Семья Карцовых. Ольга Сергеевна Колодеева

Реклама
Л. Л. Тиханович,
библиотекарь зала беларусики и краеведения Борисовской центральной
районной библиотеки им. И. Х. Колодеева.
Семья Карцовых. Ольга Сергеевна Колодеева (урожденная Карцова)
Ольга Сергеевна Колодеева родилась в 1856 г. в семье потомственных
дворян Сергея Николаевича и Екатерины Сергеевны Карцовых. Сведениями
о матери мы не располагаем, отец – уроженец Смоленской губернии,
титулярный советник, предводитель дворянства Юхновского уезда
Смоленской губернии (ныне это Юхновский район Калужской обл.)[1]. В
1849 г. он закончил Императорское училище правоведения. В 60-е гг. ХIХ в.
служил в Царстве польском при наместнике графе Берге. Умер в 1870 г.
после тяжелой болезни в лечебнице в Брюсселе [2], по другим источникам - в
1871 г.
Дядя Ольги Сергеевны Андрей Николаевич Карцов, российский
дипломат, служил секретарём генерального консульства в Белграде,
консулом в Иерусалиме, на острове Корфу (Греция), дипломатическим
агентом в Сербии, генеральным консулом в Неаполе, затем в Париже.
Ее двоюродный брат Виктор Андреевич
Карцов (1868-1936), адмирал Российского
флота, участник русско-японской войны
(1904-1905), отличился при обороне ПортАртура, награжден орденом Св. Георгия 4-й
ст. (8.07.1907). В 1913 г. – командир
легендарного
крейсера
«Аврора»,
впоследствии директор Морского корпуса
(1914–1916), начальник Морского училища
(11.09.1916). В 1917 г. уволен в отставку.
Работал в Ленинграде в институте
«Гидрометео». В 30-е годы прошлого
столетия был репрессирован и сослан в
Архангельск, где и умер. Похоронен там же Виктор Андреевич Карцов (1868 - 1936)
на местном кладбище.
У Ольги Сергеевны было два младших брата – Юрий Сергеевич (19571931), впоследствии известный дипломат, и Андрей.
Помимо родового имения в Смоленской губернии семье Карцовых
принадлежало имение Довспуда в Сувалкской губернии (в то время
1
территория Российской губернии, ныне Республика Польша) и имение Гать в
Борисовском уезде Минской губернии.
Известно, что в начале 70-х гг. семья Карцовых проживала в Москве в
Большом Кисловском переулке. Затем они переехали в Петербург и
поселились на улице Миллионной, что недалеко от Дворцовой площади. В
круг их общения входили известные люди того времени: дипломат,
государственный деятель Н. П. Игнатьев, журналист А. С. Суворин,
публицист М. Н. Катков, дипломат, историк К. А. Губастов, публицист и
дипломат С. С. Татищев, философ К. Н. Леонтьев. Константин Губастов,
бывавший в доме на Миллионной вместе с Леонтьевым, так вспоминал о
Карцовых: «…Мы часто проводили с ним вечера до позднего часа в
радушном семействе Екатерины Сергеевны Карцовой, с которым Леонтьев и
я очень сблизились. С юным и блестящим Юрием Сергеевичем Карцовым,
только что поступившим в Азиатский департамент, Леонтьев пускался в
политические разговоры и пререкания, а умной, талантливой и прелестной
сестре его Ольге Сергеевне развивал свои мистико-эстетические теории, в то
время когда прочие гости, не особенно любители до отвлеченных предметов,
сражались в винт, вошедший в то время в большую моду» [3].
Константин Леонтьев, чьи отношения с Карцовыми завязались в 1877 г.,
отмечал радушие и открытость жизни в этом гостеприимном доме, ему
импонировало редкое сочетание истинной простоты и образованности в
семействе. Юрия Сергеевича он считал одним из умнейших людей. Что
касается матери Ольги Сергеевны, Леонтьев отмечал, что Екатерина
Сергеевна «либеральна, обожает детей и слаба противу них» [4].
В 1878-1879 гг. он состоял в тесной переписке с Екатериной Сергеевной,
Юрием Сергеевичем и Ольгой Сергеевной. О вечерах, проведенных у
Карцовых, Леонтьев вспоминал с душевной теплотой, лиризмом и
нежностью. «Я никогда не забуду, писал он в одном из писем Екатерине
Сергеевне, ни вашей дружбы, ни вашей доброты, ни вашего блестящего
уменья разговора, ни вашей лампы, ни Андрюши, милого и лукавого, ни
крепа атласной мебели, пополам с красными пуговицами, ни ваших двух
старших тигрят, ко мне … столь ласковых, ни арфы… ни всенощных бдений
на Миллионной» [5].
Из его писем перед нами предстает образ Ольги Сергеевны,
очаровательной, умной и образованной девушки, окруженной поклонниками,
к числу которых относились, в частности, К. А. Губастов и сам К. Н.
Леонтьев: «Ольга Сергеевна это восхитительная скала из яшмы дикой с
белыми и розовыми жилками, поросшая жасмином и розами, на которых
2
петь только персидским соловьям». Тютчев же назвал ее «сияющей бездной»
[6].
Ольгу Сергеевну отличала любовь к чтению, К. Н. Леонтьев
интересовался ее мнением относительно прочитанного: «Напишите мне, как
вы находите «Четверть века назад». Я бы вам сказал свое мнение, но хочется
слушать ваш суд, ваш анализ» [7]. Она ценила, прежде всего, ум в людях,
владела несколькими иностранными языками. В одном из своих писем
Леонтьев обращался к ней с просьбой о переводе на английский и
французский языки некоторых из его произведений. Ольга Сергеевна
получила домашнее музыкальное образование: превосходно играла на арфе.
Этому искусству ее обучал учитель-немец.
«Она удивительно мила; и хитра, и смела донельзя. Ее «развивать» куда! Едва ли уж не она меня развивает. По крайней мере, она заставляет
меня упражняться в такой тончайшей дипломатии, что мне и передать себе
трудно, как это делается», – писал своему другу Губастову Леонтьев [8]. В
одном из писем Ольге Сергеевне Леонтьев сообщал, что начал писать роман,
в котором она должна была «играть большую роль». «Все хочу описать и
арфу, и не арфу, и все» [9].
Юрий Сергеевич Карцов после окончания Александровского лицея
поступил на службу в Министерство иностранных дел России, а осенью 1879
г. состоялось его назначение секретарем Генерального консульства в
Константинополе [10]. В 1884 г. он находился на службе в консульстве в
Мосуле (Турция), где в результате несчастного случая Юрий Сергеевич
получил серьезную травму ноги, перенес две операции и проходил курс
реабилитации в санатории в Вене. К нему в Австрию специально приезжала
и подолгу оставалась его сестра Ольга Сергеевна, ставшая к тому времени
супругой борисовского землевладельца Ивана Колодеева. После
выздоровления Юрий Сергеевич был назначен на должность вице-консула в
Видине (Болгария). В 1892 г. он женился на дворянке Смоленской губернии
Софье Михайловне Кристафович. У них родилось трое детей - Елена,
Татьяна и Илья. После непродолжительной службы консулом в Англии
Карцов перешел в Министерство финансов России, а затем оставил службу и
уединился в своем имении Довспуда. С началом Первой мировой войны
Карцов вновь поступил на государственную службу и
стал чиновником особых поручений при Министерстве
торговли и промышленности. Написал несколько книг,
в том числе в соавторстве с историком Константином
Военским книгу «Причины Войны 1812 года»,
вышедшую в Санкт-Петербурге в 1911 г.
3
Ольга Сергеевна, выйдя замуж за Ивана
Хрисанфовича Колодеева (предположительно это
событие произошло в 1885 г.), посвятила себя мужу и
его делу собирательства знаменитой Новоборисовской коллекции по эпохе наполеоновских
войн. Она стала его помощницей и сподвижницей.
Будучи
образованной
женщиной,
владеющей
иностранными языками, она помогала супругу в
переписке с его зарубежными агентами, мобилизованными для поиска
материалов для коллекции, сопровождала в деловых зарубежных поездках, в
качестве
гостеприимной
хозяйки
принимала
Ольга Сергеевна
Колодеева (1856-1934)
многочисленных гостей, часто посещавших дом
Колодеевых. Ольга Сергеевна занималась общественной
деятельностью: в 1912 году она была внесена в список кандидатов, могущих
быть избранными Земским Собранием попечителями земских народных
училищ Борисовского уезда, выдвигалась на должность попечителя
народного училища в д. Пересады. Играла заметную роль в церковной жизни
Борисова.
В 1890 г. Константин Губастов, которому Леонтьев некогда советовал
жениться на Ольге Сергеевне, виделся с ней. Впоследствии он рассказал
своему другу, что она «в замужестве не очень счастлива, но хозяйничает,
говорят хорошо. Я ее недавно видел, она страшно подурнела, испорчена
оспою, арфу забросила и стала провинциальною дамою» [11]. После
принятия Иваном Хрисанфовичем решения о передаче своей библиотеки в
дар Музею 1812 года, Ольга Сергеевна, в связи с тяжелым состоянием
здоровья супруга, взяла на себя все заботы по этому делу. Ее активное
участие и помощь отмечал в своем Докладе о приеме библиотеки
делопроизводитель Особого Комитета по устройству этого музея И.
Уманский: «Встретив с самого начала радушный прием, я с чувством особой
признательности
вспоминаю
радушие
и
предупредительность,
сопровождавшие все мое пребывание в Новоборисове…» [12]. Ольга
Сергеевна со знанием дела давала все необходимые разъяснения, посвящала
во все необходимые подробности, касающиеся книжного собрания Ивана
Хрисанфовича, что значительно облегчало работу Уманского. Ее труды по
передаче библиотеки Колодеева по достоинству оценил Особый Комитет,
выразив свою благодарность в письменном виде.
После смерти Ивана Хрисанфовича, в связи с начавшейся войной и
приближением фронта к Борисову, Ольга Сергеевна озаботилась судьбою
оставшейся части Новоборисовской коллекции. При личном знакомстве с
Юрий Сергеевич Карцов
(1857-1931)
4
архивными документами в Отделе письменных источников ГИМа (Россия),
было выявлено письмо Ольги Сергеевны Секретарю Особого Комитета по
устройству Музея 1812 года В. А. Афанасьеву от 28 августа 1915 года, в
котором она пишет: «…Распоряжение об эвакуации Минска заставило меня
подумать о тех редких и драгоценных вещах по 1812 году, которые находятся
у меня в доме, и я была бы в полном отчаянии, если бы это любимое
собрание гравюр, картин и проч. моего мужа, над которым мы оба так много
трудились, было разграблено или сожжено, и не поступило бы в Музей 1812
года». В том же письме Ольга Сергеевна сообщает, что происходящие
события вынуждают ее поторопиться «с укладкой и отправкой вещей без
предварительной подготовки и разбора нужного и не нужного, с
единственной целью увезти скорее от опасности» [13]. Вдова И. Х.
Колодеева намеревалась впоследствии прибыть в Москву лично для
устройства библиотеки своего мужа.
Однако жизнь распорядилась иначе. Начались революционные события,
и в 1918 г. Ольга Сергеевна вынуждена была эмигрировать за границу.
Какое-то время жила в
Германии,
в
небольшом курортном
местечке Зюдероде ам
Харц. Позднее к ней
присоединился и ее брат
Юрий
Сергеевич
с
дочерью Татьяной и
сыном Ильей [14]. Затем
был Париж: старый дом
в Латинском квартале
[15].
Продав
В первом ряду слева – Ольга Сергеевна Колодеева
родительское
имение
Довспуда, туда же приехала и старшая племянница Ольги Сергеевны Елена
Юрьевна. Она устроилась на работу, чтобы помогать своим близким: семья
на чужбине оказалась в крайне затруднительном положении, к тому же
Татьяна Карцова была тяжело больна. В Париже Ольга Сергеевна пробыла
недолго. Решено было всем вместе переехать в Ниццу, а Елена Юрьевна
осталась работать в Париже.
Сведениями о периоде жизни Ольги Сергеевне в Ницце пока мы не
располагаем. Известно только, что умерла она там же в 1934 г. и была
похоронена на русском кладбище Кокад рядом с братом Юрием Сергеевичем
Карцовым, ушедшим из жизни тремя годами ранее (1931).
5
Русское кладбище Кокад (Ницца)
Надгробие на могиле
О. С. Колодеевой
Примечательна судьба племянниц Ольги Сергеевны - Елены Юрьевны и
Татьяны Юрьевны Карцовых, оставивших заметный след в истории
зарубежной русской православной церкви. Воспитанные набожными и
благочестивыми родителями в духе православия, почитавшие монахов и
старцев Оптиной Пустыни, они обе прошли долгий и сложный путь
духовных исканий, обе стремились к монастырской жизни. Но судьба их
сложилась по-разному.
Рано оставшись без матери (Софья Михайловна Карцова умерла в 1901
году) сестры Елена и Татьяна были отданы на попечение ее родственников.
Елену Юрьевну отправили к тете, двоюродной сестре матери Елене Озеровой
(бывшей фрейлине Государыни Императрицы Александры Федоровны),
которая впоследствии вышла замуж за Сергея Нилуса – известного
религиозного писателя. Сергей Нилус оказал большое влияние на
формирование мировоззрения юной Елены. Впоследствии она часто
навещала супругов Нилусов в Оптиной Пустыни, некоторое время жила у
них на Валдае.
В возрасте 17 лет (1910 год) отец Юрий Сергеевич отправил Елену к
Ольге Сергеевне и Ивану Хрисанфовичу Колодеевым в Ново-Борисов, где
она жила некоторое время. Елена Юрьевна помогала Ольге Сергеевне по
хозяйству, вместе с ней участвовала в церковной жизни Борисова.
Принимала непосредственное участие в деле передачи библиотеки Ивана
Колодеева Музею 1812 года, о чем с признательностью отмечает в своем
докладе Уманский, называя ее помощницей Ольги Сергеевны. Заслуги Елены
Юрьевны оценил и Особый Комитет по устройству Музея 1812 года.
Председатель Комитета Глазов письменно выразил ей личную благодарность
«за любезное участие и помощь… в деле передачи Музею 1812 года ценного
6
дара И. Х. Колодеева» [16] и заверил в совершенном
своем уважении и преданности.
В Париже в 1935 г. Елена Юрьевна знакомится с
религиозным писателем и богословом Иваном
Концевичем и выходит за него замуж. В 1952 г. Елена
с мужем переезжает в Америку, так как Ивана
Концевича пригласили в Свято-Троицкую духовную
семинарию в г. Джорданвилле в качестве
преподавателя патрологии. Елена Юрьевна открыла в
Елена Юрьевна Карцова
себе
литературный
дар
и
стала
духовной
(1893-1989)
писательницей, сыграв заметную роль в православной
жизни русского зарубежья. Умерла Елена Юрьевна в 1989 г.
Маленькая Татьяна Карцова воспитывалась у двоюродной сестры матери
М. А. Гончаровой (урожденной Озеровой) и ее родственников в
подмосковном имении Лопасня (теперь в черте города Чехова) – в усадебном
доме потомков Пушкиных. По воспоминаниям самой Татьяны, обстановка
там «была пронизана стремлением к истинной святости» [17]. Влияние на
формирование ее мировоззрения оказали встречи с православным
духовенством, странниками, паломнические поездки по святым местам
Москвы и Подмосковья. С детства Татьяна тянулась к монашеству.
Татьяна Юрьевна Карцова осуществила свою мечту. В 1944 г. она
поступила на послушание в Казанский скит в Муазне-ле-Гран (Франция), а
через два года была пострижена в рясофор с именем
Таисия. В 1952 г. инокиня Таисия переселилась в
Покровскую обитель в Бюсси-ан-От недалеко от
Парижа, где в 1976 г. была пострижена в мантию.
В монастыре монахиня Таисия прожила всю жизнь,
вплоть до своей кончины в 1995 г. [18]. Похоронена
там же на деревенском кладбище. Монахиня Таисия
известна как литератор. Ее авторству принадлежат
книги «Жития русских святых», «Русское
православное женское монашество ХVII – XX
веков», а в мае 2010 г. в Доме русского зарубежья в
Москве и в Музее-усадьбе «Лопасня-Зачатьевское»
состоялась презентация ее последней книги Татьяна Юрьевна Карцова
(монахиня Таисия) (1896воспоминаний «Светлые тени: правдивые рассказы о
1995)
прошлом», увидевшей свет благодаря ее духовной воспитаннице монахине
Селуяне.
7
Источники и литература
1. Памятная книжка Смоленской губернии на 1863 год. – Смоленск,1863.
– С. 103.
2. Карцов Ю. С. Семь лет на Ближнем Востоке 1879 – 1886:
воспоминания политические и личные / Ю. С. Карцов. – СПб., 1906. – С. 248.
3. Памяти К. Н. Леонтьева. 1891 г.: лит. сб. – СПб., 1911. – С. 217, 218.
4. Леонтьев К. Избранные письма. 1854 – 1891 / К. Леонтьев. – Спб.,
1993. - С. 185.
5. Карцов Ю. С. Письма К. Н. Леонтьева к Екатерине Сергеевне, Ольге
Сергеевне и Юрию Сергеевичу Карцовым. 1878 год // Памяти К. Н.
Леонтьева. 1891 г.: лит. сб. – СПб., 1911. – С. 276.
6. Там же. С. 271.
7. Там же. С. 299.
8. Леонтьев К. Избранные письма. 1854 – 1891 / К. Леонтьев. – Спб.,
1993. - С. 185.
9. Карцов Ю. С. Письма К. Н. Леонтьева к Екатерине Сергеевне, Ольге
Сергеевне и Юрию Сергеевичу Карцовым. 1878 год // Памяти К. Н.
Леонтьева. 1891 г.: лит. сб. – СПб., 1911. – С. 298.
10. Карцов Ю. С. Семь лет на Ближнем Востоке 1879 – 1886:
воспоминания политические и личные / Ю. С. Карцов. – СПб., 1906. – С. 1.
11. Леонтьев К. Н. Полное собрание сочинений. Т. 6. Кн. 2.: Фрагмент из
дневника. Автобиографические материалы. Завещания. Другие редакции.
Приложения / К. Н. Леонтьев. - Санкт-Петербург, 2004 – С. 617.
12. ОПИ ГИМ. Ф. 160. Оп. 2. Д. 375. Л. 105.
13. Там же. Л.165, 165 об.
14. Таисия (монахиня). Светлые тени: правдивые рассказы о прошлом /
Монахиня Таисия. – М., 2010. - С. 8.
15. Там же. С. 9.
16. ОПИ ГИМ. Ф. 160. Оп. 2. Д. 375. Л. 103.
17. Таисия (монахиня). Светлые тени: правдивые рассказы о прошлом /
Монахиня Таисия. – М., 2010. - С. 5.
18. Там же. С. 18.
P.S.
Автор
выражает
признательность
Георгию
Шепелеву,
преподавателю
кафедры
славистики
Университета
Парижа,
за
предоставленные фотографии.
8
Скачать