поездка к илюше - M•Graphics Publishing

Реклама
Из плена лет, из глубин памяти
Елена Цвелик Еврейская Атлантида
Yelena Tsvelik Yevreiskaia Atlantida
(Jewish Atlantis)
M-Graphics Publishing 2015, Boston USA
Книга Елены Цвелик привлекает внимание продуманным сюжетом,
обстоятельностью, широтой взгляда на эпоху и события. Она создана как
документальная сага,
где сплелись воедино семейные истории и
предания, научные источники и очерки
краеведения. Десятки
родственников, родных и близких, выходцев из этого региона Украины,
ныне живущих в Израиле и России, Украине и Австралии, в Америке,
Канаде, Германии,
поделились с автором своими воспоминаниями,
документами, фотографиями.
Многолетними трудами автора
в книге
сплавлены в единое целое
документы из архивов столетней давности,
воспоминания очевидцев и участников многих радостных, но и печальных
воспоминаний о той жизни, что канула в Лету…
Это своеобразная документально-художественная трилогия, «слепок»,
«моментальная фотография» еврейского мира, которого уже нет.
Три главы книги - три основные грани еврейской жизни: Семья
(«Семейный альбом»), Общество («Штетл и его цадики»), Личность
(«Рав»). И в каждой главе есть свой сюжет, своя кульминация, свой вывод.
«Семейный альбом» знакомит читателя с историей семьи Красноштейн,
которая жила в Брацлаве в течение почти двух столетий.
«Штетл и его цадики» рассказывает об истории раннего хасидизма, o
традициях
брацлавской
еврейской
общины.
Глава «Рав» посвящена жизни и деятельности последнего брацлавского
раввина, реб Мойше-Янкеля Рабиновича.
Замысел книги, ее рождение и воплощение в бумажных страницах,
всегда тайна, особый процесс, порой рожденный случайным событием или
внезапной мыслью, воспоминанием.
Автор
рассказывает нам, как это было: «…наш семейный архив
пополнился старинными фотографиями, на одной из которых была
изображена моя прабабушка, Соня Красноштейн. О жизни ее было
известно не так уж много, спросить было почти не у кого, и все же я
начала поиски, и они увенчались успехом».
За этой спокойной и скромной фразой – годы и годы непрерывных
поисков, надежд и разочарований, встреч с самыми разными людьми,
записи многочасовых бесед, работа с архивными источниками, и еще
многое и многое другое, что связано с исследованием, схожим с поисками
археологов легендарной Атлантиды, погрузившейся в глубины Мирового
океана…
Автор книги Елена Цвелик - сама родом из почтенной еврейской семьи
Красноштейн, в течение почти двух столетий неразрывно связанной с
местечком Брацлав на правом берегу реки Южный Буг в современной
Украине. В Брацлаве евреи жили с конца 15 века.
По данным Всероссийской переписи 1897 года в Брацлаве было 3290 евреев.
Через сто лет, в 1997 году, их там осталось в сто раз меньше, примерно, 35-40
человек. Как и в других бывших еврейских местечках, в нынешнем
Брацлаве только кладбища и заброшенные синагоги все еще напоминают,
что здесь когда-то жило полноценной жизнью еврейское население со
своим бытовым укладом, с общением на языке идиш, с соблюдением
еврейских традиций и обычаев.
О таких местечках великая женщина Голда Меир в свое время сказала,
что это были островки еврейского мира, где, несмотря на унижение,
погромы и беды, веками сохранялась система ценностей, общинная
мудрость и этика, взаимопомощь и мужество, самопожертвование и
стойкость, которые помогали выжить и возродиться.
В своем исследовании об истории хасидизма профессор Равребе
писал: «В хранилище хасидизма, куда редко кто заглядывает, валяются в
страшном беспорядке драгоценные осколки истории быта, нравов,
упований, печалей, мировоззрений, мистерий евреев России и Польши
двух последних столетий. Кое-где уже разобрано, кое-что уже составлено,
но самое существенное и важное осталось еще нетронутым».
Вот эти «осколки» осторожно и бережно собирала Елена Цвелик, чтобы
составить многоцветную мозаику семьи Красноштейн. Она отыскала
истоки, корни этого семейства в старинных документах конца 18-го века,
когда Красноштейны оказались в Брацлаве, с радостью обнаружила и
выписала строки из
знаменитой книги рабби Нахмана из Брацлава
«Сийах Шарфей Кодеш», где упоминаются имена ее предков Аврома Хаима
и Мойше Красноштейнов.
Как здесь не вспомнить строки мудрой Гликель из Гамельна, которая
еще в 18 веке писала в своих мемуарах: «Я записываю все эти
подробности, дорогие мои дети, чтобы вы знали, от каких людей вы
происходите, а то завтра и послезавтра ваши дети и внуки не будут знать
ничего о своих корнях, откуда они были родом, кто их деды и прадеды».
Спасибо Елене Цвелик, я раньше не знал, не встречал эти строки, но
сейчас выписал и решил, что мы с женой тоже поставим этот эпиграф к
нашим воспоминаниям о предках, о прожитой жизни, ибо это, возможно,
самое главное и ценное, что мы оставим потомкам после ухода в лучший
из миров. Надеюсь, что в этом со мной согласятся очень и очень многие…
Ныне Красноштейны и их многочисленные потомки под разными именами
и фамилиями живут во многих странах. Еще в конце 19-го века Ицхак
Красноштейн уехал из России в Палестину и поселился недалеко от
Хайфы, в поселении Зихрон-Яков.
2
В начале ХХ века часть семьи Красноштейнов уехала в Австралию, там
их сейчас целые кланы. Ну как же Америка без Красноштейнов? Потомки
этой семьи ныне живут в Нью-Йорке и в Майами. Но, увы, многие
Красноштейны волею истории и судьбы остались в царской России, а
потом и в советской империи. Они хлебнули много горя, прошли свой
трудный путь, впрочем, тоже не без определенных побед и успехов на
разных фронтах.
Подробные рассказы-очерки
о судьбах и путях-дорогах дальних и
близких родственников
иногда «перебивают» детские воспоминания
автора, в них немало ярких, волнующих эпизодов, которые теперь, к
счастью, останутся не только в памяти и в записях автора, но и в книге.
Кого оставят равнодушным эти, к примеру, строки: «…старенький шамес
из синагоги рабби Махновкера в Черкизово… приходил к бабушке каждую
пятницу, и она всегда имела для него пакет с едой (при пенсии в 26
рублей). Этот добрый старик имел отношение и к моей судьбе, так как
именно он внес мое имя в Книгу Жизни. Меня назвали Сосей-Шифрой в
честь прабабушки Сони, погибшей в гетто, и маминого папы Семы,
умершего молодым до войны. Сема-Шимшн-Шифра! Так я стала СосейШифрой, хотя в миру осталась Еленой».
И чуть дальше: «…тетя Бэйла переехала в коммуналку на 2-й
Ярославской. Тетушка прекрасно пекла, и я помню, как папа брал меня с
собой, когда ее навещал, и какие пироги она подавала. О, эти лейках,
тейглах, кнейдлах, флудн… А музыка имен: Бася, Сося, Зуся, Нусик!».
И таких трогательных и волнующих деталей немало на страницах книги,
они очень украшают и дополняют документальное повествование.
Интересна и познавательна вторая глава книги «Штетл и его цадики».
Это образный рассказ о мудрецах и праведниках, живших в тех местах, где
жили и предки автора, со многими из них они часто общались, некоторых
принимали в своем доме, эти воспоминания остались у них на всю жизнь,
они передавали их из уст в уста всем последующим поколениям.
Красноштейны по праву гордились своими тесными связями с одним из
самых оригинальных учителей и проповедников хасидизма, который жил в
те незапамятные времена в Брацлаве. Его звали рабби Нахман, и был он
правнуком Баал Шем Това.
Раби Нахман убеждал своих учеников и последователей, что в любой
жизненной ситуации не следует лишаться надежды и «отчаиваться
нельзя». Он сравнивал человеческую жизнь с очень узким мостом над
бездонной пропастью.
Автор книги Елена Цвелик приводит памятные
слова из его наставлений: «Человек должен пройти по очень узкому мосту,
и самое главное для него – совсем не боятся, а чтобы не боятся, человеку
следует целиком сосредоточиться на том, что он делает «здесь и сейчас» так, чтобы в его сознании просто не оставалось места для пустых страхов».
Эти слова и сегодня звучат волнующе и значительно для всех, кто ищет
смысл в нашей быстротекущей жизни…
3
Третья глава книги Елены Цвелик называется «Рав». Это образный и
подробный рассказ о скромном служителе великой религии и культуры,
который не снискал широкой известности в большом еврейском мире, он
просто честно и достойно прожил свою жизнь.
Автор знакомит нас: «Его звали реб Мойше-Янкель Рабинович. Он не
являлся религиозным философом и не оставил после себя школы и
теологических трудов, а был лишь раввином, достойно выполнявшим
возложенную на него миссию. Рав Рабинович – человек огромного
мужества и силы духа, которого не сломили страшные испытания,
выпавшие на его долю... При этом он был человеком, стоящим на земле и
понимающим тяготы простых людей. В каждом, кто обращался к нему, реб
Мойше, внешне сдержанный, со свойственной ему теплотой и чуткостью
умел увидеть что-то доброе, приободрить и помочь».
Он начал свое служение еще в конце 19-го века, пережил две мировые
войны, революции и погромы, голодомор и сталинский террор. В годы
нацистской оккупации Украины оказался в гетто, а потом и в лагере смерти
Печора в окрестностях Винницы. Его спасли, помогли ему бежать и
скрыться двое украинцев. Он выжил, и после войны еще много лет был
мудрым наставником для окружавших его евреев.
Пристально и вдумчиво вглядываясь в его судьбу, собирая
свидетельства родных и близких, Елена Цвелик сумела воссоздать его
путь на этой земле, обычного раввина, ребе, прожившего светлую и
достойную жизнь среди своего народа и во имя народа.
Как важно сохранить живую память о таких подвижниках, живших среди
нас! И как здесь не вспомнить слова великого еврейского мудреца Баал
Шем Това: «В памяти заключено искупление…».
Найдите эту книгу, прочитайте эту книгу. Это поучительно и интересно.
Д-р истории Иосиф Маляр
Кармиэль Израиль.
Май 2015 года
,
4
Скачать