Автореферат чистовой - Каталог диссертационных работ

Реклама
На правах рукописи
Хамдеева Гульфия Абдулбариевна
С.Н. Булгаков и Г.В. Флоровский: два пути
рецепции святоотеческой традиции
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
философских наук
Специальность – 09.00.03 – история философии
Москва – 2012
2
Диссертация выполнена на кафедре истории и философии образования и
науки Академии повышения квалификации и профессиональной
переподготовки работников образования
Научный руководитель: доктор философских наук, профессор
Семаева Ирина Ивановна
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор
Климов Сергей Николаевич
кандидат философских наук, доцент
Лебедева Елена Владимировна
Ведущая организация: Институт повышения квалификации Московского
государственного университета
Защита состоится «22» марта 2012 года в «15» часов на заседании
Диссертационного совета по философским наукам Д. 212.155.08 при
Московском государственном областном университете по адресу: 105005,
г. Москва, ул. Радио, д. 10 «а».
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Московского государственного областного университета по адресу:
105005, г. Москва, ул. Радио, д.10 «а».
Автореферат разослан «_____»______________2012 г.
Ученый секретарь диссертационного совета кандидат философских
наук, доцент Бондарева Я.В.
2
3
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования:
В
современном
мире
с
доминирующими
прагматическими
взглядами
и
ростом
технократических
ориентиров
в
предельной
утилитарно-
негативных
мере
последствий
актуализируется
проблема творческого возвращения к духовно-нравственным истокам.
Вопрос
о
характере
и
степени
влияния
святоотеческой
(патристической) традиции1 на развитие русской религиозной мысли, в
частности, на творчество С.Н. Булгакова (1871-1944гг.)
и Г.В.
Флоровского (1893-1979гг.), может быть отнесен к числу наиболее
значимых в истории философии, ибо это вопрос об истоках и духовных
основаниях отечественной философской мысли.
Актуальность
историко-философского
анализа
рецепции
святоотеческого наследия в творчестве С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского
объясняется как значимыми социально-гуманитарными задачами, в
частности, вопросом места и роли философии в современной культуре, так
и разрешением проблемы соотношения философии и религии.
Сформулированная
С.Н.
Булгаковым
проблема
«трагедии»
философии, была рассмотрена им с позиции критического анализа истории
западной философии. И только через обращение к истокам христианской
философской
мысли
видел
философ
пути
преодоления
кризиса
философии.
Г.В. Флоровский оценивал проблему глобально, он говорил о
кризисе современной цивилизации, в основе которого лежит отход от
христианства, поэтому преодоление духовного кризиса связывал с
1
Святоотеческая традиция – ( лат traditio, букв. – передача) учения отцов и учителей Церкви, вошедшие
в Священное Предание. Определение истинности учения христианского богослова связано с такими
непременными условиями как верное свидетельство апостольской веры, адекватное её толкование и
следование духовной преемственности церковного Предания, как «передание истины».
3
4
рождением новой философии – «философии преображенного духа»1,
которая должна исходить в своих творческих исканиях «из конкретного
опыта веры».
В связи с тем, что пути усвоения идей святоотеческого наследия в
истории русской философии были различны, в известных случаях и с
элементами новаторства, особенно актуализируется проблема восприятия
святоотеческой традиции религиозными философами. И здесь наибольший
исследовательский
интерес
представляет
сопоставительный
анализ
творчества С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского, как наиболее яркий пример
двух путей рецепции святоотеческой традиции.
Изучение влияния святоотеческого наследия на философию С.Н.
Булгакова и Г.В. Флоровского позволяет определить статус религиозной
философии в истории философской мысли, раскрыть всё её многообразие
и широту, провести сравнительный анализ методологических оснований
различных интеллектуальных направлений.
Сравнительный анализ религиозно-философских взглядов С.Н.
Булгакова и Г.В. Флоровского позволяет выявить специфику методов
осмысления проблематики святоотеческого наследия и определить
характер восприятия русскими религиозными философами святоотеческой
традиции.
Историко-философское изучение характера рецепции святоотеческой
традиции С.Н. Булгаковым и Г.В. Флоровским позволяет более адекватно
представить не только их многогранное теоретическое наследие, но и всей
религиозной философии того периода, и выявить духовные основания
оригинальных идей и концепций, позволивших русской религиозно2 Флоровский Г.В. Богословские отрывки // Христианство и цивилизация. Избранные труды по
богословию и философии / Сост., вступит. ст. И.И. Евлампиева, примеч. И.И. Евлампиева и В.Л.
Селиверстова. – СПб.: РХГА, 2005.С.451. В данном исследовании используется авторское определение
«философия преображенного духа» для фиксации специфичности и уникальности концепции Г.В.
Флоровского, основанной на центральной идее православного богословия – преображении (обожения)
человека.
4
5
философской мысли утвердиться в статусе самобытного направления в
мировой философии.
В связи с этим, важно показать, что идея возврата религиозной
мысли
к
святоотеческой
интеллектуальной
традиции
собственностью
является
Г.В.
не
исключительно
Флоровского,
как
часто
утверждается в литературе, но присуща и русской религиозной философии
в целом.
С.Н. Булгаков является одним из первых русских философов,
обратившихся к святоотеческому наследию в поисках обоснования своих
оригинальных идей, что позволило более позднему поколению, в том
числе, и Г.В. Флоровскому, черпать вдохновение в творчестве святых
отцов.
Так, Г.В. Флоровскому в концепции «философии преображенного
духа» удалось органично соединить идеи святоотеческого наследия с
общефилософскими проблемами, обращенными к человеку, к смыслу
истории, к целостному познанию мира.
Рецепция святоотеческой традиции в философии С.Н. Булгакова и
Г.В. Флоровского явилась значительным вкладом в развитие философии и
способствовала
возникновению
специфического
направления
философской мысли, основанного на патристической традиции.
Степень разработанности темы исследования
Несмотря на значительное внимание исследователей к творчеству
философов, сравнительному анализу не подвергался характер рецепции
святоотеческой традиции в философских построениях С.Н. Булгакова и
Г.В. Флоровского. В этой связи, с определенной долей условности, можно
говорить о трёх основных подходах исследования их творчества.
В первом подходе рассматривался вопрос о влиянии идей и
методологии восточнохристианской традиции на русскую религиозную
философию в целом, в том числе, и на творчество С.Н. Булгакова и Г.В.
5
6
Флоровского. Таковы работы Н.А. Бердяева, Иоанна Мейендорфа, С.С.
Хоружего1, И.И. Семаевой2, Я.В. Бондаревой.3
Самой первой критической оценкой византизма Г.В. Флоровского
была полемическая работа Н.А. Бердяева «Ортодоксия и человечность».
Н.А. Бердяев высказал предположение, что книгу Г.В. Флоровского «Пути
русского богословия», исходя из содержания, более уместно называть
«Беспутство русского богословия». Отметив, что византизм в построениях
Г.В.
Флоровского
оказывается
необоснованно
историческим
по
преимуществу, Н.А. Бердяев характеризовал призыв Г.В. Флоровского
творчески возвратиться к святоотеческому наследию как романтизм –
идеализацию исторического прошлого, исторического предания4.
В рамках первого подхода рассматривалось влияние святоотеческой
традиции на русскую религиозную философию в фундаментальных
исследованиях философов С.С. Хоружего5, И.И. Семаевой6.
По мнению С.С. Хоружего, экспликация антропологического
содержания из патристического наследия может дать новый импульс
современному
антропологическому
мышлению,
находящемуся
в
состоянии глубокого кризиса. Исследователь приходит к выводу, что
характерная для Православия установка на «живое Предание» нашла
философское выражение у Г.В. Флоровского, олицетворяющего новый
«богословский» этап в истории русской философской мысли. Что касается
См: Хоружий С.С. Очерки синергийной антропологии. – М.: Институт философии, теологии и истории
св. Фомы, 2005.; он же. Опыты из русской духовной традиции. М.: Издательский дом «Парад», 2005.; он
же. Неопатристический синтез и русская философия. Доклад. Энн Арбор США., 1993.
2
См: Семаева И.И. Традиции исихазма в русской религиозной философии первой половины XX века. –
М.: «Логос», 1991; она же. Поиск идентичности: русская религиозная философия XX века и её духовные
основания (учебное пособие по истории русской философии). – М., 2004.
3
Бондарева Я.В. Генезис методологических основ русской религиозной философии: Монография. – М.:
Изд-во МГОУ, 2011. С.118.
4
Бердяев Н.А. Ортодоксия и человечность // Диалектика божественного и человеческого /Сост. и вступ.
ст. В.Н. Калюжного. – М.: ООО «Изд-во АСТ», 2003. С. 603-616.
5
См: Хоружий С.С. Очерки синергийной антропологии. – М.: Институт философии, теологии и истории
св. Фомы, 2005.; он же. Опыты из русской духовной традиции. М.: Издательский дом «Парад», 2005.; он
же. Неопатристический синтез и русская философия. Доклад. Энн Арбор США., 1993.
6
См: Семаева И.И. Традиции исихазма в русской религиозной философии первой половины XX века. –
М.: «Логос», 1991; она же. Поиск идентичности: русская религиозная философия XX века и её духовные
основания (учебное пособие по истории русской философии). – М., 2004.
1
6
7
С.Н. Булгакова, то его софиология по идеям и методологии –
«характерный образец Серебряного Века». Исследователь характеризует
достижения
«богословского» этапа в философии как «иное решение
исконной проблемы русской мысли и всего Восточнохристианского
дискурса:
проблемы
отношений
философского
и
богословского
способов».1
В
работах
И.И.
Семаевой
подчеркивается,
что
изучение
православных духовных оснований позволяет понять истоки русской
религиозной философии, органически соединившей западноевропейские и
восточнохристианские идеи. «Неопаламитский синтез» И.И. Семаева
связывает с именами Г.В. Флоровского и В.Н. Лосского, вместе с тем,
справедливо
подчеркивая,
что
«элементы
этого
синтеза
уже
присутствовали в трудах С. Булгакова, П. Флоренского, А. Лосева, С.
Франка, Н. Лосского, давших идеям Паламы новое обоснование,
современное звучание».2И.И. Семаева – одна из первых современных
отечественных философов, отметивших тот факт, что С.Н. Булгаков «не
отрицал,
а
интерпретировал»
догматическое
наследие
церкви,
«использовал его с той самой свободой, которую считал основным
инструментом философствования».3
В работах Я.В. Бондаревой дается анализ процесса становления
таких
принципов
русской
религиозной
философии
как
принцип
трансцендентности, принцип единства веры и знания, христоцентризма.
Генетический путь методологических оснований русской религиозной
философии прослеживается исследователем от античной философии до
восточнохристианской традиции.
Хоружий С.С. Синергийная антропология как звено традиции русской мысли. М. 2007. Сообщение
ИСА. R 5. С.14.
2
Семаева И.И. Поиск идентичности: русская религиозная философия XX века и её духовные основания
(учебное пособие по истории русской философии). – М., 2004. С.65.
1
3
Семаева И.И. Там же, с. 53.
7
8
Второй подход является анализом и оценкой отдельных аспектов
творчества философов, связанных со святоотеческим наследием и
имевших,
преимущественно,
полемический
характер.
В
работе
американских авторов Э. Блейна, М. Раева, Дж. Уильямса «Георгий
Флоровский: священнослужитель, богослов, философ» Дж. Уильямс,
оценивая «патристический синтез» Г.В. Флоровского, не увидел в нем
систематичности. По мнению Дж. Уильямса, философ «не излагает свой
патристический синтез как некое теологическое целое», что позволяет
характеризовать ему философию Г.В. Флоровского
динамической
незавершенности,
не
как «теологию
доверяющей
никаким
системам».1Полемизируя с Дж. Ульямсом, А. Резниченко справедливо
отмечает «удивительную статичность конструкции»2 в философии Г.В.
Флоровского, характеризуя ее
«асистемной системой», в которой
основные конструктивные элементы не претерпевают трансформации на
протяжении почти сорока лет.
Развитие святоотеческой традиции в трудах Г.В. Флоровского
современный исследователь И.И. Евлампиев рассматривает как попытку
«показать
возможность
современного
прочтения
современной
наследия
интерпретации
отцов
Церкви
без
догматов
и
нарушения
догматической строгости православного мировоззрения»,3 как «подступы»
встать в один ряд с известными православными богословами и отцами
Церкви. Призыв Г.В. Флоровского вернуться к святоотеческим истокам
как единственному «способу осмыслить встречу человека с Богом» И.И.
Евлампиев считает точкой зрения, которая «не всегда выглядит достаточно
убедительной». Однако исследователь признаёт правоту убеждений Г.В.
Цит. по: Резниченко, А. Г.В. Флоровский. Избранные богословские статьи // Исследования по истории
русской мысли: Ежегодник за 2001 – 2002 годы. Под редакцией М.А. Колерова. – М.: «Три квадрата»,
2002. С.843.
2
Там же, с. 838.
3
Евлампиев И.И. Богословие против философии: творческое служение Георгия Флоровского //
Флоровский Г.В. Христианство и цивилизация. Избранные труды по богословию и философии / Сост.,
вступит. ст. И.И. Евлампиева, примеч. И.И. Евлампиева и В.Л. Селиверстова. – СПб.: РХГА, 2005.С.8-9.
1
8
9
Флоровского о необходимости для человека обрести уникальный опыт
встречи с Богом, подчеркивая справедливость замечаний мыслителя «о
прогрессирующем кризисе, охватившем самые основания нашего бытия».1
Наиболее глубоким исследованием восприятия идей святоотеческого
богословия в творчестве С.Н. Булгакова является фундаментальный труд
В.Н. Лосского «Спор о Софии»2, в котором впервые, при жизни С.Н.
Булгакова, был осуществлен критический анализ софиологических идей
философа. В.Н. Лосский, один из первых, кто обратил внимание на
вольное цитирование и интерпретацию С.Н. Булгаковым текстов отцов
Церкви.
Общим
выводом,
определяющим
характер
рецепции
святоотеческого наследия, является заключение о том, что С.Н. Булгаков,
защищая свою систему авторитетом св. Григория Паламы, «соединил две
цитаты (вернее, два обрывка) из разных глав в одну новую фразу, не
имеющую ничего общего с мыслью св. Григория Паламы, но отвечающую
основной интенции софианского антропоцентризма…».3По поводу этого
труда В.Н. Лосского, С.С. Хоружий, отмечая глубину его и важность при
рассмотрении софиологической темы, заявил: «Даже сегодня к его
оценкам можно было бы добавить не многое»4.
Ряд исследований творчества С.Н. Булгакова представляют собой
реакцию богословов на церковное осуждение софианства. Таковым
является исследование учения о Софии Митрополитом Московским
Сергием, которое завершается негативной оценкой учения С.Н. Булгакова:
«1) по замыслу своему не церковно, не намерено считаться с учением и
Преданием Церкви, в некоторых же пунктах и явно становится на сторону
лжеучений, соборно осужденных Церковью; 2) по содержанию своему
вносит в понимание основных догматов веры столько своеобразного и
Там же, с.48.
Лосский В.Н. Спор о Софии // Боговидение. Мн.: Белорусский Экзархат, 2007. С.495.
3
Там же, с. 160-161.
4
Хоружий С.С. Вехи философского творчества о. Сергия Булгакова / С.Н. Булгаков. Соч. в 2-х тт, т. 1,
М., 1993. С. 11.
1
2
9
10
произвольного, что напоминает скорее гностицизм (также осужденный
Церковью), чем христианство, хотя и оперирует (как и гностицизм)
привычными для христиан понятиями и терминами…».1
В этом же духе изложено «особое мнение» Г. Флоровского и С.
Четверикова по поводу богословских трудов С.Н. Булгакова. Они считают,
что С.Н. Булгаков «несомненно уклоняется от «обычного» толкования
Церкви, учения Отцов и литургической традиции», и «пытается
«перестроить на основании своего учения всю систему православного
богословия».2
С.С.
Хоружий
проведшего
разделял
параллель
между
точку
зрения
русской
Иоанна
софиологией
Мейендорфа,
и
немецким
идеализмом, отметившего общность софиологии С.Н. Булгакова с
теологией Тиллиха и теорией Тейяра де Шардена3.
Третий подход представляет собой сравнительный анализ творчества
С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского по проблемам святоотеческого
наследия.
Современный исследователь Е. Евтухова обратила внимание на
полемический
характер
взаимоотношений
С.Н.
Булгакова
и
Г.В.
Флоровского, справедливо полагая, что за спором о Софии стояло
взаимовлияние двух подходов к истории, философии и религии. Диалог
между С.Н. Булгаковым и Г.В. Флоровским Е. Евтухова обозначила как
«кризис романтической традиции русской мысли». Интерпретацию учения
св. Григория Паламы С.Н. Булгаковым исследователь характеризует как
Цит. по: Указ Московской Патриархии Преосвященному митрополиту Литовскому и Виленскому
Елевферию // Лосский В.Н. Боговидение. Мн.: Белорусский Экзархат, 2007. С.214.
2
Г. Флоровский, С. Четвериков. Особое мнение по делу С. Булгакова (1937) // Исследования по истории
русской мысли: Ежегодник за 2001 – 2002 годы. Под редакцией М.А. Колерова. – М.: «Три квадрата»,
2002. С. 224.
3
Хоружий С.С. Вехи философского творчества о. Сергия Булгакова // С.Н. Булгаков. Соч. в 2-х тт, т. 1,
М., 1993. С. 11.
1
10
11
«нео-исихазм», а «историзм» Г.В. Флоровского как «новое начало русской
мысли»1.
Исследование
А.
Резниченко
содержит
критическую
оценку
«патристического синтеза» Г.В. Флоровского, как опирающегося на «уже
во многом устаревший к началу – середине XX века философский
аппарат»2.
Вместе
с
тем,
А.
Резниченко
справедливо
отмечает:
«комментировать Флоровского действительно трудно»3. Более высокая
оценка дана исследователем С.Н. Булгакову, который, по ее мнению,
вводит в круг философских понятий термин «ипостась», в качестве
категории, «обозначающей связь между Творцом и тварью».
Историко-философские
исследования
богословских
идей
С.Н.
Булгакова и Г.В. Флоровского отличались поляризацией оценок: от резкой
критики до восторженных отзывов. Следует также отметить, что прочно
утвердившаяся
за
«неопатристический
творчеством
синтез»
Г.В.
не
Флоровского
имела
в
характеристика
истории
философии
теоретического обоснования, ибо этот аспект практически не исследовался
в истории русской философии.
Лишь
в
редких
случаях,
творчество
Г.В.
Флоровского
рассматривается в контексте развития святоотеческой традиции. В этой
связи представляет интерес работа С.С. Хоружего «Концепт, семантика и
проблематика личности у о. Георгия Флоровского». С.С. Хоружий
отмечает, что «персонология» Г.В. Флоровского является не обособленной
концепцией, а выражением позиций патристического богословия, поэтому
она и вошла в основу православного «богословия личности», развиваемого
Евтухова, Е. С.Н.Булгаков. Письма к Г.В.Флоровскому (1923-1938) // Исследования по истории русской
мысли: ежегодник за 2001 – 2002 годы. Под редакцией М.А. Колерова. – М.: «Три квадрата», 2002.
С.175-194.
1
Резниченко, А. Г.В. Флоровский. Избранные богословские статьи // Исследования по истории русской
мысли: ежегодник за 2001 – 2002 годы. Под редакцией М.А. Колерова. – М.: «Три квадрата», 2002.
С.840.
2
3
Там же, с. 837.
11
12
современными богословами и философами, такими как митрополит Иоанн
(Зизиулас)1, Хр. Яннарас и их последователи.
А. Ведерников один из первых отметил непреходящее духовное
значение
философских
идей
Г.В.
Флоровского,
развивающих
святоотеческую традицию. Он приравнивал богословие Г.В. Флоровского
по ценности к творениям святых отцов и учителей Церкви, полагая, что
Г.В. Флоровский обладал «воистину кафолическим, объемлющим весь
исторический опыт Церкви сознанием».2
Религиозно-философские искания Г.В. Флоровского усилили его
международный
авторитет.
многочисленными
ссылками
Это
подтверждается
различных
авторов
не
на
только
работы
Г.В.
Флоровского, но и тем фактом, что он был почетным доктором ряда
американских
и
европейских
университетов,
членом
нескольких
международных академий. Исследователи творчества Г.В. Флоровского
подчеркивают значимость и влияние его творчества в истории мировой
религиозно-философской мысли. Так, по мнению С.С. Хоружего,
обширное творчество Г.В. Флоровского не умещается в истории русской
мысли, являясь достоянием мировой религиозной мысли.
А. Кырлежев отметил разностороннее влияние
творчества Г.В.
Флоровского в христианском мире. На Западе он был признанным
«голосом
Православия»3,
представляющим
восточнохристианскую
традицию, в православном мире способствовал постановке богословских
проблем на основе патристического наследия, в интеллектуальном мире –
Иоанн (Зизиулас). Бытие как общение: Очерки о личности и Церкви / Митр. Иоанн (Зизиулас); предисл.
Иоанна Мейендорфа; пер. с англ. Д.М. Гзгзяна. – Москва: Свято-Филаретовский православнохристианский институт, 2006. – 275. с.
2
Ведерников, А. Профессор протоиерей Георгий Васильевич Флоровский (1883 – 1979). Приложение //
Флоровский Г.В. Христианство и цивилизация. Избранные труды по богословию и философии / Сост.,
вступит. ст. И.И. Евлампиева, примеч. И.И. Евлампиева и В.Л. Селиверстова. – СПб.: РХГА, 2005. С.804.
1
Кырлежев А. Георгий Флоровский. Энциклопедическая статья из словаря «Русская философия» (М.:
Республика, 1995). Приложение // Флоровский Г.В. Избранные богословские статьи. М., 2000. С. 307312.
3
12
13
изучению
русской
интеллектуальной
истории,
славистики
и
византинистики.
Таким образом, обращение С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского к
святоотеческой традиции вызвало интерес, прежде всего потому, что
изучение православных духовных оснований позволяет понять истоки
своеобразия
русской
религиозно-философской
мысли,
однако
фундаментальных исследований, посвященных характеру усвоения этими
философами святоотеческого наследия, нет.
Именно этот содержательный пробел в историко-философском
знании и определил выбор темы исследования.
Источниковой базой исследования стали работы С.Н. Булгакова и
Г.В. Флоровского, в которых использованы идеи святоотеческого
наследия; работы русских религиозных философов, обращенные к
святоотеческой традиции: А.С. Хомякова, И.В. Киреевского, В.С.
Соловьева, Е.Н. Трубецкого, С.Л. Франка, Л.П. Карсавина, Н.А. Бердяева,
П.А. Флоренского, А.Ф. Лосева. А также труды историков отечественной
философии В.В. Зеньковского и Н.О. Лосского.
К непосредственной источниковой базе исследования следует
отнести труды Платона, произведения святоотеческого наследия – Иоанна
Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского,
Иоанна Листвичника, Дионисия Ареопагита, Макария Египетского,
Максима Исповедника, Григория Паламы.
Особую группу источников составили философско-богословские
труды Тихона Задонского, В.Н. Лосского, Антония (Храповицкого),
Михаила Помазонского, Василия Кривошеина, П.Н. Евдокимова.
Большую роль в формировании теоретической основы диссертации
сыграли
результаты
фундаментальных
исследований
современных
отечественных и зарубежных философов, занимающихся проблемами
идентичности русской религиозной философии ХХ века и патристического
13
14
наследия: С.С. Хоружего и И.И. Семаевой, И. Мейендорфа, Э. Блейна, М.
Раева, Дж. Уильямса. А также изыскания современных исследователей Е.
Евтуховой и А. Резниченко.
Формированию методологической базы диссертации способствовали
результаты
исследований
современных
отечественных
философов,
занимающихся проблемами философии и методологии науки: Л.А.
Микешиной, Я.В. Бондаревой, Е.В. Лебедевой.
Объектом исследования являются труды С.Н. Булгакова и Г.В.
Флоровского,
раскрывающие
характер
рецепции
святоотеческой
традиции.
Предметом диссертационной работы выступает сравнительный
историко-философский
анализ
религиозно-философских
идей
С.Н.
Булгакова и Г.В. Флоровского, творчески осмысливших святоотеческое
наследие.
Цель и задачи исследования: Цель диссертационной работы
состоит в раскрытии характера и особенности рецепции святоотеческого
наследия в философии С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского.
Достижение поставленной цели реализуется в решении следующих
исследовательских задач:
- реконструировать религиозные основания философских воззрений
С.Н. Булгакова; выявить влияние идей святоотеческого наследия на его
философию; определить характер рецепции святоотеческой традиции в
религиозной философии С.Н. Булгакова; установить ее методологические
особенности;
-
проанализировать
идейные
основания
философии
Г.В.
Флоровского; раскрыть специфику «философии преображенного духа»
Г.В. Флоровского как целостной религиозно-философской концепции, дать
основные её характеристики, установить методологические особенности;
14
15
- в контексте философско-богословского диалога С.Н. Булгакова и
Г.В. Флоровского раскрыть в антропологии особенности восприятия ими
идей святоотеческого наследия;
- провести сравнительный анализ идеи кафоличности религиозного
сознания С.Н. Булгакова с концепцией Г.В. Флоровского о «преображении
естественного человеческого сознания до его кафолической меры» и
установить особенности рецепции святоотеческого наследия;
Теоретико-методологическая
основа
исследования.
Решение
задач диссертационного исследования основывалось на использовании
проблемно-тематического
изложения
материала
с
применением
выявило
определенную
исторического и сравнительного методов исследования.
Обращение
к
историческому
методу
близость фундаментальных идей С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского к
идеям святоотеческого наследия. Методологический анализ в рамках
историко-философского подхода позволил раскрыть и обосновать идейную
преемственность «философии преображенного духа» Г.В. Флоровского
святоотеческой традиции. Диссертация выполнена с учётом принципа
историзма – соотнесения философских воззрений авторов с историческим
контекстом эпохи их жизнедеятельности и теоретической системы того
времени.
Сравнительный анализ религиозно-философских положений в
учениях С.Н. Булгакова, Г.В. Флоровского и других отечественных
религиозных мыслителей позволил определить различные точки зрения по
рассматриваемым проблемам, общие черты и особенности рецепции
святоотеческого наследия во взглядах С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского.
Анализ ключевых антропологических идей С.Н. Булгакова и Г.В.
Флоровского был осуществлен в форме интеллектуального диалога, суть
которого
заключается
в
сопоставлении
отдельных
философско-
15
16
богословских воззрений авторов и соотнесении их с патристической
традицией.
Аналитико-критический метод позволил выделить «философию
преображенного духа» Г.В. Флоровского как специфическое направление
религиозно-философской мысли, аутентичное святоотеческой традиции;
определить религиозную философию С.Н. Булгакова как вольное
художество на религиозные темы. Применение методов системности и
реконструкции способствовали изучению философских воззрений Г.В.
Флоровского как целостной философской концепции.
В связи с исследованием и интерпретацией текстов оказалось
эффективным обращение к герменевтическому методу.
Структура диссертации.
Диссертация состоит из введения, двух глав, четырёх параграфов,
заключения
и
рассматривается
списка
использованных
актуальность
и
источников.
степень
Во
введении
разработанности
темы,
формулируются объект и предмет, цели и задачи исследования,
определяется новизна работы, и излагаются положения, выносимые на
защиту.
Глава первая «Особенности рецепции святоотеческой традиции в
философии С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского» содержит историкофилософский анализ причин обращения религиозных мыслителей к
святоотеческому
наследию,
реконструкцию
основных
религиозно-
философских взглядов, позволивших установить особенности рецепции
святоотеческой традиции
в философии С.Н. Булгакова и
Г.В.
Флоровского.
В первом параграфе «Влияние святоотеческого наследия на
философию С.Н. Булгакова: проблема интерпретации» отмечаются
периоды влияния восточнохристианской традиции, в частности, исихазма,
на русскую историю и культуру; анализируются причины обращения
16
17
русских религиозных мыслителей начала XX века, в частности, С.Н.
Булгакова, к восточнохристианской традиции: осознание в философсколитературных кругах глубокого духовного кризиса в обществе, искание
«нового
религиозного
философии»,
сознания»,
имяславческий
требования
конфликт.
«новых
Рассмотрены
начал
для
теоретические
положения святоотеческого наследия, повлиявшие на религиозную
философию С.Н. Булгакова. На основе реконструкции энергийных
аспектов религиозной философии С.Н. Булгакова устанавливаются ее
методологические особенности и характер рецепции
святоотеческой
традиции.
Во втором параграфе ««Философия преображенного духа» Г.В.
Флоровского: проблема аутентичности святоотеческой традиции»
произведена
реконструкция
религиозно-философских
взглядов
Г.В.
Флоровского как целостной философской концепции. Определяется
значение «философии преображенного духа» Г.В. Флоровского в
отечественной и мировой истории религиозной мысли как философии
преемственной святоотеческой традиции. Выявляются специфические
методологические признаки, отличающие «философию преображенного
духа» от других направлений русской религиозной мысли, в частности,
софиологической доктрины С.Н. Булгакова.
Вторая глава «Основные проблемы в религиозно-философском
диалоге С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского» представляет собой
развернутый сравнительный анализ взглядов философов по проблеме
личности и святоотеческого учения обожения (теозиса) человека. Она
содержит сопоставительный анализ идеи кафоличности религиозного
сознания в философских воззрениях С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского.
В первом параграфе «Антропология преображения (обожения)
личности в философии С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского»
рассматриваются концептуальные подходы С.Н. Булгакова и Г.В.
17
18
Флоровского к проблеме личности, анализируются полемические аспекты
софиологии С.Н. Булгакова и основные положения учения обожения
(преображения)
личности в «философии преображенного духа» Г.В.
Флоровского. Это дает возможность раскрыть характер религиознофилософского диалога Г.В. Флоровского с С.Н. Булгаковым, и выявить
различия между религиозной философией С.Н. Булгакова, использующей
свободные
трактовки
святоотеческого
учения,
и
«философией
преображенного духа» Г.В. Флоровского, основанной на патристическом
предании.
Во втором параграфе «Идея кафоличности в философских
воззрениях С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского» анализируются идея
кафоличности религиозного сознания С.Н. Булгакова и учение Г.В.
Флоровского о «преображении естественного человеческого сознания до
кафолической меры»; раскрывается понятие термина «кафоличность»;
проводится связь между философской идеей кафоличности религиозного
сознания и святоотеческим учением Гр. Паламы об энергийном
преображении человека.
В заключении подведены итоги исследования, сформулированы
основные теоретические выводы и представлены результаты исследования,
дано их обоснование.
II.
НАУЧНАЯ
НОВИЗНА
ДИССЕРТАЦИОННОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ,
ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ
Научная новизна диссертационного исследования заключается в
достижении следующих теоретических выводов:
1.
Выявлено
влияние
идей
святоотеческого
наследия
на
религиозную философию С.Н. Булгакова, определен характер рецепции им
святоотеческой традиции.
18
19
Установлены
философии
С.Н.
методологические
Булгакова,
особенности
характеризующие
религиозной
ее
как
вольную
и
основные
художественную интерпретацию святоотеческого наследия.
2.
Установлены
методологические
особенности
характеристики философии Г.В. Флоровского, позволившие раскрыть
специфику его «философии преображенного духа» как концепции,
аутентичной святоотеческой традиции.
3. С помощью метода реконструкции диалога
Булгаковым и Г.В. Флоровским раскрыты
между С.Н.
особенности рецепции
святоотеческой традиции в их антропологии.
4.
Проведен
сопоставительный
анализ
идеи
кафоличности
религиозного сознания С.Н. Булгакова и учения Г.В. Флоровского о
«преображении естественного человеческого сознания до кафолической
меры»,
позволивший
выявить
особенности
в
их
восприятии
святоотеческого наследия.
Основные положения, выносимые на защиту, и их обоснование:
1. Реконструкция религиозных оснований философии С.Н. Булгакова
позволила выделить основные области влияния святоотеческого наследия
на его философскую мысль: в онтологии - учение о «Божественном
Ничто», о характере отношений Бога и мира, философия имени; в
антропологии - учение о творческой энергии человека как актуализации
богоподобия; в гносеологии философии,
богопознание
концепция
и
о религиозных
понимание
«чувства
основаниях
Бога»
как
гносеологического принципа.
Методологическими
методологическую
основу
особенностями,
религиозной
философии
составляющими
С.Н.
Булгакова,
являются: художественная интерпретация святоотеческого наследия,
19
20
свободные трактовки религиозных догматов («критический догматизм»),
катафатический принцип богопознания, трансцендентно-имманентный
принцип, принцип универсализма («религиозная истина универсальна, т.е.
кафолична»), личное религиозное переживание, личный религиозный опыт,
мистическая интуиция, духовная автобиография, мифотворчество.
Рецепция С.Н. Булгаковым святоотеческих учений позволяет
утверждать о повороте русской философии к творческому осмыслению
святоотеческого
наследия.
Характерной
особенностью
рецепции
святоотеческого наследия в религиозной философии С.Н. Булгакова
является
«вольное
художество
на
религиозные
темы»,1соединение
платонической и святоотеческой традиции в одной концепции, вольная
интерпретация святоотеческого наследия и православных догматов, что
приводило
к
искажениям
учений
святых
отцов
и
нарушению
преемственности православной традиции.
Выявлено влияние восточнохристианского наследия на творчество
С.Н. Булгакова, нашедшее выражение в его религиозной философии. Так, в
«Философии Имени» рассматривается учение Гр. Паламы о божественных
энергиях, проявляющихся, в том числе, и в божественных именах; в
«Свете
невечернем»
используются
идеи
Дионисия
Ареопагита
(Божественное Ничто); Василия Великого, Григория Богослова, Григория
Нисского,
Максима
Исповедника, Иоанна
Дамаскина,
получившее
осмысление в концепции богопознания; в «Трагедии философии»
прослеживается влияние Гр. Паламы.
В концепции С.Н. Булгакова о Божественном Ничто можно выделить
несколько
основных
положений,
свидетельствующих
о
влиянии
святоотеческих идей. По мнению С.Н. Булгакова, между Абсолютным и
Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. – М.: Республика, 1994. С.81-82. В данном
исследовании используется авторское определение религиозной философии как «вольное художество на
религиозные темы». С.Н. Булгаков определяет тип свободной в отношении интерпретации религиозных
догматов философии как «критический догматизм».
1
20
21
относительным – бездна «священного неведения», что соответствует
общей установке святоотеческой традиции, но, вместе с тем, он
утверждает, что в религии человек узнает Бога, зрит Абсолютное, и
находит себя в Абсолютном. Катафатический метод богопознания
обосновывается С.Н. Булгаковым учением Дионисия Ареопагита о
божественных именах и учением Гр. Паламы о божественных энергиях.
Попытки
синтезировать
традицию
античной
философии
со
святоотеческой традицией особенно заметны в онтологии С.Н. Булгакова,
в его утверждении о софийном основании мира. София по отношению к
миру есть организм идей, которые, как и у Платона являются причиной
бытия. По Булгакову, София есть энтелехия мира в аристотелевском
смысле, потенция, которая становится энергией. Свое учение о Софии
С.Н. Булгаков обосновывает учением Гр. Паламы, утверждая, что мир
пронизан божественными энергиями, образующими основу его бытия.
С.Н. Булгаков отмечает в человеке единство духовного и телесного,
ума и чувства. Он подчеркивает гносеологический аспект учения о сердце,
представляя «чувство Бога» как основу мистической познавательной
деятельности. В представлениях С.Н. Булгакова о духовном опыте как
«чувстве Бога» прослеживается влияние паламизма.
С.Н. Булгаков выделял три пути богопознания: аналитическое,
мистическое, эмпирическое, и, первые два пути получают надлежащее
значение только в связи с третьим. Под аналитическим способом
богопознания С.Н. Булгаков понимал отвлеченное мышление (философия).
Мистический путь – это самоуглубление (молитва), эмпирический –
религиозное откровение (благодать).
Среди путей преодоления кризиса философии С.Н. Булгаков называл
возврат к святоотеческой традиции, и, опираясь на идею Григория Паламы
об «умном просвещении», предлагал новое понимание философии:
истинная философия глубоко религиозна, имеет благодатное основание.
21
22
Историко-философский
Булгакова
позволил
придти
анализ
к
религиозной
выводу,
что
философии
идея
С.Н.
необходимости
возвращения богословско-философской мысли к святоотеческой традиции
принадлежит не Г.В. Флоровскому, как часто утверждается в литературе, а
его предшественникам – ряду русских религиозных мыслителей, в том
числе, С.Н. Булгакову. Так, уже в «Философии хозяйства» (1912) С.Н.
Булгаков говорит об упадке догматического самосознания в обществе
(религия сводится к этике), и, в связи с этим отмечает остроту и особенную
важность такой проблемы христианской философии как онтологическая и
космологическая сторона христианства. Для достижения названных задач
С.Н. Булгаков призывает обратиться к религиозной онтологии, космологии
и антропологии св. Афанасия Александрийского, Григория Нисского и
других учителей Церкви.
Для
обоснования
возможности
религиозной
философии
С.Н.Булгаков обращается к гносеологическому аспекту паламитского
понимания любви. Именно любовь к Богу определяет пафос философского
искания
истины,
«богоискание,
богоисследование,
богомышление».
Однако любовь применительно к философскому богопознанию толкуется
философом своеобразно: она выражается
в философском сомнении и
рефлексии. В этой философской конструкции С.Н. Булгаков соединяет
любовь как необходимое условие действительного познания Истины со
свободой философствования. В «проблематизме» видит С.Н. Булгаков
сущность философии как неутолимой «Любви к Софии».
Наряду с традиционным для паламизма пониманием онтологии
любви-знания, согласуясь с его мыслью об отношении свободы и разума,
С.Н. Булгаков дает и платоническое обоснование своей идеи, соединяя
принципиально различающиеся традиции. Основные темы философских
систем, по утверждению С.Н. Булгакова, не выдумываются, но осознаются
интуитивно, «родятся в сознании» и имеют «сверх-философское»
22
23
происхождение. В основе философствования, так же как и религии, лежит
откровение, хотя и особого рода, «умное видение» идей. Согласно учению
С.Н. Булгакова, философия, так же, как и религия, имеет мифотворческий
характер, который находит яркое выражение у Платона. Здесь миф
понимается как «касание» трансцендентного.
В религиозной философии С.Н. Булгакова были намечены два пути
развития: возвращение к идеям патристики без нарушения догматических
оснований или их вольная интерпретация. Выбор второго пути и привел
философа к софиологическим «мечтаниям». И в этой связи следует
отметить парадоксальный факт: в сугубо философских работах С.Н.
Булгаков
старался
православных
не
отступать
догматов,
а
в
от
традиционного
богословии
свободно
толкования
отходил
от
догматического богословия на путь «личных мнений».1
2. Анализ идейных оснований «философии преображенного духа»
Г.В. Флоровского позволил определить основные ее характеристики:
творческое обращение к святоотеческому наследию; духовный контекст
– обращение к вере; интерпретация истории
догматических
событий;
понимание
как цепи христианских
аскетического
подвига
как
творческого самоопределения человека; понятие обожения (теозиса) как
благодатное преображение и единение человека с Богом; определение
соборности (кафоличности) как единство во Христе; понятие Церкви как
преображенное человечество.
Методологической спецификой «философии преображенного духа»
Г.В. Флоровского, отличающей её от других школ религиозной философии,
являются:
аутентичность
святоотеческой
традиции,
патритизм,
догматизм, православный синтез, исторический синтез, церковность,
См: Г. Флоровский, С. Четвериков. Особое мнение по делу С. Булгакова (1937) // Исследования по
истории русской мысли: ежегодник за 2001 – 2002 годы. Под редакцией М.А. Колерова. – М.: «Три
квадрата», 2002. С. 225.
1
23
24
кафоличность (соборность), сочетание личного и соборного религиозного
опыта, исповедание веры, духовный подвиг, апофатический принцип
богопознания, единство веры и знания (единство откровения и умозрения)
как основной гносеологический принцип.
Важным идейным основанием мировоззрения Г.В. Флоровского
явились: учение Афанасия Великого, Василия Великого, Григория
Богослова,
Григория Нисского о благодатном единении с Богом
(обожении),
непосредственно
повлиявшее
на
формирование
таких
ключевых концептов философии Г.В. Флоровского, как учение об
обожении (преображении) человека, понятие аскетического подвига как
творческого самоопределения человека; труды отрицательного богословия
Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника и Ионна Дамаскина,
оказавшие существенное влияние на воззрения философа по проблеме
неизреченности и непостижимости Бога, толкование аскетизма как
«эсхатологии преображения»; учения исихастов Иоанна Лествичника,
Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Григория Синаита, Григория
Паламы о мистическом опыте «богопознания» в исихии, получившие
осмысление в идее кафолического преображения религиозного сознания, в
учении о различении Божественной природы и энергии. Спецификой
«философии
преображенного
духа»
Г.В.
Флоровского
является
преемственность святоотеческой традиции.
Значимым философским основанием, повлиявшим на мировоззрение
Г.В. Флоровского, явилось учение А.С. Хомякова о соборности Церкви.
Г.В. Флоровский существенно дополняет идеи А.С. Хомякова, сделав
акцент на христоцентрической и онтологической стороне идеи, но, в
отличие от Хомякова, у Флоровского в учении о соборности ясно
прослеживается примат личности. Личность не растворяется, не исчезает в
соборном организме, и здесь соборность утверждается как «сверхорганизм
личностей».
24
25
Другим философским основанием мировоззрения Г.В. Флоровского
явились
концептуальные
построения
ключевых
фигур
русской
религиозной философии Вл. Соловьева (всеединство), С.Н. Булгакова
(учение о Софии), критическое осмысление которых привело Г.В.
Флоровского к созданию «философии преображенного духа».
Опыт систематического анализа мировоззрения Вл. Соловьева был
представлен Г.В. Флоровским в курсе, который он читал в Русском
Институте в Праге (1922), нашедший продолжение в некоторых ранних
работах. Так, в статье «Человеческая мудрость и Премудрость Божия»
(1922), Г.В. Флоровский подробно анализирует творчество Вл. Соловьева,
критически
оценивая
в
его
религиозно-философских
построениях
панентеизм, учение о мировой душе, понимание сущности зла как
искаженной формы Добра, идею Царства Божьего на земле, учение о
всеобщем преображении, в котором утрачивается конкретная человеческая
личность. Философию Вл. Соловьева Г.В. Флоровский генетически
связывает с западноевропейским пантеизмом (Спинозой, Шопенгауэром),
с древней и новой гностикой (Каббалой, «немецкой мистикой»), «с
бессильными попытками спекулятивного преодоления рационализма» (у
Шеллинга и Баадера), полагая, что его собственный мистический опыт был
«существенно не церковен». Вывод, который извлек Г.В. Флоровский из
этого анализа, звучит как установка для дальнейшего развития русской
философии: «и стала ясной неизбежность перемены пути».1
Вольная интерпретация С.Н. Булгаковым ключевых положений
святоотеческого предания и православной догматики (боговоплощение,
тринитарный догмат, учение о различении божественной сущности и
энергии, учение о божественной непостижимости, учение о единении
человека с Богом (обожение) и др.) явилась поводом для полемического
Флоровский Г.В. В мире исканий и блужданий // Христианство и цивилизация. Избранные труды по
богословию и философии / Сост., вступит. ст. И.И. Евлампиева, примеч. И.И. Евлампиева и В.Л.
Селиверстова. – СПб.: РХГА, 2005. С. 162.
1
25
26
диалога с ним Г.В. Флоровского, и определила направление философской
мысли последнего в область святоотеческого наследия.
Собственную
онтологическую
конструкцию
Г.В.
Флоровский
выстраивает в русле восточнохристианской традиции на основании учения
св. Гр. Паламы о разных модусах бытия Бога – сущностном и энергийном.
По мысли Г.В. Флоровского, возрождение святоотеческой традиции
возможно
при
соблюдении
следующих
условий:
во-первых,
восстановления «патристического стиля», во-вторых, следование святым
отцам в творчестве, а не в подражании, в-третьих, необходимость творить
в соборности, «врасти в Церковь», перерасти свою субъективность.
В «философии преображенного духа» Г.В. Флоровского четко
улавливается внутренняя связь и интонация его размышлений с традицией
святоотеческого богословия. Внешним образом это выразилось в том, что
в работах Г.В. Флоровского святоотеческие идеи и библейские темы не
просто механически соединяются или используются для иллюстрации
собственных
идей,
умозрительного
но
проходят
осмысления,
через
горнило
сплавляясь
в
религиозного
и
последовательные
концептуальные построения, характерной особенностью которых является
аутентичность православной традиции, четкость и непрерывность мысли,
статичность и внутреннее единство конструкции, явное избегание
нарочитой системности.
Общий тон сочинений Г.В. Флоровского имеет ряд особенностей.
Прежде всего, необходимо отметить, что в «философии преображенного
духа» Г.В. Флоровского нет системы в общепринятом смысле, но есть
внутренняя согласованность, цельность, органичность.
Последовательно рассматривая учения святых отцов в своей
философии, Г.В. Флоровский не вносит новых богословских идей, но, по
его собственному выражению, «воцерковляет» философию, обращает к
духовным истокам. Особенность и ценность «философии преображенного
26
27
духа» Г.В. Флоровского в том, что святоотеческие идеи, подвергаясь
философскому
анализу
специфическими
методами,
сохраняют
преемственность святоотеческой традиции.
3. Определен характер рецепции святоотеческой традиции
в
антропологии С.Н. Булгакова (выход за рамки традиции) и Г.В.
Флоровского (преемственность традиции). Основанием характеристики
послужило применение метода реконструкции полемического диалога
между С.Н. Булгаковым и Г.В. Флоровским в рамках историкофилософского анализа.
Особенность осмысления С.Н. Булгаковым святоотеческого учения
обожения (соединение человека с Богом по благодати, а не естеству)
заключается в попытке осуществить синтез паламитского богословия
энергий и античного понимания категорий сущности и энергий.
В работах
Г.В. Флоровского святоотеческая идея обожения
становится предметом философской рефлексии, сохраняя аутентичное
ядро восточнохристианского богословия.
Учение о Софии приводит теоретические разногласия С.Н.
Булгакова и Г.В. Флоровского к поляризации.
В концепции обожения С.Н. Булгаков пытался осуществить синтез
паламитского богословия энергий и античного понимания категорий
сущности и энергий. Он использовал для этой цели святоотеческое
понятие образа и подобия Божьего в человеке, которые в интерпретации
С.Н. Булгакова, находились в аналогичном соотношении как идея и
действительность, актуальность и потенциальность. В этой конструкции
обожение представляется как «ософиение» (соединение тварной и
божественной Софии), что выходило за рамки православной традиции.
В концепции обожения С.Н. Булгакова можно выделить несколько
основных положений, свидетельствующих о стремлении философа
синтезировать святоотеческое учение с софиологической доктриной.
27
28
Софиология С.Н. Булгакова превращает обожение человека из конечной
цели, к которой он призван, в изначальную данность. Антропология С.Н.
Булгакова ограничивает человеческую природу душой и телом, а личность
отождествляет с духом, божественным по происхождению, который не
является частью тварной природы. Из антропоцентрической точки зрения
С.Н. Булгакова следует, что человек в самом сотворении является
обоженным, «богочеловеческим» существом, «ипостасью тварной Софии».
Построения С.Н. Булгакова о творении Богом мира основаны на
положении, что мир, являясь «тварной Софией», «богочеловечеством»
имеет божественную основу. Обожение, по Булгакову, это воссоединение
тварной и божественной Софии, «ософиение» космоса. «Софийный
детерминизм» С.Н. Булгакова исключает христианское учение о свободе
человека, призванного своей волей достигнуть высшей цели – обожения
божественной благодатью.
В своеобразную
полемику с С.Н. Булгаковым вступил Г.В.
Флоровский, избегавший публичных
отзывов в его адрес. Однако, по
примеру святых отцов во времена богословских споров, Г.В. Флоровский
отвечал собственным видением актуальных богословских вопросов,
полемизируя не с автором, а с изложенным им учением. Действительно,
проблематика, рассматриваемая Г.В. Флоровским, была ответом именно
С.Н. Булгакову.
По мнению Г.В. Флоровского, в творении созидается свободный
субъект, способный реализовать в своем собственном развитии идею
Божественного замысла, которая в нем заложена как потенциальная
возможность. Однако это развитие не есть путь эволюции или
закономерного перехода от одного состояния к другому и не навязано
человеку как необходимость. Человек должен осуществить себя свободно,
своим собственным волеизъявлением и самоопределением. И это
творческое осуществление самого себя есть разрыв естественного порядка
28
29
и переход в порядок благодати. Г.В. Флоровским обожение толкуется как
святость – благодатное преображение и единение человека с Богом.
В учении о преображении (обожении) личности Г.В. Флоровского
можно выделить следующие основные положения: через понятие
«обожение» философ определяет высшую и предельную цель стремления
человека – осуществление смысла человеческого бытия, восхождение его к
Богу. Этим Г.Флоровский характеризует первый и основной момент
обожения – харизматический (благодатный).
Обожение
предполагает подвижничество –
волевое, творческое
преодоление человеком своей «самости», выхождение из своей природы на
иной онтологический уровень. Г.В. Флоровский определяет второй момент
обожения – аскетический через творчество и подвиг, стихией которого,
«началом и пределом»
является любовь. В тварном становлении,
преображении личности видит философ не только исполнение задания, но
личное
творчество,
«осуществление
субъектом
самого
себя».
Следовательно, «образ и подобие Бога» в человеке выражают динамику
его нравственного совершенствования и духовного становления.
Очевидно, за спором о Софии стояла не просто проблема метода
философствования и богословствования, но, по мнению Г.В. Флоровского,
попытка «перестроить на основании своего учения всю систему
православного богословия».1
Основные доводы Г.В. Флоровского по поводу софиологических
взглядов С.Н. Булгакова, которые «вызывают большие опасения»
заключаются в следующем. Во-первых, С.Н. Булгаков в своих трудах
уклоняется от святоотеческой традиции, а его ссылки на предание не
являются убедительными по причине неточности, искаженности смысла в
авторской
интерпретации.
Во-вторых,
богословские
взгляды
С.Н.
Г. Флоровский, С. Четвериков. Особое мнение (по делу прот. С. Булгакова. 1937) // Исследования по
истории русской мысли: ежегодник за 2001 – 2002 годы. Под редакцией М.А. Колерова. – М.: «Три
квадрата», 2002. С.224.
1
29
30
Булгакова, независимо от какого-либо осуждения, «дают повод к всякому
роду
безответственных
дискуссий
относительно
догматов
веры,
разлагающих православное сознание».1
Интеллектуальный
диалог
между
Г.В.
Флоровским
и
С.Н.
Булгаковым начался еще в 20-е годы в личной переписке (1923 – 1938),
затрагивал целый ряд богословских и философских проблем и не был
однозначным. Спор о Софии завершил этот полемический диалог, обнажив
его напряженность и духовную опасность «личного мнения» в богословии.
4. Анализ идеи кафоличности религиозного сознания С.Н. Булгакова
и
учения
Г.В.
человеческого
Флоровского
сознания
до
о
«преображении
кафолической
меры»
естественного
способствовал
выявлению особенностей в их восприятии святоотеческого наследия.
Понимание
«универсальности»,
С.Н.
Булгаковым
«всечеловечности»,
кафоличности
«вселенскости»
как
позволяет
придти к выводу, что эти положения – концептуальный подход к
созданию универсального миропонимания, которое связывало бы в единое
целое Бога, мир и человека, поэтому концепция С.Н. Булгакова остается
преимущественно в рамках метафизики всеединства.
В
учении
«соборность»
Г.В.
Флоровского
понятия
«кафоличность»
и
совпадают, понимаются не как внешний критерий, а
свойство внутреннее, означающее цельность, имеющее христологическое
содержание. Г.В. Флоровский, опираясь на учение Гр. Паламы о
божественных энергиях,
устанавливает связь идеи кафоличности
религиозного сознания со святоотеческой традицией.
В истории христианской мысли слово «кафолический» часто
понималось как синоним «вселенского», в связи с этим это понятие
ограничивалось внешней формой, а не внутренним содержанием. Св.
Г.Флоровский, С. Четвериков. Особое мнение (по делу прот. С. Булгакова. 1937) // Исследования по
истории русской мысли: ежегодник за 2001 – 2002 годы. Под редакцией М.А. Колерова. – М.: «Три
квадрата», 2002. С. 226.
1
30
31
Кирилл Иерусалимский объяснил слово «кафолический» в традиционном
церковном смысле, отмечая его внутреннее свойство, определяя Церковь
как «собрание всех в единстве».
С.Н. Булгаков сформулировал идею «кафоличности религиозного
сознания», которая была подхвачена Г.В. Флоровским и нашла развитие в
его концепции кафолического (соборного) преображения сознания. По
Булгакову, кафоличность это вселенскость, атрибут универсальности,
всечеловечности, иное выражение объективности. Условием истинного
познания является качество этого познания, исходящее из субъекта.
Таким универсальным качеством познания является кафолическое
самосознание. Влияние святоотеческой традиции нашло выражение в
положении о возможности кафолического преображении сознания через
творческое устремление человека к богопознанию.
С.Н.
Булгаков
приравнивал
понятия
«кафоличность»
и
«церковность», а соборность рассматривал как следствие кафоличности.
Идея церкви, по мысли С.Н. Булгакова, принадлежит не только
христианству, но и другим религиям. С.Н. Булгаков определяет церковь
как «особую общину», к организации которой непременно приходит
«каждая религия», тогда как для Г.В. Флоровского Церковь –
«преображенное и возрожденное человечество», единство во Христе,
имеющее онтологическое значение.
Идея кафоличности религиозного сознания особое звучание
приобретает в трудах Г.В. Флоровского, ставившего, в отличие от С.Н.
Булгакова, вопрос не о кафоличности вообще религиозного сознания, а о
кафоличности христианского сознания, кафолическом самосознании
Церкви.
Кафоличность, по мнению Г.В. Флоровского, это конкретное
единомыслие, осуществляемое только через единство в Истине, т.е. во
Христе, поэтому кафолическое сознание есть харизматическое сознание.
31
32
По мысли Г.В. Флоровского, преображение естественного человеческого
сознания до его кафолической меры совершается только силой Святого
Духа. И конкретным выражением кафолического самосознания Церкви
является Священное Предание.
Г.В. Флоровский, в противовес субъективному религиозному опыту
и уединенному мистическому сознанию, ставит всецелый опыт соборной
Церкви. Философ не согласен с отождествлением соборности с
универсальностью,
полагая,
что
универсальность
не
основание
соборности Церкви, а ее последствие. И здесь видится полемика с С.Н.
Булгаковым, хотя на него сам Г.В. Флоровский и не ссылается.
Г.В. Флоровский выдвинул гипотезу о поляризации двух типов
самосознания:
обособленного
индивидуализма
и
кафоличности
(соборности). Соборное (кафолическое) сознание не является ни
родовым, ни расовым, это не коллективное сознание и не отвлеченное
универсальное сознание, но вершина личного сознания, осуществляемая
в творческом развитии, преображении личности.
Соборное
(кафолическое)
сознание
предполагает
внутреннее
преодоление духа секуляризации, восхождение «естественного» разума от
его обыкновенного уровня до уровня духовного. Оба мыслителя приходят
к выводу, что только через веру и действие Божьей благодати происходит
преображение обыденного сознания в сознание соборное. Следуя
святоотеческой традиции, Г.В. Флоровский утверждает о соборности
(кафоличности) как о внутреннем свойстве Церкви, а особенность
кафолического сознания видит в том, что христианин коренным образом
меняет основные свойства человеческого самосознания, освобождается от
противопоставления себя всякой другой личности. Здесь кафоличность
понимается как свойство личного сознания, направленного на преодоление
своей
ограниченности
и
достижение
идеальной
меры,
на
совершенствование, а не упразднение личности. Г.В. Флоровский,
32
33
опираясь на учение Гр. Паламы о божественных энергиях, устанавливает
связь идеи кафоличности религиозного сознания со святоотеческой
традицией.
НАУЧНАЯ
III.
И
ПРАКТИЧЕСКАЯ
ЗНАЧИМОСТЬ
ИССЛЕДОВАНИЯ, И АПРОБАЦИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ
Теоретическая и практическая значимость работы.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что она обращена к
малоисследованной области истории русской философии XX века и
призвана восполнить существующий содержательный пробел в историкофилософском знании. Полученные результаты позволяют определить
степень влияния святоотеческого наследия на творчество выдающихся
представителей русской философии – С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского,
увидеть
характер
восприятия
святоотеческой
традиции,
понять
неравнозначность двух путей рецепции святоотеческого наследия.
Выводы и результаты исследования позволяют более адекватно
представить многогранное теоретическое наследие С.Н. Булгакова,
способствуют уточнению места «философии преображенного духа» Г.В.
Флоровского в истории отечественной философии, развивают и дополняют
ряд ее разделов.
Практическая значимость работы состоит в том, что полученные
выводы
могут
исследовательских
найти
задач.
применение
при
Результаты
решении
исследования
конкретных
могут
быть
использованы в учебных курсах по истории философии, религиозной
философии, социальной философии, истории отечественной культуры и
т.д.
Апробация
результатов
исследования.
Результаты
данного
исследования докладывались и обсуждались на научных конференциях,
проводимых
на
базе
Академии
повышения
квалификации
и
профессиональной переподготовки работников образования – 2008, 2009,
33
34
2010, 2011 г.г. По теме диссертационного исследования были сделаны
доклады на заседаниях кафедры истории и философии образования и
науки
Академии
повышения
квалификации
и
профессиональной
переподготовки работников образования и в МГОУ – 2009 г. Диссертация
обсуждалась на кафедре истории и философии образования и науки
Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки
работников образования.
Основное содержание и выводы диссертационного исследования
отражены в следующих публикациях автора:
I.Статьи в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК:
1. Хамдеева Г.А. Проблема антиномизма религиозного сознания в
философии С.Н. Булгакова // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки»
- № 1 – 2009. – М.: Изд-во МГОУ. С. 154-160.
2. Хамдеева Г.А.
Идея кафоличности религиозного сознания в
философских воззрениях С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского // Известия
ВГПУ. Серия «Социально – экономические науки и искусство» - № 9 –
2010- Волгоград, Изд-во ВГПУ. С. 31-35.
II.Статьи, опубликованные в других научных журналах:
3. Хамдеева Г.А. Проблема природы веры как самостоятельного источника
религиозного восприятия в философии С.Н. Булгакова // Философия
современного
образования
и
научная
педагогическая
мысль:
от
исследования к практике. Материалы XI международной научнопрактической
повышения
конференции
квалификации
аспирантов
и
и
соискателей
профессиональной
Академии
переподготовки
работников образования, Москва, 1 апреля 2008 года: в 2 частях. Часть 1 –
М.: АПК и ППРО. – 2008. С. 115-128.
4. Хамдеева Г.А. Проблема преображения личности в христианской
философии С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского // Философия современного
образования и научная педагогическая мысль: от исследования к практике.
34
35
Материалы
XII
международной
научно-практической
конференции
аспирантов и соискателей Академии повышения квалификации и
профессиональной переподготовки работников образования, Москва, 2
апреля 2009 года. – М.: АПК и ППРО. – 2008. С. 118-123.
5. Хамдеева Г.А. Учение о соборности Церкви как теоретическая
предпосылка воззрений С.Н. Булгакова и Г.В. Флоровского на проблему
единства преображенного человечества // Научные проблемы развития
образования в XXI веке: методология, теория, эксперимент, практика:
Материалы
XIII
международной
научно-практической
конференции
аспирантов и соискателей Академии повышения квалификации и
профессиональной переподготовки работников образования, Москва, 15
апреля 2010 года. – М.: АПК и ППРО. – 2010. С. 108-117.
6. Хамдеева Г.А. «Философия преображенного духа» Г.В. Флоровского //
Философия современного образования и научная педагогическая мысль: от
исследования к практике: Материалы XIV междисциплинарной научнопрактической конференции аспирантов и соискателей. 7 апреля 2011 года.
– М.: АПК и ППРО, 20011. С. 144-151.
Общий объем публикаций по теме - 3 п.л.
35
Скачать