Безличные предложения в контексте романа М.А.Булгакова

Реклама
На правах рукописи
БАШКИРОВА Инна Александровна
БЕЗЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ РОМАНА
М.А.БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»
Специальность – 10.02.01 – русский язык
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
МОСКВА
2008
3
Работа выполнена на кафедре современного русского языка
Московского государственного областного педагогического института
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Монина Тамара Степановна
Новый гуманитарный институт,
г. Электросталь
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор
Маркелова Татьяна Викторовна
Московский государственный университет
печати
кандидат филологических наук
Топтыгина Елена Николаевна
Московский государственный областной
университет
Ведущая организация:
Владимирский государственный
педагогический университет
Защита состоится «5» июня 2008 года в ____ часов на заседании
диссертационного совета Д 212.155.02 по защите докторских и кандидатских
диссертаций (специальности 10.02.01 – русский язык, 13.00.02 – теория и методика
обучения и воспитания [русский язык]) при Московском государственном областном
университете по адресу: 107005, г. Москва, ул. Ф.Энгельса, д. 21-а.
С
диссертацией
можно
ознакомиться
в
библиотеке
Московского
государственного областного университета по адресу: г. Москва, ул. Радио, д. 10-а.
Автореферат разослан
«_____»_____________ 2008 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор филологических наук,
профессор
В.В.Леденёва
4
Тезис В. фон Гумбольдта «Только в речи индивида язык
достигает своей окончательной определенности» [Гумбольдт В.
1984] как нельзя лучше характеризует основное направление
современной лингвистики, все более и более принимающей
антропоцентрический
характер
(Ю.Н.Караулов,
Г.В.Колшанский,
В.Н.Телия,
А.А.Уфимцева
и
др.).
Исследование любого языкового явления, особенно в сфере
художественного текста, не предпринимается сегодня без
обращения к создателю текста. Главной детерминантой
языковой динамики признается говорящий, представляющий
собой дихотомическое сочетание речевого субъекта и языковой
личности. Специфику речевой актуализации высказывания в
художественном творчестве, где когнитивный акт совпадает с
творческим, М.М.Бахтин связывал с креативностью субъекта
высказывания. Автор художественного текста сам создает свой
код, обусловленный его мировосприятием. Поскольку язык
художественной литературы - это лингвостилистическая система
синтезированного характера, единицы которой предназначены
создать эмоциональность, экспрессивность и образность, в
отборе этих единиц проявляются отношение писателя к
изображаемому и особенности его мировидения. Ноэматический
компонент, виртуально присутствующий в системе языкового
мироотражения, актуализируясь в различной степени в языке
языковой
личности,
является
основой
языкового
(художественного) стиля [Монина Т.С. 2005: 190].
Вследствие этого первостепенное значение приобретает
решение вопросов соотносительности объективного и
субъективного содержания в языковом знаке, в частности
диктумного и модусного содержания синтаксической структуры.
Разработка этой актуальной проблематики в диссертации была
предпринята на материале романа М.А.Булгакова «Мастер и
Маргарита».
В качестве объекта диссертационного исследования была
выбрана система безличных предложений (БП).
Предметом
исследования
явилась
дискурсивная
реализация системы БП.
5
Интерес к БП в лингвистике практически никогда не
ослабевал (А.А.Шахматов, А.М.Пешковский, Е.М.ГалкинаФедорук,
Т.Б.Алисова,
Н.Н.Арват,
Н.Д.Арутюнова,
А.Вежбицкая, М.Гиро-Вебер, В.М.Павлов, Ю.А.Пупынин,
З.К.Тарланов, С.А.Кабанова, А.В.Петров, Л.И.Василевская,
С.В.Чернова и др.). В работах, посвященных анализу БП,
внимание уделялось прежде всего структурно-семантическим
особенностям данного типа предложения. В настоящей работе
представлены аспекты прагматического анализа грамматических
значений БП.
Развивающееся
в
последнее
время
направление
антропологической лингвистики позволяет рассматривать
сущность безличности во взаимосвязи языка, мышления и
внеязыковой действительности.
Актуальность темы диссертационного исследования,
таким образом, определяется появившейся возможностью
осветить БП в новом ракурсе – с точки зрения их модусного
содержания и того, каким образом речевая система БП,
представленных в романе М.А.Булгакова «Мастер и
Маргарита», проявляет художественные интенции автора.
Целью настоящего диссертационного исследования, таким
образом, является описание системы глагольных и именных
моделей БП, представленных в романе М.А.Булгакова «Мастер
и Маргарита».
Достижение поставленной цели предполагает решение
следующих задач:
1)
систематизировать
существующие
в
отечественной и зарубежной лингвистике теоретические
положения о БП как структурном типе;
2)
определить количественный состав именных и
глагольных моделей БП в дискурсе романа;
3)
исследовать соотносительность глагольных и
именных моделей БП;
4)
установить соотносительность глагольной и
именной систем БП;
5)
проанализировать систему оппозиций как
внутри одной модели, так и сформированную в межмодельном
контексте;
6
6)
выявить доминантные модели БП в каждой из
подсистем – глагольной и именной;
7)
выявить дискурсивные модели БП, обладающие
синонимическим потенциалом;
8)
перечислить особенности выражения модусного
содержания БП в дискурсе романа М.А.Булгакова «Мастер и
Маргарита».
Основная гипотеза исследования заключается в том, что
модусное значение БП выявляет интенциональность речевого
субъекта и связано с решением художественных задач автора.
В ходе исследования сформулированы и выносятся на
защиту следующие основные положения:
1. В функциональном аспекте предложение предстает как
амбивалентный языковой знак, в семантике которого содержатся
как объективный, так и субъективный компоненты смысла.
Модусное
содержание предложения проявляется в
инвариантно-вариативных связях
речевой семантики
высказывания с определенными типами предложений.
2. В художественном дискурсе романа М.А.Булгакова
представлена уникальная закрытая система моделей БП (одно-,
двух- и трехкомпонентных), базирующаяся на основе
общеязыковой системы.
3. Дискурсивную систему БП формируют несколько
факторов:
1)
количественный
состав
моделей;
2) количественный состав предложений, построенных по той
или иной модели; 3) синонимический потенциал моделей; 4)
соотносительность глагольных и именных моделей; 5) система
оппозиций, как внутри одной модели, так и сформированная в
межмодельном контексте.
4. Количественная структура моделей БП романа
определяет
интенциональную
«ценность»
(valeur)
доминирующих типов
высказываний в художественном
дискурсе М.А.Булгакова.
5. Морфологическая семантика главного члена БП
предопределила формирование в дискурсе двух семантических
подсистем БП: систему глагольных предложений и систему
именных предложений, отличающихся спецификой речевого
функционирования.
7
6. Доминантные модели каждой из подсистем, глагольной
и именной, несут основную модусную нагрузку в дискурсе,
актуализируя важные для писателя понятийные концепты
«человек и высшая сила».
7. Структура
модельных
оппозиций
выявляет
онтологическую для данного дискурса диатезу, концепты
которой являют собой неразделимое диалектическое единство:
каузация
жизни
человека
властью
непредсказуемых,
сверхъестественных, судьбоносных, фатальных сил.
Научная новизна исследования заключается в том, что
анализ речевой актуализации предложения осуществлен
посредством описания функционирования БП в дискурсе. Роман
М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» впервые подвергается
подобному лингвистическому комментированию, в котором
представлен
целостный
анализ
формирования
актуализированного дискурсивного значения предложения.
Несмотря на то, что языку писателя уделялось определенное
внимание, интерпретационная семантика структурной схемы
предложения как один из способов выражения «авторской
модальности» не подвергалась анализу.
Теоретическая
значимость
диссертации.
Работа
затрагивает вопросы, общие для ряда филологических
дисциплин:
функциональной
стилистики,
теории
художественной речи, литературоведения и семиотики. Это
позволяет квалифицировать ее как исследование, нацеленное на
решение пограничных научных проблем, несмотря на
локализованность исследуемого
объекта. Теоретические
положения, содержащиеся в работе, приемы и процедуры
конкретного
практического
анализа
могут
успешно
использоваться в практике толкования художественного текста,
лингвистического текстологического комментирования. В сфере
лингвистики следует отметить возможность распространения
выявленных закономерностей функционирования
БП в
дискурсе закрытого типа на анализ других структурных типов
предложений.
Практическая значимость работы заключается в том, что
результаты проведенного исследования могут быть применены в
преподавании современного русского языка в школе и в вузе.
8
Собранный и проанализированный в диссертационном
исследовании материал представляет теоретический и
практический
интерес
при
разработке
спецкурсов,
спецсеминаров, проведении практических занятий как по
языковедческим, так и литературоведческим проблемам.
Материалы диссертационного исследования могут быть
использованы при составлении научно-методических пособий, а
также
при
выполнении
курсовых
и
выпускных
квалификационных работ.
Теоретической
основой
исследования
являются
структурно-семантический,
коммуникативно-прагматический
подходы к исследованию предложения, предполагающие анализ
языкового знака с точки зрения его использования в речевой
ситуации (в нашем случае – в художественном дискурсе
М.А.Булгакова).
Теоретической
базой
для
решения
поставленных задач послужили работы языковедов-классиков
(А.М.Пешковского, А.А.Шахматова, В.В.Виноградова) и
современных исследователей (Н.Д.Арутюновой, А.В.Бондарко,
А.Вежбицкой, Г.А.Золотовой, П.А.Леканта и др.).
Выбор методов исследования обусловлен спецификой
изучаемого материала, целями и задачами исследования. В
работе
использовались
структурно-семантический,
описательный, статистический методы, метод синонимических
преобразований
(трансформационный
метод),
метод
компонентного анализа.
Апробация исследования. Материалы и результаты
исследования обсуждались на заседаниях кафедры современного
русского языка Московского государственного областного
педагогического института. Автор принимал участие в
следующих научных конференциях: международных: «Текст.
Структура и семантика», Москва, 2005 г.; «Грамматические
категории и единицы: синтагматический аспект», Владимир,
2005, 2007 гг.; «Л.Н.Толстой и природа», Орехово-Зуево, 2006
г.; «Диалог языков и культур в современном мире»,
Электросталь, 2006 г.; «Русский язык: исторические судьбы и
современность», Москва, 2007 г.; всероссийских: «Русский язык
в современном состоянии: вопросы теории и практики», Москва,
2007 г.; «Язык и стиль современных средств массовой
9
информации», Москва, 2007 г. Основные теоретические
положения диссертации изложены в 11-ти публикациях, в том
числе в изданиях списка ВАК.
Структура работы. Работа состоит из предисловия,
введения, двух глав, заключения, библиографического списка,
приложения.
Содержание работы
В предисловии определены объект и предмет
исследования, обосновываются актуальность и научная новизна
диссертации, определяются цель и задачи, обозначается
основная гипотеза работы; указываются методы и приемы
исследования; отмечается теоретическая и практическая
значимость работы; формулируются основные положения,
выносимые на защиту.
Во введении раскрываются основные позиции, служащие
теоретической базой настоящей работы.
Анализ дискурсивной системы БП, представленной в
романе М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», проводится в
антропологическом ракурсе с опорой на лингвистические
исследования Ю.Д.Апресяна, Н.Д.Арутюновой, Г.А.Золотовой,
Ю.Н.Караулова,
Г.В.Колшанского,
П.А.Леканта,
Т.В.Маркеловой, Т.С.Мониной и др. Анализ в рамках
антропологического направления позволяет рассматривать
участие грамматических значений предложения в создании
стиля писателя.
Грамматическое содержание предложения отличается
многоплановостью: к диктумному аспекту семантики относятся
в качестве основных предикативное и номинативное значения
предложения, помимо них, формальная структура предложения
выражает интерпретативное значение (модусный аспект
семантики). Обладая реестром синонимических средств,
говорящий имеет возможность выбрать именно то из них,
значение которого наиболее соответствует его коммуникативной
задаче, так как структурно-грамматические особенности
предложения позволяют по-разному оценивать и представлять
одну и ту же внеязыковую ситуацию. Например, ситуация
«субъект и его состояние» может быть репрезентирована
10
следующим образом: Мне весело – акцентирование внимания на
состоянии субъекта; Я весел – акцентирование внимания на
субъекте и его состоянии в статике; Я веселюсь –
акцентирование внимания на субъекте и его состоянии,
представленном как действие. Выбор говорящим определенных
структур, их речевая актуализация – возможность выбора
конструкций из представляемого языком синонимического ряда
определяется авторской интенцией, под которой вслед за
А.В.Бондарко понимается связь семантических функций
грамматических форм с намерениями говорящего, с
коммуникативными целями речемыслительной деятельности
[Бондарко А.В. 1994: 29-30].
Носитель языка на основе языковой системы формирует
речевую систему, «заставляя» семантику языкового знака стать
выразителем интенциональности.
Система речевого тезауруса создает базу для развития в
языковом знаке интерпретационных значений. Так, авторская
интенция на уровне предложения проявляется в выборе
грамматической формы высказывания, которая отражает
пропозицию.
Бесконечное множество речевых высказываний, являясь
конкретными проявлениями тождества структурного типа
предложения, может быть адекватно понято и описано лишь в
сопоставлении со своим языковым инвариантом. Исследования
актуализации виртуальных языковых значений в речи должны
быть соединены с воссозданием языкового инварианта речевых
репрезентаций. В связи с этим, на первый план выступают
проблемы организации системы языковых единиц языковой
личности, отраженной в речевом дискурсе [Монина Т.С. 2001:
117-119].
Структурный тип БП имеет разные подтипы, наличие
которых связано с морфологическим способом выражения
главного
члена.
Значение
безличности
имеет
специализированные средства выражения – формы безличности,
которые репрезентированы разными частями речи: глагольными
и именными формами.
Содержание
главного
члена
БП
составляют:
а) обозначение независимого признака – действия, состояния;
11
б) выражение несоотносительности
действия с деятелем;
в) указание на отношение высказывания к моменту речи [Лекант
П.А. 2004: 144].
Частные значения БП довольно многочисленны.
Глагольные БП могут обозначать состояние природы, состояние
окружающей среды, психическое или физическое состояние
живого существа, действия мифической, нереальной силы и пр.
Именные БП – психическое или физическое состояние живых
существ, оценку ситуации с морально-этической стороны и пр.
В главе I “Система глагольных моделей безличных
предложений в романе М.А.Булгакова «Мастер и
Маргарита»” рассматриваются особенности реализации
системы глагольных БП; анализируется трансформационный
потенциал БП. Система описывается с точки зрения формальной
семантики
безличных
конструкций
(модусного
(интерпретационного) аспекта грамматической семантики БП) и
определяется количественным соотношением различных
глагольных моделей, их качественной характеристикой.
Поскольку грамматическое значение модели формируется на
трех уровнях: синтаксическом, морфологическом и лексическом,
при исследовании дискурсивной системы моделей БП романа
учитываются все три составляющих.
С точки зрения формальной организации выделяются
глагольные модели БП, включающие в себя: один компонент –
Светает/ Смеркается; два компонента - Мне (не) читается;
Всюду пузырилось/ Перед глазами мутилось; Необыкновенно
загорелось/ Так продолжалось/ На пол полилось; Несчастья не
случилось; Меня тошнит/ Ему полегчало/ Мне повезло; Не
хватало воздуха/ Недоставало воздуха; Не последовало сигнала/
Не существует магии; Мне хочется спать; В воздухе зашумело/
В ушах зашумело; Меня шатает; три компонента - В комнате
пахло духами; Ветром сбило штору/ Грозу сносило к морю; Мне
хочется читать книгу; синкретичные модели – Оказалось, что
…; Мне показалось, что ….
С точки зрения семантической организации глагольные
модели БП разграничиваются
на две сферы (группы) –
12
«человек»
и
«природа»,
предстающая
как
нечто
сверхъестественное, фатальное, могущественное.
Все
модели
глагольных
БП,
составляющие
художественное пространство романа М.А.Булгакова «Мастер и
Маргарита», статистически можно представить в следующей
таблице.
№ Компонентный
п/п состав модели
1.
2.
3.
1.
2.
Модель
Количество
предложений,
построенных
по модели
Модели безличных конструкций
1 компонент
Светает/ Смеркается
2
2 компонента Мне (не) читается
2
Всюду пузырилось/
9
Перед глазами мутилось
11
Необыкновенно
1
загорелось/
Так продолжалось/
5
На пол полилось
1
Несчастья не случилось
25
Меня тошнит/
1
Ему полегчало/
1
Мне повезло
5
Не хватало воздуха/
4
Недоставало воздуха
1
Не последовало сигнала/
9
Не существует магии
4
В воздухе зашумело/
17
В ушах зашумело
8
Меня шатает
14
3 компонента В комнате пахло духами
19
Ветром сбило штору/
18
Грозу сносило к морю
38
Модели безлично-инфинитивных конструкций
2 компонента Мне хочется спать
40
3 компонента Мне
хочется
читать
270
13
книгу
Итого: 508 предложений
В обеих семантических сферах функционирования БП –
«человек» и «природа» – дискурса романа можно отметить
доминантные модели, выявляемые статистическим анализом.
Семантика
высказываний
формируется
на
основе
грамматической
семантики
структурного
типа
и
конкретизируется лексическим наполнением моделей.
По частотности употребления среди групп глагольных
моделей БП наиболее распространенной семантической группой
являются модели, принадлежащие сфере «человек». Внутри этой
группы доминируют следующие модели: Мне хочется читать
книгу (53 % от всего количества глагольных моделей БП), Мне
хочется спать (7,8 % от всего количества глагольных моделей
БП), представляющие собой модальные модификации
двухкомпонентной модели Мне читается. Количественная
соотносительность репрезентаций основного вида модели с
репрезентациями ее модальных модификаций (2 высказывания,
построенных по основной модели, и 310 высказываний,
представляющих собой различные модальные модификации
модели) говорит о высокой актуализированности модальной
семантики в романе.
К доминантной модели, номинирующей сферу «человек»,
относится модель Мне хочется читать книгу. Внеязыковая
ситуация, которую она призвана отразить, представляет
человека как субъекта неволитивного состояния. Человек
находится во власти некоей жизненной стихии, с которой он не в
силах совладать. Лексическая семантика модальных слов в этих
конструкциях
подчеркивает
грамматическую
семантику
структурного типа. Актуализируются следующие типы
модальных значений: неизбежность (придется, требуется,
предстоит), возможность (удастся, можно) / невозможность
(не удастся, нельзя), желательность (хочется, захочется),
необходимость (следует, надо, нужно, необходимо). Наиболее
частотными являются компоненты со значением неизбежности –
придется: Придется вам, мой милый, жить с ведьмой; Но
14
деловой и осмотрительный Никанор Иванович заявил, что ему
прежде всего придется увязать этот вопрос с интуристским
бюро и др.; со значением возможности - можно: Дома можно
поужинать; - Артиста Воланда можно попросить? – сладко
спросил Варенуха и др.; со значением необходимости – нужно:
Нужно полюбить, полюбить его, королева и др.
Актуализированная
семантика
моделей-модификатов
имеет сложную организацию, так как субъективная модальность
накладывается на грамматическую семантику структурной
схемы модельного подтипа Мне читается / Мне не читается.
Форма дательного падежа привносит в модель значение
реципиента непроизвольно возникаемого состояния. Под
влиянием семантики структурного типа "мировая субстанция +
динамический признак" в модели формируется двусубъектная
иерархия: первый субъект - "мировое лицо" - связывается с
представлением прямой перспективы движения, второй субъект
- лимитатор - связывается с представлением обратной
перспективы движения [Монина Т.С. 1995б: 23]. Лексическая
семантика
модальных
компонентов,
включаемых
в
высказывание, актуализирует идею субъекта действия/ каузатора
состояния – «неопределяемые стихийные силы высшего
порядка, управляющие мирозданием». Так, значение модального
компонента удаться – «посчастливиться, произойти удачно,
успешно» – репрезентируют
значение «преодоление /
непреодоление субъектом состояния неблагоприятных условий,
препятствий, каузируемых субъектом действия («мировым
лицом»)»: - Мессир, клянусь, я делал героические попытки
спасти всё, что было можно, и вот всё, что удалось спасти Это тебе сделать не удастся, ты себя не беспокой.
Семантика первичного субъекта – «мирового лица» в модели
трансформируется в «образ» вынужденных обстоятельств, в
которые человек попадает помимо своей воли и которые он
вынужден преодолевать и часто не в состоянии этого сделать –
отсюда
семантика
абсолютной
невозможности,
неосуществимости, невыполнимости действия (силы каузатора
значительно превосходят силы человека), отсутствия надежды
на успех (человек осознает полное отсутствие условий для
осуществления действия). Наиболее частотны модификации,
15
включающие в свой состав модальные слова со значением
«долженствования, необходимости, неизбежности»: надо,
нужно, необходимо, требуется, приходится, в них
подчеркивается значение каузации непреодолимых препятствий
для действий лица-реципиента: дополнение в форме дательного
падежа по сути дела обозначает не субъект, выполняющий
действие, а субъект оценки фатальной ситуации. Ср.: Ты
должен это сделать – Тебе придется это сделать (в БП ситуация
представлена как безвыходная – в двусоставном предложении
модальность долженствования имеет более мягкий характер).
Из
моделей,
номинирующих
сферу
«природа»,
высокочастотными являются: 1) Ветром сбило штору/ Грозу
сносило к морю (4 % + 7, 5 % = 11,5% от всего состава моделей
БП романа) и 2) Несчастья не случилось (5 % от всего состава
моделей БП романа), вследствие чего их можно отнести к
доминантным.
Семантика моделей Ветром сбило штору/ Грозу сносило
к морю актуализирует в одном случае непредсказуемость,
неподвластность человеку происходящей ситуации: Они
вертелись, их разносило в стороны, забивало на галерею,
откидывало в оркестр и на сцену, в другом –
разрушительность, беспощадность действий могущественного
непредсказуемого каузатора: Огромный пласт берега вместе с
пристанью и рестораном высадило в реку. Лексическое
наполнение главного члена формирует семантику модели:
«действия разрушительных сил». Семантика объекта действия
конкретизирует каузатора действия: 1) стихийные силы Рядом с
нею с корнем вырвало дубовое дерево…; 2) неопознанные силы
…Берлиоза выбросило на рельсы. Соотнесенность этих моделей
в романе акцентирует значение
непредсказуемости и
неподвластности человеку разрушительных сил, фатальность
происходящий ситуации. Во второй модели, репрезентирующей
экзистенциальную пропозицию, значение могущественного
непредсказуемого каузатора проявлено еще сильнее: Ср.:
Материалу прибавилось… - Материал прибавился. После
второй стопки, выпитой Маргаритой, свечи в канделябрах
разгорелись поярче, и в камине прибавилось пламени.
16
Дискурсивная оппозиция доминантных моделей создает
область манифестаций интенциональности писателя. Для него
оказывается важной сопряженность концептов «человек» и
«природа», транспонированная в модельной грамматической
семантике БП как диатеза «человек и высшая сила».
Контаминация грамматической семантики преобладающих
моделей свидетельствует о том, что для М.А.Булгакова важно
показать не отдельно человека и какие-либо стихийные силы, а
именно человека, живущего и действующего под властью тех
или иных стихийных, сверхъестественных, судьбоносных сил.
Остальные модели БП составляют 0,4 – 3,7 % от общего
количества глагольных моделей и не влияют сколько-нибудь
существенным образом на смысловую составляющую романа.
Система оппозиций моделей БП в романе подчеркивает
интегральную семантику структурного типа БП – представление
субъекта / каузатора действия в качестве неопознанной,
неподвластной человеку
силы. Структура семантических
оппозиций выявляет наиболее значимые для М.А.Булгакова
противопоставления, концепты: «человек и высшая сила».
Доминантная оппозиция представляет их в диалектической
диатезе, номинирующей основную проблему романа.
Большинство глагольных моделей БП, составляющих
художественное пространство романа М.А.Булгакова «Мастер и
Маргарита», могут вступать в синонимические отношения с
моделями других типов простого предложения – односоставных
(неопределенно-личных, например, Мне хочется спать – (В
доме) хотели спать; инфинитивных – Мне не читается – Мне не
читать) и двусоставных – Ветром сбило штору – Ветер сбил
штору – Штора было сбита ветром. К моделям, обладающим
такими свойствами, относятся модели Мне (не) читается;
Необыкновенно загорелось/ Так продолжалось/ На пол полилось;
Несчастья не случилось; Не последовало сигнала/ Не
существует магии; Мне хочется спать/ Мне хочется читать
книгу; Меня шатает; В комнате пахло духами; Ветром сбило
штору; Грозу сносило к морю.
Синонимический потенциал дает автору возможность
выбора определенного типа модели. Выбор автором модели БП
17
позволяет судить о том, что его интересует модусная семантика
именно БП.
Художественный дискурс М.А.Булгакова организуют
различные типы глагольных моделей, репрезентирующие
интенциональность языкового субъекта. В пределах дискурса
создается уникальная закрытая система глагольных моделей БП.
Она раскрывает особенности видения мира писателя. В ней
отражаются ценностные параметры модели мира. Система
глагольных моделей БП формируется несколькими факторами:
1) количеством глагольных моделей, входящих в состав
дискурса М.А.Булгакова; 2) количеством предложений,
построенных по той или иной модели; 3) соотношением
структурно-семантических типов моделей; 4) возможностью
выбора автором другой конструкции из представляемого языком
синонимического ряда.
В главе II “Система именных моделей безличных
предложений в романе М.А.Булгакова «Мастер и
Маргарита»” рассматриваются особенности реализации
системы именных БП; анализируется их трансформационный
потенциал; определяются соотносительность моделей, а также
их семантические оппозиции.
С точки зрения формальной организации выделяются
именные модели БП, включающие в себя два компонента - В
доме холодно; Мне жарко; Не слышно песни; Об этом не
сказано; три компонента - Мне жалко его; Командиром
приказано наступать; синкретичные модели - Видно, что/
как…; Ясно, что… .
С точки зрения семантической организации именные
модели БП, как и глагольные модели БП, разграничиваются на
две сферы (группы): «человек» и «природа».
Все модели именных БП, составляющие художественное
пространство романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита»,
статистически можно представить в следующей таблице.
№ Компонентный
п/п состав модели
Модель
18
Количество
предложений,
построенных
по модели
1.
2.
Модели безличных конструкций
2 компонента В доме холодно
20
Мне жарко
27
Не слышно песни
8
Об этом не сказано
2
3 компонента Мне жалко его
6
Командиром приказано
2
наступать
Итого: 65 предложений
Семантическая структура именных моделей, как и
глагольных, охватывает две предметные сферы номинации:
«человек», «природа». В обеих семантических сферах
функционирования именных БП дискурса романа можно
отметить доминантные модели, выявляемые статистическим
анализом. Семантика высказываний формируется на основе
грамматической
семантики
структурного
типа
и
конкретизируется
лексическим
наполнением
моделей,
транспонирующим схемную семантику.
По частотности употребления среди групп именных
моделей БП наиболее распространенной семантической группой
являются модели, принадлежащие сфере «человек». Внутри этой
группы доминируют следующие модели: Мне жарко (41,5 %
от всего количества именных моделей БП), Мне жалко его (10
% от всего количества именных моделей БП), номинирующие
психофизическое состояние человека. Форма дательного падежа
привносит в модель значение реципиента непроизвольно
возникаемого, часто случайно и неожиданно, состояния.
Преобладающие модели номинируют человека как субъекта
неволитивного состояния: Мне скучно, а в этом ловеласе нет
ничего дурного, разве только что глупое слово «определенно»?
Ср.: Я скучаю.
Лексическое наполнение главного члена формирует
аксиологическую семантику модели. При предикативах оценки
субъект состояния одновременно является и субъектом оценки.
В качестве объекта оценки, семантически обязательного,
19
выступает само психофизическое состояние. Дискурсивная
оценка состояния фокусируется только на отрицательной шкале
(скучно, страшно, горько, трудно, дурно, тесно, стыдно,
неудобно, худо, нехорошо; потяжелее и др. - Со мною будет
нехорошо, и я не хочу, чтобы ты погибала вместе со мной)
даже тогда, когда оценочное значение предикатива является
положительным (тепло; легче, лучше): Мне как будто стало
немного легче (но по-прежнему плохо – И.Б.); Но, право, как
подумаешь о том, насколько микроскопически малы их
возможности по сравнению с возможностями того, в чьей
свите я имею честь состоять, становится смешно, и, даже я
бы сказал, грустно.
Из моделей, представляющих сферу «природа»,
высокочастотной является В доме холодно (32,2 % от всего
количества именных моделей БП). Дискурсивная семантика
модели – «состояние окружающей среды» – сопровождается
аксиологическими характеристиками, выраженными прежде
всего лексической семантикой предикатива (неладно, душно,
темно) Это было снаружи, а внутри Варьете тоже было очень
неладно.
Преобладает
отрицательная
оценка,
иногда
актуализируемая на синтагматическом уровне высказывания: В
каморке было прохладно, пахло мышами и сапогами.
Отличительной
особенностью
дискурсивной
семантики
доминантной модели является контаминация ее грамматической
семантики с аксиологической. Незанятость субъектной позиции
репрезентирует
размытый
контур
субъекта
оценки,
совмещающий в себе двух субъектов: персонажа романа и
автора. Статистический фактор выявляет тенденцию выбора
писателем негативно окрашенных оценочных моделей,
обозначающих психофизическое состояние персонажей романа.
Остальные именные модели БП наименее распространены
в тексте романа и составляют не более 3 – 9 % от общего
количества именных моделей.
Очевидно, таким образом, что интенциональность
языкового субъекта репрезентируется не только глагольными
моделями БП, но и именными.
В системе именных моделей БП подчеркнутой оказывается
их аксиологическая семантика. В центре внимания Булгакова
20
находится оценочная номинация сферы «человек», его
психофизическое неволитивное состояние. Через аксиологию
этого состояния Булгаков определяет и характер сил,
каузирующих состояние человека. Каузатор, формируя
неприятные, вредные для состояния человека ощущения,
предстает как агрессивная, разрушительная сила.
Именные модели БП, так же, как и многие глагольные
модели БП, составляющие художественное пространство романа
М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», могут вступать в
синонимические отношения с моделями других типов простого
предложения
–
односоставных
(неопределенно-личных,
например, Не слышно песни – Не слышали песни; Об этом не
сказано – Об этом не сказали; номинативных: В доме холодно –
В доме холод) и двусоставных, например, Не слышно песни –
Песня не слышна; Командиром приказано наступать – Командир
приказал наступать. К моделям, обладающим такими
свойствами, относятся модели Мне жарко; Не слышно песни; В
доме холодно; Об этом не сказано; Командиром приказано
наступать. Автор может выбрать конструкцию из
представленного языком синонимического ряда. Это дает
автору возможность актуализировать модусную семантику
выбранной конструкции: в нашем случае – интерпретационную
схемную семантику БП.
Художественный дискурс М.А.Булгакова организуют
различные типы именных моделей, репрезентирующие
интенциональность языкового субъекта. Система именных
моделей БП в романе, так же, как и система глагольных БП,
формируется несколькими факторами: 1) количественным
составом моделей; 2) количественным составом предложений,
построенных по той или иной модели; 3) особенностью
лексического наполнения моделей.
Заключение представляет собой итог результатов
исследования. Отмечается, что активизация в ХХ веке способов
разностороннего
анализа
предложения
в
контексте
антропологической, функциональной и других лингвистик
позволила существенно расширить круг исследования БП. По
мере развития антропологической лингвистики, идеи которой
21
так или иначе обнаруживают себя в современных концепциях и
научных парадигмах, всё очевидней становится истинность
гумбольдтовского тезиса о рассмотрении языковой единицы как
некоего образа мира, данного через восприятие и освоение его
человеком – языковой личностью.
Антропологический подход к изучению языка заставляет,
в первую очередь, обратить внимание на отбор и особенности
использования языковых единиц, в частности типов
предложений, чтобы выявить некоторые черты индивидуального
стиля и мировоззрения писателя, художественной картины мира
автора текста.
В художественном дискурсе романа М.А.Булгакова
создается уникальная закрытая система глагольных и именных
моделей БП. Дискурсивную систему БП формируют несколько
факторов:
1)
количественный
состав
моделей;
2)
парадигматический потенциал моделей; 3) количественный
состав предложений, построенных по той или иной модели; 4)
соотносительность глагольных и именных моделей; 5) система
оппозиций как внутри одной модели, так и сформированная в
межмодельном контексте. Она раскрывает особенности видения
мира писателя. В ней отражаются его ценностные параметры
модели мира.
Уже сам выбор для номинации пропозиций, обладающих
синонимическим потенциалом обозначения, различных моделей
БП говорит о важности для М.А.Булгакова грамматической
семантики структурного типа БП - представление субъекта /
каузатора действия в качестве неопознанной, неподвластной
человеку силы. В романе интегральная семантика структурного
типа БП актуализируется с помощью системы оппозиций,
выявляющей
наиболее
значимые
для
писателя
противопоставления. Доминантные модели несут основную
модусную нагрузку. Так, в системе именных моделей БП
актуализированной оказывается их аксиологическая семантика:
в центре внимания Булгакова находится оценочная номинация
сферы «человек», его
психофизическое неволитивное
состояние. Через аксиологию этого состояния Булгаков
определяет и характер сил, каузирующих состояние человека.
Каузатор, формируя
неприятные, вредные для состояния
22
человека ощущения, предстает как агрессивная, разрушительная
сила.
Структура
семантических
оппозиций
выявляет
онтологическую для данного дискурса диатезу - «человек и
высшая сила», концепты которой представляют неразделимое
диалектическое единство: каузация жизни человека властью
непредсказуемых,
сверхъестественных,
судьбоносных,
фатальных сил.
Основные положения диссертации отражены в следующих
публикациях:
1. Семантика именных безличных предложений в
романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» // Вестник
МГОУ. Серия «Русская филология». - № 2 (27). – 2006. – М.:
Изд-во МГОУ. – С. 273-274.
2. Вопросы редактирования газетного текста в аспекте
выражения оценочных значений // Известия высших учебных
заведений. Проблемы полиграфии и издательского дела. - № 4. –
2007. – С. 97-102.
3. О влиянии синтагматики модели на общую
семантику высказывания // Грамматические категории и
единицы: синтагматический аспект. Материалы
шестой
международной конференции. Владимир, 27-30 сентября 2005
года. – Владимир: ВГПУ, 2005. – С. 30-32.
4. Безличные предложения в художественном тексте
(на материале романа «Театральный роман» М.А. Булгакова) //
Традиции и новаторство в изучении и преподавании русского
языка: сборник материалов I Региональной научно-практической
конференции 11 – 12 октября 2005 года / Отв. ред.
Е.В.Алтабаева. – Мичуринск: МГПИ. – 2005. – С. 129-132.
5. Лексическое выражение главного члена безличных
предложений в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» //
Актуальные вопросы лексикологии и фразеологии: Сборник
научных трудов, посвященный 90-летию со дня рождения В.Л.
Архангельского / Отв. ред. Д.А. Романов. – Тула: Изд-во Тул.
гос. пед. ун-та им. Л.Н. Толстого, 2005. – С. 326-330.
23
6. Типология и функционирование безличных
предложений в рассказе М.А. Булгакова «Морфий» // Аспекты
языковых исследований. – Орехово-Зуево: МГОПИ, 2005. – С.
140-143.
7. Функционирование безличных предложений в
повести М.А. Булгакова «Собачье сердце» // Язык
художественной литературы как феномен национального
самосознания. – Орехово-Зуево, 2005. – С. 19-23.
8. Функционирование безличных предложений в
пейзажных зарисовках Л.Н. Толстого (на примере романа
«Война и мир») // Сборник материалов всероссийской научнопрактической конференции, проходившей 17 – 18 мая 2006 года.
Материалы всероссийской научно-практической конференции. –
Орехово-Зуево: МГОПИ, 2006. – С. 17-19.
9. Безличные конструкции МНЕ РАДОСТНО с
семантикой «состояние субъекта» и особенности их перевода на
английский язык // Диалог языков и культур в современном
мире:
Материалы
международной
научно-практической
конференции в 2-х томах. Том I. – М.: Изд-во Московского
государственного областного университета, 2007. – С. 131-136.
10. К вопросу о функциях безличных предложений с
модальным компонентом в газетном тексте // Язык и стиль
средств массовой информации: Межвузовский сборник научных
трудов Всероссийской конференции, посвященной 80-летию
профессора Н.С.Валгиной. – М.: МГУП, 2007. – С. 22-27.
11. О типах значений предикатной модальности
безличных предложений (на материале романа М.А.Булгакова
«Мастер и Маргарита») // Грамматические категории и единицы:
синтагматический аспект: К 100-летию профессора Анатолия
Михайловича Иорданского. Материалы седьмой международной
конференции. Владимир, 25-27 сентября 2007 года. – Владимир:
ВГПУ, 2007. – С. 62-63.
24
Скачать