МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ

Реклама
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ
На правах рукописи
НЕДЕЛЬСКАЯ Татьяна Алексеевна
ФОРМО- И СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СВЯЗИ СЛОВА СУТЬ
КАК ОТРАЖЕНИЕ СИСТЕМНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЕДИНИЦ В
РУССКОМ ЯЗЫКЕ
Специальность 10.02.01 – русский язык
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Научный руководитель –
кандидат филологических наук
доцент Шаталова О.В.
Москва - 2009
Работа выполнена на кафедре славянской филологии
Московского государственного областного университета
Научный руководитель:
Шаталова Ольга Викторовна,
кандидат филологических наук, доцент
Официальные оппоненты:
Шаповалова Татьяна Егоровна,
доктор филологических наук, профессор
(Московский государственный областной
Университет, кафедра современного русского языка)
Топтыгина Ольга Николаевна,
кандидат филологических наук, доцент
(Российская таможенная академия)
Ведущая организация:
Московский областной государственный
гуманитарный институт
Защита состоится «12» ноября 2009 г. в 15.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.155.02 по защите докторских и кандидатских
диссертаций (специальности: 10.02.01 – русский язык, 13.00.02 – теория и
методика обучения и воспитания [русский язык]) при Московском
государственном областном университете по адресу: 105005, Москва, ул.
Энгельса, д. 21-а.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского
государственного областного университета по адресу: 107005, Москва, ул.
Радио, д. 10-а.
Автореферат разослан «___» _________ 2009 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
профессор
В.В. Леденëва
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Настоящая работа обращена к проблеме эволюции семантического
поля, вершиной которой выступает одна лексема в совокупности ее
лексических и грамматических значений. Исследование посвящено семантике
и функциям лексемы суть в истории русского языка.
Нет специального исследования, где лексема суть и ее формы были
бы представлены в историческом аспекте, с точки зрения их развития и
изменения. Особый интерес сегодня представляют исследования, обращенные
к изучению системных отношений лексических единиц на уровне лексикосемантической парадигмы, на уровне семантического поля. Во всем мире
лингвисты, пытаясь познать лексику как систему, принимаются за описание
лексико-семантических подсистем, групп слов, синонимических рядов. О
таком понятии, как системность лексики, написаны работы В.В. Виноградова,
1953; А.И. Смирницкого, 1954; А.А. Уфимцевой, 1968; Д.Н. Шмелева, 1973;
Ю.Д. Апресяна, 1980 и др. Слово
суть как полнозначное имя
существительное и как глагол-связка занимает особое место как в
лексической, так и в грамматической системе русского языка.
Объектом настоящего диссертационного исследования является слово
суть и дериваты, образованные от данной лексемы, функционирующие в
русском языке на разных этапах его развития.
Предметом исследования являются семантика слова суть и структурносемантические особенности слов с корнем су- в истории русского языка, а
также их функционирование в текстах.
Материалом исследования послужили данные толковых, историкоэтимологических, исторических словарей
русского языка, памятников
письменности, а также текстов художественной и публицистической
литературы.
Научная новизна работы заключается в следующем:
- выполнен в диахроническом аспекте структурно-семантический анализ
словообразовательного гнезда с доминантой суть в старославянском,
древнерусском и современном русском языке;
- с опорой на разнообразный фактический материал проанализированы
состав, семантический объем и функционально-стилистическая значимость
единиц словообразовательного гнезда с вершиной суть в истории русского
языка;
- представлена версия реконструкции этимологического гнезда с
доминантой суть в русском языке, в том числе за счет выявления
словообразовательных процессов внутри него, что является попыткой
составления этимологического словаря в современном его функционировании.
Цель работы - выявить специфику образования слов от лексемы суть в
русском языке с точки зрения их происхождения, структурно-семантических и
функциональных особенностей.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих
конкретных задач:
3
1) установить и исследовать состав единиц, образованных от слова суть в
истории русского языка по данным лексикографических источников;
2) определить особенности эволюции структуры, приведшие к
разграничению глагольной и именной формы суть, выяснить их природу и
сущность;
3) составить (реконструировать) словообразовательное гнездо с
доминантой суть в русском языке;
4) проследить функционирование лексемы суть как связки в истории
русского языка;
5) рассмотреть функционирование исследуемой группы слов в текстах
художественной и богослужебной литературы.
Методы
исследования
предопределены
целью и
задачами
исследования и
спецификой
анализируемого языкового
материала:
использовались метод направленной выборки и сплошной выборки материала,
метод компонентного анализа лексем, сравнительно-сопоставительный и
историко-этимологический методы, метод функционально-стилистического
анализа. Работа выполнена в синхронно-диахроническом аспекте.
Теоретическая значимость исследования определяется комплексным
анализом слов, образованных от лексемы суть. Особое внимание уделяется
истории возникновения и развития
ранее не изученной лексемы, что
позволяет проследить путь ее становления и функционирования в синхронии
и диахронии.
Практическая значимость диссертации обусловлена обработкой и
систематизацией словарных данных историко-этимологических, исторических
и толковых словарей, касающихся исследуемой группы слов, а также анализом
конкретного фактического языкового материала.
Материалы исследования и его данные могут быть рекомендованы к
использованию в курсах «Современный русский язык. Лексикология.
Словообразование»,
«История
русского
литературного
языка»,
«Старославянский язык», при подготовке спецкурсов и разработке тематики
спецсеминаров.
В ходе
исследования сформулированы и выносятся на
защиту
следующие положения:
1. В истории русского языка происходил процесс активного
формирования лексико-семантической структуры слова суть, осуществлялось
постоянное ее расширение и пополнение новыми значениями, которое
сопровождалось изменениями в грамматической структуре данной лексемы.
2. Лексема суть в современном русском языке выступает в двух
функциях: а) как самостоятельная лексическая единица во всей совокупности
значений; б) как связка. Глагольный комплекс суть в настоящее время
характеризуется наличием узкого спектра функциональных возможностей;
доминирующей является именная форма, процесс образования которой
является редким и сложным в системе русского языка.
3. Наиболее редким явлением в русском языке считается обособление
личных форм глагола и переход их в имена. История форм 3-го лица
4
настоящего времени вспомогательного глагола быть (есть, суть) очень сложна
и многообразна. Эти формы послужили основой для образования новых слов,
вошедших в состав разных частей речи.
Субстантив суть, предположительно образовавшийся именно в ту эпоху,
когда функции неполнозначных форм глагола быть, особенно в книжной речи,
стали совершенно неопределенными и «опустошенными» [В.В. Виноградов],
т.е. не ранее ХVII – ХVIII в., тесно сблизился с лексической системой
общерусского литературного языка, вошёл в ее норму, в активный
литературный словарь 30-40-х годов ХIХ в.
4. Слово суть – как форма 3-го лица множественного числа настоящего
времени от быть – после утраты полной системы спряжения настоящего
времени вспомогательного глагола, двигаясь по пути субстантивации,
первоначально могло употребляться лишь в строго определенных
синтаксических конструкциях, а именно в суждениях тождества и в логических
определениях понятий, в современном русском языке оно входит в активный
запас лексического фонда и употребляется в разных функциональных стилях.
5. В истории русского языка значение слов, образованных от лексемы
суть, складывается из нескольких компонентов, при этом центральным и
смыслоопределяющим является общее значение бытия, что подтверждает
историческое происхождение формы суть от глагольной формы быть. В
современном русском языке используется полный состав словообразовательной
парадигмы с корнем-доминантой су-.
6. Стилистическая
дифференциация и расслоение
лексики в
словообразовательном гнезде с вершиной суть позволяют единицам
словообразовательного гнезда развивать новые значения, сохраняя при этом
исторически сформировавшиеся значения.
7. Исследуемая лексема суть полифункциональна и играет важную
роль в лексической, морфологической и синтаксической системах русского
языка на разных этапах его развития.
Объективность исследования подтверждается данными следующих
лексикографических источников:
- толковые словари (Большой академический словарь русского языка;
Словарь русского языка в 4-х томах; Словарь русского языка под ред. С.И.
Ожегова; Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н. Ушакова; Толковый
словарь
живого
великорусского языка В.И. Даля; Новый толковословообразовательный словарь Т.Ф. Ефремовой).
- историко-этимологические словари (Историко-этимологический словарь
современного русского языка под ред. П.Я Черных., Этимологический словарь
русского языка под ред. А. Преображенского, Этимологический словарь
русского языка под ред. М. Фасмера, Краткий этимологический словарь
русского языка под ред. Н.М. Шанского);
– исторические (Старославянский словарь (по рукописям X-XI вв.);
Словарь древнерусского языка И.И. Срезневского; Словарь древнерусского
языка XI-XIV вв.; Словарь русского языка XI-XVII вв.; Словарь
5
церковнославянского и русского языка 1847 г.; Словарь русского языка,
составл. 2-м отделением Академии наук под ред. А.А. Шахматова);
– словообразовательные (Словообразовательный словарь русского языка
в 2-х томах А.Н. Тихонова; Толковый словообразовательный словарь русского
языка И.А. Ширшова).
Апробация исследования. Основные теоретические положения
диссертации обсуждались на заседаниях кафедры славянской филологии. Автор
выступала с докладом на Всероссийской научной конференции, посвященной
75-летию со дня рождения П.А. Леканта 22.11.2007, на Всероссийской научной
конференции, посвященной 65-летию со дня рождения К.А. Войловой
25.02.2008, участвовала в научных конференциях во Владимире (2009), Кирове
(2009), Вятке (2009).
Структура диссертации. Поставленные в работе цели и задачи
определили структуру работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав,
Заключения, Библиографического списка и Приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обозначены актуальность, научная новизна, цели и задачи
работы, положения, выносимые на защиту, методы исследования,
теоретическая значимость и сфера практического применения достигнутых
результатов.
В первой главе «Грамматические функции и семантическая
структура
слова
суть в русском языке» достаточно подробно
рассматривается семантическая структура и грамматические функции глагола
быть в истории русского языка, так как форма суть по своему
происхождению является компонентом парадигмы абстрактного отвлеченного
глагола быть, который представляет собой центральную единицу глагольной
системы русского языка. Благодаря соотнесению аспектов семантики глагола
быть, выявлению его парадигматических и синтагматических отношений в
синхронном и диахронном плане, благодаря изучению его семантического
поля в разные периоды развития русского языка, мы можем более
содержательно представить себе становление, развитие и функционирование
лексической единицы суть, а также целого класса слов, которому эта
единица принадлежит.
Внимание лингвистов уже давно привлекают словообразовательные,
формообразующие и синтаксические особенности глагола быть. Эти
исследования нашли свое отражение в работах Ю.Д. Апресяна, Н.Д.
Арутюновой, Э. Бенвениста, В.В. Востокова, Т.Н. Голицыной, П.А. Леканта,
Г.И. Кондратенко, А.М. Пешковского, А.А. Потебни, В.В. Тихоновой, А.А.
Шахматова, Н.Ю. Шведовой и др. Этому глаголу посвящен ряд специальных
работ [Кокорина С.И. 1978; Голицына Т.Н. 1982; Кондратенко Г.И. 1983;
Бальцер О.А., Горбенко В.Н. 1988; Бозова С.А. 1994; Шаталова О.В. 1997, 2009;
Казазаева М.А. 2000 и др.].
6
В истории русского языка наблюдаются различного рода изменения в
системе и структуре отдельных словоформ. Наиболее редким явлением
считается обособление личных форм глагола и переход их в имена. О
существовании такого явления свидетельствует наличие в современном
русском языке существительного суть. Глагольное слово в процессе
словопроизводства вводится в именную парадигму и тем самым автоматически
превращается в существительное, без прибавления того или иного
словообразовательного аффикса.
Лексическая система языка наиболее подвижна и зависима от
внутриязыковых и внеязыковых (экстралингвистических) факторов, на нее
воздействующих.
Праславянский
инфинитив
*byti
восходит
к
индоевропейскому имени *bhūtĭ-s с глагольной основой аориста и в целом –
прошедшего времени *bhū-, чем объясняется функционирование продолжений
и.–е. *bhūtĭ-s в предметных значениях в ряде языков [ЭССЯ, 155]. В историкоэтимологическом словаре П.Я. Черных общеславянская форма *byti
сравнивается со следующими формами: лит. būti – ‘быть’, būvóti – ‘бывать’;
латыш. būt – ‘быть’; др.-прус. būton, boūt(on), buwinayti – ‘живет’, ‘обитает’;
гот. bauan – ‘жить’; др.-в.-нем. būan – ‘жить’, ‘обитать’; др.-сканд. būа – ‘жить’,
‘обитать’; англ. be – ‘быть’, ‘жить’, ‘стоить’. Ср. латин. fui – ‘(я) был’; греч. φύω
– ‘рождаю(сь)’, ‘даю жизнь’, ‘расту’; др.-инд. корень bhu – ‘быть’, ‘возникать’,
‘являться’, ‘жить’: bhávati – ‘(он, она) есть’, ‘является’ bhūtá-m – ‘существо,
мир’. И.-е. корень *bheu- (:*bhū- : *bhōu- ) – ‘быть’, ‘возникать’, ‘расти’
[Черных 1993: 129]. Первоначальное лексическое значение глагола быть –
‘пухнуть, разбухать; расти, произрастать’, далее – ‘становиться’ и ‘быть’
[Шанский 1971: 246].
В старославянском языке отвлеченный глагол быть становится
центральным в глагольной системе, выступая в трех функциях: 1) как
полнозначный глагол; 2) как глагол-связка; 3) как вспомогательный глагол.
Слово суть является грамматической формой глагола быти. Самостоятельного
слова суть в старославянском языке не было.
В древнерусском языке неполнозначный глагол быть выступает
также в двух функциях: в функции вспомогательного глагола (в формах
перфекта, плюсквамперфекта, второго будущего времени, повелительного
наклонения, условного наклонения, в безличных предложениях) и в
функции глагола-связки (в составе именного сказуемого, как связка между
подлежащим и сказуемым). Вспомогательный глагол быть в аналитических
формах в древнерусском языке наряду с грамматическим мог передавать и
лексическое
значение (в
формах
прошедшего времени – значение
утверждения; в
безличных предложениях – значение
«следовало»,
«предполагалось», значение долженствования или попытки, при отрицании значение
невозможности или
запрещения). Смысловое расширение
семантической структуры глагола быть связано в основном с конкретизацией и
детализацией абстрактного значения, что говорит о том, что язык стремился
максимально расширить смысловое пространство данного глагола.
7
В современном русском языке основным значением глагола быть
является экзистенциальное значение. Опираясь на данные словарей, мы
видим, что экзистенциальное значение представлено двумя вариантами:
‘существовать’ и ‘иметься’. Помимо сохранившихся значений ‘находиться’,
‘происходить’ появляются новые семантические значения, отражающие
более конкретную степень бытийности. Например, значение ‘держаться,
обращаться’, ‘открываться’. Несмотря на то, что исчезли многие глагольные
формы, в образовании которых участвовали все формы глагола быть (перфект,
плюсквамперфект, условнее наклонение), в современном русском языке связка
быть остается центральным звеном, вокруг которого объединяются все
остальные связочные глаголы.
В первой главе представлена эволюция семантической структуры
самостоятельного слова суть в истории русского языка. Историкосемантические процессы крайне сложны и разнородны. Наиболее редко
наблюдается обособление личных форм глагола и переход их в имена. Слово
суть мы не найдем ни в одном толковом словаре русского языка до словаря
В.И. Даля. Не встречается оно и в языке Н.М.Карамзина, В.А.Жуковского,
К.Н.Батюшкова, А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.В.Гоголя. «Следовательно,
можно думать, что оно получило права литературного гражданства не ранее
30—40-х годов XIX в., иными словами — оно влилось в русский литературный
язык вместе с потоком других профессиональных и народных выражений,
подхваченным и расширенным реалистической художественной литературой»
[Виноградов 1958: 16]. По мнению В.В. Виноградова, «существительное суть
могло образоваться в ту эпоху, когда функции соответствующей формы глагола
быть, особенно в книжной речи, стали совершенно неопределенными и
опустошенными, т. е. не ранее XVII — начала XVIII в. На форме суть лежал
архаический налет отживающей книжности; она была больше всего
распространена в таких стилях, как официальный, канцелярско-деловой, или в
стилях ученой и учебной речи» [Виноградов 1958: 21].
Все индоевропейские основы настоящего времени по своему
происхождению разделялись на два вида: одни были связаны
непосредственно с корнями, другие являлись производными от имен.
Нетематические корневые основы настоящего времени (такие, где глагольные
окончания
присоединялись
непосредственно
к
корню)
являлись
господствующим типом среди индоевропейских корневых образований. «Во
всех языках, за исключением древних индоиранских языков, нетематические
основы настоящего времени с самого начала исторического периода имеют
тенденцию к исчезновению <…> Славянские языки исторической эпохи дали
меньшее количество нетематических форм (древних или восстановленных),
но зато в последующем развитии удержали их несколько лучше, и следы их
сохранились до наших дней во всех диалектах; будучи сведены к нескольким
единицам, эти формы настоящего времени образовали в старославянском
языке нетематический тип, а в некоторых славянских языках стали даже
продуктивными» [Мейе 2000-2001: 164]. К этому типу прежде всего
относится настоящее время глагола быть, есмь, ср. скр. ásmi, гот. im, алб. jam
8
и т. д. Это – единственная форма, сохранившая кое-что от индоевропейских
чередований. В то время как есть соответствует скр. ásti, гот. ist, лат. est,
мн.число cуть имеет нулевой вокализм корня *es; ср. скр. sánti, гот. sind, лат.
sunt. Причастие настоящего времени сы имеет вокализм нулевой ступени, как
скр. sán, др.-лит. sant (деепричастие) и т. д. [Мейе 2000-2001: 165].
В старославянском языке не функционирует самостоятельная лексема
суть, поэтому в Словаре старославянского языка она не отмечена отдельной
словарной статьей, однако зафиксированы несколько дериватов с корнем с@- ,
которые передают общее понятие бытия. Это следующие формы: с@mи~ , и" - ‘сущность, существо’ – штоуждоу быти с@mи"
отьча [СС 1994:
684]; в этом же значении употребляются дериват оуси"; с@mьнъ ‘единосущный, единый’ – арии.. нач# о коупьнh с@штьнhи • и с(в#)тhи
троици • въс@доу въ алеkан’дрии хоульны оусты износити [СС 1994: 684];
в этом же значении слова коупьносыи, коупьнос@mьнъ; с@mьство - в 1
значении ‘существо, создание (живое)’ – родоу в’сhкомоу • съмрътъноу • и
несъмрътъноу • i в’сhкомоу с@mьствоу • съдhтель; во 2 значении
‘существо, сущность’ – г(оспод)ь... безнач#льны • i невидимы с@mьствомь
[СС 1994: 684]; ~динос@mе~ - ‘единосущие, единосущность (о Троице)’ истiнън@\ и нераздhл"~м@\ вhр@ • ~динос@mи" троичънааго...
вhръныимъ прhдаш# [СС 1994: 799]; ~динос@mьнъ - ‘единосущный (о
Троице)’ – показавы намъ проображение • с(в#)тhи ~динос@mьнhи
троици [СС 1994: 799]; не с@mе~, не с@mа" - отъ не с@mиихъ въ бытие
•в’се... съставль [СС 1994: 104]; с@mа" - ‘имущество’ – обильнh
трhбоу\штиимъ с@mа" истьшта\штоу [СС 1994: 104]. Таким образом,
дериваты от формы суть могли передавать социологизированное значение
(с@mа" ‘имущество’) или отвлеченное значение (с@mе~ - ‘бытие’), а при
присоединении к этим формам частицы не обе лексемы (не с@mа", не
с@mе~) выступали в значении ‘небытие’ [СС 1994:104].
Уже в ХVII-ХVIII вв. слово суть как составляющая глагольной
парадигмы теряет свои глагольные особенности. Так, академик
М.И.
Сухомлинов приводит такое замечание грамматиста конца ХVIII века
профессора А.А. Барсова: «…множественное суть мало употребительно, и
кажется как бы дико, что некоторыми, напр. в выражении: суть дворянин или
суть дворяне, за существительное имя или за нечто другое, только не за глагол,
принималось, да и не в шутку, а в правду – в спор и доказательство»
[Сухомлинов 1874-1888: 293]. В.И. Даль существительное суть выводил из
«канцелярского диалекта», в котором находил его историко-семантические
корни. В «Похождении Христиана Христиановича Виольдамура и его Аршета»
В.И. Даль изобразил добродетельного ходатая по делам Ивана Ивановича:
«Иван Иванович добирается до самой сущности или, по собственному его
выражению, до самого суть. «Суть», это был вообще у Ивана Ивановича
любимый и вспомогательный вид вспомогательного глагола, словцо, которое
9
он вставлял везде, где не знал, что сказать или написать; так, он говорил,
например: ты не суть еще барин; мы не суть великие люди, - заменяя этим
неупотребительное еси и есьмы, и был уверен, что выразился весьма искусно»;
«Ничто не развлекало при подобной работе внимания его, ничто не могло
заставить его потерять из виду самую суть; словом, ясное и верное понятие,
изложенное самым диким, приказным языком, было неминуемым последствием
всякого подобного труда Ивана Ивановича»; «Если бывало хотели его наперед
задобрить, если предлагали ему деньги за неправое дело, то он, покачав
головой и взяв с особенною ужимкою напойку табаку, говорил преспокойно:
«Постойте, милостивец мой, мы не добрались еще до самого суть»… Если же
дело подходило к концу и решалось не к удовольствию докучливого просителя,
то Иван Иванович объяснялся с ним откровенно: «Не извольте у нас хлопотать
понапрасну, - говорил он: - это не такое дело; мы с своей стороны покончили,
обработали самую суть и ниже ни одной лазейки вам не оставили»…» [по
Виноградову 1994: 675]. В контексте слово суть употребляется и в форме
мужского (самый суть), и в форме женского рода (самая суть), поэтому можно
предположить, что употребление той или иной формы сопровождалось
стилистическими разграничениями и условиями контекста.
Несмотря на то, что в словаре Даля [Даль: 1999, 4, 365] зафиксировано
имя существительное суть со значением ‘сущность, существо, самость,
основанье, самое главное, важное в деле; зерно, нутро, ядро’, в данной форме
была заложена основа сказуемости, «фундамент утверждения о чем-нибудь,
сердцевина логического определения сущности чего-нибудь» [Виноградов:
1999, 676].
Имя существительное суть, оформившись в определенной социальной
среде или в строго ограниченном кругу стилей письменно-книжной речи,
постепенно входит в активный словарь русского литературного языка первых
трех десятилетий XIX в. Но даже в 60-х годах слово суть казалось еще не
вполне обычным. Так, В.В. Крестовский в «Петербургских трущобах»
подчеркивает его курсивом: «Как бы ни напрягал ты [читатель] свое внимание
и свою наблюдательность, желая проникнуть в суть тюремного быта,
тюремных нравов — тебе едва ли удастся подметить какую-либо
действительно характерную, существенную черту. (...) Внутренняя суть, то
есть, все то, что ревниво укрывается от официальных взоров начальства, для
тебя останется неизвестно, оборотной стороны медали ты не увидишь...» (ч.
4, гл. 11).
В современном русском языке суть − это имя существительное, которое
входит в норму лексической системы русской литературной речи со значением
‘самое главное и существенное в чем-либо; сущность’ [МАС 1961: 4, 423]:
Суть же его речей для него смысла не имела, ибо не имело смысла и все
остальное. Г.Щербакова. Вспомнить нельзя забыть.
Лексема
суть выступает
как
полнозначная форма
имени
существительного и как глагольная форма от глагола быть. В толковых
словарях фиксируются следующие
значения: 1) ‘Самое
главное
и
существенное в чем- нибудь, сущность’. Эта задача была очень проста и
10
ясна по своей сути. Сергеев-Ценский. Лютая зима. – Я же говорил, что
Кряжич скрывает свою подлинную суть. Гладков. Энегрия [МАС 1961: 4,
310]; 2) с пометой книжное ‘форма 3 лица множественного числа настоящего
времени от быть’. Типы, подобные тебе, - суть отвратительные отбросы
буржуазной культуры. А.Н. Толстой. Сестры. Сие не суть угроза, но
предупреждение. М. Горький. Письмо В.И. Анучину, 29 сент. 1912. 2. [МАС
1961: 4, 310]; а также употребляется как обобщающее слово перед
перечислением в значении: “следующие”. Занятия эти суть: пахота,
бороньба, молотьба, хлеба, сенокос. Салтыков-Щедрин. Сон в летнюю ночь.
Самые обыкновенные, принимаемые почти всеми историками общие
отвлечения суть: свобода, равенство, просвещение. Л. Толстой. Война и
мир [МАС 1961: 4, 310].
В современном русском языке форма суть, выступая в качестве
глагольной связки, несет на себе отпечаток книжности, архаичности: А тогда,
перелилось по сообщённым сосудам, - почему и не о самих Органах? - какие они
суть сегодня и какими же им быть дальше? Солженицын. На изломах.
Имя существительное суть, которое оформилось в книжной речи, в
настоящее время вошло в активный словарь русского литературного языка, но
при этом оно сохраняет деловой, официальный оттенок. Это слово не кажется
нам необычным, в художественных и публицистических текстах оно не
выделяется курсивом, мы воспринимаем его не как переходную форму глагола,
а как форму имени существительного: суть дела, суть вопроса. Частым в
современном русском языке является употребление существительного суть в
составе устойчивых сочетаний или фразеологизмов: по сути дела, суть да
дело, не в этом суть, в чем суть. Пока суть да дело, она развела на
подоконнике целое семейство глиняных горшков всех размеров и возилась с
лимонными и мандаринными зернышками. Л.Улицкая. Казус Кукоцкого. На
словах и для денег, конечно, да, а по сути (дела). Г.Щербакова. Вспомнить
нельзя забыть.
В современном русском языке в синонимический ряд с доминантой суть
входят следующие языковые единицы: сущность, существо, содержание,
душа, дух, сердцевина, основное, главное, центр тяжести, соль; нутро (разг.),;
эссенция, квинтэссенция, субстанция, альфа и омега (книжн.) [Александрова.
Словарь синонимов русского языка 1989: 434] .
Рассматриваемая нами лексема суть входит в группу слов
синонимического характера − суть – существо − сущность – где лексемы
существо и сущность располагаются вокруг слова-доминанты суть, являясь
при этом и дополнительными семантическими оттенками, входящими в
лексико-семантическую структуру слова суть. Так, в Словаре русского языка
С.И.Ожегова значение слова
суть,
как имени
существительного,
определяется несколькими вариантами: ‘самое главное и существенное’,
‘существо’, ‘сущность’[Ожегов 2001:612].. Говоря о взаимосвязи слов сутьсущество, нельзя не отметить лексему естество, которая образовалась не от
лексемы суть, а от формы 3 лица ед.ч. есть (Ср.: уже в старославянском языке
наряду со словом сущьство было образовано и слово естьство, а в языке
11
Константина Болгарского отмечено и слово сутъство как синоним слова
естьство [Виноградов 1990: 673]). В современном русском языке у лексемы
естьство отмечаются 2 основных значения: 1) ‘природное основное свойство
чего-либо; суть, сущность’ – Это явствует из самого естества вопроса; Душа
– это бестелесная сила, личное самостоятельное духовное естество
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Размышления о бессмертной душе; 2)
‘природа’ Нет, в этих медленных, инертных Преображеньях естества – Залог
бессмертия для смертных, Первоначальные слова. Гумилев. Естество [МАС
1961: 1, 636]. При этом 1 значение в настоящее время не имеет широкого
распространения и встречается преимущественно в письменной, особенно в
научной или публицистической, речи, а 2 значение встречается крайне редко и
воспринимается как архаизм.
Мы видим, что в данном случае через первое значение лексема естество
пересекается с лексемой существо и далее – с доминантой суть.
Таким образом, на первой ступени взаимозаменяемости находятся
лексемы суть – сущность - существо, а на второй ступени субстантивы,
которые связаны с доминантой суть через существительное сущность; в
современном русском языке они стилистически маркированы (лексемы
существование и естество), а также исторически образованы от другой
формы, а именно от формы есть (лексема естество). Все эти формы являются
взаимозаменяемыми, употребляются и в книжной, и в разговорной речи, а их
отношения в той или иной степени определяются общим характером
семантических отношений, свойственных русскому языку.
Современный русский язык сегодня обладает большим набором
связочных средств, среди которых, в первую очередь, можно выделить
глагольные связки являться, значить и, во вторую, − неглагольные — это,
вот, то же самое что, это то же самое что, не что иное (не кто иной), как, а
также сочетания глагольных и неглагольных связок это значит, это есть, это
и есть и другие. Однако из употребления до сих пор не выходят связки есть
и суть, которые являются формами глагола быть, основного связочного
глагола в русском языке.
Суть после утраты полной системы спряжения настоящего времени
вспомогательного глагола, двигаясь по пути субстантивации, первоначально
могла употребляться лишь в строго определенном синтаксическом кругу: в
суждениях тождества и в логических определениях понятий. Например, поэты
суть гордость нации и т. п.
Эта связка достаточно широко применялась в памятниках древнерусской
письменности, о чем свидетельствуют словари XI − XIV веков, где
зафиксировано немало примеров: Сльзы бо соуть даръ Бжии. Члвци
подобни соуть wблакомъ…воздuхомъ носими [Аванесов 1988,1: 344]. В
XVIII − XIX вв. продолжает активно использоваться связка суть. Так, в
Словаре языка Пушкина лексема суть фиксируется исключительно как
глагольная форма в функции связки: Опасность, кровь, разврат, обман –
суть узы страшного семейства. Сии столь оклеветанные смотрители
12
вообще
суть люди мирные,
от природы услужливые,
склонные к
общежитию, скромные в притяжаниях на почести и не слишком
сребролюбивые [Словарь языка Пушкина 1956: 202].
В современном русском языке связка суть встречается гораздо реже,
преимущественно в научном стиле / Гипотенуза и катет суть векторные
силы болевого приема на суставную сумку, находящуюся в прямом угле
треугольника/, хотя в последнее время можно отметить активное появление
данной формы в периодической печати и в художественном тексте /Суть
диеты в том, что, сокращая количество потребляемый углеводов, мы
уменьшаем выработку гормона инсулина, который в избыточном количестве
провоцирует в организме образование жиров. Красота и здоровье. А – кто
суть наши предки? Смешноватые зипуны и кокошники на оперной сцене?
Беглецам из Семьи. А.Солженицын. Может быть, и эта свеженькая мысль о
раскаянии суть не что иное, как оправдание нового бегства? Негатив
положительного героя. В.Аксенов/.
Употребление современными авторами этой связки обусловлено
попыткой более экспрессивно выделить характеристику кого-либо или чеголибо в тексте: Те же люди, которые в подобных утешениях видят нечто
удовлетворяющее, суть люди несомненно злые и испорченные. Дневник
провинциала в Петербурге. М.Салтыков-Щедрин. Да, впрочем, всем давно
известно, что мы – греческие человеки – суть наилучшие во всем мире
лоцманы, боцманы, моряки и капитаны. Листригоны. Куприн. А тогда,
перелилось по сообщённым сосудам, − почему и не о самих Органах? − какие
они суть сегодня и какими же им быть дальше? На изломах. А. Солженицын.
Связка суть широко используется в деловом стиле, а именно в деловых
(преимущественно правовых) документах: Они суть: а) Закон развития
государственных сил; б) Закон развития потребностей; в) Закон преобладания
потребностей при столкновении их
[Фойницкий 2005: 214]. Таким образом, связка суть, наравне со многими
другими функционирующими в языке связками, продолжает занимать одно
из первых мест по частоте употребления, особенно в книжной лексике и
научных текстах.
Отдельный параграф посвящен вопросу о семантическом отталкивании
лексем с корнем су-. В результате семантического отталкивания расширяется
семантическое или стилистическое поле той или иной лексической единицы.
Слово суть является производным для большого количества дериватов, среди
которых есть и такие лексемы, семантическое значение которых трудно
сопоставить с исходной формой, не проводя полного системного структурносемантического анализа. В русском языке от данной лексемы образовался ряд
слов, которые в настоящее время не входят в словообразовательное гнездо с
доминантой суть, а образуют свои самостоятельные гнезда и являются
семантически независимыми от исходного производящего слова. Это такие
лексемы как присутствовать и отсутствовать. В данном случае мы можем
говорить о родстве слов присутствовать и суть, так как последнее является
словоформой глагола быть, в семантическую структуру которого входит сема
13
‘находиться, присутствовать где-либо’. И несмотря на то, что представленное
значение не имеет общих семантических пересечений с лексической
структурой исходного суть, через семантический множитель (элемент, который
является общим для одной и другой языковой единицы) – глагол быть – мы
можем установить данное этимологическое родство: быть (находиться) – суть
– присутствовать. Лексема отсутствовать и производные от нее слова −
отсутственный, отсутствие, отсутствующий - находятся в определенной
связи с исходным словом и понятием суть, имея общую корневую морфему
су - и архисему наличия, нахождения / отсутствия. Однако, как и в случае с
лексемой присутствовать, мы наблюдаем полное семантическое
отталкивание с основным значением исходного слова.
Исследуя внутреннюю структуру и форму слова, его развитие в истории
языка, анализируя его корни, находим общую для того или иного ряда слов
архисему, благодаря которой на многие слова современного русского языка
мы можем
смотреть по-новому. Такое явление, как семантическое
отталкивание, в современном русском языке выступает своеобразным
двигателем развития семантической структуры слова, обогащая словарный
состав языка.
Во второй главе «Структура словообразовательного гнезда с
доминантой суть в истории русского языка» представлены дериваты от
формы суть в старославянском, древнерусском и современном русском языке.
Так, Старославянский словарь по рукописям X − XI веков обнаруживает
лексемы с@mи~, с@шта", с@ште~, не с@ште~, не с@шта", с@mьство,
с@mи~, с@mьнъ, образованные путем суффиксации.
с@mи~ в значении “сущность, существо” (Штоуждоу быти с@mи"
отьча. А также прилагательное с@mьнъ “единосущный”. (Арии нач# о
коупьнh с@штыvhи и св#тhи троици въс@доу въ алезандрии хоульны
оусты износити) Супр 370, 27;
с@шта" в значении ‘имущество’ /обильнh трhбоу\штиимъ с@шта"
истьшта\штоу Супр 370, 26/;
с@ште~ в значении ‘бытие’ /тъ бо и-спрьва ны сътворилъ • отъ не
с@штааго вь с@ште~ приведъ Супр 479, 28-29/;
не с@ште~, не с@шта" в значении ‘небытие’ /отъ не с@mиихъ въ
бытие • в’се... съставль Евх 566 17-18/;
с@mьство − в 1 значении ‘существо, создание (живое)’ – родоу
в’сhкомоу • съмрътъноу • и несъмрътъноу • i в’сhкомоу с@mьствоу •
съдhтель; во 2 значении ‘существо, сущность’ – г(оспод)ь... безнач#льны • i
невидимы с@mьствомь [СС 1994: 684].
Сложные слова, среди которых ~динос@mе~, ~динос@mьнъ,
образованы путем сложения основ. Сложные слова с первым элементом
~дин- и вторым образованием с корнем-доминантой с@передавали
персонифицированное значение, т.е. это значение было связано с Богом:
14
~динос@mе~ - ‘единосущие, единосущность (о Троице)’, ~динос@mьнъ ‘единосущный (о Троице)’ [Срезневский 1903: 815].
Форма суть послужила основой образования новых слов, вошедших в
состав разных частей речи. Уже в Полном церковно-славянском словаре слово
суть фиксируется как имя существительное с лексическим значением
‘сущность’. Дериваты от этой формы в своей семантике сохраняют первичное
значение исходного глагола быть, а также более позднее отвлеченное значение
существования, бытия: сутьство в значении ‘природа’ и сUmество ‘природа,
сущность’, что отражает первоначальную семантику глагола быть (‘расти,
произрастать’);
лексемы
сUmествительный
‘существенный’;
сUmествоватис# ‘принимать на себя существование’; сUmиh(о) ‘по-истине,
подлинно’; сUmiи ‘1) действительный, настоящий, истинный; 2)
существенный, действительный’ отражают в своей семантике отвлеченное
значение бытия [Дьяченко 1900: 692-693].
В древнерусском языке словообразовательное гнездо с доминантой
суть имеет богатый словообразовательный потенциал и выражено большим
количеством дериватов, образованных разными способами словообразования.
Лексемы
сUще, сUщи~, сUщьныи,
сUщьестви~, сUщьство,
сUщьствьнный,
сUщьствовати,
сущьствоватис#
образованы
суффиксальным способом словообразования. Так, лексемы присUщность,
присUщие, присUщий, насоущии, иносUщьный, иносUщьствьный,
несUщьство можно считать образованными и префиксальным способом
(первая ступень деривации: присUщность > присUщность; присUщий >
сUщий и т. д.), и префиксально-суффиксальным способом (вторая ступень
деривации: суть > сUщий > присUщий и т. д.). В
состав
словообразовательного гнезда с доминантой
суть входят лексемы,
образованные путем сложения слов, при этом первым компонентом выступает
местоимение, наречие или числительное (вьсе, присно, един): вьсесоущии,
~диносuщи~, ~диносuщный, единосuщьство, единосuщьствьный,
единосuщьствие, присносUmий.
Словообразовательное гнездо с доминантой суть в современном
русском языке включает следующие дериваты: Сущ-еств(о), существ-енн(ый),
существен-ое (сущ.), существенн-о, существен-ость, не-существенн(ый),
несуществен-ость,
мал-о-существенный;
Сущ-ность,
един-о-сущ-н(ый),
единосущн-ость. Отдельно
в словаре
А.Н. Тихонова
выделены
словообразовательные гнезда с доминантой сущий и существовать. Первое,
с вершиной сущий, включает следующие языковые единицы: Сущ(ий) - сущее, везде сущий (прил.), вездесущий (сущ.). Словообразовательное гнездо с
доминантой существовать
состоит
из
следующих
словоформ:
Существовать - существова-ниj-е, про – существовать, со – существовать, сосуществова-ниj-е. На наш взгляд, эти гнезда следует объединить в одно
15
этимологическое гнездо, так как с точки зрения истории языка все слова
имеют один корень.
В третьей главе «Особенности функционирования дериватов от
лексемы суть в книжной речи» рассматривается семантическое окружение
лексемы суть в художественном тексте. В художественном тексте субстантив
суть характеризуется высокой сочетаемостью с другими словами, при этом он
согласуется с именами существительными и выступает, как правило, в роли
главного слова. Лексема суть сочетается как с отвлеченной, так и с конкретной
лексикой. Суть может быть неизменной (Калейдоскопная жизнь – маята и
круженье, А суть неизменна, Ведь суть неизменна, меняется лишь отраженье.
М. Хлебникова), единой (Цветные осколки плетут разноцветные судьбы,
Творцов и ничтожеств равняя единою сутью. М. Хлебникова). В противовес
неизменной, единой сути противопоставлена суть двужильная, двуединая,
суть небесно-земная (Из недр земных – и до неба: отсюда Моя двуединая
суть. М.Цветаева). Суть может быть родимой, жалостной (Я нежно вынес
собственного тела родимую и жалостную суть. И.Северянин), серединной
(Познаю серединную суть. Б.Пастернак), нынешней
(Что же ты после
этого за патриот, коли не хочешь знать, в чем нынешняя суть состоит!
М.Салтыков-Щедрин), внутренней, главной (Но зато он сразу брал всего
человека, определял быстро и верно, точно опытный химик, его удельный вес,
качество и порядок и уже знал, как очертить его главную, внутреннюю суть
двумя-тремя штрихами. А.Куприн), простой (Суть ее проста: покупает
подешевле, продает подороже. Б.Акунин) и т. д. В условиях контекста лексема
суть семантически сближается с различными глагольными формами,
например: а) с глаголами, имеющими общую сему ‘возникновение, появление’
(Нехороша – так пнуть! Чтоб просияла суть. М.Цветаева); б) с глагольными
формами, объединенными общей семой ‘понимание’ (Познаю серединную суть.
Б.Пастернак; Перескажу, что помню, попроворней Тем более, что понял
только суть. Б.Пастернак; Эту суть свою впервые я осознаю на воле. Б.
Ахмадуллина); в) с глаголами речи, мысли: Он некоторое время объяснял суть
того, что придумал, Степе и Сергею. Е.Гришковец. Асфальт; Она объясняла
ему, в чем суть. О. Робски. Casual; Много он утешал меня в скорбях жизни и
спорил с Колюшкой всякими умными словами и доказывал суть. И.Шмелев.
Лето Господне; г) в переносном значении используются сочетания лексемы
суть с глаголами движения: дойти до сути, добраться до сути, ввести в
суть, суть сводилась (Во всем мне хочется дойти До самой сути.
Б.Пастернак; Но эти губы вводят прямо в суть Эсхила-грузчика, Софоклалесоруба. Н.Заболоцкий; Суть же сводилась к следующему…Б.Акунин). Итак,
семантическое поле лексемы суть представлено в языке художественной
литературы глубоко и разносторонне. Понятие сути одно из древнейших и
наиболее фундаментальных понятий, необходимых для специалистов разного
профиля: лингвистов, литературоведов, философов, историков, социологов и
т.д.
Особый интерес представляет трактовка некоторых аспектов значения
отдельных лексем в контексте прагматического описания функционирования
16
слова, например, употребление дериватов от лексемы суть в художественных
произведениях Андрея Платонова. Употребительными языковыми единицами в
произведениях А. Платонова являются дериваты от формы суть, у которых
доминирующим выступает отвлеченное значение существования. Но, на наш
взгляд, рассматриваемые лексемы выполняют определенные художественные
функции.
Так, в одном контексте встречаются синонимические ряды:
существовать – жить: Ты что ж, существуешь? – А что ж мне больше
делать-то, батюшка? – подробно говорила старушка. – Привыкла и живу
себе. Ювенильное море; сущность – смысл жизни – тайна жизни: Это
терпение ребенка ободрило Вощева, он увидел, что мать и отец не чувствуют
смысла жизни и раздражены, а ребенок живет без упрека, вырастая себе на
мученье. Здесь Вощев решил напрячь свою душу, не жалеть тела на работу
ума, с тем чтобы вскоре вернуться к дому дорожного надзирателя и
рассказать осмысленному ребенку тайну жизни, все время забываемую его
родителями. «Их тело сейчас блуждает автоматически, - наблюдал
родителей Вощев, - сущности они не чувствуют». Котлован. Дериваты от
формы суть функционируют в тексте в сочетании с прилагательными, которые
в контексте становятся антонимами, например: постыдное существо –
благородное существо - Чиклин теперь уже не помнит ни лица ее, ни
характера, но тогда она ему не понравилась, точно была постыдным
существом, - и так он прошел в то время мимо нее не остановившись, а она,
может быть, и плакала потом, благородное существо. Котлован.
В третьей главе также рассматривается история дериватов сущий и
единосущий и их функционирование в художественном тексте.
Функционирование причастия сущий в переносном значении в
художественном стиле и разговорной речи способствовало появлению в
русском языке устойчивых словосочетаний: сущая правда, сущий ад, сущие
пустяки, сущая ерунда и др.
Лексема единосущий в диссертационном исследовании рассмотрена также
в историческом аспекте: в Словаре русского языка XI-XVII веков
словообразовательное гнездо с вершиной единосущий представлено
несколькими лексемами, некоторые из которых в современном русском
языке уже не
употребляются,
либо стилистически
маркированы и
встречаются в текстах церковной тематики. Среди них: прилагательное
единосuщьствьный в значении ‘одинаковый по существу’; существительное
единосuщьствие в значении ‘единство существования, единство, общность
сущности (о Троице)’, (лексико-семантическим вариантом в словаре указано
существительное единосущiе).
В современном русском языке рассматриваемое нами гнездо
представлено одной лексемой, стилистически маркированной как церковный
термин: Единосущный. Церк. Имеющий с кем, чем-либо одно существо,
одну сущность. Протопоп Аввакум отвергает учение «никонина» о
единосущной и нераздельной троице и называет эту теорию блудом.
Никольский. Ист. Русской церкви.
17
В
заключении
подводятся
основные
итоги
исследования,
формулируются выводы и намечаются перспективы использования его
результатов в изучении развития системы русского языка. В приложении
представлен словарь одной лексемы (этимологическое гнездо с доминантой
суть), содержащий более 70 языковых единиц.
Основные положения диссертационного исследования отражены в
следующих публикациях:
в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК
Министерства образования и науки РФ
1. Недельская, Т.А. История лексемы сущий в русском языке [Текст] /
Т.А. Недельская // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». - № 2, М.: Издво МГОУ, 2009. – С. 96-99.
в других изданиях
2. Недельская, Т.А. Словообразовательное гнездо с доминантой суть
в современном русском языке [Текст] / Т.А. Недельская // Русский язык в
системе славянских языков: история и современность (выпуск II). Сборник
научных трудов. – М., Издательство МГОУ, 2008. – С. 41-44;
3. Недельская, Т.А. Денотативный класс слов с доминантой суть в
художественном тексте [Текст] / Т.А. Недельская // Структурно-семантические
параметры единиц языка и речи: Материалы
международной научнопрактической конференции. – Мурманск, 2009. – С. 53-56;
4. Недельская, Т.А. Эволюция лексемы единосущий в истории русского
языка [Текст] / Т.А. Недельская // Языковые категории и единицы:
синтагматический
аспект. Материалы VIII Международной научной
конференции. – Владимир, 2009. – С. 65-67;
5. Недельская, Т.А. Отталкивание как фактор семантической
дифференциации лексем с корнем су- в русском языке [Текст] / Т.А.
Недельская // Киров ВятГГУ, 2009. – С. 84-86.
18
Недельская Татьяна Алексеевна
Формо- и словообразовательные связи слова суть как отражение
системной организации единиц в русском языке
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Подписано в печать: 17.09.2009. Формат 60×84 1/16.
Бумага офсетная № 1. Усл.печ.л. 2,5. Тираж 100 экз. Ризограф.
Заказ № 14555
19
Издательско-полиграфический центр
ООО «Петроруш»
г. Москва, ул. Палиха-2а, тел. 250-92-06
www.postator.ru
20
Скачать