На правах рукописи Кулиева Роза Бедрединовна Ж

Реклама
На правах рукописи
Кулиева Роза Бедрединовна
ЖИВОТНОВОДЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА ХНОВСКОГО
ГОВОРА РУТУЛЬСКОГО ЯЗЫКА
Специальность 10.02.02 – Языки народов
Российской Федерации (кавказские языки)
Автореферат диссертация на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
МОСКВА – 2008
1
Работа выполнена на кафедре «дагестанских языков» ГОУ-ВПО «Дагестанский
государственный педагогический университет»
Научный руководитель
доктор филологических наук,
профессор
Ибрагимов Гарун Халилович
Официальные оппоненты
доктор филологических наук,
профессор
Мерданова Солмаз Рамазановна
(Институт языкознания РАН)
кандидат филологических наук,
доцент
Таирова Мариза Оглановна
(Дагестанский государственный педагогический университет)
Ведущая организация
Защита состоится
Институт языка, литературы и искусства ДНЦ РАН
« 29
диссертационного совета
» октября 2008 года в ___12_____ часов на заседании
Д 002.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой
степени доктора филологических наук при Институте языкознания Российской академии
наук по адресу: 125009, г. Москва, б. Кисловский пер., 1/12. С диссертацией можно
ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН
Автореферат разослан «___» _____________ 2008 года
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук
П.П. Дамбуева
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Объектом настоящего исследования является животноводческая
лексика хновского говора
рутульского языка, её лексико-фонетические
отличия от других диалектов рутульского языка.
Актуальность исследования. Выбор темы диссертации продиктован,
в первую очередь, отсутствием подобных исследований как на материале
хновского говора, так и
рутульского языка в целом, и необходимостью
исследования животноводческой терминологии в силу её постепенного
исчезновения и в силу изменения социально-экономических условий.
Актуальность диссертационного исследования усиливается и тем, что в
работе широко использован материал всех диалектов рутульского языка:
борчинско-хновского, мухадского, мюхрекского, ихрекского, шиназского и
также ряда языков лезгинской группы.
Сбор, фиксация и анализ
животноводческой
лексики, интерпретация ее в историко-сравнительном
аспекте
важное
имеют
лексикографических,
научное
и
практическое
терминологических,
значение
в
диалектологических,
сравнительно-исторических и других исследованиях.
Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является
лексикографическое описание и сравнительно-исторический анализ богатой
и разнообразной животноводческой лексики хновского говора рутульского
языка. Поскольку большинство рутульских сел расположены в горной части
Дагестана,
основным
видом
хозяйственной
деятельности
является
животноводство. Именно этот факт и подтолкнул нас выбрать данную тему
как объект научного исследования.
Необходимость исследования отраслевой лексики рутульского языка
продиктована целым рядом обстоятельств: развитие, с одной стороны,
рутульско-лезгинского и, с другой стороны, рутульско-азербайджанского и
рутульско-русского
двуязычия
постепенно
приводит
не
только
к
пополнению и расширению словарного запаса рутульского языка, но, к
сожалению, и к частичной утрате его исконного словарного фонда.
3
На фоне этих обстоятельств решаются следующие задачи:
1.
Проводится систематический сбор животноводческой лексики в
говоре с. Хнов, при этом по возможности учитываются материалы других
диалектов рутульского языка.
2.
Лексика животноводства систематизируется и классифицируется
по лексико-тематическим группам.
3.
Определяется
доля
исконных
и
заимствованных
слов
в
животноводческой лексике с учетом их хронологии.
4.
Выявляются способы словообразования, использующиеся в
животноводческой номенклатуре.
Научная новизна исследования заключается в том, что в работе
впервые подвергается анализу интересный и важный как в синхроническом,
так и в диахроническом плане пласт лексики и что
весь материал
рассматривается на общедагестанском фоне. В исследовании большой
фактический материал животноводческой лексики проанализирован и
распределен по предметно-тематическим группам, проведен структурнотематический анализ, выявлены исконные и заимствованные пласты лексики,
определены способы их словообразования.
Степень разработанности темы. Несмотря на то, что вопросы
лексики рутульского языка в целом разработаны достаточно хорошо, до
настоящего времени отраслевая лексика, и в частности, животноводческая,
не были объектом специального комплексного научного исследования в
рутульском языке.
Монографически
исследована
отраслевая
лексика
лезгинского,
хиналугского, аварского, даргинского, лакского, чамалинского и других
языков. Так, защищена докторская диссертация по отраслевой лексике
лезгинского языка [Ганиева 2005]. Вопросы отраслевой лексики также
освещаются в нескольких тематических сборниках по проблемам отраслевой
лексики дагестанских языков (1984, 1985, 1986, 1988, 1989 а, 1989 б).
4
Методологическая основа исследования определяется научной
необходимостью изучения языка, в частности его словарного фонда, во
взаимоотношениях, взаимосвязях лексики с другими видами хозяйственной и
общественной деятельности, с учетом межъязыкового взаимодействия, а
также актуальностью сохранения и развития лексического богатства языка.
Зафиксировать этот материал и исследовать его во всех аспектах –
проблема, относящаяся не только к области лингвистики, но и имеющая
важное этнокультурное значение, поскольку именно в лексике находит свое
отражение национально-культурная специфика языка. Особенно актуальной
эта задача является в связи с тем, что отраслевая лексика отражает
особенности традиционного быта, хозяйствования, материальной и духовной
культуры.
Научной базой исследования явились труды по кавказским, в
особенности по дагестанским языкам, посвященные проблемам лексикологии
отраслевой лексики. При рассмотрении вопросов лексики, в частности
животноводческой, мы исходили из теоретических положений, выдвинутых в
трудах
отечественных
и
зарубежных
исследователей
по
вопросам
лексикологии.
Теоретическая значимость исследования видится в том, что она
может внести определенный вклад в теорию лексикологии дагестанских
языков
и
восполнить
имеющийся
пробел
в
области
исследования
животноводческой лексики рутульского языка. Полученные результаты
исследования и значительный лексический материал, вводимый в научный
оборот, создают надежную базу для дальнейшей углубленной разработки
вопросов дагестанской сравнительно-исторической лексикологии.
Практическая значимость исследования состоит в том, что
результаты его могут быть использованы при написании лексикологических
и лексикографических работ по борчинско-хновскому диалекту, как и по
рутульскому языку в целом. Материалы диссертации могут служить базовым
источником
для
этимологических,
5
сравнительно-сопоставительных,
диалектологических исследований, а также при составлении отраслевых
словарей рутульского и дагестанских языков.
Методы и приемы исследования. В работе применяются методы
современного сравнительно-исторического языкознания, основанные на
сочетании приемов сравнительной типологии и ареальной лингвистики.
Вместе с тем в работе последовательно проводится принцип относительной
хронологии, при которой в животноводческой лексике говора с. Хнов
выделяются
единицы,
относящиеся
к
прадагестанскому,
общевосточнолезгинскому и собственно рутульскому хронологическим
уровням.
Источники исследования. Исследование животноводческой лексики
рутульского языка проводилось с 2004 по 2007 гг. Источники исследования
включают полевые материалы, собранные в с. Хнов, сс. Рутул, Мюхрек,
Ихрек и Шиназ, а также г. Шеки (Азербайджанская Республика).
В диссертации широко использовались работы этимологического,
сравнительно-исторического и сопоставительного жанра. В первую очередь,
это известные исследования по сравнительной и сопоставительной лексике
[Ибрагимов 1978, 2004; Ибрагимов, Алисултанов, Султанаева 2007; Ганиева
2004; Лексика 1971; Хайдаков 1973; Климов, Халилов 2003], а также
историко-этнографические работы [Мусаев 1997; Булатова 2003; Джалилова
2004]. В диссертации использован материал Рутульско-русского словаря
[Джамалов 2006]. Отдельные выборки производились из различных статей,
посвященных непосредственно животноводческой проблематике.
Апробация
и
публикации.
Работа
выполнялась
на
кафедре
дагестанских языков Дагестанского государственного педагогического
университета. Основные положения диссертации были апробированы на
заседании кафедры дагестанских языков ДГПУ, а также отражены в статьях в
сборниках и журналах.
На защиту выносятся следующие положения диссертации.
6
1.
Животноводческая лексика классифицируется на следующие
лексико-семантические группы: названия мелкого и крупного рогатого скота;
названия вьючных животных; термины собаководства; названия кошек, птиц;
наименования
болезней
животных;
обозначение
построек,
пастбищ,
продуктов питания, сырья и др.
2.
Животноводческая лексика анализируется в сопоставительном
плане с привлечением лексического материала из
всех диалектов
рутульского языка. Работа не ограничивается рамками рутульского языка:
привлекается лексический материал из других дагестанских языков,
3.
Животноводческая
лексика
представлена
исконным
и
заимствованным пластами. К исконному пласту относится общедагестанская,
лезгинская
и
собственно
рутульская
животноводческая
лексика.
Заимствованный фонд представлен тюркизмами (азербайджанизмами),
арабизмами, иранизмами и русизмами.
4.
Хновский говор имеет фонетические, морфологические и
лексические особенности, отличающие его от других диалектов рутульского
языка. Это ярко проявляется в животноводческой лексике.
5.
Основными способами образования животноводческой лексики в
рутульском языке являются: суффиксация, инфиксация, префиксация,
словосложение, описательный способ.
Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух
глав, заключения, библиографии, списка условных сокращений и словника.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснованы выбор темы и актуальность исследования,
сформулированы основные цели и задачи, методы и принципы; определены
степень изученности проблемы и научная новизна, теоретическая и
практическая значимость, методологическая основа и научная база; указаны
материалы и источники; определены основные положения, выносимые на
7
защиту, а так же проводится хронологический экскурс в историю изучения
отраслевой лексики дагестанских, а также кавказских языков в целом.
В первой главе диссертации «Животноводческая лексика в
хновском говоре» дается полная классификация животных по различным
признакам:
возрасту, полу, масти, повадкам, назначению, экстерьеру и
прочим признакам; названия видов деятельности человека, связанные с
уходом
за
домашними
животными,
переработкой
животноводческих
продуктов и сырья, с заготовкой кормов; названиями построек и пастбищ,
предметов
упряжи
домашних
животных,
молочных
продуктов
животноводства и национальных блюд рутульцев, связанных с продуктами
животноводства. С названиями животноводческой терминологии связано
довольно большое количество сравнений, устойчивых выражений, пословиц
и поговорок.
Животноводство является одним из основных видов хозяйственной
деятельности рутульцев: свидетельством тому является свыше двух десятков
названий, восходящих к общедагестанскому хронологическому уровню и
подтверждающих мнение о дагестанских народах как о древних скотоводах.
Но скотоводство у рутулов имело свои специфические особенности, которые
были связаны, главным образом, с природно-географическими условиями
местности.
Одной из ведущих отраслей животноводства у рутулов являлось
овцеводство, которое больше всего было развито в горах. В системе ведения
скотоводства у рутулов прослеживаются особенности двух зон: горной, когда
весь скот круглый год находился на своей территории, и высокогорной, когда
животноводство носит ярко выраженный сезонный отгонный характер.
Понятие ‘животное’ в рутульском языке и в его диалектах передается
заимствованным из арабского языка термином гьа1йван, ср. лезг. гьайван. В
говоре с. Хнов рутульского языка, кроме своего основного значения, термин
гьа1йван имеет так же и переносное значение ‘невежественный, глупый
человек’. Помимо заимствованной из арабского языка лексемы гьа1йван, для
8
обозначения домашних животных используется специальный термин мал
‘скот’. Анализируя значения слова мал, можно прийти к выводу, что
богатство человека исчислялось количеством скота: много скота – значит,
человек влиятельный, богатый.
В
номинации
домашних
животных
выражения
возрастной
дифференциации сохранились несколько лучше, чем половой. Пол животных
в рутульском языке может выражаться двумя способами – лексическим и
синтаксическим.
Примерами
лексического
способа
выражения
пола
животного являются следующие пары названий: т1ехь ‘овца’ – къарг
‘баран’;
ц1игь ‘коза’ – кьын ‘козел’; заьр ‘корова’ – яц ‘бык’; къулан
‘кобыла’ – уьрге ‘жеребец’; куч ‘сука’ – хий ‘кобель’ и др.
Распространенным способом выражения пола животных является
названный выше синтаксический способ со «словами-различителями» пола:
хьыдылды ург ‘овца до года’ – выг1ылды ург ‘баран до года’; хьыдылды дана
‘теленок-самка’ – выг1ылды дана ‘теленок-самец’ и др.
Термины, связанные с мелким рогатым скотом. В хновском говоре
хорошо представлена половозрастная дифференциация мелкого рогатого
скота. Семантически эти термины отражают количество прожитых лет,
количество окотов у самок: каьл//гел ‘ягненок’; ц1игь ‘коза’; т1ехь ‘овца’;
мич1ир ‘козел’; мытыл ‘козленок от рождения до шести месяцев’; мы1хы1л
‘козленок с шести месяцев до одного года’; нуьщей ц1игь ‘коза с года до
полутора лет’; кьын ‘козел свыше двух лет’; ург ‘баран//овца с шести месяцев
до года’; къарг ‘баран с года до двух лет’; выгьыр ‘баран свыше двух лет’;
биджвяр ‘ягненок//козленок, родившийся осенью’; киле ады т1ехь ‘суягная
овца’ и др.
В горах разводят в основном местную породу овец (ери т1ехь),
приспособленную к условиям края и отличающуюся грубой шерстью. Все
домашние животные имеют различные названия в зависимости от масти, и
по другим отличительным признакам: ц1инариды т1ехь ‘коричнево-рыжая
овца’; сары гуьзял т1ехь ‘белая овца с рыжей головой или красными
9
пятнами на морде’; лы1хты ц1игь//т1ехь ‘черная порода коз//овец’; ляркьуды
ц1игь//т1ехь ‘белая коза//овца с черной шеей’; кямяра ц1игь ‘пестрая коза с
полосой вокруг живота’; лазды т1ехь ‘овца светлой масти’ и др.; формы
ушей: кере, ср. керий (мух.), габаш (мюх., ихр.) ‘овца без ушей’; кьумпа
‘коза с маленькими ушами’; тов т1ехь
‘овца с маленькими ушками’;
девекъулах ‘овца со средними ушами’ и др.; формы рогов: габач, ср. карай
(шин.) ‘безрогое животное’; рыкьыд качб-гъады къарг//кьын ‘баран//козел с
вьющимися рогами’ и др.; формы и размера курдюка: джубур киды т1ехь,
ср. джыбыр хъуд т1ехь (мух.) ‘курдючная овца’; вирикь т1ехь ‘маленькая
овца с длинным
курдюком’; ц1оров т1ехь ‘крупная овца с длинным
курдюком’; этек хъуды т1ехь ‘овца с крупным курдюком’ и др.
Термины, связанные с крупным рогатым скотом. Для обозначения
крупного рогатого скота хновцами используется самостоятельный исконный
термин човрабы, наряду с которым широко используется заимствованный из
азербайджанского языка термин къара мал (букв. ‘черный скот’).
Среди обширной терминологии животноводства
крупного рогатого
скота выделяются названия по половозрастному признаку: заьр//зер
‘корова’; дана, ср. кьыхъ (диал.) ‘теленок’; шасса дана, ср. шессий (мух,
шин.), шассай (мюх.), шассьай (ихр.) ‘телка//бык от года до двух лет’, букв.
‘прошлогодний теленок’; лыч1 ‘телка’; яц//яс ‘бык’; авара ‘буйволица до
первого окота’; хутекь ‘буйволенок’; куьрпе дана ‘молочный теленок’;
бугъа//бугъай ‘старый бык’; джамыш, ср. джемыш (мюх.), гамыш (ихр.),
джемиш (шин.) ‘буйвол’ и др. Возраст животных может определяться и по
числу окотов: са//къваб рыфыды дана (букв. ‘первый//второй теленок’)
‘теленок первого//второго отела’; бич1 хейирна ухы1ды лыч1 ‘скороспелая
телка’; везады заьр//зер, ср. везад//гъанды зер (мух., мюх., шин) ‘дойная
корова’ и др.; по масти: ч1урды яц//яс ‘рыжий бык’; джогарад гыгъ яц
‘белоголовый бык’; тухумады яц, ср. тухумадид дана (мух.) ‘племенной
бык’; ругъды заьр ‘корова серой масти’; марал ‘крупная красная корова’ и
др.; по форме рогов, хвоста и другим признакам: качбы гъады яц ‘рогатый
10
бык’; са кач гъады яц//яс ‘однорогий бык’; швец джунге, ср. джыбыр
к1аъады яц (мух), джикды джибыр кид яс (мюх.), кьат1ай (шин.) ‘бык с
коротким хвостом’; кич1вирхъады//кыдырхы1ды ‘бодливый бык’; кьад
гъинсады заьр ‘лягливая корова’; тух чувгъуды дана, ср. бала выхьад//илед
зер (диал.) ‘обжорливая телка’; наха яц ‘обжорливый бык’ и др.
Названия вьючных животных. Наряду с овцеводством и разведением
крупного рогатого скота большое место в хозяйстве рутулов занимал
вьючный скот. Из вьючных животных в хозяйственной жизни жителей с.
Хнов, как и других народов Дагестана, значительное положение занимали
лошадь, мул и осел.
Видовыми названиями вьючных животных в с. Хнов служат
следующие лексемы: балк1ан, ср. йиван (мух., шин.), гьайван (мюх., ихр.)
‘лошадь, конь’, наряду с которыми очень широкое распространение и
употребление получила лексема ябы; къатыр ‘мул’; юмаьл, ср. йыма1л
(мух.), йима1л (мюх.), йимел (ихр.), йымыл (шин.) ‘осел’; деве ‘верблюд’.
В рутульском языке богато представлены возрастные и половозрастные
обозначения лошадей: даа, ср. дай (диал.) ‘жеребенок’; уьрге ‘жеребец’;
айгъыр ‘трехгодовалый жеребец’; къулан ‘молодая кобыла’; хвар ‘кобыла,
кляча’; кьа1сты ябы, ср. вайхьыр (мюх., ихр.) ‘кляча, старый конь’ и др.
Определение породы лошадей тесно связано с их назначением в
хозяйстве, а так же с экстерьером. Жителям с. Хнов известны следующие
породы и масти лошадей: халхалды ябы ‘лошадь арабской породы’; тупды
ябы ‘порода лошади с толстой шеей и толстыми ногами’; къачха ‘белолобая
лошадь или лошадь со звездочкой во лбу’; куьрян, ср. курян (ихр.) ‘буланая,
светло-коричневая лошадь’; джогар ‘белая лошадь’; кияр, ср. ирды гьайван
(ихр.) ‘красная лошадь’; лы1хты ябы ‘вороной конь’; къыч1 гъады ябы
‘пегая лошадь’; демирбоз ‘медная лошадь с серыми пятнами’; къара кияр
‘темно-коричневая лошадь’ и др.
Существует ряд слов и словосочетаний, характеризующих нрав,
поведение и аллюр лошади: чуляды ябы ‘дикая лошадь’; тамбал (хн., мюх.,
11
ихр.), ср. тембел (мух., шин.) ‘ленивая лошадь’; ахта ‘кастрированный
конь’; читинды ябы ‘трудно управляемая лошадь’; йургъа ‘иноходь’;
йевошине вырукьуневиъи (хн., мюх., ихр.) ‘тихий ход лошади’; юкьудмыфан
вырукьуневиъи ‘идти рысью’, ср. дырхъ (мюх.), укъуд (мюх.) ‘галоп’ и др.
Названия, связанные с кошкой. В рутульском языке названия кошки
– га1т (хн.), ср. га1т//гет (мух.), гет (ихр.) являются, по мнению некоторых
ученых, заимствованными словами из индоевропейских языков (ср.
латинский catta, немецкий katze, литовский kate, русский кот, арамейский
kete, арабский qitt, турецкий kedi) [СИЛДЯ 1971: 153]. Привлекает внимание
тот факт, что наряду с общедагестанской основой, в хновском говоре
употребляется азербайджанское название кошки – пиши. Лексемы мергъау
(мух.), ма1ргъов (ихр.) ‘кот’, в цах. а1бын ‘кот’ исконные.
Для
обозначения
котенка
в
рутульском
языке
используется
словосочетание га1тырды шарак//шарак, ср. гытерды шарак//шарак (мух.),
гетырыд хыных (ихр.).
Названия свиньи. Понятие ‘свинья’ в рутульском языке передается
заимствованной
из
тюркских
языков
лексемой
–
дунгъуз,
которая
употребляется в бранных выражениях со значением ‘тупой’ или ‘очень
полный (о человеке)’: донгъузах кийикаре, букв. ‘на свинью похож’;
дунгъузкан йиъи, букв. ‘как свинья’. Для обозначения понятия ‘поросенок’ в
хновском говоре употребляется самостоятельный термин – пытэ, ср.
паьтаь// дунгъузаьды ц1ик1 (ихр.).
Термины собаководства и содержания собак. Общим названием
собаки является хий, ср. тыла (мух., мюх., шин.), тылаь (ихр.). Возрастные и
половозрастные различия собаки в хновском говоре немногочисленны: хий
‘кобель’; куч ‘сука’, наряду с которым также употребляется слово къанджых
‘сука’;
ц1ик1
‘щенок’.
Далее
возрастные
различия
обозначаются
синтаксически: джахьилды хий ‘молодая собака’; кьа1сды хий, ср. кьа1сды
тыла (мух.) ‘старая собака’ и др.
12
Различают также названия собак по их назначению: гъада1гъанады
хий ‘пастушеская собака, которая принадлежит определенному пастуху’;
атарады хий ‘пастушеская собака, которая закреплена за стадом’; гъавылады
хий ‘сторожевая собака’; овчейды хий ‘охотничья собака’; джанаварады хий
(букв. ‘волчья собака’, ср. джанавар ‘волк’), ср. убул лувуршед тыла (мух.),
убыл викьид тыла (мюх.), убул лавшуды тыла ‘волкодав’ и др.
Следует отметить, что клички собаки, как правило, получали в
зависимости от окраса или характера поведения: къарабаш ‘собака с черной
головой и белой шеей’, букв. ‘черная голова’; алабаш//джогари ‘собака с
белой головой’, букв. ‘белая голова’; сарабаш ‘собака с серой головой’;
басар ‘свирепая собака’; гуда ‘собака с обрезанным хвостом’; тарта
‘маленькая собака’; агъджа ‘белая сука’; сагъар ‘серая собака с черной шеей
в виде ободка’ и др.
Названия домашних и диких птиц. Понятие ‘птица’ в рутульском
языке и его диалектах передается самостоятельными лексемами: шурукма,
ср. шурукмар//нахчир (мух., ихр.). Как правило, шурукмар употребляется для
обозначения мелкой птицы, такой как воробьи, чижи и т.д.; нахчир – для
передачи более крупной хищной птицы (орла, сокола, коршуна и др.).
Названия диких птиц: шурук ‘воробей’; луф, ср. лирф (мух.) ‘голубь’; бакъуш
‘сова’; къаргъа, ср. хъа1д (ихр., шин.) ‘ворона’; къаджир ‘коршун’; гузгъун
‘гриф’; кьиркьирий, ср. къ1а1ра1къа1л (мух., ихр.) ‘сорока’; гигуп, ср. гигоб
(мух.), гиггу (ихр.) ‘кукушка’ и др.
Для обозначения ‘домашней птицы’ в собирательном значении
используется производное название к1ат1ар. Названия домашних птиц:
к1ат1, ср. к1аьт1 (ихр.) ‘курица’; дадал ‘петух’; джуьдже ‘цыпленок’;
уьрдег ‘утка’; къаз ‘гусь’; индуьшк1а (хн., мух.), ср. индушк1аь (ихр.)
‘индюшка’ и др.
Помимо скотоводства, хновцы занимались и охотой. Большой лесной
пояс, охвативший весь правый берег реки Самур, огромные субальпийские
13
пастбища на горах, дикие скалы и утесы благоприятствовали обитанию
различных диких животных.
В
хновском
говоре
понятие
‘дикие
животные’
предается
сложносоставным названием веши гьейван. В словаре рутульского языка
отражены следующие дикие животные: гъы1р ‘заяц’; кьу1л ‘мышь’; къабан
‘кабан’; сий, ср. си (мух., шин.), сигь (ихр.) ‘медведь’; сик1 ‘лиса’; шакъал
‘шакал’; жуже ‘еж’; джейран ‘джейран, лама’; мыкьрекьычей ‘летучая
мышь’; джанавар//убул ‘волк’; мышевыл, ср. йихьал (ихр.) ‘крыса’; йух ‘тур’;
перленг ‘тигр’; марал ‘марал’; самыр, ср. сырыц1ал (ихр.) ‘куница’; михь
‘олень’ и др.
В
рутульском
языке
обнаружены
названия
животных,
не
встречающиеся на территории республики: аслан ‘лев’; фил ‘слон’; маймын
‘обезьяна’ и др.
В хновском говоре рутульского языка встречается довольно много
идиоматических выражений, пословиц и поговорок, связанных c животными.
В основном они являются общерутульскими, но встречаются и собственно
хновские: дзылыа (ургудир) суьрю батмиш
акьари ‘одна паршивая овца
портит все стадо’, букв. ‘один поносный баран позорит все стадо’; шивиде
т1ехьи кан//гьайванкан лузуи де ‘что смотришь как баран на новые ворота’,
букв. ‘что стоишь как баран’; викьиды заьр – некиды вырукьуры, букв.
‘умершая корова – молочная бывает’, ср. вырды к1ат1 ки къваз гьувгара
(мух.), букв. ‘чужая курица гусем кажется’ и др.
Можно выделить следующие
названия скотоводческих пастбищ:
къырац ‘возвышенное место летнего пастбища для овец с сочной травой’;
кьыдды атар, ср. кьы1дид къишлах (мух.), кьы1дид къишлагъ (ихр.) ‘зимнее
пастбище’; пайизлых, ср. чул (мух., мюх., ихр.) ‘зона равнинных пастбищ’;
юруьш, ср. сыв (мюх.), у1руш (ихр.) ‘пастбище, выгон’; атар, ср. адар (мух.),
а1ддаьр (ихр.) ‘отара’; ейлах ‘летнее пастбище’, ср. азерб. йайлаг ‘дачное
место, дача, горное плато’ и др.
14
Постоянное помещение для всех видов животных ‘хлев’ имеет общее
название вихь. В зависимости от скота, который пребывает в хлеву, меняются
и их наименования: къутан, ср. бына//кыранд (мюх.), мехьи (ихр.), быне
(шин.) ‘овчарня’; тойлы ‘конюшня’; даналых ‘телятник’и др.
В вышеперечисленных помещениях для содержания скота отводятся
специальные части и отделы, предназначенные для взрослых животных,
молодняка, а также для кормления: ахур, ср. аьхыр (ихр.) ‘кормушка для
коров и лошади’; галут ‘кормушка для овец’, ср. т1ын (диал.) ‘кормушка
для скота как крупного, так и мелкого’; архаш, ср. архадж (мух., ихр., шин.)
‘стоянка//место отдыха скота’; пачал ‘ясли для ягнят’; бере ‘загон из жердей
для подсчета и доения коз и овец’ и др.
Существует ряд слов для обозначения животноводческих профессий,
пастуха, его одежды и принадлежностей. Понятие ‘животновод, скотовод’
передается термином малдар – заимствование из тюркских языков.
В
рутульском
языке
широко
представлена
лексика,
дифференцирующая деятельность чабана: гъада1гъан, ср. ха1ба1хъан (мух.),
ха1ба1хъа1н (ихр.), ху1ба1хъан (шин.) ‘пастух овец’; каьлярхъан ‘пастух
ягнят’; ялхичий, ср. йилхичий (ихр.) ‘конюх’; нахирхъан ‘пастух коров’ < ср.
нахир//нехир ‘стадо коров’; данашхъан, ср. кьыхъашхъан (мух.), кьыхъашхан
(мюх., ихр.), ‘пастух для телят’ < дана//кьыхъ ‘теленок’;
яцархъан, ср.
яцмы дахад (мух.), ясашхъан (ихр.), ‘пастух для быков’; саьркяр ‘старший
пастух’ и др.
Понятие ‘доярка’ может передаваться в хновском говоре тремя
отдельными лексемами: раджахъан – исконная лексема, сагъынчи –
азербайджанское заимствование и дояркьа – русизм, ср. чалакъан (мух.),
доярк1а (мюх., шин.), даьерк1аь (ихр.), ср. цах. даярка//гязычий.
Имеется богатая лексика, обозначающая пастушескую утварь и
предметы обихода пастуха: койгъо ‘посох’; чанта, ср. галаг (мух.) ‘сумка для
еды
пастуха’;
къара,
ср.
къабачий
(мух.),
галымат
(мюх.),
къаьбаьчи//гылымаьд (ихр.), къабачей (шин.) ‘шуба из овчины’; кьачий
15
‘папаха’; лит, ср. киз (ихр.) ‘бурка’; каьлямбы, ср. шаламар (диал.) ‘чарыки
(традиционная обувь чабана)’ и др.
Различают следующие названия болезней животных: бранзот
‘брадзот’ – русизм; буз ‘слепота у животного’; бурцелез ‘бруцеллез’ – русизм;
геджвалды, ср. къудузвалды//геджвалбы (ихр.) ‘бешенство’; гутур, ср.
гарбыр (мух.), гар (ихр.) ‘чесотка’; гъабз вещиды
‘запор’; г1ала къац1
анайиъи, ср. хыч1ел (мух.) ‘язвы в носоглотке у животного’, букв. ‘во рту
язва есть’; дабакъ ‘ящур’; верям ‘туберкулез’; жигил ‘стригущий лишай’;
качал ‘лишай, парша’; къараери, ср. къиргьын (ихр.) ‘сибирская язва, чума’;
кыбыл, ср. гыбыл (мух., ихр.) ‘ревматизм’; фалыч,
ср. фалидж (ихр.)
‘паралич’; сарылых, ср. сарыгеймиш (мух.), саьру (ихр.) ‘желтуха’ и др.
В говоре с. Хнов и в остальных диалектах рутульского языка весьма
разнообразны и детализированы обозначения предметов конской упряжи,
сбруи и верхового снаряжения. Рутульцы используют седло двух
разновидностей: пепырбы, ср. папрабыр (мух., шин.), яхьар (мюх.), егьаьр
(ихр.) ‘мягкое седло для езды на лошади’ и къалтах, ср. хъалтах (мух.),
гъалтах (мюх.), гъалтахъ (шин.) ‘седло для перевозки грузов, вьюков’.
Седло состоит из следующих деталей: тикалтий ‘потник’; къучху1н
‘подхвостник’; юзенг, ср. уьзенг (мух.) ‘стремя’; ч1ил ‘ременная веревка’ и
др.
Различаются две разновидности уздечек: къантагъа, ср. рыхьнебыр
(мух., шин.), рыхьнеб (мюх.), рыхьне (ихр.) ‘уздечка, части которой касаются
рта, ушей и носа лошади’ и сарбан, ср. санбал (диал.), ‘недоуздок’.
Предметы по уходу и управлению лошадью: г1алмы ахад, ср. г1алеахад (мух.), г1аьле аьхаьд (ихр.) ‘удила’, букв. ‘в рот ставящееся’; бухобы, ср.
бухавбыр (мух.), бухов (ихр.) ‘железные путы’; чидар ‘веревочные путы’;
кюрмек, ср. т1уьъ (мюх., ихр.) ‘аркан’; ляъа1н, ср. эг//эгбыр (мух., ихр.,
шин.), эй (мюх.) ‘подкова’; ч1унк, ср.
кьамчи//къирмадж (мух.), къамчи
(ихр., шин.) ‘кнут’; мыхыма ‘подгрудник’;
къушув, ср. хашив (мух.)
‘скребница’; селябянд, ср. силаьбенд (ихр.) ‘нагрудник’ и др.
16
У жителей с. Хнов встречаются различные формы меток домашних
животных. Некоторое время назад метки ставились для различения животных
одного колхоза или совхоза от общественных и личных, а в настоящее время
для различения личного скота от личного скота других скотоводов.
Слово дамгъа, ср. даьмгъаь (ихр.) со значением ‘клеймо, тавро’
заимствовано из азербайджанского языка, ср. азерб. дамга. Понятие
‘клеймение’ в хновском говоре передается составным названием – дамгъа
лихьин, букв. – ‘тамгу//клеймо ставить’. Для выделения личных животных из
остального стада овец, каждый животновод имел собственную отметину на ухе
животного - идж ‘надрез уха’.
Широко представлена терминология по уходу за крупным и мелким
рогатым скотом: т1ехьи каьл гъип1т1ын ‘приучать постороннего ягненка к
овцематке’; сют1кьун ‘отбивка молодняка от маток’; суьруь къидкъын
‘пригонять скот’; эмиш акьын ‘сводить молодняк с матками (у овец)’; мал
уху1н, ср. уху1с мал (мух.) ‘держать скот’; атар сыта ахъын, ср. нахир сыта
хъаъас (мух.), йагъмиш гьаъас (мюх.), йигъмиш ас мал (ихр.), мал//нехир
ягъмиш хъаъас (шин.) ‘стадить, собирать стадо’; къаравыл акьын ‘охранять
скот’; сува лайкын, ср. нахир ч1иры йигас (мух.) ‘перегонять скот в горы’;
баракма ‘браковка скота’; гура йип1кьын, ср. дана выгьыр йагара
(мух.)
‘делать приплод у коров’; ара у1вухун, ср. кьынне зер увыхыс (мух.), у1ху1с
кьынне (мюх.), кьы1нне уху1д мал (ихр.), мал хавхъас (шин.) ‘содержать коров
зимой’; ем кывын ‘давать корм, кормить’; хьед кывын, ср. хьийис гыргас
(мюх.), хьед выс (ихр.) ‘поить, вести на водопой’; йезын, ср. везас (мух., мюх.),
везес (ихр., шин.) ‘доить’; мал ара у1ху1н ‘откармливать скот’; мал уху1ды, ср.
мал уху1с (мух.), мал бала гьаъас (мюх., ихр., шин.) и др.
Для
доения
овец
имеются
специальные
термины,
передающие
специфику этого процесса. Овец и коз доят кулаком –овшар йихы1н букв.
‘сжимать//сжимание делать’, ср. хы1б йезес (мух.), езас хылабырмыфан (мюх.,
ихр.), параллельно употребляется и другой термин – ц1ынк йыхын ‘доить до
последней капли’, букв. ‘выжимать последнюю каплю’.
17
Целый ряд слов в хновском говоре отражает особенности по уходу за
лошадьми и их объездку: хасий оухъун, ср. хаьси гьаькьын (ихр.) ‘холостить
лошадь’; ябы ха1р ваъхъас ‘тренировать лошадь’; ябыяды хьеб уьтке оухъун
‘уход за копытами, подрезание’; ляъа1н йихы1н, ср. эг йы1бхы1н (ихр.)
‘подковать (лошадь)’, букв. ‘подкову ставить’; ябыйеды джыбыр йип1т1е
оухъун ‘завязывать хвост лошади’; кюрмекь левин, ср. т1уь лавин (мюх.,
ихр.), уб левес (шин.) ‘поимка арканом’; ябыйа лучун ‘садиться на лошадь’;
къантагъа йихы1н//ладуас ‘обуздать (лошадь)’, букв. ‘натянуть//одеть
уздечку’; чидарбы лихьин ‘путать’, букв. ‘путы поставить’ и др.
Названия,
связанные
с
молочными
продуктами,
мясом
и
способами их приготовления. От домашних животных рутульцы получают
все необходимые продукты питания – мясо, молоко и ценные виды сырья:
шерсть, мех, кожу, овчину, пух и др.
Понятия, относящиеся к молочным продуктам: нек ‘молоко’ (зирды нек
‘коровье молоко’; ц1игьиды//ц1игьид нек ‘козье молоко’; т1ехьиды нек
‘овечье молоко’ и др.); чикды нек, ср. везед нек (мух.) ‘парное молоко’;
уфыды нек ‘кипяченое молоко’; ч1ирч1имды нек ‘кислое молоко’; мах//агъыз
‘овечье молоко на первый день рождения ягненка’; былама//балама, ср. даъ
(мух.), дагь (ихр.) ‘густое овечье молоко на второй, третий день ягнения,
молозиво’; нисе
‘сыр’; маст//гатых ‘жирный кефир’; гьырыт, ср. нисе
(мух.), магыш//шур (ихр.) ‘творог’; кьынзыр, ср. кьилзир (мух.) ‘соленый
жирный творог’; ч1ам, ср. хаьлед (мух.) ‘сливочное масло’; быч1ид ч1ам
‘топленое масло’ и др.
Из молочных продуктов часто приготовляют следующие молочные
блюда: гьыртыд йикьсаьрбы, ср. нисидид йикьсар (мух.) ‘чуду с творогом’;
бырджа, ср. некыдыды ямаг (мух.) ‘молочная лапша’; магыш ‘творожная
пенка, получаемая при кипячении сырной сыворотки’; некидик, ср. дуьгуьед
ямаг (мух.) ‘рисовая каша’; сютти аш (хн.)’ плов на молоке’ и др.
18
Общим названием для мяса является слово – як, различают: т1ехьид як,
ср. ч1аблад як (мух.), ч1ебелаьд як (ихр.) ‘баранина’; зирид як ‘говядина’;
к1ат1ырид як ‘курятина’ и др.
Чисто мясными блюдом у хновцев считается къавурма, ср. къавырма
(мух.), къаьвырмаь (ихр.) ‘жаркое, традиционная чабанская еда’; овщуней
‘кишка, начиненная внутренностями животного’ и др.
Особой популярностью у рутульцев, как и других народов Дагестана,
пользуется хинкал – хинк1ал (хн., ихр.), хинк1ар (мух.). Традиционными
считаются следующие виды хинкалов: сургьулли, ср. хъинк1ийбыр (мух.);
хьымылид хинк1ал, ср. дуьгуь хувгъуд хинк1ар (мух.) и хылиле-ухад хинк1ал,
ср. кейид хинк1ар (мух.).
Относительно слабо представленные блюда в руутльской кухне супы –
хураг. К их числу можно отнести: дуьгуьяды хураг ‘рисовый суп’, бырджа
‘молочная лапша’, хап1а, ср. хабый (мух.) ‘чабанская мучная похлебка’,
хашил ‘рисово-мучная похлебка’.
В основном названия частей тела животного представляют собой
простые самостоятельные лексемы исконного происхождения. В данной
номинации мы рассматриваем общую терминологию названий частей тела
животных: голова и ее части: баьл ‘лоб’; г1ал ‘рот’; гыгъ, ср. кьул (мух.,
шин.), выкьыл (мюх.), гьукьул (ихр.) ‘голова’; илик ‘мозг’; калбы ‘десны’; миз
‘язык’; убур ‘ухо’; ченабы, кьац1аха1л (диал.) ‘челюсти’ и др.; названия
внутренних органов: бугъаз ‘гортань’; дамарбы//дамарбыр ‘жилы’; зилиз
‘селезенка’; зурукян ‘мочевой пузырь’;
к1ут1умбы// к1ут1умбыр ‘почки’;
лакь//лекь ‘печень’; уфун ‘пищевод, живот’; рикьизыл, ср. некьезар (мух.)
‘желчный
пузырь’;
руд
‘тонкая
кишка’;
худул
‘легкое’;
ширдан
‘поджелудочная железа’; быркьы1д руд, ср. быркь1ыруд (диал.) ‘аппендикс,
слепая кишка’ и др.; названия конечностей, хвоста и других частей: гъил
‘ляжка’; джибыр ‘курдюк, хвост’; кылыбы ‘передние ноги у скота’; хийид
гъил, ср. гебенч (мух.) ‘лапа’ и др.; названия частей скелета: ба1ркь
‘позвонок’; бет1лебы, ср. бегит1улбыр (мух., мюх., ихр.) ‘ребра’; кьырыб
19
‘кость’; мундов ‘лопатки у лошади’; мыхыр ‘грудина’; ц1ум, ср. ч1верч1 (ихр.)
‘бедренная, трубчатая кость’; уьджобыр ‘малая берцовая кость’ и др.;
названия волосяного покрова животных, шкуры, овчины и др.: хыри
‘грива у лошади’; ц1игьиды//ц1ийиды ‘борода’; ч1ар ‘волос’ и др.; названия
специфических частей тела: гъанат, ср. хыли (мух., шин.) ‘крыло’; кач ‘рог’;
к1у ‘клюв’; хьеб, кьварч (диал.) ‘копыто’; ху1в, ср. хы1в (мух.) ‘вымя’ и др.
Наименования видов сырья. В хновском говоре понятие ‘кожа,
шкура’ обозначается словом – къидикь, ср. къыдикь (мух.), къыдыкь (мюх.,
шин.),
кьыдикь
(ихр.).
Различают
следующие
названия
шкур:
т1ехьид//ц1игьид къидикь ‘овечья//козья шкура’; джуьнгеед къидикь, ср.
данийид лиъ (мюх.) ‘шкура быка’; таза къидикь ‘только что снятая шкура’;
ашламыш акьыд къидикь ‘выделанная шкура’; тын гъат сур, ср. дын гъад
сур (мух.), ч1ер//ч1ар гъа сур (мюх., ихр., шин.) ‘волосистая сторона шкуры’;
кан сур, ср. ара сур (мух., ихр.) ‘обратная сторона шкуры’ и др.
Понятие
‘шерсть’
непроизводным словом
в
хновском
тын, ср.
говоре
дын (диал.).
передается
простым
По качеству шерсть
различают: сагьри, ср. дын (мух.), дын (диал.) ‘осенняя, хорошая шерсть’ и
япахий, ср. а1рх (диал.) ‘зимняя, слипшаяся шерсть’.
В зависимости от вида животного, от которого получена шерсть, она
дифференцируется
на:
т1ехьид
тын//дын
‘овечья
шерсть’;
ц1игьид
ч1ар//ч1арбыр (хн., мух., шин.), ц1ийид ч1ербыр (мюх.), ц1игьид ч1ер (ихр.),
ср. цах. йис ‘козья шерсть’ и др.
Слова, обозначающие основные элементы, связанные со стрижкой и
обработкой шерсти: жуаьл акьын, ср. дын т1укас (диал.) ‘прясть шерсть’;
т1ехь рабхын ‘стричь овець’; тын метэ акьын ‘перебирать шерсть’; тын
сидгъын ‘мыть шерсть’; джагьра, ср. джагьре (мух.), джегьраь (ихр.),
джегьре (шин.) ‘прялка’ и др.
Из шерсти животных производили различные изделия: лит ‘войлок’;
гувалма, ср. дыныд сукуйбыр (мух., шин.), чевекбыр гываъан (мюх., ихр.)
20
‘шерстяные носки’; литадыд чакмабы ‘войлочные сапоги’; т1уьъ, ср. кыт1
(мух., шин.), т1уьъ//кендыр (мюх., ихр.) ‘веревка’ и др.
Различают следующие разновидности ковровых изделий: палас, ср.
биц1ав (мух.) ‘большой ворсовый ковер на пол’; халиче ‘маленький ворсовый
ковер на стену’; килим, ср. хаьймаь//сумах (ихр.) ‘безворсовый ковер’ и др.
Издревле для удобрения почвы рутульцы
использовали помет
крупного и мелкого рогатого скота. Общим названием помета служит слово
хьыд, ср. хьид (диал.). Различают помет следующих видов: быхъ, ср.
парчухъай (ихр.) ‘коровий помет’; беэъэй, ср. гимраь (ихр.), гымре (шин.)
‘овечий помет’; ябыяд хьыд ‘навоз вьючных животных’; к1атырыд хы1н
‘куриный помет’ и др.
Данные
археологии
и
истории
свидетельствуют
о
том,
что
скотоводство было издревле известно горцам Дагестана и на протяжении
всех последующих периодов истории, вплоть до наших дней оно занимает
одно из ведущих мест в хозяйственной деятельности горцев. Такое
многовековое и интенсивное занятие скотоводством нашло свое отражение в
хновском говоре рутульского языка, оно способствовало образованию
богатой и чрезвычайно развитой терминологии по животноводству. Как
справедливо замечает М. Губогло, «чем больше развита терминология в той
или иной отрасли скотоводства, тем большее значение имела данная отрасль
хозяйства в прошлой жизни этого народа».
Рассматриваемая лексическая группа неоднородна в структурном
отношении. Здесь обнаруживаются как простые (непроизводные) слова, так и
слова, образованные различными способами словообразования. В обширной
животноводческой терминологии наблюдается градация названий животных
по виду, возрасту, полу, масти, повадкам, назначению, экстерьеру (по
наличию или отсутствию, величине или форме рогов, ушей, курдюка) и
прочим признакам.
Во второй главе «Способы словообразования животноводческой
лексики в хновском говоре» определяются основные способы образования
21
животноводческой
лексики:
суффиксация,
инфиксация,
префиксация,
словосложение, описательный способ.
Основным способом терминологического именного словообразования
является суффиксация и основосложение. Глагольное словообразование в
хновском говоре рутульского языка в основном является префиксальным и
инфиксальным.
Рутульский
язык богат словообразовательными аффиксами как
исконными, так и заимствованными: 1) исконные суффиксы: -хъан//хан:
нахир-хъан ‘пастух коров’, каьляр-хъан, ср. геляр-хъан (мух.) ‘пастух для
ягнят’ и др.; кян//-ган/-ген: зуру-кян, ср. зуьре-ген (мух.) ‘мочевой пузырь’ и
др.; -вал//-валды: гедж-валды ‘бешенство’, къал-валды ‘хромота’, лаз-валды,
ср. лиз-валды (мух.) ‘светлость’ и др.; 2) заимствованные суффиксы: -дар:
мал-дар ‘животновод, скотовод’ < мал ‘скот’ и др.; -лых: мал-дар-лых
‘животноводство’; дана-лых ‘телятник’; сары-лых ‘желтуха’ и др.; -кар//-кер:
пеше-кар (мух.), пеш-кер (шин.) ‘помощник чабана, пастух ягнят’ и др.; и из
азербайджанского -чи//-чий: ялхи-чий, ср. йилхи-чий (ихр.) ‘конюх’; сагъынчи ‘доярка’ и др.
Лексико-семантический класс имени прилагательного в современном
рутульском языке находится в процессе становления. Он формируется из
имен существительных и некоторых глаголов при помощи суффиксов
категории притяжательности -ды//ты, -дид -υд, -дυ1, -υдυ.
Животноводческая лексика в хновском говоре может обозначать:
окраску животного: ц1ынари-ды ‘коричнево-рыжая (овца)’; лы1х-ты
‘черная порода (коз)’; лаз-ды, ср.
лиз-ды (мух.) ‘белый//светлый’ и др.;
физические данные животного: хасий-ды ‘кастрированный’; кук-ды, ср.
тох-ты (мух.) ‘откормленный’ и др.; принадлежность животных: гъавылады хий ‘сторожевая собака’; туй-ды яц, ср. даватас-ды дана (диал.)
‘свадебный бык’ и др.; время, материал: кьы1д-ды ‘зимнее (пастбище)’;
тын-ыд//дын-ыд ‘шерстяной’ и др.
22
В ходе проведенного анализа было отмечено именное словосложение
на материале животноводческой лексики:
лала-быч1 (мух.) ‘мак’ (букв.
‘рубин-цветок’); гъу1наьд-гъа1 ‘ключица’; сыва-яц (мух.) ‘тур’ (букв.
‘горный бык’) < сывад ‘горный’ + яц ‘бык’; г1але-ахад ‘удила’, букв. ‘в рот
ставящееся’; к1уд-хейир, ср. к1уд-хеймар (мух.), к1уд-хаймар (мюх.), к1удха1ймар (ихр., шин.) ‘двойняшки’; къара-баш ‘собака с черной головой’
(букв. ‘черная голова’); ала-баш ‘собака с белой головой’ и др.
В рутульском языке глагольное словообразование в основном является
префиксальным.
Определены
основные
способы
глагольного
словообразования: префиксальный, инфиксальный, редупликация (полная,
частичная), словосочетания посредством вспомогательных глаголов ‘быть’,
‘делать’. Префиксы, участвующие в образовании животноводческой лексики:
1) а-, аь-, а1-, и-, уь-: а-ргас ‘остаться’ и др.; 2) са-, саь-, си-, се-, су-: саьч1ус, ср. саь-ч1ус (мух.) ‘спускаться (с лошади)’ и др.; 3) ла-, лаь-, ли-, лу-:
луь-ч1ус, ср. лаь-ч1ус (мух.) ‘садиться (на лошадь)’; ли-хьис ‘навьючить’ и
др.; 4) га-, гаь-, ги-, ге-, гы1-: ги-т1ес ‘запрягать’ и др.; 5) ке-, ки-, кы-: кит1ес ‘привязывать’; ки-джирхъас ‘драться, бодаться’ и др.
Широкое
распространение
звукоизобразительные
глаголы,
получили
образуемые
звукоподражательные
по
модели:
идеофон
и
+
вспомогательный глагол: бо1в овкьун (хн.) ‘выть’ (букв. бо1в ‘вой’, овкьун
‘давать’), ср. ц1ыр овкьун (мух.) ‘скулить’ (букв. ц1ыр ‘скуление’, овкьун
‘делать’) и др.
Значительное место в животноводческой номенклатуре хновского
говора
занимают
составные
(описательные)
наименования.
В
синтаксическом отношении они представляют собой определительные
словосочетания, характеризующие животное по различным признакам:
гъы1рады бала, букв. ‘зайца ребенок’, ср. гъы1ре пап1аший (мух.)
‘зайчонок’; кьы1дды атар, ср.
кьы1ддид къишлах (мух., ихр.) ‘зимнее
пастбище’; пепре ахад ‘седельная ковровая накидка’; убул лувуршед тыла
(мух.), убыл викьид тыла (мюх.), убул лавшуды тыла (ихр. букв. ‘собака,
23
убивающая волка’, ср. убул ‘волк’); са ухуды лыч1 ‘впервые отелившаяся
корова’ ‘букв. один раз родившая телка’ и др.
Проведенный анализ животноводческой лексики рутульского языка
показывает, что основной состав привлекаемого материала относится к
исконному фонду. Данный факт свидетельствует о древнем характере данной
отрасли в языке. К исконному общедагестанскому хронологическому
уровню можно отнести лексемы: ц1игь ‘коза’, каьл// гел ‘ягненок’, къарг
‘баран’, яц/ яс ‘бык’, хвар ‘кобыла’, заьр//зер ‘корова’, хий ‘собака’, кьу1л
‘мышь’, хьыд//хьид ‘овечий помет’, ляъа1н, ‘подкова’, нахв//нех ‘солома,
саман’, нисе ‘сыр’, т1ын ‘кормушка в хлеву’ и др.
Значительное количество единиц, относящихся к животноводческой
лексике, восходит к общелезгинскому уровню: т1ыбыгъа заьр, ср. лезг.
туп1ал ‘корова, дающая молоко два года без отела’; юмаьл, ср. лезг. лам
‘осел’; к1ат1 ‘курица’; баьл ‘лоб’, ср. лезг. пел и др.
К собственно рутульской лексике можно отнести: т1ехь‘овца’;
мытыл ‘козленок от рождения до шести месяцев’; ери т1ехь ‘местная порода
овец’; тов т1ехь ‘овца с маленькими ушками’; къиргулаг ‘черная коза с
белыми ушами’, кьерпет1ты т1ехь ‘овца с маленькими ушами’, ц1оров
т1ехь ‘крупная овца с длинным курдюком’, гъанды т1ехь ‘оягнившаяся
овца’, кемчене ‘баран или козел с короткой нижней челюстью’, хашала заьр
‘корова с большим животом’, наха яц ‘обжорливый бык’, пытэ ‘поросенок’,
дадал ‘петух’, раджахъан ‘доярка’ и др.
Около
представляет
четверти
животноводческой
заимствованный
фонд:
лексики
тюркизмы
хновского
говора
(азербайджанизмы),
арабизмы, персизмы (иранизмы), русизмы.
Наибольшее
количество
из
заимствованных
слов
являются
тюркизмами: кере ‘безухая овца’, бугъа//бугъай ‘племенной бык’, авара
‘буйволица’, ялхи ‘табун’, къатыр ‘мул’, даа ‘жеребенок’, уьрге ‘жеребец’,
къулан ‘молодая кобыла’, тойлы ‘конюшня’, йургъа ‘иноходь’ и др.
24
Арабизмы среди заимствований занимают незначительное место:
гьа1йван ‘животное’, йетим ‘осиротевший ягненок’, габач ‘безрогий’, мал
‘животное’, ахур ‘кормушка для КРС, лошади’ и т. д.
Значительное место среди заимствований занимают иранизмы:
джамыш ‘буйвол’, куьрян ‘буланая лошадь’, къара кияр ‘темно-коричневая
лошадь’, ч1апар ‘плетенка из жердей’, саьркяр ‘старший пастух’ и др.
Русские лексические элементы встречаются в кличках животных:
Шарик, Тарзан, Казбек, Гитлер, и т.д.; в названиях профессий: биргадир,
дояркьа; в названиях болезней: бранзот ‘брадзот’, бурцелез ‘бруцеллез’ и др.
Итак, по своей структуре животноводческая лексика хновского говора
делится на четыре типа: простые, производные, сложные и составные.
Большинство названий терминов животноводства представляют собой
непроизводные основы, к которым относятся как исконные (синхронно не
членимые
на
морфемы),
так
и
заимствованные
–
не
имеющие
словообразовательных аффиксов говора.
Наиболее характерными способами словообразования в рутульском
языке являются суффиксация, префиксация, инфиксация, словосложение,
лексикализация грамматических форм, аналитические и композитные
лексические образования.
Основным
способом
именного
словообразования
является
суффиксация и основосложение (т.е. сложение основ, в этом же ряду стоит и
редупликация). Глагольное словообразование в хновском говоре рутульского
языка в основном является префиксальным и инфиксальным.
Рутульский
язык богат словообразовательными аффиксами как
исконными, так и заимствованными.
В заключении подводятся итоги и обобщаются основные результаты
диссертационного
исследования.
В
обширной
животноводческой
терминологии наблюдается градация названий животных по виду, возрасту,
полу, масти, повадкам, назначению, экстерьеру
и прочим признакам.
Наибольшее распространение в хновском говоре получила овцеводческая
25
терминология, что объясняется преимущественным их разведением в
условиях горной местности.
Значительно развиты в животноводческой лексике хновского говора и
обозначения
крупного
рогатого
скота,
которые
в
данной
работе
классифицируются по половозрастным признакам, по количеству окота и
дойности у коров, по масти и экстерьеру, по форме рогов, хозяйственному
назначению и другим отличительным чертам.
Менее развиты термины, относящиеся к ослу, буйволу и мулу.
Возрастные и половые наименования их относительно бедны в сравнении с
терминами крупного и мелкого рогатого скота, а остальные отличительные
признаки, такие как масть, экстерьер, отсутствуют вовсе.
По своей структуре животноводческая лексика хновского говора
делится на четыре типа: простые, производные, сложные и составные.
Большинство названий терминов животноводства представляют собой
непроизводные основы, к которым относятся как исконные, так и
заимствованные.
Наиболее характерными способами словообразования в рутульском
языке, как уже отмечалось выше, являются суффиксация, префиксация,
инфиксация,
словосложение,
лексикализация
грамматических
форм,
аналитические и композитные лексические образования. Отмеченные
способы словообразования разграничены между именным и глагольным
словообразованием.
Основные положения диссертационной работы отражены в следующих
публикациях автора:
1. Кулиева Р.Б. Названия вьючных животных в говоре с. Хин и их
лексико-фонетические отличия от других ареальных единиц рутульского
языка // Вопросы филологии. Вып. 5. – Москва, 2006. С. 353-356.
2. Кулиева Р.Б. Названия вьючных животных в говоре с. Хин рутульского
языка // Вестник ДГИНХ. Вып. XI. – Махачкала, 2006. С. 197-200.
26
3. Кулиева Р.Б. Овцеводческая терминология в говоре с. Хин рутульского
языка // Проблемы общего и дагестанского языкознания. Вып. 4. –
Махачкала, 2006. С. 137-140.
4. Кулиева Р.Б. Термины традиционной пищи рутулов // Проблемы
общего и дагестанского языкознания. Вып. 4. – Махачкала, 2006. С.
140-143.
5. Кулиева Р.Б. Терминология крупного рогатого скота в говоре с. Хин //
Контенсивная типология естественных языков. – Махачкала, 2007. С.
36-39.
6. Кулиева Р.Б. Названия пастбищ и животноводческих построек в
хновском
говоре
рутульского
языка
дагестанских языков. – Махачкала, 2006.
27
//
Актуальные
проблемы
Скачать