ОТНОШЕНИЕ К ПРОШЛОМУ КАК КОД ЦИВИЛИЗАЦИИ

Реклама
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
История
№2(6)
УДК 930.2:003
Н.И. Кругова
ОТНОШЕНИЕ К ПРОШЛОМУ КАК КОД ЦИВИЛИЗАЦИИ
Осуществляется анализ цивилизаций сквозь призму семантического подхода, в частности, обнаружение кодов цивилизации представляет интерес с точки зрения расширения методологического арсенала цивилизационных исследований. Отношение к
прошлому рассматривается как один из кодов цивилизации.
Ключевые слова: цивилизация, код, знак.
Разработка цивилизационной проблематики в современной философскоисторической и исторической литературе ставит проблему поиска новых
методов анализа и понимания специфики цивилизаций, ибо период констатации цивилизационных различий, очевидно, подошел к своему логическому
завершению, открыв новые возможности в приближении методов исследования цивилизаций к современному уровню гуманитарного знания. Представляется интересной идея А.М. Кантора о возможностях семантического
подхода в анализе специфики цивилизаций, в частности поиск кодов цивилизации [1. С. 148–155]. Специфика отношения к прошлому, форма его присутствия в общественном сознании могут быть представлены в виде одного
из кодов цивилизации. В качестве знаковых систем могут быть названы:
присутствие образов прошлого в традиции народной культуры, различные
способы «сохранения памяти» в традиции высокой культуры, отношение
высших слоев и власти к возможности и необходимости сохранения памяти
о прошлом, отношение к свидетельствам прошлого и настоящего (потенциальным историческим источникам).
Имеющийся в специальной литературе материал позволяет обрисовать
специфику цивилизаций сквозь призму предложенной знаковой системы, а
также выделить общечеловеческие начала цивилизации. Так, характерно, что
память о прошлом в каком-то первоначальном варианте свойственна, очевидно, самой человеческой сущности и может выступать в качестве одного
из свойств рефлективности человеческого сознания. Это подтверждается
наличием различных сюжетов, связанных с прошлым, прежде всего в сказках, традициях духовной и материальной культуры, культуры быта всех народов мира. Прошлое присутствует «здесь и сейчас», оно насыщено условными образами далеких предков, но отличается четким обозначением в сегодняшней жизни всех норм узаконенного традицией бытия. Традиция есть
способ создания знаковой системы памяти о прошлом.
Более высокий уровень исторической памяти отражен в мифологии и
эпосе; хотя привязка ко времени очень относительна, все же обозначается
некая граница между прошлым и настоящим.
У высокой культуры гораздо больше способов сохранения памяти, но
для их реализации нужны средства, чтобы в архитектурных формах, в сооружении дорог и каналов, традиционно строившихся «на века», передать
потомкам знаки величия и значимости современности. Чтобы эти средства
38
Н.И. Кругова
появились, нужна заинтересованность власти. Мы оказались у границы, с
которой начинают заявлять о себе цивилизационные особенности. Необходимо создание школ для обучения писцов, которые запечатлеют великие
деяния для потомков, но также запишут мифологию и великие произведения
поэтов и ученых, события из жизни «посланников божьих» и великих мудрецов. Одни цивилизации развивают рефлексию о прошлом разнообразными
способами, другие оставляют без внимания.
Общепризнанная уникальность индийской цивилизации проявляется, в
частности, и в том, что она не только не создает научного исторического
знания, но и вообще демонстрирует равнодушие к собственному прошлому
[2. С. 111]. Воспроизведение прошлого остается на уровне традиции и поэтического, и несколько шире – культурного присутствия прошлого в настоящем.
Китайская цивилизация, наоборот, очень рано пришла к осознанному использованию прошлого в интересах настоящего со стороны власти. Ни одна
цивилизация не придавала такого значения присутствию прошлого в настоящем, причем в строго продуманной модели интерпретации прошлого. Те
летописи, по которым европейская наука только и могла изучать историю
Китая, представляют собой созданную китайскими мудрецами версию истории Китая. Наличествующие в летописях почти дословно приводимые указы
и другие документы создают иллюзию достоверности. Все же подлинные
источники утрачены [3. С. 230–242]. Ни одна цивилизация не осознала так
рано идеологического значения истории. Во всей истории Китая (включая
современность) существует знаковая модель интерпретации прошлого, созданная в глубокой древности. Прошлое присутствует в сознании китайцев
непреложно. Характерно, что во времена «культурной революции» на страницах газеты «Жэньмин жибао» развернулась критика конфуцианской доктрины и ее роли в истории Китая. Победу конфуцианцев над легистами было
предложено считать ошибкой. Предполагалось исправить ошибку и вернуться к более правильному пути, предлагавшемуся легистами в IV в. до н.э. Какая еще страна в мире в обоснование современной политической доктрины
обратится к дискуссиям, столь отдаленным? Да еще на страницах газеты, т.е.
в полной уверенности, что всем читателям будут ясны и предмет критики, и
аргументация.
Иное отношение к прошлому на Ближнем Востоке. В древнем Египте настоящее значимо, но не во всех аспектах, а выборочно. Из грандиозных архитектурных памятников сохранились храмы и гробницы, а дворцы фараонов не сохранились. Дворцовый комплекс в Ахетатоне – это исключение, и
далеко не случайное. И в более ранней истории Египта мы находим свидетельства того, что в основе египетской цивилизации не было отрицания значимости земной жизни. Но это знаки, не создающие кода, так как их оформлению в код противостоит другое видение земного бытия, навязываемое
жречеством. Однако обнаружение этих знаков позволяет характеризовать
дальнейшую историю Египта не как гибель, а как обновление цивилизации,
ибо потенциально она к этому была готова.
Отношение к прошлому как код цивилизации
39
Другие регионы Ближнего Востока более явственно обнаруживают в
своей цивилизационной специфике высокую оценку земного бытия и связанное с ней представление о значимости прошлого. Это проявляется в бережном отношении к свидетельствам современности, сохранности архивов,
возникновении библиотеки Ашшурбанипала, в которой будут собраны все
тексты, начиная с шумерской эпохи. Ветхий Завет, ислам несут с собою также не разрыв, но обновление цивилизационной основы. Восточный тип цивилизации обнаруживает себя в том, что все прежние нормы отношения к
прошлому сохраняются, воспроизводятся все знаки возвышения настоящего
через его связь с прошлым. В процессе развития цивилизации возникают новые формы обозначения связи с прошлым (новые знаки). Так, с распространением ислама на Ближнем Востоке появляются летописи [4. С. 222–230].
В правовой системе, обновлявшейся радикально и далеко не косной, отсылки к прошлому всегда были обязательны. Мусульманский Восток придает
прошлому абсолютный смысл, сохраняя весь набор знаков, подтверждающих его абсолютную значимость. Новые знаки вписываются в существующий код, который остается неизменным.
Общей чертой в восприятии прошлого всеми цивилизациями Востока
является то, что ни одна из них не выработала требования достоверности в
воспроизведении прошлого, предпочитая видеть прошлое таким, каким оно
«должно быть», а вовсе не таким, каким оно было «на самом деле».
Европейская цивилизация, характеризующаяся как динамичная, проявляет динамизм и в своем отношении к прошлому. До недавнего времени кодом
ее отношения к прошлому была его высокая оценка, и этот код выступал как
набор знаков: возможность извлечения различных уроков из прошлого, создание разнообразных форм воспроизведения прошлого, бережное отношение
к свидетельствам прошлого, достоверное и проверяемое знание о прошлом.
Однако код как система знаков постоянно обновлялся, причем новый знак
всегда вытеснял старый: христианская концепция всемирной истории отрицала античную, Просвещение отвергло христианство и т.д. Начиная с эпохи
модерна современность провозглашает разрыв с прошлым, и это угрожает
существованию одного из кодов цивилизации – коду истории.
Литература
1. Кантор А.М. О кодах цивилизации // Цивилизации. М., 1993. Вып. 2.
2. Алаев Л.Б. Темп и ритм индийской цивилизации // Цивилизации. М., 1992. Вып. 1.
3. Доронин Б.Г. Государственное историописание в Китае // Всемирная история и Восток:
Сб. ст. / Отв. ред. Б.Б. Пиотровский. М., 1989.
4. Новосельцев А.П. Некоторые аспекты развития мусульманской историографии средних
веков // Всемирная история и Восток: Сб. ст. / Отв. ред. Б.Б. Пиотровский. М., 1989.
Скачать