вплоть до смертельных случаев. Когда знакомишься с этими работами, задаешься вопросом: неужели исследователи ВИЧ и чиновники от здравоохранения
с ними не знакомы? Или они не хотят знакомиться с ними? Вызывает недоумение, как могут спидологи, занимаясь смертельным, с их точки зрения, вирусом и
55
смертельной болезнью, не изучать всю имеющуюся медицинскую литературу
по этому вопросу? Это лень или что-то другое?
Думаю, что сегодняшний день характеризуется эпидемией другого СПИДа,
который надо бы расшифровывать как синдром правового и интеллектуального
дефицита, приведший к тому, что не изучается и не анализируется большой
объем медицинской литературы, опровергающей вирусную теорию СПИДа. Не
осмысливаются те огромные противоречия, которые постоянно возникают в
этой теории. Отсутствует критический анализ токсического, вплоть до смертельных исходов, действия антиретровирусных препаратов.
Правовой дефицит проявляется в том, что повсеместно и постоянно нарушаются 7 и 9 статьи Федерального закона от 30 марта 1995 г. № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)». Согласно 7-й статье, медицинское освидетельствование на ВИЧ проводится добровольно, за исключением случаев, предусмотренных статьей 9 настоящего Федерального закона, когда такое освидетельствование является обязательным. А эта статья гласит, что обязательному медицинскому освидетельствованию подлежат доноры
крови, биологических жидкостей, органов и тканей и работники отдельных
профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации. Согласно перечню, обязательному тестированию подлежат работники предприятий, учреждений и организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения,
осуществляющие диагностику и лечение ВИЧ-инфицированных, а также лица,
работа которых связана с материалами, содержащими вирус иммунодефицита
человека. Таким образом, только две группы лиц подлежат обязательному тестированию на ВИЧ. В приложении № 3 к Приказу МЗМП РФ от 30.10.95 №
295 четко написано, что принудительное обследование на ВИЧ запрещается!
Также в этой статье говорится, что лица, отказавшиеся от обязательного медицинского освидетельствования, не могут быть донорами крови, биологических жидкостей, органов и тканей. Все! Никаких других последствий!
А что происходит на самом деле? Людей тестируют недостоверными тестами направо и налево, не спрашивая их согласия. Их даже не ставят в известность о том, что их тестируют на ВИЧ. Беременных женщин тестируют три раза
в течение беременности. Поступаешь в стационар на обследование, лечение или
операцию – тестируют. Но ведь ни одна из этих групп лиц не подлежит по закону обязательному тестированию. Однако это никого из медицинских работников не останавливает. И никто не отвечает за нарушение закона. Возмущаться и
отказываться от тестирования – себе дороже! Человек будет поставлен в такие
условия, что легче сдать анализ. При этом спидологи, отвечая на вопросы, поступающие на их горячую линию, и на своем сайте www.aids.ru признают, что
56
такое тестирование – нарушение закона. Напрашивается вывод, что это тестирование – самоуправство медицинских учреждений.
Далее. В книге «ВИЧ-инфекция: клиника, диагностика и лечение», написанной коллективом авторов под руководством академика В. В. Покровского в
2000 году, в главе «Диагностика ВИЧ-инфекции» В. В. Покровский рекомендует врачам-клиницистам и эпидемиологам скептически относиться ко всем новейшим методикам диагностики ВИЧ-инфекции. Это прямо касается полимеразной цепной реакции (ПЦР) и прочих «генно-инженерных» методов! Интересный парадокс: на протяжении двух десятилетий диагностика ВИЧ-инфекции
при помощи тестовых систем – это козырная карта, главный аргумент спидологов, подтверждающий, по их мнению, существование вируса иммунодефицита,
а главный спидолог страны призывает теперь не обращать на них внимания,
но – тестирование при этом продолжается повсеместно. В. В. Покровский, кажется, даже не понимает, что таким заявлением он выбивают почву из-под ног
представителей официальной СПИД-медицины.
Возникает естественный вопрос: а кто же тогда руководит этим процессом
тестирования в стране, кто дает команду на поголовное тестирование? Известно, что положительную реакцию при ВИЧ-тестировании могут давать более 60
состояний человека, в том числе она может выявляться у здоровых людей в результате перекрестных реакций, при беременности, после многократных прививок, при простуде, гриппе, ОРВИ, после вакцинаций от гриппа, от вирусного
гепатита В и против столбняка, после переливания крови, при заболеваниях соединительной ткани.
Как Вы, наверное, заметили, в этом списке есть состояние беременности, которое само по себе дает положительную реакцию при ВИЧ-тестировании. Сегодня же, нарушая законодательство, как я уже сказала выше, поголовно всем беременным женщинам начали проводить это тестирование, что привело к увеличению числа женщин с ВИЧ-положительным результатом. А это, в свою очередь, приводит уже к более тяжелым и трагическим последствиям, как лично
для самой женщины, ее семьи, ее ребенка, так и для общества в целом. На основании недостоверной диагностики здоровым женщинам часто очень настойчиво
предлагают прервать беременность.
Задается ли кто-нибудь из применяющих такую недостоверную диагностику
вопросом, скольким людям покалечены судьбы и жизни? Сколько из них покончили жизни самоубийством? Сколько не созданных и разрушенных семей?
Скольких детей бросили родители лишь потому, что у них положительный результат на тест, достоверность которого абсолютно не доказана?
А ведь людям, в том числе и детям, у которых выявляют положительную реакцию на так называемый ВИЧ, но которые не имеют никаких симптомов болезни, назначают высокотоксичные ядовитые препараты типа АЗТ (зидовудина,
ретровира), якобы разрушающие вирус. Но вирус, который надо разрушать, не
57
существует в их организме, а эти препараты убивают клетки костного мозга и
лимфатической системы кишечника – органов иммунной системы. То есть эти
препараты вызывают иммунодефицит, а не лечат его. Смертность больных гемофилией в Америке возросла в 10 раз с 1987 года, когда этот препарат начали
применять у них при обнаружении положительного теста на мифический ВИЧ.
Те, кто эти препараты не применял, были живы много лет.
Есть очень интересная, но трагическая информация относительно этого препарата, которую дает сама фирма-изготовитель (цитирование по лекарственному справочнику Видаля, 2003 г., стр. Б-732–734): «Особые указания. АЗТ не вылечивает ВИЧ-инфекцию. При лечении АЗТ необходимо проводить регулярный
контроль гематологических показателей. На фоне приема АЗТ возможно развитие выраженной гепатомегалии (увеличение печени) с жировой дистрофией
печени (иногда со смертельным исходом)».
Назначая такие препараты, спидологи нарушают ст. 32 (Согласие на медицинское вмешательство) и ст. 33 (Отказ от медицинского вмешательства) Основ
законодательства Российской Федерации об охране здоровья от 22.07.93. Спидологи не информируют беременных женщин о токсических побочных действиях антиретровирусных препаратов, а при отказе женщин от приема таких
препаратов начинаются угрозы и постоянное заклинание: «Вы все равно умрете!».
К чему приводит такой правовой дефицит, демонстрирует история одной из
ВИЧ-положительных женщин. Беременной женщине, ввиду положительной реакции на ВИЧ, без ее согласия был назначен антиретровирусный препарат. Она,
конечно, его принимала, полностью доверяя врачам. Родила здорового ребенка,
которому, как предписывают СПИД-центры, тоже назначили препарат «Ретровир» (синоним АЗТ). Запретили кормить грудью, якобы для предотвращения
передачи ВИЧ (хотя сегодня никто не доказал, что это возможно). У ребенка от
приема этого токсического препарата развивается тяжело протекающая лекарственная болезнь, и мама отказывается от этого лечения. Здоровье ребенка мама
и бабушка восстанавливают своими силами и силами других врачей, он растет
здоровым, окруженным любовью и заботами, в достатке. Но СПИД-центр вновь
настаивает на лечении этим препаратом. Мама, естественно, возражает.
Законный, в соответствии со статьями 32, 33 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, отказ матери от лечения токсическим препаратом «Ретровир», который вызвал у ребенка тяжелые осложнения (лекарственную болезнь), встретил абсолютно неадекватную реакцию у
СПИД-центра – врачи требуют лишить женщину родительских прав за жестокое обращение с ребенком.
1 июня 2007 года, в день рождения ребенка (и, между прочим, в Международный день защиты детей), к женщине заявляются работники социальной
службы с тем, что ее будут лишать материнских прав. СПИД-центр работает в
58
полную мощь, привлекая не только социальных работников, но и прокуратуру,
откуда тоже неоднократно появляются сотрудники с проверкой фактов жестокого обращения с ребенком. Ничего не подтверждается! Мама по ипотеке приобрела двухкомнатную квартиру для улучшения жилищных условий. У ребенка
отдельная 17-метровая комната, любящие мать и бабушка, он здоров, накормлен, обут, одет. И правильнее было бы говорить о жестоком обращении врачей
СПИД-центра в отношении новорожденного, а теперь уже трехлетнего ребенка,
и женщины-матери, которую не информировали о препарате и которая не давала информированного согласия на лечение своего малыша.
Возникает вопрос: что же такое СПИД-центр? Кто там работает? Каратели в
белых халатах? Кто дал им право распоряжаться судьбами людей только на основании какого-то недостоверного анализа? Посмотрите вокруг: сколько бездомных, брошенных детей. Кто ими занимается?! Здесь же у матери и бабушки,
обожающих своего ребенка, решают его отобрать. Что за нравственное помешательство царит в этом никем не контролируемом сообществе людей в белых халатах?
Такое возможно только при интеллектуальном дефиците.
Если проанализировать некоторые высказывания главного спидолога страны
В. В. Покровского, то можно увидеть дальнейшее подтверждение абсурдности
всего происходящего вокруг проблемы ВИЧ/СПИДа.
Так, в журнале «Фактор» (№ 2, 2001 г.) в статье «Комары СПИД переваривают. Как спастись людям?» В. В. Покровский, отвечая на вопросы журналиста,
говорит: «На самом деле это малозаразное заболевание. Даже если с ВИЧинфицированным иметь половые контакты, то лишь один из ста приводит к заражению». Только вдумайтесь в эту фразу В. В. Покровского, который постоянно пугает население ростом количества ВИЧ-инфицированных в стране, который приватизировал эту выдуманную болезнь, под руководством которого в
стране создана масса СПИД-центров, борющихся неизвестно с чем, потребляя
при этом огромные средства.
Деятельность спидологов приводит к постановке неправильного диагноза, к
назначению токсического лечения, к психогенной смерти людей, услышавших
слово «ВИЧ/СПИД» в качестве диагноза и звучащего для них как приговор. Одним словом – к медицинскому геноциду. Вслушайтесь и вдумайтесь во фразу
В. В. Покровского, приведенную выше!
Мне кажется, что для каждого разумного человека эта фраза звучит признанием В. В. Покровского в несостоятельности официальной гипотезы о смертельном вирусе и о смертельной болезни. Одной этой фразы достаточно, чтобы
понять, что все творимое вокруг проблемы ВИЧ/СПИДа – лженаучный терроризм, который пора прекращать. А нам снова и снова, цинично прикрываясь заботой о здоровье нации, представляют затхлую, прогнившую и покрытую плесенью информацию о заразности и смертельности несуществующего вируса. Не
59
будет нация здорова при таких ученых-поводырях, как наши спидологи, основная работа которых находится в полном противоречии с главным принципом
врачевания «Не навреди!» и заключается в выкачивании из бюджета немалых
средств (по данным газеты «Русский вестник» № 13, 2006, стр. 13 – за 10 лет, с
1996 по 2006 год, в соответствии с Федеральной программой АНТИ-ВИЧ/СПИД
на борьбу с «чумой» было выделено свыше 260 млн. руб.), запугивании людей и
поддержании страха перед якобы смертельным вирусом.
В 2007 году, по данным главного государственного санитарного врача РФ,
главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко, для реализации мер по противодействию ВИЧ/СПИДу было выделено 7,8 млрд. рублей, такую же сумму планируют выделить и в текущем году. Также Г. Онищенко сообщил, что с задачами по борьбе с распространением ВИЧ/СПИД в 2007 году справились хорошо.
По его словам, за прошедший год были проведены обследования 22,6 млн. человек на ВИЧ-инфекцию с профилактической целью, также были проведены
меры по антиретровирусной терапии 30 тыс. ВИЧ-инфицированных, нуждающихся в лечении. В 2008 году с профилактической целью тестирование пройдут
22 млн. человек и будет организовано лечение 40 тыс. больных.
Представляете, почти 1/7 часть населения ежегодно в нарушение закона тестируется недостоверными тестами! Почти 1/7 часть населения ежегодно подвергается страху в ожидании результата этого недостоверного тестирования.
Тем, у кого выявлен положительный тест безо всяких признаков болезни,
назначается высокотоксичное лечение, хотя, как пишет в своей книге главный
спидолог страны В. В. Покровский, тестам нельзя доверять.
Так что же творится? Кому и чему можно доверять в этой вакханалии?
На запрос заместителя председателя комитета по социальной политике Совета Федерации РФ А. К. Шмелева о финансировании СПИД-центров, Минздрав РФ 29 апреля 2005 года ответил следующее: «…в настоящее время в Российской Федерации функционирует 106 Центров по профилактике и борьбе со
СПИД. <…> В связи с тем, что финансирование Центров СПИД осуществляется
из местных бюджетов, а учет численности медицинского персонала этих учреждений не входит в формы статистической отчетности, сводные данные о ежегодном финансировании этих учреждений и количестве работающих в них могут быть получены только в ходе специального исследования».
Люди! Вдумайтесь в эти фразы! Столько средств выделяется на борьбу с
якобы эпидемией смертельной болезни, а Минздрав даже не знает, сколько людей работает в Центрах по борьбе с недугом и как они финансируются. Для этого, оказывается, нужно специальное исследование, на которое тоже, наверное,
нужны средства!
В стране много людей, действительно тяжело больных, которые не могут
получить достойную медицинскую помощь. В сельской местности 90 % больниц и фельдшерских пунктов не имеют канализации. У государства нет денег на
60
лечение детей и операции им. Собираем для них деньги, прося как милостыню у
населения, которое тоже не отличается материальным богатством.
На парламентских слушаниях по онкологии в 2000 году были озвучены такие страшные цифры: 40 тыс. больных, которых еще можно спасти, не делают
операции из-за отсутствия денег («ПГ», 30 ноября 2000 г.). А на содержание
Центров по борьбе с несуществующим вирусом растрачиваются миллиарды!
Ежегодные отчеты Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД –
ЮНЭЙДС и ВОЗ под названием «Развитие эпидемии СПИДа» издаются очень
красочно – с диаграммами, графиками, цифрами мировой статистики по СПИДу, с различными рекомендациями. И никто не замечает или не хочет замечать
информацию, написанную более мелким шрифтом, говорящую о том, что
«ЮНЭЙДС и ВОЗ не гарантируют достоверность информации и не несут
ответственности за ущерб, который может возникнуть в результате использования этой информации». К чему тогда читать все остальное, когда есть
такие слова? К чему тратить миллионы на исследование и контроль заболеваемости СПИДом? Эти две международные организации, по-видимому, знают,
что творят, и стараются себя обезопасить такой информацией.
Вот он, синдром правового и интеллектуального дефицита!
61
Роберто Джиральдо (Roberto Giraldo), врач, специалист в области медицины внутренних органов и инфекционных заболеваний. Сотрудник Университета
Антиокия, Колумбия. Обладатель Почетного диплома Лондонской Школы гигиены и тропической медицины при Лондонском университете. Магистр клинической тропической медицины, психоаналитик. Почетный член Международного общества Аналитической Трилогии, Сан-Пауло, Бразилия. С 1981 – независимый исследователь проблем СПИДА, с 1997 – член Правления директоров
ассоциации «Новое понимание СПИДА».
ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ СТРЕСС-ФАКТОРЫ –
РЕАЛЬНАЯ ПРИЧИНА СПИДА
С самого начала распространения эпидемии СПИДа отмечались постоянные
международные научные разногласия в сфере определения причин возникновения данного заболевания и его лечения. Однако многие из нас до сих пор остаются в неведении по поводу этих дебатов. Причина –организованная совместно
Министерством здравоохранения и социального обеспечения Правительства
Соединенных Штатов, Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и
Агентством по СПИДу при Организации Объединенных Наций (ООН), строгая
цензура, целью которой является преследование всех тех, кто не разделяет официальных представлений о СПИДе. Наша группа состоит из представляющих
более 75 стран более чем 3000 ученых и исследователей, включая заслуженных
профессоров многих университетов и нескольких лауреатов Нобелевской премии. Дальнейшую информацию об этих так называемых «Диссидентах от
СПИДа» можно найти на сайте www.rethinkingСПИД.com.
На 16-й Всемирной Конференции по проблемам ВИЧ/СПИДа, проходившей
в Торонто (Канада) 13–18 августа 2006 года, представители ВОЗ и Агентства по
СПИДу при ООН проинформировали слушателей, что число случаев заболевания СПИДом продолжает расти повсеместно, но главным образом это происходит в слаборазвитых странах. Согласно этим сообщениям, за 25 лет пандемии
было зарегистрировано 65 млн. человек, чьи серологические анализы являются
положительными, и 25 млн. случаев гибели от СПИДа [1, 2].
Несмотря на тот факт, что население Африки в районах Сахары составляет
всего лишь 10 % мирового населения, в настоящее время 60 % (25 млн.) изо
всех мировых случаев заболевания СПИДом регистрируются именно там. В
Африке 12,3 млн. детей потеряли одного или двух родителей вследствие заболевания СПИДом. В противоположность тому, что происходит в богатых странах, в Африке более 60 % случаев заболеваний приходится на женщин, в связи с
чем было безосновательно заявлено, что СПИД в Африке «передается гетеросексуальным путем» [1, 2]. В беднейших странах Африки типа Зимбабве, Нами62
бии, Уганды и Мозамбика распространенность СПИДа колеблется между 20 и
35 %, что является самым высоким показателем в мире.
Эпидемия СПИДа в Индии также развивается быстрыми темпами, и в этой
стране тоже считается, что 80 % случаев ВИЧ/СПИДа передается половым путем [1, 2].
На Американском континенте самая высокая распространенность того, что
известно как ВИЧ/СПИД, отмечается в беднейших странах: Гаити (3,8 %), Багамах (3,3 %), Тринидаде и Тобаго (2,6 %), Белизе (2,5 %), Гайане (2,4 %), Суринаме (1,9 %), Гондурасе, Барбадосе и Ямайке (1,5 %). По заявлениям ВОЗ и
Агентства по СПИДу, в этих странах большинство случаев заболевания тоже
отмечается среди женщин, а, значит, СПИД передается половым путем при гетеросексуальных контактах. В Соединенных Штатах 69 % случаев отмечено в
среде чернокожих граждан и латиноамериканцев [1, 2]. При этом более высокое
число заболеваний среди женщин, что позволяет специалистам ВОЗ и
Агентства по СПИДу также говорить о передаче заболевания половым путем
при гетеросексуальных контактах в этих общинах.
В Бразилии с ее населением в 190 млн. жителей распространенность заболевания составляет 0,5 %. При этом в крупных городах страны большинство случаев приходится на мужчин, а беднейших областях – на женщин [1, 2]. В Колумбии, Мексике, Венесуэле, и Испании распространенность заболевания составляет 0,7 %.
Возникает вопрос: каково объяснение самой высокой степени распространенности СПИДа в беднейших африканских странах и странах Карибского бассейна и почему там болеют, в основном, женщины? Может ли это объясняться
только лишь сексуальной распущенностью, как это заявляют некоторые белые
представители американского и европейского научного мира? Или это просто
последствие социальных условий жизни, преобладающих в этих странах? Отмеченный выше характер распространенности случаев заболевания СПИДом
может также указывать на то, что реальная причина СПИДа – вовсе не вирус,
передающийся при сексуальных контактах. Иначе каким образом вирус может
решать, что ему следует атаковать исключительно преуспевающих мужчин в
Северной Америке и Европе и исключительно бедных женщин в слаборазвитых
регионах?
Другой вопрос: почему в Колумбии, Мексике, Венесуэле, Испании и Бразилии очень низкая распространенность СПИДа? Может ли быть так, что их жителям просто повезло?
Научные свидетельства указывают на то, что, вопреки официальному мнению Министерства здравоохранения и социального обеспечения Соединенных
Штатов, а также Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Агентства
по СПИДу, фактически нет никаких данных о передаче СПИДа от одного человека к другому через кровь или сексуальные контакты, или о передаче СПИДа
63
от матери ребенку. Разница в частоте заболеваний СПИДом среди мужчин и
женщин в зависимости от их социально-экономического статуса – это явный
признак того, что ВИЧ не может быть причиной СПИДа и что реальные причины СПИДа связаны с социальными условиями и стилем жизни.
Более того, через 25 лет выясняется, что миллиарды долларов, израсходованные на исследования, лечение, профилактику и контроль, были потрачены
впустую, а официальная политика, оказывается, потерпела полный провал. Сторонники идеи, что ВИЧ является причиной СПИДа, не сумели вылечить ни одного пациента. Используемые ими препараты для подавления ретровируса являются высокотоксичными и, назначенные в качестве профилактических препаратов людям с положительным результатом серологических анализов, фактически приводят к развитию СПИДа. Однако исследователи ВИЧ по-прежнему заявляют, что «нет никакой надежды на создание вакцины в ближайшие несколько лет или несколько десятков лет». Официально они все еще настаивают на
уравнении: ВИЧ = СПИД = СМЕРТЬ.
ВОЗ и Агентство по СПИДу возлагают всю вину за свои неудачи на правительства слаборазвитых стран, как это было сделано на закрытии последней
Всемирной конференции по проблемам ВИЧ/СПИДа в Торонто (август 2006).
Тогда они безосновательно обвинили президента Южной Африки Табо Мбеки в
ответственности за распространение эпидемии СПИДа в этой стране только
лишь из-за того, что в 2000 году его правительство призвало к проведению
научных дебатов по причинам СПИДа и методам решения этой проблемы.
Однако более правильным объяснением официальных неудач является то,
что вся текущая политика в сфере лечения, профилактики и контроля над распространением СПИДа основывается на ложной предпосылке о том, что
«ВИЧ – это причина синдрома приобретенного иммунодефицита».
ВИЧ не может быть причиной СПИДа
Начиная с марта 1987 года в многочисленных научных публикациях были
представлены факты, показывающие: то, что известно как вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), не отвечает эпидемиологическим и биологическим критериям (и даже требованиям здравого смысла), чтобы его можно было классифицировать как причину синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИДа) [3–
24].
ВИЧ не является ни необходимым, ни достаточным условием возникновения
заболевания. Более того, он не всегда даже предшествует развитию синдрома
[5, 6, 14, 22]. Это подтверждается тысячами случаев заболевания СПИДом людей, которые являются ВИЧ-отрицательными [25–28], а также большим количеством здоровых людей, которые, хотя и являются ВИЧ-положительными, но у
которых так никогда и не развивается СПИД [29–31]. Кроме того, есть много
людей, у которых сначала развился иммунодефицит, и только после этого ана64
лизы на ВИЧ стали положительными [32–35], а это, без сомнения, указывает на
то, что явление, известное как ВИЧ, скорее является самостоятельным проявлением или последствием патогенного синдрома, чем причиной СПИДа.
Если бы ВИЧ был реальным вирусом, это был бы ретровирус, которые, как
известно, не являются патогенными [4]. Поэтому эти ретровирусы не могут
объяснять ни иммунологические аномалии, ни патогенез, ни клинические проявления, ни анамнез в случае заболевания СПИДом [4–13, 17, 18]. С другой стороны, есть большое количество научных документов, объективно подтверждающих: то, что мы знаем как ВИЧ, даже не является подлинным вирусом. ВИЧ
никогда не был выделен в чистом виде как отдельная независимая вирусная частица (вирион или полноценная внеклеточная вирусная частица) [36–41], как
обычно бывает с подлинными вирусами.
Так как никакими исследованиями не подтверждено, что явление, известное
как ВИЧ, разрушает иммунную систему человека или вызывает развитие СПИДа, ученые, с энтузиазмом защищающие ВИЧ как причину синдрома иммунодефицита, предлагают широкий диапазон агентов, которые могут быть кофакторами или ВИЧ-помощниками в процессе развития СПИДа [42, 43]. Однако
сами эти «кофакторы» являются иммуносуппрессантами и повторное, многократное и хроническое воздействие ряда этих факторов как раз и ведет к развитию СПИДа, независимо от того, является ли анализ на ВИЧ положительным
или отрицательным. Именно поэтому я предпочитаю называть эти «кофакторы»
иммунологическими стресс-факторами [16–22].
Ниже перечисляются некоторые из иммуно-подавляющих факторов, которые
можно считать «кофакторами ВИЧ-инфекции» или иммунологическими стрессфакторами: алкоголь, кокаин, героин, марихуана, курение, амфетамины, летучие амилнитриты (так называемые «попперсы»), химическое загрязнение окружающей среды, аллергены, цитомегаловирус, вирус герпеса типа 1, 2 и 6, опоясывающий лишай, вирус Эпштейна-Барр, аденовирус, другие ретровирусы, вирусы гепатита A, B и C, паповавирус, микоплазма и другие суперантигены, туберкулез, проказа, малярия, трипаносомоз, филяриоз, передаваемые половым
путем заболевания, сперма, фактор VIII, тревожность, беспокойство, депрессия,
страх, бессонница, недостаток сна, чрезмерная физическая нагрузка, плохие санитарно-гигиенические условия, бедность, недоедание и дефицит витаминов и
антиоксидантов [44–61].
Кроме того, тщательное изучение научной литературы практически однозначно показывает, что СПИД не является инфекционным заболеванием и не
передается половым путем [2–24]. Передача СПИДа от матери к ребенку в течение беременности и родов или через грудное молоко – это просто миф и ничем не обоснованные предположения, сделанные при отсутствии каких-либо
объективных данных [62–64]. Передача СПИДа через кровь от предположительно ВИЧ-инфицированного человека также не имеет подтверждающих фак65
тов [9, 15]. Даже исследователи, считающие ВИЧ причиной СПИДа, в настоящее время признают существование достаточно убедительных аргументов, противоречащих официальной теории о способах его передачи [65–69].
С другой стороны, люди, анализы которых являются ВИЧ-отрицательными и
которые имеют в крови нормальный уровень питательных веществ и антиоксидантов, никогда не становятся ВИЧ- положительными и их серологические анализы также всегда являются отрицательными [70–72]. Более того, у ВИЧположительных людей, в крови которых отмечается нормальный уровень питательных веществ и антиоксидантов, СПИД никогда не развивается [73–85]. Даже смерть тех, у кого все-таки развивается СПИД, в гораздо большей мере зависит от дефицита питательных веществ и антиоксидантов, чем от любых других
факторов [85–92]. Кроме того, доказано, что у будущих матерей, имеющих
ВИЧ-положительные анализы, при наличии в их крови на всем протяжении беременности нормального уровня питательных веществ и антиоксидантов, рождаются «ВИЧ-отрицательные» дети [93–99]. Следовательно, для того, чтобы
произошла «сероконверсия», то есть переход от «ВИЧ-отрицательного» статуса
к «ВИЧ-положительному», необходимо, чтобы в крови понизился уровень антиоксидантов и питательных веществ. Официально именно этот процесс и
называется «переход от ВИЧ к СПИДу», что является очевидной ошибкой. Подобные же условия требуются для того, чтобы у ВИЧ-положительных людей
начали прогрессировать или развиться клинические проявления СПИДа или повысилась степень вероятности летального исхода в результате развития этого
синдрома. Все эти факты ясно указывают, что уменьшение в крови уровня питательных веществ и антиоксидантов играет главную роль в патогенезе СПИДа,
его развитии и прогнозируемом исходе.
Истинные причины СПИДа
В последние десятилетия кардинально изменились условия жизни всех групп
людей, наиболее часто подверженных развитию СПИДа. В настоящее время
люди все чаще и чаще подвергаются усиленному воздействию разнообразных
иммунологических стресс-факторов, которые могут иметь химические, физические или биологические корни, а также возникать вследствие нарушений характера умственной деятельности и питания [16–22].
Например, новым стресс-фактором, повлиявшим на жизнь некоторых сообществ гомосексуалистов в промышленно-развитых странах, стало применение
психотропных средств и афродизиаков, увлечение которыми началось в 70-е годы [7, 11–13, 100, 101]. В развитых странах дети, рожденные с диагнозом
СПИД, были рождены матерями, которые в течение беременности принимали
психотропные средства или подвергались воздействию других стресс-факторов
подобного рода [12, 13, 102, 103]. В противоположность этому, наиболее активным стресс-фактором в слаборазвитых странах Африки, Азии и Карибского
66
бассейна является недопустимо высокий уровень бедности, воздействию которой постоянно подвержены жители этих регионов на протяжении многих десятилетий. Никогда прежде там не было так много бедных при такой высокой
концентрации богатств в руках единиц [104–107]. В слаборазвитых странах
именно бедность и все ее последствия – недоедание, недостаток чистой питьевой воды, плохое качество очистки сточных вод и утилизации мусора, инфекционные заболевания и паразиты, отсутствие надежды на лучшее завтра – являются главными факторами риска развития СПИДа [19–24].
Следовательно, характер иммунологических стресс-факторов изменяется от
человека к человеку, от группы риска к группе риска, от страны к стране и от
континента к континенту.
С другой стороны, важно иметь в виду, что научные факты, без сомнения,
подтверждают, что все дегенеративные заболевания у взрослых в большой мере
зависят от психологического и физического состояния здоровья матери в течение беременности [108–117]. То есть недостаточное питание матери в течение
беременности может привести к развитию иммунного дефицита, который может
сопровождать человека на протяжении всей его жизни [118–122]. В экспериментах над животными было доказано, что иммунодефицит новорожденных
животных, развившийся в результате недоедания матери в течение беременности, может передаваться через три поколения, даже несмотря на то, что промежуточные поколения будут хорошо питаться [123].
Поэтому в слаборазвитых странах бедность – не просто статистический
факт. Научными исследованиями было доказано, что совокупные последствия
бедности передаются из поколения в поколение.
Сам факт существования СПИДа и в бедных, и в богатых странах – это явный признак того, что гомо сапиенс как вид находится в опасности. Человеческий организм больше не способен выдерживать постоянные стрессы, большое
количество токсинов, бедность, недоедание и другие виды неблагоприятных
воздействий!
Разве это простое совпадение, что во второй половине двадцатого столетия
СПИД появился одновременно среди различных отдаленных групп людей, когда иммунная система этих людей уже была хронически перенапряжена и когда
многократно повторяющиеся воздействия стресс-факторов привели ее к окончательному сбою? [16, 23] Многие люди подвержены влиянию стресс-факторов не
по своей воле, а через условия жизни, которую им приходится вести, другие же
добровольно подвергаются риску через выбор соответствующего образа жизни.
В последние десятилетия на всем земном шаре наблюдается устойчивый
рост влияния стресс-факторов при увеличении их количества и разнообразия
[16, 23, 124, 125]. Способность иммунной системы противодействовать этим
факторам ни в коей мере не является бесконечной. Она имеет свой предел.
СПИД – это наихудшее состояние, до которого может быть доведена иммунная
67
система человека. При развитии СПИДа нарушается не только иммунная система, но и все другие системы организма. Поэтому СПИД открывает новую эпоху
в истории появления и развития человеческих заболеваний [126]. Рост количества и разнообразия иммунологических стресс-факторов в человеческой экосистеме подвергает серьезной опасности сохранение нашего биологического вида
[16, 23, 126]. Этот новый человеческий синдром является одним из самых ужасных последствий того разрушения, которое мы причиняем Земле вследствие
нашей собственной психопатологии [127]. СПИД – это сигнальный звоночек! И
самым худшим в этой ситуации является то, что ошибочная вера в ВИЧ как
причину СПИДа просто не дает нам видеть истинные масштабы катастрофы.
Бесчисленные объективные данные указывают на то, что разнообразие
стресс-факторов, которые могут иметь химические, физические или биологические корни, а также возникать вследствие нарушений умственной деятельности
и питания, является истинной причиной или этиологией СПИДа [16–19, 126].
При воздействии иммунологических стресс-факторов стимулируется производство свободных радикалов, то есть особых окислителей, которые нарушают работу ответственных за иммунитет клеток и носят ущерб функционированию
всей иммунной системы, так же, как и другим физиологическим системам
[17, 18, 126]. С биохимической точки зрения СПИД – это заболевание, вызванное чрезмерным окислительным стрессом [14, 17, 18, 128–134]. Именно здесь
кроется причина того, почему антиоксиданты играют такую важную роль в
профилактике и лечении СПИДа [136–139].
Непосредственная работа в Африке, Азии, Европе, Северной и Латинской
Америке с людьми, чьи серологические анализы показали положительные результаты, привела меня к заключению, что для того, чтобы эти анализы стали
положительными, помимо длительного воздействия разнообразных внешних
иммунологических стресс-факторов человек также должен обладать особым
набором личностных характеристик. Такое заключение согласуется теорией
психосоматического происхождения всех болезней, предложенной Норберто
Кеппе и его группой ученых в Сан-Пауло (Бразилия). Определенная психологическая патология всегда необходима для развития любого заболевания, от простого насморка до рака и СПИДа [140, 141]. Это относится и к органическим
или умственным заболеваниям. Социальные патологии – тоже результат психопатологии людей, особенно тех, кто облечен властью [142].
Люди, имеющие положительные серологические анализы, чаще всего очень
неудовлетворены своей жизнью. Они склонны к паранойе и депрессиям и часто
выбирают самоубийственный стиль жизни. Это – обычная картина для большинства лиц, относящихся к категории людей, у которых наиболее часто развивается положительность серологических анализов и СПИД.
68
Определение термина «СПИД»
Во избежание дальнейшей путаницы с идеей о том, что ВИЧ и СПИД – это
одно и то же, а также потому, что, как стало известно, ВИЧ не может являться
причиной СПИДа и вообще не является подлинным вирусом, необходимо удалить слово «ВИЧ» из определения СПИДа.
Всякий раз, когда люди слышат или читают наши аргументы о том, что ВИЧ
не существует, они думают, что СПИДа также не существует, так как они привыкли считать, что ВИЧ = СПИД и наоборот. Весь мир был дезориентирован
информацией, поступающей из международных учреждений, ответственных за
здравоохранение. Эти организации по-прежнему проповедуют уравнение
ВИЧ = СПИД = СМЕРТЬ, уравнение, которое уже запрограммировало и продолжает программировать умы многих людей, настраивая их на неизбежную
смерть.
Конечно, СПИД существует! Но он не вызывается вирусом по имени ВИЧ,
хотя бы потому, что само существование вируса никогда не было доказано на
эмпирическом уровне.
СПИД следует понимать как наиболее серьезное заболевание изо всех приобретенных иммунодефицитных состояний человека, являющееся токсическим
синдромом, вызванным многократным повторением воздействия различных
иммунологических стресс-факторов (в том числе недостаточностью питания),
разновидности которых изменяются в зависимости от групп людей, наиболее
часто подверженных развитию данного синдрома [17, 18, 126]. Иммунологические стресс-факторы производят иммунотоксическое или иммуногенное воздействие на организм, или то и другое одновременно. Это ведет к состоянию,
характеризуемому повышенным окислительным стрессом в ответственных за
иммунитет клетках и нарушению метаболических процессов в иммунной и других системах организма [126]. Постоянное ухудшение состояния иммунной системы постепенно приводит к серьезному нарушению функций иммунологической защиты, гомеостаза и иммунного надзора, с одновременным или последующим развитием инфекционных заболеваний, новообразований и метаболических нарушений. Полный крах иммунной системы, в конечном счете, приводит
к смерти человека [126]
Перед появлением СПИДа в начале 80-х годов двадцатого столетия выявлялись и другие виды иммунного дефицита, но никогда их интенсивность и серьезность не достигала уровня СПИДа. До 1981года у людей с приобретенными
иммунодефицитными состояниями проявлялись клинические признаки ухудшения лишь одной или двух из основных функций иммунной системы, которыми являются: защита против вредных воздействий, предотвращение роста опухолей и гомеостатический баланс всех органов и систем в целом. Однако с появлением СПИДа впервые было отмечено одновременное клиническое прояв69
ление нарушений всех трех главных функций иммунной системы. По этой причине СПИД клинически проявляется в виде инфекционных заболеваний, опухолей и метаболических нарушений, вызываемых условно-патогенными организмами. Эти нарушения относятся к категории «вызываемых условнопатогенными организмами» только потому, что они проявляются исключительно после того, как развилось состояние очень серьезного иммунодефицита.
«Тест на ВИЧ» не может диагностировать ВИЧ-инфекцию
Самые популярные из так называемых тестов на ВИЧ, а именно иммуноферментный анализ (ИФА), Вестерн блот и анализ на вирусную нагрузку, не являются ни чувствительными к данному вирусу, ни показательными для определения перенесенного заболевания или текущего инфицирования вирусом ВИЧ
[36–39, 41, 143–146].
Поскольку нет никаких научных доказательств, подтверждающих выделение
ВИЧ как отдельного вируса, и поскольку по-прежнему существуют сомнения в
его существовании вообще, невозможно быть уверенным, что положительный
результат этих тестов указывает на ВИЧ-инфекцию [37, 39, 41].
Ни Люк Монтанье в Институте Пастера в Париже, ни Роберт Галло в Национальном институте рака в Соединенных Штатах, ни Джей Леви в Университете
Калифорнии не смогли выделить вирус ВИЧ, как они заявили об этом в журнале
«Наука» [41, 147–149]. Эти ученые исследовали многочисленные анализы, взятые у людей, которые болеют СПИДом или у которых имеется риск его развития. При этом в полученных культурах клеток, подвергшихся воздействию мутагенов и других опасных окислителей, наблюдались некоторые белки, различные ферменты и фрагменты нуклеиновых кислот, но ни разу не были выделены
отдельные и независимые вирусные частицы. Просто указанные ученые никогда
не работали в строгих рамках принятой на международном уровне практики,
направленной на выделение ретровируса [150, 151].
Одобренная на международном уровне методология выделения ретровируса
[150, 151], которой не следовали вышеупомянутые ученые, включает в себя
следующие этапы: a) концентрацию вирусных частиц методом центрифугирования; б) исследование сконцентрированных вирусных частиц с помощью электронного микроскопа; в) биохимический и генетический анализ выделенных
вирусных частиц; г) проверка проведенных экспериментов для того, чтобы избежать неправильного толкования полученных результатов, когда эндогенные
ретровирусы принимаются за экзогенные инфекционные ретровирусы; д) биологические тесты с целью определить, действительно ли выделенный ретровирус является потенциально патогенным и вирулентным [150, 151].
Так как Монтанье, Галло и Леви полагали, что ими выделены отдельные части вируса с атипичными белками, то они приготовили антигены, способные
обнаружить антитела этих белков, которые предположительно принадлежали
вирусу ВИЧ (анализы ИФА и Вестерн блот). Для анализов фрагментов нуклеи70
новых кислот подготовили реактивы так называемого ПЦР-теста, или «анализа
на вирусную нагрузку». Однако полученные результаты свидетельствовали о
том, что и образование инородных белков, и появление фрагментов нуклеиновых кислот можно прекрасно интерпретировать в хорошо известное понятие
«стрессовые белки» [41, 152–155], которые индуцируются окисленными клетками культуры или клетками людей, подвергшихся многократным токсическим
и антигенным воздействиям с последующим окислительным стрессом, что
очень часто происходит в группах риска среди людей, наиболее часто заболевающих СПИДом.
Люди, у которых результаты указанных выше анализов являются положительными, вовсе не инфицированы «вирусом СПИДа». Эти люди имеют положительные анализы просто потому, что они подверглись многократному токсическому и антигенному воздействию и, таким образом, их иммунные системы
(так же, как многие другие системы в целом) окислены и ослаблены. Именно
поэтому у этих людей более высокий риск развития СПИДа [17, 18, 41] и именно поэтому они должны соблюдать особые меры предосторожности в течение
всей оставшейся жизни.
Таким образом, явление, известное как ВИЧ – лишь признак чрезмерной интоксикации и хронической иммунной недостаточности [19, 24, 41, 156], но отнюдь не причина СПИДа. Напротив, явление, известное как ВИЧ, скорее последствие патогенеза этого синдрома, чем истинная его причина [19, 22, 24, 41].
Таким образом, «положительный анализ на ВИЧ» или «положительный серологический анализ» вовсе не указывают на то, что человек инфицирован
ВИЧ. Просто человек подвергся чрезмерной интоксикации или окислительным
стрессам. Тест также не указывает, был ли человек инфицирован через сексуальные контакты, в течение беременности, родов или кормления грудью, или он
был инфицирован через кровь, которая «была предположительно заражена вирусом ВИЧ». ВИЧ-положительные люди также не представляют никакой опасности инфицирования кого-либо еще, так как нет никаких доказательств того,
что ВИЧ является подлинным вирусом.
Более подробно об этом вопросе можно прочитать в статье, которую я написал вместе с профессором Этьеном де Харвеном в ответ на статью Галло и др. в
апреле 2006 г. [41].
Заблуждения в определении причин СПИДа
Причинами заблуждений являются пять ключевых факторов: микробиологические предрассудки, гомофобия, расизм, социальная развращенность и кризис
в научных кругах.
Микробиологические предрассудки. Возникновению и поддержанию этого
заблуждения способствовали чрезмерный акцент на инфекционную теорию
причин СПИДа и микробиологические предрассудки в умах исследователей,
71
профессионалов здравоохранения, журналистов и широкой публики. Эти предрассудки или предубеждения вытекают из преувеличения важности микробной
теории, предложенной еще Пастером и Кохом, которые в свое время сделали
огромный шаг в развитии медицины. К сожалению, и в наши дни, как и в конце
девятнадцатого столетия, многие по-прежнему думают, что все имеет инфекционный характер и что должен быть некий микроб, который вызывает все заболевания. Таким образом, мир был готов совершить ошибку в определении этиологии СПИДа, так как за целое столетие он привык объяснять все явления действиями микроорганизмов. Поэтому не было никакой возможности избежать
этой ошибки.
Гомофобия. Факт того, что первые случаи СПИДа были выявлены в среде
американских гомосексуалистов, привел к росту степени неприязни к таким
людям во всех кругах современного общества. Кроме того, из-за высокой степени активности СПИДа в гомосексуальных сообществах, особенно в промышленных странах, было безосновательно заявлено, что болезнь передается через
анальные контакты. Однако в действительности нет никаких научных свидетельств о так называемой «передаче СПИДа половым путем».
Расизм. Факт значительно более высокого числа случаев заболевания СПИДом среди черного населения Америки и в самых бедных общинах Африки позволил белым американским и европейским исследователям заявить, что СПИД
пришел из Африки и является следствием недопустимых отношений между африканцами и животными [157–159]. Этой теории также нет никаких объективных подтверждений. Это просто расистские бредни, прочно укоренившиеся в
умах тех ученых, которые считают ВИЧ причиной СПИДа.
Социальная развращенность во всех сферах жизни общества – еще один
фактор, который привел к появлению заблуждений и успешно поддерживает их
существование [160–163]. Многие исследователи работают не для того, чтобы
принести пользу человечеству, а для того, чтобы получить известность, признание и вознаграждение [160]. В международном научном сообществе, а также
среди некоторой части широкой общественности хорошо известен случай научной подтасовки фактов, когда Роберт Галло, сотрудник Национального института рака Соединенных Штатов, попытался «изобрести» (а не обнаружить) «вирус СПИДа» [164].
Кроме того, появилась и получила широкое распространение очень выгодная
сфера деятельности – промышленность, связанная со СПИДом: сотни тысяч тех,
кто извлекает из нее выгоду, будут всеми силами противиться любому изменению теории этого заболевания [166].
Другом фактором, который вызвал появление указанных заблуждений, является все продолжающийся кризис, испытываемый научными кругами. Особенно много ошибок в сфере разработки методологии исследований, например,
несоблюдение эпидемиологических требований [167]. Ни одно из предположе72
ний, которые лежат в основе инфекционной теории СПИДа, не отвечает требованиям, предъявляемым к исследовательским методам. СПИД не соответствует
постулатам Коха [168, 169] и не отвечает никаким иным эпидемиологическим
требованиям, типичным для инфекционного заболевания [167–174]. Ни одна из
основ ВИЧ/СПИД-гипотезы не имеет объективного подтверждения. Гипотеза
представляет собой не что иное, как чисто теоретические предположения, порожденные в умах создателей этой теории.
Строго говоря, все мировое сообщество привыкло доверять тому, что говорят так называемые «ученые мужи». К сожалению, в настоящее время возможность для критики и альтернативной аргументации фактически нулевая. Большинству людей не нужны необходимые или возможные доказательства научных утверждений, кажущихся им очевидными. Очень часто вопросы науки обсуждаются только на пресс-конференциях [176–178].
Самая тяжелая эпидемия, сокрушающая современный мир – это кризис в
научных кругах [176–181]. Это гораздо хуже, чем эпидемия СПИДа. Международная уверенность в том, что СПИД – это инфекционное заболевание и что он
передается половым путем – всего лишь одно из последствий научного кризиса.
И появится еще большее количество последствий, если мы не исправим курс и
не пойдем путем, вымощенным только объективной методологией исследования.
Многие люди все еще не осознают факт существования этих противоречий
вследствие наличия ужасной цензуры, не позволяющей нам высказывать наши
точки зрения, отличные от официальных. И особенно ужасно, что эта цензура
вводится Министерством здравоохранения и социального обеспечения Соединенных Штатов, ВОЗ и Агентством по СПИДу при ООН.
На протяжении последнего столетия научное сообщество неоднократно
ошибалось при рассмотрении причин ряда инфекционных заболеваний, многие
из которых оказались вовсе не инфекционными, например, пеллагра, цинга и
алиментарный полиневрит [10, 18]. И это только несколько примеров. На сей
раз ошибка в отношении СПИДа имеет гораздо более высокую степень опасности из-за своего катастрофического воздействия на тысячи людей, страдающих
от этого токсического и трофического синдрома, причем эти люди принадлежат
к различным социальным группам на всех континентах. Вина за ошибки относительно СПИДа ложится на нескольких исследователей и на учреждения здравоохранения при правительстве Соединенных Штатов, например, Министерство
здравоохранения и социального обеспечения, Центры профилактики и контроля
за распространением заболеваний и Национальные институты здоровья. Совершенные ими ошибки были подхвачены Всемирной организацией здравоохранения и Агентством по СПИДу, которые являются агентствами при Организации
Объединенных Наций (ООН). Большинство же людей в мире просто вслепую
принимает все, что говорят «мужи науки» с североамериканского континента.
73
ВОЗ и Агентство по СПИДу признают, что было отмечено 25 млн. случаев
смерти от СПИДа. Все это были отнюдь не неизбежные случаи, что делает
СПИД причиной самого большого геноцида в истории человечества. Какой позор, что этот геноцид в наши дни совершается от имени науки.
Некоторые эффективные альтернативные методы
предотвращения и лечения СПИДа
Представление о СПИДе как о токсическом, трофическом и оксидативном
заболевании позволяет лечить и предотвращать его развитие и распространение
достаточно эффективным, легким и недорогим способом [182, 183], как это делается во многих странах.
Для лечения СПИДа можно применять те же самые основные принципы, которые разработаны для лечения хронических токсических дегенеративных заболеваний. К этим принципам относятся прекращение, в максимально возможной
степени, воздействия иммунологических стресс-факторов, детоксикация органов и систем органов и стимуляция иммунной и других систем, которые могут
быть ослаблены [182–184]. Для профилактики и лечения СПИДа следует сделать всего лишь десять ключевых шагов:
– пациент должен принять свою собственную психопатологию;
– удалить из сознания программу смерти: ВИЧ = СПИД = СМЕРТЬ;
– врач должен определить истинную причину СПИДа;
– поставить диагноз на основании клинических данных и лабораторных анализов;
– далее необходимо избегать воздействия иммунологических стрессфакторов;
– произвести детоксикацию иммунной системы и всех других систем организма;
– произвести стимуляцию и регенерацию иммунной системы и всех других
систем организма;
– пролечить все клинические проявления СПИДа, если они наблюдаются;
– при этом предпочтительно использовать натуральные средства и работу в
команде с другими специалистами в области медицины;
– выполнять все шаги своевременно
[www.robertogiraldo.com/esp/articulos/Tratamiento_y_Prevencion_2002.html].
Лекарства типа азидотимидина, ингибиторов протеазы и других препаратов,
применяемые против ретровирусов, должны быть изъяты из методов лечения и
предотвращения СПИДа, потому что они и есть те реагенты, которые ведут
непосредственно к его развитию [185–191]. Также не имеет смысла использовать лекарства для предотвращения репликации вируса ВИЧ, так как с научной
точки зрения никогда не было доказано, что он является причиной патогенеза
74
СПИДа. Кроме того, абсурдно пробовать уничтожить вирус, чье существование
никогда не было доказано.
Ингибиторы протеазы – это лекарства, высоко токсичные для всех клеток и
органов тела человека, так как протеазы, в конечном счете, используются в метаболических реакциях, происходящих во всех органах и системах [186]. Однако в начале использования препаратов антиоксидантное действие ингибиторов
протеазы [192] ведет к уменьшению так называемой «вирусной нагрузки», но
это не более чем окисление или «нагрузка отравления». Кроме того, это состояние весьма неустойчивое. Того же самого эффекта, и даже более хорошего,
можно достичь при применении антиоксидантов и без ядовитого воздействия
ингибиторов протеазы на все органы и системы органов тела человека [183]. В
этом случае эффект будет продолжительным и устойчивым.
Именно поэтому возможен и легко доступен контроль за развитием и распространением СПИДа, так как все зависит от способности человека полностью
удалить из своего сознания программу смерти, принять свою психопатологию,
избегать воздействия иммунологических стресс-факторов, пройти детоксикацию и стимуляцию всех органов и систем, которые могут быть ослаблены
[182, 183]. Должен быть развеян миф о том, что положительный анализ на ВИЧ
означает инфицирование вирусом, который впоследствии приводит к развитию
СПИДа. «ВИЧ-положительный» или «серологически положительный» анализ
фактически означает, что человек подвергся чрезмерной интоксикации или
окислительным стрессам [14, 36, 41, 144, 146]. Просто вера или страх инфицирования «вирусом СПИДа» (то есть чистая игра разума) является ужасно токсичным воздействием на иммунную систему и может стать дополнительной
причиной развития СПИДа [54, 55, 193]. Развеивание страхов есть первое условие успеха в лечении и профилактике СПИДа [194]. В умах людей необходимо
полностью уничтожить программу ВИЧ = СПИД = СМЕРТЬ.
В настоящее время все программы и кампании по предотвращению распространения СПИДа, основанные, главным образом, на пропаганде так называемого «безопасного секса» и широком распространении используемых в этих целях презервативов, не только не сумели сократить число случаев заболевания
СПИДом, но и привели к росту беспорядочных половых связей. Презервативы
(без латексных или токсических смазок) сами по себе хороши и должны использоваться для предотвращения болезней, действительно передающихся половым
путем, типа гонореи и сифилиса, а также для предотвращения нежелательной
беременности и иммуноподавляющего действия спермы [44–46].
Следует также отметить, что американская кампания предоставления наркоманам «чистых» шприцов («шприцов без ВИЧ») фактически помогает развитию
СПИДа, поощряя торговлю наркотиками и распространение наркомании. Все
психоактивные наркотики, независимо от способа их введения в организм, являются мощными иммунотоксичными препаратами. [47–52].
75
СПИД – это токсическое и трофическое заболевание, обычная или аллопатическая медицина не знает, каким образом проводить детоксикацию и перевод в
неотравленное состояние различных органов и систем, которые хронически
подвергаются воздействию токсинов. Поэтому очень хорошо, что, в дополнение
к обычным профессионалам системы здравоохранения, пациенты консультируются и с альтернативными целителями, занимающимися лечением всего организма. Эти целители успешно используют терапевтические методы воздействия
на все тело, рассудок и дух, эффективность которых была доказана при лечении
и профилактике таких дегенеративных токсических и трофических заболеваний,
как СПИД [182, 195, 196].
Используемые в настоящее время различные методы воздействия психологического, психического, диетологического, энергетического, магнитного, физического и духовного характера показали и продолжают показывать высокую
эффективность как в детоксикации всего организма, так и в стимуляции и регенерации иммунной и других систем органов людей, чьи серологические анализы дали положительные результаты, а также пациентов с диагнозом СПИД
[182]. Вот лишь несколько из таких методов – трилогический психоанализ, гомеопатия и натуропатия, иглоукалывание и мокса-терапия, нейротерапия, дигитопунктура, китайская медицина, лечение травами, диетотерапия, лечение хелатообразующими средствами, гидротерапия, лечение морской водой, рефлексотерапия, лимфомассаж, аюрведическая терапия, цветы Баха, биокаталитическая
гипертермия, кислородная терапия, ароматерапия, терапевтический массаж, художественная терапия, цветотерапия, гипноз, йога, гимнастика тай-ци, ци-гун
(чигонг или туина), китайский массаж, рейки, магнитотерапия, софрология, ортомолекулярная медицина и духовное обновление [182, 195, 196]. Как и в обычной медицине, эффективность каждого из этих методов или терапий в значительной степени зависит от знания и опыта тех, кто их применяет, и восприимчивости тех, кто их получает. При использовании в каждом конкретном случае
нескольких из перечисленных видов лечения одновременно можно достичь
большей эффективности.
Тем, кто заинтересуется, можно порекомендовать прочитать следующие статьи, в которых содержится более подробная информация по указанным альтернативным способам лечения и профилактики СПИДа: «Лечение и профилактика
СПИДа: основы нетоксичного, эффективного и дешевого альтернативного подхода к решению проблемы» [182] – www.robertogiraldo.com/esp/articulos/
Tratamiento_y_Prevencion_2002.html, и «Диетотерапия при лечении и профилактике
СПИДа:
научное
обоснование»
[183] –
www.robertogiraldo.com/esp/articulos.
Нет никаких научно обоснованных свидетельств того, что ВИЧ является
причиной СПИДа. Напротив, существуют вполне определенные научные факты, подтверждающие, что ВИЧ даже не существует как отдельный вирус.
76
Реальные причины СПИДа – это многократно повторенное воздействие разнообразных иммунологических стресс-факторов психологического, химического, физического, биологического и пищевого происхождения. Они варьируются
от человека к человеку, от группы риска к группе риска и от страны к стране. В
развитых странах главным фактором риска развития СПИДа является использование психоактивных наркотиков, в то время как в слаборазвитых странах
наиболее важным фактором риска становится бедность со всеми ее последствиями.
Гипотеза о токсическом и диетологическом происхождении СПИДа решает
все проблемы, которые инфекционная/вирусная гипотеза не сумела решить, несмотря на миллиарды долларов, вложенных в исследования, профилактику и
уход за больными.
Так называемые «тесты на ВИЧ» – ИФА, Вестерн блот и тест на вирусную
нагрузку или ПЦР – не могут быть свидетельством ВИЧ-инфекции.
Для профилактики и лечения СПИДа пациентам, серологические анализы
которых дали положительные результаты или которым был поставлен диагноз
СПИД, сначала необходимо принять собственную психопатологию и удалить из
своего сознания смертельную программу. После этого они должны постараться
в максимально возможной степени избегать воздействий иммунологических
стресс-факторов и пройти детоксикацию отравленных органов и систем с последующей стимуляцией иммунной и других систем, которые могут быть
ослаблены. Лекарства, предназначенные для борьбы с ретровирусами, сами по
себе являются мощными иммунотоксическими препаратами и могут спровоцировать развитие СПИДа.
СПИД – это наихудшая степень изменения иммунной системы человека. При
развитии СПИДа повреждаются также все другие системы организма. Поэтому
СПИД открывает новую эпоху в истории существования болезней человека.
Рост количества и разнообразия стресс-факторов, наблюдаемый в экосистеме
человека, подвергает серьезной опасности сохранение нас как биологического
вида. СПИД – это предупреждающий звонок! Однако заблуждение или вера в
явление, известное как ВИЧ, не позволяет нам видеть опасность, которая угрожает нам как виду.
Ошибки, касающиеся причин развития СПИДа были совершены вследствие
существования пяти ключевых факторов: микробиологических предрассудков,
гомофобии, расизма, социальной развращенности и глубокого кризиса в научных кругах.
Анализ, понимание и исправление ошибок, связанных с определением причин развития СПИДа, заставит медицинские круги во всем мире заново пересмотреть тактику и стратегию заботы о здоровье населения. Это заставит всех
нас задать вопросы, установить диагнозы и найти решения во многих несправедливых ситуациях взаимодействия между людьми в современном обществе,
77
которые, в конечном итоге, и являются истинными причинами существования
СПИДа.
Преодолеть этот кризис – задача, которая касается каждого из нас. Серьезность ситуации требует, чтобы мы действовали разумно, с уверенностью и решимостью. Единственным способом предотвращения геноцида от имени науки
является создание сотен тысяч неправительственных организаций (НПО) во
всех странах и распространение через их сеть истины о СПИДе как о токсическом и трофическом заболевании, которое прекрасно излечивается и не носит
инфекционного или вирусного характера, чему мы были вынуждены верить на
протяжении ряда десятилетий. Кроме того, важно, чтобы люди, вылеченные от
СПИДа в соответствии с нашими программами, входили в состав таких неправительственных организаций, в которых они могли бы помогать многим другим
людям в процессе лечения или предотвращения распространения СПИДа.
Более детальную информацию относительно международных научных споров о причинах возникновения СПИДа и возможных выходах из сложившейся
ситуации можно найти на следующих веб-сайтах:
– www.robertogiraldo.com/
– www.rethinkingAIDS.com/
– www.duesberg.com/
– www.theperthgroup.com/
– www.virusmyth.net/
– www.aliveandwell.org/ – davidcrowe.ca/SciHealthEnv/
ССЫЛКИ
1. Соединенные Штаты, Центры контроля за распространением и профилактикой заболеваний. Пандемия ВИЧ/СПИД, 2006.
www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/mm5531al.htm?s_cid=mm5531a1_e
2. Л. Робертс, Дж. Кохен. ВИЧ/СПИД: Латинская Америка и Карибский бассейн. Наука
(Science), 28 июля 2006; 313: 467–490.
3. E. Де Харвен. Первые осуждения «ВИЧ» – «упорство в ошибках является злом». Континуум (Continuum) (Лондон) 1997–1998; 5 (2): 24.
4. П. Х. Дюсберг. Ретровирусы как канцерогенные и патогенные факторы: ожидания и
действительность. 1987 Исследования рака (Cancer Research); 47: 1199–1220.
5. П. Х. Дюсберг. Вирус иммунодефицита человека и приобретенный синдром иммунодефицита: корреляция без причинной обусловленности. Сборник национальной академии
наук (Proc Natl Acad Sci) 1989 США; 86: 755–764.
6. П. Х. Дюсберг. СПИД. Эпидемиология: противоречия между ВИЧ и другими инфекционными заболеваниями. Сборник национальной академии наук (Proc Natl Acad Sci) 1991
США; 88: 1575–1579.
7. П. Х. Дюсберг. СПИД, развившийся в результате приема наркотиков или воздействия
других незаразных факторов риска. Фармакологическая терапия (Phermac Ther) 1992; 55:
201–277.
78
8. П. Х. Дюсберг. Может ли эпидемиология определить, является ли СПИД следствием
ВИЧ или следствием приема лекарств? Исследования СПИДА (AIDS-Forschung) 1993; 12:
627–635.
9. П. Х. Дюсберг. Иммунодефицит у больных гемофилией, вызванный наличием чужеродного белка, при наличии и при отсутствии ВИЧ. Генетика (Genetica) 1995; 95: 51–70.
10. П. Х. Дюсберг. Изобретение вируса СПИДа. Вашингтон, Округ Колумбия: издательство «Regnery Publishing Inc.» 1996; 722.
11. П. Х. Дюсберг, Д. Расник. Лекарственная гипотеза СПИДА. Континуум (Continuum)
(Лондон) 1997; 4(5); S1-S24.
12. П. Х. Дюсберг, Д. Расник СПИД. Дилемма. Обвинение лекарств в появлении вирусасиротки. Генетика (Genetica) 1998; 104: 85–132.
13. П. Х. Дюсберг, К. Коенлейнн, Д. Расник. Химические основы различных эпидемий
СПИДА: рекреационные наркотики, анти-вирусная химиотерапия и недостаточное питание.
Биология и биоинженерия (J. Biosci.) 2003; 28: 383–412.
14. E. Пападопулос-Елеопулос. Переосмысление СПИДа – является ли окисление, вызванное факторами риска, основной причиной? Медицинские гипотезы (Medical Hypothesis)
1988; 25: 151–162.
15. E. Пападопулос-Елеопулос, В. Ф. Тернер, Дж. M. Пападимитриоу, Д. Козер. Критический анализ гипотезы развития СПИДа, вызванного клетками ВИЧ-T4. Генетика (Genetica)
1995; 95: 5–24.
16. Р. А. Джиральдо. СПИД и стресс-факторы I: Всемирный рост иммунологических
стресс-факторов (Реферат). Письма по токсикологии (Toxicology Letters), Приложение 1/78.
1995: т. 34.
17. Р. А. Джиральдо. СПИД и стресс-факторы II: Предложения по поводу патогенеза
СПИДа (Реферат). Письма по токсикологии (Toxicology Letters) Приложение 1/78. 1995: т. 34.
18. Р. А. Джиральдо. СПИД и стресс-факторы III: Предложения по поводу естественной
истории СПИДа (Реферат). Письма по токсикологии (Toxicology Letters) Приложение 1/78.
1995: т. 35.
19. Р. А. Джиральдо. СПИД и стресс-факторы IV: Истинное значение ВИЧ (Реферат).
Письма по токсикологии (Toxicology Letters) Приложение 1/78. 1995: т35. Реферат по СПИДу
и стресс-факторам I, II, III и IV (статья на испанском языке). «El Pequeño Periódico», публикация Профессионального научного фонда (Publicación de la Fundación Arte y Ciencia), Меделлин, Колумбия, март 1996 (46); стp. 8–10.
20. Р. А. Джиральдо (статья на испанском языке). Международная научная полемика по
причинам СПИДа. Медицинские исследования и образование (Investigación y Educación en
Enfermería) (Университет Антиокия, Медицинский факультет, Колумбия) 1996; 14(2); стр.
55–74.
21. Р. А. Джиральдо. Доклад об иммунологических стресс-факторах и иммунодефиците.
Квартальный медицинский сборник «IATREIA» (Университет Антиокия, Медицинский факультет, Колумбия) 1997; 10: 62–76.
22. Р. А. Джиральдо. СПИД и стресс-факторы: СПИД не является инфекционным заболеванием и не передается половым путем. Это токсически-трофический синдром, вызванный
беспрецедентным ростом количества и разнообразия иммунологических стресс-факторов во
всем мире. Меделлин, Колумбия: издательство «Impresos Begón»; 1997; стр. 205.
23. Р. А. Джиральдо. (Статья на испанском языке). Беспрецедентный всемирный рост количества и разнообразия иммунологических стресс-факторов. См. также: К. Ахумада, А. Гернандес, М. Веласко. Международные отношения, социальная политика и здоровье населения.
79
Вызов от эпохи глобализации. Богота: Фонд культуры и художественного наследия
(Fundación Cultural Javeriana de Artes Gráficas). 1998; 49–73.
24. Р. А. Джиральдо. (Статья на испанском языке). Может ли вирус быть истинной причиной СПИДа? Иммунологические стресс-факторы как истинная причина СПИДа. Природная медицина (Natura Medicatrix) 2002; 20: 208–313.
25. Д. К. Смит, Дж. Дж. Нил. Центр профилактики и контроля за распространением инфекций. Специальная группа по изучению идиопатической CD-4 Т-лимфоцитопении. Инфекции неясной этиологии, вызываемые условно-патогенными организмами, и идиопатическая
CD-4 Т-лимфоцитопения. Медицинский журнал Новой Англии (NEJM) 1993; 328: 373–379.
26. Д. Д. Хo и др. Идиопатическая CD-4 Т-лимфоцитопения – иммунодефицит без проявлений ВИЧ инфекции. Медицинский журнал Новой Англии (NEJM) 1993; 328: 380–385.
27. Р.A. Дункан и др. Идиопатическая CD-4 Т-лимфоцитопения – четыре пациента с оппортунистической инфекцией и никаких признаков ВИЧ-инфекции. Медицинский журнал
Новой Англии (NEJM) 1993; 328: 393–398.
28. К. Фауси. D4 T-лимфоцитопения без ВИЧ-инфекции – без камеры и софитов, просто
факты. Медицинский журнал Новой Англии (NEJM) 1993b; 328: 429–431.
29. Л. K. Алтман. «Больные-долгожители могут иметь ключ к разгадке тайны СПИДА».
Газета Нью-Йорк Таймс. Наука и время (Science Times), январь 24 1995, стp. C1, пар. C11.
30. Д. Балтимор. Уроки людей с непрогрессирующей ВИЧ-инфекцией. Медицинский
журнал Новой Англии (NEJM) 1995; 332: 259–260.
31. Дж. А. Леви. Общие характеристики патогенеза ВИЧ: прогноз долгосрочного выживания. См. также: ВИЧ и патогенез СПИДа. Вторая редакция. Вашингтон, Округ Колумбия:
агентство «ASM Press»; 1998; 311–338.
32. Дж. Лейон и др. Измененные подмножества Т-лимфоцитов у госпитализированных
наркоманов. Архив отдела медицины внутренних органов (Arch Intern Med) 1984; 144: 1376.
33. Дж. Дж. Гоедерт и др. Снижение Т-лимфоцитов-помощников у гомосексуалистов. II.
Сексуальные привычки. Американский журнал эпидемиологии (Amer J Epidemiol) 1985; 121:
637–644.
34. Де Жарле и др. CD4 лимфоцитопения у жителей Нью-Йорка, принимающих внутривенные наркотики. Журнал СПИД (J. AIDS) 1993; 6: 820–822.
35. С. А. Марион и др. Свидетельства о том, что первичная иммунная дисфункция предшествует появлению вирусной инфекции иммунодефицита человека у гомосексуалистов.
Журнал СПИД (J СПИД) 1989; 2: 178–186.
36. Е. Пападопулос-Елеопулос, В. Тернер, Дж. М. Пападимитриоу. Является ли положительный Вестерн блот доказательством ВИЧ инфекции? Биотехнологии (Bio/Technology)
1993; 11: 696–707.
37. Е. Пападопулос-Елеопулос, В. Тернер, Дж. М. Пападимитриу, Д. Козер. Выделение
вируса ВИЧ: действительно ли он был найден? Доказательства обратного. Континуум
(Continuum) (Лондон) сентябрь/октябрь 1996; 4(3); S1–S24.
38. Е. Пападопулос-Елеопулос, В. Тернер, Дж. М. Пападимитриу, Д. Козер. Антитела
ВИЧ: дальнейшие вопросы и призыв разъяснить ситуацию. Текущие медицинские исследования и гипотезы (Curr Med Res Opin) 1997; 13: 627–634.
39. Е. Пападопулос-Елеопулос, В. Тернер, Дж. М. Пападимитриу и др. Критика доказательств Монтанье гипотезы ВИЧ/СПИД. Медицинские гипотезы (Medical Hypothesis) 2004.
Также можно почитать: www.theperthgroup.com/SCIPAPERS/MHMONT.pdf
40. Э. де Харвен. О методах выделения ретровируса. Континуум (Continuum). Лондон:
1998; 5(3); 20–21.
80
41. Р. А. Джиральдо, Э. де Харвен. ВИЧ-тесты не могут диагностировать наличие ВИЧ
инфекции. Апрель 2006.
www.robertogiraldo.com/eng/papers/Farber_Reply_April_2006.htm
42. К. Фауси. Иммунопатогенез ВИЧ-инфекции. Журнал Синдром приобретенного иммунодефицита (J Acq Immunodeficiency Syndromes) 1993: 6: 655–662.
43. Дж. А. Леви. Патогенез вирусной инфекции иммунодефицита человека. Микробиологическое обозрение (Microbiological Reviews) 1993; 57: 183–289.
44. В. В. Дароу, Х. В. Джафф, Дж. В. Курран. Пассивный анальный секс как фактор риска
развития СПИДА у гомосексуалистов. Ланцет (Lancet) 1983; т. 160.
45. К. Джеймс, Е. Харгрив. Иммуносуппрессия семенной плазмой и ее вероятное клиническое значение. Иммунология сегодня (Immunol today) 1984; 5: 357.
46. Р. С. Рут-Бернштейн, Де Хоббс, С. Витт. Аллоантигены и лимфоцитотоксические антитела при СПИДЕ и идиопатической CD-4 Т-лимфоцитопении. Генетика (Genetica) 1995; 95:
133–156.
47. М. П. Холсаппл, А. Е. Мунсон, Х. Амос. Иммунотоксикология используемых препаратов. См. также: Дж. Х. Дин, М. И. Ластер, А. Е. Мунсон, Х. Амос. Иммунотоксикология и
иммунофармакология. Нью-Йорк. Агентство: «Raven Press»; 1986; 381.
48. Х. Фридман, Т. В. Клейн, С. Спектер. Иммуносуппрессия марихуаной и ее компонентами. См. также: Р. Адер, Д. Л. Фельтен, Н. Кохен. Психонейроиммунология. Сан Диего:
агентство «Academic Press»; 1991; 931–953.
49. Х. У. Брайант, К. А. Каннингам, Т. Р. Джерреллс. Влияние кокаина и других наркотиков на иммунные реакции. См. также: Дж. М. Лакоски, М. П. Галловей, Ф. Дж. Вайт. Кокаин:
фармакология, физиология и клиническая стратегия. Бока Ратон: агентство «CRC Press»;
1992: 353–369.
50. Н. Е. Камински. Механизм иммуномодуляции с помощью каннабиноидов. См. также:
Дж. Х. Дин, М. И. Лустер, А. Е. Мунсон, Кимбер. Иммунотоксикология и иммунофармакология. Нью-Йорк. Агентство «Raven Press»; 1994; 349–362.
51. Х. Фридман, М. Бендинелли, С. Спектер. Наркомания, иммунитет и инфицирование.
Нью-Йорк: агентство «Plenum Press»; 1995: 350.
52. Х. В. Хаверкос, Д. П, Дротман. Измерение степени воздействия летучих нитритов на
гомосексуалистов: попытки объяснить этиологию сакромы Капоши, связанной со СПИДом.
Генетика (Genetica) 1995; 95: 157–164.
53. Дж. М. Голд. Враг внутри. Высокая стоимость жизни около ядерных реакторов. Рак
молочной железы, СПИД, низкий вес при рождении и другие последствия воздействия радиации на иммунную систему. Нью-Йорк: Четыре стены, восемь окон; 1996; 346.
54. Х. Фридман, М. Бендинелли, С. Спектер. Психонейроиммунология, стресс и инфекции: Нью-Йорк: агентство «Plenum Press»; 1995; 300.
55. Дж. К. Киколт-Гласер, Р. Гласер. Физиологические воздействия на иммунитет. Предпосылки СПИДа. Американский журнал по психологии (Amer J Psychol) 1988; 43: 892–899.
56. В. К. Джейн, Р. К. Чандра. Ведет ли дефицит питания к приобретению синдрома иммунного дефицита? Диетические исследования (Nutr Res) 1984; 4: 537–542.
57. В. Кейтс, мл. Другие болезни, передающиеся половым путем: действительно ли они
имеют значение? Журнал Американской медицинской ассоциации (JAMA) 1988; 259: 3606–
3608.
58. Дж. Ламоро и др. Является ли первичная микро-бактериологическая инфекция фактором, вызывающим предрасположенность к СПИДу у гаитян и африканцев? Архив Института
Пастера/Иммунология (Ann Inst Pasteur/Immunol) 1987; 138: 521–529.
81
59. М. Мелбай, Р. Дж. ГроссМан, Дж. Дж. Гоедерт, М. Е. Айстер, Р. Дж. Биггар. Риск развития СПИДа после заражения опоясывающим лишаем. Ланцет (Lancet) 1987; 728–730.
60. Р. С. Нуссенцвайг. Вызываемые паразитами заболевания как причина иммуносупрессии. Медицинский журнал Новой Англии (NEJM) 1982; 306: 423–424.
61. Т. С. Квинн, Дж. М. Манн, Дж. В. Курран, П. Пайот. СПИД в Африке: эпидемиологическая парадигма. Наука (Science) 1986; 234: 955–963.
62. Р.А. Джиральдо. Подпитка рынка. Смогут ли матери расправиться с формулой ВОЗ?
Континуум (Continuum) 1998; 5(4); 8–10.
63. К. Фарбер. ВИЧ и грудное вскармливание. Страхи, заблуждения и факты. Материнство (Mothering) 1998; сентябрь/октябрь (90); 66–71.
64. П. Филпотт. ВИЧ-истерия привела ООН к развертыванию компании за запрет на
грудное вскармливание. Переосмысление СПИДа (Reappraising AIDS) 1998; 6(9); 1–3.
65. Д. Гисселквист, Р. Ротемберг, Дж. Дж. Поттерат, Е. Друкер. Распространение ВИЧинфекции в районах Сахары в Африке не может быть объяснено передачей инфекции половым путем или от матери ребенку. Международный журнал по изучению венерических заболеваний и СПИДа (Int J STD & AIDS) 2002; 13: 657–666.
66. Д. Гисселквист, Дж. Дж. Поттерат, С. Броди, Ф. Вакон. Будем сексуальными: как игнорировались проблемы здравоохранения в процессе распространения СПИДа в Африке.
Международный журнал по изучению венерических заболеваний и СПИДа (Int J STD &
AIDS) 2003; 14: 148–161.
67. Д. Гисселквист, Дж. Дж. Поттерат. Гетеросексуальная передача ВИЧ в Африке: эмпирические расчеты. Международный журнал по изучению венерических заболеваний и СПИДа (Int J STD & AIDS) 2003; 14: 162–173.
68. Д. Гисселквист, Дж. Дж. Поттерат. Тупик: скрытые уроки исследований в Мванзе,
связанных с попытками излечить венерические заболевания для снижения количества случаев передачи ВИЧ. Международный журнал по изучению венерических заболеваний и СПИДа
(Int J STD & AIDS) 2003; 14: 179–184.
69. Д. Гисселквайст, Дж. Дж. Поттерат, С. Броди. Передача ВИЧ во время оказания педиатрической помощи в районах Сахары в Африке – риски и свидетельства. Южноафриканский
медицинский журнал (South African Medical Journal) 2004; 94: 109–116.
70. С. М. Меендейл и др. Низкая концентрация каротеноидов и риск ВИЧ- сероконверсии
в Пуне, Индия. Журнал СПИД (J AIDS) 2001; 26: 352–359.
71. К. С. МакДоналд и др. Витамин А и риск развития ВИЧ-1-сероконверсии среди кенийских мужчин, имеющих генитальные язвы. Журнал СПИД (JAIDS) 2001; 15: 635–639.
72. П. С. Моор и др. Роль питания и потери веса в развитии ВИЧ-сероконверсии у женщин в Руанде. Журнал СПИД (J AIDS) 1993; 6: 611–616.
73. А. М. Танг и др. Добавка микроэлементов в питание и риск развития синдрома приобретенного иммунодефицита у гомосексуалистов, зараженных вирусом иммунодефицита человека типа 1 (ВИЧ-1). Американский эпидемиологический журнал (Am J Epidemiol) 1993;
138: 1–15.
74. М. К. Баум и др. Микроэлементы и развитие ВИЧ-1. Журнал СПИД (JAIDS) 1995; 9:
1051–1056.
75. В. В. Фози, Д. Дж. Хантер. Витамины и развитие ВИЧ при передаче заболевания от
матери к ребенку. Эпидемиология (Epidemiology) 1998; 9: 457–466.
76. А. М. Танг и др. Связь между уровнем витаминов А и Е в сыворотке и развитием
ВИЧ-1. Журнал СПИД (J AIDS) 1997; 11: 613–620.
82
77. М. К. Баум и др. ВИЧ-1 инфекция у женщин, живущих в условиях резкого ограничения питания. Журнал Синдром приобретенного иммунодефицита человека. Ретровирусы. (J
Acquir Immune Defic Syndr Hum Retrovirol) 1997; 16: 272–278.
78. А. М. Танг и др. Связь между потребляемыми микроэлементами и риском развития
СПИДа у гомосексуалистов, зараженных ВИЧ-1. Американский эпидемиологический журнал
(Am J Epidemiol) 1993; 138: 937–951.
79. А. М. Танг и др. Связь между уровнем витаминов А и Е в сыворотке и развитием
ВИЧ-1. Журнал СПИД (JAIDS) 1997; 11: 613–620.
80. А. М. Танг и др. Низкая концентрация B-12 в сыворотке как причина быстрого развития ВИЧ-1. Журнал «Питание» (J Nutr) 1997; 127: 345–351.
81. Дж. Д. Богден и др. Влияние отдельных микроэлементов на развитие Инфекции ВИЧ1. Американский журнал по клиническому питанию (Am J Clin Nutr) 2000; 72: 809–815.
82. Н. М. Грахам и др. Влияние уровня меди и цинка в сыворотке и получением положительного серологического анализа на ВИЧ на развитие СПИДа. Журнал СПИД (J AIDS) 1991;
4: 976–980.
83. К. Аллавена и др. Связь между микроэлементами, иммунологическими маркерами и
развитием инфекции ВИЧ-1. Исследование биологических микроэлементов (Biol Trace Elem
Res) 1995; 47: 133–138.
84. М. К. Баум и др. Микроэлементы и развитие инфекции ВИЧ-1. Журнал СПИД (J
AIDS) 1995; 9: 1051–1056.
85. В. В. Фози, Дж. И. Мсамаснга, Д. Шпигельман и др. Рандомизированное исследование
влияния добавления в питание мультивитаминов на развитие заболевания и смертность от
ВИЧ. Медицинский журнал Новой Англии (NEJM) 2004; 351: 23–32.
86. М. К. Баум и др. Высокий риск смертности от ВИЧ, связанный с дефицитом селена.
Журнал Синдром приобретенного иммунодефицита человека. Ретровирусы. (J Acquir Immune
Defic Syndr Hum Retrovirol) 1997; 15: 370–374.
87. Дж. К. Мелкиор и др. Неполноценное питание и исхудание, иммунодефицит и хронические воспаления как решающие факторы выживаемости ВИЧ-инфицированных пациентов.
Питание (Nutrition) 1999; 15: 865–869.
88. Дж. Г. Фельдман и др. Сывороточный белок как фактор выживаемости ВИЧинфицированных женщин. Межведомственное обследование ВИЧ-инфицированных женщин.
Журнал СПИД (JAIDS) 2000; 14: 863–870.
89. В. Т. Шеарер и др. Оценка факторов выживаемости и воздействия на иммунную систему случаев инфицирования ВИЧ-1, выявленных в педиатрической практике. Архив Ньюйоркской Академии Наук (Ann NY Acad Sci) 2000; 918: 298–312.
90. С. Ландсман. Связь витамина А и смертности от ВИЧ и его влияние на ВИЧинфекцию: данные последних исследований. Представлены на форуме во дворце Lawton
Chiles International House, Национальный институт здоровья (National Institutes of Health), Бетесда, Мериленд, 16 мая 1996.
91. К. Хог и др. Субнормальная концентрация 1,25-витамина D в сыворотке ВИЧинфицированных пациентов: связь с иммунодефицитом и выживаемостью. Журнал инфекционных заболеваний (JID) 1994; 169: 889–893.
92. Д. А. Уилер и др. Потеря веса как первый признак развития ВИЧ-инфекции и прогностический фактор выживаемости. Общественная программа клинических исследований
СПИДа им. Терри Бейрна. Журнал Синдром приобретенного иммунодефицита человека. Ретровирусы. (J Acquir Immune Defic Syndr Hum Retrovirol) 1998; 18: 80–85.
93. В. В. Фози и др. Рандомизированное изучение влияния витаминных добавок на передачу ВИЧ-1 от матери ребенку в Танзании. Журнал СПИД (JAIDS) 2000; 23: 246–254.
83
94. В. В. Фози и др. Рандомизированное изучение влияния витаминных добавок на исход
беременности и количество Т-лимфоцитов у танзаниек, зараженных инфекцией ВИЧ-1. Ланцет (Lancet) 1998; 351: 1477–1482.
95. Д. В. Ландерс. 1995, Питание и иммунная функция II: материальные факторы, влияющие на передачу вируса. Питание ВИЧ-инфицированных в педиатрической практике: определение научно-исследовательских задач и методов. Бетесда, Мериленд, сентябрь 1995.
96. Р. Е. Штием. Педиатрическая практика: факторы, связанные с периодом новорожденности, при передаче ВИЧ от матери ребенку. Питание ВИЧ-инфицированных в педиатрической практике: определение научно-исследовательских задач и методов. Бетесда, Мериленд:
NIH, сентябрь 1995.
97. Б. Л. Гринберг и др. Дефицит витамина A и передача ВИЧ от матери ребенку в двух
метрополиях Соединенных Штатов. Журнал СПИД (J AIDS) 1997; 11: 325–332.
98. Р. Д. Семба и др. Связь дефицита витамина А у матери и передачи ВИЧ-1 от матери
ребенку. Ланцет (Lancet) 1994; 343: 1593–1597.
99. Р. Д. Семба и др. Связь дефицита витамина А у матери и передачи ВИЧ-1 от матери
ребенку. Ланцет (Lancet) 1994a; 343: 1593–1597.
100. В. Д. Лернер. Кокаиновая наркомания и синдром приобретенного иммунодефицита:
сказание о двух эпидемиях. Американский медицинскй журнал (Am J Med) 1989; 87: 661–
663.
101. П. Е. Ларрат, С. Зиерлер. Взаимосвязанные эпидемии: кокаиновая наркомания и распространение ВИЧ. Журнал «Психоактивные наркотики» (J Psychoactive drugs) 1993; 25: 207–
221.
102. Н. З. Майкл, Х. В. Пил. Наркомания матери и ее последствия для новорожденного
ребенка. См. также: С. Качев, М. Дж. Ризор. Токсикология новорожденных. Амстердам. Издательство «Elsevier»; 1984; 101–120.
103. Х. И. Нидлман, Д. Беллингер. Перинатальное воздействие токсинов: последствия для
развития ребенка. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса (Johns
HopkinsUniversity Press); 1994; 321.
104. Х. Накайима. Передовица: Рост материального неравенства – вопрос жизни и смерти.
Всемирное здравоохранение (World Heath) 1994; 47: 3.
105. Всемирное здравоохранение. Обращаясь к самым бедным. Всемирное здравоохранение (World Heath) 1994; 47(6); 1–31.
106. Д. Лойн. Порочный круг – СПИД и бедность. Всемирные новости БиБиСи (BBC
News World Edition). 11 ноября 2003.
107. Ф. Флек. Бедность по-прежнему отстает по всем показателям. Британский медицинский журнал (BMJ) 2004; 328: 972.
108. Д. Дж. Баркер. Фетальное и раннее неонатальное развитие как причина заболеваний
у взрослых. Лондон: Британский медицинский журнал (BMJ); 1992; 343.
109. Д. Дж. Баркер. Матери, дети и заболевания в дальнейшей жизни. Лондон: Британский медицинский журнал (BMJ); 1994.
110. С. Е. Моор и др. Время года при рождении как показатель смертности в сельских
районах Гамбии. Журнал «Природа» (Nature) 1997; 338: 434.
111. Д. Дж. Баркер. Внутриутробное программирование хронических заболеваний. Клинические исследования (Clin Sci) (Colch) 1998; 95: 115-128.
112. Д. Дж. Баркер. Матери, новорожденные и их дальнейшее здоровье. 2 издание. Издательство «Church Press» 1998; 217.
113. Д. А. Леон. Фетальное развитие и заболевания у взрослых. Европейский журнал
«Клиническое питание» (Eur J Clin Nutr) 1998; 52 (приложение): S72–S82.
84
114. Л. С. Адейр, А. М. Прентис. Критическая оценка гипотезы фетальной этиологии и ее
значения для развивающихся стран. Журнал «Питание» (J Nutr) 2004; 134: 191–193.
115. Т. Форрестер. Этиология гипертензии у африканцев, обусловленная историческими
факторами и условиями жизни в раннем возрасте. Журнал «Питание» (J Nutr) 2004; 134: 211–
216.
116. С. В. Кузава. Моделирование фетальной адаптации к ограниченному питанию: проверка гипотезы фетальной этиологии на модели ограниченного поступления питательных
веществ. Журнал «Питание» (J Nutr) 2004; 134: 194–200.
117. С. Дж. Велд и др. Фетальная этиология состояния мышечно-двигательного аппарата
и кардиососудистой системы. См. также: Х. К. Н. Кемпер. Долгосрочное исследование развития и здоровья людей, проживающих в Амстердаме. Медицина и Спорт. Наука (Science)
2004; 47: 64–77.
118. Р. К. Чандра. Недостаток полноценного фетального питания и постнатальный иммунодефицит. Американский журнал детских заболеваний (Am J Dis Chil) 1975: 129: 450–454.
119. Т. В. МакДейд и др. Недостаточное питание в перинатальный период и снижение
иммунной функции у взрослых. Федерация американских обществ экспериментальной биологии (FASEB) 2000; 14: A792 (реферат).
120. Т. В. МакДейд и др. Недостаточное питание в перинатальный период и условия
постнатального окружения как фактор реакции антител на вакцинацию взрослого населения.
Американский журнал «Клиническое питание» (Am J Clin Nutr) 2001; 74: 543–548.
121. Т. В. МакДейд и др. Недостаточное питание в перинатальный период и постнатальное развитие как фактор функции тимуса у взрослого населения. Журнал «Питание» (J Nutr)
2001; 131: 1225–1231.
122. С. Е. Моор и др. Сельские районы Африки: влияние перинатальных и ранних постнатальных факторов как предпосылки возможной смерти в молодом возрасте. Международный
эпидемиологический журнал (Int J Epidemiol) 1999; 28: 1088–1095.
123. Р. С. Бич и др. Недостаток цинка в диете мышей: устойчивый иммунодефицит в трех
поколениях. Наука (Science) 1982; 281: 469–471.
124. М. А. Бенард. Наша ненадежная обитель: пятнадцать лет спустя. Нью-Йорк: Издательство «Джон Вилей и сыновья» (John Wiley & Sons); 1989; 656.
125. Т. А. Санктон. Отсчет времени на планете: что же мы делаем? ТАЙМ (TIME) 1989;
133 (1); 26–30.
126. Р. А. Джиральдо (Статья на испанском языке). СПИД и стресс-факторы: СПИД не
является инфекцией, передаваемой половым путем. Это токсико-трофический синдром, вызываемый воздействием иммунологических стресс-факторов. Меделлин, Колумбия: Университет Антиокия; 2002: 186.
127. Дж. Ортис, К. Пачеко и др. (Статья на испанском языке). Остановить мировое разрушение и гибель. Лиссабон: издательство «Próton Editora Ltda», 1991. www.stop.org.br
128. Дж. Фухс и др. Окислительный дисбаланс у ВИЧ-инфицированных пациентов. Медицинские гипотезы (Medical Hypothesis), 1991; 36: 60–64.
129. Е. Пападопулос-Елеопулос, В. Тернер, Дж. М. Пападимитриу. Окислительный
стресс, ВИЧ и СПИД. Иммунологические исследования (Res Immunol) 1992; 143: 145–148.
130. С. Барукел, М. А. Вайнберг. Роль окислительного стресса в развитии заболевания у
лиц, зараженных вирусом иммунодефицита человека. Журнал «Биологические исследования
лейкоцитов» (J Leukocyte Biol) 1992; 52: 111–114.
131. Х. К. Гринспен. Роль окислительных агентов, антиоксидантов и фитофармацевтических препаратов в активности вируса иммунодефицита человека. Медицинские гипотезы
(Медицинские гипотезы (Med Hypothesis) 1993; 40: 85.
85
132. А. Фавьер. Роль свободных радикалов кислорода в развитии ВИЧ. Сборник статей по
материалам выступлений, представленных на конференции «Роль свободных радикалов кислорода в развитии ВИЧ», Les Deux Alpex, Франция, январь 1993. Химия и биология (Chem
Biol Interac) 1994; 91: 91–100.
133. Е. Пападопулос-Елеопулос. Оглядываясь на окислительно-стрессовую теорию происхождения СПИДа. Континуум (Continuum) (Лондон) 1998/9; 5 (5); 30–35.
134. Ф. Шалленбергер. Выборочные компартментальные доминанты: объяснение не инфекционной, а многофакторной этиологии синдрома приобретенного иммунодефицита человека (СПИДа), и рационализация метода озонотерапии и других иммуномодулирующих методов. Медицинские гипотезы (Med Hypothesis) 1998; 50: 67–80.
135. В. Ф. Тернер. Раскислители и СПИД – чего еще мы ждем? Австралийский медицинский журнал (Med J Austr) 1990; 153: 502.
136. Дж. Дж. Жавьер и др. Микроэлементы-антиоксиданты и функционирование иммунной системы у инфицированных ВИЧ-1. Федерация американских обществ экспериментальной биологии (FASEB), издание 1990; 4A: 940–945.
137. Е. С. Адам. Добавление антиоксидантов и ВИЧ/СПИД. Медсестринская практика
(Nurse Practit) 1995; 20: 8.
138. С. К. Бирнс. Преодоление СПИДа с помощью средств натуральной медицины. Гонолулу: издательство «Centaur Books»; 1997; 219.
139. З. Жанг, П. Ф. Инсерра, Р. Р. Ватсон. Антиоксиданты и СПИД. См. также: Х. С.
Гэарвал. Антиоксиданты и предотвращение развития заболевания. Бока Ратон: агентство
«CRC Press»; 1997; 45–66.
140. Н. Кеппе. Причины заболеваний: психические, органические и социальные. Инглвуд
Клиффс, Нью Джерси: издательство «Prуton Editora Ltda», 2002. www.trilogiaanalitica.org
141. К. Пачеко. Излечение через сознание. Теомания: причина стресса. Революционный
научный метод лечения психических и физических заболеваний через диалог, делающий ненужными клиническое лечение, прием лекарств и госпитализацию. Сан Пауло: издательство
«Prуton Editora Ltda», 1983: 183.
142. Н. Кеппе. Освобождение людей. Патология власти. Первое научное исследование
психосоциальной патологии облеченных властью психотиков, стоящих на пути развития человечества и разрушающих общество. Сан-Пауло: издательство «Prуton Editora Ltda», 1988:
420.
143. К. Джонсон. Известные факторы, вызывающие ошибочный положительный результат анализа на антитела к ВИЧ; Издательство «Zenger’s» Сан-Диего, Калифорния, сентябрь
1996; 8–9.
144. Дж. Шентон. Ложная положительность. Развеивание мифов о ВИЧ и СПИДе. Лондон: Издательство «I. B. Tauris»; 1998; 277.
145. Р. А. Джиральдо. У всех нас ИФА анализ на ВИЧ положителен. Континуум
(Continuum) (Лондон): 1999; 5 (5); 8–10.
146. Р. А. Джиральдо (Статья на испанском языке). Анализы на ВИЧ не являются адекватными. «El Pequeño Periódico» Публикация профессионального научного фонда
(Publicación de la Fundación Arte y Ciencia), Меделлин, Колумбия, июль/август 1999 (52); 12–
15.
147. Ф. Барр-Синусси и др. Выделение T-лимфотропного ретровируса у пациентов с
риском развития СПИДа. Наука (Science) 1983; 220: 868–871.
148. Р. С. Галло и др. Частое обнаружение и выделение цитопатических ретровирусов
(HTLV-III) у пациентов с диагнозом СПИД или у пациентов, находящихся в группе риска по
СПИДу. Наука (Science), 1984; 224: 500–502.
86
149. Дж. А. Леви и др. Выделение лимфоцитопатических ретровирусов у пациентов с диагнозом СПИД, проживающих в Сан-Франциско. Наука (Science) 1984; 225: 840–842.
150. Т. Е. O’Коннор, Ф. Дж. Раушер, Р. Ф. Зигель. Градиент концентрации в процессе
центрифугирования вируса мышиной лейкемии. Наука (Science) 1964; 144: 1144–1147.
151. Э. де Харвен. Заметки об ультраструктуре частиц вирусов A, B, и C. Перспективные
исследования вирусов (Advances Virus Research) 1974; 19: 221–264.
152. Р. И. Моримото, А. Тиссьерес, К. Георгопулос. Стрессовые белки в биологии и медицине. Издательство лаборатории «Cold Spring Harbor Laboratory Press»: 450.
153. В. Ван Иден, Д. Б. Янг. Стрессовые белки в медицине. Нью-Йорк: Издательство
«Marcel Dekker, INC.»; 1996: 578.
154. Д. С. Лачман. Стрессовые белки. Берлин: Издательство «Springer»; 1999: 422.
155. М. В. Бейт и др. Область LTR-последовательности в вирусе иммунодефицита человека как указатель на стресс-индуцированное проявление гена. См. также: С. М. Кейс. Реакция на стресс: методы и протоколы. Тотова, Нью Джерси: Агентство «Human Press»; 2000:
277–295.
156. Б. Дж. Эллисон, А. В. Дауни, П. Х. Дюсберг. ВИЧ как суррогатный маркер наркомании: повторный анализ исследования состояния здоровья мужчин в Сан Франциско. Генетика
(Genetica) 1995; 95: 165–171.
157. Р. К. Галло. Вирус СПИДа. Научная Америка (Scientific America) 1987; 256: 47–56.
158. Р. К. Галло. Л. Монтаньер. СПИД в 1988: в первой совместной статье исследователи,
открывшие ВИЧ, поднимают единственный вопрос, связанный со СПИДом. Они подробно
рассказывают об открытии и предлагают возможные варианты будущего развития темы вакцинации, лечения и эпидемиологической обстановки. Научная Америка (Scientific America)
1988; 259: 41–48.
159. Р. К. Галло, Л. Монтаньер. Открытие ВИЧ как причины СПИДа. Медицинский журнал Новой Англии (NEJM) 2003; 349: 2283–2285.
160. Р. Белл. Грязная наука: обман, подделки, компромиссы и политическое влияние на
научные исследования. Издательство «Джон Вилей и сыновья» (John Wiley & Sons); 1992;
301.
161. П. Файерабенд. Как защитить общество от науки. См. также: Хаккинг. Научная революция: Издательство «Oxford University Press», 1988, 1981; 156–167.
162. Х. Д. Фишер. Медицина, средства массовой информации и мораль. Малабар, Флорида: Издательство «Krieger Publishing Company», 1992; 263.
163. К. Фарбер. Вне контроля: СПИД и коррупция в медицинской науке. Журнал «Гарперз магазин» (Harper’s Magazine), март 2006: 37–52.
164. Дж. Коен. Галло виновен в недостойном поведении. Наука (Science) 1993; 259: 168–
170.
165. Дж. Коен. Вопрос денег: рыночная роль ВИЧ/СПИДа. Наука (Science) 1996; 272:
1880–1881.
166. Р. А. Джиральдо (Статья на испанском языке). Индустрия СПИДа манипуляции с
ошибкой ученых. «El Pequeño Periódico» Публикация профессионального научного фонда
(Publicación de la Fundación Arte y Ciencia), Меделлин, Колумбия, ноябрь 1996; (48); 8–9.
167. Р. А. Джиральдо (Статья на испанском языке). СПИД: кризис научных методов. «El
Pequeсo Periуdico» Публикация профессионального научного фонда (Publicaciуn de la
Fundaciуn Arte y Ciencia), Меделлин, Колумбия, май 1997; (49); стp. 7–11.
168. Р. Кох (Статья на немецком языке). Антология туберкулеза. Перевод Берна Пиннера
и Макса Пиннера со вступительной статьей Алена К. Краузе. Американский журнал по туберкулезу (Am Rev Tuberc) 1932; 25: 285–323.
87
169. Дж. М. Грин, Т. М. Даниель, В. С. Болл. В память Коха. К столетнему юбилею открытия Робертом Кохом бациллы туберкулеза. 24 марта 1982. Нью-Йорк: Американская ассоциация пульмонологов (American Lung association); 1982: 132.
170. Дж. Эчецерри. Диагностика заболеваний: модель, трудности и противоречивость медицинской практики. Обзор работы колумбийских пульмонологов. (Revista Colombiana de
Neumologнa), июль 2003; 15 (2): 69–81.
171. К. Дж. Ротман. Эпидемиологические причинно-следственные связи. Многочисленные анализы ситуаций. Взаимодействие между причинами. Анализ влияния многочисленных
факторов. См. также: Современная эпидемиология: Издательство «Little Brown»; 1986: 7–22,
285–310, 311–326 и 327–350.
172. К. Дж. Ротман. Причинно-следственные связи. Честнат Хилл, Массачусетс: Эпидемиологические исследования (Epidemiology Resources); 1988; 207.
173. К. Дж. Ротман. Требуемые поправки к сравнительному анализу. Эпидемиология
(Epidemiol) 1990; 46.
174. С. Гринланд. Причины и причинно-следственные связи. См. также: Р. Детелс, Дж.
Мак Ивен, Г. С. Оменн. Учебник по общественному здравоохранению. Третье издание. Том
2; Методы сохранения здоровья общества. Нью-Йорк. Издательство «Oxford University
Press»; 1997; 617–630.
175. А. Васко-Урибе. (Статья на испанском языке). Причины (модуль 4). См. также: Методы исследований состояния здоровья. Барселона: Издательство «IDER S. L.»; 1993: 76.
176. Т. С. Кун. Кризис научных теорий. Ответ на кризис. Природа и потребность в научной революции. См. также: Структура научной революции. Второе издание. Чикаго: издательство Чикагского Университета (University of Chicago Press); 1970; 66–76, 77–91, 92–110.
177. М. Краддок. Разве больше никто не читает? Переосмысление СПИДа (Reappraising
AIDS) 1996; 4 (11); 1–4.
178. М. Краддок. ВИЧ: Наука, представленная на пресс-конференции. См. также: П. Х.
Дюсберг. СПИД: вирус или наркотики. Дорлрехт: Издательство «Klower Academic
Publishers»; 1996; 127–130.
179. Д. Ф. Хорробин. Философские основы обмена опытом и подавления инноваций.
Журнал Американской медицинской ассоциации (JAMA) 1990; 263: 1438–1441.
180. Д. Ф. Хорробин. Обмен опытом по подаче заявлений на гранты: заводь для посредственностей в сфере клинических исследований? Ланцет (Lancet) 1996; 348: 1293–1295.
181. Д. Ф. Хорробин. Что-то гниет в сердцевине науки? Направления в фармакологии
(Trends PharmacolSciences) 2001; 22 (2): 51–52.
182. Р. А. Джиральдо, П. Роденас, Дж. Дж. Флорз, А. Эмбид. (Статья на испанском языке). Лечение и профилактика СПИДа: основные принципы альтернативного лечения – нетоксичность, эффективность и дешевизна. Природная медицина (Natura Medicatrix) 2003; 21: 66–
75.
183. Р. А. Джиральдо. (Статья на испанском языке) Терапия с помощью питания при лечении и профилактике распространения СПИДа: научный подход. Природная медицина
(Natura Medicatrix) 2003: 218–230.
184. Б. Голдберг. Детоксикационная терапия. См. также: Альтернативная медицина. Руководство к применению. Вашингтон: Издательство «Future Medicine Publishing Inc.»; 1994a;
156–166.
185. Р. А. Джиральдо и др. Рационально ли пытаться лечить и предотвращать развитие
СПИДа у беременных женщин, детей или кого-либо еще с помощью токсических антиретровирусных препаратов? Ответ отрицательный. Континуум (Continuum) (Лондон) 1999; 5 (6);
38–52.
88
186. Д. Расник. Ингибиторы ВИЧ-протеазы бесполезны против СПИДа, так как ВИЧ не
является причиной СПИДа. Переосмысление СПИДа (Reappraising AIDS) 1996; 4 (8); 1–4.
187. Д. Т. Циу, П. Х. Дюсберг. Токсичность азидотимидина (AZT) для культур клеток человека и животных в концентрациях, применяемых в антивирусной терапии. Генетика
(Genetica) 1995; 95: 103–109.
188. П. Х. Дюсберг. При такой терапии кому нужна сама болезнь? См. также: Изобретение вируса СПИДа. Вступительное слово лауреата Нобелевской премии Kэри Муллис. Вашингтон, Округ Колумбия: Издательство «Regnery Publishing Inc.» 1996; 299–359.
189. П. Х. Дюсберг. ВИЧ, СПИД и зидовудин. Ланцет (Lancet) 1992; 339: 805–806.
190. Дж. Лоритсен. Отравление по рецепту: история азидотимидина. Нью-Йорк: издательство «Asklepios»; 1990.
191. Дж. Лоритсен. СПИД-война. Пропаганда, прибыли и геноцид со стороны медицинского промышленного комплекса. Нью-Йорк: издательство «Asklepios»; 1993; 480.
192. А. М. Танг и др. Улучшение антиоксидантного статуса у ВИЧ-инфицированных пациентов, употребляющих внутривенные наркотики, при применении сильнодействующей антиретровирусной терапии. Журнал СПИД (J AIDS) 2000; 23: 321–326.
193. М. Ирвин. СПИД и обряды колдунов вуду. Февраль 2002.
http://www.virusmyth.net/СПИД/data/mivoodoo.html
194. Р. А. Джиральдо. Развеивание страхов. Вступление: Дж. Робертс. Страх и невидимое.
ВИЧ, другие вирусы и медицинские учреждения. Лондон: издательство «In press». 2008: 235.
195. Н. Кеппе (Статья на испанском языке). Освобождение. Сан Пауло: издательство
«Próton Editora Ltda.», 1980: 230.
196. К. Пачеко (Статья на испанском языке). A cura das doenças através da farmácia interior.
Psicanálise Integral 2005; 27 (31): 14–20.
89
В. А. Агеев, канд. медицинских наук,
зав. кафедрой патологической анатомии
Иркутского медициского университета,
автор книги «Выдуманные болезни: ВИЧ/СПИД,
атипичная пневмония, птичий грипп, свиной грипп, пневмония легионеров»
г. Иркутск
РЕЗУЛЬТАТЫ РЕАЛИЗАЦИИ
ПРОГРАММЫ «СПИД-ТУБЕРКУЛЕЗ»
В РОССИИ
В 80-х годах ХХ века разработчики теории «ВИЧ/СПИД» заявили, что инфекция распространяется по миру со скоростью огненной волны, и в скором
времени отдельные страны, а затем и все человечество, окажутся на грани вымирания.
За неполных 30 лет борьбы с «Чумой ХХ века» (теперь уже и XXI) результат
нулевой: «чистые наркотики», презервативы, «научиться жить со СПИДом, по
возможности снижая вред», отсутствие действенных лекарств и вакцин, биллионы долларов, потраченных впустую.
Сегодня мы живем с лозунгом «Доказательная наука». Но по отношению к
величайшей лжи в медицине, каковой является «ВИЧ/СПИД», этот лозунг не
работает. В научном исследовании было, есть и будет право на создание теорий,
гипотез. В данном случае гипотеза, не имеющая убедительных подтверждений,
но поддержанная мощными денежными субсидиями, очень быстро реализовалась в «ВИЧ/СПИДе», превратившись в проблему не только медицинскую, но и
социальную, экономическую, демографическую, юридическую и политическую.
В работах профессора молекулярной биологии, ведущего специалиста в мире по ретровирусам П. Дюсберга; Нобелевского лауреата, автора полимеразной
цепной реакции (ПЦР) К. Муллиса; группы австралийских исследователей под
руководством Э. Пападопулос-Элеопулос; профессора патологии университета
Торонто Э. де Харве; докторов медицины Р. Джиралдо, Р. Е. Уиллера и многих
других доказано, что не существует вируса, вызывающего смертельный иммунодефицит. Работы этих ученых в нашей стране не печатаются.
В 2002 г. в России издана книга И. М. Сазоновой «ВИЧ/СПИД – виртуальный вирус или провокация века», в 2003 г – книга А. А. Дмитриевского и
И. М. Сазоновой «СПИД – приговор отменяется».
В 2006 г. вышла моя книга «Выдуманные болезни». В ней я затрагиваю вопросы, касающиеся гипотезы зарождения ВИЧ/СПИД, эпидемиологии, инкубационного периода, патогенеза (механизма развития), клиники, лечения, морфологии заболевания.
90
ВИЧ/СПИД – это клубок сплошных противоречий. Попытки их распутать
официальной СПИД-медициной привели к появлению таких определений ВИЧ,
как «таинственный», «умный», «загадочный», «непостижимый» вирус.
Отдельная глава книги посвящена негативным последствиям реализации
доктрины «ВИЧ/СПИД» в мире и особенно в нашей стране.
В этой статье хотел бы остановиться на проблемах наркомании, туберкулеза,
ВИЧ/СПИД.
СПИД-технологи эпидемию туберкулеза в нашей стране связывают с широким распространением ВИЧ/СПИДа.
Многолетние исследования по этой тематике (анализ литературы, собственных данных) показывают, что сегодняшняя очень неблагоприятная картина по
туберкулезу (заболеваемость, болезненность, летальность) теснейшим образом
связана со вспышками наркомании. Особенно ярко этот параллелизм проявился
в 1997–2001 гг. Это время пика наркомании как в Иркутской области, так и в
целом по стране. Следует отметить, что рост заболеваемости и смертности от
туберкулеза на 1–1,5 года отставал от роста наркомании. Среди умерших от туберкулеза значительно вырос процент молодых людей в возрасте от 19 до 32 лет
(наркомания + туберкулез).
Заболеваемость туберкулезом взрослого населения давно перешагнула эпидемический рубеж. Настораживающим фактом является появление большого
количества лекарственно устойчивых форм туберкулеза. Как причина смерти от
туберкулезной инфекции в диагнозе фигурируют такие ее формы, которые
практически не встречались даже в послевоенное время (казеозная пневмония,
острейший туберкулезный сепсис, острый общий крупноочаговый туберкулез,
абдоминальный туберкулез как осложнение легочного).
Высоки цифры заболеваемости и болезненности туберкулезом среди детей и
подростков.
В Иркутской области заболеваемость и болезненность туберкулезом среди
детей в 2002 г. – 34 и 88 человек на 100 000 соответственно. Соотношение показателей детской и взрослой заболеваемости туберкулезом в 2007 г. – 1:4,7. В
Республике Саха в 1991–2001 гг. туберкулезом заболели 1545 детей и подростков. На детей дошкольного и младшего школьного возраста пришлось 85,2 %.
В пограничном с Монголией г. Кяхта на учете по туберкулезной инфекции
состоят 10,15 % детского населения.
В 2002 г. в ОДТБ г. Иркутска было обследовано 57 детей с локальными формами туберкулеза легких. Дети в возрасте до 6 лет составили 57 %.
С 2002 в Российской Федерации реализуется программа СПИД – туберкулез
(приказ Минздрава РФ № 412 от 30.12.02. «Об утверждении временной отчетной формы № 61 – ТВ; сведения о состоянии контингента больных туберкулезом в сочетании с ВИЧ-инфекцией»). Впервые подобная программа была реализована в Африке в конце 80-х годов прошлого столетия.
91
Сегодня туберкулез «объявлен» главным «ВИЧ-ассоциированным» заболеванием, которое ускоряет течение СПИД (методические рекомендации Министерства здравоохранения и социального развития от 29.12.06.: «Профилактика
и лечение сопутствующих заболеваний (туберкулез, вирусные гепатиты,
ИППП) у взрослых и подростков, больных ВИЧ-инфекцией»).
СПИД-синдром, не имеющий ни клинической, ни морфологической манифестации, возведен в ранг нозологии (болезни), а конкретные заболевания, включая туберкулез, сведены до уровня сопутствующей патологии!
Согласно указанной программе, больные туберкулезом должны получать
чрезвычайно агрессивную антиретровирусную терапию, поскольку при тестировании на ВИЧ у них положительная реакция.
В методических рекомендациях Министерства здравоохранения и социального развития (пункт 1.3.4) дается трактовка так называемого «синдрома восстановления системы иммунитета» у больных, получающих ВААРТ (высоко активная антиретровирусная терапия). Авторы этого опуса, как и многих других
основных положений ВИЧ/СПИД, неизвестны. Вот его суть: «После начала широкого применения ВААРТ у 29–36 % больных ВИЧ-инфекцией наблюдают
клиническую манифестацию туберкулеза, как проявление синдрома восстановления системы иммунитета... Обычно клиническую манифестацию синдрома
восстановления иммунитета регистрируют в течение первых трех месяцев терапии. Клинические признаки синдрома восстановления системы иммунитета
включают лихорадку, лимфаденопатию, ухудшение симптомов поражения органов дыхания и других, имеющихся у пациента, признаков туберкулеза».
Как можно комментировать этот опус? Имеют ли люди в Министерстве
здравоохранения, подписывающие такие документы (подпись зам. министра
здравоохранения и социального развития Р. А. Хальфина), не то чтобы медицинское, но хотя бы среднее образование?
«Я заболел туберкулезом, начав принимать антиретровирусные препараты.
Инфантильная, извращенная, волшебная причина такого спада здоровья – то,
что туберкулез, который спал в моем теле, рискнул пробудиться, поскольку моя
иммунная система начала поправляться». Это подпись под фотографией в рекламном проспекте фармацевтической компании, распространяющей антиретровирусные препараты в ЮАР.
В нашей стране больных не предупреждают о тяжелейших (лучше сказать –
смертельных. Прим. автора) осложнениях ВААРТ. Давно известно: ее назначение вызывает повреждение таких жизненно важных ультраструктурных компонентов клеток организма, как ядерная ДНК (блокируются ферменты, принимающие участие в строительстве ДНК), митохондрии. Доказано – такое лечение
обрекает больных на гибель! После приема курса антиретровирусной терапии у
пациентов развиваются кардиомиопатия, периферические нейропатии, панкреатиты, нефриты, стеатоз печени, лактоацидоз, липодистрофия, деменция, угнета92
ется кроветворение. Об этих осложнениях вынуждены писать сами СПИДтехнологи.
Негативно влияя на кроветворную систему, препараты типа АЗТ вызывают
иммунодефицит, а не лечат его!
Об утомляемости, слабости, тошноте, рвоте, других диспептических расстройствах, сыпях, которые возникают у пациентов, получающих антиретровирусную терапию, можно и не упоминать.
Ожидаемой продолжительности жизни у тех, кто принимал АЗТ и другие антиретровирусные препараты, не происходит. Представители СПИД-медицины
объясняют этот факт тем, что ВИЧ постоянно мутирует. На протяжении 3–6 месяцев от начала ВААРТ в ВИЧ-популяции якобы возникают резистивные
(устойчивые) к лечению клоны, сводящие на нет эффективность терапии.
Итак, с одной стороны – полное отсутствие эффекта (другого и быть не может при лечении чего-то виртуального. Прим. автора), с другой – очевидный,
смертельный вред от применения ВААРТ!
Но извращенная, садистская логика официальной СПИД-медицины, производителей антиретровирусных препаратов заставляет их всем очевидным негативным явлениям, возникающим при назначении ВААРТ, искать объяснения, к
которым относится и пресловутый «синдром восстановления системы иммунитета»!
Многие годы я поддерживаю контакты с так называемыми ВИЧинфицированными, которые в тяжелые периоды своей жизни по моей рекомендации отказались от ВААРТ и порвали всякие отношения со СПИД-центрами.
Они живы и здоровы, а главное, поверили, что никогда не умрут от СПИДа.
С другой стороны, я располагаю более чем двадцатью секционными наблюдениями недиагностированного в стационаре Иркутского центра по борьбе со
СПИДом туберкулеза.
Больные – молодые наркоманы – находились там на лечении по поводу гепатита и ВИЧ-инфекции, получали антиретровирусные препараты. С диагнозом
«острый живот» они переводились в хирургическое отделение (экстренная хирургия) городской клинической больницы, где и умирали. Диагноз «туберкулез» с поражением кишечника, желудка, их перфорацией и развитием перитонита выставлялся после гистологического исследования операционного материала или после вскрытия. Туберкулезное поражение органов желудочнокишечного тракта, как осложнения легочного туберкулеза, на нашем материале
начало регистрироваться после реализации в России «Приказа Минздрава РФ
№ 412 от 30.12.02», такого туберкулеза (абдоминального) не встречалось даже
на пике наркомании в России (1997–2001 гг.)!
Одной из причин инфицирования наркоманов с гепатитами и эпид. номерами ВИЧ-инфекции туберкулезом может быть (об этом пишут фтизиатры) следующая: согласно выше обозначенному приказу, ВИЧ-инфицированные долж93
ны обследоваться на предмет туберкулеза в противотуберкулезных диспансерах, в которых очень сложной проблемой является разделение потоков больных
туберкулезом и лиц, направленных на профилактическое обследование. Поэтому ВИЧ-инфицированные», не имеющие туберкулезной инфекции, могут инфицироваться микобактерией во время ожидания приема у фтизиатра.
Продолжим тему назначения больным ВААРТ по программе «СПИДтуберкулез».
В статье «Проблемы лечения ВИЧ-позитивных больных с генерализованным
туберкулезом и поражением оболочек головного мозга» (Сибирский медицинский журнал № 6, 2007 г.) к. м. н., заведующая менингитным отделением ОПТД
О. Н. Новицкая пишет: «Первоочередной задачей ВИЧ-позитивных пациентов
является адекватное лечение туберкулеза, которое само по себе приводит к значительному улучшению иммунного статуса (включая повышение уровня СД-4
клеток). Назначение ВААРТ в рекомендуемые ранние сроки течения заболевания (туберкулеза. Прим. автора) у этих больных смертельно опасно из-за выраженных токсических эффектов и, возможно, иммуносупрессивного действия...»
По ее сведениям, летальность в группе пациентов, получавших ВААРТ, в 4,6
раза выше, чем в группе леченных только специализированными противотуберкулезными препаратами. Далее автор пишет: «В свете приведенных данных иммуновосстановительный синдром, который описывается в СПИД-литературе,
примерно у трети пациентов, получающих ВААРТ, представляется результатом
проявления именно этих свойств препаратов».
О тяжелом положении, которое складывается с лечением больных по программе «СПИД-туберкулез», пишут сами фтизиатры: «...считая себя изгоями и
людьми без будущего, такие больные позволяют себе все, что угодно: ненормативная лексика, курение в палатах, употребление алкоголя и наркотиков, драки,
запугивание и оскорбление мед. персонала… С целью поддержания дисциплины в отделениях основную массу больных (до 72 %) приходится выписывать из
стационара за нарушение режима» («Актуальные проблемы ВИЧ-инфекции и
туберкулеза». Иркутск, 2004 г.). Из больницы уходят люди с открытыми формами туберкулеза – бактериовыделители. Это страшная в эпидемическом плане
картина!
Негативные последствия реализации программы «СПИД-туберкулез» в России уже сейчас очевидны, а в ближайшее время представляются катастрофическими!
94
Эндрю Маниотис, доктор философии, руководитель программы клеточной
и экспериментальной биологии при кафедре патологии,
анатомии, клеточной биологии и биоинженерии
Колледжа медицинских исследований,
Иллинойский университет, Чикаго
ВИЧ. Быть или не быть? Вот в чем вопрос
Краткое содержание:
Вероятное объяснение природы «молекулярной подписи ВИЧ» основывается
не на расовых предрассудках, а на последних данных, полученных в ходе геномных исследований, которые позволяют предположить, что так называемая
«матрица подписей белковых молекул ВИЧ» может быть связана с эндогенными последовательностями ДНК (то есть иметь клеточную, а не вирусную природу). Известно, что такие клеточные белки при определенных условиях могут
быть выделены в культурах нормальных неинфицированных дрожжей, а также
у неинфицированных насекомых, собак, макак-резусов, шимпанзе и человека.
Считается, что «ВИЧ» имеет 9150 пар оснований, но эта матрица не может быть
выделена в чистом виде без загрязнения клеточными нуклеиновыми кислотами.
Молекулярная подпись ВИЧ может представлять собой последовательность
нуклеиновых кислот эндогенного ретровируса человека (HERV), или так называемый ретроид того или иного вида. Ретроид – это особый вид мобильных генов, ассоциируемых с нормальными биологическими функциями с участием
плаценты, а также с различными заболеваниями, например, такими как рассеянный склероз. То, что эти эндогенные генетические элементы существуют и
важны для организма человека, было неоднократно доказано в ходе научных
исследований, в частности, при изучении эндогенных ретровирусов человека,
таких как вирусы, получившие символическое название «Феникс». Эти вирусы
могут появляться в результате инфицирования клеток некоторыми последовательностями ДНК, после чего результат воспроизводится клетками и откладывается в них в виде вирусоподобных частиц. Любой современный анализ базы
данных человеческого генома выявит наличие более 120000 полномерных ретроидов, содержащих матрицы обратной транскриптазы. И хотя сторонники
формулы «ВИЧ=СПИД» постоянно говорят о том, что последовательность обратной транскриптазы вируса «ВИЧ» мутирует, когда пациенты умирают на
фоне приема «жизненно важных противо-ретровирусных лекарственных препаратов», которые как раз и нацелены на этот энзим, геномные исследования показывают, что последовательность обратной транскриптазы является одной из
наиболее устойчивых матриц, составляющих эти ретроиды, и именно стабиль-
95
ность, а не мутабильность или неустойчивость последовательности обратной
транскриптазы, как таковой, приводит к тому, что мы можем выделить и классифицировать эти 128000 ретроидов. Очень важным среди вновь полученных
данных также является то, что несколько лет назад все, кто работает в сфере исследований СПИДА, считали обратную транскриптазу особым видом ретровирусов. Именно этот энзим был измерен первым, и именно его до сих пор используют в некоторых лабораториях для определения наличия «ВИЧинфекции». Однако мы все частично состоим из «ретровирусных» компонентов,
то есть они являются частью нас. То, что называется ВИЧ и что успешно заклеймено как наиболее опасный инфекционный вирус из всех известных человечеству, находится (и может быть выявлен) во многих из нас. А то, что мы
ошибочно принимаем за вирус, есть не что иное, как сама технология обнаружения «этого явления», минус трезвый анализ того, что фактически обнаруживают эти тесты или того, что молекулярная подпись ВИЧ означает для человека.
Вероятной причиной ВИЧ могут быть ретроиды и/или последовательности эндогенных ретровирусов человека (HERV), появление которых вызывается постоянным перенапряжением, или которые могут проявиться у здоровых людей в
результате относительно редкого генетического полиморфизма.
Почему нет «животной модели» СПИДа
24 года назад 150 шимпанзе были сделаны прививки сывороткой, взятой у
пациентов, больных СПИДОМ. В настоящее время все они живут в специальных
резиденциях, стоимость строительства и содержания которых составляет 27
миллионов долларов. При этом ни у одного из животных не появились признаки
СПИДа или любого иного иммунодефицита, который можно было бы определить с помощью лабораторных анализов.
Поэтому «обезьяний вирус иммунодефицита» (в международной классификации «SIV»), который кардинально отличается от ВИЧ всегда казался лучшей
моделью для описания ВИЧ, чем сам ВИЧ.
Дикие африканские зеленые мартышки, которые на протяжении всей своей
жизни постоянно инфицируются ВИЧ-подобным вирусом обезьяньего иммунодефицита ("SIV"), никогда не заболевают.
Исследования Содора и др. (Sodora et al.) [«Журнал иммунологии» (Journal
of Immunology), стp. 3026-3034, 2008], проведенные с использованием черных
мангабеев в качестве естественных хозяев вируса "SIV", дали основания утверждать, что истощение популяции CD4+T-клеток само по себе недостаточно для
того, чтобы вызвать развитие СПИДа у естественного хозяина.
«Когда мы впервые наблюдали резкое истощение популяции CD4-клеток во
всех тканях, взятых на исследование, мы были уверены, что у наших подопытных обезьян начнут развиваться клинические признаки СПИДа, - рассказывает
96
Джеффри Милуш (Jeffrey Milush), доктор философии, один из авторов данного
проекта. Но прошло более шести лет, и мы убедились, что истощение популяции CD4-клеток совсем не обязательно приводит к развитию СПИДА».
И это вовсе не неожиданный результат. Еще в 1985 один из первооткрывателей ВИЧ, доктор Роберт Галло (Dr. Robert Gallo), писал:
«Следует особо отметить связь саркомы Капоши со СПИДОМ. Это крайне
редкое онкологическое заболевание встречается, главным образом, в ограниченных группах, например, у гомосексуалистов, и может наблюдаться при отсутствии у пациентов каких-либо дефектов T-клеток. « [Флосси Вонг-Стаал,
Роберт К. Галло (Flosie Wong-Staal, Robert Gallo) журнал «Природа» (Nature),
номер 317, 3 октября 1985].
Что же касается «животных моделей», Страндстром и др. (Strandstrom et al.),
обнаружили, что сыворотка 50 % собак содержит антитела, которые распознают
структурные белки вируса иммунодефицита человека, но у собак не развивается
СПИД (журнал «Исследования рака» (Cancer Res), 1 сентября 1990; 50 17, Приложение:5628S-5630S).
«У пятидесяти процентов собак выявляются структурные белки, типичные
для ВИЧ, но СПИД при этом не развивается».
В 1992 г. появились сообщения о том, что «ВИЧ-образная генная последовательность» была обнаружена в ДНК неинфицированных людей, шимпанзе, и макак-резусов [Хорвиц М.С., Бойс-Жасино М. Т., Фарас А. Дж. (Horwitz MS,
Boyce-Jacino MT, Faras AJ)]. Вновь открытые эндогенные последовательности
относились к типу 1 вируса иммунодефицита человека. [Журнал «Вирусология»
(J Virol.)) 66 (4):2170-9, 1992].
Когда-то считалось, что обратная транскриптаза есть не что иное, как особый
энзим, указывающий на наличие ВИЧ-инфекции. Однако, если обратная транскриптаза является уникальным и определяющим маркером ВИЧ-инфекции, то
чем же тогда объяснить, что обратная транскриптаза была обнаружена в неинфицированных клетках бактерий, спирохет, дрожжей, насекомых и млекопитающих [Вармус Х. (Varmus H), 1987. Обратная транскрипция. Журнал «Научная
Америка» (Sci. Am.). 257:48-54]?
Таким образом, обратная транскриптаза не является определяющим маркером для ретровирусов. Совсем недавно некоторые исследователи пришли к выводу о том, что обратная транскриптаза важна для репликации теломерных
участков на концах нормальных хромосом, и что теломерная репликация требует наличия обратных транскриптаз эндогенных вирусов (причем, скорее всего,
продуцированных внутри клетки, а не кодируемых вирусом) [Гори А. и др.
(Ghori A. et al.), Колоректальные заболевания (Colorectal Disease), издание 2,
номер 2, стp. 106-112, 2000].
97
В докладе, подготовленном в ноябре 1998 Консультативным комитетом по
вакцинации и сопутствующим биологическим препаратам при Центре биологической оценки и исследований, имеется глава, касающаяся полученных доктором Арифой Хан (Dr. Arifa Khan) данных об активности обратных транскриптаз
в вакцинах, изготовленных на основе культур клеток цыпленка (страницы 1315). В этой главе говорится, что: «Первоначально Бони и др. (Boni et al.) (1996)
пришли к выводу о том, что низкий уровень активности обратной транскриптазы был обнаружен во всех вакцинах, изготовленных на основе культур клеток цыпленка. При этом использовалась высоко чувствительная проба ПЦРдиагностики обратной транскриптазы (так называемая схема PERT для планирования проектов и анализа), позволяющая определить от одного до десяти
вирионов. Полученные результаты были доведены до сведения ВОЗ, после чего в
нескольких лабораториях Европы и США, в том числе в Национальном институте биологических стандартов и контроля (NIBSC – Великобритания), в
Центре контроля и профилактики заболеваний (CDC – США) и в Управлении
по продовольствию и лекарствам (FDA – США) были проведены дополнительные исследования с целью подтверждения первоначально полученных результатов».
В молоке овец, коз и коров был выявлен p24 антиген (который предположительно является капсидным белком вируса ВИЧ), и, тем не менее, у всех животных, чьи анализы были положительными, никогда не развивалась клиническая
картина СПИДа [Виллман и др. (Willman et al.). Гетерофильные антитела к вирусу бычьего иммунодефицита и вирусу козьего артрита-энцефалита, вызывающие ложно-положительный результат анализа на вирус иммунодефицита человека ВИЧ-1 и другие иммуносорбенты, связанные с энзимами. Результаты анализов. Журнал «Клиническая и диагностическая лабораторная иммунология»
(Clinical and Diagnostic Laboratory Immunology), стp. 615-616, том. 6, № 4, июль
1999].
Почему нет модели СПИДА или ВИЧ-инфекции,
разработанной на основе выращенных культур
При культивации экстрактов, предположительно содержащих ВИЧ, с лимфоцитами или раковыми клетками, указанные экстракты:
A. убивают клетки;
B. не убивают клетки;
C. сливают клетки с друг другом;
D. не сливают клетки с друг другом;
E. не могут "инфицировать" клетки без добавления токсических химических
веществ;
F. подвергаются влиянию агента, подавляющего микоплазму;
98
G. убивают клетки до того, как продуцирование вируса достигнет максимума,
хотя для размножения всех вирусов требуется наличие клеток.
H. В 1997 Отделом СПИДА Национального института здравоохранения
(DAIDS) было опубликовано официального руководство по подготовке культур
микроорганизмов. В этом руководстве представлены последовательности стандартных протоколов при выращивании вируса ВИЧ на питательных средах. В
разделе VII «Отчетность по результатам работы» представлено логическое
обоснование того, что безусловно неинфицированными ВИЧ или ВИЧотрицательными клетками можно считать образцы, полученные в результате
выращивания соответствующих культур в «ВИЧ» лабораториях, если в указанных образцах уровень капсидного белка вируса «ВИЧ», p24, не превышает 30
пкг/мл (пикаграмм/миллилитр), в то время как ВИЧ-положительными следует
считать те результаты, когда эта величина превышает 30пкг/мл.
Хотя доктор Роберт Галло (Dr. Robert Gallo) и другие заявляли, что, если, к
примеру, взять полный народа стадион, где каждый из болельщиков является
ВИЧ-отрицательным, то на всем стадионе не найдется ни одной молекулы ВИЧ.
Тем не менее, в указанном выше руководстве по выращиванию культур микроорганизмов, опубликованном Отделом СПИДА Национального института здравоохранения (DAIDS) говорится, что, если ВИЧ-инфицированные клетки человеческой крови выделяют более 30 единиц ВИЧ-специфичного p24 белка в 2
или 3 отдельно проведенных тестах (30 пкг/мл), то человек должен считаться
ВИЧ-положительным. И если такой человек спит с кем-нибудь, не сообщая
партнеру, что у него 30 или более указанных единиц в крови, то его можно привлечь к ответственности и обвинить в попытке преднамеренного убийства. Ему
не дадут медицинского страхового полиса. Он может быть уволен с работы и, в
конце концов, может быть даже доведен до самоубийства. А если женщина беременна, то ее будут пугать необходимостью аборта. Если же в крови человека
менее 30 единиц данного белка и этот результат подтвержден 2 или 3 отдельными тестами (30 пкг/мл), то такой человек считается неинфицированным ВИЧ
и может делать все, что ему заблагорассудится – сдавать донорскую кровь,
спать с кем попало, не сообщая партнеру о своем статусе «человека, имеющего
менее 30 единиц ВИЧ-специфичного белка» и т. д. Как же такое возможно, если
на всем стадионе, полном людей, каждый из которых является ВИЧотрицательным не было найдено ни одной молекулы ВИЧ? Таким образом,
можно считать, что это произвольно интерпретируемый титр определения молекулярной подписи, который не имеет ничего общего с вирусом или фактическим подавлением иммунитета. Да и сама величина в 30 единиц, определяющая
«инфицированность» и «неинфицированность», также является исключительно
произвольной.
99
Сам по себе р24, который предположительно является важным белком ВИЧвируса, можно найти в клетках вилочковой железы у неинфицированных ВИЧотрицательных детей [Дюра В. Т., Возниевич В. М. (Dura W.T., Wozniewicz B.
M.) Экспрессия антигенов гомологичных молекулам ретровирусов человека в
нормальной или резко атрофичной вилочковой железе. Журнал «Тимус»
(Thymus). 1994; 22(4):245-54:].
Аннотация: Было проведено иммунопатологическое исследование нормальных и резко атрофичных вилочковых желез с целью определения степени экспрессии молекул (оболочечных и ядерных) ретровирусов человека в эпителиальных клетках тимуса у ВИЧ-отрицательных детей. Как в случае нормальных,
так и в случае атрофичных вилочковых желез были обнаружены p19, p24,
p39, p45 и p55 капсидные белки вирусов, а также gp46, gp63 оболочечные
гликопротеины. Не было получено никаких свидетельств наличия gp160, gp120
и gp41 молекул в эпителиальных клетках тимуса, что подразумевает эндогенную недостаточность рецепторных молекул для ВИЧ. Полученные результаты
обсуждаются в контексте аутоиммунной реакции, ориентированной на повреждение тимуса у ВИЧ-носителей и у пациентов, не являющихся носителями
ВИЧ, а, следовательно, и в контексте тяжелого поражения микросреды, формирующей эпителиальные клетки тимуса.
В 1997 году две группы ученых, одна из которых была смешанной франконемецкой группой, а вторая включала в себя исследователей, работающих в
рамках Программы создания вакцины от СПИДА, при Национальном институте
рака (Фредерик центре онкологических исследований), Мэриленд, сообщили,
что они наблюдали, как фитогемагглютинин (PHA) и интерлейкин-2 (IL2) стимулируют образование в здоровых клетках «вирусоподобных частиц» и молекулярных подписей ВИЧ. Однако этот процесс происходил только при стимуляции окислителями, которые являются токсичными для клеток (например,
PHA и IL-2). Они также заявили, что источником загрязнения клеточных белков, находящихся в «свободных от ВИЧ препаратах», являются микровезикулы.
Как видно из заголовков нижеуказанных статей, даже эти эксперты по ВИЧ
признают, что не «существует эффективной системы выделения ВИЧ вируса,
свободного от клеток-хозяина».
Глушанков П., Мондор И., Гелдерблом Х.Р., Саттентау Кв. Дж. (Gluschankof P, Mondor I, Gelderblom HR, Sattentau QJ). Клеточные мембранные пузырьки как главный загрязняющий фактор сублимированных в градиентной печи препаратов иммунодефицита человека типа-1. Журнал «Вирусология»
(Virology) 230(1):125-33, 1997.
Бесс Дж. В., мл., Горелик Р. Дж., Бош В. Дж., Хендерсон Л. Е., Артур Л. О.
(Bess JW Jr, Gorelick R J, Bosche W J, Henderson L E, Arthur L O). Микро пузырь100
ки как источник загрязнения клеточных белков, находящихся в очищенных препаратах ВИЧ-1 Журнал «Вирусология» (Virology )230 (1):134-44, 1997.
Другие ученые получили те же самые результаты:
«Клеточные белки, связанные с вирусами иммунодефицита: предпосылки
патогенеза и вакцинации» [Артур и др. (Arthur et al.), Журнал «Наука» (Science)
258: 1935-38,1992].
Если белки цитоскелета клеток, а также актины, эзрины и другие белки
находятся внутри или на вирионах, как это утверждают перечисленные выше и
некоторые другие авторы, как можно утверждать, что, например, р24 или другие молекулы, считающиеся специфичными для ВИЧ, не являются также и клеточными белками?
Почему нет примеров экзогенной сероконверсии
или передачи ВИЧ от человека к человеку
Когда производилось обследование сексуальных партнеров, у одного из которых молекулярная подпись «ВИЧ» была положительной, а у второго – отрицательной [знаменитое исследование Падиан (Padian study)], было обнаружено
отсутствие сероконверсии у 175 так называемых «дискордантных пар». Все эти
дискордантные пары занимались сексом с различной частотой и степенью интенсивности. Одна из многочисленных пар даже признавалась, что имела «незащищенный» секс. [Падиан и др. (Padian, et al.). Гетеросексуальная передача
ВИЧ в Северной Калифорнии: результаты десятилетнего исследования. Журнал
«Американский журнал по эпидемиологии» (American Journal of Epidemiology),
август 1997].
Кроме того, были проведены другие многочисленные исследования, подтвердившие отсутствие передачи вируса от человека к человеку.
Например, исследования подтвердили, что жены больных гемофилией никогда не заражаются ВИЧ или СПИДОМ.
Более того, нет никаких документальных подтверждений случаев заражения
СПИДОМ среди сотен тысяч работников системы здравоохранения, непосредственно контактирующих и ухаживающих за больными СПИДОМ.
Все кампании в защиту презервативов, нанесения бактерицидных веществ на
гениталии африканцев и убеждения матерей воздержаться от грудного вскармливания вместо предполагаемого снижения привели к значительному росту
случаев ВИЧ-инфицирования, что нашло своеобразное отражение в широко
101
разрекламированных исследованиях способов «передачи ВИЧ от человека к человеку».
Самым же главным свидетельством отсутствия передачи ВИЧ от человека к
человеку является провал более чем 60 попыток создать вакцину от ВИЧ. В соответствии с тем, что было известно об иммунной системе человека два десятка
лет назад, предполагалось, что у вакцинированного человека появятся антитела
к молекулам, которые являются чужеродными для его организма. Это означало
бы, что такому человеку всю жизнь пришлось бы носить с собой письмо, подтверждающее, что его статус ВИЧ-положительного объясняется прививкой, а не
его собственным «рискованным» поведением или принадлежностью к «группе
риска» (сексуальной неразборчивостью, использованием грязных игл, контактом по ВИЧ в момент рождения или грудного вскармливания, переливанием
крови, африканскими предками, гомосексуализмом, наркоманией, беременностью от лица, имеющего аутоиммунное заболевание или по любой другой и сотен причин).
Но и после 30 попыток создать вакцину к 1995 году и, вероятно, 60 попыток, предпринятых до сегодняшних дней, письмо с подтверждением
факта вакцинации от ВИЧ все еще не требуется.
Хотя и существует незначительное количество лиц, которые, будучи ВИЧотрицательными после прививки стали ВИЧ-положительными, их ВИЧположительный статус можно скорее объяснить их собственным «рискованным» поведением (например, сексом). Тем не менее, невозможность получить
соответствующий иммунный ответ у большинства вакцинированных (конверсию от отрицательных к положительным результатам тестов на «ВИЧ»), а также
неудачные попытки получить надежную защиту от иммуно-подавляющих заболеваний после такого количества «разработанных ВИЧ вакцин» ясно дают понять, что следует немедленно пересмотреть гипотезу о том, что ВИЧ-молекулы
являются чужеродными для организмов привитых людей.
Невозможность сероконверсии к положительному результату анализов на ВИЧ
после вакцинации означает, что принципы, лежащие в основе иммунологии, биохимии, генетики, эпидемиологии, вирусологии, биологии клетки, фармакологии,
неонатологии и биологии рака ни в коей мере не относятся к ВИЧ/СПИДу. Или
это означает, что гипотеза о том, что ВИЧ является причинной развития СПИДа, и
что истоки СПИДА и некоторых других «молекулярных заболеваний» имеют
предполагаемый молекулярно-биологический характер, привела к катастрофическим бедствиям, которые требуют нашего непосредственного и немедленного
внимания и участия.
Единственное, что нужно сделать, чтобы доказать, что мои умозаключения
являются неверными, - это предъявить миру вирус, выделенный из крови любого человека, ПРЦ анализ которого показал бы наличие "вирусной нагрузки",
102
равной 1,000,000. Но за все 25 лет существования различных учреждений, изучающих СПИД, этого так и не было сделано.
«Попытки Мерка (Merck) создать ВИЧ-вакцину провалились, опыты прекращены».
«Опыты по применению самой наиболее обещающей из существующих в
настоящее время ВИЧ вакцин были прекращены после того, как ее создатель
Мерк (Merck) обнародовал в прошлую пятницу пресс-релиз, в котором говорится, что вакцина не защищает от ВИЧ-инфицирования. Международные клинические испытания экспериментальной вакцины против ВИЧ, известные под
названием «STEP» [Сеть испытаний вакцин против ВИЧ 502, Мерк V520, Протокол 023 (HVTN 502, Merck V520 Protocol 023)] проводились во многих медицинских центрах и представляли собой вторую фазу клинической проверки существующей концепции. В ходе испытаний производилась произвольная выборка результатов на основе двойной анонимности, при этом часть пациентов
получала плацебо. В эксперименте участвовало 3000 ВИЧ-отрицательных волонтеров в возрасте от 18 до 45 лет, имеющих различный социальный статус
и принадлежащих к группам высокого риска заражения ВИЧ-инфекцией».
«Вакцина не предотвратила заражения. В подгруппе добровольцев, прошедших, по крайней мере, одну стадию эксперимента (получивших одну прививку из трехразовой серии прививок), 24 человека из 741 вакцинированных заразились ВИЧ, в то время как в контрольной группе, получавшей плацебо, был
21 случай заражения из 762».
«В подгруппе, прошедшей вакцинацию не менее двух раз, среди тех, чьи анализы были ВИЧ-отрицательными, по крайней мере, в течение первых 12 недель,
19 человек из 672 участников, поставивших прививку, заразились ВИЧ, в то
время как в контрольной группе, получавшей плацебо, было отмечено 11 случаев
инфицирования из 691».
В этом контексте следует отметить, что в 2004 году бывший глава Центра
контроля и профилактики заболеваний (CDC – США) Дональд Франсис (Donald
Francis) предпринял попытку, стоившую 120 миллионов долларов, получить
вакцину против ВИЧ на производственных мощностях своей компании
«VAXGEN». Полученная в результате такой работы вакцина получила название
«AIDSVAX», но она так и не смогла стимулировать выработку антител против
ВИЧ, или предотвратить хотя бы один случай заболевания СПИДом. Все эти
факты дают повод сомневаться в том, что так называемый вирус ВИЧ был выделен в соответствии с Пастеровскими стандартами, разработанными для вирусов бешенства, холеры или сибирской язвы более 130 лет назад. После того, как
103
было объявлено о новой неудаче в создании вакцины, правительство США решило спасти компанию Франсиса, подписав с ним контракт на разработку вакцины против сибирской язвы на сумму 870 миллионов долларов.
Почему в человеческом организме нет ничего специфичного
или чужеродного (экзогенного) по отношению
к молекулярной подписи ВИЧ
Симонсен Л., Баффингтон Дж., Шапиро С.Н. и др. (Simonsen L, Buffington J,
Shapiro CN, et al.) опубликовали работу под названием «Многочисленные ложные реакции в анализах с использованием панели вирусных антител, полученные после вакцинации против гриппа». [Журнал «Американский журнал по
эпидемиологии» (Am J Epidemiol) 141:1089-1096,1995].
Каким таким образом антигены к вирусу гриппа могут стимулировать ВИЧреакцию, если имеется нечто специфичное исключительно для ВИЧ или молекул вируса гриппа?
Кроме того, известно, что вакцинация от гепатита B или столбняка дает положительный анализ на ВИЧ. Но, возможно, есть другие?
Как могут молекулы вируса гриппа, молекулы гепатита B или молекулы
столбняка походить на молекулы ВИЧ? Это все равно, что сказать, что некто
был привит против желтой лихорадки, и после этого у него выработались антитела против бешенства.
В 2006 году было объявлено, что «вирусная нагрузка» может являться показателем развивающегося заболевания только лишь у 4-6 % исследуемых пациентов, имеющих ВИЧ-положительные результаты анализов. А это ставит под
вопрос всю современную политику изучения и лечения СПИДА, что особенно
важно для любого человека, у которого тесты на ВИЧ оказались положительными [Родригес Б., Сети А. К., Черуву В. К. и др. (Rodriquez B, Sethi AK,
Cheruvu VK, et al) Прогнозируемое значение уровня ВИЧ РНК в плазме при истощении популяции CD4 T-клеток у нелеченных ВИЧ-инфицированных больных. «Журнал Американской медицинской ассоциации» (JAMA 296 (12):1498506, 2006)].
Возникает вопрос, как могут около 33 миллионов человек во всем мире считаться «неинфицированными» и свободно разгуливать, нося в себе специфические молекулы ВИЧ, или молекулы, характерные для ответа их организма на
ВИЧ-инфекцию, в то время как только лишь у крохотной части добровольцев,
участвовавших в 60 экспериментах с вакцинами, произошла сероконверсия,
приведшая к появлению молекулярной подписи ВИЧ, даже несмотря на то, что
эти молекулы дважды были введены в виде вакцины непосредственно в организмы всех испытуемых? Кроме того, как могла произойти сероконверсия у
104
добровольцев, привитых плацебо? Причем в не меньшем количестве, чем у привитых вакциной? Это просто не имеет смысла.
Данный парадокс заставляет задуматься о том, что, может быть, введенные в
виде вакцины компоненты ВИЧ или иммунный ответ на эти компоненты не
имеют ничего общего с вирусом, являющимся чужеродной структурой для человеческого организма, а также с иммунносупрессией вообще. Может быть, это
просто артефакты лабораторной диагностики?
Почему никакие анализы не могут определить
наличие ВИЧ-инфекции
С самого начала тестирования на «ВИЧ» было известно, что ни один из тестов не дает возможности непосредственно обнаружить вирусные частицы
ВИЧ, и что положительные результаты на соответствующие антитела могут
быть получены по 70 различным причинам, которые не имеют никакого отношения к ВИЧ или СПИДу. Например, первые тесты ИФА (ELISA) показали, что
из обследованных 1,2 миллионов призванных на военную службу [исследование
Бурке (Burke)], было выявлено 12 000 человек, чьи анализы на ВИЧ были положительными, причем из них 10 000 оказались ложно положительными.
Тесты на «вирусную нагрузку» основываются на полимеразной цепной реакции (ПЦР), то есть на искусственном процессе многократного копирования
(амплификации) специфической генной последовательности ВИЧ. Но общеизвестно, что ПЦР анализы иногда дают ложно-положительные результаты, причем процент таких ошибок составляет от 40 до 100 %. Это звучит просто абсурдно, если вдуматься в фактический смысл этих слов.
Если у человека выявляется высокий уровень «вирусной нагрузки», то в его
крови должны находиться целые скопища вирусных частиц, а значит, в данном
случае вообще не требуется никакой ПЦР амплификации для того, чтобы обнаружить экспоненциально высокое количество вирусных генетических последовательностей. Возможно, именно поэтому изобретатель ПЦР-метода, лауреат
Нобелевской премии Кэри Муллис (Kary Mullis), еще много лет назад сказал,
что нет никаких свидетельств того, что ВИЧ является причиной СПИДА. При
высоком уровне «вирусной нагрузки ВИЧ» пациент должен прийти к врачу и
сдать кровь на анализ, после чего доктор должен отправить эту кровь в лабораторию, где будет обнаружено, что в ней находятся сотни тысяч или миллионов
вирусных частиц ВИЧ. Но в случае с ВИЧ-инфекцией этого не происходит. Вот
почему ПЦР амплификация того, что предположительно является вирусными
генетическими последовательностями ВИЧ измеряется биохимически, а не
напрямую. Приходится прибегать к химической амплификации генных последовательностей ВИЧ с помощью ПЦР, так как в крови или ткани нет никаких
105
следов вирусных частиц, точно также как их никогда и не было у пациентов, у
которых обнаружены молекулярные подписи геномных последовательностей
ВИЧ.
Исследование, проведенное в 1992 г. в России, подтвердило правдоподобность объяснения ложной положительности результатов анализов, взятых у
участников STEP-исследований, описанных выше (в ходе которых те немногие
случаи ВИЧ-инфицирования, которые наблюдались после вакцинации были
объяснены поведением самих испытуемых). Проведенное скринигобследование показало, что из 20,2 миллиона тестов на ВИЧ, сделанных в России, положительные результаты были подтверждены только в 112 случаях, а
приблизительно 20,000 оказались ложно-положительными. [Воеводин А.
(Voevodin A.). Журнал «Ланцет» Lancet. 339:1548, 1992)].
112 подтвержденных молекулярных подписей ВИЧ из 20 миллионов отрицательных результатов не дают оснований говорить о наличии крупной эпидемии
СПИДА на территории России. Указанное число может представлять собой не
что иное, как статистический артефакт, или в некоторых случаях сероконверсии
указывать на то, что положительный результат может объясняться наличием у
испытуемого некоторого аутоиммунного заболевания, например, псориаза, артрита или папилломы, а также физиологическим перенапряжением, или генетическим полиморфизмом (генетической изменчивостью человека).
В 2004 году Американский Красный Крест сообщил, что даже после повторного теста на ВИЧ с использованием различных диагностических методик у
лиц, относящихся к группам «низкого риска», (например, доноров, военных или
монахинь) будут получены примерно 12 положительных результатов анализа
ПЦР или 2 положительных результата анализа ИФА (ELISA) на 3 7000 000
миллионов образцов крови, а это, в свою очередь, означает, что 10 из 12 результатов окажутся ложно-положительными. Последующий анализ исследования,
проведенного Красным Крестом, показал, что в 6 из 12 случаев получения положительных результатов анализов ПЦР в течение нескольких месяцев происходит сероконверсия, и, таким образом, молекулярная подпись ВИЧ наблюдается лишь в 8/12 случаях из 37 миллионов отрицательных результатов. И опятьтаки указанное число может представлять собой не что иное, как статистический артефакт, или в некоторых случаях сероконверсии указывает на то, что положительный результат может объясняться наличием у испытуемого некоего
аутоиммунного заболевания, например, псориаза, артрита или папилломы, а
также физиологическим перенапряжением, или генетическим полиморфизмом
(генетической изменчивостью человека).
106
Во вкладыше к диагностическому набору для ИФА (ELISA) анализов производства «Эббот Лабораториз» (Abbott Laboratory's) говорится:
«Тест ИФА (ELISA) не может использоваться для диагностики СПИДА».
(Abbott, 1997).
Во вкладыше к диагностическому набору Эпитоп (производителя одного из
видов Вестерн блота) говорится:
«Не используйте этот набор в качестве единственного способа диагностики ВИЧ-инфекции». (Epitope, 1997).
Во вкладыше к диагностическому набору Роше Ампликор (Roche's
"Amplicor) говорится:
«Набор Ампликор для тестирования на ВИЧ-1 не может быть использован
в качестве скрининг теста на ВИЧ, а также в качестве диагностического метода, подтверждающего наличие ВИЧ-инфекции». (Rochе, 1996).
В таком случае для чего же вообще использовать эти тесты? Может быть,
для детекторов лжи?
Возможно, в связи с тем, что диагноз ВИЧ или СПИД является наиболее пугающим диагнозом, следовало бы ожидать, что до широкой общественности
должна быть доведена информация об отсутствии так называемого «золотого
стандарта» (выделенного чистого вируса ВИЧ). Или, как минимум, хотелось бы
видеть, что, если наборы для анализов предназначены для определения возможности развития заболеваний, приводящих к СПИДу, то, по крайней мере, хотя
бы один из представленных на рынке 33 наборов, сам по себе может служить
золотым стандартом для определения лиц, являющихся носителями специфических антител к вирусу ВИЧ или непосредственно к его компонентам.
Но все обстоит вовсе не так. Предположим, что утверждения, имеющиеся
на вкладышах к наборам для ВИЧ-анализов не являются опечатками, и что
они сделаны производителями по какой-то известной только им причине (потому что, если бы это было наоборот, то во вкладыше к тесту Эбботта следовало бы написать: «Тест ИФА может использоваться в качестве единственного метода диагностики СПИДа», во вкладыше к диагностическому набору
Эпитоп было бы указано: «Используйте этот набор как единственный метод
диагностики ВИЧ-инфекции», а во вкладыше к диагностическому набору Роше можно было бы прочитать: «Набор Ампликор для тестирования на ВИЧ-1
может быть использован как в качестве скрининг теста на ВИЧ, так и в качестве диагностического метода, подтверждающего наличие ВИЧинфекции»). Тем не менее, мы должны признаться, что все-таки не существует
никакого золотого стандарта для точного подтверждения наличия вируса.
107
Некоторые другие наборы для анализов снабжены следующими указаниями:
NucliSens (R) HIV-1 QT - HIV QT, 13 ноября 2001
ttp://www.fda.gov/cber/pmalabel/P0100010LB.pdf:
«Диагностический набор NucliSens (R) HIV-1 QT не может использоваться в
качестве скрининг теста на ВИЧ, или в качестве диагностического метода,
подтверждающего наличие ВИЧ-инфекции».
COBAS AmpliScreen HIV-1 Test, версия 1.5
Дата: 19/12/2003
http://www.fda.gov/cber/label/hiv1roc121903LB.pdf:
«Этот тест не предназначен для использования в качестве дополнительного
метода диагностики».
Procleix(R) HIV-1/HCV Assay -- IN0076-01, Rev. A
Дата: 4/6/2004
http://www.fda.gov/cber/label/hivhcvgen060404LB.pdf:
«Селективный анализ Procleix ВИЧ-1 может использоваться в качестве
вспомогательного средства для диагностики ВИЧ-1 инфекции».
Генетические системы (TM) rLAV EIA
http://www.fda.gov/cber/sba/hiv1gen062998S.pdf:
«Диагностический набор rLAV EIA предназначен для проведения скрининганализов донорской крови и плазмы и является вспомогательным средством
для диагностики инфекции ВИЧ-1».
Система VIRONOSTIKAT(R) HIV-1 PLUS O MICROELISA
http://www.fda.gov/cber/pmalabel/P020066LB.pdf:
«Система может использоваться в качестве вспомогательного средства
для диагностики инфекции ВИЧ-1. Она не предназначена для скрининг-анализов
крови».
Дефер и др. (Defer et al.) в своей статье, озаглавленной «Контроль качества полимеразной цепной реакции [вирусной нагрузки] при выявлении
ВИЧ ДНК» [Журнал «СПИД» (AIDS) 6: 659-663, 1992], сообщали:
«Во всех лабораториях наблюдались ложно-положительные и ложноотрицательные результаты. Соответствие серологическим данным колебалось от 40 до 100 %».
Буш и др. (Busch et al.) в своей статье, озаглавленной "Низкая восприимчивость, специфичность и воспроизводимость при выявлении ВИЧ-1
108
ДНК в сыворотке с использованием метода полимеразной цепной реакции.
[Исследование способов безопасного переливания крови. Журнал «СПИД»
(AIDS); 5 (9):872, , стр. 874-875 1992], утверждали, что: «Проведенное ПЦРДНК тестирование 151 человек, у которых результаты анализов ИФА были
отрицательными, показало, что у 18.5% (28 человек) результат ПЦР анализа
был положительным. Более того, только у 25.5% людей, которым был поставлен диагноз ВИЧ результаты анализа ПЦР были положительными».
Каковы успехи гипотезы «ВИЧ = СПИД»?
Биологические основы жизни предполагают, что не мутации, а генетическое
постоянство (то есть неизменность генетической идентичности) определяет характеристики видов, а также бактериальных или вирусных штаммов. Стабильность генетического кода, в значительной степени объясняемая надежным молекулярным составом, гарантирует неизменность и постоянство форм и функций клеток, организмов и вирусов.
Генетически белковая оболочка ВИЧ может быстро изменяться, что означает, что ВИЧ способен непрерывно перетасовывать как карты элементы своего
крошечного зловещего генома, чтобы продуцировать белки, которые, с одной
стороны, являются бесконечно новыми и нераспознаваемыми иммунной системой, а с другой стороны, как это ни парадоксально, на протяжении двух десятилетий остаются неизменными и легко выявляемыми в процессе ВИЧтестирования более чем 33 миллионов «инфицированных» человек.
Утверждают, что геном ВИЧ более сложен, чем у большинства ретровирусов, потому что он включает в себя нечто большее, чем типичный набор генов
капсидных белков, полипротеинов и белков оболочки (Gag-, Pol- и Env-белков).
Этим-то и объясняется его сверхъестественная способность мутировать каждый
раз, когда берется анализ.
Однако возникающее противопоставление того, что, с одной стороны, известно как генетическое постоянство (неизменность), подтвержденное двумя
десятилетиями ВИЧ-тестирования, а с другой стороны, как предполагаемая способность ВИЧ постоянно мутировать, изменяя свою генетическую последовательность (например, у вакцинированных добровольцев, у пациентов, получающих высокоактивную антиретровирусную терапию (ВAAКT) и у тех, кто не
использует «жизненно необходимые лекарства от СПИДА», например, невирапин), нарушает все известные нам законы, утверждающие, что структура и химические свойства генетического материала должны оставаться неизменными
на протяжении целых геологических периодов, равных сотням миллионов лет.
109
Для сравнения можно заметить, что в течение этого же времени, возникают и
исчезают такие неживые элементы природы, как, например, горные цепи и даже
континенты. Поэтому нет никаких научно-обоснованных данных, позволивших
бы утверждать, что молекулярная подпись ВИЧ остается неизменной и может
быть обнаружена с помощью одних и тех же тестов, входящих в известные 33
диагностических набора и использованных для проверки 33 миллионов людей в
течение более чем двух десятилетий, в то время как сам вирус видоизменяется у
почти каждого умершего пациента, получавшего антиретровирусное лечение.
Все это походит на плохой научно-фантастический фильм, когда нам говорят,
что вирус ВИЧ мутировал у 41,7 % из 875 000 обследованных негритянок, которые получили только лишь одну дозу невирапина; или когда нам говорят, что
генетическая структура «умного вируса ВИЧ» может измениться в течение времени, которое необходимо изготовителю вакцины для того, чтобы ее произвести и отправить автотранспортом в офис вашего доктора.
В поддержку теории молекулярной последовательности или подписи ВИЧ как
устойчивого явления, распространенного среди населения Земли, говорит то, что
не наблюдалось никаких зафиксированных различий в последовательности или
структуре предположительно специфических и подтверждаемых диагностикой
ВИЧ-молекул, типа p24, которые обнаруживаются с помощью современных методов диагностики в наши дни, и теми же самыми молекулами p24, которые обнаруживались в начале эры СПИДА.
Обратная транскриптаза, другой предположительно импортированный ВИЧ
ген, также известна своей стабильностью и неспособностью мутировать (а кроме того, она имеет долгую историю существования в геномах всех организмов,
проживающих в природных условиях) [1]. Если в 1984 году у какого-то человека анализ на белок p24 был положительным, то он будет положительным и в
наши дни.
Поэтому маловероятно, что такой непостоянный процесс как мутация является причиной столь разрекламированной способности вируса «ВИЧ» уклоняться от ответа иммунной системы после вакцинации.
Также нельзя объяснить мутацией то, каким образом ВИЧ может уклоняться
от воздействия лекарств, таких как азидотимидин, невирапин или других высокоактивных антриретровирусных препаратов, образуя при этом так называемые
«ускользнувшие» мутанты ВИЧ. Для сравнения отметим, что ветрянка, оспа и
бешенство в настоящее время имеют те же самые или очень похожие геномы и
белки, как и столетия назад, поскольку эти заболевания и в наши дни и в прошлом проявляют одни и те же клинические признаки.
Во времена Пастера, то есть 150 лет назад, у человека, укушенного бешеной
собакой, развивалось бешенство. При этом клинические признаки заболевания
были теми же самыми, что и у человека, укушенного бешеной собакой, скажем, в
110
прошлом году в Северной Каролине. И если бы во времена Пастера была возможность сделать анализ вируса бешенства, то он показал бы наличие тех же самых генов и белков, что и в наши дни.
Явные клинические признаки проказы, описанные еще в античных трактатах, абсолютно идентичны проявлениям этого заболевания в наши дни, поскольку они вызываются той же самой микобактерией. Подобное порождается
подобным, и если этого не происходит вследствие мутации, тогда что-то превращается во что-то другое, но обычно так не бывает. Это превосходный урок,
который генетика преподносит нам относительно мутаций и генетического постоянства.
Неудачи с созданием вакцины, провал кампании против грудного вскармливания и разрекламированные заявления о существовании «ускользнувших! мутантов ВИЧ не являются единственными тщательно подобранными «жареными
фактами», подтверждающими правильность какой-то одной точки зрения. Другие ошибки, которые стали очевидными только в последнее время, также ведут
к подрыву формулы «ВИЧ = СПИД» и также демонстрируют, что молекулярная
гипотеза данного заболевания выходит далеко за рамки генетики или микробной теории, и в настоящее время представляет собой не что иное, как квазирелигиозный набор простодушных верований.
Некоторые из вновь проявившихся неудач не только включают в себя неудачу с созданием ВИЧ-вакцины, но также и невозможность выделения чистого
вируса ВИЧ и объяснения фактов наличия непонятно откуда взявшихся молекулярных подписей, обнаруживаемых у здоровых людей, никогда не принимавших наркотики.
Еще одной неудачей являются попытки установить последовательность в ВИЧ
геноме или идентифицировать специфические белки, которые было бы невозможно найти в нормальном, неинфицированном организме.
Невозможность блокировать передачу ВИЧ или СПИДа от матери к ребенку,
выявленная в ходе проведенных исследований процессов передачи заболеваний
в системе «мать-дитя» (MTCT) представляет собой еще один отрицательный результат. В процессе обследований было выявлено повышенное содержание невирапина в крови 20-69% женщин и 33-87 % младенцев, получивших в периродовой период всего одну дозу невирапина, относящегося к препаратам повышенной токсичности.
Отметим также провал антиретровирусной терапии, неспособной предотвратить развитие синдрома СПИДА, при одновременном замалчивании фактов,
связанных с молекулярной подписью «ВИЧ».
Стоит также сказать о невозможности наблюдать предсказуемые изменения
в области распространения ВИЧ и СПИДа и невозможности вести точный статистический учет, который, по мнению эпидемиологов, в настоящее время основывается на лишь «наилучших предположениях» ВОЗ и результаты которого
111
просто искажаются потому, что берутся данные только по перинатальными
клиниками или вендиспансерам.
«ВИЧ = СПИД»-гипотеза также не сумела объяснить, какой смысл имеет латентный период с биохимической точки зрения.
Она не сумела объяснить, почему не существует логически выдержанных in
vitro моделей, позволяющих обнаружить ВИЧ-инфекцию.
Она не сумела объяснить, почему в природе не существует животной модели
ВИЧ/СПИДа.
Она не может объяснить, почему проститутки и другие работники сексуальной сферы не приобретают молекулярные подписи ВИЧ и не заболевают СПИДом, если при этом они не являются также хроническими наркоманами.
Она не способна объяснить, почему в ходе исследований передачи вируса от человека к человеку не были выявлены случаи передачи ВИЧ/СПИДа или сероконверсии у так называемых «дискордантных пар» или работников здравоохранения,
случайно зараженных ВИЧ-инфицированной кровью.
Она не может объяснять, почему у супругов ВИЧ-положительных пациентов, больных гемофилией, и у ВИЧ-отрицательных партнеров не происходило
сероконверсии и не развивался СПИД даже после многократных сексуальных
контактов с их ВИЧ-положительными супругами.
Она не предлагает никакого объяснения тому факту, что 14 февраля 2008 года местный Отдел здравоохранения округа Сан-Диего, штата Калифорния сделал весьма интересное официальное заявление для печати о том, что с 2003 года
в местном гомосексуальном сообществе зарегистрированное число случаев абсолютно всех заболеваний, передаваемых половым путем, включая сифилис,
гонорею и хламидиоз, возросло на 800 процентов. При этом количество случаев
заражения ВИЧ в том же самом гомосексуальном сообществе чудесным образом понизились по сравнению с 2003 годом.
Она не может объяснить, почему имеется большое количество так называемых «носителей-долгожителей» (ранее называвшихся «нон-прогрессорами»)
или «элитных контролеров», у которых никогда не развивается данное заболевание, хотя их анализы на молекулярную подпись ВИЧ могут быть положительными на протяжении двух десятилетий и более.
Почему некоторым пациентам поставлен диагноз СПИД при отрицательных
анализах на ВИЧ.
Почему уменьшение или увеличение субпопуляций T-клеток не являются
показателями и не могут предсказывать последствия проявлений вируса или
инфицирования пациентов, не принимающих наркотики.
Почему так настойчиво делается анализ на «вирусную нагрузку», хотя ни
один из врачей мира никогда не наблюдал никакого вируса в крови так называемых ВИЧ-положительных пациентов, у которых показатель «вирусной нагруз-
112
ки», измеренный с помощью ПЦР-диагностики (полимеразной цепной реакции),
был исключительно высок.
И почему ни один из более чем 33 наборов для анализов на ВИЧ не может
обнаружить вирус ВИЧ, причем в инструкциях-вкладышах, прилагаемых к этим
наборам, так прямо и говорится, что значение молекулярной подписи ВИЧ попрежнему не определено.
Значение молекулярной подписи ВИЧ
Поскольку не были выделены компоненты ретровируса, который, предположительно, вызывает супрессию иммунного ответа, поскольку они не могут стимулировать сероконверсию у значительного количества вакцинированных, и
поскольку они не могут быть причиной подавления иммунной системы у людей
и животных, можно с уверенностью заявлять, что в настоящее время значение
молекулярной подписи ВИЧ не определено.
После введения шимпанзе сыворотки пациентов, больных СПИДом или
предположительно являющихся носителями чистого вируса ВИЧ, ни одна из
обезьян не заболела, и при этом не наблюдалось никакой виремии в органах, которые вирус должен был атаковать в первую очередь, а также в крови, где
должны были находиться миллионы вирусов (но не было обнаружено ничего).
Существует так много различных типов примеров того, почему формула
«ВИЧ=СПИД» не в состоянии объяснить что-либо, связанное с передачей вируса, супрессией иммунного ответа или самим заболеванием, или почему все эксперименты с ВИЧ вакцинами потерпели неудачу, что это не возможно считать
только лишь «жареными фактами», подобранными исключительно с целью критики «ВИЧ=СПИД» парадигмы.
После того как была развернута кампания против грудного вскармливания и
всех африканских женщин призвали не кормить грудью, чтобы не передавать
вирус СПИДа через грудное молоко, выяснилось (причем только в этом году),
что у женщин, которые оказались от кормления грудью, дети умирали в двадцать раз чаще, чем младенцы тех матерей, которые продолжали грудное
вскармливание. Причиной этого можно считать отсутствие у младенцев надлежащего иммунитета, обычно развивающегося в процессе грудного вскармливания, и недостаток искусственного питания, которое невозможно предоставить в
полном объеме в этих чрезвычайно бедствующих странах, где обычно и проводятся первые опыты на людях, прежде чем эти эксперименты будут апробированы в странах, жители которых имеют важное значение для мирового сообщества.
Если даже в тех регионах мира, которые всегда считались самыми неблагополучными по ВИЧ, повысилась младенческая смертность после «мудрого»
призыва различных учреждений, связанных со СПИДом, не применять грудное
113
вскармливание, то как же могла рассматриваться сама возможность введения
некоторых компонентов ВИЧ непосредственно в вену человека, предлагаемая
изготовителями вакцин? Или, в случае неудавшихся опытов Мерка (Merck),
упомянутых выше, как можно было индуцировать молекулярную подпись ВИЧ
у любого существенного количества вакцинированных добровольцев? Если бы
компоненты ВИЧ были выделены и могли вызывать у людей иммунитет, то, по
крайней мере, у большей части или у всех привитых добровольцев должна была
произойти сероконверсия.
Все эти данные, которые не поддерживают гипотезу «ВИЧ=СПИД», следовало бы сравнить с 15 другими гипотезами, заявляющими, что они способны
объяснить потенциальную причину СПИДа. Например, в 1989-1990 был опубликован ряд статей, автором которых был Ши-Чинг-Ло (Shyh-Ching Lo), специалист Института патологии вооруженных сил. В этих статьях были представлены свидетельства, подтверждающие, что в тимусе, печени, селезенке, лимфатических узлах и мозге 22 из 34 человек, умерших от СПИДА, был найден микроб
под названием Mycoplasma incognitos. У трупов, отобранных для вскрытия,
имелись все признаки поражений различных органов. В ходе другого исследования микоплазма была найдена в семи из десяти случаев заболевания СПИДом.
Недавно была издана невероятная книга, написанная на французском языке,
Люком Монтанье (Luc Montagnier), одним из первооткрывателей ВИЧ. Книга
называется «Битва за жизнь» ("Les Combats de la vie") и выпущена издательством JC Lattиs,editor, 2008, Париж. В настоящее время ее уже можно найти на
берегах Амазонки.
Автор признается, что ВИЧ не является единственной причиной СПИДА, и
что также следует принять во внимание возможность влияния микоплазмы. Еще
раз заметим, что Люк Монтанье (Luc Montagnier) был одним из первооткрывателей ВИЧ.
Молекулярная подпись ВИЧ является реальным феноменом
и в ее основе лежит геном человека, а не игрушки, питание
или непозволительные сексуальные забавы африканских племен
Существует много теорий относительно происхождения молекулярных подписей ВИЧ. Большая часть из них основана на расистских теориях о том, что
вирус передался от мартышек или человекообразных обезьян местному населению Африки. Рассуждения о том, как могла произойти такая передача также
окутаны расистскими домыслами. Возможно у бедных африканцев и не было
достаточно еды (именно поэтому вместо продовольствия и чистой воды им теперь выдают ядовитые лекарства, предназначенные для химиотерапии), тем не
менее нет никаких оснований полагать, что ВИЧ-заражение произошло, когда
умирающие от голода африканцы «употребляли в пищу мертвых обезьян, на ко114
торых охотились ради мяса», или когда африканцы давали своим детям кости
ВИЧ-инфицированных обезьян в качестве игрушек, так как не могли себе позволить купить им настоящие игрушки. Еще более вопиющим проявлением расизма была теория, выдвинутая Розалиндой Харрисон-Чиримуута и Ричардом
Чиримуута (Rosalind Harrison-Chirimuuta и Richard Chirimuuta) и объясняющая
факт заражения недопустимыми африканскими сексуальными играми.
(см. http: // www.virusmyth.net/aids/data/rcafrica. htm):
«Первоначально исследователи предположили, что СПИД является
"древним заболеванием, всегда существовавшим в Африке", и что он достиг
Запада с развитием межконтинентального туризма, наблюдаемого в последние годы. Не правда ли довольно странное предположение, учитывая «межконтинентальные путешествия» около 100 миллионов африканцев в предыдущих столетиях (32)? По мере того, как эта гипотеза становилась все более и
более несостоятельной, внимание было переключено на возможность заражения от обезьян. Такие идеи легко согласуются с расистскими представлениями
о том, что жители Африки в эволюционном отношении находятся ближе к человекообразным приматам. Доктор Роберт Галло (Robert Gallo) и его сотрудники были среди пионеров этого направления в исследованиях, как HTLV-I, так
и HTLV-III (позже переименованных в ВИЧ) (5,33,34). Двое из коллег Галло
(Gallo), а именно Канки и Эссекс (Kanki и Essex), сообщали о выделении вирусоподобной частицы (HTLV-III) у макак, страдающих заболеванием, подобным
СПИДу. Они назвали это заболевание обезьяним вирусом иммунодефицита у
макак, тип III (STLV-III). (35) Для тех, кто оспаривал идею африканского происхождения вируса СПИДа, подчеркивалось, что у азиатских обезьян, подобных макакам, симптомов данного заболевания не проявлялось. Не прошло и шести месяцев, как те же самые исследователи сообщили об обнаружении вируса
у диких африканских зеленых мартышек, пойманных в Кении и Эфиопии (36).
Это исследование, подобно большинству других исследований, касающихся
распространения СПИДа в Африке, было мотивировано исключительным желанием доказать африканское происхождение заболевания, поэтому оно с энтузиазмом приветствовалось Западным научным сообществом. Дискуссии
быстро перетекли к вопросу о том, каким образом вирус пересек межвидовой
барьер, и два "специалиста по СПИДУ " из Госпиталя Св. Марии в Лондоне
даже предложили следующее объяснение:
«На обезьян часто охотятся вследствие нехватки продовольствия в Африке.
Может быть, во время охоты или приготовления пищи произошел какой-то
несчастный случай, в результате которого произошел контакт людей с инфицированной кровью животного. После поимки обезьян также часто содержат
живыми прямо в хижинах в течение некоторого времени прежде, чем эти обезьяны будут съедены. Кости мертвые обезьян иногда используются африканскими детьми как игрушки».
115
Но неужели же мы, действительно, должны серьезно верить в то, что африканские родители так отчаянно нуждаются в игрушках для своих детей,
что дают им разлагающиеся тела мертвых животных? Еще более фантастические идеи были предложены в журнале «Ланцет» (The Lancet):
Выделение у обезьян ретровирусов, находящихся в близком родстве с вирусом ВИЧ дает все основания предполагать, что корни ВИЧ следует искать
среди обезьян... Было выдвинуто несколько маловероятных гипотез... В своей
книге о сексуальной жизни людей в районе Великих Африканских озер Кашамура
(Kashamura) пишет:
«Для стимуляции сексуальной активности мужчины или женщины производится прививка кровью самцов обезьян [мужчинам] или самок обезьян [женщинам] непосредственно в лобковую область, а также бедра и спину». Такая
магическая процедура, вероятно, и является эффективным способом передачи
вируса и, скорее всего, должна отвечать за заражение СПИДом человека как
биологического вида».
Однако, более вероятное объяснение природы «молекулярной подписи»
ВИЧ основывается не на расовых предрассудках, а на последних данных, полученных в ходе геномных исследований, которые позволяют предположить, что
так называемая «матрица подписей белковых молекул ВИЧ» может быть связана с эндогенными последовательностями ДНК (то есть иметь клеточную, а не
вирусную природу). Известно, что такие клеточные белки при определенных
условиях могут быть выделены в культурах нормальных неинфицированных
дрожжей, а также у неинфицированных насекомых, собак, макак-резусов, шимпанзе и человека. Считается, что ВИЧ имеет 9150 пар оснований, но эта матрица не может быть выделена в чистом виде без загрязнения клеточными нуклеиновыми кислотами. Молекулярная подпись ВИЧ может представлять собой последовательность нуклеиновых кислот эндогенного ретровируса человека
(HERV), или так называемый ретроид того или иного вида. Ретроид – это особый вид мобильных генов, ассоциируемых с нормальными биологическими
функциями с участием плаценты, а также с различными заболеваниями, например, такими как рассеянный склероз. То, что эти эндогенные генетические элементы существуют и важны для организма человека, было неоднократно выявлено в ходе научных исследований, в частности, при изучении эндогенных ретровирусов человека, таких как вирусы, получившие символическое название
«Феникс». Эти вирусы могут появляться в результате инфицирования клеток
некоторыми последовательностями ДНК, после чего результат воспроизводится
клетками и откладывается в них в виде вирусоподобных частиц.
Любой современный анализ базы данных человеческого генома выявит наличие более 120 000 полномерных «ретроидов», содержащих матрицы обратной
транскриптазы [1]. И хотя сторонники формулы «ВИЧ=СПИД» постоянно говорят о том, что последовательность обратной транскриптазы вируса ВИЧ мутиру116
ет, когда пациенты умирают на фоне приема «жизненно важных противоретровирусных лекарственных препаратов», которые как раз и нацелены на этот
энзим, геномные исследования показывают, что последовательность обратной
транскриптазы является одной из наиболее устойчивых матриц, составляющих
эти «ретроиды», и именно стабильность, а не мутабильность или неустойчивость
последовательности обратной транскриптазы, как таковой, приводит к тому, что
мы можем выделить и классифицировать эти 128 000 ретроидов.
Очень важным среди вновь полученных данных о ретроидах и эндогенных
ретровирусах человека (HERV) также является то, что несколько лет назад все,
кто работает в сфере исследований СПИДА, считали обратную транскриптазу
особым видом ретровирусов. Именно этот энзим был измерен первым, и именно
его до сих пор используют в некоторых лабораториях для определения наличия
ВИЧ-инфекции.
Однако мы все частично состоим из «ретровирусных» компонентов, то есть
они являются частью нас. То, что называется ВИЧ и что успешно заклеймено
как наиболее опасный инфекционный вирус из всех известных человечеству,
находится (и может быть выявлен) во многих из нас. А то, что мы ошибочно
принимаем за вирус, есть не что иное, как сама технология обнаружения «этого
явления», минус трезвый анализ того, что фактически обнаруживают эти тесты
или того, что молекулярная подпись ВИЧ означает для человека. Вероятной
причиной ВИЧ могут быть ретроиды и/или последовательности эндогенных ретровирусов человека (HERV), появление которых вызывается постоянным перенапряжением, или которые могут проявиться у здоровых людей в результате
относительно редкого генетического полиморфизма.
Однако, несмотря на противоречащие официальной гипотезе данные, собранные на протяжении десятилетий, все еще довольно много ученых с упорством и высокомерием защищают идею о том, что мы уже абсолютно все знаем
о геноме человека. Они утверждают, что все обстоятельства, в которых геном
может экспрессировать новые и в то же время стереотипные генные последовательности, уже давным давно изучены.
Действительно, у отдельно взятых людей может быть взаимосвязь между
молекулярной подписью ВИЧ и поражением иммунной системы, но вопрос, который стоит сотни миллиардов долларов и который наука так и не решилась задать, заключается только в одном: что в данном случае является первичным, а
что вторичным? Что является причиной, а что следствием, и каково значение
молекулярной подписи ВИЧ у здорового человека, чьи анализы оказываются
ВИЧ-положительными?
Другие так называемые ВИЧ-специфические последовательности, которые,
например, приводят к образованию GAG-, PR-, RT- и ENV-молекул, также
можно найти в базе данных нормального генома человека. При исследовании
банка генов можно обнаружить 16 образцов транскриптов spuma-вирусов, 6 об117
разцов snakehead-вирусов, 16 образцов FIV (вирус кошачьего иммунодефицита),
60 образов одного или нескольких генов HBV (вируса гепатита B), и, по крайней мере, 11 образцов ВИЧ- последовательностей, которые, как считает МакКлюр (McClure) и другие исследователи базы данных генома современного человека, могут быть найдены в любом участке нормального генома человека [1].
Несколько смущает тот факт, что некоторые из этих последовательностей
эндогенных клеточных ДНК или РНК экспрессируются крайне редко или только в ответ на физиологическое перенапряжение. Однако они не являются инфекционными и, по мнению некоторых ученых, могут составлять до 17 % нормального генома.
Молекулярная подпись ВИЧ чаще всего вовсе не относится к какому-либо
специфическому вирусу. Молекулярная подпись, которую можно было бы трактовать как вирус, скорее всего фактически является ответом на предыдущее
скрытое реальное инфицирование вирусом, который в какой-то момент физиологического перенапряжения способен вызывать новый и более сложный ответ
иммунной системы, что, в свою очередь может быть истолковано как проявление молекулярной подписи «ВИЧ». Таким образом, иммунная система человека, многократно инфицированного различными скрытыми реальными вирусами,
может бесконечно производить новые гены иммунного ответа, которые специалисты по СПИДУ будут считать постоянно мутирующими вирусами ВИЧ. Теоретически, иммунная цепная реакция, вызванная многократным инфицированием реальным вирусами, бактериями или грибками может быть очень разрушительной для стабильности и эффективности функционирования иммунной системы, и, вакцина, созданная против любого конкретного вируса или другого
патогенного микроорганизма будет неэффективна и не сможет помешать развитию СПИДА. Если эта гипотеза верна, то в лабораторных условиях следует создать так называемую «животную модель» СПИДа, проведя эксперименты над
животными, которые будут заражаться очень большим количеством разнообразных вирусов с низкой изменяемостью антигенных свойств, как это было
предложено одним из лауреатов Нобелевской премии, изобретателем метода
ПЦР-диагностики Кэри Муллисом (Kary Mullis), в статье, написанной им еще в
1995 для журнала «Генетика» (Genetica).
Очень важно то, что до сих пор неизвестна природа и характер изменчивости потенциально стереотипных сигналов, в особенности идущих от клеток
иммунной системы или клеток геномов рака при перенапряжениях различного
вида или даже в нормальном состоянии. Несмотря на то, что представители
различных учреждений, занимающихся вопросами СПИДа, постоянно заявляют о том, что все последовательности в геноме человека уже установлены и
изучены и что не было найдено никаких признаков молекулярной подписи
ВИЧ в нормальном геноме человека (а также на стадионах, трибуны которых
заполнены исключительно ВИЧ-отрицательными людьми), в самой природе
118
некоторых иммунных клеток заложена уникальная способность перестраивать
свои геномы, чтобы производить антитела к новым реагентам. Поэтому, нет
никакой возможности полностью изучить все вероятные, пусть даже и стереотипные варианты перестановки геномов иммунных клеток, так как еще не все
антигены (чужеродные молекулы, привносимые из внешнего мира), способные
вызвать образование новых антител, атаковали человечество, а также у отдельных лиц еще не проявились все последовательности, которые могут индуцироваться только в определенных условиях, вызванных стрессом или перенапряжением. Проект изучения генома человека не дает возможности изучить геномы всех людей или хотя бы отдельных представителей человечества. Мы понятия не имеем о том, что делает большинство из этих так называемых генов, или
как они функционируют.
Тем не менее, в последнее время американское правительство, действующее
по указанию администрации Буша, предпринимает все более активные попытки
нажима на законодательные органы с целью принятия закона, требующего принудительного тестирования на ВИЧ всех американцев в возрасте от 3 до 80 лет.
Это предложение - самая большая ошибка, которую США могут совершить. Это
наиболее дорогостоящая ошибка и наиболее губительная для большого количества людей. При проверке людей, относящихся к «группе низкого риска» (в соответствии с классификацией, принятой организациями, занимающимися вопросами СПИДА) будет получено огромное количество ложно-положительных
результатов, что фактически разрушит жизни десятков тысяч или, возможно,
сотен тысяч людей.
Более того, многочисленные исследования показывают, что будут получены
положительные результаты у многих людей, которые в действительности вовсе
ничем не больны. Таким людям не будет выдаваться полис медицинского страхования, их могут уволить с их рабочих мест и т.д. Клеймо СПИДа может даже привести к самоубийству, как это случилось со стоматологом Дэвидом Асером (David
Acer), который после смерти был реабилитирован Центром контроля и профилактики заболеваний (CDC – США), потому что, после того, как он совершил самоубийство, CDC не смог найти никаких свидетельств, подтверждающих, что все 5
ВИЧ-положительных пациентов этого стоматолога заразились ВИЧ именно от него. Есть и другие свидетельства того, что многие люди, которым поставили диагноз ВИЧ-инфекция, также как и доктор Асер, пытались свести счеты с жизнью
после получения положительного результата анализа на ВИЧ.
После того, как в 1993 году понятие СПИД было расширено и стало распространяться на ВИЧ-положительных пациентов, у которых нет никаких клинических признаков заболевания, большинство из всех вновь диагностированных случаев СПИДа в Америке относилось к абсолютно здоровым людям, и не было ни
одного случая, когда бы ставился диагноз «оппортунистическая инфекция», или
«саркома Капоши», которые обычно предваряют выявление СПИДа. Из сообще119
ний Эпидемиологических органов, получаемых из всех районов США, видно, что
за прошедшие 14 лет, отсутствие заболевания – ведущая причина для постановки
диагноза СПИД в Америке. Начиная с 1981 года, в зависимости от региона, от 45
% до 75 % диагнозов «СПИД» были выставлены клинически здоровым ВИЧположительным пациентам. Всего лишь на другой стороне границы в Канаде, где
понятие СПИД все еще означает наличие фактического заболевания, случаи
СПИДа на душу населения регистрируются в 18 раз реже, чем в США.
В заключение хочется отметить, что все глобальные стратегии, связанные с
охраной здоровья населения и сдерживанием распространения СПИДа, а также любые иные действия органов здравоохранения, должны основываться на
объективных научных данных, а не на расистских домыслах, особенно в части
сексуального поведения. Многие из основных положений теории, считающей
ВИЧ причиной СПИДа, являются настолько неправильными и противоречащими фактам и здравому смыслу, что становится совершенно очевидно, что от
гипотезы «ВИЧ=СПИД» следует немедленно оказаться и постараться определить, где мы пошли не тем путем, чтобы в дальнейшем можно было учиться на
своих ошибках.
И еще один последний пример:
Совсем недавно в Ливии шестеро медицинских работников были осуждены
и приговорены к смертной казни на основании ошибочного убеждения, что они
преднамеренно инфицировали вирусом ВИЧ 426 детей. Однако впоследствии
все они были освобождены, потому что Монтанье (Montagnier) заверил суд, что
эти 426 детей, которые предположительно являются инфицированными, были
заражены «местными медицинскими работниками из районов, расположенных к
югу от Сахары» (читай – самими африканцами), работающими в самой ливийской больнице и вокруг нее. В связи с этим, может быть, следует рассмотреть
роль власть предержащих, роль наших собственных правительств и тех, кто выдает искаженные и пропагандистские официальные сообщение для печати, или
тех, кто направляет работу судей и подтасовывает данные? Не пора ли призвать
всех их к юридической ответственности за их преступные деяния?
ССЫЛКИ
1. Мари Деваннье, Фрэнсис Харпер, Арелиент Ричод, Клер Летцелтер, Дэвид Рибет, Джерард Пьеррон и Тьерри Хайдман (Marie Dewannieux, Francis Harper, Aurelien Richaud, Claire
Letzelter, David Ribet, Gerard Pierron, and Thierry Heidmann). Идентификация инфекционного
прародителя многократных HERV-K копий человеческих эндогенных ретроэлементов. Журнал «Исследования генома» (Genome Res.) 31 октября 2006.
2. Баннерт Н., Курт Р. (Bannert N, Kurth R.). Сборник статей Национальной академии наук
США (Proc Natl Acad Sci U S A). 5 октября 2004;101. Ретроэлементы и геном человека: новые
перспективы и старые отношения. Приложение 2 : 14572-9. Опубликовано 13 августа 2004.
120
3. МакКлюр М. А., Ричардсон Х. С., Клинтон Р. А., Хепп К. М., Кроутер Б. А., Доналдсон
Е.Ф. (McClure M. A, Richardson H. S., Clinton R. A., Hepp C. M., Crowther B. A., Donaldson E
.F.). Автоматизированная характеристика потенциально активных ретроидных агентов в геноме человека. Журная «Геномика» (Genomics). апрель; 85(4):512-23, 2005.
121
Энтони Бринк (Anthony Brink),
адвокат Верховного суда Южной Африки,
председатель национальной Информационной группы
по лечению СПИДа,
автор книг и публикаций
о токсичности антиретровирусных препаратов
Южноафриканские войны
за лекарства от СПИДа:
уроки для России
В 1996 году, через два года после провозглашения национальной независимости Южно-Африканской Республики, фармацевтическая корпорация
GlaxoWellcome (сейчас GlaxoSmithKline) начала агрессивную маркетинговую
кампанию с целью принуждения впервые избранного демократического правительства тратить миллиарды рэндов на закупку своего препарата АЗТ для ВИЧинфицированных беременных женщин. Корпорация утверждала, что этот препарат будет препятствовать передаче ВИЧ-инфекции от женщин к детям и что
без этого лекарства они заболеют и умрут. Никто даже не подумал оспаривать
эту лживую торговую пропаганду. Журналисты начали превозносить препарат в
прессе. Правительство отказалось его закупать – но только из финансовых соображений, ссылаясь на непозволительную дороговизну.
В том же году я узнал, что вся концепция «эмбрион/яд СПИД» была ложной
с точки зрения медицины и науки и что антиретровирусные препараты, которые
врачи назначают людям с ВИЧ, смертельно ядовиты и абсолютно бесполезны.
Учитывая, какое давление оказывалось на наше правительство в вопросе закупки АЗТ, я чувствовал себя обязанным раскрыть сущность данного препарата:
это клеточный яд, впервые созданный в 1961 году для экспериментальной онкологической химиотерапии, чтобы убивать лейкозные клетки крови. Первым
успехом было то, что мне удалось заинтересовать этой проблемой Мартина
Уэлза (Martin Welz), ведущего журналиста в нашей стране, занимающегося расследованиями; в октябре 1998 года он попросил меня написать статью об АЗТ.
Примерно в это же время недоучка по имени Заки Ахмат, занимавшийся в
прошлом мужской проституцией, решил попробовать себя на новом поприще –
в качестве торговца лекарствами. В декабре 1998 года стартовала его «Кампания за реальное лечение» (Treatment Action Campaign – TAC), которая была
призвана помочь корпорации Glaxo заставить правительство ЮАР покупать их
препарат. Для того, чтобы заручиться поддержкой руководителей профсоюзов,
духовенства, журналистов и политической оппозиции, по сути, всех и каждого,
Ахмату достаточно было сыграть на прочно укоренившемся стереотипе о ра122
сизме правительства ЮАР, сказав, что освободительное движение, получив
власть, перестало думать о людях, и заявить, что его, Ахмата, дело – спасение
человеческих жизней.
В марте 1999 года моя статья об АЗТ была опубликована в общенациональной газете «Гражданин» (The Citizen). В ответ последовала статья ведущего
эксперта по лечению СПИДа в нашей стране, на которую я написал подробный
отклик. Затем я направил обращение в правительство под названием «Споры об
АЗТ», после прочтения которого президент Табо Мбеки 28 октября того же года
распорядился провести расследование по поводу безопасности данного препарата, заявив в Национальном Совете Провинций, что «…существует большой
объем научной литературы, где говорится о том, что... токсичность этого препарата такова, что он на самом деле опасен для здоровья. Эти вопросы вызывают
большую озабоченность правительства, так как с нашей стороны было бы безответственно не замечать грозных предостережений, которые делают эти ученые».
То, что произошло дальше, должно стать уроком для вашей страны.
Представители Glaxo заявили, что президента Мбеки «ввели в сильное заблуждение». Медицинская элита, политическая оппозиция и журналисты в один
голос осудили президента. Марионетки фармацевтической индустрии в Совете
по контролю над лекарствами (the Medicines Control Council) отказывались замечать медицинскую и научную литературу, на которую ссылался президент
Мбеки, и объявили АЗТ безопасным препаратом, безответственно заявив, что
поводов для беспокойства нет. Президент Мбеки отреагировал на их некомпетентность в начале 2000 года, собрав международную экспертную группу из ортодоксальных и инакомыслящих ученых и врачей для обсуждения данного препарата, а также ВИЧ-теории СПИДа - базовой коммерческой модели, на которой основаны его продажи. И вновь его резко осудили со всех сторон. И вновь
ортодоксальные эксперты обманули его надежды, отказавшись сотрудничать в
этом вопросе. В результате президентская инициатива открытых дебатов по
СПИДу умерла, не дав решения, на которое он рассчитывал. В недавно опубликованной биографии президента Мбеки есть слова большого сожаления по этому поводу.
Вскоре после этого все взгляды оказались прикованы к другому препарату,
который рекламировали как спасительное средство для матерей и детей – невирапину (Nevirapine), который компания-производитель Boehringer Ingelheim
предлагала развивающимся странам бесплатно в течение пяти лет в качестве
маркетинговой уловки. В ответ правительство открыло 18 экспериментальных
центров по всей стране, где роженицам и их новорожденным детям давали невирапин под пристальным наблюдением, чтобы убедиться в его безопасности и
эффективности.
123
К этому моменту TAC привлекла миллионы в иностранной валюте на свою
пропагандистскую кампанию в поддержку препарата и против правительства.
Будучи недовольными осторожностью правительства, представители TAC обратились в Верховный Суд за постановлением, обязывающим правительство отказаться от экспериментальной программы и незамедлительно сделать невирапин
повсеместно доступным в государственных больницах и назначать всем беременным женщинам с ВИЧ и их новорожденным детям. С заявлением о том, что
на кону стоят жизни, TAC выиграла дело в 2001 году, и в следующем году это
решение утвердил Конституционный Суд, рассмотрев апелляцию. Я описал всю
эту сагу в своей книге «Неприятности с невирапином» (The trouble with
nevirapine), включив неопубликованные сведения о серьезных патологиях и
смертях детей во время клинических испытаний в Уганде, которые проводили
распространители невирапина в доказательство его пользы.
Затем TAC начала оказывать давление на правительство, чтобы оно сделало
антиретровирусные препараты общедоступными в системе общественного
здравоохранения для всех людей с диагнозом ВИЧ и тех, у кого количество клеток CD4 ниже нормы. Президент Мбеки и министр здравоохранения д-р Тшабалала-Мсиманг (Tshabalala-Msimang) громко возразили против этих препаратов
на том основании, что они крайне токсичны и вредны. Все это кратко изложено
в подготовленной мною брошюре «Почему президент Мбеки и д-р ТшабалалаМсиманг предостерегают против использования антиретровирусных препаратов, подобных АЗТ?» (Why do President Mbeki and Dr Tshabalala-Msimang warn
against the use of ARV drugs like AZT?) Но их сопротивление было сломлено
объединенным фронтом могущественных иностранных и местных заинтересованных фармацевтических групп, и в конце 2003 года правительство заявило,
что будет предоставлять антиретровирусные препараты ВИЧ-положительным
людям.
Это наглядно показывает, насколько беспомощно руководство демократического государства развивающегося мира в противостоянии транснациональным
фармацевтическим корпорациям: оно даже не вольно проводить собственную
политику здравоохранения.
Одним из политических трюков Ахмата и TAC в 2003 году стало предъявление полицией министру здравоохранения д-ру Тшабалала-Мсиманг обвинения в
убийствах. Ей вменяли уголовную ответственность за тысячи жизней, потерянных вследствие ее несогласия с использованием антиретровирусных препаратов. В январе 2007 года я переиграл Ахмата на политической арене, обвинив его
в геноциде перед Международным Уголовным Суде в Гааге. Я знал, что мои
обвинения против Ахмата не возымеют действия, поскольку антиретровирусные препараты поддерживает Всемирная Организация Здравоохранения, подконтрольная фармацевтической индустрии. Поэтому я выстроил свое уголовное
обвинение в форме изощренной многослойной пародии, высмеивая даже сам
124
Международный уголовный суд – и одновременно высмеивая Ахмата, окатывая
его волнами презрения, выставляя напоказ его глупость, невежество и лицемерие (в 2004 году антиретровирусные препараты нанесли тяжкий вред его собственному здоровью, но, тем не менее, он упорно их продвигает). Моя политическая забастовка против Ахмата в Международном уголовном суде вызвала
широкий общественный резонанс в Южной Африке, четыре дня подряд в лучшее эфирное время я давал интервью нескольким национальным радиостанциям. В моем обвинении Ахмата есть полезный обзор медицинской и научной литературы, свидетельствующей о вреде антиретровирусных препаратов.
Литературы о смертельной токсичности АЗТ и подобных ему препаратов
огромное количество, и обзор многих ведущих докладов представлен в моей
книге «Споры об АЗТ: Мбеки и проблема лекарств от СПИДа» (Debating AZT:
Mbeki and the AIDS drug controversy), изданной в январе 2001 года.
Также я сделал всесторонний обзор научной литературы о токсичности препарата для плода и новорожденного – «Отравление наших детей: АЗТ во время
беременности» (Poisoning our Children: AZT in pregnancy). Выдержки из некоторых из этих источников есть в моей брошюре «Почему Заки Ахмат, Натан Геффен и Марк Хейвуд хотят, чтобы беременные африканские женщины и их дети
получали АЗТ? Что АЗТ делает с еще не рожденными и новорожденными детьми?» (Why do Zackie Achmat, Nathan Geffen and Mark Heywood want pregnant African women and their babies to be given AZT? What AZT does to unborn and newly
born children). Если коротко, у детей, подвергнутых воздействию АЗТ в утробе
матери и после рождения, гораздо выше уровень смертности, частота серьезных
заболеваний, иммунологических нарушений, повреждений головного мозга,
прочих неврологических нарушений и других проблем по сравнению с детьми,
не подвергавшимися воздействию препарата. Чего и следует ожидать при введении детям, организм которых особенно уязвим, клеточного яда, специально
предназначенного убивать человеческие клетки.
Не обращая внимания на десятки научно-исследовательских докладов о вреде АЗТ для младенцев, TAC, угрожая новым судебным процессом, снова начала
оказывать давление на правительство с тем, чтобы поставлять АЗТ и невирапин
в родильные дома.
В конце прошлого года я предпринял попытку организовать информационную кампанию, чтобы привлечь внимание общественности к ужасу того, чего
настоятельно требует TAC, и разослал во все национальные газеты заявление
для прессы: «Октябрь 1957 года: талидомид во время беременности; октябрь
2007 года: АЗТ во время беременности; еще одна предсказанная трагедия тысяч
детей, убитых или покалеченных» Однако СМИ, будучи полностью на стороне
TAC, проигнорировали его.
25 января этого года Национальный Совет Здравоохранения (National Health
Council) капитулировал перед угрозами TAC и рекомендовал Министерству
125
Здравоохранения обеспечить АЗТ всех беременных африканских женщин и их
детей. Ничего более кошмарного для президента Мбеки и д-ра ТшабалалаМсиманг быть не могло.
В своем выступлении я говорил только о вредных лекарствах, оставив моим
коллегам рассмотрение других важных вопросов: главным образом, бесполезные тесты на антитела и, самое главное, упущенную проблему вируса. Вам будет интересно узнать, что президент Мбеки живо интересуется всеми этими вопросами: он обсуждает их в своей подробной научно-идеологической критической статье о парадигме ВИЧ-СПИД под названием «Кастро Хлонгван, караваны, кошки, гуси, пища & рот и статистика: ВИЧ/СПИД и борьба за гуманизацию африканцев» (Castro Hlongwane, Caravans, Cats, Geese, Foot & Mouth and
Statistics: HIV/AIDS and the Struggle for the Humanisation of the African). Он отмечает, что ВИЧ, предполагаемый вирус в центре всего спектакля, никогда не
выделялся в соответствии со стандартами классической вирусологии:
«Это может показаться странным, учитывая, что наши друзья каждый день
твердят нам о Вирусе [президент Мбеки саркастически написал слово полужирным шрифтом и с заглавной буквы], что никто его никогда не видел, в том
числе наши друзья. Никто не знает, как он выглядит. Никто не знает, как он себя ведет. Все действуют на основании ряда гипотез о Вирусе, которые принимают за факты, подлинность которых будто бы установлена "клиническими
данными".
Те, кто уверовал, что миллионы среди нас инфицированы смертельным Вирусом ИЧ, не поверят утверждению, что работа по выделению нашего уникального Вируса ИЧ не сделана. Всемогущий аппарат будет громко кричать о том,
что говорить об этой истине является сутью проявления преступного несогласия, которое следует порицать и подавлять всеми средствами и любой ценой.
Вместо бесконечного самоподавления пришло время потребовать проведения необходимой научной работы по выделению и анализу Вируса, который,
как говорят, является столь смертельным».
Поскольку некоторые из вас удивятся странным новостям, которые вы слышите на этой конференции, несоответствующим тому, что, как вам казалось, вы
знаете, полезно помнить о том, что президент ЮАР, которого все признают человеком необычайно эрудированным, полностью отрицает ВИЧ-теорию СПИДа
и применение антиретровирусных препаратов по той самой причине, что для
него нет никакого «вируса».
В заключение: я приехал к вам в Россию, чтобы рассказать об ужасном поражении информированного, просвещенного демократического руководства
ЮАР, которое нанесли невежественные, но напористые лоббисты фармацевтической индустрии, в надежде, что, узнав о произошедшем в моей стране, вы,
возможно, сумеете избежать подобной катастрофы у себя.
126
Это урок того, как очень богатые, спонсируемые из-за рубежа неправительственные организации, которые преследуют чуждые геополитические и коммерческие интересы, могут обрести громадную политическую власть, привлечь
на свою сторону и создать широкую коалицию институтов «гражданского общества», успешно извратить правду бесконечным повторением лжи, подорвать
демократическую волю, представляемую демократически избранным правительством, и перехватить проведение политического курса в стране с самыми
ужасающими практическими последствиями – и все под прикрытием служения
на благо общества.
Примечание:
Этот доклад и документы, приведенные ниже, можно найти на русскоязычной странице сайта моей информационной группы Treatment Information Group
(TIG): www.tig.org.za
1. Почему президент Мбеки и д-р Тшабалала-Мсиманг предостерегают против использования антиретровирусных препаратов наподобие АЗТ? (Why do
President Mbeki and Dr Tshabalala-Msimang warn against the use of ARV drugs like
AZT?)
2. Обвинение Заки Ахмата в совершении преступления в Международном
Уголовном Суде в Гааге (Criminal Complaint against Zackie Achmat in the International Criminal Court at The Hague).
3. Почему Заки Ахмат, Натан Геффен и Марк Хейвуд хотят, чтобы беременные африканские женщины и их дети получали АЗТ? Что АЗТ делает с еще не
родившимися и новорожденными детьми? (Why do Zackie Achmat, Nathan Geffen and Mark Heywood want pregnant African women and their babies to be given
AZT? What AZT does to unborn and newly born children)
4. АЗТ во время беременности: заявление TIG для прессы
Я искренне благодарю д-ра Ирину Сазонову за перевод первых трех документов.
127
Невилл Ходжкинсон (Neville Hodgkinson),
писатель и журналист
Антиретровирусные лекарства
не могут увеличить продолжительность жизни пациентов
с ВИЧ
Широко распространенное убеждение в том, что самые современные лекарства для борьбы со СПИДом уменьшают уровень смертности, было опровергнуто огромным исследованием, охватившим 10 лет лечения более чем 22 тыс. пациентов в Европе и Северной Америке.
В ходе исследования, сообщается в издании «Lancet», сравнивали группы
ВИЧ-положительных пациентов, к которым в течение одного года применялась
высокоактивная антиретровирусная терапия (HААRТ – ВААРТ) в разное время
между 1995 и 2003 годами. Одним из открытий стало то, что, несмотря на эффективность ВААРТ в понижении уровня вируса, общее количество смертей не
уменьшилось. На самом деле, риск развития СПИДа и смерти от СПИДа у пациентов в последние годы реально возрос.
В комментариях к первому десятилетию исследования ВААРТ было сказано,
что успех приносит новые трудности; специалисты по СПИДу говорят, что эти
«парадоксальные» тенденции могут быть обусловлены изменениями характеристик самих пациентов. Между 1995 и 2003 годами, в то время как доля ВИЧинфицированных мужчин-гомосексуалистов уменьшилась почти в два раза,
стало больше пациентов, больных туберкулезом, возможно, среди иммигрантов
и беженцев из стран, где эта болезнь наиболее распространена. Ученые еще
раньше заметили, что у пациентов, больных туберкулезом, может наступить
резкое ухудшение при лечении препаратами против СПИДа. Этот феномен они
назвали «синдром восстановления системы иммунитета».
Авторы издания «Lancet» полагают, что эта болезнь может распространиться
из-за использования более сильных антиретровирусных лекарств.
Они добавляют, что это не смогло бы полностью объяснить открытия, сделанные в результате исследования, поскольку «те же самые тенденции в уровне
развития СПИДа наблюдались у мужчин, которые занимаются сексом с мужчинами, хотя и в меньшей степени». Они также отмечают, что у всех групп риска
время между началом ВААРТ и развитием СПИДа уменьшилось.
Наряду с тем, что открытия стали потрясением для врачей, занимающихся
проблемой СПИДа, они усилили аргументы ученых, которые утверждали, что
наука о СПИДе серьезно сбилась с пути, наблюдая за предполагаемыми признаками ВИЧ-инфекции, но не имея возможности доказать наличие самого ВИЧ.
128
Если пациенты, больные туберкулезом, проходят тест на ВИЧ, и он дает положительный результат, они считаются носителями двух инфекций, страдающими от
СПИДа. Хотя до сих пор, как сообщается в издании «The Business» (от 9–10 и 16–
17 мая 2004 и 21–22 мая 2006), тесты на антитела к ВИЧ никогда не были признаны определяющими наличие ВИЧ. То же самое можно сказать о тестах на вирус.
Существует также доказательство, что бактерии, вызывающие туберкулез, могут
вызвать ложно-положительные результаты при тестировании людей на наличие
ВИЧ. Это стало причиной острой дискуссии по поводу того, стоит ли внести туберкулез в список, включающий в себя около 30 болезней, которые считаются индикаторами наличия СПИДа, и лечить людей сильными противовирусными препаратами от инфекции, наличие которой не доказано. Поскольку туберкулез поражает миллионы голодающих людей, исключив его из списка болезней – индикаторов наличия СПИДа, можно значительно сократить статистику ВИЧ/СПИДа в
странах, где большинство людей живет в бедности.
В результате исследований возник еще один важный вопрос: действительно
ли лекарства от СПИДа спасают жизни людей? Были сделаны попытки сравнить
результаты лечения пациентов препаратами с результатами применения плацебо. Наблюдались кратковременные улучшения у некоторых пациентов, но никто из ученых не смог доказать, что терапия ВААРТ лучше, чем отсутствие лечения, несмотря на давно установленное в медицине правило, согласно которому «ни один исследователь не может говорить об эффективности препарата без
сравнения результатов применения препарата с результатами применения плацебо», отметил ведущий специалист по проблеме СПИДа.
В ответ на это руководитель исследований Маргарет Мей из Бристольского
Университета заявила: «В ходе исследования просто сравнивались результаты
наблюдения пациентов, проходивших терапию ВААРТ в разное время. Результаты исследования не говорят о том, что ВААРТ не приостанавливает заболевание и не снижает смертность, а только показывают, что за десятилетие применения ВААРТ общий уровень смертности не уменьшился. Похоже, что это происходит из-за изменения демографии пациентов, из-за того, что некоторые пациенты начинают лечение слишком поздно, чтобы добиться значительного
улучшения, а также из-за увеличения количества носителей сразу нескольких
инфекций и т. д.». По словам Мей, было бы неверно сравнивать ВААРТ с плацебо, поскольку есть доказательства того, что ВААРТ эффективнее в предотвращении СПИДа и смерти ВИЧ-инфицированных пациентов, чем отсутствие
лечения. Количество смертей значительно уменьшилось в период применения
ВААРТ (после 1996 года) по сравнению с предыдущим периодом.
Критики утверждают, что смертность от СПИДа с появлением ВААРТ частично снизилась потому, что в середине 1990-х наблюдался огромный рост
количества пациентов, больных СПИДом, среди которых были пациенты без
симптомов болезни (так как определение самой болезни было очень широким
129
и размытым), а также потому, что наблюдалось резкое снижение в использовании против СПИДа таких препаратов, как АЗТ, которые, как выяснилось,
могут привести к летальному исходу.
130
Невилл Ходжкинсон (Neville Hodgkinson)
АЗТ ДЛЯ МЛАДЕНЦЕВ:
ГРОМАДНЫЙ РИСК, НУЛЕВАЯ ПОЛЬЗА
Может ли противовирусный препарат АЗТ, назначаемый матерям с ВИЧ во
время беременности и их новорожденным детям, защитить от передачи СПИДа
от матери к ребенку? Утверждение о том, что это действительно так, носит всецело спекулятивный характер. Однако вредное воздействие данного препарата
имеет массу документальных подтверждений [АЗТ означает азидотимидин;
производитель называет его также зидовудином, а на рынке оно рекламируется
под названием «Ретровир»].
Стратегия лечения с помощью АЗТ основана на ряде убеждений. Первое заключается в том, что определенные биологические сигналы, такие, как повышенная «вирусная нагрузка» и антитела к ВИЧ, являются признаком ВИЧинфекции. Второе – ВИЧ-инфекция является причиной СПИДа. Если какоелибо из этих предположений или оба они неверны, что утверждают некоторые
ученые [см. прилагаемую статью], тогда все матери и младенцы, которых лечат
этим препаратом, напрасно подвергаются воздействию бесспорно опасного химического вещества.
Доказанная токсичность АЗТ проявляется в форме сильных мышечных болей, слабости и атрофии мышц; изменений и дисфункции сердечной мышцы;
угнетения костного мозга с последующей анемией и потерей всех типов клеток
крови; печеночной недостаточности; полномасштабной и порой необратимой
утраты и отравления митохондрий, энергетических «станций» внутри наших
клеток. Также этот препарат вызывает перманентное повреждение ДНК, и исследования на мышах и обезьянах вызвали опасения, что у детей, подвергавшихся воздействию АЗТ в утробе матери, будет повышенный риск развития рака, когда они вырастут [1].
Повышенное содержание антител к ВИЧ обнаруживают у меньшинства младенцев, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей. Многие из этого меньшинства теряют ВИЧ-положительный статус в течение примерно 18 месяцев, и
считается, что они не были инфицированы, а просто унаследовали повышенное
содержание антител от своих матерей. Совместное европейское исследование,
проведенное учеными Отделения педиатрической эпидемиологии Института
здоровья ребенка в Лондоне, показало, что у 372 детей уровень естественной
передачи составил всего12,9 %, и исследователи объявили, что «оценочные показатели во многих более ранних исследованиях, возможно, были ошибочно завышены» [2].
131
Итак, даже по обычным подсчетам, приблизительно девяти из десяти младенцев, рожденных от матерей с ВИЧ, терапия АЗТ не приносит никакой пользы.
Скрининг матерей на ВИЧ и лечение матерей и их детей с помощью АЗТ и
других противовирусных препаратов на самом деле сокращает процент детей с
положительной реакций – вплоть до 1 или 2 %, по данным некоторых исследований, в ходе которых использовали более одного препарата. Однако это может
быть попросту результатом общего подавления иммунной системы лекарствами, что приводит к сокращению сигналов, которые, как считается, свидетельствуют о наличии ВИЧ-инфекции. Поскольку достоверность этих тестов, погрешности в интерпретации результатов и значение положительных результатов
остаются под большим вопросом, главный вопрос таков: что происходит с малышами потом? Действительно ли противовирусные препараты помогают детям
жить дольше и быть здоровее?
Ответ, по-видимому, отрицательный. Американский ученый Дэвид Расник,
член Консультативной группы по СПИДу при правительстве ЮАР, отвечая на
этот вопрос в июле 2000 года, сказал, что он «перелопатил литературу» в поисках подтверждения их пользы, но так ничего и не смог найти. Напротив, данные
указывают противоположное. В июне 2000 года исследователи сообщили о том,
что вероятность «быстрого прогрессирования болезни» (определяемого как
наступление СПИДа или смерти вследствие СПИДа в возрасте до полутора лет)
была в три раза выше у младенцев, чьих матерей лечили с помощью АЗТ, чем у
тех, чьи матери не получали такого лечения. И это вопреки снижению заявленного уровня инфекции у малышей, подвергавшихся воздействию АЗТ, наполовину [3].
Аналогичным образом в ходе итальянского исследования с участием более
200 детей с положительной реакцией на ВИЧ выяснилось, что у детей, рожденных от матерей, которых во время беременности лечили АЗТ, в возрасте трех
лет вероятность развития серьезных заболеваний была гораздо выше, чем у детей, чьих матерей не лечили АЗТ. Среди этих детей также был более высокий
уровень смертности [4].
Во Франции исследователи обнаружили повреждение митохондрий у восьми
детей, подвергавшихся воздействию АЗТ в утробе матери и после рождения.
Двое из восьми умерли, а у остальных были тяжелые биологические и неврологические патологии [5]. Четверо из восьми подвергались воздействию АЗТ и
другого противовирусного препарата, ламивудина, а четверо – только АЗТ; ни
один не был признан ВИЧ-инфицированным. Эти данные еще до опубликования данных французского исследования заставили британский Комитет по безопасности лекарственных препаратов выступить с предупреждением о его опасности для младенцев [6].
132
Это исследование также ускорило формирование в США Рабочей группы по
анализу перинатальной безопасности в феврале 1999 года. Были проанализированы 353 смертельных исхода в группе свыше 20 тыс. детей, подвергавшихся и
не подвергавшихся воздействию противовирусных препаратов, и в сентябре того же года Рабочая группа сообщила, что смертей, похожих на те, что произошли во Франции, не выявлено [7]. Это могло бы обнадежить, если бы не явные
доказательства, полученные в ходе исследований на животных и других исследований людей, что АЗТ и аналогичные препараты токсичны для митохондрий
[8]. Кроме того, французские исследователи утверждали, что симптомы у детей
во время исследования были выявлены только в ходе специального изучения
повреждения митохондрий, «и поэтому, возможно, не были распознаны как
токсический эффект лечения. Очень важно провести перспективные исследования для изучения этого эффекта».
Отдаленные последствия подвергания детей воздействию АЗТ неизвестны. В
1999 году американские ученые выяснили, что это химическое вещество проникает в ДНК у большинства пациентов, «в том числе у детей, подвергавшихся
воздействию препарата в утробе» [9]. Они пояснили, что биологическая значимость мгновенного повреждения ДНК «и возможные последствия, такие как
мутагенность, требуют дальнейшего изучения на больших группах ВИЧинфицированных людей». Эти же авторы сообщали о том, что АЗТ является
«сильным трансплацентарным канцерогеном у мышей», который приводит к
возникновению опухолей в легких, печени и женских детородных органах; это
вещество быстро проникает в человеческую плаценту; и «у детей, подвергавшихся воздействию АЗТ в утробе матери даже в течение короткого периода,
возможны генотоксические повреждения» [1].
Увеличение числа используемых во время беременности лекарств повышает
риск для ребенка. В Нью-Йорке неинфицированный ребенок, ВИЧинфицированная мать которого во время беременности получала АЗТ и два других противовирусных препарата, родился с застойной сердечной недостаточностью вследствие очень сильной, опасной для жизни анемии. Врачи сказали, что
причиной было угнетение костного мозга ребенка «одним или несколькими антиретровирусными средствами, которые назначили матери» [11]. Повреждение
костного мозга препаратом АЗТ также может быть долговременным. Через год
после разрешения этого препарата, в докладе 1988 года было сказано, что «изменения в костном мозге у пациентов от зидовудина, судя по всему, не так легко обратимы после прекращения приема препарата. Эти данные имеют серьезное значение при использовании зидовудина у ВИЧ-инфицированных, но не
имеющих симптомов людей» [12].
В декабре 1998 года швейцарские исследователи сообщили, что «после сочетанной антиретровирусной терапии во время беременности у большинства
ВИЧ-инфицированных матерей и примерно у половины их детей развилось од133
но или несколько осложнений». Из 30 детей «наиболее частым неблагоприятным эффектом была недоношенность (10 младенцев) с последующей анемией
(восемь)». У двух малышей были кожные опухоли, у двух – кровоизлияние в
мозг, у одного – патология желчного протока и у одного – транзиторный гепатит [13].
Некоторые исследования показали высокий уровень патологий у детей, подвергавшихся воздействию только АЗТ. Из 80 живорожденных детей от матерей,
подвергавшихся лечению АЗТ в одной из больниц Индии, у 10 % были врожденные дефекты, в том числе отверстия в грудной клетке, аномальные углубления в основании позвоночника, смещенные уши, обезображенные лица, патологии сердца, дополнительные пальцы и альбинизм [14]. Возможно, это были дети
из бедных семей, не получавшие достаточного питания, что уже создает риск
патологии в развитии. Однако исследование в Нью-Йорке выявило повышенный риск врожденных патологий у детей, подвергнутых воздействию АЗТ, по
сравнению с теми, кто был рожден от ВИЧ-инфицированных матерей, которым
не назначали АЗТ [15].
В заключение, в обзорном докладе по молекулярной фармакологии АЗТ объемом 30 000 тысяч слов, опубликованном в июне 1999 года, представлены доказательства того, что режим антивирусного действия АЗТ не может быть таким,
как заявляет производитель, и препарат не способен оказывать действие против
ВИЧ. С другой стороны, заключают авторы, «несколько биохимических механизмов... свидетельствуют о вероятности широкомасштабной, сильной токсичности этого препарата» [16]. По словам юриста из ЮАР Энтони Бринка, это
«испепеляющее обвинение» в адрес АЗТ «должно звучать как похоронный звон
по нему в клинической практике. После этого ни один врач, чей взрослый или
маленький пациент заболевает или умирает от АЗТ, не будет защищен от обвинений в медицинской халатности» [17].
ЛИТЕРАТУРА
1. A. Brink, Debating AZT: Mbeki and the AIDS Drug Controversy (Pietermaritzburg, South
Africa: Open Books, 2000), 42–45. This is an extensive, up-to-date critical review of AZT by a
South African advocate (arbrink@iafrica.com).
2. «Children Born to Women with HIV-1 Infection: Natural History and Risk of Transmission»,
European Collaborative Study, The Lancet 337 (1991): 253–260.
3. R. S. De Souza et al., «Effect of Prenatal Zidovudine on Disease Progression in Perinatally
HIV-1 Infected Infants», Journal of Acquired Immune Deficiency Syndrome and Human Retrovirology 24, no. 2 (June 1, 2000): 154–161.
4. Italian Register for HIV Infection in Children, «Rapid Disease Progression in HIV-1 Perinatally Infected Children Born to Mothers Receiving Zidovudine [AZT] Monotherapy During Pregnancy,» AIDS 13 (May 28, 1999): 927–933.
5. S. Blanche et al., «Persistent Mitochondrial Dysfunction and Perinatal Exposure to Antiretroviral Nucleoside Analogues», The Lancet 354 (September 25, 1999): 1084–1089.
134
6. «Perinatal AZT: New Warning on Potential Risk to Infants», www.aidsmap.com (July 21,
1999).
7. L. Mofenson and J. McIntyre, «Advances and Research Directions in the Prevention of Mother-to-child HIV-1 Transmission», The Lancet 355 (June 24, 2000): WA27–WA34.
8. K. Brinkman et al., «Adverse Effects of Reverse Transcriptase Inhibitors: Mitochondrial Toxicity as Common Pathway», AIDS 12 (1998): 1735–1744; M. C. Dalakas et al., «Mitochondrial
Myopathy Caused by Long-Term Zidovudine Toxicity», New England Journal of Medicine 322
(1990): 1098–1105.
9. O. A. Olivero et al., «Incorporation of Zidovudine into Leukocyte DNA from HIV-1-positive
Adults and Pregnant Women, and Cord Blood from Infants Exposed in Utero», AIDS 13 (May 28,
1999): 919–925.
10. O. A. Olivero et al., «[AZT] Transplacental Perfusion Kinetics and DNA Incorporation in
Normal Human Placentas Perfused with AZT», Third Conference on Environmental Mutagens in
Human Populations (February 18, 1999).
11. Watson et al., Pediatric Infectious Diseases Journal (May 1998), as quoted in Brink (See
Note 1), 21.
12. Mir and Costello, The Lancet (1998). Study quoted in Brink (See Note 1), 21.
13. Brink (See Note 1), 33–34.
14. R. M. Kumar et al., «Zidovudine Use in Pregnancy: A Report on 104 Cases and the Occurrence of Birth Defects», Journal of Acquired Immune Deficiency Syndrome and Human Retrovirology 7 (1994): 1034–1039.
15. C. J. Newschaffer et al., «Prenatal Zidovudine Use and Congenital Anomalies in a Medicaid
Population», Journal of Acquired Immune Deficiency Syndrome and Human Retrovirology 24, no.
3 (2000): 249–256.
16. E. Papadopulos et al., «A Critical Analysis of the Pharmacology of AZT and Its Use in
AIDS», Current Medical Research and Opinion 15, Supplement 1, 1999.
17. Brink (See Note 1), 97.
135
Джоан Шентон (Joan Shenton),
администратор фонда ресурсов иммунитета,
директор Meditel Productions.
ЦЕНЗУРА В ОБСУЖДЕНИИ СПИДА –
УСПЕХ УДУШЕНИЯ,
ЗАМАЛЧИВАНИЯ И СТРАТЕГИЯ МОЛЧАНИЯ
«Мы никогда не можем быть уверены в том,
что мнение, которое мы стараемся заглушить, ошибочно;
даже если бы мы были уверены,
попытки заглушить его остаются злом!»
Джон Стюарт Милл
Я 20 лет проработала телерепортером и телеведущей в Великобритании,
прежде чем узнала о какой-либо цензуре; поэтому, когда я и мои коллеги вступили в обсуждение проблемы СПИДа, мы думали, что изменим мир, сделав достоянием гласности информацию, исходящую от ученых, подвергающих сомнению вирусную теорию СПИДа.
Было ли доказано, что ВИЧ является причиной СПИДа? Что ВИЧ был выделен? Что ВИЧ существует? Ответ на эти вопросы – нет.
С начала 1980-х годов все увеличивающаяся группа ученых, работников
здравоохранения, журналистов и активистов бросает вызов установившимся ортодоксальным взглядам на СПИД и оспаривает общепринятую догму:
ВИЧ = СПИД = смерть.
Я узнала о множестве форм цензуры в отношении тех, кто противится вирусной теории СПИДа по всему миру. Своим опытом поделились мои коллеги
Энтони Бринк, Роберто Джиральдо, Селия Фарбер и Невилл Ходжкинсон. Я
знаю, что у наших российских друзей тоже есть что рассказать.
Сегодня я расскажу о наиболее зловещих примерах цензуры, с которыми
столкнулись я и мои коллеги.
С 1986 года в течение 15 лет я участвовала в создании 10 документальных
телефильмов. Все они, кроме одного, вышли в эфир, два получили награды. Эти
документальные фильмы оспаривали ВИЧ как причину СПИДа и указывали на
тот факт, что ВИЧ определяется только через ряд протеинов, о которых говорят,
что они специфичны для так называемого «вируса, вызывающего СПИД». Ученые, у которых мы брали интервью, говорили, что эти протеины эндемичны,
могут быть обнаружены у каждого из нас, и их уровень возрастает, когда организм подвергается серьезному давлению или иммуносупрессии. Любые попытки распространения этих взглядов были встречены яростью, цензурой и подав136
лением со стороны научных ортодоксов, связанных обязательствами по отношению к своим казначеям.
СПИД – это бизнес стоимостью во много миллиардов фунтов стерлингов, и
атмосфера коммерческого прессинга успешно заглушает голоса несогласных
ученых. Однако наука должна рассматривать альтернативные мнения, бросающие вызов превалирующим теориям. В частности, следующие факты. Ни один
из ортодоксальных прогнозов в отношении СПИДа не оправдался. Не произошло ни эпидемии, ни гетеросексуального распространения СПИДа; напротив,
СПИД остается прочно связанным с группами высокого риска – лицами, применяющими внутривенные наркотики, меньшинством сообщества гомосексуалистов, ведущим разгульный образ жизни, а также определенными клиническими группами риска, в частности, гемофиликами и больными, получающими
гемотрансфузии. Эти факты заглушались в течение последних 25 лет, за это
время превалирующая в научном истеблишменте олигархия вирусологов сформировала неофициальный консенсус, приняв стратегию молчания (позже я приведу конкретные примеры). Это стоило человечеству бессчетного количества
жизней.
Начало дебатов о СПИДе
Когда история о СПИДе драматически выплеснулась на страницы мировой
прессы, я не думала, что займусь этой проблемой. Ею занялись многие компетентные журналисты, работающие в области медицины и науки, и казалось, что
для нашей «закулисной» исследовательской работы здесь нет места.
Джед Адамс, один из наших исследователей, и наш покойный коллега Майкл
Верне-Эллиотт изменили нашу точку зрения, и, когда мы практически включились в изучение проблемы, это вылилось в десятилетия напряженных исследований и в создание серии документальных телефильмов. Так или иначе, СПИД
оказался другим. Наша маленькая команда исследователей была изумлена этим.
Во всех вопросах, которыми мы занимались прежде, был конкретный фокус и
конкретный результат. Я думала, что со СПИДом будет то же самое – обнаружив изъян в научных воззрениях, считающих СПИД инфекционным заболеванием, вызываемым одним вирусом, мы, по крайней мере, откроем дискуссию и
сможем изменить общественное мнение. Ничего подобного.
Вступив в дебаты по СПИДу с определенной журналистской наивностью и
энтузиазмом, я постепенно начала понимать, что стена оппозиции незыблема.
Мы столкнулись с догматичным научным истеблишментом, запугиванием, заставляющим тупые правительства выделять миллиарды долларов на дальнейшие исследования фиктивной и недоказанной гипотезы. Это, вместе с продвигаемой политизированным лобби псевдорелигиозной верой во всепроникающий
инфекционный вирус, оказалось огромной силой.
137
Но вместо того, чтобы сдаться, мы продолжали виться, как комары, вокруг
наших оппонентов. Мы использовали страницы национальных газет для публикации писем; мы обрушивали шквал предложений на телевизионные редакции
новостей и обзоров текущих событий; мы обращались к дружественно настроенным членам парламента, которые подавали парламентские запросы; мы организовывали демонстрации около больниц, в которых проводились испытания
так называемого лекарства от СПИДа – азидотимидина (АЗТ). Мы даже организовали акцию протеста около Медицинского Исследовательского Совета, требуя доступа к предварительным данным о токсичности АЗТ, полученным в ходе
испытания.
Ничего не изменилось. К началу 1990-х годов, спустя 8 лет после присоединения к обсуждению проблемы СПИДа, мой начальный энтузиазм и фанатизм
превратились в уличный цинизм, и в какой-то момент появилось чувство отчаяния. «Займись другими проблемами», – говорили мне друзья. Я пыталась, но
каждый день по телефону поступала новая и новая закрытая информация о
СПИДе. Затем началась лавина просьб предоставить документы. Каждую неделю мы получали письма и звонки из-за рубежа – от врачей (некоторые из них
были ВИЧ-положительными), студентов-медиков, теле- и радиожурналистов,
участников кампании против СПИДа. Наш офис, спрятанный на задворках
большого здания в Ковент Гарден в Лондоне, стал центром сообщества и местом встречи десятков ВИЧ-положительных людей, жаждущих информации и
ободрения; таким образом, наше занятие превратилось в благотворительную организацию.
Как мог целый мир ошибаться?
Вы скажете – это невозможно, чтобы в такой серьезной проблеме, как
СПИД, ошибался весь научный истеблишмент и практически все остальные.
Если имеются истинные сомнения в том, что ВИЧ является причиной СПИДа,
то почему мы не слышим голосов оппонентов?
Кто или что тому причиной?
Существует несколько причин, по которым те, кто выдвигает убедительные
научные аргументы против вирусной теории СПИДа, не могут быть услышаны.
Цензура, существующая в процессе рецензирования в ведущих научных
журналах, защищает существующие ортодоксальные взгляды и препятствует
публикации аргументов против. Эта практика стала более явной с появлением
больших мультицентровых исследований, где фармацевтические компании могут оказывать давление на соответствующие академические институты; при
этом независимые ученые, которые могут иметь возражения, не имеют возможности высказаться.
138
Вот и первый «виновник» – имущественные права. Те, кто получает прибыль
от тестовых систем на ВИЧ и процедуры обследования, производства антиретровирусных препаратов и предполагаемого контроля инфекционных заболеваний.
Журналисты, работающие в области медицины и науки, склонны поддерживать превалирующих ортодоксов от науки. Бросить им вызов означало бы подорвать доверие публики к научному истеблишменту. Врач по-прежнему подобен
Богу, и правительственная политика в области здравоохранения, диктуемая врачами и учеными, не подлежит обсуждению.
Итак, второй «виновник» – преобладающие олигархические ортодоксы.
Ученые и академические институты, получающие финансирование на исследования инфекционных заболеваний.
Затем, существует невыносимое желание оправдать огромные суммы денег,
обращающиеся в области десятилетних исследовательских грантов по ВИЧ и
патентов на различные тест-системы и антивирусные препараты. История
СПИДа уникальна уже тем, что впервые в истории медицины так много денег
было направлено на борьбу с одним заболеванием. В какой-то период в США
индустрия борьбы со СПИДом была крупнейшим бизнесом после оборонной
промышленности. Эти деньги были выделены в результате тактики запугивания
эпидемией, которой придерживались хорошо организованные учреждения, в
частности, Центры контроля заболеваемости США и их подразделение – Служба эпидемических исследований, сотрудники которых занимают стратегические
посты в органах власти и имеют влияние на средства массовой информации.
Впоследствии к ним присоединились Медицинский Исследовательский Совет
Великобритании и Всемирная организация здравоохранения.
И, наконец, третий «виновник» – политическая корректность, заключение
зачастую (но не всегда) невинного сговора между группами гей-активистов,
средствами массовой информации и действующим из лучших побуждений либеральным большинством.
На Западе 90 % пораженных СПИДом – мужчины, более 50 % которых – гомосексуалисты, постоянно употребляющие наркотики. В 80-е годы гейсообщество имело сильное лобби в правительствах, озабоченных тем, чтобы
выглядеть «политкорректными». Геям давали понять, что их несчастье имеет
внешние причины, которые могут угрожать и гетеросексуальному сообществу.
Это давало разумное основание группам гей-активистов, исходя из собственного опыта, давать гетеросексуалам советы о так называемом «безопасном сексе».
В 1982 году два молодых гея, Майкл Каллен и Ричард Беркович, опубликовали в журнале для геев «New York Native» статью под названием «Мы знаем,
кто мы такие» («We Know Who We Are»). Инспирированная их врачом Джозефом Соннабендом, она была опубликована до того, как ВИЧ объявили причиной СПИДа, а вирусная теория СПИДа поглотила старый добрый анализ основ139
ных факторов риска. Ретроспективно эта статья оказывается настоящим пророчеством.
«Могут ли исследователи реально оценить динамику половой распущенности городского сообщества мужчин-геев? – писали авторы. – Коммерциализация половой распущенности и массовое появление таких заведений, как бани,
книжные магазины и задние комнаты, беспрецедентны в западной истории. <...>
Осознают ли гей-сообщества Нью-Йорка, Сан-Франциско и Лос-Анджелеса, что
половая распущенность стала своеобразным наркотиком для некоторых мужчин, у которых имеется диагноз СПИД и саркома Капоши, и которые, даже перед лицом приближающейся смерти, в данный момент "смягчают" свои сексуальные привычки в банях и задних комнатах?»
«Мы считаем, что именно накопление риска при распущенном образе жизни
городских геев привело к нарушению иммунных ответов, которое мы сейчас
наблюдаем. Большинство опубликованных медицинских сообщений указывают,
что постоянная реинфекция обычными вирусами (в особенности цитомегаловирусом) в сочетании с другими обычными венерическими инфекциями и, возможно, другими факторами привела к современному кризису здоровья у городских мужчин-геев, ведущих распущенный образ жизни. Постоянная реинфекция
обычными инфекциями означает половую жизнь в банях и задних комнатах».
Хотя в известной статье речь идет в основном о риске реинфекции, Каллен и
Беркович также упоминают другие факторы, подавляющие иммунную систему,
в частности, потребление внутривенных и других наркотиков, стресс и неправильное питание.
Статья в «New York Native» произвела фурор в сообществе геев. Каллен говорил, что его «зажарили живьем» множество критиков, которые считали, что с
приходом к власти Рейгана произошел возврат консерватизма и что любое
предположение о том, что образ жизни имеет значение в заболевании людей,
«сыграет на руку новой тенденции и даст право сказать: они сами виноваты,
пусть умирают».
Каллен сказал мне, что, когда заговорили о ВИЧ, многие лидеры гейсообщества, несмотря на то, что придерживались теории многофакторного риска (повторная реинфекция и образ жизни, связанный с наркотиками и массивным использованием канцерогенных и мутагенных средств, повышающих потенцию, или амилнитритов), приняли осознанное решение поддержать не обвиняющую их вирусную теорию СПИДа из политических соображений. Но Каллен и Беркович не сдавались. «Моя точка зрения, – сказал Каллен, – была такова: мы должны сказать геям правду, потому что, если мы не расскажем им все
откровенно на понятном им языке, они убьют себя, и я ощущал этическое побуждение рассказать обо всем на своем опыте».
После статьи Каллена и Берковича были закрыты четырнадцать бань в СанФранциско и множество по всей Америке.
140
Состояние Каллена стало ухудшаться в 1993 году, еще через год он умер.
С тех пор, как ВИЧ был признан в качестве причины СПИДа большинством
геев-мужчин, в их жизни наступило ощущение некоторого облегчения. На их
глазах уходили из жизни многие их любовники и ближайшие друзья. Теперь
они могли горевать о своих утратах, зная, что жизнь возлюбленного унес ВИЧ –
этот странный новый вирус, про который говорят, что он пришел из Африки,
возможно, в результате одного «неудачного» полового контакта. Не имеет значения то, что друг или возлюбленный вдыхал нитриты (средства для повышения
потенции) на танцполе; или годами принимал один из пятидесяти «легких»
наркотиков вечер за вечером; или мог иметь сотни половых партнеров в течение
года; или перестал нормально спать и есть; или круглый год принимал антибиотики по поводу рецидивирующего сифилиса, гонореи или гепатита. Нет, друг
или возлюбленный определенно умер от ВИЧ.
Любой, кто осмеливался оспорить общепринятую причину смерти, вызывал
бурю негодования и быстро зарабатывал ярлык гомофоба. Это было кощунством. Безнадежный и зловещий страх смерти начал вползать в сообщества, пораженные СПИДом.
Одновременно мир встал на путь страха эпидемии, который ввергал потребителей наркотиков и прожигателей жизни из числа геев в ложное чувство безопасности, взваливая вину за их болезни на внешние причины и внушая надежду на презервативы и чистые иглы как на спасение – которое, к несчастью, так и
не пришло.
Опровержение Дюсберга
Одна из наших ранних документальных работ была посвящена профессору
Питеру Дюсбергу – лауреату многих премий в области науки, молекулярному
биологу из Беркли (Калифорния). Он был первым, кто публично возразил против ВИЧ как причины СПИДа, и первым, кто стал мишенью вирусологического
истеблишмента США во главе с доктором Робертом Галло.
Первая статья Дюсберга в Cancer Research, критикующая теорию
ВИЧ/СПИДа – «Ретровирусы как канцерогены и патогенные организмы: ожидания и реальность» (Retroviruses as carcinogens and pathogens: expectations and
reality, March 1987) привлекла большое внимание критиков и привела Галло в
стан его врагов. Странно, ведь Галло однажды отозвался о Дюсберге как о
«парне, который знает о ретровирусах больше, чем кто-либо в мире». На научной конференции в Германии в 1985 году он представил Дюсберга как «блестящего и оригинального ученого, обладающего чрезвычайной энергией, незаурядной честностью, огромным чувством юмора и редким клиническим мышлением, которое зачастую заставляет нас дважды и трижды рассмотреть вывод,
который многим из нас казался предопределенным».
141
Однако вскоре он начал инсинуации, публично заявляя, что Дюсберг не просто ошибается – он сумасшедший и якшается с неприятными личностями «в
кожаных куртках» (обратите внимание на начало подрыва репутации). Уже в
1988 году Галло охарактеризовал идеи Дюсберга как «опасный вздор». Цитирую: «Теперь он сказал людям, что они могут идти и трахаться направо и налево, заражаться вирусом и не беспокоиться. Это то, чем Питер сводит меня с
ума».
Затем рецензенты Дюсберга – молекулярные вирусологи – осуществили
«стратегию молчания». Это была хитрая уловка. Сэр Джон Мэддокс, редактор
журнала Nature, Робин Вейсс и Гарольд Джаффе опубликовали статью (Nature
vol. 345, 21 June 1990, pp. 659–660), в которой обвинили Дюсберга «в опасном
преуменьшении значения безопасного секса» и назвали «приверженцем теории
плоской Земли, увязшим в молекулярных мелочах».
Дюсберг написал опровержение, но Мэддокс не опубликовал его. С тех пор
любой ученый получил возможность говорить, что с мнением Дюсберга о
СПИДе «разобрались» в Nature и обнаружили, что он ошибался.
В «научных кругах» больше не было дискуссии – только молчание.
Эта стратегия молчания и неофициальный консенсус распространились на
радио и телевидение. Если в какой-то программе должен был участвовать
Дюсберг, никто не соглашался выступать с ним, и программу отменяли. Он даже прилетел из Сан-Франциско в Нью-Йорк, чтобы выступить в шоу «Доброе
утро, Америка», но никто из «Клуба Боба» (то есть Клуба Боба Галло) не согласился обсуждать с ним проблему, так что Дюсберг переночевал в отеле и улетел
обратно.
Вот так, за высказывание некоторых позиций, неприятных научному сообществу, Дюсберг, некогда три года подряд признаваемый «Ученым года», член
Национальной академии наук США и обладатель гранта Выдающегося исследователя правительства США, вскоре оказался лишен финансирования, избегаем
коллегами и даже отлучен от преподавания в системе послевузовского образования.
Рецензирование и подавление споров
Чтобы понять, каким образом ошибочная научная ортодоксальная точка зрения может так прочно закрепиться, нужно понять процесс рецензирования. Когда редактор научного журнала получает статью для публикации, он показывает
ее одному или нескольким рецензентам, чтобы удостовериться в ее научном
уровне. Редакторы сами выбирают рецензентов, которые остаются анонимными.
В статье под названием «Высокомерные ученые подавляют новые идеи»
(«Arrogant scientists suppress new ideas», Sunday Telegraph 1989) Эдриан Бери
142
цитирует доктора Дэвида Хорробина, редактора «Medical Hypotheses» и
«Prostaglandins».
«Система находится в кризисе, – пишет Хорробин. – Рецензенты анонимно
пишут в своих отзывах такие вещи, под которыми они не осмелились бы подписаться. Около трети [рецензентов] являются здравомыслящими и благоразумными. Еще треть аккуратны, но до разочарования придирчивы к мелочам, тогда
как остальные пишут такие оскорбительные и неприличные отзывы, что их работа просто позорна. В результате новые идеи подавляются [курсив мой]».
У меня есть пример, насколько глубоко разочаровывающей оказалась ситуация для группы ученых из Перта (Австралия) – Элени Элеопулос, Валендара
Тюрнера и Джона Пападимитру. Они направили в Bulletin de L’Institut Pasteur
научную статью о недостаточной специфичности и чувствительности тестов на
ВИЧ. В заключение было сказано: «...общее мнение о том, что почти все здоровые лица или, иначе говоря, лица с положительным тестом на антитела к ВИЧ
инфицированы летальным ретровирусом, не нашло научного подтверждения».
Статья была принята 3 января 1992 года и затем отклонена 11 апреля 1992 года.
Кто знает, какие зловещие силы к этому причастны.
Дезинформация – машина запугивания эпидемией
Один из наиболее уважаемых в Великобритании эпидемиологов, профессор
Гордон Стюарт, Заслуженный профессор в отставке по общественному здоровью университета Глазго, попытался показать сформированным правительством
Великобритании комитетам, что их прогнозы распространения СПИДа, основанные на инфекционной теории, катастрофически преувеличены.
Стюарт приложил все усилия к тому, чтобы опубликовать статью, в которой
он обосновывал свои прогнозы по СПИДу скорее поведением риска, нежели
теорией инфекции, передающейся половым путем.
Стюарт написал в Медицинский исследовательский совет и в Департамент
здравоохранения о том, что прогнозы опасно преувеличены по сравнению с
тенденциями, наблюдаемыми с 1982 года. Ответа не было. Тогда он написал в
Королевское общество, которое изначально проявило интерес, но придержало
статью Стюарта до 1994 года, когда она наконец была отклонена. Переписка с
Nature, BMJ, New England Journal of Medicine и другими журналами также была
безрезультатной, пока, наконец, в 1993 году Lancet не опубликовал короткое
письмо Стюарта с осторожными комментариями редакции.
Оказалось, что Стюарт попал в самую точку со своими прогнозами, основанными на гипотезе факторов риска и составившими половину от прогнозов
правительства.
Он был глубоко разочарован. Он оказался единственным ведущим экспертом
в области общественного здоровья, который представил научную и детальную
143
критику позиции правительства, и ни один медицинский орган или журнал не
предоставил ему возможности высказаться.
Он заявил: «Глухой отказ всех основных медицинских обществ и колледжей,
а также почти всех журналов встать лицом к лицу с фактами о СПИДе, является
скандальным...»
Цензура, окружающая любого, оспаривающего данные о ВИЧ, означает, что
взгляды Стюарта были полностью проигнорированы истеблишментом.
Статистика паники: дезинформация
Дезинформация может иметь такую же силу, как цензура. Машина запугивания эпидемией работает без устали каждый день.
Любая информация о том, что кто-то ВИЧ-положительный прикоснулся к
кому-то еще, вызывает тревогу. Сперма, слюна, искусственное дыхание «рот в
рот», посещение зубного врача, использование общего стакана, примерка нестерилизованных контактных линз…
The Guardian, 22 октября 1986 года: «Женщина, проводившая искусственное
дыхание, может иметь СПИД. Скотланд-Ярд разыскивает молодую женщину,
которая могла заразиться СПИДом после того, как делала искусственное дыхание пострадавшему в автокатастрофе в северном Лондоне на прошлой неделе.
Полиция считает, что пострадавший мужчина, умерший впоследствии, мог быть
носителем СПИДа».
The Guardian, 15 марта 1990 года: «Как вчера сообщили членам парламента,
купальщики на пляжах, загрязненных сточными водами, рискуют заразиться
ВИЧ – вирусом СПИДа. Новые эксперименты показали, что вирус может сохранять жизнеспособность более 24 часов, если попадет в море со сточными водами».
Это продолжается и сегодня. Вот что писала лондонская газета Metro London
4 апреля 2008 года: «Полицейский, укушенный в голову ВИЧ-положительным
бродягой, находится в тревожном ожидании результатов обследования».
Это было бы забавно, если бы не было так трагично. Мы должны помнить о
прошлых и настоящих судебных процессах, где подсудимых обвиняют в нападении с применением смертельного оружия – имеется в виду пенис. Многие из
них томятся в тюрьмах в эту самую минуту.
Истеблишмент наносит ответный удар
После трансляции в июне 1990 года нашего документального телефильма
«Ловушка СПИД» («The AIDS Catch») началась свистопляска.
Первым пришло письмо из Фонда СПИД Британской медицинской ассоциации, в котором говорилось, что мы «...нанесли существенный урон обществен144
ному здоровью, а также причинили горе людям, живущим со СПИДом и ВИЧ»
(Наши программы были единственным за десять лет лучом надежды для людей,
живущих с ВИЧ!).
Гнев был сконцентрирован на опасении, что, оспаривая значение ВИЧ, мы
якобы подталкиваем молодых людей к половой распущенности и незащищенному сексу, таким образом подвергая их риску заражения СПИДом. Ничего подобного не было с утверждением, что предпосылку «ВИЧ = СПИД = смерть»
следует по крайней мере обсудить.
Письма посыпались на наши головы как независимой продюсерской компании, и на голову нашего выпускающего редактора на Канале 4.
Член Медицинского исследовательского совета доктор Д. Рис разразился
письмом в адрес сэра Джорджа Рассела, председателя Независимой радиовещательной комиссии. Рис заявил, что программа «нанесла серьезный ущерб общественному здоровью. Не будет преувеличением сказать, что если зрители поверят в гипотезу "Dispatches", их жизни подвергнутся риску».
По просьбе Канала 4 мы составили ответ Совету, который заканчивался следующим: «Нас обидело ваше замечание о том, что “жизни подвергнутся риску”
нашей программой. Гораздо более опасно самодовольно полагаться на общее
мнение, которое не доказано и не помогло спасти ни единой жизни».
Позже, после серии жестких вопросов по АЗТ и СПИДу, рассматривавшихся
по запросу члена парламента от партии лейбористов Джорджа Гэллоуэя в Палате Общин в мае 1993 года, мы выяснили, что с 1989 по 1993 год правительство
выделило Медицинскому исследовательскому совету 68 миллионов фунтов
стерлингов на исследования ВИЧ и СПИДа.
Научные журналы тоже не молчали.
New Scientist писал в редакционной статье, что «наука на Британском телевидении отступила на шаг назад после показа вчера вечером на Канале 4 документального фильма под названием "Ловушка СПИД" (The AIDS Catch)».
Затем в ход пошла тяжелая артиллерия. В письме, опубликованном
Independent от имени Межпартийной парламентской группы по СПИДу и подписанном лордом Килманроком и еще восемнадцатью членами группы, программа была названа «безответственной», названа «причиной серьезной озабоченности для всех людей, занимающихся медицинским образованием и предотвращением распространения ВИЧ». «Программа явилась преднамеренной попыткой дискредитировать усилия тех, кто пытается информировать население о
риске инфицирования ВИЧ и, по нашему мнению, ее не следовало показывать в
таком виде».
Мы выдержали множество других сражений, причем самые ожесточенные
споры состоялись в разделах писем национальных британских газет –
Independent, Independent on Sunday и Guardian.
145
Публичное пригвождение к позорному столбу
Всякий раз, когда кого-то из нашей команды приглашали для публичного
выступления о наших программах, мы шли на это с хорошо подготовленными
научными аргументами и большими надеждами на то, что нас услышат. И всякий раз нас ждало разочарование. Но мы никак не ожидали публичного унижения, подготовленного самими председателями групп, которые нас приглашали.
Возможно, хуже всего было в Эдинбурге.
В августе 1990 года организаторы 44-го Международного кинофестиваля в
Эдинбурге решили провести однодневное мероприятие «СПИД и средства массовой информации».
В последний момент, когда директору Дэвиду Робинсону стало ясно, что
наш фильм «Ловушка СПИД» (The AIDS Catch) должен стать центром дискуссии, нас пригласили участвовать. Если некому поддержать наш фильм, так почему бы не выступить Майклу Верне-Эллиотту и мне как его авторам? Я пригласила моего коллегу Джеда Адамса, и мы тронулись в путь. Мы думали, что
уж в самом худшем случае будет показан наш фильм. Это же кинофестиваль, в
конце концов. Однако фильм так и не показали, и нам так и не дали выступить.
Напротив, нас жестоко критиковали, называли «смертоносными», а меня – «обманщицей».
Джед Адамс начал подготовленную речь, но его прервали. Адамс возразил,
что он приглашен и должен иметь возможность закончить выступление. Председатель (из Шотландского благотворительного общества СПИД) заявил, что у
него нет слов, чтобы выразить свои чувства по отношению к нашему присутствию. Он сказал, что не приглашал нас и не позволит нам участвовать в дискуссии. Вот такое «беспристрастное» председательство.
Нам следовало бы усвоить этот урок, но мы приняли еще одно приглашение:
выступить на конференции в Бристоле, организованной комитетом по здравоохранению Avon. На этот раз на меня набросились несколько молодых женщин,
наркоманок с положительными тестами. Их положение сделало их королевами
в округе. Они были знамениты и получали существенную финансовую поддержку от местных органов здравоохранения. Они должны были бы ожидать
хороших новостей – что ВИЧ не обязательно означает смертный приговор. Но
нет, полностью подготовленные – или, лучше сказать, подвергнутые промыванию мозгов – они предпочли принять смертный приговор, предположительно
угрожающий им, чем поставить под сомнение предположения, на которых было
основано их «лечение».
146
Комиссия по разбору жалоб в телерадиовещании
признает нас виновными
После выхода в эфир «Ловушки СПИД» (The AIDS Catch) на нас, Meditel
Productions и Канал 4, от благотворительного фонда СПИД и группы защиты геев «Трест Теренса Хиггинса» под предводительством Дункана Кэмпбелла, организации Positively Women и компании Wellcome Foundation, производителя
АЗТ, был направлен донос в полуавтономную организацию – Комиссию по разбору жалоб в телерадиовещании. Нас обвиняли в искаженном представлении
современного медицинского консенсуса по СПИДу.
Мы были намерены бороться до конца и были настроены очень оптимистично. Но в конце концов Комиссия сочла, что мы «неверно трактовали предмет
СПИД», были «несправедливы к компании Wellcome» по трем из четырех пунктов обвинения. Дэвид Ллойд, наш выпускающий редактор на Канале 4, позже
сказал: «Это все равно, как если бы вы выиграли футбольный матч со счетом
десять – ноль, а потом вам сказали, что вы проиграли!»
Канал 4 заставили принести извинения в эфире за нашу программу.
В январе 1992 года Благотворительная комиссия направила формальный запрос о финансовых делах Треста Теренса Хилла. Были предъявлены обвинения
в мошенничестве и коррупции.
Доктор Джон Гамильтон – честная игра ученого
Произошло еще одно событие, вызывающее большое беспокойство.
После выхода в эфир программы «АЗТ – причина для беспокойства» («AZT
Cause for Concern») были приложены усилия к тому, чтобы вновь вызвать нас на
Комиссию по разбору жалоб в телерадиовещании. В этот раз докторгомосексуалист Саймон Мэнсфилд написал в университет Дьюка в Северной
Каролине (США) доктору Джону Гамильтону, который провел одно из самых
обширных к настоящему времени исследований, Veterans Administration Study,
касающееся эффекта раннего (при слабых симптомах) или позднего (при выраженных симптомах) назначения АЗТ. Он пришел к выводу, что те и другие пациенты умирали в одно и то же время. Иными словами, АЗТ приводил к ускорению летального исхода у менее больных.
В своем письме доктор Мэнсфилд описал решение Комиссии по разбору жалоб по нашему делу и спросил Гамильтона, считает ли он, что в нашем документальном фильме его данные были неверно интерпретированы.
В этом было явное подхалимское стремление привлечь большее количество
людей к жалобам на нас в Комиссию по разбору жалоб в телерадиовещании,
чтобы в конце концов подорвать доверие к продукции нашей компании.
147
К счастью, Гамильтон оказался настоящим джентльменом. Он ответил, что
мы задавали вопросы, «заслуживающие обсуждения»; «в конечном итоге, мне
кажется, что мои взгляды, переданные в эфир, не были выбраны тенденциозно.
Включение в дискуссию данных, полученных в ходе нашего исследования
(Veterans Administration Study), было полностью уместным».
Затем настало время цензуры на Всемирной конференции по СПИДу в Берлине, 1993 год. Наша литература конфискована из комнат для прессы. Делегаты,
участие которых было оплачено компанией Wellcome, производителем АЗТ,
сожгли наши транспаранты, направленные против Wellcome.
Один из членов нашей группы, Роберт Лаарховен, выдворен с конференции:
вызвали полицию и сообщили, что если он попытается снова войти, то будет
арестован. В ярости Лаарховен сказал: "Мне стало ясно, что здесь действует
очень жесткая цензура на диссидентскую информацию, и я больше не боюсь
употреблять слова вроде «СПИД-фашизм».
К нам присоединилась Селия Фарбер – журналист, которая занимается вопросами СПИДа.
«Когда я хожу здесь, я ощущаю кругом такую безнадежность, – сказала
она. – Мы восстали против гигантской многомиллионной инфраструктуры. За
кого мы себя принимаем? Кого мы взялись дразнить? Нам остается только, подобно Сизифу, катить камень в гору и ждать, что он скатится с другой стороны».
И так мы «катили камень в гору» до последней пресс-конференции.
Недавно вышла моя книга «Положительная ложь» (Positively False). Я писала
ее три года; незадолго до выхода меня пригласили на две программы, чтобы обсудить книгу. Снова заработала стратегия молчания. Ни один вирусолог и ни
один врач, работающий в области СПИДа, не согласился участвовать в программах, и их отменили в последний момент.
Во Всемирный день борьбы со СПИДом произошел самый огорчительный
для меня эпизод. Наш документальный фильм «Положительная ложь»
(Positively False) на Канале 4, где шла речь об исследовании 20 коммерческих
тестов на СПИД и об отклонениях, которые мы обнаружили, проведя собственную серию тестов, запретили.
На съемку Канал 4 выделил нам два транша на сумму 18 000 фунтов стерлингов. Мы тесно сотрудничали с Элени Элеопулос и доктором Вэлом Тюрнером из Перта. Была организована доставка самолетом в Лондон образцов крови
пациентов из Великобритании и Африки, у которых по какой-либо причине (туберкулез, малярия, сифилис, волчанка, артрит) был повышен уровень иммуноглобулинов в крови (гипергаммаглобулинемия) и поэтому мог быть положительный тест на антитела к ВИЧ.
Мы организовали два «слепых» исследования с тремя разными коммерческими тест-системами в Институте Робенса, Университет Суррея. Затем данные
148
обрабатывались в лабораториях Университетского колледжа в Лондоне. Мы получили очень тревожащие отклонения и противоречия результатов различных
тест-систем. Например, одна из тест-систем дала 19 «неопределенных» результатов, тогда как эти же образцы дали отрицательный результат на двух других
тест-системах. Один образец, взятый у пациента с ревматоидным артритом, но
без заболеваний, определяющих СПИД, дал положительный результат на антитела к ВИЧ. Еще один образец, взятый у молодого человека по имени Питер
Николс, дал положительный результат на всех трех тест-системах, а месяц спустя – отрицательный в двух клинических больницах Лондона – госпитале Святой Марии в Паддингтоне и Королевском госпитале в Хэмпстеде.
Мы также обратили внимание на тот факт, что от вестерн-блоттинга как подтверждающего теста отказались в Англии (из-за его ненадежности), но он сохраняется в Шотландии. Мы сравнили диагноз ВИЧ в группе молодых людей,
которых обследовали в Соединенном Королевстве, а затем в Шотландии. Я
приведу поразительный пример некоторых результатов. Из 12 образцов, давших
отрицательный результат в Лондоне (двойной тест ELISA, без вестернблоттинга), шесть, то есть половина, дали положительный (1) или сомнительный (5) результат в Шотландии при использовании вестерн-блоттинга.
Но, когда работа была в полном разгаре, наш часовой временной слот ко
Всемирному дню борьбы со СПИДом внезапно отменили. Нас отослали в выпуск новостей на Канале 4. Покойный Хью Кристи (редактор Continuum
Magazine) и я подготовили девятиминутный репортаж, в который постарались
включить как можно больше информации, полученной за 10 месяцев исследований. Но накануне эфира репортаж был запрещен. Шеф отдела новостей сказал
мне, что у него произошел «сейсмический сдвиг» мнения.
Незабываемым впечатлением было интервью с Президентом Табо Мбеки в
Претории, возможность спросить об отважной оппозиции назначению антивирусных препаратов беременным женщинам в Южной Африке, о скептическом
отношении к вирусной теории СПИДа.
Эта получасовая программа вышла в эфир в апреле 2000 года на всю Африку, но ни один западный телеканал – ни NBC, ни CBS, ни ABC, ни Reuters и никто другой (Хью Кристи и я пытались на всех) не взял ее, хотя им очень нужно
было интервью Мбеки.
Только BBC купила две минуты записи и построила программу со злобной
критикой вокруг интервью Мбеки. Это был классический пример того, как ВВС
и другие средства массовой информации могут диктовать свой взгляд на вещи
либо игнорируя вас, если вы говорите нечто подрывающее позиции, долго отстаиваемые их научными и медицинскими корреспондентами, либо манипулируя вашим материалом до тех пор, пока он не станет полностью неузнаваемым.
Уильям Лейт написал в Independent on Sunday как раз перед альтернативной
конференцией по СПИД в Амстердаме в 1992 году: «Почему люди так плохо
149
реагируют на новые научные открытия? Представьте себе, как это происходит:
вот вы, ученый, успешно ведете ваш бизнес, используете ваши старые теории, и
все у вас хорошо. И вдруг появляется некто с совершенно новой теорией. Вы не
можете просто добавить ее к вашей теории. Она вытесняет старую теорию. Две
теории не могут сосуществовать. ...Как писал Макс Планк, "новая научная истина побеждает не потому, что убеждает оппонентов и заставляет их увидеть
свет, а скорее потому, что ее оппоненты в конце концов умирают, и вырастает
знакомое с ней новое поколение"».
Хочется верить, что новое поколение присутствует сегодня в этой аудитории.
Позвольте закончить цитатой из выступления Селии Фарбер на Берлинской
Всемирной конференции по СПИДу. Эта цитата всегда заставляет меня идти
вперед.
«Я думаю, что истину можно прервать, отклонить, отвергнуть на кажущийся
удивительно длинным промежуток времени, но я думаю, что она – как вид
энергии. Я не думаю, что ее можно уничтожить. Она скорее как самолет в воздухе. В конце концов она должна где-то приземлиться».
150
Андрей Дмитревский,
член Союза журналистов России,
автор статей о СПИД-диссидентах,
соавтор книги «СПИД: приговор отменятся»,
награжден памятным знаком Союза журналистов России
“За заслуги перед отечественной журналистикой
Роль масс-медиа
в манипулировании общественным мнением
и пропаганде вирусной доктрины спида.
Альтернативные источники информации
В течение четверти века гипотеза существования вируса, который приводит
к неизлечимому СПИДу и неизбежной смерти, была и до сих пор еще остается
общепризнанной не только в официальной медицине, но и в сознании очень
многих людей. Особую роль в поддержании и развитии этого мифа играют
средства массовой информации.
Впервые об открытии ВИЧ, который якобы приводит к СПИДу, было объявлено в апреле 1984 года. Эту сенсационную новость объявил вирусолог Национального института здоровья США доктор Роберт Галло, который, наряду с
профессором Института Пастера Люком Монтанье, считается т. н. первооткрывателем ВИЧ. Ученые СПИД-диссиденты, как принято называть оппонентов,
уверены, что результаты исследований по выделению вируса были проведены
Галло и его группой с многочисленными нарушениями общепринятых в таких
случаях требований, и доказательств открытия нового вируса Галло не представил. А Люк Монтанье уже тогда подчеркивал, что вирус сам по себе не может
привести к разрушению иммунитета. Нужно отметить, что и до этого события
Галло был неоднократно уличен своими коллегами в подтасовке результатов
исследований в угоду доказательств выдвинутых им гипотез.
Тем не менее, идея, как говорится, живет. Чуть ли ни ежедневно граждане
получают очередную дозу информации о развитии ВИЧ-эпидемии и новых
жертвах СПИДа. В этом сценарии важное место отводится акцентированию
внимания на смерти известных людей якобы от ВИЧ. Так, кончина солиста балета Рудольфа Нуриева, рок-музыканта Меркури и многих других популярных
лиц была увязана с ВИЧ и СПИДом. При этом не афишировалось, что эти и
другие звезды «погасли», скорее всего, из-за неадекватного образа жизни.
Фредди Меркури, к примеру, был наркоманом со стажем. А наркотики, как известно, сами по себе в силу своей высокой токсичности пагубно влияют на иммунную систему.
151
В период относительного затишья по поводу эпидемии СПИДа, как правило,
вбрасывается новая информация о неизведанных доселе науке болезнях.
Вспомним, какой ажиотаж произвела информация по поводу атипичной пневмонии, птичьего гриппа и т.п. Совсем недавно на канале «Россия», в других
СМИ прошла информация о выделении нового типа ВИЧ – некоего вирусамутанта, перед которым бессильна современная антивирусная терапия и который приводит к летальному исходу не через несколько лет, как «обычный»
ВИЧ, а всего через несколько месяцев. При этом в сюжете показали некоего
больного американца, заявив, что это начало новой эпидемии. «Эпидемия» из
одного человека – это в стиле испытанного приема нагнетания страха в обществе, который успешно был апробирован в США еще в 70-е годы.
После многочисленных публикаций ученых СПИД-диссидентов в зарубежной и в первую очередь американской печати сейчас уже не является секретом,
что широкая пропаганда гипотезы вирусного СПИДа началась по инициативе
американского Центра контроля над заболеваниями (ЦКЗ), его засекреченной
организации – Службы эпидсведений, а также Национального института здоровья, Национального института рака и других структур в условиях сокращения
финансирования их деятельности. И ранее в таких случаях, еще до «эпохи»
ВИЧ, аналогичные проекты по манипулированию общественным мнением также успешно применялись этими учреждениями.
Американский ученый, доктор Брайн Эллисон – молекулярный биолог, коллега Питера Дюсберга – в журнале «СПИД» (AIDS, № 9, 1994) опубликовал вызвавшую тогда огромный резонанс статью «Закулисная возня вокруг вируса
иммунодефицита». В материале указывается, что еще в 1976 году, используя
информацию о единственном случае заболевания пневмонией с летальным исходом у военнослужащего армии США, ЦКЗ организовал с помощью СМИ массовую панику населения по поводу «открытия» нового страшного микроорганизма – т. н. свиного гриппа, который может привести к истреблению нации.
Конгресс США выделил ЦКЗ десятки миллионов долларов для создания вакцины от гипотетического вируса, который был плодом воображения специалистов
Центра. Около 50 миллионов американцев получили этот препарат, оказавшийся чрезвычайно токсичным. Массовая вакцинация от несуществующего вируса
привела к заболеваниям тысяч людей, десятки человек скончались от побочных
последствий.
По тому же сценарию осуществлялись и другие проекты. И к началу 80-х годов, когда в недрах ЦКЗ родилась новая идея – увязать иммунодефицит нескольких пациентов, геев-наркоманов, с неким вирусом, у этой организации и ее
партнеров уже был опыт организации мощной информационной поддержки подобных проектов.
Поддержка материально зависимых от ЦКЗ масс-медиа была обеспечена на
всех этапах внедрения вирусной гипотезы СПИДа. При этом умалчивалось, что
152
иммунитет СПИД-пациентов, среди которых были в основном наркоманы и геи,
употреблявшие наркотики, мог быть разрушен именно наркотиками, высокая
токсичность которых – очевидный факт для непредвзятых специалистов.
Широкую поддержку в СМИ получило также известие о том, что ВИЧ якобы
начинает инфицировать и другие группы населения, так как он обнаружен у пациентов, страдающих гемофилией. Этим пациентам, как известно, проводится
регулярное переливание крови, что является фактором, стимулирующим иммунную систему и выработку антител. При ВИЧ-диагностике вирус никогда не
выделяется, и наличие антител нередко трактуется как доказательство инфицирования ВИЧ.
Особую роль многие зарубежные и отечественные СМИ сыграли в продвижении на рынок АЗТ – т. н. антивирусного препарата, который назначается
ВИЧ-положительным пациентам для профилактики и приостановки репликации
ВИЧ. Общеизвестно, что никого в мире еще не вылечили от СПИДа с помощью
этих препаратов. Более того, как показывают независимые клинические исследования, их длительное употребление приводит к разрушению иммунной системы. Так, доктор Мартин Уолкер, американский писатель и публицист, председатель Комитета по расследованиям незаконных действий, связанных с применением АЗТ, отмечает, что АЗТ стал, возможно, первым в истории медикаментом, вызывающим болезнь, для лечения которой он, собственно, предназначался.
В процессе производства и маркетинга АЗТ компания-производитель «Wellcome» запустила в действие мощную машину обработки общественного мнения
с целью постоянного увеличения объемов продаж и расширения рынков сбыта.
PR-акции проводились по всему миру с приглашением журналистов, ученых,
политиков, руководителей министерств. Однако данные о тяжелых последствиях употребления АЗТ оставались закрытыми для общественности.
В 1990 году эта компания поручила аналитикам фармацевтического рынка
подготовить доклад по вопросам перспектив и рисков при производстве и реализации АЗТ. Специалисты предупредили руководителей фирмы, что причинами снижения объемов реализации может быть «любое публичное сообщение о
токсичности этого препарата, влияющего на здоровье, а также выражение сомнений по поводу эффективности АЗТ». Правду тогда удалось утаить, и прибыли компании в 90-е гг. исчислялись в среднем миллиардом долларов в год.
Однако скрывать истину становилось все труднее. В статье профессора
П. Дюсберга и его коллеги доктора Д. Расника, опубликованной в первом международном СПИД-диссидентском журнале «Континуум», издаваемом в Великобритании, были приведены факты, что ВИЧ-положительные пациенты, получающие АЗТ, в 4–5 раз чаще заболевают СПИДом и в 2–4 раза чаще умирают,
чем те, кто не употреблял этот препарат.
153
В журнале «Nature» в 1995 году указывалось, что смертность британских
ВИЧ-положительных гемофиликов увеличилась в 10 раз с начала внедрения
АЗТ.
Важнейшую роль в воплощении замыслов идеологов доктрины вирусного
СПИДа играют не только пропагандистские кампании в СМИ, но и различные
способы психологического воздействия на людей.
Так, выдающийся американский врач, использовавший в лечебной практике
возможности гипноза, обладатель многих престижных премий, присуждаемых
Международной ассоциацией консультантов и терапевтов, преподобный доктор
Майкл Эллнер в своей публикации в журнале «Континуум» так объяснял ряд
социально-психологических особенностей восприятия людьми феномена СПИДа (цитирую):
«Вы замечали, как настораживаются некоторые люди, когда вы говорите, что
неспецифичные ВИЧ-тесты не являются доказательством ВИЧ-инфекции? Люди также не верят, что длительное употребление высокотоксичных наркотиков,
а также «антивирусных» препаратов типа АЗТ само по себе приводит к иммунному дефициту.
Вместо того чтобы почувствовать облегчение, многие, услышав подобную
информацию, оскорбляются. Как это так! Кто позволяет себе думать, что ВИЧ –
это отнюдь не беспощадный «вирус-убийца», если все давно об этом знают?
Людям проще не прилагать усилий для понимания этой ситуации, попрежнему позволять себя оболванивать сказками о вирусе СПИДа и находиться
в полной зависимости от тех, кому эта идея жизненно необходима и кто заинтересован в продолжении зомбирования общественности, оградив красными
флажками пространство воздействия на нас этой психологической и информационной дубинки.
Постоянная промывка мозгов всегда была необходима для реализации социальной функции лжи, в которой заинтересованы многие структуры и деятели.
Идея ВИЧ/СПИДа не является исключением.
Этот массовый гипноз позволяет людям бессознательно играть отведенные
им роли. Доктрина ВИЧ/СПИДа живет так долго только потому, что многие
вольно или невольно участвуют в этом спектакле. Если ты «ВИЧположительный», отведенная тебе роль – болезнь, мучения и смерть; если ты
СПИД-врач, твоя роль – использовать неспецифичные тесты на ВИЧ-антитела,
назначать пациентам АЗТ, который делает здоровых людей больными, и объяснять их болезни и смерть «неизлечимостью ВИЧ-инфекции»; если ты активист
общественной СПИД-организации, твоя роль – психологически обрабатывать
людей, чтобы неапробированные методы лечения СПИДа и впредь успешно
внедрялись, агитировать ВИЧ-положительных употреблять назначаемые им
ядовитые препараты, тем самым отправляя их в фармацевтические печи, и заставлять замолчать каждого, кто ставит под сомнение это сумасшествие.
154
Нужно помочь людям реально осознать, что на протяжении всей своей жизни они подвергались идеологической обработке в отношении феномена СПИДа,
и это своего рода гипнотизирование проводится без их ведома и согласия», –
подчеркивал доктор Эллнер.
Далеко не все российские СМИ готовы публиковать материалы об идеях
СПИД-диссидентов. Так, этой проблеме, к сожалению, не пожелали уделить
внимание «Московский комсомолец», «АИФ-здоровье», некоторые другие издания, куда мы обращались. От радиостанции «Свобода», известной, вроде бы,
своей независимой точкой зрения по многим проблемам, пришел ответ, что они
не считают для себя возможным пропагандировать точку зрения оппонентов,
которые якобы считаются маргиналами. Надо полагать, лауреаты Нобелевской
премии, другие ученые, о которых мы говорили выше, по мнению редакции,
также к ним относятся.
Записи наших интервью для ряда телеканалов или не попадали в эфир, или
давались в таком урезанном виде, что для большинства телезрителей заведомо
было непонятно, о чем вообще идет речь.
В то же время в последние годы некоторые наши масс-медиа стали освещать
эту проблему. Первая статья о СПИД-диссидентах в российских СМИ была
опубликована в 1998 году в газете «Сельская жизнь». В своем интервью врач
Ирина Михайловна Сазонова рассказала о позиции П. Дюсберга и других зарубежных ученых. В газете «Совершенно секретно» опубликована серия моих
статей по материалам, предоставленным Ириной Михайловной Сазоновой,
письмам и откликам читателей. Оказалось, что в стране многие люди давно сомневались в непогрешимости доктрины ВИЧ/СПИДа. Мы получили от читателей, в том числе проживающих в странах СНГ, немало ценной информации, которая затем была использована в нашей книге «СПИД: приговор отменяется»,
где рассказывается об истории, причинах появления вирусной гипотезы СПИДа, ее последствиях, об исследованиях СПИД-диссидентов. Вышла книга
И. М. Сазоновой «Виртуальный ВИЧ, или провокация века», в которой читатели могут познакомиться с многими другими фактами, подтверждающими
правоту оппонентов.
На ту же тему были публикации в журналах «Огонек», «Популярная психология». Большой резонанс вызвало выступление в «Российской газете» зав. кафедрой Иркутского государственного университета Владимира Александровича
Агеева, который на фактах из собственной научной практики опровергал доктрину ВИЧ/СПИДа. Эта газета в прошлом году вновь выступила со статьей, посвященной исследованиям оппонентов ВИЧ-теории. Внимание общественности
привлекли также публикации в газетах «Коммерсантъ», «Комсомольская правда», в региональной московской печати. Постоянную работу по информированию своих радиослушателей на данную тему ведет радиостанция «Свободная
Россия», медицинским обозревателем которой является И. М. Сазонова. При
155
поддержке руководства радиостанции создан сайт virus.narod.ru, где идет активное обсуждение проблемы, публикуются работы П. Дюсберга, других ученых
Запада и российских.
В Интернете – пожалуй, сегодня наиболее демократичном источнике информации – на многих сайтах, форумах, в блогах идет обсуждение альтернативной точки зрения.
Многие люди, которым поставили ВИЧ-положительный диагноз, обрели
уверенность в том, что их положение вовсе не столь безысходно и они не обязаны умирать от якобы непобедимого вируса, как утверждает официальная
СПИД-медицина. В некоторых известных организациях, таких, как «Врачи без
границ», ознакомившись с иной точкой зрения на ВИЧ/СПИД, пересматривают
собственную. Все больше российских врачей, обладающих самостоятельным
мышлением, также убеждаются в правоте СПИД-диссидентов и меняют свое
отношение к тем, кому поставили ВИЧ+. Даже некоторые волонтеры т. н.
СПИД-сервисных организаций начинают сомневаться в правильности своих
действий.
Некоторые сайты, где развернулась полемика по вопросу ВИЧ/СПИДа:
http://pubhealth.spb.ru/STDDIST/DuiDrug.htm#1
http://www.bookland.ru/book1338073.htm
http://www.topicnews.net/print/print.php?g_news_id=20311
http://sovsekretno.ru/magazines/article/565
http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0247/lisa01.php
http://www.newcanada.com/251/251-00005-zdorovie.htm
http://shagi.infoshare.ru/mnew/?doc=417
http://pressa.irk.ru/friday/2004/28/015001.html
http://www.admgor.nnov.ru/script/forum/forum.php?ftp_id=5757&ft_id=2
http://www.kavkazcenter.com/russ/content/2005/12/17/40303.shtml
http://gorod48.ru/lugovoy/autor-187.html
http://zhurnal.lib.ru/comment/w/wullo_l_i/wullo62?&COOK_CHECK=1
http://zhurnal.lib.ru/comment/w/wullo_l_i/wullo62?&COOK_CHECK=1
http://forum.colomna.ru/index.php?s=8344765bb6d8b24ebf8bd7cd246d8bc3&sho
wtopic=16820&st=120&p=441648&#entry441648
http://forum.volgmed.ru/index.php?showtopic=860&pid=7126&mode=threaded&
start=#entry7126
http://www.nedug.ru/news/89849.html
http://www.vif2ne.ru/nvz/forum/archive/164/164177.htm
http://shagi.infoshare.ru/mnew/?doc=417
http://gaya84.livejournal.com/61512.html#comments
http://www.dirty.ru/comments/152156
http://www.aids.ru/faq/2007/03/29-27205.htm
156
http://www.kp.ru/daily/forum/article/1053/
http://www.freestyle.com.ua/forum/thread.php?postid=155563&sid=f6e2fed9f962
45709f30c5d256f36224#post155563
http://forum.tsure.ru/lofiversion/index.php/t16057-0.html
http://anti-spid.boom.ru/key.htm
http://mdr7.flybb.ru/topic221.html
http://66.102.9.104/search?q=cache:Hi32Y_lMRLwJ:forum.myword.ru/index.php
%3Fshowtopic%3D8356%26view%3Dgetnewpost+%D0%A1%D0%9F%D0%98%D
0%94:+%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%
80+%D0%BE%D1%82%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F%D0%B5%D1%82
%D1%81%D1%8F&hl=ru&ct=clnk&cd=36&gl=ru
http://krok.meducation.com.ua/index.php?name=PNphpBB2&file=printview&t=3
99&start=0
157
LOS ANGELES CITY BEAT
Селия ФАРБЕР (CELIA FARBER),
автор книги «Серьезные неблагоприятные события:
История СПИДа без купюр».
Ее последняя статья была опубликована
в мартовском номере «Харперс».
Дочь умерла,
мать осталась в живых
Коронер Лос-Анджелеса настаивает, что маленькая Элиза Джейн Сковилл умерла от ВИЧ, и активисты движения за лечение подвергают
оскорблениям ее мать, превратив смерть ребенка в поле битвы вокруг теории о том, что ВИЧ вызывает СПИД.
«Я хочу знать правду о том, от чего умерла Элизабет Джейн», – говорит
Кристин Мэйджоре.
...В начале весны 2005 года Кристин Мэйджоре и двое ее детей, трехлетняя
Элиза Джейн и восьмилетний Чарли, одержали крошечную победу, не допустив
утраты.
Когда они везли Чарли в школу, под ветровым стеклом их автомобиля застряла пчела. «Элиза Джейн не расслышала что-то, что я сказала о нектаре, и ей
показалось, что пчелу зовут Гектор», – вспоминает Мэйджоре.
Кристин сбавила скорость и остаток пути проехала со скоростью 20 миль в
час. Все это время она и дети кричали: «Гектор, держись!»
«Задача Чарли состояла в том, чтобы сообщать мне о смене сигналов светофора, чтобы я могла сосредоточиться на Гекторе, а И-Джей отвечала за то, чтобы подбадривать Гектора».
Они опоздали в школу, однако, когда они оказались там 40 минут спустя,
Гектор был еще жив. Дети внимательно смотрели, как Кристин осторожно опустила его на цветок лаванды.
Однако ни защиты, ни провидения, ни милости не досталось на их долю в ту
страшную ночь 15 мая, когда у И-Джей внезапно остановилось дыхание на третьей неделе того, что казалось трудноизлечимой простудой. За две недели до
этого у нее начались насморк и кашель, которые постепенно перешли в ушную
инфекцию. Кристин, которая, по отзывам всех, кто ее знал, была очень заботливой матерью, сводила И-Джей к трем врачам, и все они в один голос сказали,
что у девочки нет ничего серьезного, шума в легких нет и чтобы в случае ухудшения состояния при ушной инфекции Кристин и ее муж Робин провели ей
158
курс антибиотика. Третий врач, друг семьи, был озабочен краснотой в ушах ИДжей и прописал антибиотик амоксициллин, который надо было принимать два
раза в день по 400 миллиграммов. После второй дозы, 15 мая, И-Джей несколько раз вырвало. После третьей дозы, на второй день, она стала возбужденной,
бледной и холодной на ощупь. Робин позвонил доктору, прописавшему антибиотик, и, пока он разговаривал с ним по телефону, раздался крик Кристин из
другой комнаты: «У нее остановилось дыхание!»
Робин примчался и стал делать искусственное дыхание рот в рот, а в это
время Кристин, рыдая, набирала 911. Прибыли парамедики и установили, что у
И-Джей отсутствует пульс; на машине скорой помощи они срочно отвезли ее в
больницу Валлей Пресбитериан, где после нескольких часов попыток реанимировать девочку врачи объявили о ее смерти. В отчете фельдшера скорой помощи говорилось, что она умерла от остановки сердца. Лечащий врач заполнил
форму о причине смерти, указав, что, по его мнению, «данная смерть была вызвана заражением крови».
Когда просочились слухи о смерти дочери Кристин Мэйджоре, они были
наполнены отнюдь не только печалью, которую не захочет испытать ни один
родитель. В течение многих лет Кристин была публичным и известным участником наиболее ожесточенной полемики во всей истории современной медицины – схватки из-за того, является ли ВИЧ причиной СПИДа. 49-летняя Мэйджоре имела положительные результаты тестов на ВИЧ и оставалась здоровой в
течение 14 лет. В последние годы она несколько снизила свою активность в качестве воина, сражающегося с физической смертью, с которой ассоциируется
ВИЧ. Многие годы ее жизнь служила достаточно позитивным примером того,
что множество ее очернителей называли «отрицательством СПИДа». Однако на
момент смерти И-Джей она наслаждалась положением матери-домохозяйки и
души не чаяла в своих детях, мягко воспитывая их в среде альтернативной
культуры, к которой принадлежали люди, придерживающиеся принципов органической диеты, ограничения применения антибиотиков и отказа от прививок.
Вполне естественно, что, учитывая ее личный опыт того, как непредсказуемо
тестирование на ВИЧ, ее дети никогда не сдавали анализы на ВИЧ-инфекцию.
Да и педиатры Элизы Джейн никогда не просили родителей о том, чтобы ИДжей сдала эти анализы.
Именно вопрос о том, что убило малышку Элизу Джейн, вызвал конфронтацию между теми, кто ставит под сомнение роль ВИЧ в развитии СПИДа, и теми,
кто уверен в том, что он однозначно смертелен, превратил дебаты в настоящую
войну. Доказательства, вокруг которых разворачиваются военные действия,
представляют собой «тест чернильной кляксы Роршаха» для всех, кому
настолько непонятно, чем является и не является СПИД, что голова идет кругом.
159
Через четыре месяца после смерти Элизы Джейн, после того, как в результате первоначального вскрытия не удалось установить явную причину смерти, супругам позвонил репортер из газеты «Лос-Анджелес Таймс» Дэн Костелло. Он
сказал, что пишет историю на тему нового мнения коронера о том, что И-Джей
умерла от СПИДа, а именно – от разновидности пневмонии, называемой пневмоцистной пневмонией. Кто-то намекнул сотрудникам «Таймс» об этом новом
результате еще до составления отчета. Когда Кристин ответила на звонок Костелло и попросила придержать историю и дать им время хотя бы получить и
обдумать заключение о вскрытии, он сказал ей, что на него «ужасно давят» и
требуют, чтобы статья вышла через два дня.
– Кто? – спросила она.
– Не могу сказать, – ответил Костелло.
– Уж не из канцелярии ли коронера? – спросила Маджоре.
– Нет, – ответил он.
(Костелло не ответил на просьбу об интервью. По словам его собрата по перу Чарлза Орнштейна, «история должна быть сама по себе»).
12 сентября 2005 года в «Таймс» вышла передовая статья Костелло и Орнштейна, в которой Мэйджоре обвинялась ни много ни мало в убийстве. Статья
под заголовком «Мать отрицает. Дочь умирает» содержала агрессивное обвинение. В ней допускалось, что пересмотренная версия заключения коронера точна
и что И-Джей умерла от пневмонии, связанной со СПИДом, которую можно
было бы предотвратить, если бы мать позаботилась о том, чтобы дочь сдала
анализы и прошла медикаментозное лечение от СПИДа.
Редакция «Лос-Анджелес Таймс» отказалась опубликовать даже письмо от
Мэйджоре, в котором она указывала на противоречивые выводы в заключении
коронера. Примерно в это время я начала общаться с Кристин Мэйджоре по телефону и записывать ее историю, которая иногда настолько поражала меня, что
у меня не было слов. Я пишу о СПИДе вот уже 20 лет, и обеим нам знакомо то,
как придирчиво и порой жестоко могут относиться к человеку, к которому приклеен ярлык «отрицательство СПИДа». Мы разговаривали о нашей собственной
способности видеть, слышать и знать реальность. «Я хочу знать, что убило ИДжей», – говорила она, и я чувствовала, что это действительно так.
С течением времени эта история все больше и больше начала казаться мне
чем-то все менее и менее связанным с медициной и чем-то имеющим все более
и более психосоциальную природу – историю почти сокрушительной власти
толпы, при которой у жертвы не остается никаких прав. Немногие смогли противостоять сладостному искушению осудить мать, «отрицающую СПИД», либо
присвоить себе право на И-Джей как на свою собственную малышку-жертву
трагедии. При этом все делалось с теми идеально выверенными интонациями
пьесы-моралите на тему СПИДа, которые так знакомы некоторым из нас.
160
Итак, они отыграли свою пьесу. Огни рампы зажглись, мать, как представляют себе некоторые, болтается на виселице, а праведники триумфально исполняют погребальную песню. Блоггеры завоевали славу, снова и снова препарируя
отчеты о вскрытии И-Джей, цокая языками от уверенности в своей правоте. В
программе «Эй-Би-Си Праймтайм» показали съемку того, как Кристин и Робин
рассматривают пленку с тканями мозга И-Джей, которая, как утверждалось, пострадала от разрушительного действия белка ВИЧ под названием р24. Впоследствии родители поместили заключение о вскрытии ее тела на своем сайте, на
который блоггеры, настроенные против Маджоре, набросились, как акулы на
приманку. На всем пространстве от Бетезды до Лос-Анджелеса возникали группы ненавистников, распространявшие все более безумные листовки, создавшие
сайт противников Мэйджоре и даже основавшие новую группу активистов под
названием «Комитет выступающих против Кристин Мэйджоре» с целью заставить ее публично отказаться от своих взглядов на ВИЧ и «извиниться за участие
в движении отрицательства СПИДа». Одна из этих групп отпечатала листовку,
основанную на фотографии И-Джей, взятой с сайта, запущенного друзьями
Мэйджоре и Сковилла; однако фотография была обезображена. Глаза девочки
были перечеркнуты крестами, губы деформированы и вывернуты поверх омерзительных зубов, а подпись гласила: «Я умерла от запущенности и СПИДа, а
потом моя мама заплатила людям большие бабки за то, чтобы они врали и говорили, что все дело в плохих врачах! Увидимся в АДУ, мамочка!»
Эти и другие столь же отвратительные листовки распространялись по всему
Лос-Анджелесу. Кристин получала оскорбительные письма с адресов электронной почты, содержавших имя ее умершей дочери, а также анонимные телефонные звонки с тяжелым дыханием в трубке, которые, как было установлено, исходили из «Центра транссексуального сообщества геев и лесбиянок» в ЛосАнджелесе; он же распространил 1500 экземпляров листовок с просьбой к населению присоединиться к кампании с целью «помочь ОСТАНОВИТЬ Кристин
Мэйджоре».
И все это исходит от людей, которые не один год учат мир тому, что такое
«сострадание». Когда-то их называли «активистами движения СПИДа», теперь
называют «активистами движения за лечение». В прошедшем году смерть ИДжей Сковилл оказалась в эпицентре войны вокруг этиологии ВИЧ.
Передо мной лежат и другие оскорбительные и жестокие листовки, однако
давайте остановимся здесь. Точка зрения изложена. СПИД стал синонимом гнева и ненависти в отношении тех, чье мышление отличается от общепринятого.
Вопрос не в этом. А вот в чем: какова вероятность того, что кто-либо, на какой
бы стороне он ни находился, сможет ясно увидеть то, о чем свидетельствуют
«факты» о внезапной смерти Элизы Джейн Сковилл, произошедшей год назад?
А в особенности один факт: окружной коронер не предъявил ни одного анализа
на ВИЧ, взятого у И-Джей Сковилл.
161
СПИД так очевиден
Все началось с положительных результатов анализа на ВИЧ, взятого у Кристин Мэйджоре в ходе обычного обследования в 1990 году, в результате чего
она оказалась в центре внимания как представительница среднего класса гетеросексуальной ориентации, которой угрожает СПИД. Ее пример служил предостережением для различных групп населения. Ее послание звучало так: «Если
это может случиться со мной, это может случиться с кем угодно». Она стала
скептично относиться к ВИЧ, когда повторила анализ и дважды результаты оказались неопределенными, а один раз – отрицательными. Это заставило ее заняться исследованием того, в чем заключается научная основа теста на ВИЧ,
собственно гипотеза, предположения относительно заболевания и связанной с
ним смерти, и в чем состоит мудрость режима приема лекарств. Она основала
организацию, которой предстояло превратиться в крупнейший «диссидентский»
фонд по изучению и борьбе со СПИДом под названием «Элайв энд Велл»
(«Жив и здоров»). Фонд зиждется на «еретической идее» того, что лица, в чьей
крови выявлены антитела к ВИЧ, могут прожить долгую и здоровую жизнь и не
умереть от «инфекции», вызванной собственно ВИЧ. Не стремясь давать медицинские рекомендации, она написала книгу, которую опубликовала на собственные средства, под названием «А если бы все, что, как вы думали, вы знаете
о СПИДе, оказалось неправдой?» и стала своего рода флагманом для лиц с положительными результатами тестов на ВИЧ по всему миру, выступая, проводя
митинги и работая за кулисами, оказывая помощь матерям и отцам, которые,
как в осаде, оказались зажаты в рамках драконовских требований в отношении
ВИЧ.
Прекрасно зная то, насколько высок процент ложных положительных результатов, какие стереотипы связаны с тестом и положительным результатом и
прежде всего то, насколько сокрушительна мощь государства, обладающего
полномочиями обязать человека принимать токсичные лекарства, запретить
кормление грудью и даже держать под прицелом детей в случае непослушания
матерей, у которых выявлен ВИЧ, Мэйджоре и по сей день говорит, что не сожалеет о том, что ее дети не сдавали эти анализы. После смерти И-Джей Чарли
сдал анализы, и результаты всех тестов оказались отрицательными, как и у ее
мужа Робина, с которым она занималась незащищенным сексом в течение 11
лет. Робин Сковилл – кинематографист, чьим фильмам не раз присуждались
награды, и человек, разделяющий убеждения жены о необходимости поставить
под сомнение догму о СПИДе. Его фильм «Другая сторона СПИДа» получил
специальный приз жюри на международном кинофестивале в Лос-Анджелесе
162
(Сковилл был практически вычеркнут из истории, представленной СМИ, где в
центре внимания был архетипический образ Плохой Матери).
16 мая 2005 года тело Элизы Джейн было направлено коронеру округа ЛосАнджелес для установления причины смерти, которая на тот момент была указана как «неизвестная». Первоначально СПИД не рассматривался в качестве
возможной причины. Мэйджоре и Сковилл не стали добровольно сообщать, что
у Кристины положительные результаты анализа на ВИЧ, поэтому поначалу эксперты не рассматривали тело девочки через призму ВИЧ или СПИДа. 21 мая
друг семьи Кит Релкин, представившись студентом, изучающим государственную политику, позвонил в канцелярию коронера и спросил, проводятся ли типовые тесты на ВИЧ в случаях необъяснимой смерти. Релкин разговаривал с сотрудником-мужчиной, который сказал, что коронер не считает необходимым
проведение типовых тестов на ВИЧ, ведь «СПИД так очевиден». Обычно коронерам известно, или было известно до этого случая, что в случае смерти от
пневмоцистной пневмонии наблюдается полное разрушение легких.
Очевидно, коронер не рассматривал и возможность смерти, связанной с лечением антибиотиками. Мне понятна причина такого помрачения сознания:
мать известна как представитель движения «отрицательства СПИДа», а значит,
обвиняется в том, что не замечает СПИД. То, что предстало перед глазами
судмедэкспертов, пока они не знали, на чью дочь смотрят, ничего не значило.
18 мая судмедэксперт округа Лос-Анджелес доктор Чангсри позвонил супругам и поговорил со Сковиллом, сообщив, что не обнаружил «никакой очевидной» причины смерти и ему необходимо посмотреть, что вырастет в культурах
микроорганизмов, а пока он разрешает перевезти тело Элизы Джейн в морг.
26 мая следователь из канцелярии коронера позвонила доктору Полу Флейссу, одному из педиатров Элизы Джейн, и спросила, знает ли он, «кто такие ее
родители» и «что будет, если набрать имя матери в Google».
Когда Флейсс ответил, что, по его мнению, поиск в Google не прольет свет
на причину смерти Элизы Джейн, женщина резко сказала, что считает, что книга Мэйджоре «имеет полное отношение» к делу. Под угрозой вызова в суд она
потребовала, чтобы Флейсс незамедлительно направил всю медицинскую документацию Элизы Джейн в канцелярию коронера.
В начале августа Мэйджоре начала звонить в канцелярию коронера, интересуясь любой возможной информацией о втором вскрытии Элизы Джейн. В канцелярии ей сообщили, что дело «приостановлено из соображений безопасности»
и информация не может быть предоставлена. Приостановить дело приказал некто детектив Кастильо из департамента полиции Лос-Анджелеса; Мэйджоре
сказали, что дополнительную информацию она получить не может. Несколько
дней спустя Мэйджоре позвонила снова и спросила, при каких обстоятельствах
может быть отозвано решение о приостановлении дела. Женщина, которая взяла
трубку, прокричала: «Приостановлено – значит приостановлено. Вы понимаете
163
значение слова "приостановить"?» Когда Мэйджоре ответила, что понимает, что
речь идет об ожидании, женщина заорала: «Речь идет о том, что это дело полиции. Понятно?»
13 сентября позвонил некто из канцелярии коронера и сердито сказал Сковиллу, что установлено, что причиной смерти стала «пневмония, связанная со
СПИДом», и что семья осложнила их работу, «не раскрыв информацию».
Но был ли у И-Джей ВИЧ? Были ли сделаны анализы? Или же причиной диагноза стало не что иное, как статус матери – человека, у которого был обнаружен ВИЧ, ее имя, набранное в Google, и история? Имелись ли в ее легких проявления смертельной пневмонии? Показали ли измерения количества лимфоцитов, вирусов, антител к ВИЧ в ее крови или хоть какие-нибудь количественные
измерения наличия в ней признаков разрушения иммунной системы?
Супругам было сказано, что новое заключение о вскрытии будет готово к 16
сентября. Супруги сообщили свой адрес. В ходе той же беседы им сообщили,
что дело И-Джей представляет такую сложность из-за того, что в канцелярии не
знали, «что речь идет о ВИЧ».
15 сентября репортер «Лос-Анджелес Таймс» Дэн Костелло оставил в голосовом почтовом ящике сообщение с просьбой прокомментировать статью, которую он уже почти дописал и выход которой был запланирован на 17 сентября.
В распоряжении сотрудников редакции «Таймс» не было заключения коронера,
однако им сказали, что причину смерти переопределили как «СПИД». Для оказания содействия в «разрешении» дела был приглашен главный коронер доктор
Джеймс Райб, и именно из-под его пера вышло слово «СПИД». Неизвестно, как
эта информация оказалась у сотрудников «Таймс» еще до получения Сковиллом
и Мэйджоре их копии заключения по почте, что произошло 21 сентября (Когда
представители прессы позвонили в канцелярию коронера с просьбой о комментариях, ответного звонка не последовало).
В статье Костелло и Орнстейна, опубликованной «Лос-Анджелес Таймс», не
упоминалось ни о ВИЧ-статусе И-Джей, ни о том, проводились ли анализы. О
ее ВИЧ-статусе не говорилось и в отчете коронера, и несколько недель Мэйджоре и Сковилл провели в кошмарной и бесчеловечной ситуации, когда им отказывались выдать документацию о серологических исследованиях на ВИЧ их
собственной дочери (в отличие от анализов на другие вирусы, анализы на ВИЧ
проводятся неоднократно, зачастую имеют различные результаты и характер
исчерченности, допускающий субъективное толкование. Результат не бывает
однозначно положительным и отрицательным, и часто вывод делается исходя
из того, принадлежит ли пациент к группе риска).
«С сентября прошлого года мы пытаемся собрать информацию обо всех без
исключения диагностических исследованиях, связанных с ВИЧ, и копии всей
документации о таких исследованиях, которые могли проводиться посмертно в
отношении нашей дочери, – говорит Мэйджоре. – В канцелярии коронера нас
164
отсылают в лабораторию, а в лаборатории не дают нам ничего, а только угрожают вызовом в суд».
Но если оставить в покое диагностические исследования, каковы материальные доказательства?
На каком основании коронер по прошествии четырех месяцев установил, что
И-Джей умерла от пневмоцистной пневмонии? В течение прошедшего года этот
вопрос обсуждался в мельчайших деталях в блогах, радиопередачах и на телевидении. Те, кто верует в ВИЧ, считают: ясно, как день, что причина в пневмонии. Те, кто сомневается в этиологии ВИЧ, думают иначе. Сама Мэйджоре в
своих неопубликованных письмах в «Лос-Анджелес Таймс» и в бесчисленных
стычках с журналистами и блоггерами приводит следующие аргументы: вопервых, в последние две недели жизни легкие ее дочери прослушали три врача
и нашли их «чистыми». Ее легкие работали в полную силу за неделю до смерти
девочки, когда во время празднования дня рождения родители снимали на видео, как она много раз дует в разворачивающуюся бумажную трубочку (Эту
пленку отправили в «Эй-Би-Си Праймтайм», но канал не пустил ее в эфир).
Кроме того, она отмечает, что у ее дочери ни разу не наблюдалось посинения
конечностей и она оставалась «розовенькой» до самого конца, а также что ее
смерть наступила не в результате дыхательной недостаточности, а от остановки
сердца. Она говорила, что при вскрытии легкие ее дочери были наполнены
жидкостью, однако воспаления не наблюдалось, а пневмония характеризуется
воспалением.
Летом 2005 года независимый судмедэксперт доктор Мохаммед Аль Байати,
сертифицированный токсиколог и патологоанатом, предложил перепроверить
результаты вскрытия, проведенного коронером Лос-Анджелеса. В заключении к
его отчету говорится, что Элиза Джейн умерла от анафилактического шока, вызванного амоксициллином, а не от пневмонии. Результатом анафилактического
шока, вызванного антибиотиками на основе бета-лактама, ежегодно становятся
до 1000 смертельных случаев. По словам Аль Байати и других специалистов,
просматривавших результаты проведенной им экспертизы заключения коронера, среди результатов аутопсии И-Джей больше всего бросалось в глаза количество вытесненных жидкостей в теле, что указывало на общую реакцию интоксикации. Сорок процентов жидкостей тела были вытеснены и «произошла их
утечка в ткани», что является признаком интоксикации, делающей сосудистую
сеть тела проницаемой. Все ее органы – легкие, сердце, печень и почки – были
сильно увеличены по сравнению с нормой, растянуты и наполнены жидкостью,
что, как говорит Аль Байати, вызвало множественный отказ органов, в итоге
приведя к остановке сердца.
Это заявление – что И-Джей умерла в результате реакции на антибиотик – в
свою очередь вызвало в блогосфере мощную волну нападок на Аль Байати и
сомнений в достоверности его выводов. Было отмечено, что он является членом
165
совета консультантов фонда «Элайв энд Велл» и был взят на заметку как человек, утверждающий, что не верит в то, что ВИЧ вызывает СПИД.
Существует несколько видов реакций на антибиотики, которые могут привести к смертельному исходу – среди них реакции как немедленного, так и замедленного типа, или «поздние» реакции, которые могут возникнуть даже через
трое суток после принятия медикамента. В инструкциях, прилагающихся к упаковкам амоксициллина, описываются аллергические реакции с возможным
смертельным исходом. Они включают в себя «сердечнососудистый коллапс»,
«тошноту и рвоту» и «гемолитическую анемию» (У И-Джей была выявлена тяжелая анемия).
Битва велась между противниками Аль Байати с одной стороны и коронера
Джеймса Райба – с другой. Достоверность выводов Райба вызывает сомнение в
первую очередь потому, что апелляционный суд Лос-Анджелеса ведет в его отношении расследование по обвинению в предоставлении некорректных и, возможно, намеренно недобросовестных заключений о вскрытии в нескольких
случаях, которые привели к обвинению родителей в убийствах.
По заключению Райба, Элиза Джейн умерла от СПИДа, выявленного на основании пневмоцистной пневмонии и «энцефалопатии» после обнаружения связанного с ВИЧ белка р24 в тканях ее мозга. Мэйджоре говорит, что это похоже
на игру «охота на мусор» (ее участники должны найти и собрать за ограниченное количество времени определенные предметы), которая началась после того,
как р24 не нашли в крови ее дочери. По мнению критиков, белок р24 находят и
в анализах здоровых людей, и он не является маркером именно ВИЧ. Отмечается, что при жизни у И-Джей не было никаких признаков слабоумия или какихлибо мозговых патологий. Райб безапелляционно заявлял в программе «Эй-БиСи Праймтайм», что легкие И-Джей были разрушены пневмоцистами, а мозг –
«ВИЧ», который, как сообщалось, был обнаружен не в крови, а только в мозгу в
форме одного-единственного белка р24.
Программа привела к разворачиванию нового этапа военных действий в блогах. В качестве одного из многочисленных примеров интернет-социопатии,
направленной против Мэйджоре, приведу высказывание одной женщины, Хизер
Ноллз Морган, в тематической дискуссии блога «Reason’s Hit and Run»: «Кристин, твоя дочь в могиле. Теперь ты счастлива?»
В прошлое воскресенье на странице публицистических статей газеты «НьюЙорк Таймс» была опубликована заметка ученого, изучающего СПИД, доктора
Джона Мура, чьи исследования финансируются фармацевтическими компаниями, прозвучавшая эхом недавних призывов активистов движения за лечение
«начать войну с отрицательством СПИДа». В ней говорится, что смерть И-Джей
стала последней каплей, после которой несогласие с официальной трактовкой
ВИЧ долее нельзя терпеть. Звучит действительно «до ужаса по-квакерски». В
своей озлобленной проповеди он утверждает, что ему как никому другому из166
вестно, что И-Джей была «заражена ВИЧ при рождении» и умерла от излечимой инфекции, связанной со СПИДом. Так вот что значит смерть И-Джей для
представителей воинствующего морализаторского сообщества защитников
официальной трактовки СПИДа и вот почему они сражаются до последнего
вздоха: им это необходимо. В данный момент И-Джей служит подпоркой для их
картины мира как таковой.
Расследование
Я позвонила клеточному биологу и эксперту по токсикологии Университета
Иллинойса доктору Эндрю Маниотису, который теперь будет обвиняться в «соглашательстве с Аль Байати», а следовательно, в безумии, и попросила его провести для непосвященной экскурсию сквозь эти дебри. В своей работе (еще не
опубликованной), где проводится обзор всех доказательств, Маниотис написал:
«Только находясь не в своем уме, можно предположить, что наличие микроорганизма (пневмоциста), в особенности в отсутствие пневмонии... у иммунокомпетентного носителя... приравнивается к летальному случаю пневмоцистной
пневмонии».
В телефонном интервью «Сити Бит» Маниотис сказал: «Я хотел сделать собственные выводы, поскольку чувствовал необходимость разрешить для себя ситуацию Кристин Мэйджоре, которая оказала на меня глубокое воздействие. Поэтому я начал с самого начала. События, закончившиеся смертью, весьма напоминают аллергическую реакцию на лекарство. Прежде всего следовало обратить внимание на амоксициллин, так как это было последнее принятое вещество. Когда девочку привезли в больницу, ей дополнительно вводили антибиотики внутривенно – это безумие. У нее был сердечный приступ – она не умирала от инфекции».
Я спросила его, как пробиться через весь этот шум и туман, и возможно ли,
что все дело в «СПИДе» при отсутствии сообщений об анализе на ВИЧ или
подсчете количества клеток CD4 либо вирусов, являющихся «суррогатными
маркерами», служащими основой всей клинической диалектики СПИДа за пределами данного конкретного случая, ради которого нас призывают изменить все
параметры во имя изгнания беса «отрицательства».
То, что было сказано Маниотисом, я не слышала раньше ни от кого. «Когда
Элизу Джейн госпитализировали, подсчет количества лимфоцитов проводился.
Забудьте все остальное. Абсолютное количество лимфоцитов составляло 10 800
клеток на миллиметр. У нее не было иммунодефицита. Это все, что вам нужно
знать. Она не могла умереть от пневмоцистной пневмонии, и на момент смерти
в ее крови содержалось 10 800 лимфоцитов. Вот вам и конец истории, все так
просто. 10 800 лимфоцитов – это очень высокое содержание, и, согласно требованиям Всемирной организации здравоохранения, это законный стандартный
способ измерения состояния иммунной системы в отсутствие анализов для
167
определения соотношений CD4/CD8. Общее количество лимфоцитов в крови
человека, болеющего СПИДом, должно составлять менее 1 000. Нормой считается их количество от 4 000 до 8 000. Даже если прислушаться к тем, кто с пеной у рта защищает догму ВИЧ, мы увидим, что СПИД остается болезнью, при
которой лимфоцитов слишком мало, а не слишком много. Все специалисты по
патологии, с которыми я общался, находят, что эту логику опровергнуть трудно.
У нее не могло быть пневмоцистной пневмонии, и умереть от нее она не могла».
Существует заключение коронера, где в качестве причины смерти Элизы
Джейн Сковилл указан СПИД, и, несмотря на все, что указывает в направлении,
противоположном данному выводу, охота на ведьм против Мэйджоре и Сковилла в полном разгаре и, похоже, утихать не собирается.
Уголовное расследование по обвинению в невыполнении обязанностей в отношении ребенка, закончившемся убийством, ведется много месяцев и каждый
день висит над семьей дамокловым мечом. Детективы обзвонили всех родителей из школы Чарли, соседей, друзей, родителей его друзей и с пристрастием
допросили их обо всех подробностях состояния И-Джей в последние недели ее
жизни. «Они ходили по домам и задавали родителям вопросы о соплях Элизы
Джейн, – говорит Маджоре с иронией, – желтые они были или зеленые? Кто-то
из родителей открыл дверь и с насмешкой сказал офицеру полиции: "Полагаю,
вы хотите поговорить со мной о герпесе? Ну входите". Офицер тут же сделал
стойку: "А что вам известно о герпесе?"»
Когда в доме Шари Клайвер раздался звонок от офицера полиции, которая
сообщила, что «звонит по поводу смерти Элизы Джейн Сковилл», Клайвер
пришла в ярость. «И-Джей ничем не отличалась от других детей, – говорит она
с отчаянием в голосе. – Я сказала детективу, что она была абсолютно здоровой
и нормальной, а вам бы следовало получше выполнять свои обязанности и
разобраться, кто я такая, а уж затем звонить мне. Я работала няней в этой семье».
«Если вы собираетесь привлечь Кристин и Робина к суду, можете сделать то
же самое со всеми родителями в этом районе. Мы поступили бы точно так же,
как они – они исключительные родители, – добавила Клайвер. Она говорит, - Я
ужасно разгневана, и я высказала детективу все, что о ней думаю. Я сказала ей,
насколько это отвратительно для всех нас и насколько неправильно с моральной
и этической точки зрения».
Ни один из родителей, проживающих в одном районе с Мэйджоре и Сковилл, не отвернулся от супругов; более того, все это время они поддерживают
Кристин и Робина и неизменно говорят об этом следователям каждый раз, когда
те стучатся в дверь.
Кристин Мэйджоре говорит твердым голосом, тщательно подбирая слова: «В
какой-то степени среди всей этой тьмы мы видим свет. Благословение. Мир, ко-
168
торый окружает меня, – прекрасное место. Моя любимая семья, друзья и соседи.
Но мы ведем борьбу каждый день. И пока облегчения не предвидится».
169
Кристин Мэйджоре (Christine Maggiore),
автор книги “А если все, что вы знаете о СПИДе, - неправда?”,
основатель некоммерческой образовательной организации“Alive & Well”
Жизнь, затронутая ВИЧ
Шестнадцать лет назад, в 1992 году, я прошла то, что обычно называют
«тест на ВИЧ». У меня не было ни симптомов болезни, ни конкретных факторов
риска или проблем, просто новый врач настоял на том, что тест должен входить
в регулярное медицинское обследование. То, что началось как обычная проверка, изменило всю мою жизнь, когда был получен положительный результат теста на ВИЧ.
Отставив в сторону шок и стыд, я немедленно нашла специалиста по СПИДу. Этот врач заявил, что результата моего теста, во всяком случае, недостаточно для того, чтобы сделать заключение. Напуганная и смущенная, но полная
надежды, я прислушалась к его рекомендации пройти тест снова, вместе с другими лабораторными исследованиями, которые должны были оценить все – от
моего уровня холестерина до моего количества Т-клеток.
Когда я снова пришла к этому специалисту, он сообщил мне, что результат
второго теста на ВИЧ «бесспорно положительный», но что есть и хорошие новости: переход от несколько сомнительного к несомненно положительному тесту указывает на недавнее инфицирование ВИЧ; это означало, что я нахожусь в
начале периода ожидаемой выживаемости продолжительностью от пяти до семи
лет.
Когда я начала высказывать недоумение по поводу того, что мой образ жизни исключал возможность недавнего инфицирования, врач прервал меня еще
одной порцией «хороших новостей». Количество моих Т-клеток составляло
1700, число, которое, по его мнению, свидетельствовало об исключительно хорошем здоровье. Но, с грустью заметил врач, это исключительное здоровье не
может продолжаться долго, так как не в моих силах помешать развитию разрушительной болезни и предотвратить неизбежную смерть от СПИДа. Он посоветовал не принимать никаких лекарств до начала болезни, так как они, между
прочим, могут вызывать тяжелые побочные эффекты – от хронической диареи,
слабости и потери мышечной массы до рака, паралича и потери Т-клеток – проблем, которые выглядели не лучше, если не хуже, чем СПИД.
Отчаявшись найти луч надежды в этом ошеломляюще безнадежном сценарии, я спросила – могу ли я что-то сделать, кроме того, чтобы дождаться начала
170
болезни и затем начать принимать лекарства, которые, как казалось, только усугубят мою болезнь. Доктор покачал головой и изрек строгое предупреждение,
чтобы я не тратила время и деньги на витамины и другие глупые попытки спасти мою иммунную систему.
Я никогда раньше не принимала витамины и не имела никакого представления о том, что такое «иммунная система» и где она находится, но прямо от врача направилась в магазин здорового питания в поисках глупых и дорогих продуктов, которые могли бы увеличить отведенный мне остаток жизни – от пяти
до семи лет, отсчет которого уже пошел. Я помню, как я бродила по проходам в
безнадежных поисках чего-нибудь, что могло бы принести пользу иммунной
системе, но в то время, в 1992 году, ни один из продуктов не имел слов «иммунная система» на упаковке. Чувствуя себя слишком пристыженной, чтобы
обратиться за помощью, вместо продуктов я купила книгу – энциклопедию витаминов, лекарственных растений и минералов –и провела всю ночь за чтением
о бета-каротине, цинке, высоких дозах витаминов В-12 и С, алоэ вера, грибах
шитаке и астралагусе. К восходу солнца у меня был готов список всех известных натуральных веществ, повышающих иммунитет – со ссылками на возможные побочные реакции при использовании в сочетаниях, и с этим списком я была в магазине здорового питания в ту самую минуту, когда он открылся, в полной готовности купить ингредиенты самостоятельно составленного режима лечения.
На следующий день я приступила к поискам другого специалиста по СПИДу.
Тем временем моя прежняя жизнь с ее планами и надеждами застопорилась.
Мои мысли беспрестанно возвращались к ВИЧ и СПИДу, я балансировала между страхом, надеждой, гневом, неопределенностью и слепым отчаянием. Я не
могла сосредоточиться на работе – управлении компанией по производству
одежды, которая была основана в 1987 году и разрослась в предприятие стоимостью в миллионы долларов – и перестала появляться в офисе. Я отказалась от
поставленной цели получить следующую степень образования и бросила школу
бизнеса. После того как я ориентировочно сообщила о моем новом ВИЧ-статусе
Большим сестрам Америки – благотворительной организации, которая обучает
девушек из бедных семей роли женщины во взрослой жизни – они немедленно
исключили меня из своей менторской программы. Я чувствовала себя полной
неудачницей и желала, чтобы у меня был какой-нибудь определенный диагноз –
например, рак.
Опасаясь снова быть отвергнутой, я решила хранить мою трагедию в тайне и
перестала общаться с семьей и друзьями, за исключением нескольких самых
близких. Вместо этого я стала посещать семинары по СПИДу и присоединилась
к группе поддержки ВИЧ-положительных женщин. Мы собирались раз в неде171
лю в пустом офисе соседней больницы. Там мы сидели на разношерстных стульях, и нас учили поощрять наши страхи и разочарования, отмечать возможные
симптомы, а также искать кого-то или что-то, чтобы свалить вину за наши горестные обстоятельства. Помню, как я перебирала в мыслях старых бойфрендов, спрашивая себя – кого же я могу считать виновным в том, что моя жизнь
разрушена. Мне показалось, что я нашла ответ на эту медицинскую загадку в
простом международном телефонном звонке.
В течение пяти лет, с 1985 по 1990 год, у меня была трансконтинентальная
связь с итальянцем (назовем его Марко). В 1992 году Марко уже был женат и
имел двоих детей, но мы оставались друзьями и регулярно общались. Когда я
позвонила Марко и сообщила ему о положительном тесте на ВИЧ, его первой
реакцией было сожаление, за которым последовал страх, а затем немедленный
визит в клинику для теста.
Результат Марко оказался положительным, но без сопутствующих «хороших
новостей». Количество Т-клеток у него еле переваливало за 500, а в те времена
500 и меньше означало диагноз СПИДа. Если верить моему врачу, количество
Т-клеток у Марко означало, что он был инфицирован несколько лет назад, что
служило доказательством его вины в моей, якобы недавней, инфекции. Однако
это четкое заключение развалилось после того, как жен, дети и прежние партнерши Марко оказались ВИЧ-отрицательными. По мнению врача Марко, это
доказывало мою вину, но у этого нового сценария не сходились концы с концами. Я могла передать ВИЧ Марко только в том случае, если я подцепила его до
1985 года; но тогда получалось, что отмеренные мне пять – семь лет жизни уже
подходят к концу, хотя диагноз мне поставили всего неделю назад. В этой бессмысленной ситуации казалось ясным одно: мы с Марко обречены.
Моя деятельность в качестве активистки СПИДа началась совершенно случайно. Несколько недель спустя моя подруга, подвигнутая моим незавидным
положением, попыталась вступить в качестве волонтера в известную благотворительную организацию – «СПИД-проект Лос-Анджелес», и ей отказали. Разъяренная тем, что с душевной, интеллигентной женщиной, движимой самыми
искренними побуждениями, обошлись так пренебрежительно, я пожаловалась
ответственным лицам. Не успела я закончить свою обвинительную речь, как
меня записали в группу лекторов «Проекта СПИД – Лос-Анджелес» (APLA).
APLA наняли меня за годовой оклад лектора еще до того, как я закончила их
курсы, и отправили сеять «сознание СПИДа» в университетах, колледжах, на
ярмарках, фестивалях и деловых встречах. Очевидно, им не хватало белых гетеросексуальных женщин, не принимающих внутривенные наркотики, успешных
172
в бизнесе, но ВИЧ-положительных, что нечаянно сделало меня иллюстрацией к
лозунгу – все подвержены риску СПИДа.
Результатом моих предложений по улучшению деятельности группы поддержки ВИЧ-положительных женщин фонда Шанти в Лос-Анджелесе стало
приглашение выступать публично также и от имени этой группы. Узнав о моей
работе в APLA и фонде Шанти, меня пригласили в учредительный совет еще
одной организации против СПИДа – Женщины, подверженные риску.
Хотя моя работа против СПИДа началась непреднамеренно, я выполняла поручения с величайшей страстью, постепенно осознавая, что эти усилия придают
смысл той трагедии, в которую превратилась моя жизнь. Я не могла ни на секунду представить себе будущее, отличное от того, в чем все были убеждены –
неизлечимая болезнь и преждевременная смерть.
Но потом, примерно через год жизни с диагнозом и публичной деятельности,
за который я встречалась с полудюжиной врачей – специалистов по СПИДу, чьи
рекомендации варьировали от немедленной медикаментозной терапии до путешествий по свету, я наткнулась на аномалию среди специалистов по СПИДу –
женщину-врача, которая в отличие от других, не пичкала людей токсичными
лекарствами и предсказаниями смерти. Она относилась к своим пациентам как к
уникальным личностям и придавала значение персональной истории болезни и
образу жизни каждого пациента, а не полагалась на лабораторные данные в
оценке их нужд и забот. По ее мнению, никто не должен быть пассивной жертвой ВИЧ и неизбежно продвигаться к СПИДу, глотая пригоршни опасных лекарств. Она рекомендовала пациентам воспитывать в себе позитивный взгляд на
жизнь; употреблять свежую, питательную, натуральную пищу; избегать токсичных веществ в продуктах персонального ухода и в доме; регулярно заниматься
физическими упражнениями и верить, что придерживаясь ее программы, мы
сможем сами определять свое будущее. Приемная в ее офисе располагала книгами, вселяющими надежду, и собранием описаний ВИЧ-положительных людей, которые поправились или поддерживали свое здоровье только за счет диеты, образа жизни и натуральных продуктов. Это напоминало демилитаризованную зону в войне со СПИДом.
Во время моего первого визита она поддержала и усилила мой режим витаминов и лекарственных трав, а также назначила повторный анализ на количество Т-клеток. На следующем визите она сказала, что я не соответствую образу
больного СПИДом, и настояла на повторном тесте на ВИЧ. Она сделала эту шокирующую рекомендацию, зная о моих прежних отношениях с Марко, который
обратился к ней вслед за мной и прилетал с визитами из Италии раз в месяц.
173
Опасаясь напрасных надежд, я сначала отказалась последовать рекомендации врача. Мне потребовалось несколько недель, чтобы набраться мужества и
пройти повторный тест. На самом деле не мужество подтолкнуло меня на повторный тест, а перспектива любви. Я встретила симпатичного мужчину с великолепным чувством юмора, который хотел продолжить отношения. Он заманил
меня в лабораторию обещаниями возможных перспектив и хорошего ужина после сдачи анализа.
Я ожидала ответа, который либо оправдает, либо вновь заклеймит меня, но
результат был обозначен лабораторией как «неопределенный». Дальнейшие тесты выдали серию неустойчивых, противоречивых диагнозов: положительный,
затем отрицательный, затем вновь положительный. Я чувствовала себя озлобленной, разочарованной и обманутой. Я не знала, какому результату верить.
Смущенная своей собственной ситуацией, идущей вразрез со всеми правилами, которые я с такой страстью публично проповедовала, я обратилась за помощью в группы СПИД, в которых я работала. Вместо того, чтобы дать ответ на
мою дилемму, мои вопросы были рассеяны нелогичными теориями.
Мое стремление узнать, каким образом предположительно точные тесты могут давать противоположные результаты без видимой причины, в конце концов
вывело меня за пределы истэблишмента СПИДа и привело к некоторому объему научных, медицинских и эпидемиологических данных, которые опровергали
все, чему меня научили о СПИДе, и все, чему я учила других. Я слышала, что
такие данные существуют, и что есть врачи и ученые, которые оспаривают
надежность тестов на ВИЧ и значение вируса в возникновении СПИДа, но до
личного опыта с противоречивыми тестами у меня не было интереса к изучению их заявлений. Теперь, чем больше я читала об их идеях, чем больше я изучала их вызывающие мысли, тем больше я убеждалась в том, что исследование
СПИДа вскочило в вагон, идущий не в том направлении.
Когда стало ясно, что найденная мной информация, хотя и хорошо подтвержденная и жизнеутверждающая, не представляет интереса для борющихся со
СПИДом организаций, к которым я принадлежала, я организовала ежемесячный
общественный форум для обсуждения неортодоксальных идей – место, где не
имеющие ответа вопросы о ВИЧ и СПИДе можно было выносить на свободное
обсуждение. Эта инициатива переросла в Alive & Well – некоммерческую образовательную сеть взаимопомощи, которая оспаривает значимость тестов на
ВИЧ, безопасность и эффективность медикаментозного лечения СПИДа и обоснование наиболее популярных взглядов на ВИЧ и СПИД. Миссией Alive & Well
174
является возбуждение необходимого обсуждения этих вопросов и предоставление людям возможности осознанного выбора.
К 1994 году я заметила, что большинство проблем со здоровьем, которые у
меня были с детства и отрочества, исчезли. Я объяснила это диетой, которой я
придерживалась, пищевыми добавками, которые я принимала ежедневно, и исключением токсичных химикатов. Через два года после предполагаемого
смертного приговора состояние моего здоровья на самом деле было лучше, чем
когда-либо.
В 1996 году, пытаясь обобщить 10 ключевых вопросов о СПИДе в популярной брошюре, я неожиданно написала первое издание моей книги «Что, если
все, что вы знали о СПИДе – неправда?» (“What If Everything You Thought You
Knew About AIDS Was Wrong?”). В этом же году я влюбилась в чудесного человека и в 40 лет впервые забеременела. Сегодня наш сын Чарли – красивый, здоровый десятилетний ребенок, несмотря на то (может быть, скорее благодаря тому), что я сознательно отказалась от лечения СПИДА, родила его естественным
путем и кормила грудью. Хотя опубликованные результаты исследований не
доказывают способность тестов на ВИЧ обнаружить текущее инфицирование
ВИЧ, интересно, что и Чарли, и мой муж после «незащищенного» контакта в
течение более 10 лет ВИЧ-отрицательны.
В течение следующих девяти лет мой публичный поиск истины вызывал как
восхищение, так и враждебное отношение. Мои вопросы порождали приглашения на диспуты и обсуждения в различные университеты и медицинские школы, а также просьбы выступить в различных аудиториях – от популярных радиопередач до Rand Corporation и школы философии Concord. Моя персональная история была рассказана во множестве журналов, газет и телепередач.
Для большинства людей самым удивительным в моей истории является то,
что она вовсе не исключительная – бесчисленное множество ВИЧположительных людей живы и здоровы без лечения СПИДа много лет спустя
после ужасного диагноза, и существует множество пар – как гетеросексуальных, так и гомосексуальных, в которых только один партнер является ВИЧположительным, несмотря на годы незащищенного контакта. Эти здоровые
ВИЧ-положительные люди, опровергающие предсказания и правила, встречаются не только в Америке, их можно встретить в любой стране мира от Кампалы до Сан Пауло.
Их истории редко попадают в средства массовой информации, отчасти
вследствие их собственного страха перед последствиями публикации, но в основном вследствие сложных вопросов, которые поднимает сам факт их существования.
175
Вопреки распространенному мнению, я считаю, что ВИЧ-положительные
люди могут жить без лечения и без болезни не благодаря неким генетическим
особенностям, а благодаря способности освободиться от необоснованных страхов и использовать возможность наслаждаться нормальной жизнью. Я считаю,
что поддержка семьи, друзей и хорошо осведомленных медицинских работников гораздо больше влияет на продолжительность и качество жизни, чем медикаментозное лечение СПИДа.
На основании моих исследований и собственного опыта я также считаю, что
самая большая опасность положительного теста на ВИЧ заключается во вредном медицинском и социальном отношении, которое питается необоснованными научными заявлениями, постоянно повторяющимся в средствах массовой
информации, используемыми для выгоды фармацевтических компаний и подкрепляемыми правительственными агентствами, якобы действующими в интересах общества. Я думаю, что наибольшая угроза нашему благополучию происходит от приверженности к официальным взглядам на ВИЧ и СПИД и нетерпимости к альтернативным возможностям.
Несмотря на проповедь сострадания и принятия, система борьбы со СПИДом может быть очень жестокой к тем из нас, кто отвергает токсичные образ
мыслей и медикаменты. Я все время слышу о том, как ВИЧ-инфицированных
прогоняют из офисов врачей за то, что они просят данные, поддерживающие
рекомендации, пытаются уклоняются от медикаментозного лечения СПИДа,
спрашивают о натуральных средствах лечения, предполагают, что причиной болезни или состояния может быть не положительный результат сомнительного и
капризного теста на ВИЧ, или просто за то, что задают вопросы. Некоторые
врачи заходят настолько далеко, что наказывают ВИЧ-положительных людей,
уклоняющихся от лечения СПИДа, отказывая им в основной медицинской помощи, что в некоторых случаях приводило к физическим недостаткам и даже к
смерти. Я знаю одного ВИЧ-положительного мужчину, который потерял большую часть левого уха, потому что его врач отказался лечить стафилококковую
инфекцию, пока тот не согласился лечиться от СПИДа. Другой мой друг умер
от повреждения мозга, потому что его врач объяснял его головные боли ВИЧ, от
которого тот не лечился, и отказался искать другие причины. Я знала человека,
который умер от пищевого отравления, когда врачи оставили его без внимания
в отделении неотложной помощи, так как они не согласились с его решением
отказаться от приема лекарств от СПИДа.
Другие врачи наносили вред или причиняли смерть своим пациентам, действуя на основании ошибочного представления, что ВИЧ-положительным людям, не получающим лечения от СПИДа, требуются более высокие дозы ле176
карств. Моя подруга, ранее здоровая, болела в течение месяцев после того, как
доктор прописал ей мегадозы антибиотиков по поводу бронхиальной инфекции,
полагая, что ее иммунная система, ослабленная ВИЧ, нуждается в усиленной
помощи. Еще одна знакомая женщина умерла после повышенной дозы лучевой
терапии, назначенной на основании того, что она не принимала лекарства от
СПИДа.
Три года назад моя общественная позиция скептика по вопросам СПИДа
навлекла на меня серьезную опасность, когда моя трехлетняя дочь Элиза
Джейн, которую я родила и вырастила таким же образом, как Чарли, такая же
здоровая и красивая, как ее старший брат, внезапно умерла после лечения антибиотиком по поводу банальной инфекции уха. В отделении неотложной помощи, куда ее доставили с остановкой сердца, причину смерти не обнаружили; на
проведенном через два дня вскрытии явных болезней и повреждений также не
обнаружили. Тем не менее, через четыре месяца, когда узнали о моей книге и
моем ВИЧ-статусе, офис коронера округа Лос-Анджелес объявил причиной
смерти моей дочери СПИД-ассоциированную пневмонию. Их определение
СПИДа как причины смерти не согласовалось с биологическими и медицинскими доказательствами и заключением патолога о том, что причиной была
токсическая реакция на антибиотик, которым ее лечили.
В новостях по всему миру сообщили только о заключении коронера, игнорируя патологическое заключение. Они назвали меня убийцей, состряпали ужасные истории про меня, мою дочь и ее врачей. В некоторых репортажах утверждалось, что у меня рак шейки матки – заболевание, определяющее СПИД у
ВИЧ-положительных женщин, и что я отказалась от лечения этого предполагаемого заболевания.
Средства массовой информации следили за ходом 12-месячного криминального расследования по выдвинутому против меня обвинению в неосторожном
убийстве; тем временем противники моей работы выражали надежду, что меня
арестуют, посадят в тюрьму и заставят замолчать. Активисты СПИД угрожали
убить меня, призывали меня покончить с собой, организовывали группы и вебсайты «против Кристин».
Озабоченный моей безопасностью, Марко (который стал национальным
чемпионом по велоспорту через восемь лет после того, как ему было отпущено
семь лет жизни), предложил моей семье укрыться от преследования в Италии,
но вместо того чтобы бежать или прятаться, мы с мужем предпочли переносить
атаки прессы, угрозы смерти и атаки активистов; в ожидании решения полиции
о моем аресте мы дали разрешение на публикацию снимков препаратов легоч177
ной ткани моей дочери, сделанных в офисе коронера, в медицинской литературе
и их использование в качестве отрицательного контроля в нескольких судебных
случаях, связанных с ошибочной диагностикой легочных заболеваний у детей.
После года допросов наших друзей, соседей, учителей и нянь моей дочери
полицейское расследование было наконец закрыто; мне не предъявили никаких
обвинений. Напротив, моя семья выдвинула гражданский иск против офиса коронера за мошенничество и должностное преступление; вышел в свет третий
репринт четвертого, переработанного издания моей книги.
За 16 лет, которые прошли со времени положительного результата моего теста, я прошла неожиданный путь от перепуганной жертвы до активиста борьбы
со СПИДам, диссидента ВИЧ, жены, матери и представительницы новых взглядов на ВИЧ и СПИД. Несмотря на потерю моей любимой дочери, «охоту на
ведьм» со стороны прессы и многие другие жизненные потрясения, я не жалуюсь на здоровье и живу без фармакологического лечения.
И я продолжаю искать ответы на неразрешенные вопросы о ВИЧ и СПИДе.
Почему, после почти трех десятилетий и сотен миллиардов долларов инвестиций в исследования, специалисты по СПИДу до сих пор не имеют последовательного, доказательного объяснения того, каким образом ВИЧ вызывает
СПИД?
Почему до сих пор нет тестов на ВИЧ, которые действительно ищут и обнаруживают непосредственно ВИЧ, и нет тестов на антитела, или «вирусную
нагрузку», подтвержденных прямым выделением ВИЧ от человека?
Почему все испытания вакцин против СПИДа, основанные на предотвращении ВИЧ-инфекции, провалились, причем среди людей, получавших предположительно защищающее средство, было больше ВИЧ-положительных, чем среди
получавших плацебо?
Как могут активисты борьбы со СПИДом и рекламные кампании утверждать, что «лечение – это жизнь», в то время как лекарства от СПИДа уносят
больше жизней, чем сам СПИД, и в то время как недостаточность органов, вызванная лечением СПИДа, является основной причиной смерти среди ВИЧположительных американцев?
Почему ежегодно 50-70 % американцев, у которых установлен диагноз
СПИДа, клинически здоровы и имеют только положительный тест на СПИД и
неблагоприятное количество Т-клеток?
Почему большинство диагнозов СПИДа в Африке установлено только на неопределенных клинических симптомах без теста на ВИЧ?
178
Как объяснить, что в Африке большинство больных СПИДом – женщины,
тогда как в США, Канаде и Европе СПИДом преимущественно болеют мужчины?
Если ВИЧ передается от матери ребенку с грудным молоком, то как объяснить результаты многочисленных исследований, доказывающих, что ВИЧположительные матери, вскармливавшие детей исключительно грудным молоком, защищали их от положительных тестов на ВИЧ, а младенцы, находящиеся
на искусственном вскармливании, подвержены наибольшему риску ВИЧположительного теста?
Как может СПИД разрушать Африку, если страны, расположенные в предполагаемом эпицентре эпидемии, переживают беспрецедентный рост населения?
Сколько болезней, смертей и страданий уйдет из развивающихся стран, если
миллионы долларов, которые тратятся на токсические лекарства от СПИДа,
направить на обеспечение чистой питьевой водой, поддержание запасов пищи и
обустройство безопасного и гигиеничного жилья?
Не является ли закрытое мышление, а не таинственный, необъяснимый вирус, реальным препятствием к разгадке великой трагедии человечества, известной как СПИД?
Надеюсь, что моя история, мои вопросы, а также выступления и работа моих
коллег сегодня побудят вас пересмотреть ваши взгляды на ваши знания о СПИДе и более пристально рассмотреть гипотезу ВИЧ. Надеюсь, что сегодняшний
день ознаменует начало некоторого диалога, споров и открытого обсуждения,
необходимых для того, чтобы наука была честной и содержательной.
179
Т. В. Болгова, адвокат,
заведующая Усть-Коксинским филиалом
коллегии адвокатов Республики Алтай,
председатель общественного движения женщин «Катунь».
Чем можно помочь тем, кого признали
ВИЧ-инфицированными, с позиции права
Выходя из города, некий Святой спросил: «Зачем ты, Чума, идешь в город?».
Чума ответила, что ей надо забрать там 50 душ, и каждый из них пошел своей
дорогой.
Через некоторое время они вновь встретились. «Что же ты, Чума, сказала,
что заберешь 50 душ, а забрала 500?». На этот вопрос Чума ответила: «Я, как
говорила, забрала 50 душ, а остальные умерли со страху».
Что-то подобное случилось в той местности, где я живу. Нас посетила волна
страха и паники. Слава Богу, обошлось без смертельных исходов.
Усть-Коксинский район находится на границе с Китаем, Монголией, Казахстаном. Ближайшая железная дорога – в 500 км. Однако сюда, в экологически
чистое место, устремляются и духовные паломники к священной горе Белухе, и
просто туристы, желающие прикоснуться к красоте и чистоте природы.
О ВИЧ/СПИДЕ здесь знали понаслышке, из телевизионных передач. Но однажды вирус ужаса прокатился по району и за его пределами. Я поделюсь с
участниками конференции опытом работы по конкретному уголовному делу,
где я, как адвокат, осуществляла защиту человека, признанного ВИЧинфицированным.
У молодого парня, вернувшегося со срочной службы с боевыми наградами,
была обнаружена ВИЧ-инфекция: он сдавал кровь в связи с оформлением на работу. Сообщив о поставленном диагнозе, ему тут же предложили расписаться «в
какой-то бумажке», т. е. в предупреждении об уголовной ответственности за заражение другого лица ВИЧ-инфекцией, и снабдили литературой, из которой он
понял, что жить ему осталось недолго.
А парень непьющий, красивый, из положительной трудолюбивой семьи, и
планы у него самые естественные, благие – устроиться на работу, жениться,
иметь детей и т. п. И вдруг – такой диагноз.
Вначале он был в шоке, замкнулся в себе. Потом решил, что это ошибка, так
как у него ничего не болело и не было предчувствия скорой своей кончины.
Молодой человек стал жить обычной жизнью, реализуя свои планы. В первую
очередь ему хотелось жениться, и он в надежде найти свою суженую стал
встречаться с местными девушками. Однако вскоре узнал, что его объявили
больным СПИДом. Об этом стало известно не только в его родном селе, но и во
180
всем районе. Глава района даже наложил резолюцию «принять меры» и отправил свое послание в правоохранительные органы.
Молодежь села стала сдавать кровь на анализ. У трех девушек (возможно, и
у других граждан анализы оказались положительными, но об этом мне ничего
не известно) обнаружили ВИЧ-инфекцию, и они признались, что имели половые контакты с этим парнем. В отношении моего подзащитного было возбуждено уголовное дело по ст. 122 ч. 3 УК РФ «Заражение двух и более лиц ВИЧинфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни».
Общественность отреагировала бурно – «общество надо очищать от таких
людей, надо их куда-то изолировать».
Начались хождения по мукам всех четверых, а также их многочисленных
несчастных родственников.
В стадии судебного разбирательства двое потерпевших стали говорить, что
они знали о «болезни» подсудимого до вступления в половые контакты, и в таком случае уголовная ответственность исключается. Третья потерпевшая поясняла, что не знала, но прощает подсудимого. Судебные разбирательства продолжались очень долго...
В это время в среде медицинских работников появилась книга врача, медицинского обозревателя радио «Свободная Россия», председателя секции медико-биологических проблем исследовательского фонда управления цивилизационными процессами (г. Москва) Ирины Михайловны Сазоновой и московского
журналиста Андрея Дмитревского. Название книги – «СПИД: Приговор отменяется».
Эту книгу читали у нас по очереди, но «подпольно». Мне также удалось ее
прочитать.
Я связалась с И. М. Сазоновой и А. Дмитревским, получила от них дополнительную информацию, которую сообщила судье, прокурору, подсудимому, потерпевшим и их родственникам.
Реакция на эту информацию у всех была разная. Судья задумался. Прокурор
стал интересоваться проблемой ВИЧ/СПИДА через Интернет, но остался при
своем мнении. Подсудимый, потерпевшие сразу не поверили, но немного вдохновились и ожили.
Что касается меня, то в моем сознании благодаря этой книге и другой полученной от И. М Сазоновой и А. Дмитревского информации все встало на место:
т. е. я нашла информацию, которая совпала с моими интуитивными ощущениями.
А интуиция подсказывала, что и подсудимый, и потерпевшие здоровы.
В прежнем уголовном кодексе существовала уголовная ответственность за
заражение венерическими заболеваниями. Я защищала таких людей. И подсудимые, и потерпевшие были людьми, сделавшими свой выбор в сторону безвозвратного нравственного падения. Их судили, но свободы, как правило, не лиша181
ли: лечили, вели разъяснительную работу. Всем было очевидно, что они больны.
Но в описываемом мною случае я видела перед собой лучших представителей нашей сельской молодежи. Все трое потерпевших стройные, красивые, молодые женщины в возрасте деторождения. Желание жизни, счастья, желание
иметь мужей, детей струились из их существа. Но как им реализовать эти желания? В селе не спивающихся парней можно сосчитать на пальцах. Мой подзащитный – один из них. Он красив, молод, полон желания быть счастливым. Он
для этого родился. Но жизнь распорядилась по-своему. Его отправили на войну,
где на его долю выпали «зачистки», т. е. кровь, смерть... Из этой ситуации он
вышел героем – вернулся с наградами. И сразу же после возвращения с войны
ему хладнокровно сообщили, что он смертник, и взяли с него подписку, что половые контакты для него запрещены под страхом уголовной ответственности.
Я, наблюдая эту ситуацию, размышляла: это же наши дети, наше будущее.
Сколько труда вложено, чтобы дать им жизнь, воспитать, создать условия для
счастья... А теперь им сообщили, что срок их жизни резко сократился, что половые контакты для них – преступление, и детей им лучше не рожать, а если родят, то грудью не вскармливать... Что происходит?
Еще более меня поразила реакция окружающих на описываемый факт. Одна
из потерпевших, работавшая в сельском клубе, жаловалась, что ее из-за этой
«болезни» уволили с работы. Она попыталась уехать к своей сестре в другой
район, но медицинские работники догадались, куда она поехала, и направили в
это село сообщение о ее «болезни» и необходимости поставить ее на учет по
новому месту жительства. В результате были опозорены и вторая сестра потерпевшей, и вся ее семья – «в их роду СПИД!». Потерпевшая была вынуждена
возвратиться в свое родное село.
Другая потерпевшая тоже уехала к родственникам, и тоже в село – за несколько тысяч километров. Медицинские работники и ее нашли, и девушке тоже пришлось возвращаться.
Мне могут возразить, что это незаконно, это произвол... Так и есть, но только
городского жителя это может сильно удивить. Надо иметь в виду, что в сельской местности жизнь устроена несколько по-другому. Здесь еще в силе пословицы «До Бога высоко, а до царя далеко», «Шила в мешке не утаишь», «Закон –
как дышло, куда повернешь – туда и вышло» и т. п. Здесь сложнее отстаивать
свои права. В данном случае всем было не до жалоб: каждый, кто имел право
жаловаться на произвол должностных лиц, находился под давлением обстоятельств (судебные разбирательства в течение 3-х лет, экспертизы и т. п.).
Реакцию работников правоохранительных органов на эту ситуацию несложно представить, если обратить внимание на комментарий к ст. 122 УК РФ.
Вот выписка из комментария к ст. 122 УК РФ под общей редакцией доктора
юридических наук, Председателя Верховного Суда РФ В. М. Лебедева (2-е из182
дание, переработанное и дополненное, издательство Норма, Москва, 2004). На
стр. 296 в пункте 1 указано: «По данным Всемирной организации здравоохранения, к 1 января 2001 года в мире было инфицировано 36 млн. человек, из них
72 % – жители африканского континента. 22 млн. человек скончались от этого
заболевания. Причиной заражения ВИЧ-инфекцией является наркомания, проституция, отсутствие вакцины, предупреждающей заражение ВИЧ-инфекцией, а
также дорогостоящее лечение (примерно 10 тыс. долл. в год). ООН рассматривает это явление как препятствующее социальному прогрессу».
В пункте 6 комментария написано: «Заражение ВИЧ-инфекцией отличается
от убийства тем, что у виновного отсутствует цель на лишение жизни».
То есть Председатель Верховного Суда РФ В. М. Лебедев сделал сравнение с
убийством. Я полагаю, что судьи, прокуроры к его мнению относятся с вниманием.
Поэтому мне приходилось убеждать, убеждать, убеждать...
Убеждать подсудимого и потерпевших, что они не больны, что впереди у
них светлое будущее.
Убеждать прокурора, что, даже если обстоятельства дела таковы, как он думает, нет необходимости лишать подсудимого свободы, можно определить ему
условное наказание. Тем более что прежде за заражение венерическими заболеваниями свободы не лишали.
Убеждать судью, что мы не очистим общество путем изоляции наших детей,
что в положении ВИЧ-инфицированного может оказаться каждый...
Судья решил не лишать свободы «больного» подсудимого. Он вынес обвинительный приговор, но наказание определил условное.
Однако прокурор не смог смириться с таким приговором и обжаловал его.
В своем возражении на протест (кассационное представление) прокурора я,
как адвокат, изложила свою позицию, при этом использовала материалы
И. М. Сазоновой, А. Дмитревского и других прогрессивно мыслящих исследователей по проблеме ВИЧ/СПИДА, приложив к уголовному делу диск со всеми
материалами, которые у меня были. Я стучалась в сознание членов Верховного
суда с глубокой надеждой, что они не отменят приговор районного суда. Ездила
в нелегкую командировку на судебное заседание в Верховный суд... Но когда я
произносила свою речь, то уже чувствовала, что их сознание и сердца закрыты
для моих слов.
Верховный суд приговор отменил, указав при этом, что наказание районный
суд избрал мягкое. Это означает, что следующий судья уже не сможет применить условное осуждение, так как мнение Верховного суда для районного суда – закон.
Надо отметить, что это было первое в Республике Алтай уголовное дело по
ст. 122 УК РФ – то есть формировалась судебная практика. И вот оно вновь попадает в районный суд на новое рассмотрение.
183
Оставалась надежда на медицинских экспертов. Мой план защиты был таков: добиться повторной экспертизы, так как в первой судебно-медицинской
экспертизе в нарушение требований ст. 204 п. 9 УПК РФ не были указаны применяемые методики, по которым проводились исследования.
Нам с подсудимым удалось добиться повторной экспертизы. В такой ситуации появилась возможность надеяться на оправдательный приговор, если бы в
процессе проведения экспертизы подсудимый отказался сдать анализ крови. В
этом случае его защищал Федеральный закон от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ «О
предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», принятый Государственной Думой 24 февраля 1995 года.
В статье 7 этого закона указано, что медицинское освидетельствование на
ВИЧ-инфекцию проводится добровольно, за исключением случаев, предусмотренных статьей 9 этого Федерального закона, когда такое освидетельствование
является обязательным.
В статье 9 указано, что обязательному медицинскому освидетельствованию
подлежат доноры крови, биологических жидкостей, органов и тканей. Лица, отказавшиеся от обязательного медицинского освидетельствования, не могут
стать донорами.
Но подсудимый не смог противостоять правовой системе и в последний момент «сдался», согласившись на исследования.
Законом установлен порядок, что для проведения экспертизы все уголовное
дело направляется экспертам. К уголовном делу был приложен мой диск с информацией о проблеме ВИЧ/СПИДА, о чем я упоминала выше. Поэтому я допускаю мысль, что среди экспертов мнения разделились. И все же окончательный вывод экспертов – подсудимый и потерпевшие больны ВИЧ-инфекцией.
Рухнула последняя надежда.
Конечно, можно было бы защищаться, потребовав доказательств того, что
потерпевшие не были ВИЧ-инфицированными до вступления в половую связь с
подсудимым. Но в таком случае измученные потерпевшие также «напали» бы
на подсудимого, что могло отразиться на сроке его лишения свободы.
Подсудимого лишили свободы и отправили отбывать наказание в колонию.
Этот приговор он обжаловать не стал.
Я делюсь этим опытом с участниками конференции для того, чтобы привлечь внимание ученых, общественности к конкретным фактам, связанным с
проблемой ВИЧ/СПИДА.
Когда людям было предложено поверить, что ВИЧ – это инфекция, которая
приводит к СПИДу, а потом к смерти, то в это легко и быстро поверили, и этот
вирус ужаса быстро охватил всю планету. Ясно, что это негативная информация.
184
Мой опыт по излагаемому конкретному уголовному делу показывает, что
люди склонны больше верить негативной информации, нежели позитивной.
Теперь прогрессивная научная и общественная мысль предлагает позитивную информацию по проблеме ВИЧ/СПИД, представляя доказательства ошибочности прежних представлений.
Наша задача состоит в том, чтобы очистить сознание людей, заменив ошибку истиной.
Проблема ВИЧ/СПИДА настолько глобальна по своему размаху, что заставит всех, кто способен осознать ошибку с ВИЧ/СПИДом, напрягаться и пробуждать свои сердечные энергии, в первую очередь – энергии сострадания.
Мой личный жизненный опыт привел меня к выводу, что такие энергии как,
ЛЮБОВЬ, СОСТРАДАНИЕ, БЛАГОДАРНОСТЬ и другие энергии сердца несут
некий положительный заряд. Наверное, ученые, специалисты могут со мной не
согласиться, но это так. Я проанализировала свою жизнь и заметила, что, когда
я влюблялась, мои подруги, знавшие об этом, влюблялись тоже. Каждый может
заглянуть в свое позитивное прошлое и найти там много подобного.
И очень хорошо, что есть эта конференция! Мысль одного человека может
творить чудеса, а если нас много? Правильная мысль в несчетное количество
раз сильнее той, которая не соответствует истине. Поэтому мы с полной верой
объединим наши позитивные мысли, наши духовные чувства, которые живут в
наших сердцах, и люди поверят нам. Мы зарядим их истиной! Это путь к счастью, которое не где-то в далеком будущем, а здесь в нашем настоящем!
Могут спросить, как теперь живут мои подзащитный и потерпевшие? Смогла
ли я им помочь, смогла ли их зарядить новыми позитивными чувствами и мыслями?
Думаю, что смогла. Пусть это случилось не в той форме, как привыкли думать люди, но могло бы быть значительно хуже для них всех.
Двое из потерпевших вышли замуж, родили детей. Дети живы, здоровы и не
собираются умирать, не собираются «лечиться» отравляющими препаратами.
Третья потерпевшая недавно мне сказала, что ждет моего подзащитного из
колонии, что у них переписка и что, возможно, они поженятся, когда он вернется.
Сам мой подзащитный даже в колонии чувствует себя прекрасно, не считает
себя больным и надеется через несколько месяцев на условно-досрочное освобождение. Каким-то чудом именно там, в колонии, он нашел подтверждение
той информации, которую он получил от меня.
Все же я их всех в какой-то степени заразила той ВЕРОЙ, которая живет в
моем сердце. Работая по этому уголовному делу, я именно к этому и стремилась, ведь все основные его участники были в тяжелейшем психологическом
состоянии, из которого теперь вышли.
185
Что касается других участников этого уголовного дела, т. е. судей, прокуроров, судмедэкспертов, родителей подсудимого, потерпевших, медицинских работников и других, то мне сложно об этом что-то сказать. Их еще ВИЧположительными не признали и, надеюсь, этого не случится. Но посев правильных мыслей сделан, и каждый имел возможность сделать свой выбор. Может
быть, этот посев даст всходы немного позже – каждому в свой срок.
186
Н. И. Околитенко, Н. Д. Колбун,
институт информационно-волновых технологий,
г. Киев
Ошибочность концепции СПИДа:
биологическое обоснование
Предлагаемая концепция связанных с ВИЧ/СПИДом явлений базируется на
понимании времени как реально действующего фактора, проявляющегося через
непрерывность ДНК-РНК взаимодействий. Под таким углом зрения становится
понятно, что жизнедеятельность клетки обеспечивает приток не только вещества и энергии, но и генетического материала, несущего информацию об организованности, свойственной особенностям реального времени и выносящего в
окружающий мир опыт оптимального ответа на его вызовы. Петлю обратной
связи осуществляют ретровирусы, чьи особенности совпадают с особенностями
мобильных генетических элементов. Даже в исторически обозримом прошлом
человечество не раз переживало изменение характеристик своего организма, и
появление ВИЧ, внедряющего свою программу в нашу ДНК, – это естественная
реакция на последствия научно-технического прогресса и изменение способа
жизни, свойственное современному человеку. Деление Т-клеток на СDположительные и СD-отрицательные, объясняющее СПИД, – это следствие
уходящей в прошлое парадигмы, базирующейся на несоответствующих действительности статичных представлениях об окружающем мире. Необходимо
отказаться от представлений о вирусах исключительно как о клеточных паразитах; это контрольный механизм эволюционного процесса, с помощью которого
осуществляется перевод наследственной информации в реальное время. Группу
риска связанных с вирусами заболеваний составляют 10–20 % тех, чей организм
подпадает под действие дизруптивного отбора, – с ними и должна работать медицина. Нынешняя доведенная до абсурда концепция СПИДа по сути поставила
заслон на пути развития вирусологии, пустив научную мысль по заведомо ложному пути.
Мы стоим перед фактом: в человеческой ДНК обнаружено более тысячи генетических программ вирусов и бактерий, и на наших глазах туда интегрируется уже неизвестно какой по счету ретровирус, названный ВИЧ. Что делают эти
гости из микромира в веществе наследственности? Бушующие вокруг СПИДа
страсти подсказывают ответ: это следы губительных эпидемий, которые преодолело человечество, жестоко заплатив за право продолжить свой путь во времени. То ли будет с «чумой ХХ столетия»! Но если это всего лишь следы, то
почему они сохраняются от поколения к поколению в веществе, представляю187
щем родовую вечность, хотя и вырезаются в процессе созревания ДНК, живущей от нескольких минут до нескольких дней?
Академик В. Энгельгардт писал, что сама структурная организация не исчерпывает специфику жизни: к фактору нашего трехмерного пространства
необходимо добавить четвертый – время, и это прояснит многое. Добавить,
естественно, не как функцию, которую наша психика всего лишь отражает, а
как реально действующее начало, проявляющееся в живой системе на всех
уровнях ее организации через осуществление неразрывной триады информационных, вещественных и энергетических превращений.
Возникает хрестоматийный вроде бы вопрос: каким образом в живой системе происходит то колоссальное приумножение ресурсов – от крохотной зиготы
до отнюдь не микроскопических размеров человека, если справедлив основной
закон нашего мира: ничто не возникает из ничего и не исчезает бесследно? С
веществом и энергией понятно – не считаем нужным тратить время на объяснение всем известных истин. А как обстоит дело с информацией, с непрерывными
ДНК-РНК взаимодействиями, происходящими в процессе наращивания клеточной массы развивающегося человеческого организма? Откуда для них берется
материал? Объяснить это явление притоком одного вещества невозможно – и не
только потому, что прошедшая через пищеварительный тракт ДНК вряд ли сохраняет свою способность быть носителем наследственной информации: все
больше появляется практических подтверждений того, что нуклеиновые кислоты – еще и создатели информационных полей с их не совсем понятными нам
свойствами. Проводимые в этом направлении исследования требуют самого
пристального внимания, ибо между кислотой, реагирующей со щелочью, и
ДНК, вступающей в комплиментарные взаимодействия с РНК, разница огромная. Науке пора наконец перестать «заметать под ковер» нерешенные проблемы, предпочитая не отвечать на вопрос из «бородатого анекдота» о том, почему
на ярмарке за дохлую лошадь не дают столько, сколько за живую, чем признать
концепцию биополя.
В свое время американский ученый А. Ленинджер писал: «Молекулы, из которых состоят живые организмы, подчиняются всем известным законам химии,
но, кроме того, они взаимодействуют между собой в соответствии с другой системой принципов, которой мы можем дать общее название – молекулярная логика живого состояния. Эти принципы вовсе не обязательно представляют собой какие-то новые, до сих пор еще неизвестные нам физические законы или
силы. Их следует рассматривать скорее как особую систему закономерностей,
характеризующих природу, функции и взаимодействия биомолекул, то есть таких молекул, которые входят в состав живых организмов».
На сегодняшний день именно познание молекулярной логики живого является наиболее действенным способом борьбы за человеческое здоровье, ибо –
ссылаемся уже на великого Гете – «чего не понимают, тем не владеют».
188
И в нашем случае акцентируем внимание на том, что, согласно молекулярной логике жизни, клетка нуждается в постоянном притоке генетического материала, отмеченного особенностями реального времени, где, как показали опыты
с органическими коллоидами Джорджио Пиккарди, подтвержденные в лабораториях мира от Мадагаскара до Антарктики, каждая секунда оставляет след на
веществе, способном организоваться в структуру жизни. Живая система должна
взять из окружающего мира не только строительный материал в виде потребленного вещества и не только заключенную в связях органических молекул
энергию, но и организованность, свойственную конкретному времени с его особенностями. И не только взять, но и отдать биосфере свой неповторимый опыт
взаимодействия с новой информацией, чтобы им могло воспользоваться все сущее не только «здесь и теперь», но и в будущем. Речь идет о петле обратной
связи, без которой не может быть той открытой неравновесности, которая отличает жизнь от нежизни. Логика нашего мира такова, что нужно постоянно
изменяться на уровне фундамента организации, чтобы сохранить постоянство своей формы. Это достижимо двумя путями: либо лабильностью составных, определяющих структурную организацию, либо внедрением извне носителей информации, адаптированных к реальному времени. Первый путь представляют прокариоты: у них нет свойственных эукариотам интронов, но их геном
очень нестабилен. Это касается не только генов, от которых зависит приспособленность к экологической нише – например, белков-транспортеров, но и ферментов репарационной системы – аминоцил-тРНК синтетазы, белков рибосом и
тому подобного. Второй путь – эукариоты с их постоянным приращиванием интронной части ДНК, которая – теперь уже это понятно – становится резервом
для временных превращений, «банком данных», из которых в меру необходимости извлекается коллективный опыт конструктивного ответа на конкретные
вызовы окружающей среды.
Но опять-таки возникает вопрос: что является движущим механизмом таких
взаимодействий? Теперь уже можно ответить: мобильные генетические элементы, ретротранспозоны, открытие которых объясняет разочарование в лекарственных препаратах, в частности – антибиотиках, заставляя искать иные подходы к борьбе за человеческое здоровье – информационные.
Свойства ретротранспозонов полностью совпадают со свойствами ретровирусов, что неоднократно отмечалось многими учеными, исследовавшими этот
вопрос, и даже нашло отражение в биологических словарях последних лет издания.
Проблема роли ретровирусов в природе восходит ко второму вроде бы хрестоматийному вопросу: каким образом происходит слияние двух разных ДНК,
образующих зиготу, и почему плод, будучи генетически наполовину чужим, не
отторгается в женском организме? Логика жизни подсказывает, что заложить
какой-то унифицированный механизм природа не могла, ибо это противоречит
189
закону генетической неповторимости всего сущего, стоящему на страже жизни:
чем больше разница между составными открыто-неравновесной системы, тем
больше ее надежность. Участие ретровирусов в процессе возрождения жизни,
доказанное экспериментально, объясняет, почему в группу страдающих иммунодефицитами прежде всего попадают гомосексуалисты: зачатие совершается
на фоне иммунодепрессии, естественной для подготовленного к сперме женского организма, чего нельзя сказать о мужском. Тут стоит вспомнить о созданной
Филиппом Македонским «армии любовников», которая, будучи непобедимой в
боях, оказалась бессильной перед эпидемиями болезней.
Возникает вопрос: действительно ли изменение клеточных характеристик,
которое считают причиной угрозы эпидемии, способной погубить человечество,
является чем-то экстраординарным, неизвестным науке в обозреваемом прошлом? Ни в коем случае! В этом плане особенно интересны наблюдения сочинского врача Николая Шульца, который, собрав и обработав более 300 тысяч
анализов, взятых в лабораториях, отстоящих иногда на тысячи километров, констатировал удивительные изменения картины человеческой крови. Во время
Первой мировой войны типичной была цифра 12–14 тысяч лейкоцитов, потом
этот показатель упал до 8–10 тысяч, ну а теперь и 3–4 тысячи лейкоцитов гематологов не смущает. Почему? Ведь по состоянию крови судят не только о здоровье, но и о способе жизни человека. А в 1938 году вдруг «пошли в разнос»
показатели простой диагностической реакции оседания белков крови, так называемой реакции Ф. Ее показатели должны быть разными у женщин и стабильными у мужчин; когда же к исследованиям приступил профессор Токийского
университета Маки Такката, то у него сложилось впечатление, что то ли мужчины превратились в женщин, то ли началась эпидемия какой-то неизвестной
болезни. К счастью, у японского гематолога хватило здравого смысла не бить в
набат по поводу угрозы для человечества, а скрупулезно в течение 19 лет искать, что кроется за странным явлением, педантично следя за чистотой экспериментов. Исследования Маки Такката дали толчок развитию космобиологии,
но в науке до сих пор нет единой концепции понимания человеческого организма как результата динамического взаимодействия со временем в единстве со
всем сущим на нашей планете, и очень редко делаются попытки выйти на конкретные материальные механизмы, передающие клетке его характеристики и
забирающие оттуда информацию о способах преодоления кризисных ситуаций.
Ведь человек эпохи античного Рима, жертвовавший телом ради укрепления духа, и человек эры научно-технического прогресса не могут не отличаться на
уровне фундамента организации жизни. Носителем такой информации является
генетический материал, поступающий в клетку вместе с вирусами, прежде всего
ретровирусами: отсюда и особенности их строения, и та странная толерантность, с которой клетка относится к своему потенциальному вроде бы агрессору. Скажем больше: очень возможно, что сама клетка и выбрасывает на поверх190
ность своей мембраны рецепторы, которые становятся «отмычкой» для соответствующей группы атомов вирусной оболочки. Концепция особой опасности
ВИЧ базируется на делении Т-лимфоцитов на СD-положительные и СDотрицательные, но это же глубоко неправильно. В науке имеется сколько угодно данных о том, что рецепторы все время меняются на поверхности любой
клетки и даже переходят в растворимую форму, возвращаясь опять к мембранной.
Мы вынуждены отказываться от прежней парадигмы – в частности, от постулатов «один ген – один белок», РНК – «рабочий чертеж, снимаемый с определенного участка ДНК» (теперь понятно, что роль этого представляющего реальное время вещества гораздо сложнее и многообразнее, оно способна репарировать ДНК, выключать в ней гены, как показало удостоенное Нобелевской
премии открытие Э. Фаера и К. Мелло, вошедшее в науку как «РНКинтерференция») и даже от основной догмы биологии: информация идет от
ДНК к РНК и потом к белку. Но чисто психологическое стремление к комфортности прежних статичных представлений порождает химеры, подобные СПИДистерии, терроризирующей современное общество.
Интересно, что параллельно с нагнетанием страха перед угрозой ВИЧ
успешно развивается научная область, которую вполне можно назвать диаметрально противоположной: природные свойства ретровирусов определяют возможность создания на их основе эффективных векторов для переноса и экспрессии генов в клетках млекопитающих, в том числе и человека. Не последнюю роль здесь играет отсутствие цитопатического действия и возможность
влиять на дефектный вирус через вирус-помощник.
Почему в конце XIX столетия стали изменяться характеристики человеческой крови? Ответ подсказывает логика жизни: началась эпоха научнотехнического прогресса, и, если вокруг промышленных городов потемнели бабочки березовые пяденицы, то, естественно, не мог не сработать механизм обратной связи, обогативший «молчаливую часть» ДНК информацией, способной
кодировать белки сопротивления шоковой ситуации. Изменился социум – изменились и наши привычки: человек открыл свое тело Солнцу с его потоком ультрафиолетового излучения, повреждающего ДНК, вызывающего образование
димеров тимина-цитозина, которые вырезаются из ДНК в процессе ее репарации. Возникла необходимость в формировании регуляторных участков ДНК,
способных противостоять неблагоприятным для жизни полям – и если мы
учтем, что ретровирус ВИЧ исключительно стоек к ультрафиолетовым и
электромагнитным излучениям, то нетрудно догадаться, почему он возник по
крайней мере на горизонтах науки именно в ХХ веке и почему пришел из средней Африки. Именно там обнаружен природный постоянно действующий реактор, и все живое исторически адаптировано к тому, к чему жителям других
уголков Земли приходится приспосабливаться только теперь.
191
«Наводкой» на появление новой болезни стала злокачественность некогда
безобидной саркомы Капоши. При этом почему-то было упущено из виду, что
количество раковых заболеваний в конце XIX – начале ХХ столетия резко
пошло вверх, в природе появился фактор, поставивший на эволюционный поток
это ранее редкое заболевание, и, следовательно, должен был появиться и механизм противодействия ему. Проблема причины и следствия – самая сложная в
проявлениях жизни: функционирование клетки как целостной системы означено
парадоксами, где конкретные проявления этих философских категорий постоянно меняются местами. Считаем, что восприятие ретровирусов как паразитов,
которых надлежит «не пускать» в клетку и всячески уничтожать, если они туда
проникли, является одним из чудовищ, порожденных старой парадигмой, не
воспринимающей мира в его единстве, все расчленяющей на составные.
Вирусы и, прежде всего, ретровирусы – это механизм, с помощью которого
природа осуществляет перевод наследственной информации в реальное время,
механизм, контролирующий закон генетической неповторимости жизни. Их изменчивость – это не «уловка» агрессора, стремящегося уйти от клеточного контроля, а особенность, благодаря которой они и выполняют свои биосферные
функции. Экзогенные вирусы постоянно взаимодействуют с эндогенными по
той же молекулярной логике, по которой ДНК взаимодействует с РНК, не только принимая информацию, но и отдавая ее, пуская по кругу «передовой опыт»
преодоления неблагоприятных для жизни факторов. Отсюда и три сценария завершающего этапа взаимодействия вируса с клеткой:
1) оседание в глубинах ДНК в интронной части, которая, как доказано, является более изменчивой, чем действующая;
2) отпочковывание;
3) выход в окружающий мир через разрыв клеточной оболочки.
В последнем случае и прорисовывается проблема вирусных заболеваний.
Да, они существуют. В случае с синдромом приобретенного иммунодефицита уже в самом названии кроется ключ к проблеме. Ведь любой клеточный иммунитет, противостоящий вирусам и бактериям, всегда приобретенный, ибо
«гости из микромира» представляют реальное время, в котором клетке, обеспеченной «инструкциями» вечности, еще надлежит научиться жить. Следовательно, и дефицит иммунитета тоже всегда приобретенный, если клетка в чем-то генетически ущербна. Не будем говорить о том, что любая болезнь, утомление,
злоупотребление алкоголем или наркотиками, даже слишком ранняя половая
жизнь или чрезмерное увлечение стимулирующими средствами сопровождается
снижением иммунитета, ибо это известно каждому врачу.
Обращаем внимание на то, что даже самые пылкие теоретики СПИДа соглашаются, что заболевает 10–20 % зараженных ВИЧ, не забывая при этом добавить, что носители вируса представляют собой огромную опасность для всего
человечества. Но ведь на такую цифру выходит и статистика жертв полиомие192
лита, ящура и других инфекционных заболеваний. Следовательно, здесь мы
сталкиваемся с какой-то общей закономерностью, и для человечества было бы
куда полезнее исследовать ее, чем нагнетать страсти вокруг «чумы ХХ столетия». Это явление хорошо объясняется с позиции теории ТимофееваРессовского. В три этапа идет эволюционный процесс: отбор новых стандартов,
закрепление их в соответствии с требованиями окружающей среды и уничтожение промежуточных форм (дизруптивный отбор). Принадлежащие к последним
и попадают в группу риска. Да, за них необходимо бороться, но с позиции понимания того, что происходит в природе, где вирусы – такой же обязательный
фактор окружающей среды, как воздух и вода, и их роли в эволюционном процессе. Появление еще одной вирусной программы в человеческой ДНК – это
нормальная реакция на изменения в окружающем мире и способе нашей жизни,
на массированное наступление фармацевтических препаратов, на сексуальную
революцию, и было бы странно, если бы этого не случилось.
Пока что представление о вирусах исключительно как о внутриклеточных
паразитах, нашедшее свое выражение в доведенной до абсурда концепции
СПИДа, по сути, поставило заслон на пути развития вирусологии, пустив научную мысль по заведомо ложному пути.
193
Н. И. Околитенко, Н. Д. Колбун,
институт информационно-волновых технологий,
г. Киев
«ВИЧ/СПИД»-концепция –
проявление кризиса научной парадигмы
Нынешняя ВИЧ-СПИД концепция, позволяющая запугивать общество, базируется на отрывочных, научно-неосмысленных представлениях, которые часто
поражают кричащими противоречиями. Нет даже единого мнения о том, что
происходит при взаимодействии вируса с Т-лимфоцитами. С одной стороны,
ВИЧ тестируется по специфическим антителам, с другой – ведутся дорогостоящие поиски вакцины, эти антитела стимулирующей; на фоне СПИД-истерии
развивается генная терапия, использующая в роли информационного вектора
именно ВИЧ за отсутствие цитопатичности и толерантность к нему клеткихозяина. Все это свидетельствует о кризисе современной научной парадигмы,
тяготеющей к комфортной статичности, с чем феномен жизни несовместим. В
докладе высказываются гипотезы об истинной причине возможной ассоциированности ВИЧа с раковыми опухолями и о том, кто попадает в группу риска.
В начале прошлого столетия великий физиолог Павлов запрещал своим аспирантам говорить «собака хочет», «собака думает» – по его мнению, всему,
что не является Homo sapiens, могут быть свойственны только инстинкты. Зато
лет через сто антропологические представления стали прикладывать к тому, что
не только не имеет нервной системы, но и комплекса признаков жизни не проявляет.
«Коварный вирус», «стратегически мыслящий вирус», «вирус стремится»,
«уловки вируса», «диктат воли вируса» – такими выражениями пестрят вполне
вроде бы научные статьи. Американские ученые выясняют, что вирусу для «самоутверждения» (позволим и себе некоторые вольности) недостает собственных белков – и тут же 273 клеточные белка, «сотрудничающие с агрессором»,
объявляются «белками-предателями». А какие задания ставятся перед медициной! «Не пустить» в клетку, «обезвредить» или «убить на подступах» и даже
«выковырять» из ДНК, чтобы не «распространялась зараза». Последнее особенно пикантно. Как можно «выковырять» нечто исчезающе малое и неизвестно
где находящееся в двухсантиметровой молекуле, не осуществив на деле сценарий крыловской басни о пустыннике и медведе?
Вся эта «мистика» накручивается вокруг ретровируса ВИЧ, который считается причиной особо злостного иммунодефицита – приобретенного. При этом
игнорируется, что все клеточные иммунитеты всегда приобретенные, ибо клетка не приходит с готовой программой взаимодействия с вирусами и бактерия194
ми – и это само по себе наводит на размышления о том, что микроорганизмы
нельзя рассматривать исключительно как паразитов, объявляя им войну, – они
могут оказаться действующим механизмом эволюционного процесса, необходимым для переведения наследственно созданной ситуации в реальное время.
Дефицит клеточного иммунитета, естественно, тоже приобретенный и иным
быть не может. Итак, в самом названии того, что объявлено «чумой ХХ столетия» заложено непонимание сути происходящего.
Вся концепция «ВИЧ/СПИД-инфекции» поражает кричащими противоречиями.
Логически проанализируем некоторые из них. С одной стороны, ВИЧ вроде
бы активно размножается in vitro, с другой стороны, in vivo его нейтрализуют,
не позволяя размножаться, производимые в избытке антитела, по которым ВИЧ
и тестируется. Что не мешает, потратив баснословную сумму на поиски профилактической вакцины, стимулирующей образование тех самых антител, продолжать исследования в том же направлении.
По одной версии, ВИЧ убивает Т-лимфоциты, выходя из клетки; по другой,
вирус из клетки не выделяется, Т-лимфоциты не убивает, а «берет их в рабство», заставляя на себя «работать», что объявляется «самым страшным»; потретьей, вирус отпочковывается и, оставляя клетку-хозяина целой, заражает
другие. От себя добавим, что все три варианта могут иметь место, но надо же
разобраться, в каких именно случаях.
ВИЧ – вирус новый, но, оказывается, его находят в обезьянах всех видов,
кошках, лошадях и даже змеях. Не сомневаемся, что с усовершенствованием
научной методики найдут и в мышах, дрозофилах, садовых улитках, божьих коровках, но это – в будущем. А пока что возникает вопрос: почему именно для
нас он представляет такую угрозу, что особенно горячие научные головы предрекают полное уничтожение рода человеческого посредством злостного ретровируса? Скажите, у наших соседей по планете, ретровирус, близкий к ВИЧу, но
не ВИЧ? Но если этот ретровирус постоянно мутирует при минимальном количестве экзонов, то почему бы ему не рекомбиноваться, поставив под угрозу хотя
бы лошадиный род? Что его от этого удерживает?
Очень часто в одном и том же труде один и тот же автор не может свести
концы с концами, сам себе противореча. Так, в интересной уже самой постановкой вопроса статье «Поражение нервной системы ретровирусами: патологическая реакция хозяина или нейровирулентность как результат действия вирусных
генов» («Международный медицинский журнал», 6/2001) Кристофер Пауэр,
представляющий неврологическую исследовательскую группу г. Калгари (Канада), пишет: «После интеграции (в ДНК – авторы) провирус путем транскрипции синтезирует вирусные вещества, потенциально способные продлить жизнь
клеток, что зависит от факторов транскрипции, продуцируемых клеткой хозяина или вирусом». Автор близко подошел к чрезвычайно интересному явлению –
195
гармоничному антагонизму, исследование которого могло бы изменить взгляд
на роль вирусов в природе, но преодолеть господствующую на сегодняшний
день тенденцию не отважился, и статья завершается акцентом на отрицательное
воздействие вирусов, ничем не мотивированном.
Полностью согласны с высказываемыми многими авторами положениями о
том, что практически нельзя найти двух ВИЧ-инфицированных людей с одинаковой степенью иммунодефицитности. Но зачем же этот факт считать проявлением особой «злоумышленности вируса»? Не логичнее ли объяснить привязанность ВИЧа к белкам системы ГЛВ – «белкам самости» – действием механизма
генетической неповторимости всего сущего? Ведь если закон очевиден, то должен быть и механизм его реализации.
На сегодняшний день нет общепринятой картины взаимодействия между эндогеными и экзогенными вирусами, «Эндогенные и экзогенные вирусы взаимодействуют между собой, но – в инфицированной клетке» – можно прочитать.
При этом непонятно, чем клетка инфицирована, какой смысл вкладывается в
понятие вирусы экзогенные и эндогеные, как трактуется факт наличия в ДНК
вирусных генетических программ, неизвестно когда приобретенных. «ВИЧ
находят во всех биологических жидкостях, – идет по Интернету очередное
«жуткое открытие», – выявлены случаи заражения матерей от инфицированных
грудных детей при вскармливании грудью». Если это не выдумка, то каким образом и когда рожденные здоровыми матерями дети успели заразиться? Может,
что-то не в порядке с методикой определения ВИЧ или роль этого вируса далека
от той, которая ему приписывается?
Главный редактор интернет-издания «ВИЧ/СПИД в Украине», кандидат
биологических наук М.В. Супотницкий особенно активен во всем, что связано с
«чумой ХХ столетия». Этот ученый много и интересно размышляет над движущими силами эволюционного процесса, над резонансными механизмами взаимодействия микроорганизмов между собой, «обустраивающими» среду обитания, но к каким же выводам он приходит! Оказывается, ВИЧ запускает процесс,
противоположный эволюционному, «откатывая» нашу имунную систему на 600
млн. лет назад к имунной системе одноклеточных организмов». После такой
«науки» одно остается – воскликнуть: «Силен враг рода человеческого! Куда
ему до библейского Сатаны!» Ну, пусть ВИЧ «сотрудничает» с нашей иммунной системой, но означает ли это, что наше существование как вида поставлено
под угрозу? Может, происходит нечто совершенно естественное, порожденное
реальностью времени, заставляющего все сущее реагировать на свои вызовы
через петлю обратной связи? Но нет! Критикуя позицию Питера Дюсберга, Супотницкий ставит вопрос ребром: для спасения рода человеческого необходимо
немедленно отделить «овец» от «козлищ» – ВИЧ-толерантных от нетолерантных и – никаких церемоний! Отдельные садики, отдельные школы, лепрозории…
196
Сомнение профессора Дюсберга Супотницкий объясняет «кризисом современной эпидемиологической науки». Удерживаясь от соблазна дать моральную
оценку безапелляционности этого ученого (надеемся, это сделают другие),
остановимся на кризисе научной парадигмы, породившей уродливое детище
ВИЧ-истерии. Коротко она сводится к таким моментам:
1. Восприятие времени исключительно в плане его отражения человеческой
психикой: взгляды, свойственные эпохе Блаженного Августина. Нагнетаемые
страсти базируются на постулате, что ВИЧ «живет вне времени», ибо смерти
для него не существует, а потому и с бренным человеческим родом он может
сделать что угодно. Ретровирусы, конечно, «часов», как герои пьесы Грибоедова «не наблюдают», но их бесконечные мутирования – это и есть результат взаимодействия с реальностью времени, информацию о котором он вносит в клетку хозяина.
2. Непонимание того, что любое изменение части живой системы изменяет
качества целого. Окруженный оболочкой с рецепторами вирус, естественно, система организованная, но, сбросив оболочку, он становится генетическим материалом, который подчиняется ходу клеточных процессов. У нас же не делают
разницы между вирусной частицей и зрелым вирусом, между поступающей в
клетку-хозяина сущностью и образовавшимся там рекомбинантом. А теоретическая установка официальной медицины позволяет воспринимать как явление
того же порядка микобактерии и прочие достаточно сложно организованные
микроорганизмы. Отсюда – перенесение схемы взаимодействия бактериофага с
бактерией на любые вирусы, «охота» на которые устраивается за теми же принципами, что и «охота на микробов», а это недопустимо. Считаем нужным обратить внимание на то, что выделение «медленных» вирусов в отдельную группу
лишено всякой научной базы, ибо в этой концепции не учитывается, что в живой системе причина может стать следствием, а следствие причиной… Что такое СПИД как вызываемая конкретным возбудителем болезнь, объяснить не
может никто, не доказано, является ли ВИЧ его причиной, ибо нарушается триада Коха, но СПИДом объясняют смерть, например, от рака шейки матки.
Действительно, поводом подозревать появление новой болезни стало превращение некогда безобидной саркомы Капоши в смертельную, но при этом «за
кадром» остался тот факт, что в начале ХХ столетия в сотни раз увеличилось
количество заболеваний раком любых форм. Изменение в окружающей среде
заставило природу поставить некогда редкое заболевание на эволюционный поток, и, следовательно, должен формироваться противодействующий ему фактор.
Последнее время в научном информационном пространстве появились интереснейшие данные о таком явлении, как гармонический антагонизм, когда те самые
клеточные продукты в зависимости от метаболической ситуации начинают выполнять диаметрально противоположные функции. В этом плане обращаем
внимание, что одним из продуктов ВИЧа является фактор некроза опухоли, и не
197
мешало бы медицине свести концы с концами в своих изысканиях. Ибо на фоне
СПИД-истерии благополучно развивается иное направление – генная терапия,
использующая ВИЧ как очень удобный, хорошо воспринимаемый клеткой и совсем не цитопатический вектор, вносящий нужную информацию, прежде всего,
в пораженный раком организм. Возможно, что в недалеком будущем сформируется очень перспективное направление информационной медицины. Но зачем
же терроризировать общество страстями, нарушая первейшую заповедь Гиппократа «Не навреди»?
3. Игнорирование закона больших чисел. Если на экзоны припадает 1-2%
ДНК, да и то они разделены «пустыми» вроде бы пространствами, то куда попадет ВИЧ-программа? Галло заявляет, что в действующую часть генома, и при
этом ничем не аргументирует сво позицию. Но это все равно что, выстрелив
вдоль улицы из ружья «в белый свет, как в копеечку», надеяться попасть в собственную живущую в доме кошку. Пока что у науки нет данных о законах перемещения ретротранспозонов по геному, кроме того, что они оставляют по себе «липкие следы», но можно догадаться, что процесс этот регулируется общими информационными процессами клетки. Вопрос этот требует глубокого изучения, прежде всего, с позиции познания молекулярной логики жизни.
4. Неприкрытая тенденциозность, которую «белыми пятнами» в науке уже
не объяснить. Хоть и с «зубовным скрежетом», но приверженцы СПИДконцепции солашаются, что заболевает 10-20% пораженных, не забывая добавить, что все остальные представляют огромную опасность для человечества. А
носители возбудителя полиомиелита, ящура, иной болезни? Чем вторые отличаются от первых? «Но СПИД дает стопроцентный летальный исход, – отвечают в таких случаях. – И с этим нельзя не считаться». Но смерть-то наступает от
известных с давних пор болезней и наступает за такой промежуток времени, что
умереть могут и те, у которых никакого ВИЧа не обнаружено. Тенденциозность
проявляется и в замалчивании того факта, что любой клеточный иммунитет является приобретенным, а следовательно, приобретается и дефицит его, если в
силу генетических дефектов клетка к нему склонна.
5. Стремление к комфортной статичности представлений о процессах, происходящих в клетке, чего быть не может, ибо любая живая система открытонеравновесная, чем и отличается от неживой. Прежде всего, это проявляется в
выделении группы толерантных к ВИЧ клеток по признаку наличия рецептора
+СD-4. Но никакой рецептор не является статичным образованием, в зависимости от клеточной ситуции он способен переходить в растворимую форму, возвращаясь потом к мембранной.
6. Отзвуки рухнувшей на наших глазах основной догмы биологии: теперь
известно, что РНК способна репарировать ДНК и даже выключать в ней гены
(РНК-интерференция). Что и понятно, ибо жизнь – это всегда осуществление
петли обратной связи.
198
В завершение стоит посоветовать истинным ученым, которыми руководит
искреннее желание понять, что происходит с человеческим организмом на нынешнем этапе его эволюционного развития, обратить внимание на совпадение
так называемых первичных признаков СПИДа (повышение температуры, диарея, возможный тремор) с признаками генетических и очень плохо диагностируемых болезней, в частности болезни Коновалова-Вильсона, когда в силу
врожденного дефекта организм не усваивает медь, в то же время страдая от ее
отсутствия. Очень возможно, что при взвешенном подходе к этому явлению
удастся найти ответы на многие вопросы, а с ними и способ помочь 10–20 %
попадающих в группу риска вследствие генетической неготовности их организма взаимодействовать с контрольным механизмом эволюционного процесса.
Таковым, прежде всего, являются ретровирусы.
Материалы, представленные адвокатом Энтони Бринком (Anthony
Brink), председателем Информационной Группы по лечению на Провинциальной интерактивной стратегической конференции по целостному подходу к лечению ВИЧ/СПИДа и управлению им, проведенной KwaZuluнатальным Министерством здравоохранения в Питермарицбурге 22–24 ноября 2006 г., Южно-Африканская Республика.
199
Табо Мбеки (THABO MBEKI)
Письмо президента Мбеки
мировым лидерам
3 апреля 2000 года
Я имею честь приветствовать вас от имени нашего правительства, а также от
себя лично, и рассказать вам о той работе, которую мы проводим в связи с эпидемией ВИЧ/СПИД.
Как вы знаете, международные организации, такие, как ЮНЭЙДС, сообщают,
что на долю стран Африки к югу от Сахары приходятся две трети случаев заболевания ВИЧ/СПИД в мире. Из этих докладов следует, что наша страна относится к
тем странам, где ситуация наиболее тяжелая.
В ответ на эти сообщения наше правительство в 1998 году приняло решение
о радикальном усилении мер по борьбе со СПИДом, и до сегодняшнего дня эта
борьба в основном возложена на Департамент и Министерство здравоохранения. Среди прочего мы создали специальную комиссию Министерства по борьбе с ВИЧ/СПИДом под председательством вице-президента Республики, пост
которого я имел честь занимать в то время. Сейчас эту специальную комиссию
возглавляет наш нынешний вице-президент, почтенный Джейкоб Зума. Также
мы создали Партнерство против СПИДа, куда вошли представители многих основных секторов нашего общества, в том числе молодежи, женщин, бизнеса,
профсоюзов и религиозных сообществ. Кроме того, сейчас мы создали Национальный Совет по СПИДу, опять-таки под председательством вице-президента,
для диалога между правительством и гражданским обществом.
Важной частью проводимой нами кампании является призыв к безопасному
сексу и использованию презервативов.
В то же время неотъемлемой частью нашей кампании против ВИЧ и СПИДа
является работа по целенаправленному, адекватному и безотлагательному искоренению бедности миллионов наших сограждан. Аналогичным образом мы делаем все возможное, в рамках наших весьма ограниченных возможностей, чтобы обеспечить необходимыми медикаментами и лечением так называемых «оппортунистических болезней», связанных с приобретенным иммунодефицитом.
Как правительство и народ, мы стремимся к самоорганизации, чтобы гарантировать заботу о детях, пораженных СПИДом, и оставшихся сиротами из-за
СПИДа. Мы стремимся к тому, чтобы ни в одной части нашего общества не было публичной или частной дискриминации людей, страдающих ВИЧ/СПИДом.
В нынешний бюджет мы включили отдельную статью о финансировании деятельности по борьбе с ВИЧ/СПИДом. Это дополнение к тем средствам, которые
200
органы центрального государственного управления, а также власти провинций
и местные органы власти потратят на эту кампанию. По мере возможностей мы
финансируем деятельность Совета медицинских исследований по разработке
вакцины против СПИДа.
В стране звучат требования о предоставлении через систему общественного
здравоохранения антиретровирусных препаратов по различным показаниям,
включая передачу инфекции от матери к ребенку. Мы обсуждаем этот вопрос, в
том числе с законным органом, имеющим право на лицензирование медикаментов и фармацевтических препаратов, Советом по контролю над медицинскими
препаратами.
В конце прошлого года, выступая в национальном парламенте, я сказал, что
просил нашего министра здравоохранения изучить различные противоречивые
мнения ученых по ВИЧ и СПИДу, а также по токсичности конкретного антиретровирусного препарата. Поэтому сейчас, среди прочего, министр проводит
работу по созыву международного совета ученых для максимально открытого
обсуждения всех этих проблем.
Как вы знаете, СПИД в США и других развитых странах Запада попрежнему ограничивается в основном частью мужского гомосексуального населения. Например, совокупный показатель заражения СПИДом через гетеросексуальные контакты в США среди взрослых и подростков на июнь 1999 года дается на уровне 10 % (HIV/AIDS Surveillance Report: Midyear edition Vol. 11, No
1, 1999). Сообщается, что совокупный показатель в абсолютных величинах для
этой возрастной группы составляет 702748. Количество смертей от СПИДа в
США за период с января 1996 года по июнь 1997 года, по данным Центра контроля заболеваний США, составило 32750 (Trends in HIV and AIDS Epidemic:
1998. CDC). 13 мая 1999 года в парижском докладе SAFA-AFP было заявлено,
что в докладах ЮНЭЙДС и ВОЗ за 1998 говорилось, что каждая пятая смерть в
Африке наступает от СПИДа, т. е. от СПИДа умирает около двух миллионов
человек. В докладе цитировались слова д-ра Ава Колл Сека (Awa Coll Seck) из
ЮНЭЙДС о том, что в Африке 23 миллиона носителей ВИЧ.
В этом докладе SAFA-AFP приводятся следующие слова д-ра Колл Сека: «В
Южной Африке распространенность [ВИЧ] инфекции увеличилась за 5 лет
настолько, что в этом регионе при сохранении такой скорости распространения
эпидемии продолжительность жизни к 2005 году могла снизиться до 47 лет»
(любопытно, что пятилетний срок, о котором упоминает д-р Колл Сек, точно
совпадает с периодом, прошедшим со времени освобождения в 1994 году от
апартеида, правления белого меньшинства). Далее в докладе говорилось о том,
что почти 1500 людей в ЮАР заражаются ежедневно и что на тот момент количество носителей вируса в нашей стране составляло 3,8 миллиона человек. И
опять-таки, как вы знаете, говорят, что если на Западе ВИЧ/СПИД передается в
основном через гомосексуальные контакты, то в Африке, в том числе в нашей
201
стране, он передается гетеросексуальным путем. Соответственно, африканцы
вынуждены иметь дело с этой специфической африканской катастрофой: в отличие от Запада, ВИЧ и СПИД в Африке передается гетеросексуальным
путем; в отличие от Запада, где от СПИДа умерло сравнительно небольшое
число людей, что само по себе вызывает серьезное беспокойство, в Африке
умерли миллионы, и, в отличие от Запада, где количество смертей от
СПИДа уменьшается, количество африканцев, обреченных на смерть, возрастает.
Совершенно очевидно, что, каковы бы ни были уроки Запада, которые мы
должны или могли бы извлечь по серьезной проблеме ВИЧ/СПИДа, простое
наложение западного опыта на африканскую реальность было бы абсурдным и
нелогичным. Такое поведение стало бы преступной безответственностью перед
своими согражданами. Мы не будем избегать ответственности ради удобства
публичной декламации катехизиса, который может быть правильным ответом
на специфическое проявление СПИДа на Западе. Мы не станем собственноручно обрекать своих сограждан на смерть, отказываясь от поиска конкретных и
целенаправленных мер против специфически африканского распространения
ВИЧ/СПИДа. Я высказываюсь так потому, что кое-кто в нашей стране и в мире
резко осуждает поиск подобных мер как преступный отказ от борьбы против
ВИЧ/СПИДа.
Некоторые элементы этой режиссированной кампании порицания глубоко
меня беспокоят. Высказываются мнения, к примеру, что есть некоторые «опасные и дискредитировавшие себя ученые», с которыми никто, в том числе и мы
сами, не должен общаться и взаимодействовать. В более ранний период человеческой истории их назвали бы еретиками и сожгли на костре! Не так давно в
нашей собственной стране людей убивали, истязали, сажали в тюрьмы и запрещали цитировать их частным образом и публично, поскольку тогдашние власти
считали их взгляды опасными. Сейчас нас просят делать то же самое, что делала
тирания расистского апартеида, которой мы противостояли. Причем среди ученых, которых нам предлагается поместить на научный карантин, есть лауреаты
Нобелевской Премии, члены Академий Наук и заслуженные профессора в различных областях медицины! Люди, которые в других вопросах могли упорно
бороться за защиту самых важных прав на свободу мысли и слова, в вопросе
ВИЧ/СПИДа занимают передовые позиции в кампании интеллектуального запугивания и террора, оставляя нам единственную «свободу» – согласиться с
тем, что они объявляют непреложной научной истиной. Некоторые агитируют
за эти экстраординарные предложения с религиозным рвением, доведенным до
уровня фанатизма, что поистине пугает. Возможно, не далек тот день, когда мы
снова увидим, как сжигают книги, а авторов бросают в костер те, кто считает
своим долгом идти в священный крестовый поход против неверных. В высшей
степени странно, что все мы, кажется, готовы идти на поводу у фанатиков, ре202
шив остановиться и выждать. Может быть, эти комментарии экстравагантны.
Если это так, то лишь потому, что в совсем недавнем прошлом нам пришлось
столкнуться лицом к лицу с тиранией.
Меня очень воодушевляет то, что все мы, африканцы, можем рассчитывать
на вашу решительную поддержку в общей борьбе ради спасения нашего континента и его народов от гибели от СПИДа.
203
Перевод И. М.Сазоновой
Почему президент Мбеки
и доктор Тшабалала-Мсиманг
предупреждают против использования
антиретровирусных препаратов типа АЗТ?
Они сохраняют людей здоровыми?
Они улучшают самочувствие больных?
Или они действительно являются
смертельно ядовитыми и полностью бесполезными?
«Обеспокоенные тем, что надо ответить соответствующим образом на распространение СПИДа в Южной Африке, многие в нашей стране обратились к
правительству с просьбой сделать препарат АЗТ доступным в нашей системе
здравоохранения. Имеется большой объем научной литературы, утверждающей, между прочим, что токсичность этого лекарства является фактически
опасной для здоровья. Эти вопросы вызывают большое беспокойство у правительства, поскольку было бы безответственно для нас не учесть страшные предупреждения, которые сделали медицинские исследователи. Поэтому я попросил Министра здравоохранения безотлагательно вникнуть во все эти вопросы
до такой степени, насколько это возможно, чтобы мы, включая медицинских
авторитетов нашей страны, были уверены относительно того, где скрывается
правда».
Президент Табо Мбеки (Thabo Mbeki), Парламент, 28 октября 1999 г.
«Доктор Тшабалала-Мсиманг подтвердила, что действительно существует
масса научных исследований и информации, которая показала, что АЗТ является опасным лекарством и не был разработан для лечения ВИЧ/СПИДа. Поскольку АЗТ не способен поражать только вирус иммунодефицита человека, то,
когда это лекарство начинало работать в организме, оно еще более ослабляло
иммунную систему. Была также опасность того, что матери, принимающие препарат, могли родить детей с нарушениями в развитии. Тшабалала-Мсиманг сказала, что ее министерство не хотело бы через десять или пятнадцать лет оглянуться назад и обнаружить, что огромное большинство исторически бедных
людей в Южной Африке было подвергнуто воздействию опасного лекарства, и
что нет никаких данных, доказывающих необходимость насиловать людей приемом АЗТ».
204
Сообщение SAPA о заявлении доктора Тшабалалы-Мсиманг (Dr TshabalalaMsimang), сделанном ею в Парламенте сразу же после предупреждения Президента Мбеки об АЗТ 28 октября 1999 года
«Антиретровирусными препаратами, лицензируемыми в настоящее время в
Великобритании, являются зидовудин (zidovudine, синонимы – азидотимидин
(azidothymidine), АЗТ), зальцитабин (zalcitabine, ddC) и диданозин (didanosine,
ddl). <...> Все очень ядовиты. Любой из этих трех препаратов может вызвать
угнетение элементов костного мозга, а также периферическую нейропатию».
Бюллетень побочных реакций лекарств
(Adverse Drug Reaction Bulletin) № 178, 1996 г.
«АЗТ – препарат, который был разработан для проведения химиотерапии у
больных раком. Однако он никогда не использовался у больных раком, потому
что был расценен как слишком ядовитый для применения. Исследования ясно
показали, что крысы, подвергнутые воздействию АЗТ, который вводили в матку
во время беременности, заболевали влагалищным раком. Это – очень серьезное
предупреждение. Существуют другие токсикологические данные относительно
АЗТ, включая повреждение нервов, мышц и костного мозга. Все эти данные
должны быть оценены очень тщательно. Как министр здравоохранения я ответственна за то, чтобы гарантировать жителям Южной Африки получение соответствующего и доступного здравоохранения. Эта ответственность распространяется и на гарантии того, что никакое медицинское вмешательство не будет
иметь долгосрочного отрицательного влияния на людей».
Доктор Тшабалала-Мсиманг (Dr. Tshabalala-Msimang),
Парламент, 16 ноября 1999 г.
«Для СПИД-пациентов необходимо срочно разрабатывать средство, заменяющее это ядовитое вещество – АЗТ».
Хаякоу и др. (Hayakawa et al),
Biochemical and Biophysical Research Communications
176:87-93 (1991)
«АЗТ – подтвержденное канцерогенное вещество. Это факт, что некоторые
из мышей [АЗТ вводилось в матку] получили рак. Он воздействует на костный
мозг. Он очень ядовит».
Доктор Тшабалала-Мсиманг (Dr. Tshabalala-Msimang),
Mail&Guardian, 1 декабря 1999 г.
«Сами по себе антиретровирусные аналоги нуклеозида (ANA) типа АЗТ, как
и все лекарства, имеют побочные эффекты. Однако распространенные тяжелые
митохондриальные токсические побочные эффекты ANA особенно широко
205
проявляются следующими механизмами токсичности и поражениями тканеймишеней: гематологическим [кровь], миопатическим [мышцы], кардиотоксическим [сердце], гепатотоксическим [печень]; периферической нейропатией [нервы]».
Льюис и Далакас (Lewis and Dalakas) Nature Medicine 5:417-22
«АЗТ и другие аналоги нуклеозида намного более ядовиты, чем мы думали
ранее... Слой жировых клеток, расположенных непосредственно под кожей, истощается. Загруженность митохондрий, другие общие побочные эффекты от
АЗТ и подобных препаратов, такие, как повреждение нервов, мышц, панкреатит
и уменьшенное производство клеток крови – все это напоминает симптомы, вызванные наследственными митохондриальными болезнями».
Бринкмэн и др. (Brinkman et al.) Lancet 354(9184):1112-5 (1999)
«Мы пытаемся донести информацию так, чтобы, если граждане страны...
начнут принимать АЗТ, то делали бы это сознательно, и чтобы завтра никто не
сказал нам, что им ничего не говорили».
Доктор Тшабалала-Мсиманг (Dr. Tshabalala-Msimang), документальный телевизионный фильм «Правда об АЗТ», 12 декабря 1999 г.
«АЗТ подвергся клиническим испытаниям и был введен как специфический
антиВИЧ препарат, так как за многие годы до этого были какие-то данные, доказывающие, что клетки пациентов способны к трифосфорилированию исходного уровня к уровню, который рассматривают достаточным для его предполагаемого фармакологического действия. Хотя уже в 1991 г. были опубликованы
данные, что никакого такого фосфорилирования нет, и, таким образом, АЗТ не
может обладать антиВИЧ эффектом. Научная литература действительно объясняет множество биохимических механизмов, которые подтверждают вероятность широко распространенной тяжелой токсичности от использования этого
препарата. Основываясь на всех этих данных, трудно, если не невозможно, объяснить, почему АЗТ был введен и все еще остается наиболее широко рекомендованным и используемым антиВИЧ-препаратом. Требует срочного пересмотра
длительное применение АЗТ как единственного препарата или в комбинации у
ВИЧ-положительных или у пациентов со СПИДом».
Пападопулос-Элеопулос и др. (Papadopulos-Eleopulos et al.)
«Текущее медицинское исследование и мнение» (Current Medical Research and
Opinion), 15, Приложение 1: «Критический анализ фармакологии АЗТ и его использование при СПИДе» («A Critical Analysis of the Pharmacology of AZT and its
Use in AIDS»), 1999 г.
206
«РЕТРОВИР (ЗИДОВУДИН) МОЖЕТ БЫТЬ СВЯЗАН С ГЕМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ТОКСИЧНОСТЬЮ, ВКЛЮЧАЯ ГРАНУЛОЦИТОПЕНИЮ И ТЯЖЕЛУЮ АНЕМИЮ [массивное разрушение соответственно белых (иммунных) и
красных клеток крови]. ...АНТИРЕТРОВИРУСНЫЕ АНАЛОГИ НУКЛЕОЗИДА, ВКЛЮЧАЯ РЕТРОВИР... ЯВЛЯЮТСЯ ПОТЕНЦИАЛЬНО СМЕРТЕЛЬНЫМИ».
GlaxoSmithKline: АЗТ: «Информация о продукте»
«Что он делает – он подавляет иммунную систему. Ту самую систему, которую мы хотим усилить. Я не стала бы принимать АЗТ, я не буду».
Доктор Тшабалала-Мсиманг (Dr. Tshabalala-Msimang),
«Правда об АЗТ», 12 декабря 1999 г.
«Из-за их мощных иммунодепрессивных свойств терапию аналогами нуклеозида часто сопровождает глубокая иммунодепрессия. Они имеют множество
связанных токсичностей, некоторые из них могут быть тяжелыми. Из заслуживающих особенного беспокойства – иммунодепрессия, которая является постоянной при стандартных программах лечения. Каждый из аналогов нуклеозида
связан с глубокой лимфоцитопенией [истощение иммунных клеток], с исчезновением CD4/CD8 и оппортунистическими инфекциями».
Cheeson, Keating and Plunkett «Аналоги нуклеозида в терапии рака»
Nucleoside Analogs in Cancer Therapy (New York: Marcel Dekker Inc., 1997)
«В Вашем письме ко мне от 19 июня Вы делаете экстраординарное утверждение, что АЗТ повышает иммуннитет. Но даже изготовитель этого препарата
не делает такого глубоко ненаучного заявления. Действительность – точная
противоположность тому, о чем Вы говорите. Препарат АЗТ является иммунодепрессивным. Вопреки требованиям, Вы участвуете в поощрении АЗТ, хотя
все ответственные медицинские авторитеты неоднократно выпускали серьезные
предупреждения о токсичности АРВ-препаратов, которые включают и АЗТ».
Президент Мбеки (Mbeki), из письма к руководителю DA
Тони Леону (Tony Leon) от 1 июля 2000 г.
«Препарат АЗТ может угнетать производство красных кровяных клеток и
уменьшать количество белых клеток крови. По сути, тогда прием препарата
должен быть прекращен, чтобы избежать инфекций».
Сообщение для прессы американского управления
по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов
и медикаментов (FDA) от 5 марта 1990 г.
207
«Я думаю, что АЗТ может только ускорить смерть человека. Это иммунная
болезнь, и АЗТ только наносит дальнейший вред уже уничтоженной иммунной
системе».
Профессор Джей Леви (Jay Levy),
директор лаборатории вирусных исследований опухоли и СПИДа Калифорнийского Университета в Сан-Франциско, Newsday, 12 июня 1990 г.
«Дальнейшее расширенное наблюдение за пациентами в одном исследовании АЗТ – Конкорд-изучение – показало значительное увеличение риска смерти
среди пациентов, которых лечили ранее».
Филлипс и др. (Phillips et. al.)
New England Journal of Medicine 336:958-959, 1997 г.
«Я не хочу поддерживать и ставить целью обеспечение к 2005 году антиретровирусными препаратами трех миллионов человек. ВОЗ поставила такую
цель самостоятельно. Они не консультировались с нами. Это не о погоне за
цифрами. Это – о качестве здравоохранения, предусмотренного для наших людей. Я также продолжу говорить людям относительно побочных эффектов АРВпрепаратов. Я не могу стоять на пьедестале и говорить, что все превосходно.
Крайне необходимо, чтобы наши люди знали о побочных эффектах, особенно
потому, что эти лекарства новые и о них мало что известно. Когда на нас оказывали давление, чтобы использовать АРВ-препараты, мы действительно предупреждали о побочных эффектах, но когда я получаю сообщения о людях, получающих АРВ-препараты, никто не представляет мне сведений о том, сколько
людей отказалось от программы или умерло из-за побочных эффектов. Я не
знаю, что случается с теми, кто начал принимать АРВ-препараты. <...> Было
время, когда нам говорили, что надо дать каждому АРВ-препараты, а мы сопротивлялись. Я думаю, мы были правы... Мы должны быть честными и откровенными в информировании граждан об использовании АРВ-препаратов. Я не радуюсь сообщениям о том, сколько людей начали ими лечиться и сколько еще
начнут опрашивать статистику, чтобы установить, сколько людей умерло от
токсичности АРВ-препаратов. Я продолжу информировать людей в нашей
стране о побочных эффектах АРВ-препаратов. Вы знаете меня, я говорю правду».
Доктор Тшабалала-Мсиманг (Dr Tshabalala-Msimang),
брифинг в Доме Правительства в Претории, 5 мая 2005 г.
«Результаты этого совместного исследования, которое включало более чем
20 000 пациентов с ВИЧ-1 из Европы и Северной Америки, показали, что вирусный ответ после начала ВААРТ [высокоактивной антиретровирусной терапии] устойчиво улучшился с 1996 года. Однако в течение первого года не было
208
никакого соответствующего уменьшения случаев СПИДа или смертности.
Наоборот, позднее было свидетельство некоторого увеличения случаев СПИДа.
Мы отметили несоответствие между явным улучшением показателей вирусного
ответа и очевидно ухудшающейся степенью клинической прогрессии».
Совместная группа по антиретровирусной терапии (АРТ),
Lancet 368:451-458 (2006 г.)
«Главные полученные данные – это то, что, несмотря на усовершенствованный первоначальный вирусологический ВИЧ-контроль, не было никаких существенных улучшений раннего иммунологического ответа по показателю подсчета CD4-лимфоцитов, никакого сокращения смертности по всем причинам, и
никакого существенного увеличения риска смерти от связанных со СПИДом
заболеваний в более поздние годы».
Передовая статья Lancet, комментирующая «несколько парадоксальные
тенденции», сообщенные в вышеназванном исследовании (Lancet editorial commenting on «these somewhat paradoxical trends»
reported in the above-cited study)
«The Western Cape сообщила: из общего числа 4251 пациента, получавших
лечение в течение 3 месяцев, умерло 207 пациентов (4,8 %). Из общего количества 2715 пациентов, получавших лечение в течение 6 месяцев, умерли в общей
сложности 196 пациентов (7,2 %). Из 914 пациентов, получавших лечение в течение 12 месяцев, в общей сложности умерло 114 пациентов (12,2 %).
Представленные на графике с координатами X и Y, эти данные показывают прекрасные линейные отношения между показателем смертности людей, принимающих АРВ-препараты, и продолжительностью их лечения.
Они предсказывают, что в течение семи лет каждый, кто принимает АРВпрепараты, будет мертв. Высокий процент умерших от лечения, показанный
этими данными, согласуется с многочисленными опубликованными сообщениями о невыносимой токсичности АРВ-препаратов для большинства
людей, которым их предписывают».
Информация чиновника по связи с СМИ
Министерства здравоохранения
Мопи Мониемангин (Maupi Monyemangene), 6 октября 2005 г.,
«Специальный посланник Организации Объединенных Наций по
ВИЧ/СПИДу в Африке Стивен Льюис (Stephen Lewis) во вторник выразил беспокойство по поводу повышающегося числа смертельных случаев среди людей,
получающих лечение от ВИЧ/СПИДа, в Малави. Льюис в конце своего трехдневного посещения обедневшей южноафриканской страны сказал, что он был
проинформирован правительственными чиновниками Малави о том, что страна
209
столкнулась с 11-процентным показателем смертности людей, которые получали бесплатно АРВ-препараты в общественных больницах. В Малави сумели
увеличить число людей, получающих бесплатно АРВ-препараты, приблизительно с 4 тыс. два года назад до 70 тыс. в настоящее время».
Из статьи «ООН обеспокоена повышающимися смертельными случаями
пациентов со СПИДом, получающих АРВ-препараты в Малави»
(«UN concerned about Malawi ’s rising deaths of AIDS
patiens on ARVs»),
Китай, People′s Daily Online, 1 ноября 2006 г.
«Министерство здравоохранения Южной Африки подтвердило, что около 6
тыс. ВИЧ-положительных людей умерло, получая АРВ-препараты, с тех пор,
как начался правительственный отказ в 2004 г. Только менее 3 % из числа ВИЧположительных людей получило доступ к лечению АРВ-препаратами от правительства в течение того же самого периода. Представитель отдела здравоохранения Сибани Мнгади (Sibani Mngadi) сказал, что "число людей, начавших лечение АРВ-препаратами через наш «Всесторонний план ВИЧ и СПИД», увеличилось на 60 тыс. в прошлом году и к концу сентября 2006 года достигло 235
378"».
«ЮЖНАЯ АФРИКА: Правительственная программа по СПИДу проводится,
но люди все еще умирают»
(«SOUTH AFRIKA: Govt AIDS programme on course but people still dying»,
Агентство Рейтер, 14 ноября 2006 г.),
источник: Интегрированные Региональные Информационные Сети ООН
(IRIN)
«Мы не были в состоянии обнаружить, почему врачи предписывают ядовитый препарат под названием АЗТ (зидовудин) людям, которые не имеют никакой другой жалобы, кроме присутствия антител к ВИЧ в их крови. Фактически
мы не можем понять, почему люди принимают этот препарат безо всякой причины».
Доктор Кэри Муллис (Dr Kary Mullis PhD),
Нобелевский лауреат по химии 1993 г
в предисловии к книге профессора Питера Дюсберга (Peter Duesberg) «Выдуманный вирус СПИДа»
(Inventing the AIDS Virus), Washington: Regnery, 1996.
«Слушайте, здесь нет никакой социологической тайны... Это – только доход
людей и положение, которому угрожают. Именно поэтому они настолько злобны. Есть широко распространенный невроз среди ученых, работающих в области СПИДа, так как имеется достаточно много медленно накапливающихся
210
свидетельств против них. Это действительно тяжело для них – иметь дело с
этим. Они сделали действительно большую ошибку, но никогда не собираются
признаваться в этом. Они все еще отравляют людей».
Доктор Кэри Муллис (Dr. Kary Mullis) в статье Селии Фарбер
«Вне контроля: СПИД и коррупция медицинской науки»
(«Out of Control: AIDS and the corruption of medical science»)
в журнале Harper’s Magazine , март 2006 г.
«Своим сердцем я понимаю, что неправильно давать их [АЗТ и другие АРВпрепараты] моим людям».
Доктор Тшабалала-Мсиманг (Dr. Tshabalala-Msimang),
начиная кампанию против туберкулеза, 15 марта 2003 г.
«Ваши опасения относительно долгосрочного терапевтического применения
АЗТ или использования препарата у беременных женщин из-за его продемонстрированной токсичности и побочных эффектов оправданы. К сожалению,
разрушительные эффекты АЗТ появились только после заключительного этапа
экспериментов, то есть после экспериментов, которые состояли из предоставления АЗТ большому количеству людей на длительный период времени. Ваше
усилие – достойное... Я надеюсь, что Вы преуспеваете в том, чтобы убедить ваше правительство не делать АЗТ доступным».
Профессор Ричард Белц (Richard Beltz), изобретший АЗТ
осенью 1961 г.,
к адвокату Бринку, 11 мая 2000 г.
«Мы видели колонизацию, мы видели империализм, мы видели апартеид... и
все то, что они использовали против нас как людей. Африканцы выиграли свою
свободу и теперь ведут другую войну: их терроризируют еще раз в психологическом отношении, потому им хотят продать АРВ-препараты и получить прибыль. И от этой продукции нет никакой выгоды. Единственная вещь, которая
может действительно случиться, – это то, что, как только Вы касаетесь антиретровирусных препаратов, Вы можете пойти одним путем».
Член парламента Питер Мокаба (Peter Mokaba), Star,
4 апреля 2002 г.
Приложение:
Уровни смертности от АРВ-препаратов в Африке (2007 г.)
«О внушающем беспокойство высоком уровне потерь сообщали крупные
распространители льготных АРВ-препаратов... на 3-й южноафриканской конференции по СПИДу... Например, 27 % первой партии пациентов, поступивших в
211
больницу King Edward VIM в Дурбане, начавших лечение после апреля 2004 г.,
были «нестойкими» (такое определение дано тем, кто был не в состоянии вернуться для выписки следующей партии препарата на 90 дней или больше) в течение 12 месяцев после начала приема АРВ-препаратов. Доктор Элен Шнайдер
(Dr. Helen Schneider) из Центра общественного здравоохранения Университета
Витватерсранда (Witwatersrand) сообщила, что приблизительно одна треть из
этих "исчезнувших" умерла».
AIDSmap.com, «Patient retention difficulties for South Africa's public sector» in
HIV & AIDS Treatment in Practice, № 90, 31 августа 2007 г.
«В больнице Felege Hiwat в Бахир Даре (Bahir Dar), в северной области Амхара (Amhara) [Эфиопия], к концу 2006 года более чем 3600 пациентов начали
лечение АРВ-препаратами. Однако 22 % из этих пациентов были впоследствии
потеряны. В результате визитов домой и других запросов удалось определить
местонахождение только 6 % пациентов. В дальнейшем было обнаружено, что
44 % из потерянных мертвы, остальные все еще не найдены. В Южной Африке,
в больнице Klerksdorp в Северо-западной области уровень потерянных достиг
21 %. Огромное количество пациентов потерялось в течение первых шести месяцев лечения, но ревизия 300 потерянных пациентов смогла идентифицировать
по местным отчетам о смертности только 126 смертельных случаев. Остальные
все еще где-нибудь есть, но, как сказал доктор Эбрахим Вариава (Dr. Ebrahim
Variava) [не говоря о том, откуда он знал], или их адрес не был полным, или они
не отвечали по мобильным телефонам».
AIDSmap.com, «Практика лечения ВИЧ/СПИДа»
(HIV & AIDS Treatment in Practice № 92), 26 сентября 2007 г.
«Мы провели систематический поиск англоязычной опубликованной литературы, серой литературы (проект сообщает доступный онлайн), и резюме конференций между 2000 и 2007 годами. В свой анализ мы включили 32 публикации,
сообщавшие относительно 33 групп пациентов общей численностью 74 289 пациентов в 13 странах. По худшему сценарию за 2 года потерялось 76 % пациентов. Средний сценарий предсказал сохранение 50 % пациентов за 2 года, потеря
половины из тех, кто принимает АРВ-препараты в течение двух лет, – причина
для беспокойства. По сообщенным данным, в последующем убывание составляло в среднем примерно 22 % за 10 месяцев. Это среднее число включало,
главным образом, смертельные случаи (40 % потерь) и последующие потери
(56 %). Мы полагаем, что фактические потери выше, чем мы сообщаем. Средний сценарий предполагает, что приблизительно половина всех пациентов,
начавших лечение АРВ-препаратами, к концу второго года не обратились за
дальнейшим лечением. Недавняя попытка проследить за потерянными пациентами в Малави выявила, что 50 % из них умерли, 27 % пациентов не смогли
найти, а большинство из остальных прекратило прием АРВ-препаратов. Те, кто
212
сообщал об этих группах, не знают, что, в конечном счете, случилось с пациентами, которых отнесли к разряду потерянных. Наш анализ неизбежно ограничен
сообщениями, публикуемыми открыто, и, таким образом, публикация потенциально внушает предубеждение. Исследователи могут быть менее склонны публиковать долгосрочные результаты из групп, которые испытывали очень высокие преждевременные потери. Срочно необходима качественная информация
относительно тех, кто преждевременно потерян».
Rosen S. et al. «Patient retention in antiretroviral therapy programs in subSaharan Africa: A systematic review». PLoS Med 4(10): e298, октябрь 2007 г.
213
Сообщения из медицинской литературы,
собранные адвокатом Энтони Бринком (Adv. Anthony Brink) из ЮжноАфриканской Республики),
председателем Информационной группы по лечению (TIG)
Перевод И. М.Сазоновой
Почему Заки Ахмат,
Натан Джеффен
и Марк Хейвуд
хотят назначать АЗТ беременным африканским
женщинам и их младенцам?
Что дает АЗТ будущим
и недавно рожденным детям?
«АЗТ для беременных женщин».
Уличный плакат, рекламирующий лечебную кампанию
«ЯДОВИТО. (надпись на 6-ти языках) Ядовит при вдыхании, при контакте с
кожей и при проглатывании. Органы-мишени (поражаемые органы): красный
костный мозг. При несчастном случае или если Вы чувствуете себя нездоровым,
немедленно ищите медицинскую помощь (покажите ярлык, где только возможно). Носите подходящую защитную одежду».
Ярлык на бутылках с 25 мг АЗТ,
поставляемых фирмой Sigma-Aldrich Chemie Gmbh
для исследовательских целей, имеющий оранжевую полосу
с изображением черепа и костей, чтобы показать потенциально смертельную ядовитую химическую опасность;
последняя версия несет также предупреждение о раке.
«Полученные нами данные поддерживают гипотезу о связи между митохондриальной дисфункцией новорожденных и детей и перинатальным профилактическим назначением аналогов нуклеозида. Восемь детей родились с сильно
сниженным энергетическим метаболизмом и, соответственно, с мышечными и
другими клеточными повреждениями, проявляющимися в поражении сердечной
мышцы и общей мышечной слабости. Представлены пять детей, из которых
двое умерли от отсроченных неврологических проявлений – обширного повреждения головного мозга в форме массивного коркового некроза, корковой слепоты, эпилепсии и спастической квадриплегии (паралича рук и ног. Прим. переводчика). Три ребенка были описаны как "бессимптомные", но имели серьезные
214
биологические или неврологические отклонения. Четверо из детей были подвергнуты воздействию комбинацией АЗТ и подобным препаратом 3ТС [синоним: lamivudin (ламивудин). Прим. переводчика] в утробе матери и после рождения, и четверо – только одним АЗТ. Ни один из них не был ВИЧположительным. Дальнейшие исчерпывающие исследования Беррет и др.
(Barret et al.) подтвердили гипотезу о связи между перинатальным воздействием
АЗТ и тяжелым вредом для будущих и недавно рожденных младенцев (см. сообщение, цитируемое ниже)».
Бланше и др. (Blanche et al.) Lancet 354(9184): 1084-9 (1999)
«Проведено исчерпывающее исследование в большой группе [найдены дети,
получавшие АЗТ и 3ТС (ламивудин)] необъяснимых симптомов, сходных с митохондриальной дисфункцией. В общей сложности 2644 из 4392 детей подвергались воздействию антиретровирусных препаратов. Все дети с "установленной" или "возможной" митохондриопатией, диагностированные в этом исследовании, подвергались воздействию антиретровирусными препаратами в пред- и
постнатальный (дородовый и послеродовый. Прим. переводчика) периоды, а
также во время беременности. Подтверждено, что использование антиретровирусных аналогов нуклеозида в перинатальный период связано с постоянной митохондриальной болезнью, риск которой приблизительно в 30 раз выше, чем в
общей популяции. Несмотря на активный скрининг, не было найдено никаких
похожих случаев в группе, не получавшей антиретровирусных препаратов. К 18
месяцам появляется отчетливый синдром с тремя главными особенностями:
неврологические симптомы (преимущественно развивающаяся умственная отсталость, эпилепсия и поведенческие нарушения), существенные отклонения на
ЯМР-томографии мозга (преимущественно повреждения белого вещества и
ствола мозга) и часто, вне периода лечения, постоянная или преходящая гиперлактатемия. Сначала описанная как миопатия, связанная с зидовудином (АЗТ),
проблема митохондриальной токсичности аналогов нуклеозида в настоящее
время является растущей проблемой. Ее клиническое выражение является очень
разнообразным – от периферической нейропатии до тяжелого молочного ацидоза».
Баррет и др. (Barret et al.) AIDS 17(12):1769-1785 (2003)
«Сообщалось о митохондриальной дисфункции у ВИЧ-отрицательных детей,
перинатально (с 28-й недели внутриутробной жизни плода по 7-е сутки жизни
новорожденного. Прим. переводчика) подвергнутых воздействию зидовудина
(АЗТ), часто используемым у ВИЧ-положительных матерей во время беременности. Цель этого исследования состояла в том, чтобы оценить результаты, полученные при ЯМР-томографии мозга у ВИЧ-неинфицированных детей, подвергнутых воздействию зидовудина, у которых имеются необъяснимые невро215
логические симптомы. Изображения, наблюдаемые у детей с митохондриальной
дисфункцией, вызванной антиретровирусными препаратами, были подобны
изображениям, полученным при врожденных митохондриальных болезнях».
Тардье и др. (Tardieu et al.) American Journal of Neuroradiology 26(4):695-701
(2005)
«Воздействие АЗТ вызывает постоянное истощение mtДНК (митохондриальной ДНК) у младенцев, подвергнутых воздействию АЗТ в утробе. Поскольку
опухоли, вызванные химикалиями, развиваются в течение 20–30 лет, существует возможность, что дети, подвергнутые воздействию, могут иметь повышенный риск развития рака, который появится в жизни позже. Результаты, представленные здесь, подчеркивают необходимость долгосрочного наблюдения за
детьми ВИЧ-инфицированных матерей, которые получали предродовую
ВААРТ (высокоактивную антиретровирусную терапию. Прим. переводчика)».
Poirer et al. Journal of the Acquired Immune Deficiency Syndrome 33(2):175-183
(2003)
«Вероятность развития тяжелой болезни в 3 года жизни была значительно
выше у детей, рожденных матерями, получавшими АЗТ во время их беременности, чем у рожденных не получавшими лечение матерями. Та же самая особенность наблюдалась при тяжелом подавлении иммунной системы: вероятность
развития такого подавления была значительно выше у детей, рожденных леченными АЗТ матерями, чем у рожденных не леченными матерями. Наконец, вероятность выживания была ниже среди детей, рожденных леченными АЗТ матерями, по сравнению с детьми, рожденными не лечеными матерями».
Де Мартино и др. (De Martino et al.) AIDS 13(8):927-33 (1999)
«Прием зидовудина (АЗТ) в пред- и перинатальный периоды связан с 1,8кратным увеличением риска развития СПИДа или смерти после выверки одновременно всех переменных, связанных с прогрессией болезни. Ограничивая
анализ детьми, рожденными после апреля 1994 года (дата публичного выпуска
результатов ACTG 076), показано, что прием зидовудина был связан с 2,5кратным увеличением риска прогрессии к СПИДу или смерти после выверки
одновременно всех тех же самых переменных. Устойчивые улучшения в прогнозе ВИЧ-инфицированных детей, не подвергавшихся воздействию зидовудина, наблюдались в каждой группе рожденных, но инфицированные дети, подвергавшиеся воздействию зидовудина, отстали в развитии от своего возраста.
Наши результаты совместимы с недавними результатами Итальянского регистра по ВИЧ-инфекции у детей [сообщено Де Мартино, что процитировано выше]».
Кун и др. (Kuhn et al.) Journal of Infectious Diseases 182 (1):104-11 (2000)
216
«В этом ретроспективном исследовании риск RPD [быстрого прогрессирования болезни] был в 5–6 раз выше среди младенцев, рожденных леченными АЗТ
матерями, по сравнению с детьми, рожденными матерями, не получавшими лечение. RPD в три раза более вероятно произошло бы у младенцев, рожденных
леченными АЗТ матерями, по сравнению с полученными данными у нелеченых
матерей».
Де Суза и др. (De Souza et al.) AIDS 24(2):1 54-61 (2000)
«Детенышам обезьян [Macaca nemestrina monkey], подвергнутым воздействию АЗТ, потребовалось в три раза больше времени (6) по сравнению с контролем (2) для распознавания черного и белого. Послеродовое увеличение веса
было значительно ниже у детенышей, подвергнутых воздействию АЗТ. После
того, как было начато лечение АЗТ, у животных значительно снизился гемоглобин и оставался низким до конца исследования. Гематологические токсикозы, о
которых сообщалось, совпадали с токсикозами, отмеченными у людей, принимавших АЗТ ежедневно в дозе 500 мг».
Хо и др. (Ha et al.) Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes
and Human Retrovirology: 154-7 (1994)
«У животных [Macaca nemestrina monkeys], получавших АЗТ во время беременности, развилась бессимптомная макроцитарная анемия, но после прекращения приема АЗТ гематологические параметры возвратились к норме. Общее
количество лейкоцитов под воздействием АЗТ уменьшалось во время беременности и после нее. АЗТ вызвал дефициты роста, нарушение корешкового рефлекса [собирание губ в сборку у младенцев вызывается трением или царапанием около рта. Прим. переводчика] и рефлекса поджатия или надувания губ
[встречается при дефектной пирамидной иннервации лицевой мускулатуры.
Прим. переводчика], а также способности фиксировать и следить взглядом за
близкими стимуляторами».
Хо и др. (Ha et al.) Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes
and Human Retrovirology: 18(1):27-38 (1998)
«Изучаемая группа включала 92 ВИЧ-1-инфицированных и 439 неинфицированных детей. В нашей группе антиретровирусная терапия (непротеазным ингибитором) была независимо связана с FTT [недостаточным развитием]. В частности, зидовудин (АЗТ) изменяет митохондриальный метаболизм и может
иметь прямые пищевые эффекты».
Миллер и др. (Miller TL et al.) Pediatrics 108(6): 1287-96 (2001)
«Антиретровирусные препараты (АРВ) для профилактики передачи ВИЧ от
матери к ребенку приводят к снижению гематологических параметров во время
217
воздействия и вскоре после него. Недавно полученные данные говорят о более
длительном угнетении, по крайней мере, до 18 месяцев [то есть АРВ-препараты,
данные беременным женщинам, вызывают постоянное подавление костного
мозга, уменьшая производство клеток крови]. У неинфицированных детей воздействие АЗТ, которое давалось перед рождением, вызывало уменьшение количества нейтрофилов, по крайней мере, до 8-летнего возраста. Заключение: значительно более длительный эффект от воздействия АЗТ выявлен у неинфицированных детей, чем у тех, кто принимал препарат профилактически».
Совместное европейское изучение (European Collaborative Study),
AIDS 18(15):2009-17 (2004)
«В главном обзоре данных, собранных между 1986 г. и апрелем 2004 г., было
обнаружено, что препараты против СПИДа типа АЗТ вызывали существенно
увеличенный риск резкого сокращения беременности [т. е. опасной критической
преждевременности] вместе с очень высоким уровнем младенческой смертности».
Торне и др. (Thorne et al.) AIDS 18(17):2337-2339 (2004)
«Согласно французскому исследованию [Десфре и др. (Desfrere et al.)], опубликованному в выпуске издания «СПИД» 23-го сентября 2005 года [AIDS
19:1487-1493], у младенцев ВИЧ-положительных матерей, рожденных преждевременно, наиболее вероятно развитие редкого, но потенциально смертельного
заболевания кишечника. При ретроспективном изучении исследователи нашли,
что наличие ВИЧ-положительной матери было независимым фактором риска
для развития некротического энтероколита у младенцев, рожденных перед 37ой неделей беременности. Исследователи предполагают, что возможной причиной этого является митохондриальная токсичность, вызванная применением
АЗТ для профилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку. Некротический энтероколит – желудочно-кишечная болезнь, которая может затронуть младенцев,
рожденных преждевременно, и привести к разрушению кишки. Из 30 000 младенцев, рожденных как «единица исследования», 4009 были рождены преждевременно. В общей сложности у 79 (2 %) из этих преждевременно рожденных
младенцев развивался некротический энтероколит. Случаи некротического энтероколита были у 2 % (72/3931) преждевременно рожденных младенцев ВИЧотрицательных матерей, и 9 % (7/78) – у преждевременно рожденных младенцев
ВИЧ-положительных матерей. Ни один из этих семи младенцев, рожденных
ВИЧ-положительными матерями, не был заражен ВИЧ. Все семь младенцев с
некротическим энтероколитом и одна ВИЧ-положительная мать получили дозы
АЗТ с целью профилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку. Шесть из этих
семи матерей также принимали анти-ВИЧ терапию: у двух это состояло из мо-
218
нотерапии препаратом АЗТ, другие четыре женщины принимали комбинацию
из трех препаратов (АЗТ или ddl с ламивудином и ингибитор протеазы)».
Мишель Картер (Michael Carter), AIDSmap News, 7 September 2005
«Согласно результатам европейского исследования, изучающего эффекты
антиретровирусной терапии (АРТ) на рост неинфицированных детей до возраста 18 месяцев [европейское совместное исследование, JAIDS 40 (3):364-370
(2005)], дети, рожденные ВИЧ-положительными женщинами, которые принимали антиретровирусную терапию (АРТ) во время беременности, обладают значительно меньшим ростом, весом и окружностью головы по сравнению с детьми, рожденными ВИЧ-положительными женщинами, не получавшими АРТ или
получавшими монотерапию».
Эдвин Бернард (Edwin Bernard), AIDSmap News, 3 November 2005
«В двух новых исследованиях на животных [Уолкер и др. (Walker et al), и
Хонг и др. (Hong et al.)] изучались канцерогенные эффекты трансплацентарного
воздействия АЗТ на мышей и крыс. Нашли повышенные уровни опухолей и
опухолей с генными изменениями, которые часто встречаются у людей, больных раком. Кроме того, два изучения на людях [Эскобар и др. (Escobar et al.) и
Витт и др. (Wittt et al.)] являются первыми, в которых наблюдали индукцию мутаций и крупномасштабное хромосомное повреждение в клетках красной крови
новорожденных, подвергнутых воздействию NRTIs [нуклеозидные аналоги ингибиторов обратной транскриптазы] в матке. Эти и другие исследования были
изданы в апреле 2007 года в специальном выпуске «Экологические и молекулярные мутагенезы» (Environmental and Molecular Mutagenesis), который изучает последнее исследование относительно повреждения ДНК и потенциальных
рисков для здоровья, связанных с использованием NRTIs. Помимо эффектов
NRTIs на ядерную ДНК и риска возникновения рака, этот выпуск также содержит недавно полученные данные о токсичности этих лекарств для митохондриальной ДНК».
Science Daily, 7 April 2007
Приложение
В статье «Стойкая митохондриальная дисфункция и перинатальное воздействие антиретровирусными нуклеозидными аналогами» (Persistent mitochondrial
dysfunction and perinatal exposure to antiretroviral nucleoside analogues), Lancet
1999 Sep 25;354(9184):1084-9 Бланше и др. (Blanche et al.) описывают восемь
детей, получивших тяжелый вред (двое из них – смертельный) от АЗТ, воздействию которым они подвергались в утробе матери и после рождения.
219
Заметьте, что все случаи повреждения от вреда, вызванного приемом АЗТ во
время беременности и после рождения, не были сразу очевидны, а стали проявляться только несколько месяцев спустя.
Общее между всеми исследователями и процитированными выше – то, что
исследователи не рассматривают и не сообщают о вероятности широко распространенного субклинического, недиагностируемого постоянного неврологического и ментально/психологического ухудшения, являющегося результатом
воздействия АЗТ в утробе матери и после рождения.
«Первый пациент в возрасте 4,5 месяцев представлен с визуальным ухудшением. Обследование мозга ядерно-магнитным резонансом (ЯМР) показало первоначально (в возрасте 5 месяцев) демиелинизирующие повреждения стволовой
части мозга, которые стали более тяжелыми и вторично связывались (в 11 месяцев) с cустенториальными (поддерживающими) повреждениями. От 4,5 месяцев
до 11 месяцев рост был аномальным, и связывалось это с рвотой. Не имелось
никаких отклонений в важных ферментах печени, поджелудочной железы и
мышц, а также гематологических отклонений, но концентрации лактата крови и
цереброспинальной жидкости были высокие (2•5 mmol/L [норма < 1•5 mmol/L]
и 4•5 mmol/L [< 2•0 mmol/L], соответственно. Ребенок умер в 13 месяцев из-за
нарушения дыхания и расстройства сердечного ритма. Признаки были сходны с
синдромом Ли [Leigh’s syndrome – наследственная энцефаломиелопатия. Прим.
переводчика], митохондриальные исследования были сделаны в возрасте 12 месяцев».
«Второй пациент с 4-месячного возраста до смерти, наступившей в 11 месяцев, страдал упорной эпилепсией и ухудшением познавательных и психомоторных способностей. Исследование мозга показало диффузные демиелинизирующие повреждения, связанные с массивным корковым некрозом. Не имелось никаких отклонений в тканях печени, поджелудочной железы, мышц или гематологических маркеров. Концентрация лактата крови была высокой (2,5 mmol/L),
но лактат цереброспинальной жидкости был нормален. Несколько нарушений
были исключены из-за нормальных результатов, полученных из следующих диагностических процедур: органико-кислотная хроматография (моча), аминокислотная хроматография (сыворотка, моча, цереброспинальная жидкость), холестерин сыворотки, триглицериды, витамины А и E, активность пируватдегидрогеназы в лимфоцитах, окисление жирной кислоты и активность биотинидазы
(лимфоциты), длинноцепные жирные кислоты (сыворотка), лизосомальные
ферменты (галактозидаза, галактосилцерамидаза, арилсульфатаза А, маннозидаза, GM1 и GM ганглиозиды), медь и церулоплазмин (сыворотка), и выделение
олигосахарида (моча). Эти симптомы были сходны с синдромом Олперса
[ALPERS-синдром – диффузная прогрессирующая дегенерация коры больших
220
полушарий. Прим. переводчика] и привели к митохондриальным исследованиям
между возрастами 5 и 7 месяцев».
«В возрасте 8 месяцев, во время лихорадочного эпизода, третий пациент
имел эпилептические приступы и, как считалось, гипотонию. В возрасте 15 месяцев у ребенка появились симптомы гипокинетической гипертрофической кардиомиопатии. Кровь, концентрации печеночных и панкреатических ферментов
были нормальными, но ребенок имел нейтропению 0,931 09/L [норма > 1,531
09/L), высокую концентрацию мышечной креатинфосфокиназы в крови (350
IU/L [< 250 IU/L]) и постоянно высокие концентрации лактата крови (4mmol/L),
хотя лактат цереброспинальной жидкости был нормален. Биопсия эндомиокарда показала интрацитоплазматическую вакуолизацию в миоцитах, но без воспаления. Кардиомиопатия прогрессивно улучшилась, а признаки периферийной
миопатии были замечены в возрасте 2,5 лет. В возрасте 4-х лет сердечная функция ребенка была нормальной, но умеренный мышечный дефицит оставался;
концентрации лактата и мышечной креатинфосфокиназы в крови остались высокими. Электроретинография показала изменения на зрительной сетчатке и периферические изменения. ЯМР-исследование мозга было нормальным».
«У четвертого пациента раннее развитие было нормальным. Между возрастами 14 и 27 месяцев ребенок имел четыре эпизода фебрильных судорог.
Неврологическая оценка в возрасте 27 месяцев показала умеренную спастическую диплегию. Гематологические и биохимические результаты, включая концентрации лактата в крови и цереброспинальной жидкости, были нормальными.
ЯМР-исследование мозга показало умеренно повышенный сигнал белого вещества в T2-взвешенных изображениях без данных за некроз».
«В возрасте с 7 до 15 месяцев у пятого пациента были повторяющиеся эпилептические припадки. Познавательное развитие и неврологические оценки
между эпизодами были нормальными до 15 месяцев. У ребенка за 4 часа развился эпилептический статус, который привел к тяжелой неврологической дисфункции с корковой слепотой и спастическим тетрапарезом. Биологические тесты в 15 месяцев показали только высокие концентрации печеночных ферментов в крови (аспартат – и аланин-аминотрансферазы 200 IU/L [< 40 IU/L]), которые прогрессивно возвратились к норме. Концентрации лактата в крови и цереброспинальной жидкости были измерены только во время митохондриальной
оценки и не были ретроспективно доступны. ЯМР-исследование в возрасте 16
месяцев показало большие некротические повреждения белого вещества и коркового серого вещества. В возрасте 3,5 лет ребенок имел тяжелые последствия и
микроцефалию».
221
«У шестого пациента до 14 месяцев не было симптомов, но стойкие биохимические отклонения были замечены при последующем стандартном эпидемиологическом обследовании (которое включало исследование лактата). Ребенок имел высокие концентрации лактата крови (4 mmol/L), печеночной аспартат-аминотрансферазы (50 IU/L) и панкреатической липазы (200 IU/L [< 150
IU/L]) начиная с рождения, которые сохранились до 14 месяцев. Лактат цереброспинальной жидкости был нормален. Эти биологические отклонения привели к специфическому митохондриальному исследованию, включая ЯМРисследование мозга, показавшее замедленную миелинизацию, которая является
трудной для интерпретации в этом возрасте».
«У седьмого пациента не было симптомов до 4-х месяцев, а с этого времени
он стал гипотоническим с остановкой дыхания. Ребенок восстановил нормальное дыхание и сознание после возвращения к жизни без очевидных последствий. У него не было никаких биологических отклонений во время последующего стандартного биологического наблюдения, но концентрации лактата крови
(обычно производили пробу в одном учреждении) были постоянно высокими (>
4 mmol/L) от первого исследования в 4 недели до 7 месяцев. ЯМР-исследование
мозга было нормальным. Синдромы попадания вблизи цели и лактатемия подтвердили митохондриальные исследования».
«У восьмого ребенка симптомов не было. Стойкие печеночные и панкреатические отклонения (аланин-аминотрансфераза 80 IU/L и липаза 180 IU/L) были
замечены при рождении в стандартном предполагаемом биологическом обследовании. Концентрации лактата в крови, а также и в цереброспинальной жидкости, которые систематически добавлялись к обычному скринингу в учреждении,
были нормальными. В возрасте 20 месяцев биологические отклонения сохранились неизменными. Поэтому было проведено специфическое митохондриальное
исследование, включая электроретинографию, которая была аномальной, и
ЯМР-исследование мозга, показавшее отклонения в перивентрикулярном белом
веществе».
«Ни один из детей не был инфицирован ВИЧ-1 и все были ВИЧ-1 серонегативными в возрасте 15 месяцев или до возраста смерти – у первого и второго
пациентов. У всех детей повторные испытания на ВИЧ-1 PCR [полимеразной
цепной реакцией. Прим. переводчика] и культивированием были отрицательны».
222
СТОИТ ОТМЕТИТЬ
Для всестороннего обзора медицинской и научной литературы по исследованию эмбриональной и неонатальной [относящейся к новорожденному. Прим.
переводчика] токсичности АЗТ и подобных ему нуклеозидных аналогов и для
критического обсуждения рекомендаций ВОЗ, ЮНЭЙДС, ЮНИСЕФ и американского центра контроля за заболеваниями относительно использования этих
лекарств при беременности смотрите «Отравление наших детей: АЗТ при беременности» (Poisoning our Children: AZT in Pregnancy) адвоката Бринка – онлайн
в колонке «Быстрые связи» («Quick links») на www.tig.org.za.
Даже после сообщения о вреде, который причиняет АЗТ детям, подвергшимся его воздействию в утробе, многие исследователи продолжают поддерживать
использование таких лекарств при беременности на основании того, что они
предотвращают передачу ВИЧ от матери к ребенку и таким образом сохраняют
жизни. Фактически нет свидетельства, подтверждающего мнение, что дети,
рожденные ВИЧ-положительными матерями, принимавшими АЗТ (и/или другие АРВ-препараты) живут, тогда как дети, рожденные нелечеными матерями,
серьезно заболеют и умрут; напротив, как демонстрируют полученные данные,
процитированные выше, имеет место обратное.
АРВ-препараты типа АЗТ предотвращают передачу ВИЧ от матери к ребенку? Это исследовано и разоблачено Пападопулос-Элеопулос и др. (PapadopulosEleopulos et al.) в обширном анализе «Передача ВИЧ от матери к ребенку и ее
предотвращение с АЗТ и невирапином: критический анализ доказательства»
(монография, 2001) (Mother to Child Transmission of HIV and its Prevention with
AZT and Nevirapine: A Critical Analysis of the Evidence, monograph, 2001) – также
онлайн в «Быстрых связях» на вебсайте TIG.
Призыв TAC [Кампания лечебной деятельности – Treatment Action Campaign.
Прим. переводчика] назначать АЗТ и подобные ему лекарства беременным африканским женщинам и их новорожденным младенцам в Южной Африке был
поддержан профессором экономики Кейптаунского Университета Николи Наттрассом (Nicoli Nattrass), редактором Mail&Guardian Фериалом Хаффаджи
(Ferial Haffajee), подкрепленным поддержкой управляющего правлением газеты
и Кэрри Каллинаном (Kerry Cullinan), редактором Здоровья (Health-e) – информационной службы, продвигающей лекарство против СПИДа.
Причина общего невежества в Южной Африке относительно вреда, который
наносит АЗТ будущим и недавно рожденным детям, в том, что распространение
информации в коммерческих СМИ было запрещено. 22 ноября 2004 года Информационная группа по лечению (TIG – Treatment Information Group) суммировала вышеназванные полученные данные исследований в статье в
Mail&Guardian: «Многочисленные исследования показали, что дети, подвергнутые воздействию АЗТ в утробе матери, страдают повреждением головного моз223
га, неврологическими нарушениями, параличом, спастикой, задержкой умственного развития, эпилепсией и другими серьезными болезнями, а также рано
умирают», с предварительным примечанием: «сотни исследований обнаружили,
что АЗТ глубоко ядовит для всех клеток человеческого тела и особенно для
нашей иммунной системы». Оскорбленная общественная реакция на появление
этих публикаций вынудила редактора M&G Хаффаджи принести извинения и
опубликовать их, и обещать читателям никогда впредь не делать такого. 9 марта
2005 года, после жалобы ТАС (Кампании лечебной деятельности. Прим. переводчика), the Advertising Standards Authority объявила вне закона и запретила
«оскорбляющие» заявления; следовательно, они не могут быть ни повторены в
СМИ, ни приниматься для воспроизводства любой печатающей фирмой в Южной Африке.
28 октября 2005 года председатель Совета по контролю за лекарствами
(Medicines Control Council – MCC) профессор Питер Иглз (Peter Eagles) написал,
что МСС безразлично отнесся к научно-исследовательским работам относительно эмбриональной и неонатальной токсичности АЗТ, к которым привлек
его внимание TIG. Он сказал, что в июле за год до этого МСС выполнял свою
рекомендацию давать лекарство беременным африканским женщинам и их новорожденным младенцам (см. переписку в «Отравлении наших детей: АЗТ при
беременности» – «Poisoning our Children: AZT in Pregnancy»). Безразличие МСС
к этим сообщениям, вероятно, можно объяснить тем фактом, что его члены являются преобладающе белыми и индейцами.
«ТАС всегда с большой честностью пробовал понять медицинскую науку. И
есть что-то, с чем всегда боролись все жители Южной Африки. Мы с научной
точки зрения неграмотны».
224
Жалоба в Международный Гаагский Трибунал
на совершение геноцида Абдурразак Ахматом
Жалоба подана в Международный уголовный суд
адвокатом Верховного суда Южной Африки
Энтони Бринком (Anthony Brink)
Прокурору Луису Морено-Окампо (Luis Moreno-Ocampo)
Международный уголовный суд
Maanweg 174
2516 AB Den Haag/The Hague
The Netherlands (Гаага Нидерланды)
Обвиняемый
Обвиняемым субъектом этой уголовной жалобы является Абдурразак Ахмат
(Abdurrazack Achmat), в дальнейшем Ахмат, известный своим поклонникам под
его уменьшительным именем «Заки» («Zackie»). Это 44-летний мужчина, который осуществляет свой бизнес по адресу 10 Main Road, Muizenberg, Cape Town,
South Africa (Кейптаун, Южная Африка).
Обвинение
Ахмат виновен в геноциде – самом тяжелом преступлении среди «самых тяжелых преступлений, вызывающих беспокойство международного сообщества
в целом», соответственно статье 5.1.a Римского Устава Международного уголовного суда.
Согласно статье 6, «геноцид» означает любое из следующих действий, совершенных с намерением разрушить, полностью или частично, национальную,
этническую, расовую или религиозную группу, а также:
– убийство членов группы;
– причинение тяжелого физического или психического вреда членам группы.
Подсудные факты
Южная Африка («государственная сторона») – субъект Римского Устава.
Ахмат – южноафриканский подданный. Ахмат совершил свое преступление на
территории государственной стороны. Нет никакого общего права или установленного законом условия для судебного преследования геноцида государственной стороной, вследствие этого преступление Ахмата не может преследоваться
по суду национальной властью. И хотя Ахмат совершил свое преступление до 1
июля 2002 года – даты, с которой вступил в силу Римский Устав, он продолжал
225
активно совершать его, начиная с этой даты. Таким образом, он подлежит судебному преследованию Международным уголовным судом.
Подробные сведения обвинения
Ахмат руководит Кампанией лечебной деятельности (Treatment Action
Campaign, в дальнейшем TAC), профессиональной группой лобби, которую он
основал в Южной Африке, чтобы от имени многонациональной фармацевтической промышленности продвигать и продавать патентованные химикалии, так
называемые антиретровирусные препараты (АРВ-препараты) для лечения
СПИДа.
Несмотря на то, что TAC критикует фармацевтическую промышленность по
оценке АРВ-препаратов (таким образом блестяще полируя свою коммерческую
репутацию) и создает видимость того, что она материально независима от фармацевтической промышленности (но сотрудничает с организациями, открыто
финансируемыми ею), все практические действия TAC в Южной Африке характеризуют компанию как агента по продаже фармпрепаратов.
Несмотря на номинальные должности внутри TAC, формально занятые дюжиной оплачиваемых служащих в провинциальных офисах и небольших филиалах по всей Южной Африке, печально известно, что Ахмат полностью владеет
организацией, направляет ее действия и развертывает их как личный руководитель, следовательно, лично виновен в преступных действиях.
Начиная со своего основания в 1998 году, TAC участвует в интенсивной политической кампании против демократического правительства Южной Африки,
чтобы вынудить его вступить в торговые соглашения с фармацевтической промышленностью для закупки АРВ-препаратов и обеспечения ими общественных
больниц и клиник для назначения этих препаратов бедным, преимущественно
африканцам (чернокожим).
Этот проект TAC был полностью успешным. В интервью Mail Guardian 30
ноября 2006 г. Ахмат утверждал, что «бесспорно, нашим самым большим успехом является то, что мы заставили правительство принять план лечения. Наш
второй самый большой успех: выигранный в суде случай предупреждения передачи вируса от матери к ребенку». Ссылка Ахмата на его «самый большой
успех» – это капитуляция южноафриканского правительства 17 апреля 2002 г.,
выполнение требования о внедрении АРВ-препаратов в систему здравоохранения.
Второй «самый большой успех» Ахмата обусловлен ложной и неполной информацией, представленной суду. Судебное решение от 14 декабря 2001 г. вынудило южно-африканское правительство обеспечивать невирапином
(nevirapine), ядовитым АРВ-препаратом, ВИЧ-положительных женщин при ро-
226
дах и их новорожденных младенцев (почти все африканцы) в общественных
больницах.
Утверждение Ахмата, что он «заставил правительство принять его требование» о выделении миллиардов рэндов на покупку у фармацевтической промышленности АРВ-препаратов, и снабжении ими системы здравоохранения,
подразумевает, что он вызвал это изменение политики южноафриканского правительства против желания последнего и, самое главное, по решению суда. В
действительности же рассматриваемое изменение политики было результатом
политического давления, возглавленного и организованного Ахматом. По собственной версии Ахмата, внедрение АРВ-препаратов в систему здравоохранения Южной Африки – его личное достижение. За последствия (они будут детализированы ниже), возникшие у жертв после применения этих лекарств, он
несет полную уголовную ответственность.
Препаратом, в отношении которого Ахмат начал публично проводить кампанию в 1998 году и за который он продолжает бороться, является АЗТ (зидовудин). Тогда препарат имел патент GlaxoWellcome (срок действия истек в 2005
г.), но все еще продается компанией (теперь GlaxoSmithKline) под фирменным
знаком «Retrovir».
Фирма GlaxoWellcome тогда занималась мощным маркетингом, чтобы продать недавно избранному первому демократическому правительству Южной
Африки АЗТ для назначения ВИЧ-положительным беременным женщинам.
Цель кампании состояла в том, чтобы произвести новый препарат, заменив АЗТ,
для предотвращения так называемой передачи ВИЧ от матери к ребенку. Это
случилось после того, как АЗТ потерпел полный провал в лечении СПИДа. Самый большой и лучший клинический суд над препаратом был проведен европейским испытанием Конкорд. Южная Африка была выбрана мишенью как
подходящие, уязвимые стратегические ворота для рынка коммерческого нападения на развивающийся мир.
Главная тактика маркетинга GlaxoWellcome заключалась в хорошо рекламируемых частых ценовых дисконтных предложениях, возрастающих в течение
долгого времени, и усилении морального и политического давления на южноафриканское правительство для принятия ходатайства фирмы о торговле. Ахмат
присоединился к GlaxoWellcome в требовании выделении правительством миллиардов рэндов на закупку АЗТ с целью его назначения ВИЧ-положительным
беременным женщинам и ВИЧ-положительным людям вообще.
Спустя приблизительно год после начатой Ахматом публичной агитации за
назначение АЗТ беременным женщинам в Южной Африке – из них, фактически, все африканки – президент Табо Мбеки публично привлек внимание к тому
факту, что препарат, по поводу которого Ахмат давил на правительство, является, фактически, опасным ядом. Обращаясь к Парламенту 28 октября 1999 г., он
заявил: «Заинтересованные в решении проблемы СПИДа в Южной Африке,
227
многие в нашей стране обратились к правительству с просьбой сделать препарат
АЗТ доступным в нашей системе здравоохранения. <...> Однако... существует
большой объем научной литературы, утверждающей, между прочим, что токсичность этого препарата такова, что он фактически является опасным для здоровья. Это вызывает большое беспокойство правительства, поскольку было бы
безответственным для нас не учесть страшные предупреждения, которые сделали медицинские исследователи».
В тот же самый день, когда президент Мбеки с тревогой предупредил население Южной Африки о серьезной опасности АЗТ для здоровья, южноафриканское Агентство печати (SAPA) телеграфировало, что Министр здравоохранения доктор Мантомбазэйн Тшабалала-Мсиманг (Dr. Mantombazane
Tshabalala-Msimang) подтвердила репортерам, что действительно существует
«масса научных исследований и информации, показавшей, что АЗТ является
опасным лекарством и не был предназначен для лечения ВИЧ/СПИДа. Когда
это лекарство начинает работать в организме, оно еще более ослабляет иммунную систему. Есть также опасность, что... матери, принимающие препарат, могут родить детей с отклонениями».
Тшабалала-Мсиманг сказала, что ее министерство не хотело бы через десять
или пятнадцать лет оглянуться назад и обнаружить, что большинство исторически бедных людей в Южной Африке были подвергнуты воздействию опасного
лекарства.
Две недели спустя, 16 ноября, доктор Тшабалала-Мсиманг снова подтвердила, на сей раз официальным заявлением в Парламенте, что «АЗТ – препарат, который был разработан для химиотерапии больных раком. Однако он никогда не
использовался у больных раком, потому что был расценен как слишком ядовитый. Исследования ясно показали, что крысы, которые были подвергнуты воздействию АЗТ [вводили в матку во время беременности], заболевали влагалищным раком. Существуют другие токсикологические данные относительно АЗТ,
включая повреждение нервов, мышц и костного мозга. Все эти данные должны
быть очень тщательно оценены. Как министр здравоохранения я ответственна за
то, чтобы гарантировать жителям Южной Африки получение соответствующего
и доступного здравоохранения. Эта ответственность распространяется и на гарантии того, что никакое медицинское вмешательство не будет иметь долгосрочного отрицательного воздействия на людей».
Кстати, «страшные предупреждения, которые сделали медицинские исследователи», как выразился президент Мбеки, в «большой массе научных исследований и информации, указывающих, что АЗТ - опасные лекарство», и сообщения доктора Тшабалала-Мсиманг сделаны в октябре-ноябре 1999 г., когда
было уже издано достаточно медицинской и научной литературы в поддержку
срочной необходимости разработать для СПИД-пациентов средство, заменяю-
228
щее ядовитое вещество АЗТ, о чем еще в 1991 г. заявили Хаякоу (Hayakawa) и
др. в «Biochemical and Biophysical Research Communications» (176:87-93).
В 1994 году Лендеркинг и др. (Lenderking et al.) сообщили в Новом английском медицинском журнале (New England Journal of Medicine 330 (11):738-43),
что даже самая низкая ежедневная доза 500 mg, все еще рекомендуемая
GlaxoSmithKline во вкладыше к препарату АЗТ, является настолько ядовитой,
что «тяжелые побочные эффекты, в некоторых случаях вплоть до угрозы жизни,
обнаруживались даже у бессимптомных пациентов».
В следующем году в журнале «Естественная медицина» (Nature Medicine 5:
417–22) Левис (Lewis) и Далакас (Dalakas) объяснили причину: «Сами по себе
антиретровирусные аналоги нуклеозида типа АЗТ, как и все лекарства, имеют
побочные эффекты. Временами преобладают тяжелые митохондриальные токсические побочные эффекты, особенно часто повреждается система крови,
мышцы, сердце, печень и периферические нервы. Митохондрии – электростанции энергии во всех клетках тела. Разрушая их или прекращая их функционирование, АЗТ и подобные АРВ-препараты убивают или серьезно повреждают
кровь, мышцы, сердце, печень и нервные клетки».
То, что аналоги нуклеозида типа АЗТ чрезвычайно ядовиты, впоследствии
вновь было отмечено в Бюллетене вредных лекарственных реакций (Adverse
Drug Reaction Bulletin, № 178): «Антиретровирусными препаратами, в настоящее время лицензируемыми в Великобритании, являются зидовудин
(azidothymidine) [АЗТ], зальцитабин (zalcitabine, ddC) и диданозин (didanosine,
ddI)… Все очень ядовиты. Любой из этих трех препаратов может вызвать подавление элементов костного мозга, а также периферическую нейропатию».
Фактически АЗТ настолько ядовит, что поставляющая химическая компания
Sigma-Aldrich Chemie Gmbh в соответствии с международными индустриальными соглашениями для маркировки ядов маркирует пузырек, содержащий 25
mg препарата для лабораторного исследования, изображением черепа и костей с
широкой оранжевой полосой, чтобы показать потенциально смертельную ядовитую химическую опасность после случайного попадания. Предупреждение
написано на шести языках: «ЯД. Ядовито при вдыхании, при контакте с кожей и
при глотании. Органы-мишени: красный костный мозг. В случае несчастного
случая или если Вы чувствуете себя больным, немедленно ищите медицинскую
помощь (покажите этот ярлык, где только возможно). Носите подходящую защитную одежду». С учетом опубликованных результатов исследований в этом
отношении, последняя версия ярлыка Sigma-Aldrich несет также предупреждение, что случайный контакт или прием внутрь АЗТ могут вызвать рак.
За несколько месяцев до президента Мбеки и предупреждений доктора Тшабалала-Мсиманги в Парламенте о токсичности АЗТ, Пападопулос-Элеопулос
(Papadopulos-Eleopulos) вслед за Хаякоу (Hayakawa) также заявили о том, что
АЗТ должен быть срочно отменен как препарат для лечения СПИДа из-за нали229
чия у него «широко распространенной, тяжелой токсичности» через «множество биохимических механизмов». Заключение их обширного обзора «Критический анализ фармакологии АЗТ и его использование при СПИДе» («A Critical
Analysis of the Pharmacology of AZT and its Use in AIDS»), изданного в мае 1999
года в специальном приложении к престижному академическому медицинскому
журналу «Текущее медицинское исследование и мнение» (Current Medical
Research and Opinion 15), непосредственно поддержано президентом Мбеки и
доктором Тшабалала-Мсиманги несколько месяцев спустя: «АЗТ подвергся
клиническим испытаниям и был введен как специфический антиВИЧ-препарат,
так как за многие годы до этого были какие-то данные, доказывающие, что
клетки пациентов способны к трифосфорилированию исходного уровня к уровню, который рассматривают достаточным для его предполагаемого фармакологического действия. Хотя уже в 1991 г. опубликованы данные, что никакого такого фосфорилирования нет, и, таким образом, АЗТ не может обладать антиВИЧ эффектом. Научная литература действительно объясняет множество биохимических механизмов, которые подтверждают вероятность широко распространенной тяжелой токсичности от использования этого препарата… Основываясь на всех этих данных, трудно, если не невозможно, объяснить, почему АЗТ
был введен и все еще остается наиболее широко рекомендованным и используемым антиВИЧ-препаратом. Длительное применение у ВИЧ-положительных
или у пациентов со СПИДом АЗТ как единственного препарата или в комбинации требует срочного пересмотра».
За несколько недель до заявления президента Мбеки в Парламенте,
Бринкмэн (Brinkman) и др. подчеркнули в журнале «Ланцет» (Lancet 354 (9184):
1112–5), что «лекарства класса АЗТ намного более ядовиты, чем мы думали ранее... Слой жировых клеток, расположенных непосредственно под кожей, истощается&hellip