Правовые последствия обжалования нормативных правовых

Реклама
Правовые последствия обжалования нормативных правовых актов.
Наличие такой проблемы как издание нормативных правовых актов не
соответствующих другим актам, более высокой юридической силы, ни для кого не секрет.
Не случайно, законодательством предусмотрена такая возможность защиты нарушаемых
прав и законных интересов граждан и организаций, как обжалование незаконных
нормативных правовых актов в судебном порядке.
Как следует из судебной практики, не только подзаконные нормативные акты
(Президента РФ, Правительства РФ, различных министерств и ведомств) признаются не
соответствующими закону (законам), но и сами законы (их отдельные положения)
нередко признаются не соответствующими основному закону - Конституции РФ.
Очевидно, что издание незаконных правовых актов наносит существенный урон
правовому порядку, так как не только свидетельствует о низкой правовой культуре
органа, издавшего такой акт (лиц его готовивших), но и, что гораздо хуже, подрывает
доверие граждан к действующему законодательству, создает предпосылки к
пренебрежительному отношению к законам.
Казалось бы, в ситуации, когда судом установлено, что права и законные интересы
граждан и (или) организаций были нарушены в результате издания незаконного
нормативного акта, государство, провозгласившее себя в статье 1 Конституции РФ
правовым, должно принять все меры, чтобы восстановить положение, существовавшее до
нарушения права, исправить последствия нарушения права или, по крайней мере,
компенсировать убытки.
Однако это может быть где угодно, но, к сожалению, не в нашем государстве, в
котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, определяют смысл,
содержание и применение законов, а защита прав человека и гражданина – обязанность
государства.
I. Рассмотрим, как обстоят дела по защите прав и интересов граждан и организаций
от незаконных нормативных правовых актов с точки зрения правовых последствий
обжалования таких актов в суде.
Для этого, прежде всего, необходимо определиться с содержанием таких
юридических понятий, как:
1) «признание акта неконституционным» («не соответствующим Конституции
РФ»);
2) «признание акта утратившим силу» (юридическую силу);
3) «признание акта недействительным»;
4) «признание акта незаконным»;
5) «признание акта недействующим»;
6) «признание акта не вступившим в силу» (не влекущим правовых последствий с
момента издания);
7) «признание акта не соответствующим другому нормативному правовому акту,
более высокой юридической силы».
Проанализируем правовые значения и последствия указанных понятий.
1. Признание акта неконституционным.
В соответствии с частью 2 статьи 125 Конституции РФ и статьей 3 ФКЗ «О
Конституционном Суде РФ», исключительно Конституционный Суд РФ разрешает дела о
соответствии Конституции РФ: федеральных законов, нормативных актов Президента РФ,
Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, а также законов и иных
нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам,
относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и
1
совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов
государственной власти субъектов Российской Федерации;
По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам
судов Конституционный Суд РФ проверяет конституционность закона, примененного или
подлежащего применению в конкретном деле.
Признание акта неконституционным (не соответствующим Конституции РФ)
означает, что Конституционный Суд РФ, как судебный орган конституционного контроля,
рассмотрел дело о проверке конституционности нормативного акта и вынес итоговое
решение по делу - признал нормативный акт (его отдельные положения)
несоответствующим Конституции РФ.
2. Признание акта утратившим силу.
Согласно части 6 статьи 125 Конституции РФ, акты или их отдельные положения,
признанные неконституционными, утрачивают силу.
В соответствии со статьей 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», решения судов и
иных органов, основанные на актах, признанных неконституционным, не подлежат
исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом
случаях. Как следует из статьи 87 указанного ФКЗ, признание нормативного акта либо
его отдельных положений не соответствующими Конституции РФ является основанием
отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на
нормативном акте, признанным неконституционным, либо воспроизводящих его или
содержащий такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этого
нормативного акта не могут применяться судами, другими органами и должностными
лицами.
Понятие «признание акта утратившим силу» в Конституции РФ и в ФКЗ «О
Конституционном Суде РФ» не раскрыто. Вместе с тем, из Постановления КС РФ от
11.04.00 № 6-П (пункты 4, 7) можно сделать вывод о том, что признание акта (закона)
утратившим силу означает утрату актом юридической силы. При этом КС РФ указал в
своем постановлении на то, что «лишение акта юридической силы возможно только по
решению самого законодательного органа, издавшего акт, или в предусмотренном
Конституцией РФ порядке конституционного судопроизводства», т.е. на основании
постановления КС РФ о признании акта не соответствующим Конституции РФ.
Раскроем понятие «юридическая сила» нормативного акта на примере закона.
Известный российский ученый, автор многочисленных публикаций-исследований в
области права С.С. Алексеев в своей книге «Право: азбука – теория – философия: Опыт
комплексного исследования (М. Изд. «Статут», 1999) в главе 4 «Законы» (стр. 91 – 94) так
охарактеризовал действие закона во времени: начальным и конечным моментами такого
действия являются вступление в действие закона и прекращение действия закона. Закон
обретает юридическую силу на основе его принятия Государственной Думой в
окончательной редакции и одобрения Советом Федерации. Практически в соответствии со
сложившейся практикой закон обретает юридическую силу после его подписания
Президентом и официального опубликования. Прекращение действия закона означает и
утрату им юридической силы.
Исходя из изложенного, можно сделать следующий вывод: «признание акта
утратившим силу» (юридическую силу) означает прекращение действия акта во времени с
момента такого признания. Утрата актом юридической силы не означает, что акт не
действовал с момента его издания (вступления в действие) до момента признания акта
утратившим силу.
3. Признание акта недействительным.
Такое понятие использовано законодателем в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК
РФ).
2
В соответствии со статьей 12 ГК РФ, признание недействительным акта
государственного органа или органа местного самоуправления является одним из
способов защиты гражданских прав.
Согласно статье 13 ГК РФ, ненормативный акт государственного органа или органа
местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный
акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские
права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть
признаны судом недействительными.
В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 24 апреля 2002 г. № 84пв-01
указано: из содержания части первой статьи 13 ГК РФ следует, что «признание
нормативного акта недействительным в силу его несоответствия закону или иным
правовым актам приравнивается в данном случае к признанию нормативного акта
недействующим, что подтверждается также указанием в статье 16 ГК РФ на последствия
издания несоответствующего закону или иному правовому акту акта государственного
органа или органа местного самоуправления.
О признании акта недействующим см. ниже.
4. Признание акта незаконным.
Частью 2 статьи 46 Конституции РФ установлено, что решения и действия (или
бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления,
общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
Согласно статье 1 Закона РФ от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий
и решений, нарушающих права и свободы граждан», каждый гражданин вправе
обратиться с жалобой в суд, если считает, что неправомерными действиями (решениями)
государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и
их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных
служащих нарушены его права и свободы.
В статье 2 указанного Закона перечислены действия (решения), которые могут быть
обжалованы в суд. К действиям (решениям) государственных органов, органов местного
самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных
объединений и должностных лиц, государственных служащих которые могут быть
обжалованы в суд, относятся коллегиальные и единоличные действия (решения), в том
числе представление официальной информации в результате которых: нарушены права и
свободы гражданина; созданы препятствия осуществлению гражданином его прав и
свобод; незаконно на гражданина возложена какая-либо обязанность или он незаконно
привлечен к какой-либо ответственности.
В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21
декабря 1993 г. № 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия,
нарушающие права и свободы граждан» (в редакции от 24 апреля 2002 г.) в порядке,
предусмотренном указанным выше Законом, могут быть обжалованы в суд любые акты
как индивидуального, так и общенормативного характера.
Статьей 7 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих
права и свободы граждан» предусмотрено, что по результатам рассмотрения жалобы суд
выносит решение. Установив обоснованность жалобы, суд признает обжалуемое действие
(решение) незаконным, обязывает удовлетворить требование гражданина, отменяет
примененные к нему меры ответственности либо иным путем восстанавливает его
нарушенные права и свободы. Обжалуемое действие (решение) признается незаконным,
если оно приводит к указанным в статье 2 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и
решений, нарушающих права и свободы граждан» последствиям.
В пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 10
(в редакции от 25 мая 2000 г.), указано на то, что в соответствии с частью 3 статьи 239-8
ГПК РСФСР решение суда о признании нормативного правового акта (включая закон
3
субъекта Российской Федерации) либо отдельной его части незаконными влечет
признание этого акта или его части недействующими со дня вступления решения в
законную силу.
5. Признание акта недействующим.
В АПК РФ (от 5 мая 1995 года № 70-ФЗ, в настоящее время не действует)
законодателем не использовалась такая формулировка, как признание нормативного акта
недействующим.
В статье 22 АПК РФ, в которой перечислялись споры, разрешаемые арбитражным
судом, указано на споры о признании недействительными (полностью или частично)
ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и
иных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и
нарушающих права и законные интересы организаций и граждан.
Тем не менее, на основании части 5 статьи 22 АПК РФ, согласно которой
федеральным законом могут быть отнесены к подведомственности арбитражного суда и
другие дела, арбитражные суды рассматривали споры о признании недействительными
отдельных категорий подзаконных нормативных актов.
Например, в силу статей 137, 138 и 142 Налогового кодекса РФ в арбитражных судах
рассматривались споры по жалобам налогоплательщиков на нормативные правовые акты
налоговых органов. При этом, в случае удовлетворения жалобы налогоплательщика
арбитражные суды признавали нормативные правовые акты налоговых органов
недействительными.
Несколько иная формулировка, нежели признание акта недействительным, была
использована законодателем в ГПК РСФСР (1964).
Согласно части 3 статьи 239-8 ГПК РСФСР, с момента вступления в законную силу
решения о признании акта либо отдельной его части незаконными этот акт или его
отдельная часть считаются недействующими.
Понимание судами правовых последствий признания правового акта недействующим
в разное время было различно. Это связано с существенным изменением правовой
позиции Пленума ВС РФ по данному вопросу. Хронология событий такова:
В пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 10
«О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и
свободы граждан» (в редакции с изменениями от 25 октября 1996 г.) Пленум ВС РФ
указал: «Разъяснить, что в соответствии с ч. 3 ст. 239.8 ГПК РСФСР вступившее в
законную силу решение суда о признании индивидуального или нормативного акта либо
отдельной его части незаконными влечет признание этого акта или его части
недействующими с момента их принятия, о чем необходимо указывать в резолютивной
части решения».
Постановлением Пленума ВС РФ от 25 мая 2000 г. № 19 пункт 17 указанного
постановления был дополнен абзацем следующего содержания: «В случае признания
противоречащим федеральному закону закона субъекта Российской Федерации суд в
резолютивной части решения указывает об этом, а также о том, что данный закон
признается не действующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в
законную силу».
Но самые существенные изменения произошли с редакцией пункта 17 Постановления
Пленума ВС РФ № 10 в связи с изданием Постановления Пленума ВС РФ от 24 апреля
2002 г. № 8. Пленум разъяснил, что «в соответствии с ч.3 ст.239-8 ГПК РСФСР решение
суда о признании нормативного правового акта (включая закон субъекта Российской
Федерации) либо отдельной его части незаконными влечет признание этого акта или его
части недействующими со дня вступления решения в законную силу. При этом
необходимо учитывать, что если правовой акт издан органом или должностным лицом
при отсутствии соответствующих полномочий или не был опубликован для всеобщего
4
сведения либо не был зарегистрирован, когда опубликование или государственная
регистрация являлись обязательными, то такой акт признается недействующим и не
влекущим правовых последствий со дня его издания».
В водной части Постановления Пленума ВС РФ от 24 апреля 2002 г. № 8 суд указал
на то, что эти изменения произошли в связи с возникшими в судебной практике
вопросами.
Полагаем, что это связано, прежде всего, с Постановлением КС РФ от 11.04.00 № 6-П
(пункт 7), в котором КС РФ указал: «признание акта недействующим означает, что акт не
подлежит применению с момента вступления решения суда в силу».
Очевидно, что такое «новое» понимание двумя высшими судебными органами
последствий признания акта недействующим не могло не найти отражение в новых
процессуальных кодексах – АПК РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ, введен в действие с 1
сентября 2002 г., и ГПК РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, введен в действие с 1 февраля
2003 г.
Так в статье 191 АПК РФ (2002) установлен следующий порядок рассмотрения дел об
оспаривании нормативных правовых актов: дела об оспаривании нормативных правовых
актов, затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и
иной экономической деятельности, рассматриваются арбитражным судом по общим
правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с
особенностями, установленными в настоящей главе.
Производство по делам об
оспаривании нормативных правовых актов возбуждается на основании заявлений
заинтересованных лиц, обратившихся с требованием о признании такого акта
недействующим. Дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются в
арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом отнесено
к компетенции арбитражных судов.
Согласно статье 192 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться
в арбитражный суд с заявлением о признании недействующим нормативного правового
акта, принятого государственным органом, органом местного самоуправления, иным
органом, должностным лицом, если полагают, что оспариваемый нормативный правовой
акт или отдельные его положения не соответствуют закону или иному нормативному
правовому акту, имеющим большую юридическую силу, и нарушают их права и законные
интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно
возлагают на них какие-либо обязанности или создают иные препятствия для
осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Из статьи 195 АПК РФ следует, что по результатам рассмотрения дела об
оспаривании нормативного правового акта арбитражный суд принимает одно из решений:
1) о признании оспариваемого акта или отдельных его положений соответствующими
иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу;
2) о признании оспариваемого нормативного правового акта или отдельных его
положений не соответствующими иному нормативному правовому акту, имеющему
большую юридическую силу, и не действующими полностью или в части.
Решение арбитражного суда по делу об оспаривании нормативного правового акта
вступает в законную силу немедленно после его принятия.
Нормативный правовой акт или отдельные его положения, признанные арбитражным
судом недействующими, не подлежат применению с момента вступления в законную силу
решения суда и должны быть приведены органом или лицом, принявшими оспариваемый
акт, в соответствие с законом или иным нормативным правовым актом, имеющими
большую юридическую силу.
В новом ГПК РФ также произошли изменения, связанные с уточнением
законодателем правовых последствий признания судом нормативного акта незаконным.
В статье 251 ГПК РФ (2002) указано: гражданин, организация, считающие, что
принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом
5
органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица
нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими
нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции
вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону
полностью или в части.
Согласно статье 245 ГПК РФ, суд рассматривает дела, возникающие из публичных
правоотношений по заявлениям граждан и организаций, прокурора об оспаривании
нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений
не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов.
Как следует из статьи 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный
правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому
нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает
нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия
или иного указанного судом времени. Решение суда о признании нормативного правового
акта или его части недействующим после вступления в законную силу влечет за собой
утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других
нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим нормативном
правовом акте или воспроизводящих его содержание.
Таким образом, в соответствии с новыми АПК РФ и ГПК РФ нормативные правовые
акты не соответствующие актам, более высокой юридической силы, признаются
недействующими.
6. Признание акта не вступившим в силу (не влекущим правовых последствий с
момента издания).
В соответствии с частью 3 статьи 15 Конституции РФ, законы подлежат
официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые
нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и
гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего
сведения.
На обязательность официального опубликования законов указано в Постановлении
Конституционного Cуда РФ от 24 октября 1996 г. № 17-П «По делу о проверке
конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года «О
внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах».
Согласно пункту 10 Указа Президента РФ от 23 мая 1996 г. № 763 «О порядке
опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и
нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» (в редакции
Указов Президента РФ от 16 мая 1997 г. № 490 и от 13 августа 1998 г. № 963),
нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, кроме актов и
отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну,
или сведения конфиденциального характера, не прошедшие государственную
регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном
порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу, и не могут служить
основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к
гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них
предписаний. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении споров.
Например, в решении ВС РФ от 6 августа 1998 г. № ГКПИ 98-300 суд указал:
отсутствие государственной регистрации Письма ГНС РФ от 13 июня 1997 года № СШ-608/447, а именно его заявительница и обжалует, является самостоятельным основанием
для признания его не влекущим правовых последствий.
В пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 10
«О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и
свободы граждан» (с изменениями от 25 октября 1996 г., 14 февраля, 25 мая 2000 г., 24
6
апреля 2002 г.) суд указал: акт признается недействующим и не влекущим правовых
последствий со дня его издания, если акт издан органом или должностным лицом при
отсутствии соответствующих полномочий.
Исходя из изложенного, в соответствии с действующим законодательством
нормативный акт признается не вступившим в силу (не влекущим правовых последствий с
момента издания) в двух случаях:
- если акт не был опубликован официально для всеобщего сведения (исключение из
этого правила – акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или
сведения конфиденциального характера);
- если правовой акт издан органом или должностным лицом при отсутствии
соответствующих полномочий.
7. Признание акта не соответствующим другому нормативному правовому акту,
более высокой юридической силы.
Такое понятие использовано законодателем в Налоговом кодексе РФ, в новых АПК
РФ и ГПК РФ и некоторых других нормативных актах.
В соответствии со статьей 6 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ): нормативный
правовой акт о налогах и сборах признается не соответствующим НК РФ, если такой акт:
1) издан органом, не имеющим в соответствии с настоящим Кодексом права издавать
подобного рода акты, либо издан с нарушением установленного порядка издания таких
актов;
2) отменяет или ограничивает права налогоплательщиков, плательщиков сборов,
налоговых агентов, их представителей либо полномочия налоговых органов, таможенных
органов, органов государственных внебюджетных фондов, установленные настоящим
Кодексом;
3) изменяет определенное настоящим Кодексом содержание обязанностей участников
отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, иных лиц, обязанности
которых установлены настоящим Кодексом;
4) запрещает действия налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых
агентов, их представителей, разрешенные настоящим Кодексом;
5) запрещает действия налоговых органов, таможенных органов, органов
государственных внебюджетных фондов, их должностных лиц, разрешенные или
предписанные настоящим Кодексом;
6) разрешает или допускает действия, запрещенные настоящим Кодексом;
7) изменяет установленные настоящим Кодексом основания, условия,
последовательность или порядок действий участников отношений, регулируемых
законодательством о налогах и сборах, иных лиц, обязанности которых установлены
настоящим Кодексом;
8) изменяет содержание понятий и терминов, определенных в настоящем Кодексе,
либо использует эти понятия и термины в ином значении, чем они используются в
настоящем Кодексе;
9) иным образом противоречит общим началам и (или) буквальному смыслу
конкретных положений НК РФ.
Нормативные правовые акты о налогах и сборах, указанные в пункте 1 статьи 6 НК
РФ, признаются не соответствующими НК РФ при наличии хотя бы одного из
перечисленных обстоятельств.
Признание нормативного правового акта не соответствующим НК РФ
осуществляется в судебном порядке, если иное не предусмотрено НК РФ. Правительство
Российской Федерации, а также иной орган исполнительной власти или исполнительный
орган местного самоуправления, принявшие указанный акт, либо их вышестоящие органы
вправе до судебного рассмотрения отменить этот акт или внести в него необходимые
изменения.
7
Согласно статье 138 НК РФ, судебное обжалование актов (в том числе нормативных)
налоговых органов, действий или бездействия их должностных лиц организациями и
индивидуальными предпринимателями производится путем подачи искового заявления в
арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.
Судебное обжалование актов (в том числе нормативных) налоговых органов,
действий или бездействия их должностных лиц физическими лицами, не являющимися
индивидуальными предпринимателями, производится путем подачи искового заявления в
суд общей юрисдикции в соответствии с законодательством об обжаловании в суд
неправомерных действий государственных органов и должностных лиц.
Исходя из изложенного, признание нормативного правового акта не
соответствующим НК РФ осуществляется в порядке установленном в АПК РФ и ГПК РФ
(так как иной порядок НК РФ не предусматривает).
II. Теперь, когда мы определились с используемыми юридическими понятиями, а
также провели обзор законодательства и сложившейся судебной практики, можно сделать
выводы о правовых последствиях, наступающих в результате признания судами
нормативных правовых актов не соответствующим другим нормативным правовым актам,
более высокой юридической силы.
Нормативные правовые акты могут быть обжалованы:
1) в Конституционном Суде РФ. Дела рассматриваются по правилам производства,
установленным в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»;
2) в арбитражных судах. Дела рассматривается по правилам производства,
установленным АПК РФ;
3) в судах общей юрисдикции. Дела рассматривается по правилам производства,
установленным ГПК РФ.
Правовые последствия:
1) Нормативные акты, признанные КС РФ неконституционными, утрачивают
юридическую силу (прекращают действовать) с момента такого признания.
Как правило, КС РФ указывает в постановлении на признание акта (его части) не
соответствующим Конституции РФ. В этом случае акт утрачивает юридическую силу с
момента (даты) вынесения постановления. Иногда КС РФ указывает, что нормативный акт
не подлежит применению с какой-нибудь определенной даты, наступающей через
несколько месяцев после вынесения постановления КС РФ.
2) В соответствии с пунктами 4 и 5 статьи 195 АПК РФ (2002), нормативный
правовой акт (отдельные его положения) признанный арбитражным судом
недействующим не подлежит применению с момента вступления в законную силу
решения суда. Решение суда вступает в законную силу немедленно после его принятия.
Согласно пункту 2 статьи 176 АПК РФ, датой принятия арбитражным судом решения
является дата изготовления решения в полном объеме.
Таким образом, незаконный акт утрачивает юридическую силу с даты изготовления
решения арбитражного суда в полном объеме.
3) В соответствии с пункт 2 статьи 253 ГПК РФ (2002) нормативный правовой акт
может быть признан судом недействующим полностью или в части со дня его принятия
или иного указанного судом времени. Решение суда, вступившее в законную силу (по
правилам статьи 209 ГПК РФ), влечет за собой утрату силы нормативного правового акта
(его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном
недействующим нормативном правовом акте или воспроизводящих его содержание).
III. Защита нарушенных прав граждан и организаций после признания
нормативного акта утратившим юридическую силу.
На первый взгляд законодательство позволяет должным образом защитить
нарушаемые права и законные интересы граждан и организаций путем обжалования
8
нормативных правовых актов в судах. Однако на практике у граждан и организаций
возникают многочисленные сложности и проблемы.
1. Прежде всего, следует обратить на различные правовые последствия обжалования
нормативных актов при рассмотрении дел в КС РФ, арбитражном суде и суде общей
юрисдикции.
И если правовые последствия признания КС РФ неконституционным нормативного
акта (утрата актом юридической силы с момента признания не соответствующим
конституции) можно обосновать (объяснить) особенностями конституционного
судопроизводства, то установление законодателем различных правовых последствий
признания недействующим нормативного правового акта в АПК РФ и в ГПК РФ
представляются шагом необдуманным и лишенным какой-либо правовой логики.
В соответствии с ГПК РФ (2002) суд имеет право указать в решении на то, что
нормативный акт не имеет юридической силы со дня принятия незаконного акта. А
согласно АПК РФ суд может указать в решении только на то, что акт не подлежит
применению, а значит, утрачивает юридическую силу, с момента вступления в законную
силу решения суда.
Как следует из ГПК РФ, суд может указать в решении, с какого момента незаконный
акт недействует (утратил юридическую силу), при этом суд не ограничен временными
рамками, а по АПК РФ суд этого права не имеет (оно не прописано).
В связи с тем, что порядок судопроизводства во многом определяется
процессуальным кодексом, то содержание резолютивной части судебных актов, а также
порядок их написания строго регламентированы. Например, в Постановлении Президиума
ВС РФ от 24 апреля 2002 г. № 84пв-01 Президиум ВС РФ отметил: суд первой инстанции
не имел право указать в резолютивной части решения на то, что признанный
недействительным акт не порождает правовых последствий с момента издания.
Между тем, полагаем, что правовые последствия признания нормативного акта
недействующим не должны (не могут) зависеть от того, в каком суде - арбитражном или
общей юрисдикции, рассматривается дело, от того каким процессуальным кодексом (АПК
РФ или ГПК РФ) руководствуется суд при судопроизводстве. Следует учитывать и то, что
как в арбитражном суде, так и в суде общей юрисдикции может быть обжалован один и
тот же нормативный правовой акт, нарушающий права граждан и организаций.
Налицо неравенство, дискриминация между теми лицами (заявителями), чье дело
рассматривается по правилам АПК РФ, и теми лицами, чье дело рассматривается по
правилам ГПК РФ. Нарушается статья 19 Конституции РФ, согласно которой все равны
перед законом и судом.
2. Содержащаяся в статье 253 ГПК РФ (2002) норма, согласно которой нормативный
акт может быть признан судом недействующим «с иного указанного судом времени»,
может быть применена судом таким образом, что нормативный акт будет признан
недействительным (утратившим юридическую силу) не с момента издания такого акта
или вступления решения суда в законную силу, а через некоторый, указанный судом,
срок. Например, через полгода.
Считаем, что это неправильно, так как если нормативный акт незаконный, нарушает
права и интересы граждан и организаций, то он не должен продолжать действовать после
того, как суд установил его незаконость. В противном случае, получается, что суд
санкционирует действие незаконного акта на срок, установленный судом. Такая ситуация
представляется недопустимой в правовом государстве.
На первый взгляд может показаться, что такая ситуация вообще не может произойти.
Однако, например, КС РФ иногда так действует (см. Постановление КС РФ от 14 марта
2002 г. № 6-П).
9
3. Утрата незаконным нормативным актом юридической силы с момента вступления
решения в законную силу (в соответствии со статьей 195 АПК РФ) создает
дополнительные трудности при защите гражданами и организациями нарушенных прав.
Это связано со следующим.
Если исходить из текста закона, то получается, что даже в случае признания судом
нормативного акта недействующим все время до признания судом акта недействующим
он обладал юридической силой (действовал), а значит, подлежал применению.
А значит, обращение заинтересованного лица в суд за защитой своих прав и
интересов фактически сводится к тому, что незаконный правовой акт прекратит свое
действие (утратит юридическую силу) не ранее, чем будет вынесено решение суда.
Примечание: Возможны два способа защиты от незаконных нормативных актов.
Первый способ – непосредственное обжалование в суде (об этом идет речь в настоящей
статье). Второй способ – при разрешении спора о нарушенном праве в результате
применения незаконного нормативного акта ходатайствовать перед судом о
неприменении этого акта. Как следует из пункта 2 статьи 13 АПК РФ (2002) и пункта 2
статьи 11 ГПК РФ (2002), суд, установив при рассмотрении дела несоответствие
нормативного правового акта иному имеющему большую юридическую силу акту,
применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу. Очевидно, что при
использовании второго способа защиты вопрос о действии незаконного нормативного
акта до признания его судом недействующим вообще не встает, т.к. подразумевается,
что, конечно же, такой акт не действует (а значит, не обладает юридической силой).
Правовые последствия такого вывода наглядно можно проиллюстрировать на
примере налогового законодательства и взаимоотношений, возникающих между
налогоплательщиками и налоговыми органами.
Решением ВС РФ от 28 марта 2002 г. № ГКПИ 2002-178 признано незаконным
(недействительным) Постановление Правительства РФ от 28 августа 1992 г. № 632 «Об
утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение
окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия»,
в редакции от 14 июня 2001 г. № 463. Определением Кассационной коллегии ВС РФ №
КАС 02-232 от 04.06.2002 решение суда оставлено без изменения.
Заявитель, обжаловавший указанное Постановление Правительства РФ, и другие
налогоплательщики попытались вернуть переплату из бюджета обратившись в налоговые
органы.
Однако МНС РФ издало Письмо от 23 июля 2002 № НА-6-21/1065@, в котором
указало: «Постановление признается незаконным (недействительным) с момента
вынесения определения Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации,
то есть с 4 июня 2002 года, и оснований для возврата налогоплательщикам денежных
средств, уплаченных ими в бюджетную систему Российской Федерации, до вступления в
законную силу Решения не имеется».
Полагаем, указанный выше подход является недопустимым. В рассмотренной
ситуации, по сути дела, у плательщиков взносов незаконно изъяли принадлежащие им на
праве собственности денежные средства. Основание для изъятия денег – положения
незаконного нормативного акта Правительства РФ.
Когда же суд признал, что нормативный акт незаконный, то представители
государства (МНС РФ), прикрываясь нормами процессуального законодательства и
исходя из того, что Постановление Правительства РФ утратило юридическую силу с
момента вступления в силу решения суда, не хотят вернуть деньги.
В рассматриваемом случае незаконно изъятые денежные средства, по нашему
мнению, могут быть возвращены налогоплательщиками в судебном порядке на основании
следующего:
В соответствии со статьей 7 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений,
нарушающих права и свободы граждан», убытки, моральный вред, нанесенные
10
гражданину признанными незаконными действиями (решениями), а также
представлением искаженной информации, возмещаются в установленном Гражданским
кодексом РФ порядке.
Незаконное изъятие частной собственности в связи с изданием незаконного
нормативного акта является неправомерным деянием, поэтому властно-обязывающие
отношения, в случае такого незаконного деяния, не возникают (не могут возникнуть).
В случае, когда денежная сумма изъята у налогоплательщика на основании
незаконного акта, то возникают не налоговые, а гражданские правоотношения.
Незаконное изъятие денежных средств, в рассматриваемом случае, причинило вред
(убытки) налогоплательщикам. Согласно статье 8 ГК РФ, причинение вреда другому лицу
– одно из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.
При этом, обязательства вследствие причинения вреда (в том числе в результате
незаконного изъятия денежных средств) являются одним из видов внедоговорных
обязательств, регулируемых гражданским законодательством.
Названные обязательства возникают между лицами, не состоящими в договорных
отношениях. В таком обязательстве потерпевший (гражданин или организация) выступает
в качестве кредитора, а причинитель вреда (государство, в лице соответствующего органа)
– должника.
В соответствии со статьей 12 ГК РФ, защита гражданских прав может быть
осуществлена не только признанием недействительным акта государственного органа или
органа местного самоуправления, но и другими способами: возмещением убытков,
восстановлением положения, существовавшего до нарушения права, самозащитой и
иными способами, предусмотренными законом.
Следовательно, если признание нормативного правового акта не привело к
надлежащей защите нарушенных прав, то лицо имеет право воспользоваться всеми иными
способами защиты. Если денежные средства незаконно изъяты – предъявить иск о
возмещении убытков (статьи 15, 16, 1069 ГК РФ).
Отсутствие в процессуальном законодательстве необходимых норм, несовершенство
процессуальных норм не может препятствовать возмещению вреда или осуществлению
иных способов защиты гражданских прав.
Указанный вывод подтверждается правовой позицией КС РФ, изложенной в
Определении КС РФ от 20 февраля 2002 г. № 22-О. КС РФ указал: «Статья 45
Конституции РФ закрепляет государственные гарантии защиты прав и свобод (часть 1) и
право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (часть
2).
К таким способам защиты гражданских прав относится возмещение убытков (статья
12 ГК РФ). В пункте 1 статьи 15 ГК РФ предусмотрено, что лицо, право которого
нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом
или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере, а в статье 16 обязанность возмещения Российской Федерацией, соответствующим субъектом
Российской Федерации или муниципальным образованием убытков, причиненных
гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействий)
государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих
органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному
правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.
Таким образом, гражданским законодательством установлены дополнительные
гарантии для защиты прав граждан и юридических лиц от незаконных действий
(бездействия) органов государственной власти, направленные на реализацию положений
статей 52 и 53 Конституции РФ, согласно которым каждый имеет право на возмещение
государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов
государственной власти или их должностных лиц, в том числе злоупотреблением властью.
11
В статье 1069 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину или
юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных
органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том
числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта
государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за
счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации
или казны муниципального образования. Удовлетворяя требование о возмещении вреда в
соответствии со статьей 1082 ГК РФ, суд в зависимости от обстоятельств дела обязывает
лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре или возместить
причиненные убытки. Понятие убытков раскрывается в пункте 2 статьи 15 ГК РФ: под
убытками понимаются расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести
для восстановления его нарушенного права, а также утрата или повреждение его
имущества (реальный ущерб) и неполученные доходы, которые это лицо получило бы при
обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено
(упущенная выгода)».
4. Теперь рассмотрим несколько судебных актов КС РФ, позволяющих наглядно
увидеть наиболее типичные постановления КС РФ по делам о проверке нормативных
правовых актов на соответствие Конституции РФ и их правовые последствия.
1) Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. № 11-П признаны
не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 19 (часть 1), 34 (часть 1), 45 (часть 1),
46 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 57, положения подпункта «а», абзаца первого подпункта
«б» пункта 1 статьи 13 Закона РФ от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой
системы в Российской Федерации» и пункта 8 статьи 7 Закона РСФСР от 21 марта 1991
года «О Государственной налоговой службе РСФСР».
В резолютивной части КС РФ указал: в соответствии с частью второй статьи 100
ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» дела акционерных обществ заявителей подлежат пересмотру в обычном порядке.
Таким образом, КС РФ не только указал в постановлении на неконституционность
обжалованных норм, но и указал на обязательность пересмотра дел заявителей.
2) Иногда КС РФ признает нормы закона не соответствующими Конституции РФ, но
указывает, что неконституционные нормы не подлежат применению только через
определенный срок. Например, Постановлением КС РФ от 14 марта 2002 г. № 6-П, КС РФ
признал положения статей 90, 96, 122 и 216 УПК РСФСР, допускающие задержание лица,
подозреваемого в совершении преступления, на срок свыше 48 часов и применение в
качестве меры пресечения заключения под стражу без судебного решения, не
соответствующими Конституции РФ, ее статьями 17, 22 и 46 (часть 1), а также абзацу
второму пункта 6 раздела второго «Заключительные и переходные положения».
Одновременно с этим КС РФ указал, что данные положения УПК РСФСР, а также все
иные нормативные правовые положения, допускающие задержание до судебного решения
на срок свыше 48 часов, а также арест (заключение под стражу) и содержание под стражей
без судебного решения с 1 июля 2002 года не подлежат применению.
Такое же продление судом действия неконституционных норм на несколько месяцев
произошло на основании Постановления КС РФ от 24 февраля 1998 г. См. об этом
Определение КС РФ от 26 ноября 1998 г. № 144-О «О разъяснении постановления
Конституционного Суда РФ от 24 февраля 1998 года по делу о проверке
конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона от 5 февраля
1997 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального
страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и в фонды обязательного
медицинского страхования на 1997 год».
12
При этом, необходимо отметить, что продление срока действия закона, признанного
КС РФ не соответствующим Конституции РФ, не предусмотрено ни Конституцией РФ, ни
ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».
Более того, полагаем, что при таком продлении судом действия неконституционных
норм нарушается правовая логика, т.к. с одной стороны противоречащий Конституции РФ
закон утрачивает юридическую силу с момента вынесения постановления КС РФ, а с
другой стороны он по решению КС РФ продолжает действовать.
3) Есть и такие постановления КС РФ, в которых, с одной стороны, обжалуемая
норма закона не признается КС РФ не соответствующей Конституции РФ, а с другой
стороны, толкование нормы закона, данное КС РФ в мотивировочной части своего
постановления, явно указывает на то, что правоприменительные органы, в том числе и
суды, неправильно применяли эту норму.
Примером может служить Постановление КС РФ от 20 февраля 2001 г. № 3-П по
жалобе ЗАО «Востокнефтересурс» на нарушение конституционных прав и свобод
абзацами вторым и третьим пункта 2 статьи 7 Федерального закона «О налоге на
добавленную стоимость», содержащими положение о порядке исчисления суммы налога
на добавленную стоимость, подлежащей внесению в бюджет.
В абзацах втором и третьем пункта 2 статьи 7 указанного федерального закона
содержится положение, в соответствии с которым сумма налога на добавленную
стоимость, подлежащая внесению в бюджет, определяется как разница между суммами
налога, полученными от покупателей, и суммами налога, фактически уплаченными
поставщикам. При рассмотрении дела КС РФ установил: содержащееся в абзацах втором
и третьем пункта 2 статьи 7 Закона положение о суммах налога, фактически уплаченных
поставщикам, по буквальному смыслу может быть истолковано как подразумевающее
суммы, уплаченные только денежными средствами.
Однако в мотивировочной части постановления КС РФ сделал вывод о том, что
такое ограниченное толкование является неправильным. Суд указал: «по смыслу абзацев
второго и третьего пункта 2 статьи 7 Закона РФ «О налоге на добавленную стоимость»,
под фактически уплаченными поставщикам суммами налога подразумеваются реально
понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу
поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога.
Несмотря на вышеизложенное, в мотивировочной части постановления КС РФ
указание на обязательность пересмотра дела заявителя не содержится. Таким образом, из
содержания постановления КС РФ не ясно добился заявитель защиты нарушенного права
или нет.
Исходя из изложенного, возникают ряд вопросов: Могут ли граждане и организации
применить постановление КС РФ для пересмотра дел, учитывая то, что постановления КС
РФ не имеют обратной юридической силы? Могут ли граждане и организации требовать
пересмотра своих дел, если они не обращались с жалобой в КС РФ? Что делать, если КС
РФ признал незаконным толкование норм, но не признал неконституционным
нормативный акт?
Ответы на эти вопросы можно найти в Определении КС РФ от 14 января 1999 г. № 4О. В нем изложена правовая позиция КС РФ о возможности пересмотра дел не только тех
граждан, которые обратились с жалобой в КС РФ, но и других граждан.
Примечание: Исходя из принципа равенства, следует иметь в виду, что правовая
позиция КС РФ распространяется не только на граждан, но и на организации (см.
Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2001 г. № 67-О «По запросу
Центрального районного суда города Челябинска о проверке конституционности статей
239.1 и 239.4 Гражданского процессуального кодекса РСФСР»).
КС РФ указал: «Часть вторая статьи 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации» устанавливает, что признание закона не соответствующим Конституции РФ
13
во всяком случае влечет пересмотр разрешенного на его основе дела гражданина,
оспорившего этот закон в Конституционном Суде РФ, компетентным органом в обычном
порядке. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных
сроков обращения в эти органы и независимо от наличия оснований для пересмотра дела,
предусмотренных иными, помимо ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации», актами. Данное регулирование направлено на поощрение правовой
активности граждан, способствующих устранению из действующего законодательства
неконституционных норм и, следовательно, на защиту от нарушений прав и свобод других
лиц.
Сама по себе норма части второй статьи 100 ФКЗ «О Конституционном Суде
Российской Федерации» не может рассматриваться как затрагивающая и, тем более,
ущемляющая конституционные права граждан, не являвшихся участниками
конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании
актов, признанных неконституционными, поскольку не лишает их возможности
использовать другие процедуры судебной защиты. На них распространяется положение
части третьей статьи 79 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», в
соответствии с которым решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных
неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в
установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных
другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных
институтов.
При этом наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных
препятствий (например, факт истечения срока исковой давности либо факт пропуска
срока для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам) для пересмотра
решений, основанных на неконституционных актах, устанавливается по заявлению
гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого
отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства. Для защиты
прав заявителей по этим делам могут использоваться все предусмотренные отраслевым
законодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с
признанием нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного
надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам.
Постановлениями Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 года по делу о
проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и
пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и от 3
февраля 1998 года по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части
1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса РФ было признано
неконституционным ограничение круга оснований пересмотра дел по вновь открывшимся
обстоятельствам, препятствующее исправлению судебных ошибок.
К таким основаниям относится и признание примененной судом нормы не
соответствующей Конституции РФ, что, как указано в первом из названных
постановлений Конституционного Суда РФ, во всех случаях обеспечивает защиту права,
нарушенного неконституционными правовыми актами, и пересмотр основанных на них
решений судов. В соответствии с частью второй статьи 87 ФКЗ «О Конституционном
Суде Российской Федерации» указанные постановления Конституционного Суда РФ
влекут невозможность применения и других положений процессуального
законодательства, ограничивающих основания пересмотра по вновь открывшимся
обстоятельствам решений судов, основанных на актах, признанных неконституционными.
Пересмотру решений иных, кроме судов, правоприменительных органов служит
институт обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан.
При использовании указанных процессуальных институтов, направленных на
пересмотр дел, в которых были применены нормы, признанные Конституционным Судом
Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации,
14
действуют установленные процессуальным законодательством пресекательные сроки, что
требует от заинтересованных лиц своевременных действий по защите своих прав и
законных интересов.
Таким образом, статья 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»
не содержит препятствий для пересмотра решений правоприменительных органов в
отношении лиц, не являвшихся заявителями по делу, рассмотренному Конституционным
Судом РФ, если эти решения были основаны на акте, признанном в результате
рассмотрения данного дела неконституционным, и не нарушает конституционного права
на судебную защиту и равенство граждан в предоставляемых государством гарантиях
судебной защиты их прав и свобод».
Таким образом, граждане и организации, чьи права и интересы нарушены изданием
незаконного нормативного правового акта, имеют право использовать все не запрещенные
законом способы судебной защиты. Судебные акты КС РФ могут быть применены и
использованы при отстаивании интересов в арбитражных судах и судах общей
юрисдикции вне зависимости от того, что они не обладают обратной юридической силой,
а также неограниченным кругом лиц.
Общие выводы: Само по себе признание судом нормативного правового акта
недействующим (или неконституционным, когда речь идет о КС РФ) не приводит к
восстановлению нарушенных прав. Поэтому заявитель, как правило, вынужден снова идти
в суд и защищать нарушенные права (например, добиваться возмещения убытков).
Таким образом, такой способ защиты гражданских прав, как обжалование
незаконного нормативного акта в суде является действенным, но восстановление
нарушенных прав происходит не скоро.
Хочется верить в то, что законодатель установит в АПК РФ и ГПК РФ единые
правовые последствия признания нормативных актов недействующими, устранит
имеющееся неравенство перед законом и судом.
Очевидно, что законодателю необходимо систематизировать и упорядочить
понятийную и терминологическую базу законодательства, изъяв из нее лишние, не
работающие, не используемые термины и понятия. Только такой подход к правовому
регулированию приведет к понятности и доступности правовых норм.
И, наконец, самое главное: по глубокому убеждению автора незаконные
нормативные правовые акты должны признаваться судами недействующими (или
незаконными) с момента их издания. Такие акты не должны влечь никаких правовых
последствий, они не могут и не должны обладать юридической силой уже с момента их
издания. И тем более, не должны продолжать действовать незаконные нормативные акты
после того, как их несоответствие закону установлено судом.
Только закрепление этих положений на законодательном уровне позволит наиболее
эффективно обеспечить защиту нарушенных прав и законных интересов граждан и
организаций.
То правовое регулирование, которое закреплено действующим законодательством,
является явно несправедливым, установленным исходя из ложно понятых
государственных интересов (стремления сберечь незаконно собранные в казну деньги,
попыток избежать ответственности за причиненные изданием незаконных актов убытки).
Очевидно, что государство нас не любит. Такое регулирование создает
дополнительные трудности при защите нарушенных гражданских прав, а значит, не имеет
право на существование.
Попытка государственных органов использовать несовершенство процессуальных
законов для того, чтобы не возвращать незаконно изъятые денежные средства – это
«крестьянская» хитрость, понятная всем юристам. Так может быть, российскому
законодателю все-таки следует вспомнить о тех, чьи права являются высшей ценностью в
15
государстве? Или мы все вместе будем ждать, когда Европейский суд по правам человека
напомнит нам о том, каким должно быть правовое государство.
адвокат Шубин Д.А.
16
Скачать