Правовые последствия за злоупотребления правом

Реклама
Волков Александр Викторович.
Статья «Правовые последствия за злоупотребление правом».
Место работы: Московская академия экономики и права, главный научный
сотрудник научно-исследовательского центра, доктор юридических наук.
Адрес: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д. 23.
Телефон: 8-960-879-00-95, 8-929-783-58-88.
E-mail: [email protected]
Аннотация.
Статья
посвящена
недостаточно
изученной
в
современной
науке
гражданского права проблеме санкций статьи ГК РФ. Гражданско-правовой подход
к исследованию становления и развития пределов правоосуществления в
гражданском праве, изложенной в статье, позволяет выстроить определенную
методологию изучения этого правового явления в современной России.
Ключевые слова:
злоупотребление правом, санкции, отказ в защите права
Volkov Alexandre Victorovich.
Article: “Legal consequences of the abuse of the right”
Place of employment: The Moscow Academy of Economics and Law
chief scientific officer of scientific research center, doctor of law.
Address: 117105, Moscow, Warsaw highway, 23
E-mail: [email protected]
Summary:
The article is devoted understudied in the modern science of civil rights issue of
sanctions article of the Civil Code. Civil-rights-based approach to the enforcement of
obligations under real legal relationship as a guarantee of financial security of the
company, as set out in the article, allows to build a specific methodology for the study of
the legal phenomenon in modern Russia.
Key-words:
abuse of rights, sanctions, denial of protection of the right
1
Статья Волкова А.В. «Правовые последствия за
злоупотребление правом»
Как известно в самом общем плане, злоупотребление гражданским
правом является умышленным правонарушением, сопряженным с выходом
лица за внутренние пределы имеющегося в его распоряжении того или иного
гражданского права (правомочия). Нарушение специального запрета на
недобросовестное правоосуществление влечет, исходя из внутренней логики
любой правовой нормы, определенные гражданско-правовые последствия.
Не являлась исключением в этом плане и статья 10 ГК РФ, непосредственно
пункт
2
которой
в
качестве
последствия
предусматривал
такую
исключительную меру как отказ в защите права. Однако с 01 марта 2013 г. в
рамках реформы гражданского законодательства ст. 10 ГК РФ подвергнулась
существенному рейстайлингу, где вплоть до обхода закона расширено
понятие злоупотребление правом и основательно модернизирован состав
санкций за злоупотребление правом.
Пункт 2 ст. 10 ГК РФ в качестве правовых последствий за
злоупотребление правом предусматривает: первое – возможность (а точнее
обязанность) для суда "отказать лицу в защите принадлежащего ему права
полность или частично"; второе – потребовать возмещение убытков; третье –
применить другие последствия, предусмотренные законом (а для обхода
закона, кстати – последствия могут быть предусмотрены только в
гражданском кодексе).
Самая интересная – это первая санкция, (отказ в защите права) так как
она не наличествует напрямую в способах защиты гражданских прав,
перечисленных
в статье 12
ГК РФ. Это
санкция
может быть
классифицирована и субъективно отнесена, например, к признанию
отсутствия права. С равным основанием она может быть отнесена к
пресечению действий, нарушающих право, либо вообще к прекращению
правоотношения. Отсюда вопрос: является ли отказ в защите права
2
оперативной мерой, либо мерой ответственности, либо какой-то иной
санкцией? На этот счет есть несколько соображений.
Первое. По своей сути отказ в защите права в совокупности с
указанием
на
субъекта,
который
реализует
эту
санкцию
–
суд,
свидетельствует о том, что управомоченное лицо находится в состоянии
защиты. Причем это не может быть самозащита или какой-то вид
оперативного
реагирования,
поскольку
по
факту
отказ
является
юрисдикционным, т.е. судебным способом защиты.
Второе. В суд за защитой нарушенного права обращается активная
сторона – истец. И на первый взгляд, речь в санкции статьи 10 ГК РФ идет об
отказе в защите права ответчику и
о защите прав, принадлежащих в
судебном процессе истцу, т.е. пострадавшей, требующей стороне. Однако,
это неполное понимание анализируемой нормы статьи 10 ГК РФ. В
большинстве
случаев
ответчик
в
судебном
разбирательстве
против
требований истца всегда приводит те или иные возражения, которые могут
свидетельствовать о злоупотреблении правом уже со стороны истца и значит
влечь за собой отказ в защите уже для него. Сходной позиции
придерживается и Президиум ВАС РФ, который в своем «Обзоре практики
применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ» дал следующее
понимание анализируемой санкции: «Как следует из статьи 10 Кодекса, отказ
в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту
нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление.
Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не
наказание
лица,
злоупотребившего
правом,
а
защита
прав
лица,
потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты
нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица,
злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по
осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям
законодательства. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как
в отношении истца, так и в отношении ответчика»1.
1
См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 (п. 5).
3
Статья 10 ГК РФ по своему уникальна и работает на "верхнем" этаже
охранительных гражданско-правовых мер: там, откуда просматривается не
только созданное правовое отношение, но и ситуация, когда само конкретное
правовое отношение, будучи вырванным из общего контекста гражданского
права, в условиях правовой неопределенности становится средством для
достижения лицом своей эгоистической и часто замаскированной цели.
Именно с этой точки откроется нам смысл и назначение "отказа в защите
права", как специфичной гражданско-правовой санкции, когда отказ в защите
права начинает восприниматься как системная охранная мера гражданского
права, то есть своеобразная защита от злоупотреблений субъектов с
помощью средств самого гражданского права.
Соответственно
указанной
специфике,
гражданско-правовые
последствия злоупотребительных актов (действий) не есть возмещение
причиненного вреда или взыскание неустойки, а лишь деактивация права
самого нарушителя – отказ в его защите. Все иные меры защиты (убытки,
реституция и т.п.) применяются уже из самого факта отказа в защите.
Другими словами, отказ в защите права означает только отказ в защите того
конкретного требования, которое заявило управомоченное лицо (истец либо
ответчик) в судебном процессе в качестве своего основания, довода,
аргумента. За злоупотребление правом собственности, к примеру, лишать
владельца субъективного права «собственности» – это означает создать
юридическую норму, которая подвергнет испытанию на прочность всю
систему гражданского права в целом; за злоупотребительные условия в
договоре лишать лицо "правомочий на результат" – это означает
функционально подменять последствия недействительности сделок; за
злоупотребление правом на защиту (в частности, способами защиты,
предусмотренными в ст. 12 ГК РФ) лишать охраны "навечно" субъективное
право это означает оставить субъекта лишь с "голым" правом.
Отказ в защите лишь ограничивает право субъекта злоупотребления до
границы прав и законных интересов других равных ему правовых лиц. И не
более. Именно поэтому закон в п. 2 ст. 10 ГК РФ говорит об отказ в защите
4
права полностью или частично с учетом характера и последствий
допущенного злоупотребления.
Четвертое. Установление в прежней редакции статьи 10 ГК РФ правило
о «праве» суда применить отказ в защите, а в современной редакции от 01
марта 2013 г. об «обязанности» применить отказ полностью или в части,
обусловлено не возможностью суда произвольно пользоваться своим правом
(как толкуют некоторые юристы: хочу применяю, а хочу – нет), а
необходимостью
расширить
инициативу
суда
по
пресечению
и
предупреждению злоупотребительных актов как со стороны истца, так и со
стороны ответчика и независимо от официального процессуального
оформления требования о защите. С 01 марта 2013 г. «право» суда отказать в
защите прав переведено в его «обязанность» во избежание подобных
спекуляций. Хотя, повторимся, и в этой обязанности сохранилось право суда
объем отказа определять с учетом характера и последствий правонарушения.
Суд защищает (а точнее обязан защищать) любое субъективное гражданское
право от любых посягательств – как со стороны его носителя, так и со
стороны противостоящего обязанного лица. Недобросовестная эксплуатация
норм права и условий договора недопустима ни для кого. Это вытекает из
статьи 1 ГК РФ, пункт 4 который предусматривает, что «никто не вправе
извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного
поведения».
Из
высказанных
четырех
суждений
необходимо
синтезировать
определение основной санкции статьи 10 ГК РФ: отказ в защите права – это
системное защитное средство гражданского права, содержащее в себе
возможность суда полностью или в части ограничить охранную
составляющую субъектного гражданского права в целях пресечения
злоупотребительного использования гражданских прав и обязанностей2.
Отказ в защите права был одинок до 01 марта 2013 г. С 01 марта
2013 г., как мы упоминали ранее, в рамках реформы гражданского
См. подробнее: А.В. Волков. Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими правами в
законодательстве и судебной практике (Анализ более 250 судебных дел о злоупотреблении правом) /— М.:
Волтерс Клувер, 2010. — 960 с.
2
5
законодательства
рейстайлингу,
статья
где
10
вплоть
ГК
до
РФ
обхода
подвергнулась
закона
существенному
расширено
понятие
злоупотребление правом и основательно модернизирован состав санкций за
злоупотребление правом, где отказ в защите права сохранился в качестве
общей меры за недобросовестное поведение, но уже не единственной.
Конкретная мера за ту или иную форму злоупотребления правом теперь
может быть предусмотрена в специальной норме гражданского права либо в
ином другом законе. Более того, введена еще одна серьезная санкция общего
характера – возмещение убытков, в том случае если злоупотребление правом
повлекло нарушение прав какого-либо лица. Это новшество требует своего
уяснения.
В цивилистической литературе можно встретить различные названия
убытков: договорные, внедоговорные, реальные, прямые, действительные,
непосредственные,
косвенные,
случайные,
абстрактные,
условные,
нормативные, оценочные, номинальные, нормативные, убытки на разницу,
символические и т.д.
Принцип полного возмещения убытков, закрепленный в ст. 15 ГК РФ
предусматривает к возмещению не только реальный ущерб, но и
неполученные доходы. Распространяется ли это правило на норму ст. 10 ГК
РФ? Полагаем, что распространяется, поскольку под убытками необходимо
понимать и более отдаленные потери – упущенную выгоду (неполученные
доходы), – несмотря на то, что это связано с определенными трудностями
при установлении причинной связи между действием нарушителя и
убытками, которые не сразу, а только через определенный промежуток
времени возникают у кредитора.
Возмещение убытков по своему характеру также является защитной, но
восстановительной
мерой
для
пострадавшего
лица
и
связана
с
дополнительным бременем для нарушителя. Это следует из общего правила,
ст. 396 ГК РФ, по которому возмещение должником убытков не освобождает
его от исполнения обязательства в натуре.
6
В основных характеристиках злоупотребительного правонарушения мы
выделяли
квалифицирующие
характеризующие
гражданским
действия
правом:
признаки,
нарушителя
наличие
ситуации
т.е.
в
всегда,
качестве
правовой
постоянно
злоупотребления
неопределенности
(юридической неурегулированности), то есть отсутствие либо невозможность
использования специальной, «родной» нормы, регулирующей спорное
правоотношение,
что
вызывает
к
действию
статью
10
ГК
РФ;
недобросовестное использование гражданского права (обязанности) при
создании видимости, легальности осуществления своего права (исполнения
обязанности); наличие скрытой незаконной цели, проявляющейся в
эгоистическом корыстном (прямой умысел) намерении, направленном на
нарушение
юридического
равенства
участников
гражданских
правоотношений.
Для применения ответственности в виде возмещения убытков,
причиненных недобросовестным правоосуществлением, необходимо наличие
состава правонарушения, включающего согласно ст. 15 ГК РФ, первое –
наступление
вреда
(через
доказанность
размера
убытков),
затем
противоправность поведения, вину причинителя вреда и причинноследственную связь между действиями причинителя вреда и наступившими у
истца неблагоприятными последствиями. Требование о возмещении убытков
может быть удовлетворено только при установлении всех указанных
элементов ответственности в совокупности3.
Отсюда, возмещение убытков применяется только при установлении
факта
злоупотребления
правом,
т.е.
при
установлении
факта
противоправности, и только в качестве хотя и общей, но дополнительной
санкции,
следующей за отказом в защите права либо за иными
последствиями, установленными в Гражданском кодексе. При этом, убытки,
возникшие в результате злоупотребления правом (не исключая обход закона),
включают в себя в различных комбинациях четыре составные части (состав
См. подробнее: Кузнецова О.А. Применение мер гражданско-правовой ответственности // Вестник
Пермского университета. Юридические науки. 2012. № 4 (18). С. 97-103.
3
7
убытков): а) утрата или повреждение (материального либо нематериального)
имущества (еще без оценки его стоимости); б) фактически произведенные
расходы лицом, чье право нарушено, на момент предъявления иска (т.е.
работы, услуги уже произведенные, оказанные в целях нарушенного права);
в) будущие расходы, которые должны быть произведены кредитором для
полного восстановления нарушенного права; г) неполученные доходы
(упущенная выгода), как отдаленные потери, возникшие
(или которые
возникнут) после факта правонарушения. На момент удовлетворения иска
все это надо иметь ввиду пострадавшему при обосновании размера убытков.
Однако законодатель не ограничился только отказом в защите права и
правом на возмещение убытков, но и создал оговорку на возможность
установления «иных» последствий, установленных в законах (а для обхода
закона – последствия могут быть установлены только в самом гражданском
кодексе) в нормах гражданского права. Что это за последствия? Например, –
восстановление
записи
о
юридическом
лице
как
действующим
в
государственном реестре после недобросовестной реорганизации, чаще всего
по процедуре так наказываемой «ликвидации» юридического лица через его
слияние с другими лицами. Возврат акций собственнику независимо от
фигуры добросовестного приобретателя, на которого в злоупотребительных
схемах часто делается ставка также может применяться в качестве
спецсанкции за злоупотребление правом. В некоторых случаях таким
последствием может быть ликвидация юридического лица (например, при
затянувшимся корпоративном конфликте).
Профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин
Московской академии экономики и права,
Доктор юридических наук
А.В. Волков
8
Библиографический список:
1. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127
(п. 5).
2. А.В. Волков. Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими
правами в законодательстве и судебной практике (Анализ более 250
судебных дел о злоупотреблении правом) /— М.: Волтерс Клувер, 2010. —
960 с.
3. Кузнецова О.А. Применение мер гражданско-правовой ответственности //
Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2012. № 4 (18). С. 97103.
The bibliographic list:
1. Information Letter of the Presidium of the Russian Federation of November 25,
2008 № 127 (p. 5).
2. AV Volkov. The principle of the inadmissibility of abuse of civil rights
legislation and judicial practice (analysis of more than 250 court cases of abuse of
right) / - M .: Wolters Kluwer, 2010. - 960 p.
3. Kuznetsova OA The application of measures of civil liability // Bulletin of Perm
State University. Jurisprudence. 2012. № 4 (18). S. 97-103.
9
Скачать