РУССКОЕ НАРОДНОЕ ЗОДЧЕСТВО В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

Реклама
Е.А.АЩЕПКОВ
РУССКОЕ
НАРОДНОЕ ЗОДЧЕСТВО
В ВОСТОЧНОЙ
СИБИРИ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ
ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛИТЕРАТУРЫ
ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ И АРХИТЕКТУРЕ
Москва
Введение
еревянное зодчество составляет одну из ярких страниц истории русской архитектуры. Необъятные просторы нашей Родины
испокон веков застраивались преимущественно деревянными
сооружениями. Дерево было прекрасным строительным материалом, и русские народные мастера создавали из него произведения
высокого строительного искусства, добиваясь блестящего выражения своих
художественных идей.
Русское народное зодчество и в частности архитектура жилища, которой в основном посвящена данная работа, исключительно разнообразны и
богаты как по формам и декору, так и по строительным приемам.
Изучение истории народного жилища имеет большое значение, так как
истоки многих форм монументальной архитектуры кроются в приемах народного зодчества и могут быть полностью изучены и объяснены лишь при
тщательном анализе последнего. Своеобразие народной архитектуры в различных районах нашей страны вызвано местными, экономическими, историческими и природными условиями.
В творчестве советских архитекторов критически используются художественные и технические достижения прежних эпох; замечательные строительные традиции русских зодчих обогащаются введением новых, прогрессивных конструкций, новых декоративных элементов, новой советской
орнаментации.
В данное время, несмотря на то, что в строительную практику широко
внедряются новые огнестойкие конструкции, значение дерева как строительного материала, особенно в лесных районах страны, не уменьшилось.
Грандиозное строительство на селе, естественно, не может во всех районах нашего Союза осуществляться из кирпича. Многие сооружения, особенно в сибирских лесных областях, еще долго будут строиться из дерева.
Было бы ошибочным считать, что век деревянной архитектуры кончился.
Во многих селах и даже городах Урала и Сибири до сих пор создаются
целые ансамбли из дерева.
3
Естественно, что создание советской деревянной архитектуры, не уступающей архитектуре прошлого, а превосходящей ее по своим качествам, —
серьезная задача советских зодчих.
«Сейчас советским архитекторам представляется редкий в история случай, когда архитектурные замыслы в небывало огромных масштабах будут
претворяться в реальном строительстве. И мы в праве ожидать, что наши
архитекторы удовлетворительно справятся с выпавшими на их долю задачами»,— писал Михаил Иванович Калинин в письме к председателю Комитета по делам архитектуры при С Н К СССР А. Г. Мордвинову в 1943 году.
В том же письме М. И. Калинин указывал, что «желательно распространение архитектурного влияния на нашу колхозную деревню как в популяризации типовых домов, так и в планировке колхозных улиц».
Архитектуре социалистического села советские архитекторы должны
уделить особое внимание. До последнего времени сельское строительство
велось у нас зачастую без достаточного участия архитектурных сил.
Сейчас, когда открываются широкие возможности для социалистического переустройства села, для создания красивых, благоустроенных деревенских жилищ, перед строителями и архитекторами стоят большие и ответственные творческие задачи.
Строя для колхозников удобные дома, комфортабельные культурно-бытовые и производственные здания, архитектор способствует ликвидации
различия между городом и деревней.
Принимая участие в восстановлении и проектировании новых сел и деревень, невозможно пройти мимо векового опыта народа, мимо произведений русского народного зодчества.
Архитектура современного села, созданная в кабинетных условиях без
детального изучения специфических особенностей жизни колхозника и без
учета сложившихся строительных традиций, не может быть полноценной
и близкой народу, для которого она создается. Искусство «должно уходить
своими глубочайшими корнями в самую толщу трудящихся масс».
Как известно, колхозный строй вырос и сформировался в условиях старой деревни, где были свои особенности как в быту, так и в искусстве.
Колхозный строй изменил лицо деревни: изменилось в корне производство, изменился быт, изменилась идеология колхозников, повысился их
культурный уровень. Нет прежних крестьян — частных хозяев, работа
и жизнь которых замыкалась в собственной усадьбе, в земельном наделе.
4
1. Схематическая карта обследованных автором районов Восточной Сибири
2. Река Енисей около деревни Каменка Красноярского края
Теперь это члены коллектива, строящие новую жизнь на основе
новых социалистических методов труда, новых принципов сельского
хозяйства.
Но зачастую эта новая жизнь колхозников еще проходит в старой по
своему архитектурному облику деревне, в старой усадьбе, старом крестьянском доме. Вполне естественно, что это старое окружение не отвечает
новым формам быта, новому укладу жизни.
Необходимо новое устройство индивидуального хозяйства колхозника,
новая структура его жилища, новая планировка усадьбы и всего села.
Все больше ощущается необходимость в создании высококачественных
типовых проектов для самых разнообразных видов сельских сооружений,
разработанных с учетом климатических и природных особенностей различных мест нашей необъятной Родины.
В последнее время строители, архитекторы и инженеры стали уже поновому проектировать и строить сельские жилые дома, производственные,
хозяйственные и культурно-бытовые здания.
Исходя из растущих потребностей общественного хозяйства и запросов
колхозного крестьянства, архитекторы создают новую планировку села. При
разработке генеральных планов учитывается перспективное развитие социалистического сельского хозяйства.
6
3. Река Ангара около села Балаганск Иркутской области
Генеральные планы сел предварительно обсуждаются на широких заседаниях колхозов с привлечением основного заказчика—колхозного крестьянства.
Однако в некоторых случаях проекты новых сел, особенно в Сибири, не
отвечают полностью новым требованиям.
Иногда в них воспроизводятся без критического анализа элементы старой, дореволюционной деревни или вводятся в систему планировки нового
села городские и поселковые приемы, не свойственные новому социалистическому селу, имеющему свою специфику.
Советскому архитектору необходимо знакомство с подлинными произведениями народного зодчества, чтобы он мог отразить в современном
строительстве яркие черты многовекового строительного искусства.
Исторические директивы X I X съезда Коммунистической партии Советского Союза намечают большой размах жилищного строительства во всех
районах нашей огромной страны.
Изучение богатейшего опыта народной архитектуры и, в частности, народного деревянного зодчества имеет большое значение для творческого
развития советской архитектурной науки.
Задача нашей науки собрать и зафиксировать все, что есть ценного и
интересного по русскому народному зодчеству. Сельские жилые дома как
7
памятники архитектуры часто недооценивались и подчас игнорировались
прежними исследователями, занимавшимися вопросами русской архитектуры. Основное внимание было сосредоточено на деревянных церковных сооружениях, а сельское гражданское строительство не входило в круг специальных исследований. Между тем многие избы, амбары, риги, мельницы
и другие произведения народного зодчества отмечены творческим гением
народа в такой же мере, как и уникальные культовые сооружения.
При изучении народного зодчества встречается много трудностей, и
необходима большая самоотверженная кропотливая работа для освоения
богатейшего наследия, оставленного нам нашими предками.
В, М. Молотов сказал: «Надо, не жалея сил, изучать культурное наследство. Надо знать его всерьез и глубоко. Надо использовать все, что
дал капитализм и предшествующая история человечества, и из кирпичей,
созданных трудом людей на протяжении многих веков, строить новое здание, удобное для жизни народа, просторное, полное света и солнца» ',
В настоящее время есть все возможности для всестороннего глубокого
изучения художественного наследия русского народа.
Народное искусство, многообразное и мудрое, всегда привлекало внимание художников. Наши лучшие поэты, художники, музыканты с любовью
собирали народный музыкальный и речевой фольклор и, вдохновленные им,
создавали замечательные произведения, проникнутые национальным духом
и оплодотворенные вековой народной мудростью.
Богатое и разнообразное народное зодчество Сибири интересно и ценно не только как материал для изучения архитектурного фольклора Сибири,
оно раскрывает и новые страницы в истории всего русского народного
зодчества, в истории русского искусства вообще.
Оригинальное по своей природе народное зодчество сибирской деревни,
бесспорно, заслуживает всестороннего и глубокого изучения.
В настоящей работе впервые публикуются материалы о сельском строительстве в некоторых районах Восточной Сибири, собранные автором в результате многолетнего обследования этого края (рис. 1). Стремясь собрать
и обобщить все, что касается народного зодчества Восточной Сибири в целом, автор ограничил свои задачи фиксацией памятников без их исчерпывающего анализа.
1
Из речи В. М. Молотова на XVIII съезде ВКП(б).
8
Из большого материала, собранного во время экспедиций, в данной работе представлено лишь то, что наиболее характерно для архитектуры Восточной Сибири: широко распространенные типы планировки и застройки,
примеры известных конструктивных и композиционных приемов.
Автор не ставил перед собой задачи показать архитектуру колхозных
сел в Сибири, так как этот вопрос является темой специального исследования и может составить значительный самостоятельный труд.
Ооновной целью данной работы было—показать в историческом плане
народное зодчество Восточной Сибири, ибо без истории предмета нет
теории предмета и не может быть плодотворной практики.
Автор стремился дать некоторое представление о своеобразии сибирского народного зодчества на материале гражданских сооружений, так как
церковное зодчество в обследованных районах, по мнению автора, не представляет архитектурно-художественного интереса.
Настоящая книга является второй частью большого труда о народной
архитектуре Сибири.
Первая часть этой работы под названием «Русское народное зодчество
в Западной Сибири» вышла в свет в 1950 г.
ля выяснения особенностей русского
народного зодчества в Восточной Сибири необходимо осветить некоторые вопросы, связанные с историей освоения
Сибири русскими. Завоевание Сибири
Московским государством началось в
X V I веке. Смелые, предприимчивые русские люди в невиданно короткие сроки
овладели необъятными пространствами
сурового неизведанного края.
Тысячи верст, пройденные с боями в глухой тайге через многоводные
реки, горные хребты и области, населенные «немирно» настроенными народами, свидетельствовали о могучей силе русского человека, его отваге и смелости.
К началу X V I столетия русские «землепроходцы» были только на пороге Сибири, у устья реки Оби, а к концу X V I I века почти вся Сибирь
уже была под властью русского царя.
Первый период завоевания Сибири закончился покорением территорий
среднего и нижнего течения реки Оби, после чего началось стремительное
продвижение на Восток.
За несколько десятилетий русские «подвели под высокую государеву
руку московского царя» земли, по своей территории превосходящие
з несколько раз всю Европу со всеми ее государствами.
Из дошедших до нас исторических документов — «наказов воеводам»
- грамот в московское царство» — видно, что первые завоевания Сибири
производились по плану и под руководством центральных учреждений
Москвы.
Нередко военные
силы
направлялись из центральных
городов
России и
руководство
военными
операциями
поручалось
царским
воеводам.
13
Основной причиной, толкавшей Московское государство к освоению
Сибири, была потребность в пушнине, представлявшей в то время основную ценность. Продажа пушнины за границу давала Московскому государству большие денежные средства.
Как свидетельствуют сохранившиеся старинные дела сибирского приказа, вплоть до конца X V I I столетия Москва ежегодно получала из Сибири
в среднем на 80—110 тысяч рублей «соболиной казны».
Эта огромная по тому времени сумма составляла восьмую часть всего
окладного доходного бюджета Московского царства.
Естественен тот большой интерес, который феодальная Москва проявляла к Сибири, сказочно богатой «мягкой рухлядью» и «угожими соболиными местами».
Для расширения своих владений в Сибири, для создания «пушной базы» Московское государство стремилось захватить все новые и новые земли. Для закрепления и освоения вновь приобретенных владений строились
остроги, развивались поселения, содержалась администрация и войско, способное противостоять вражеским набегам. С местным населением завязывались торговые связи.
В результате политики Московского государства русские промышленники и купцы могли сосредоточить в своих руках всю внешнюю торговлю
мехами и сделаться крупнейшими поставщиками ценных мехов на мировом
рынке.
Но по мере проникновения в глубь Сибири, на Восток, Москва уже
теряет практическую возможность направлять деятельность своих сибирских воевод.
Большая отдаленность Сибири от Московского царства и полное бездорожье послужили причиной того, что Москва уже только формально
предписывает воеводам «радеть о государственном деле».
В последующий период инициатива в освоении Сибири переходит в руки местной администрации: «Москва вмешивалась только тогда, когда нужно было закончить начатое завоевание и организовать управление вновь
присоединенным областям»
Практически освоение Снбири шло таким путем. По мере того как
«испромышлялся» соболь в Западной Сибири, промышленники по собственной инициативе продвигались на восток в поисках «новых угожих
1
История СССР, М., 1947 г., стр. 317.
14
4. Острог Мангаэея (реконструкция музея Арктики)
соболиных мест». За промышленниками шли служилые люди сибирских
городов для сбора «ясака» с покоренных народов Сибири.
Проникновение в Восточную Сибирь, т. е. переход с реки Оби на Енисей, осуществлялся двумя путями: южным — по притокам рек среднего
течения Оби, и северным — через Мангазею — страну, расположенную
к востоку от низовьев Оби,
В 1601 г. был поставлен первый в восточных районах Сибири острог
Мангазея, являвшийся в течение первой половины X V I I столетия исходным пунктом движения на Енисейские и Ленские промыслы (рис. 4 ) .
В 1607 г. в устье реки Туруханки было построено Туруханское зимовье для охотников, которое стало затем местом пушной ярмарки.
Вслед за этими первыми острогами на рубеже Восточной Сибири были
построены Енисейский (1619), Красноярский (1628), Братский (1631)
15
и ряд других острогов, превратившихся впоследствии в большие населенные
пункты и города (рис. 5, 6 ) . Остроги возникали в основном на берегах
рек, в тех местах, где были возможны волоки — удобные места для переправы лодок по земле с одной реки на другую.
По мере устройства гужевых дорог, таких, как Московский и Енисейский тракты, заселение Сибири идет вдоль них. Наиболее крупные населенные пункты возникают преимущественно там, где гужевой путь смыкается с водным,
Б этот период решающим фактором для заселения являются уже не
стратегические, а перевалочные пункты.
Различные мелкие поселения — деревни, посады, городки с сезонными
ярмарками — возникают на стыке с подъездными путями.
К середине X V I I столетия почти вся территория Северо-западной и
Восточной Сибири была под властью Москвы, которая прекрасно понимала необходимость застройки и заселения завоеванных земель.
Южная часть Сибири, более удобная для земледелия, была освоена
позже северной в связи с более сложными историческими и природными
условиями. Наиболее воинственные коренные народы южной Сибири оказывали активное сопротивление продвижению русских.
Весь процесс продвижения русских в Сибирь был закончен только тогда, когда земельные приобретения достигли предельных рубежей: на востоке — Тихого океана, на юге — больших рек и горных хребтов, составляющих естественную границу с соседними странами.
Освоение нового края, создание острогов и крепостей с соответствующими гарнизонами вызывало необходимость обеспечить «служилых людей»,
заселявших остроги, продуктами питания.
Нужно было развивать земледелие вокруг острогов. Это привело к возникновению «государевой пашня».
Попытка привлечь на пашню местное население не имела успеха, так же
как и принудительное переселение русских крестьян из европейской части
России. Земледельцы бросали пашню и разбегались.
В дальнейшем правительство набирало на сельскохозяйственные работы
добровольцев «из охочих людей... лаской», с предоставлением различных
льгот, как, например, ссуд на первоначальное «обзаведение, подможные деньги на подъем, «а дворовое строение, на платье и на всякий
обиход ».
16
5. Братский острог. Внутренний вид башни
Этот метод заселения Сибири имел свои положительные результаты.
Остроги быстро обрастали поселениями, посадами.
Наряду с такими государственными слободами появлялись поселения,
организованные по собственной инициативе так называемых «гулящих людей», которые захватывали подходящие для земледелия угодья и заводили
хозяйство с казенной подмогой.
Так возникли заимки и хутора, которые впоследствии также превратились в крупные деревни и села, носящие до сих пор название по имени
первых засельников.
Кроме вольных промышленных и служилых людей, искавших новые
рынки сбыта и «угожие соболиные места», русское население Сибири
|
Е. А, Ащепков
-|7
составляли уже в X V I I веке люди, переселенные принудительным путем
<по указу».
Русские люди, проникая в Сибирь, слабо заселенную коренными наро~
дами, несли с собой передовую культуру, новые формы хозяйства и т. д.
В непроходимой до тех пор стране появились тележные дороги, связывающие населенные пункты, выросли города. Все это способствовало ускорению
развития края.
В последней четверти X V I I века в Сибири, на Алтае, в Саянах и З а байкалье ведутся усиленные поиски рудных месторождений и развивается
чернорудное производство.
Изменившееся международное и внутреннее положение страны заставило правительство обратить внимание на подземные богатства Сибири.
В целях привлечения к горнозаводскому делу частного капитала правительство Петра I издает специальные «указы» и «всемилостивейшие привилегии», предоставляющие «каждому охотнику какова б чина и достоинства ни были, как горное и плавильное дело, так и железные заводы и разные тому подобные фабрики и мануфактуры заводить свободно, також и
всякие руды приискивать как на собственных, так и чужих землях».
Эти призывы правительства нашли себе отклик среди некоторых представителей капитала. На Алтае были созданы «железные заводы» промышленников Демидовых и другие предприятия горнозаводского дела.
Однако из-за отсутствия местных рынков сбыта, плохого состояния
путей сообщения, из-за недостатка технического персонала и оборудования,
а также тяжелого подневольного труда горнозаводских рабочих и плохой
постановки производства начавшийся расцвет горнозаводского дела в Сибири был кратким.
Только после создания ряда крупных горнозаводских районов в Западной Сибири и на Алтае в Восточной Сибири эта область промышленности
стала также развиваться.
В X I X веке с проведением сибирской железнодорожной линии в Сибирь
двинулись значительные группы населения.
Вдоль железной дороги и в отдаленных районах возникают новые города, развиваются старые, организуются поселения.
В течение X I X века царское правительство усиленно использует Сибирь
как место поселения политических преступников и неблагонадежных с точки зрения правительства лиц.
18
6. Южная башня Якутского острога
Царизм эксплуатирует крестьян и промысловых рабочих, грабя и притесняя коренных жителей.
Несмотря на отсутствие крепостного права (оно существовало в Сибири
только в церковных землях), сибирские крестьяне испытывали все тяготы
эксплуататорского гнета.
2*
19
Трудные условия существования, суровый климат и большая разобщенность выработали в сибиряках решительность и настойчивость, необходимые в борьбе с угнетателями и природой.
Условия жизни в Сибири способствовали формированию крепкого,
закаленного человека — отсюда и искусство сибиряков: строгое и сдержанное, отличающееся от искусства жителей европейской части России.
Для изучения вопросов народной архитектуры Восточной Сибири
необходимо в первую очередь изучить зодчество Красноярского края и
Иркутской области.
Здесь еще можно встретить постройки и отдельные конструктивно-архитектурные приемы, давно исчезнувшие в европейской части СССР и даже в Западной Сибири.
I [риверженность к обычаям, традициям и старым строительным приемам была характерна для населения Восточной Сибири, состоящего в своей массе из людей, насильственно переселенных из центральных областей
России в этот суровый край.
Особенности деревянного зодчества Сибири были обусловлены специфическими факторами: удаленность некоторых районов края в течение
нескольких веков от широких путей сообщения и городских центров
способствовала сохранению многих композиционных приемов древнерусского
зодчества (таких, как «тройные» и «двойные» дома, а также комбинированные, сложные избы); обилие свободных земель для поселений создало
возможность свободной застройки, а разнообразие состава населения со
значительной прослойкой ссыльного и бродячего элемента привело к господству замкнутого типа хозяйства, вызвало необходимость в крытом дворе, усадьбе, отгороженной от внешнего мира монументальными воротами;
суровый климат повлиял на пространственное решение крытого двора
с внутренними террасами, площадками и переходами для обеспечения людям
прохлады летом и укрытия от непогоды зимой.
На Алтае, с его более мягким климатом и богатой природой, создавались системы наружных террас, лестниц, переходов, обогащавших архитектуру избы.
Избы строились с ориентацией на солнечную сторону, иногда без окон
в выходящих на север стенах (села Минуса, Тыреть и др.). Это сообщало
подобным сибирским постройкам особое архитектурно-композиционное выражение.
20
Обилие леса давало возможность выбирать хороший строительный материал. В ряде случаев избы и хозяйственные постройки из крупных бревен,
представляющих основной архитектурно-строительный модуль прежних сооружений, напоминали древнерусские храмы, остроги, терема.
Довольно значительными факторами, определившими в известной мере
специфику архитектуры деревянных сооружений Сибири, являлись
относительная территориальная близость и наличие торговых связей Сибири с народами Востока (Средняя Азия, Дальний Восток, Китай) и вековое
непосредственное общение с местным коренным населением (остяками,
якутами, бурятами, татарами и др.). В этой связи очень характерно появление в декоре русской сибирской избы своеобразно переработанных элементов декоративного искусства местного населения.
В многообразных формах декора в сибирских избах сказалась любовь
русских людей к украшению своих жилищ и умение талантливо перерабатывать все, что понравилось, не теряя в то же время своего национального
лица. Так, например, некоторые своеобразные виды изб, калиток, оград,
крылец и т. д., встречающееся в Восточной Сибири, являются отзвуками
седой старины, связанными с истоками русской деревянной архитектуры.
С этой точки зрения интересны столбы, стойки и коновязи на коренных
столбах. Все эти архитектурные элементы дают реальное представление о
древних формах русского деревянного зодчества.
Некоторые детали в сибирском народном зодчестве поражают силой
и смелостью общей композиции.
Очень интересны для истории русской архитектуры обнаруженные в некоторых сибирских постройках деревянные «мосты» — сплошные настилы
из бревен в два и три ряда, служившие фундаментами жилых домов в низких, заболоченных местах. Такое устройство бревенчатых фундаментов
встречалось на территории европейской части СССР в далеком прошлом.
Такие «фундаменты-мосты» имел еще языческий храм старого Каширского
городища.
Наличие подобных конструкций в древнерусском каменном зодчестве
(фундаменты, например, Киевской Десятинной церкви) дает основание
предполагать, что их возникновение связано с влиянием деревянного зодчества древнейших времен '.
1
Этот факт наводит на мысль, что строителями Десятинной церкви были русские
плотники, переключившиеся на строительство в камне.
21
Распространение в Сибири «сложных» — сдвоенных и строенных — изб
с характерными фасадами с двумя и тремя фронтонами, поставленными
в ряд, проливает некоторый свет на формирование каменной церковной
архитектуры соответствующего периода, имеющей широко распространенную форму фронтона вместо закомар.
Не менее интересно с архитектурно-конструктивной точки зрения
устройство в сибирских избах повалов-помочей — выпусков продольных
или поперечных стен для поддержания больших свесов крыш.
В жилой архитектуре европейской части Союза и русского Севера известны повалы, устроенные на продольных стенах (хоромы Строгановых
в Сольвычегодске). В Сибири же встречаются повалы, устроенные на поперечных стенах. Этот факт интересен тем, что дает основание предполагать возникновение повалов на поперечных стенах в церковных зданиях под
влиянием гражданского зодчества.
Вопрос этот не яашел еще должного разрешения, но некоторые примеры
сибирского зодчества подтверждают предположение о значительном влиянии жилой деревянной архитектуры на церковное зодчество.
На основании проведенных обследований можно сказать, что русская
народная архитектура Восточной Сибири имеет вследствие специфических
особенностей края некоторое отличие от народного зодчества Западной
Сибири и тем более от архитектуры европейской части СССР.
Планировка и застройка сел
екоторое представление о системе з а стройки сибирских поселений дают старинные планы и гравюры сибирских
городов-острогов, составленные русскими,
рисовальщиками— «знаменщиками», как
их называли в те времена, а также
зарисовки иностранных путешественников: Витсена, Адама Олеария, И. Идеса и других, посетивших Сибирь в
XVII—XVIII веках.
Древние сибирские города-остроги представляли собой в композиционном отношении не что иное, как большие развитые деревни с деревянными
постройками, обнесенные тыновыми или террасовыми оградами.
Подобные крепости-остроги возникали в Сибири по мере продвижения
по ней русских людей и первое время имели исключительно стратегическое
значение: необходимо было построить опорные пункты в новом, неосвоенном крае.
С течением времени остроги обрастали постройками пришлого люда —
промышленников, звероловов, охотников, купцов, «пашенных крестьян».
Беспокойная обстановка вынуждала воинские гарнизоны брать под свою
защиту население, расположившееся вокруг основного ядра — острога.
Постепенно с подчинением области московским воеводам постройки
горожан выходили за пределы стен острога, образовывая посады, где селилось преимущественно неслужилое население — ямщики, торговые люди,
ремесленники.
Разрастаясь во все стороны от основного ядра иногда с большой быстротой, города меняли свой облик в соответствии с окружающей природной обстановкой.
Развитие сибирских городов и сел шло обычно без плана, без какой-либо заранее предусмотренной схемы. Сама жизнь диктовала систему и ха25
рактер застройки как в городе, так и на селе. Как видно из анализа ряда
поселений, значительную роль в расположении и устройстве жилища играл
социальный фактор.
Ближе к центру города-острога обычно селились служилые люди и наиболее обеспеченные слои населения. Окраины заселялись преимущественно
менее состоятельной частью жителей.
Подобная организация городов и сел нашла соответствующее отражение в архитектуре. Наиболее крупные, богато оформленные постройки
возникали в центре. По мере движения к окраинам здания становились
беднее, хуже.
Полная свобода перестройки и организации отдельных усадеб влияла
на внешний облик деревни в целом.
Первые основатели селений, будь то «вольные» или «невольные» пришельцы в Сибирь, выбирали удобные в природном отношении места и
строили свои заимки-хутора без учета будущего роста поселка.
В некоторых случаях первые поселенцы противились дальнейшему заселению облюбованных ими мест. Так, в селе Старая Минуса старые жители
разрушали постройки новых пришельцев, старавшихся занять захваченные
ранее места.
После многолетней борьбы победили новые поселенцы, которые организовали новую часть села, слившуюся впоследствии со Старой Минусом
(рис. 7, 8 ) .
Постепенно деревня разрасталась от основного ядра первых поселений
во все стороны. Селились «гнездами», удобно располагаясь около рек, озер,
проездных дорог и просто в тайге — в «урманах».
Крестьяне очень внимательно подходили к выбору места для поселения.
Они заботились не только об утилитарных удобствах участка, но и о его
эстетических качествах.
Жители стремились к тому, чтобы из окон домов открывался хороший
вид, чтобы все село было хорошо обозримо из-за реки, с тракта или
с дороги.
Умение русских строителей сочетать характер застройки с природной
обстановкой, предусматривать необходимые удобства для жизни и красивый ландшафт — замечательное качество русских зодчих.
Касаясь архитектур но-пространственной композиции сел, организованных отдельными усадьбами-«гнездами», без ярко выраженных улиц, можно
26
7. Общий вид улицы в селе Старая Минуса Красноярского края
сказать, что в общей структуре этих сел, имеющих как бы случайно сложившуюся планировку, заложено своеобразное живописное начало.
Отдельные группы усадеб («гнезда») представляют собой самостоятельные небольшие комплексы жилых и хозяйственных построек (рис. 9, 10).
Эти отдельные «островки» застройки, разбросанные по сложному рельефу местности, имеют единое композиционное начало, общий архитектурностроительный модуль, близкие архитектурно-конструктивные детали, создающие единство целого.
При такой системе планировки предусматривалась органическая связь
застройки с окружающей природной обстановкой. Рельеф местности становился решающим фактором в организации деревни.
В зависимости от того, где размещалась деревня — около дороги-тракта, на берегу большой и многоводной реки или близ маленьких ручьев и
речушек, она принимала соответствующую планировку.
В тех случаях, когда для поселения выбирали участок близ маленькой
речки или ручья с извилистым руслом, деревня строилась на двух его берегах. Поселок получался без ярко выраженного центра и главной улицы —
обязательных принадлежностей деревень, расположенных около больших
рек и грунтовых дорог.
Однако такая планировка имела ряд преимуществ, а именно — большая
компактность, удобство расположения отдельных усадеб близко к воде,
возможность ставить жилые избы окнами на солнечную сторону и т. д.
Б таких деревнях, как Старая Тыреть, Малая Минуса, Восточенское,
Северьяново и др., подобная планировка встречается до сих пор.
С течением времени, когда к этим деревням были подведены трактовые
дороги, застройка их распространилась и вдоль тракта. Таким образом,
в одном и том же селе в настоящее время можно наблюдать различные
приемы планировки. То же самое наблюдается и во многих сибирских городах, выросших из острогов.
Превалировавшая в застройке городов свободная, живописная планировка, начиная с X V I I I века, сочетается с регулярной.
Это синтетическое сочетание свободной планировки с регулярной в ряде
случаев привело к очень интересным архитектурно-композиционным решениям, предусматривающим и функционально-утилитарные удобства.
В настоящее время еще недостаточно оценено большое художественноархитектурное значение древнерусской свободной планировки.
28
8. Общий вид поселения «гнездами» в селе Старая Минуса Красноярского края
При создании новых колхозных сел, расположенных на сложной по
рельефу местности, необходимо творчески использовать некоторые принципы данной планировки.
Часто в районах Восточной Сибири встречаются села, расположенные
у больших рек. Подобный тип заселения, носящий название «долинного»,
очень древний. Как уже говорилось, продвижение в Сибирь в первый
период ее освоения шло преимущественно по руслам больших и малых
рек.
Водные пути были основными магистралями, связывающими разрозненные, оторванные друг от друга редкие поселения. Удобно было селиться
около рек, дающих не только естественные пути сообщения, но и источник
подсобных, а иногда и основных доходов в виде рыболовства, охоты,
сплава леса и т. д.
Если посмотреть на карту Красноярского края и Иркутской области,
можно заметить, что даже в настоящее время при развитой сети грунтовых
29
9. Поселение «гнездом» в селе Старая Минуса Красноярского края
10. Уголок села Харюэовка Иркутской области
и железных дорог основная плотность заселения относится к бассейнам
больших рек — Енисея, Ангары и др.
В некоторых селах, расположенных на берегах рек в безлесной местности, строительство велось из дерева, полученного по рекам за сотни километров.
Как видно, дальность расстояний от основного строительного материала не смущала сибирских зодчих.
При «долинном» расположении деревень можно отметить несколько
приемов планировки и застройки улиц, единых по своей композиционной
схеме, но имеющих некоторое принципиальное различие. Обычно избы выстраиваются в относительно прямолинейный ряд или несколько рядов, образуя «порядки» — «ряды» улиц. Река при этом является как бы композиционной осью, объединяющей всю застройку.
Можно отметить три основных приема организации улиц в таких селах:
односторонняя застройка вдоль реки;
двусторонняя застройка в одну улицу;
ряд улиц, расположенных параллельно реке.
При односторонней застройке улицы избы обращены фасадами к реке,
дворы же со всеми хозяйственными постройками расположены за домом.
Общую композицию усадьбы завершает огород, где устраивается колодец
с журавлем, оживляющий силуэт деревни.
Можно отметить ряд сибирских сел, как, например, Малышевка, Балаганск, Харюзовка и др., представляющих живописную пространственную
композицию, органически увязанную с берегом реки и окружающим ландшафтом. Особенно живописными выглядят подобные села со стороны реки
и подъездов к деревне.
Обычно протяженная композиция села с одинаковой по высоте застройкой оживляется каким-либо высотным центром — церковью, звонницей или
пожарной вышкой, расположенными в центре села.
Как видно, создание вертикальной оси в центре поселения является
очень удачным композиционным приемом, что должно быть учтено
при проектировании новых сел, особенно расположенных на открытых
местах.
Общественные сооружения колхоза, как, например, клуб, сельсовет, пожарная часть и т. д., в композиции села могут играть роль вертикальной
оси.
32
В предложенных типовых проектах общественных зданий для колхозных
сел можно заметить стремление ряда архитекторов создать вертикальную
композицию сооружений.
Кроме общих архитектурно-композиционных вопросов, связанных с планировкой села на берегах рек, сибирские народные строители обращали
внимание на размещение жилых помещений в домах. Они стремились к
тому, чтобы из окон избы открывался хороший вид на реку и заречный
пейзаж. Подобная организация жилых помещений не исключала возможности дальнейшего развития улицы с сохранением известного порядка в застройке.
В Сибири имеются села, где ориентация окон жилья на реку была определяющим фактором при постройке изб.
До сих пор существующее мнение, что крестьяне часто строят свои
избы, как придется, без учета окружающей природной обстановки, исходя
только из функциональных удобств, в корне неверно.
Русский народ любит свою природу, тонко ее понимает и стремится так
организовать свое жилье, чтобы оно сочеталось с окружающим ландшафтом.
Среди сел с односторонней застройкой, где все фасады изб обращены
к реке, встречаются села, имеющие как бы раскрытое пространство перед
улицей, с видом на широкие заречные горизонты.
Обычно берег реки в таких случаях является излюбленным местом
отдыха для жителей села.
Живописную картину представляют открытые односторонние улицы в
дни праздников, когда пестрая, яркая толпа местных жителей заполняет
берег реки.
Наряду с некоторыми функциональными и эстетическими достоинствами
данной планировки (к таковым можно отнести то, что расширению усадьбы не препятствует берег реки, что все хозяйственные постройки размещаются со стороны поля и скот можно гнать не по главной улице деревни,
а в сторону от жилых построек, и т. д.) необходимо отметить и некоторые
ее недостатки.
Прежде всего при большом поселении очень растягивается улица села
и окраина далеко отстоит от центра. Некомпактная застройка неудобна,
особенно в зимнее время.
Кроме того, расположение приусадебных участков вдали от реки вызывает известное затруднение при поливке огородов.
3 < Е. Ащепков
33
Естественно, подобная односторонняя застройка старых сел Сибири не
может удовлетворять требованиям нового села. Но некоторые особенности
такой планировки должны быть учтены и критически использованы в современной практике строительства сел близ больших водоемов.
Наряду с односторонней застройкой деревень, расположенных на берегах больших рек, в Восточной Сибири часто встречаются села с двусторонней застройкой и рядами улиц, расположенных параллельно реке.
В общей композиционной схеме такие села мало чем отличаются от сел
Западной Сибири.
Очевидно, данная организация поселения была вызвана климатическими
условиями края. Основная, а иногда и единственная улица села при подобной планировке не была подвержена снежным заносам в такой степени, как
в селах с односторонней строчной застройкой.
Наряду со многими общими чертами в планировке «долинных» сел
Восточной и Западной Сибири между ними есть и некоторое различие.
Общая структура сел Восточной Сибири более компактна.
Избы различных хозяев ставились рядом — бок о бок, а хозяйственные постройки — амбары, расположенные на некотором расстоянии от
жилья и отделенные от избы воротами, соприкасались с соседними амбарами.
Таким образом, по фасаду получался своеобразный ритм построек: две
избы, ворота, два а м б а р а — и так на протяжении всей улицы (рис. 11).
Этот прием, очень типичный для Восточной Сибири, сообщал особый
характер всему фронту широких улиц.
Как видно на примере сел с двусторонней застройкой (Каменка, Лугавск
и др.), ориентация окон на юг или в сторону красивого ландшафта не
всегда имела решающее значение. Окна избы обычно размещались со стороны улицы.
В ряде случаев при организации села учитывалось направление господствующих ветров. В открытых местах, где зимой часто случаются естественные снежные заносы, улицы располагались по направлению господствующих
ветров. В этом случае улица не заносилась снегом, что было неизбежным
при иной ориентации.
Естественно, не всегда было возможно располагать улицы с учетом
господствующих ветров: этому препятствовали или рельеф местности, или
первоначально сложившееся ядро деревни, или другие факторы.
34
При расположении улиц без учета господствующих ветров в зимнее
время избы, размещенные с одной стороны улицы—«под ветер», во время
сильных метелей и буранов заносило почти до крыши снегом.
В таких случаях для защиты от заносов было естественным создать на
улице, перед постройками, зеленый заслон. Но только в отдельных деревнях (например, Медведка, Красный Я р ) можно наблюдать посадки зеленых насаждений, служащих для борьбы с заносами.
Обычно улицы сибирских сел, в особенности сел Иркутской и Красноярской областей, лишены зеленых насаждений.
Если кое-где и имелись сады, то они обычно размещались за домом,
со стороны двора.
При расположении домов вдоль тракта ширина улицы достигала 40—
60 метров, в то время как ширина обычных улиц не превышала 15—
25 метров.
Иногда по обеим сторонам тракта оставалось пустое пространство, заросшее травой, что как бы смягчало впечатление от плотной застройки
рядов улицы.
Улицы пересекались переулками, застроенными хозяйственными помещениями, обычно не имеющими окон.
С развитием в Восточной Сибири гужевых дорог села располагаются
вдоль них, преимущественно с двусторонней застройкой. Тракт в таких
случаях является основной улицей села.
Этот тип заселения, носящий название «дорожный», широко развит
в районах Красноярского края и Иркутской области. Обычно села, расположенные у трактов, имеют большую протяженность. Окраина села отстоит
от центра на расстоянии одного-двух километров.
Для создания большей компактности протяженной улицы и приближения окраины к центру, так же как в селах, расположенных у больших рек,
избы ставятся обычно узкой стороной к улице, образуя, таким образом,
плотный квартал. Очень типично в этом отношении село Восточенское
Красноярского края, построенное в 1745 г. (рис. 12).
Старое село с одной главной улицей, расположенное вдоль Каратузского тракта, протянулось с востока на запад километра на три. Только в
центральной части, около церкви, село как бы расширилось за счет пристроенных с двух сторон дополнительных улиц, идущих параллельно
главной.
36
*
12. Квартал с плотной 'застройкой
в селе Восточенское
Красноярского края
13. Общий вид улицы с плотной застройкой в селе Тигрецк Красноярского края
В данном случае церковь, поставленная в центре села, в середине широкой улицы, сыграла значительную композиционную роль в общей застройке.
Силуэт протяженного села с одинаковыми по высоте и общему архитектурно-конструктивному облику избами и хозяйственными постройками во
многом выиграл от наличия в центре высотной композиции.
При въезде в село по тракту с востока или запада перспектива широкой
и пустынной улицы, лишенной зелени, удачно замыкается в центре церковью, являющейся как бы организующим звеном всей застройки.
В селе Восточенском избы (в основном клетские и пятистенки) стоят
плотными рядами, обратившись фронтонами к улице. Они как бы прижались друг к другу, оставляя только место для устройства ворот.
Оград, выходящих на улицу, почти нет. Усадьбы имеют вытянутую
форму, периметр фасадной стороны двора очень мал, и на улицу выходят
только торцы изб и ворота.
Такая концентрированная застройка широко распространена в Восточной
Сибири. Дружная, тесная семья изб, поставленных вплотную, придает своеобразный характер всей улице и кажется особенно уютной в зимнее время
в глухих далеких деревнях, разбросанных по необъятным просторам Сибири
(рис. 13).
38
14. Общий вид улицы в деревне Дмитриевка Иркутской области
Прием плотной, компактной, застройки был широко распространен и
в других районах Сибири, а также на Урале и в европейской части России.
Но там подобные деревни имели иной характер.
Обычно отдельные участки, более широкие, чем в Восточной Сибири,
застраивались по всему наружному периметру усадьбы жилыми и хозяйственными постройками. Между отдельными усадьбами оставались небольшие разрывы, имеющие противопожарное назначение.
Анализируя приемы планировки многих сел Восточной Сибири
(Красноярского края и Иркутской области), нужно, отметить, что при некотором сходстве с планировкой сел европейской части России они наделены
особенностями, в большей степени продиктованными влиянием климатических и природных условий. Это сказалось на общей организации
села, на планировке усадеб, устройстве изб с ориентацией окон на солнечную сторону и на некоторых архитектурно-конструктивных деталях
(рис. 14, 15, 16).
39
15. Общий вид села Харюзовка Иркутской области
В деревнях Красноярской области (Тигрецк, Восточеяское и др.) имеются улицы и переулки, где на одну сторону выходят главные фасады изб
с окнами «на солнышко», а на другую — стены изб без окон, хозяйственные постройки, амбары, скотные дворы и т. д.
Такое расположение вызвано желанием ориентировать избу на солнечную сторону.
То обстоятельство, что окна изб выходят только на солнечную сторону,
придает своеобразный облик целому кварталу. Избы как бы отвернулись
от улицы и смотрят во двор — на юг. Глухие стены торцов изб и амбаров
создают спокойный ритм, нарушаемый лишь воротами, обычно стоящими
в разрыве между постройками (рис. 34, 35).
40
16. Переулок села Восточенское Красноярского края
Группы построек с окнами, выходящими во двор, производят очень
внушительное впечатление своими «безоконными» фасадами. Напоминая неприступные крепости-остроги, подобные сооружения поражают своей суровой замкнутостью.
Очень интересны постройки подобного типа в селе Старая Минуса
Красноярского края (рис. 9).
В данном случае предельно простыми средствами, своеобразной композицией простых объемов, без каких-либо декоративных украшений, зодчий
достиг большой выразительности и силы.
Предельный лаконизм, даже некоторая суровость всего комплекса звучат в унисон с окружающей природной обстановкой, простой и величественной.
41
Не менее интересным комплексом, сохранившимся почти в своем прежнем виде, является поселок Панкратово на реке Ангаре.
Своеобразная группировка построек, созданных из крупного леса, выразительный силуэт, отсутствие лишних декоративных украшений, целеустремленность общей композиции, органическая связь с окружающим ландшафтом свидетельствуют о высоком мастерстве зодчих.
Уцелевшие памятники сибирского деревянного зодчества интересны в
том отношении, что позволяют в какой-то мере судить о композиционных
приемах старых народных строителей, применяемых как в отдельных сооружениях, так и в строительстве целых комплексов.
В некоторых районах Сибири строители стремились так разместить деревни, чтобы они не были особенно заметны среди окружающей природы
(села Тыреть, Харюзовка, Голомыска и др.).
Подъезжая к селу, не сразу обнаружишь жилые постройки. Они скрыты
от взора случайного наблюдателя. Кажется, что село притаилось в лощине
за поворотом дороги или за холмом, приникло к земле. Возможно, в подобной организации поселений сказались особенности жизни первых поселенцев-застройщиков. Они выбирали для селения трудно доступные места,
расположенные как можно дальше от представителей власти.
В Минусинской тайге до сих пор сохранились поселки, которые трудно
отыскать незнакомому с местностью человеку, — это притаившиеся в глухих лесах бывшие старообрядческие скиты. Тайга как бы покровительствовала запрятанным в ее дебрях поселениям.
Большая оторванность населенных пунктов друг от друга и от районных
и городских центров наложила особый отпечаток на общий облик сел.
Характер архитектуры сел Восточной Сибири отличается некоторым своеобразием.
Наряду со стремлением в какой-то степени воспроизвести в местной
интерпретации мотивы народного зодчества европейской части России ощущается самостоятельность как в приемах планировки, так и в декоре.
Эта самостоятельность проявляется иногда в некотором упрощении планировочных приемов и архитектурного решения, что сообщает общему виду
сел, на первый взгляд, скучное, однообразное выражение.
На архитектуре села сказалась тяжелая безрадостная жизнь крестьянина
Восточной Сибири, выдерживавшего беспощадную борьбу не только с угнетателями, но и с суровой природой.
42
Невысокие, часто построенные без подклета избы, поставленные прямо
на землю, без фундаментов, со скромной декоративной обработкой, сосредоточенной преимущественно на наличниках окон, создавали впечатление
бедности и однообразия.
Кажется, что у жителей этих сел не было никакого стремления архитектурно оформить свои постройки.
Но это первое впечатление о скудной творческой фантазии сибирских
зодчих исчезает при более внимательном знакомстве с сооружениями.
Если в архитектуре сибирской избы нет ничего яркого и бросающегося
в глаза, то в ней есть другие, очень ценные качества. Скромность, конструктивная логика, художественная цельность, гармоническое сочетание построек с ландшафтом, простота и вместе с тем величественность сооружений позволяют говорить о сибирских избах, как об истинно художественных произведениях русского народа, свидетельствующих о его тонком понимании красоты.
Планировка и застройка усадеб
астройка усадеб в селах Восточной
Сибири однообразна. В основном преобладает одна, варьированная в некоторых
случаях схема двора.
Климатические условия Сибири и некоторые особенности хозяйственной жизни сибиряков повлияли в известной
степени и на общий принцип композиции
усадьбы.
Во
многих
селах
встречаются
замкнутые дворы, застроенные по всему периметру хозяйственными помещениями. Двор имеет обычно форму вытянутого прямоугольника (размерами 1 5 X 5 0 или 2 0 X 6 0 метров) и выходит меньшей стороной на улицу.
Естественно, что такое расположение участка требовало и соответствующей организации построек во дворе (рис. 17, 18, 19).
В системе замкнутого двора жилой дом обычно ставился торцом на улицу, образуя продольной стороной внутреннюю застройку
двора.
Непосредственно к избе примыкали навесы, где были сосредоточены
хозяйственные постройки: погреб, баня, мастерские для ремонта инвентаря,
затем располагались помещения для мелкого скота и птицы. Заднюю сторону двора обычно замыкали постройки для крупных домашних животных
с устроенными тут же сеновалами и помещениями для соломы. Иногда всем
этим постройкам предшествовал загон с навесом или открытый двор
(рис. 20).
Непосредственно за помещением для скота и хлевами размещался
огород.
Противоположная избе сторона двора застраивалась амбарами и другими помещениями для хозяйственных нужд.
Напротив избы, обращенный торцом с фронтоном к улице и большой
стороной с дверью к дому, ставился обычно самый прочный амбар для
хранения продуктов и ценного инвентаря.
44
17. Усадьба Соколова в селе Малышевка Иркутской области
18. Усадьба Наконечникова в селе
Старая Тыреть Иркутской
области
Расположение основного амбара по соседству с избой было вызвано
желанием всегда иметь перед глазами склад ценного имущества, чтобы в
нужный момент защитить его.
Амбар обычно устраивался без окон, с маленькой массивной дверью
с замысловатыми запорами.
Общую композицию замыкали ворота с двускатной крышей, перекрывающей все пространство от избы до амбара (рис. 21, 22).
46
19. Усадьба Вельских в селе Харюзовка
47
20. Замкнутая усадьба в селе Тигрецк
Красноярского края
48
21. Замкнутая усадьба в селе Тигрецк
Красноярского края
Замкнутый двор с монументальными глухими воротами и высоким заплотом производит впечатление маленькой крепости, надежно защищающей
обитателей усадьбы.
Наличие в прежние времена большого количества крепостей-острогов в
Восточной Сибири, возможно, в некоторой степени повлияло и на организацию усадеб первых русских поселенцев.
Позднее этот планировочный прием получил довольно широкое распространение.
Иногда можно наблюдать относительно новые постройки, созданные по
старинным образцам, в виде замкнутых, отделенных от внешнего мира
крепостей-усадеб.
4 Е. А. Ащепков
49
22. Замкнутая усадьба в селе Харюзовка Красноярского края
Часто в наружных дверях таких усадеб нет ни замков, ни запоров;
оконные рамы заделаны на «живую нитку». Ворота никогда, даже ночью,
не закрываются.
Очевидно, изменившиеся условия жизни крестьян не требовали уже
изолированной, замкнутой усадьбы. Но народ, верный традициям, в силу
привычки долго продолжал строить по старине (рис. 23).
Эта привязанность к старым традициям отчасти сказалась и на устройстве колодцев с журавлями в усадьбах, выходящих к реке.
Кажется, нет большой надобности устраивать колодцы на берегах рек.
Но привычка пользоваться колодцем, удобным в любое время года, а также эстетическое восприятие колодца с журавлем как украшения усадьбы
побуждали строителей (в большинстве случаев украинцев) устраивать
такие колодцы.
Эта небольшая деталь сельского двора удачно оживляет вид низкорослых построек.
Такие колодцы с журавлями особенно распространены в селах, расположенных по берегам Енисея (Кривинск, Лугазск и др.).
50
23. Замкнутая усадьба Севастьянова
в селе Старая Тыреть Иркутской области
В случае расположения прямоугольного участка большой стороной на
улицу композиционная система замкнутого двора не менялась. Только изба
поворачивалась к улице не торцом, а продольной стороной (рис. 25).
Такая организация усадьбы представляла возможность устраивать
в избе окна со стороны улицы, что было очень желательно для хозяев
дома.
В некоторых селах Восточной Сибири, как, например, Лугавск, Кривинск, Каменка, на одном участке ставились два дома — для двух хозяев,
обычно связанных родственными узами. Часто селились вместе брат с братом или отец с сыном и т. п.
4*
51
24. Усадьба Ленденева в селе Старая Тыреть
Иркутской области
25. Объединенная усадьба двух хозяев в селе
Малышевка Иркутской области
26. Объединенная усадьба двух хозяев
в селе Лугавск Красноярского края
54
27. Усадьба двух хозяев, объединенная
по фасаду общей крышей ворот в селе Зима
Иркутской области
55
28. Часть замкнутого двора в селе Золари Иркутской области
Избы в усадьбе в этих случаях располагались в зависимости от размеров участка торцовыми или продольными сторонами на улицу (рис. 24, 25).
Служебные постройки размещались обычно за "избами по периметру
двора. К каждой избе примыкала своя группа хозяйственных построек.
Центральная часть двора оставалась незастроенной.
Подобное объединение двух хозяйств на одном участке, как видно из
ряда примеров, функционально было удобно.
Общий широкий двор, обычно обстроенный навесами на массивных
столбах-стойках, удовлетворял хозяйственным потребностям. По такой усадьбе могла свободно проехать лошадь с телегой. Такой двор был приспособлен
для производства ремонта сельскохозяйственного инвентаря и т. д.
За первым большим двором, напротив ворот, в глубине, размещался
второй двор для хозяйственных нужд, в котором устраивались навесы и
помещения для скота.
Подобная организация участка с композиционной точки зрения представляла некоторый интерес. Это была своеобразная анфилада дворов,
56
29. Часть замкнутого двора в селе Восточенское Красноярского края
30. Внутренний вид замкнутого двора в селе Удинское Иркутской области
57
31. Часть замкнутого двора с навесом в селе Старая Тыреть Иркутской области
окруженных навесами. Темные пространства под навесами по периметру
двора хорошо организовали территорию центрального ядра.
Наряду с усадьбами, объединенными общим двором, встречаются усадьбы, объединенные путем устройства общих, рядом поставленных ворот,
перекрытых одной двускатной крышей. Дворы же отдельных хозяев в этом
случае перегораживаются плетнем (рис. 27).
При таком объединении каждая усадьба представляла собой как бы
разрезанный вдоль замкнутый двор, обстроенный хозяйственными помещениями по наружному периметру.
С внешней стороны объединенные усадьбы имеют единую фронтальную
композицию и хорошо оформляют улицу.
58
32. Тройной дом в деревне
Ивановка Томской области
59
34. Фасад квартала с ориентацией окон жилья на солнечную сторону в селе
Восточенское Красноярского края
35. Усадьба Кустова с ориентацией окон жилья на солнечную сторону в селе Харюзовка Иркутской области
Группы таких усадеб, связанные между собой общими архитектурно-конструктивными деталями, создают законченные комплексы кварталов.
Распространенные в Восточной Сибири виды планировки замкнутых
дворов с различными приемами размещения изб и хозяйственных построек,
как видно, имеют ряд достоинств, выгодно отличающих их от планировок
усадеб других районов.
Обеспечивая усадьбе естественную защиту от сильных ветров и снежных заносов, эта планировка, кроме того, предусматривает уютное и удобное оформление всего пространства двора (рис. 28, 29, 30, 31).
62
36. Соединенные усадьбы в деревне
Панкратьеве Иркутской области
63
Крестьянину, проводящему большую часть своей жизни в лесу или
в поле на пашне, естественно, хотелось в домашней обстановке иметь ограниченное пространство, замкнутый двор, защищенный участок.
В селах Западной Сибири подобная планировка замкнутых дворов также встречается, но она имеет некоторое отличие в размещении помещений.
Прежде всего размеры усадеб, их пропорции там несколько иные, и такая
вытянутая форма участка встречается редко. Обычно усадьба имеет прямоугольные формы, иногда близкие к квадрату, что, естественно, дает и иные
возможности в организации всех построек на территории двора. Кроме того, в Западной Сибири, вместо замкнутого двора широко практиковалось
устройство крытых дворов при двойных и тройных избах (рис. 32, 33, 34).
В настоящее время как в Западной, так и в Восточной Сибири редко
можно встретить хорошо сохранившиеся старинные постройки и тем более
архитектурные комплексы.
Сибирское село постепенно изменяет свой прежний облик.
Много старых сооружений перестроено в соответствии с новыми требованиями жизни, много исчезло бесследно. Только оставшиеся кое-где следы
прежних построек говорят о приемах планировки и застройки усадьбы и
проливают некоторый свет на строительные приемы русского народа.
Касаясь вопросов планировки усадьбы современного колхозного села
в Восточной Сибири, необходимо отметить, что строители-колхозники в ряде случаев при организации участка придерживаются тех прогрессивных
приемов, выношенных народной мудростью, которые соответствуют новому
укладу жизни и формам хозяйства.
Многие в настоящее время лишние постройки, как, например, большие
скотные дворы, сеновалы, амбары, крытые или открытые загоны для дневного пребывания скота зимой и др., не являются необходимыми в усадьбе
колхозника, так как основное хозяйство размещается в общих колхозных
дворах, расположенных в центре или на окраине селения.
В таких колхозных селах, как Малышевка, Харюзовка, Бараново, и в
целом ряде других общественные, хозяйственные и скотные дворы расположены вблизи от общей жилой зоны.
В других колхозах скотные дворы построены за селом, в наиболее удобных для этого местах.
Соответственно уставу сельскохозяйственной артели в личном пользовании колхозника остается некоторое количество скота, птицы и др., и в за64
37. Замкнутый двор о двойными
избами в деревне Панкратьево
Иркутской области
ВИСИМОСТИ от имеющегося хозяйства планируется современная колхозная
усадьба.
В Восточной Сибири чаще всего сохраняется периметральная застройка
усадьбы.
Обычно изба и амбар небольших размеров ( 4 X 5 метров) обращены
торцом к улице, а за ними размещены навесы. В некоторых случаях под
навесами устраивается баня, а усадьбу замыкает помещение для скота, за
которым обычно находятся огороды (рис. 35, 36, 37).
Такая планировка является наиболее типичной для многих колхозных
усадеб в Восточной Сибири, но наряду с ней встречаются и другие виды
организации двора колхозника.
Разработка этого вопроса — тема самостоятельного исследования.
Т и п ы изб
риемы планировки в селах Восточносибирского края не представляют большого разнообразия.
Виды планировки изб ограничиваются тремя-четырьмя основными схемами,
которые обычно варьируются с небольшими изменениями.
В селах Красноярского края и Иркутской области, как, например, Тигрецк,
Знаменка, Кривинск, Бараново, Малышевка, Балаганск и др., наиболее
распространенными схемами в планировке жилья являются «клеть»,
«связь» и «пятистенок».
Общий прием планировки, как и внешний вид избы, обычно
несложен. Старые избы построены по одной, раз установившейся
простой схеме, да и новые сооружения не отличаются оригинальностью приемов.
Это еще раз свидетельствует о медленном развитии народного жилья,
о прочности старинных строительных традиций, которые переходят из поколения в поколение.
Некоторые изменения планировки жилья, вызванные необходимостью расширить помещения в связи с возросшими бытовыми и хозяйственными потребностями крестьян, выражались в прирубе дополнительного объема к существующему зданию или введении во внутренний объем перегородок, членящих основное помещение на ряд
мелких ячеек.
В Восточной Сибири редко встречаются двойные и тройные дома и
комбинированные сложные избы, распространенные в Западной Сибири
и на Алтае.
Условия принудительного поселения не могли стимулировать и художественное творчество народа. Люди не стремились к созданию нового
типа жилья и новой планировки. Они пользовались известными, установившимися простыми приемами строительства, повторяя эти приемы из
года в год.
67
38. Баня из крупных бревен-половинок в селе Тигрецк
Красноярского края
39. Изба из крупных бревен-половинок в деревне Каменка
Красноярского края
68
40. Хакасская деревянная юрта
41. Изба «клетью» из длинных бревен в селе Зима Иркутской
области
69
С течением времени под влиянием местных условий в простую схему
жилья вводились различные изменения: пристройки, крытые сени, защитные стенки, навесы и т. д., которые по существу не меняли принципиальной
схемы планировки, а только сообщали ей новое внешнее выражение.
Однако однообразные приемы планировки жилья в селах Восточной
Сибири несколько отличаются от планировочных схем, распространенных
в Западной Сибири.
Если в общей композиции жилья заметны некоторая ограниченность
и трафаретность приема, то сам объем клети или избы «связью» иногда
имеет свой самобытный характер.
Так, например, встречаются «клети» и избы «связью», имеющие большую протяженность при малой высоте здания (рис. 41).
Обычно рубленные из длинных и толстых бревен, без подклетей, такие
постройки приобретают своеобразное архитектурное выражение от завершения коньком интересной формы (рис. 42, 43).
Сильное, предельно лаконичное завершение постройки соответствует
композиции всего здания, не имеющего никаких украшений.
Простотой и строгостью веет от подобных сибирских изб. Их внешний
облик как бы повествует о тяжелой жизни поселенцев, заброшенных в далекие холодные края, где не было места для лирики и развитой декоративной мелодии.
Хорошо понимая окружающую обстановку, глубоко чувствуя суровый
и вместе с тем величественный сибирский пейзаж, народные зодчие стремились к тому, чтобы их простые и скромные произведения органически
сливались с природой, как бы врастали в нее.
Нужно отметить, что только старые постройки, расположенные в отдаленных местах, сохранили эти черты русского деревянного зодчества. Более новые постройки, обычно рубленные из мелкого леса (крупный лес уже
редко встречается вблизи от населенных мест), лишены эпического спокойствия и не производят того впечатления менументальности, которое свойственно этим могучим старым великанам.
Влияние городской деревянной архитектуры на более новые постройки
также не всегда шло на пользу непосредственному народному творчеству.
Нельзя отрицать прогрессивной роли городского деревянного зодчества.
Многое, что позаимствовано из города и привнесено в деревню, своеобразно
переработано в сельском строительстве и, безусловно, расширило творческий диапазон народных зодчих.
70
42. Изба «клетью» из крупных бревен в селе Балаганск Иркутской области
43. Изба «клетью» из крупных бревен в деревне Муруй Иркутской области
Но наряду с ценными художественными элементами в декор народного
зодчества проникли из города и малохудожественные модернизированные
формы, снизившие его самобытность.
Значительный интерес представляют некоторые села, расположенные
в бассейнах рек Енисея, Ангары и по старым дорогам-трактам.
В селе Старая Тыреть, находящемся на Московском тракте, встречаются избы, насчитывающие более 100 лет.
Эти вековые сооружения, в некоторых случаях уже пришедшие в ветхость, смогли донести до наших дней старинные строительные приемы, применявшиеся в устройстве первоначального клетского типа избы.
В основном изба «клетью» представляет в плане четырехугольник, размеры сторон которого соответствуют длине «ходового» бревна (5—8 метров).
72
44. Изба «клетью», срубленная «в лапу», в селе Старая Тыреть Иркутской области
Наиболее старые постройки «клетью», рубленные обычно из крупной
«кондовой» лиственницы, широко распространенной раньше в Восточной
Сибири, производят внушительное впечатление, поражая своей подчеркнутой простотой, строгостью и монументальностью.
Во многих избах «клетью» (в селе Старая Тыреть, Золари и др.) устроены крыши на «потоках» и «курицах», что также указывает на их древнее происхождение (рис. 44),
Поставленные плотными рядами (торцами на улицу), увенчанные массивными охлупнями с большими выносами вперед и огромными свесами
крыш на повалах, осевшие от времени, эти почтенные старцы представляют своеобразное, живописное зрелище (рис. 45). Они не кажутся бедными, несмотря на отсутствие каких-либо декоративных украшений. Цельность и законченность композиции составляет их естественную красоту.
В ряде случаев к простой прямоугольной в плане клети примыкают
с заднего дворового торца сени, являющиеся необходимой принадлеж73
ностью клетской избы. Желание защитить свое жилье от холода, естественно, породило соответствующую пристройку, иногда развивающуюся до
размеров клети и служащую в ряде случаев подсобным помещением для
склада инвентаря и продуктов.
Иногда сени-прируб, устраиваемые с северной стороны, имеют еще дополнительные пристройки в виде навесов или обшитых тесом помещений,
предназначенных для лучшего сохранения тепла в избе.
Интересна и очень типична старая клетская изба Александра Смолянинова в селе Харюзовка Иркутской области (рис. 46, 47).
В настоящее время редко встречаются такие древние избы. Различные
пристройки и подновления искажают первоначальный облик старых сооружений,
Иэба Смолянинова построена в 1773 г., о чем свидетельствует справка,
найденная под «маткой» в чулане. Принцип постройки и некоторые детали
говорят о древности сооружения.
В настоящее время эта постройка, рубленная из 11 венцов кондовой
лиственницы, тремя венцами сруба вросла в землю, и наружная стена ее
состоит из 8 венцов.
План жилого помещения представляет собой прямоугольник со сторонами 5 и 7 метров. С северной стороны к нему позже прирублены сени (по
объему в 2 раза меньше избы).
Вход в сени не имеет крыльца, так как пол находится ниже уровня
земли, В сенях отгорожен небольшой чуланчик с вертикальной обшивкой
из толстых тесин. Внутренние стены сеней и избы сделаны без какойлибо окраски и штукатурки из гладко отесанных бревен. Раньше эти стены
систематически мыли, так же как и потолок, и они имели вид лощеной
поверхности.
Очень небольшая высота жилого помещения (2 метра) подчеркивается
массивным потолком из сплошного круглого накатника из крупных бревен.
Вся эта тяжелая бревенчатая плита покоится на такой же крупной «матице», заделанной в поперечнике стены.
Пол устроен из огромных бревен-половинок, уложенных на «подпольной» матице, также закрепленной в поперечные стены.
Эти конструктивные элементы, прекрасно выявленные в структуре интерьера, создают впечатление удивительной органичности и цельности всего внутреннего пространства.
74
45. Улица в селе Старая Тыреть Иркутской области
46. Общий вид клетской избы А. Смолянинова в селе Харюзовка
Иркутской области
Строительный материал — бревно — является основной темой и основным средством художественной выразительности.
В устройстве внутреннего помещения избы чувствуется стремление
строителя создать полноценное, органичное решение не введением в интерьер каких-либо декоративных элементов, а масштабностью отдельных
деталей.
Об этом красноречиво свидетельствуют архитектурно-конструктивные
элементы избы.
Очень маленькая дверь (высотой в 1,4 м) с массивными колодами ведет из сеней в эту монументальную, как бы сделанную из одного куска дерева избу. Все здесь пахнет стариной — и широкие лавки по стенам, устроенные из массивных тесин, и полати около входа в избу, и маленькое,
случайно уцелевшее волоковое оконце, в прежние времена затянутое бараньей брюшиной.
В избе имеется старинная глинобитная печь на «корзине», занимающая половину помещения и ни разу не ремонтированная с момента постройки, и маленький «голбец» за печкой.
Маленькие печурочки, нишки, «горшечники» предусматривались строи76
47. Клетская изба А. Смолянинова в селе Харюзовка Иркутской области.
Фасад, план, внутренний вид и детали
77
48. Изба «длинной» клетью в селе Балаганск Иркутской области
телем для создания максимального удобства в хозяйстве. Напротив печи,
находится окно, которое прежде было волоковым, но впоследствии перестроено и увеличено. При расширении оконных проемов необходимо было
перерубить поперек несколько венцов, что (со слов хозяев) представляло
большую трудность, так как топоры гнулись и отскакивали от прочного
столетнего дерева.
Изба в свое время была срублена прославленными «кондратьевскими» топорами, которыми так гордились местные строители. Очень небольшие размеры оконных проемов, как видно, объяснялись дороговизной
стекла.
Фасад избы выполнен в очень скупых, строгих формах, но при всей
видимой суровости некоторые элементы наружного оформления, как, например, повалы-кронштейны для поддержания большого свеса крыши,
сделаны с большой выразительностью. Строитель решил украсить свою
нехитрую постройку хотя бы этой деталью.
78
49. Изба «связью» в селе Старая Тыреть Иркутской области
Статичность общего объема, завершенного двускатной крышей с бревенчатыми фронтонами, удачно подчеркивается двумя оконцами по «лицевому» фасаду. Раньше крыши на потоках и «курицах» были завершены
массивным охлупнем, который сообщал всему сооружению особую выразительность.
В данной постройке удачно найден образ сибирской клетской избы.
Большой интерес представляют так называемые «длинные» клети, часто
встречающиеся в районах Иркутской области. Подобные постройки обычно
ставились в усадьбе с ориентацией на солнечную сторону. Оформление
улицы, как видно, не всегда беспокоило строителя. Изба прежде всего
служила завершением небольшого замкнутого двора. Все хозяйственные
постройки — амбары, завозни и пр. — располагались по периметру двора
впереди жилой избы. Рядом с избой устраивался скотный двор, а за
ним — огород.
6*
79
Усадьба производила довольно уютное впечатление и функционально
была удобна.
К длинным клетям обычно пристраивались дополнительные прирубы —
сени, перед которыми устраивался небольшой навес, служивший продолжением общего навеса над хозяйственными постройками (рис. 48).
Крыльцо в две-три ступеньки, очень примитивного устройства, обычно
размещалось параллельно большому фасаду здания.
Внутреннее устройство избы ничем не отличается от устройства обычных клетей, только объем единственного жилого помещения больше, чем
в прочих избах.
В ряде случаев прирубленные сени в летнее время используются как
жилое помещение.
Внешний вид длинных клетей довольно выразителен, своеобразная композиция всего сооружения подчеркнута двумя окнами бокового фасада,
сдвинутыми к углу стены, противолежащей входу, и массивным охлупнем
со значительным выносом перед фронтоном.
Как видно, большой вынос охлупня был продиктован эстетическими соображениями. Строители прекрасно чувствовали общий силуэт избы; при
всей строгости и простоте композиции они стремились подчеркнуть выразительность силуэта развитым охлупнем. И нужно отдать им должное, подобные избы производят очень сильное впечатление.
Общая асимметричная композиция фронтального фасада уравновешена
отдельными деталями, создающими гармоничное целое.
В декоративной обработке деталей чувствуется большая сдержанность
и простота, соответствующая общему композиционному приему.
Интересно отметить, что подобные избы можно встретить в различных,
отдаленных друг от друга районах Иркутской области. Так, в селе Голомыска, расположенном на Ангаре, длинные клети почти такие же, как
в селе Старая Тыреть, находящемся от него на расстоянии более 100 километров.
Как видно, удачный принцип композиции нашел себе широкое, повсеместное распространение в большом районе. Это не было заимствованием удачной формы. Строители логически приходили к единому
решению.
Широкое распространение в селах Восточной
«связью».
80
Сибири
имеет
изба
50. Фрагмент избы «связью» в городе Минусинске. Вид с северной стороны
Этот тип жилья, встречающийся в различных районах России, как видно, был особенно удобен крестьянам.
Соединение двух жилых помещений теплыми сенями удовлетворяло бытовым потребностям сельского жителя.
К имеющейся уже клети сельскому хозяину было нетрудно прирубить
еще одну клеть на некотором расстоянии, необходимом для устройства
сеней «связи».
Соединение двух клетей производилось различными способами. Иногда
выпуск бревен одного сруба примыкал прямо к торцам другого сруба.
Щель, образованная от соединения двух срубов, заделывалась с внутренней стороны тесиной.
б Е. А. Ащепков
81
Иногда в поперечные торцы бревен вделывалось стягивающее бревно —
«братина», уложенное в пропуск одного торцового бревна и закрепленное
по концам клиньями. Эта очень древняя конструкция обеспечивает известную прочность сооружению. Часто можно было наблюдать не закрепленные подобным образом отдельные клети, разошедшиеся на стыке. Вся изба
как бы переломлена пополам в силу неравномерной осадки отдельных
срубов. В некоторых случаях для большей прочности соединения продольные бревна пропускаются «в перебежку», образуя таким образом как бы
продолжение стены.
При устройстве избы «связью» для продольных стен применяли длинные бревна, достигающие иногда 10—12 метров.
В ряде сел (Золари, Северьяново, Голомыска, Каменка, Лугавск и др.)
встречаются избы с развитой «связью», где «связь» равна по размерам самой избе. В этом случае вся постройка приобретает вытянутую форму,
а длина ее доходит до 15—18 метров (рис. 49).
При подобной композиции «связь» является хорошим дополнительным
помещением для хозяйственных нужд. Таким образом, значение «связи»
как таковой уже теряется и она получает качественно другой смысл, приобретая функции вспомогательного служебного помещения и развитых
центральных сеней. Типична в этом отношении одна из сохранившихся
старинных изб города Минусинска (рис. 50).
Этой постройке, по словам хозяина и свидетельству работников Краевого музея, более 200 лет. Избу строил прадед хозяина избы. До наших дней
сооружение дошло в мало измененном виде. Рубка стен производилась одним только топором, без пилы. Небольшие окна, равные по высоте трем
бревнам сруба, дверь размерами 1,40X85 сантиметров, оформленная массивными колодами-косяками, кованые детали ручек и запоры дверей с простой старинной орнаментикой — все говорит о древности сооружения и старинных строительных традициях.
Планировка дома очень проста и представляет собой развитую связь.
Размеры избы в п л а н е — 16X5 метров. Дом обращен торцом к улице, куда
раньше выходила чистая горница. За горницей была расположена развитая
«связь» — сени с чуланом и летним помещением, а дальше — изба с русской печью. Сени имели два выхода: один — «чистый» — непосредственно
к главному входу усадьбы, и другой — хозяйственный — во вспомогательный двор. Изба находилась на подклете, который раньше использовался
82
51. Изба «связью» Демшина в селе Лугавск
Красноярского края
как склад наиболее ценного инвентаря, продуктов и место для зимовки мелкого скота и птицы. В подклет вела небольшая дверь (высотой 1,2 метра),
расположенная под связью. Окна в подклете раньше не было, освещение
производилось через «продухи», «душники», прорубленные в нижних венцах сруба и «заволакиваемые» раньше бараньей брюшиной.
Окна жилых помещений ориентированы на солнечную сторону, преимущественно на юго-восток. На север не выходит ни одного окна избы.
В силу этого получается своеобразный «безоконный» главный северный
фасад и уютные внутренние помещения, которые и по настоящее время сохранили кое-что от первоначального старинного устройства. Массивная
глинобитная русская печь на деревянной «корзине» (без фундамента, на
матке), низкие потолки (2,4 метра), широкие тесовые лавки вдоль стен,
«красный» угол, непременный голбец за печкой, полати над входом в избу,
примыкающие одной стороной к печке, — все это редко встречается даже
в очень старых сибирских постройках. Очень маленькие оконные проемы
(70 X 45 сантиметров), оформленные тяжелыми косяками и огромной
подоконной подушкой, массивные двери, проходя
через
которые
непременно нужно пригнуться, чтобы не задеть головой верхнюю подушку, — от всего здесь веет глубокой стариной, давно установившимся
деревенским бытом.
Некоторые конструктивные элементы избы также сохранили черты,
свойственные наиболее древним сооружениям. Так, например, пол в горнице устроен из крупных половинок бревен (размерами до 50 сантиметров),
очень хорошо сплоченных стесанными кромками.
Вся система сплошного монолитного настила в один ряд покоится на
огромном бревне-«матке», врубленном в поперечник стены. Потолок устроен таким же образом из половинок, повернутых круглой частью вверх и
засыпанных сверху землей.
Четырехскатная крыша покоится на «быках» — бревнах, поставленных
на верхние венцы сруба под углом 45° и скрепленных вверху князевой
слегой.
Кровля устроена из теса в два ряда. Толщина тесин кровли — 7 см.
По словам хозяина, крышу последний раз перекрывал его дед, когда
самого его еще не было на свете. Таким образом, как видно, это было около 100 лет назад. Результаты осмотра крышн говорят о ее технической
годности еще на многие годы.
84
52- Изба «пятистенка» в деревне Каменка Красноярского края
Двухвековое существование избы отразилось только на некоторых деталях. В основном дом хорошо сохранился и при соответствующем уходе
и надзоре сможет просуществовать еще не один десяток лет.
Внешнее оформление избы предельно лаконично и просто, в особенности
с северной стороны, лишенной окон. Монументальный сруб, подчеркнутый
вертикальным рядом выступающих торцов поперечных бревен, своим трехчастным делением производит своеобразное впечатление. Даже прорубленная позже вторая дверь и пристроенная «связь» не нарушают органической цельности этого могучего старого сооружения.
Дальнейшее развитие «связи» в некоторых случаях приводит к ее превращению в самостоятельное жилое помещение. Таким образом, получается
трехчленный дом, как бы состоящий из трех рядом поставленных клетей,
перекрытых одной общей крышей.
85
53. Изба «пятистенка» в деревне Вяткино Иркутской области
54. Пятистенная изба в деревне Куприяново Красноярского края
Самостоятельность каждой клети подчеркивается отдельным входом через пристроенные сени.
Интересен построенный таким образом дом Демшина в селе Лугавск
Красноярского края (рис. 51).
Дом — не особенно старый, срублен из прекрасной кондовой лиственницы и хорошо сохранился до настоящего времени. Усадьба представляет
собой замкнутый двор, обстроенный по всему периметру служебными хозяйственными помещениями.
На улицу выходят два амбара, поставленные с двух сторон жилого дома и своими торцами как бы завершающие фронтальную композицию.
Очень небольшие разрывы между амбарами и избой застроены воротами, примыкающими с двух сторон вплотную к дому, поставленному в центре всей композиции и выходящему большой стороной на улицу. Окна жилого помещения выходят на южную сторону. С противоположной дворовой — северной — стороны, где нет ни одного окна, размещены три
самостоятельных входа: два — по бокам и один — в центре, ведущих в
жилые помещения — простые клети, без каких-либо дополнительных членений.
Этот дом, сохранивший до наших дней свой первоначальный вид, построен когда-то тремя братьями Демшиными, и в свое время, по словам
старожилов села, в нем жило более 20 членов их семей.
Имея общие хозяйственные постройки, общий двор, каждая семья владела самостоятельным жилым помещением с отдельным входом.
Подобный прием устройства общего дома для многочисленной семьи под
одной кровлей нередко встречается в селах Красноярского края.
Приблизительно так же построен дом Огнева в той же деревне. В отличие от двойных и тройных домов с самостоятельными кровлями, довольно распространенных в некоторых районах Западной Сибири, местные сельские строители находят иную схему композиции и придают ей свое внешнее оформление.
Не реже, чем избы «связью», в Восточной Сибири встречаются избы
«пятистенки», имеющие поперечную рубленую стенку, членящую внутреннее помещение на две равные или неравные части (рис. 52, 53, 54, 55).
В одной половине устраивается кухня с большой русской печью, а в другой — «чистое помещение» — горница, не предназначенная для постоянного жилья.
88
55. Изба «пятистенка» в деревне Каменка Красноярского края
Пятистенные дома часто строились без подклетей. Сформировавшаяся
под влиянием городских построек, где подклет не имел большого значения,
пятистенная изба оставалась в конструктивном отношении неизменной и
по внешнему виду напоминала городские дома.
В некоторых случаях сельские пятистенные дома под влиянием новых
городских построек изменяют свой прежний облик — обитатели прорубают
в них новые, большие по сравнению с прежними окна.
Подобные подновленные избы теряют свою прежнюю монументальность и выразительность, так как в сибирских условиях излишние размеры
оконных проемов нерациональны.
Старые строители прекрасно учитывали необходимую освещенность
помещения, равную обычно 1/8—1/9
Наглядным примером несоответствия больших окон общей схеме деревенской избы является изба Букина в селе Вяткино Иркутской области
(рис. 53).
89
56. Крестовый шестистенный дом в селе Лугавск Красноярского края
В этой избе наряду с двумя вновь прорубленными окнами, оформленными наличниками со ставнями, сохранилось маленькое — в три венца —
оконце. Большие оконные проемы никак не связаны с общим лаконичным видом избы и являются случайным, чужеродным элементом на
простом фасаде. В то же время маленькое прежнее оконце как бы влито
в структуру бревенчатого сруба и не нарушает общей гармоничности
постройки.
Как видно, при устройстве оконных проемов в избе нужно учитывать
прежде всего необходимую освещенность помещений, а также масштабную
единицу сооружения, его модуль (в данном случае—бревно).
Встречающиеся в Восточной Сибири шестистенные «крестовые» дома
в общей массе не представляют чего-либо нового по сравнению с такими
же постройками других областей Сибири. Обычно такие избы размещались в центре села, так как они чаще всего принадлежали кулацкой прослойке деревни (рис. 56, 57, 58).
90
57. Сложный дом (пятистенка и связь) в селе Золари Иркутской области
Фасады шестистенок — наиболее крупных деревянных домов — украшались более пышно, чем другие сооружения, и чаще всего на городской лад.
В декоре крестовых изб уже почти не встречается глубинная, или выемчатая, резьба, ее заменяет дешевая ажурная выпиловка, иногда заполняющая все пригодные для декора места.
Оконные проемы в шестистенной избе делаются излишне большими и
даже там, где в них нет большой надобности.
Бревно уже не является основным элементом архитектурной выразительности — его зашивают тесом.
Но различные виды тесовой обшивки бревенчатых стен зачастую только
уродуют сооружение. Лишь изредка художественно выполненная обшивка
украшает избу. Интересен в этом отношении старый крестовый дом в селе
91
58. Крестовый дом с галереей-входом в деревне Новоселово Иркутской области
59. Крестовый дом, обитый рейкой, в селе Тигрецк Красноярского края
Тигрецк Красноярского края (рис. 59). Главный фасад, выходящий на
улицу, обработан накладными рейками, уложенными «в елку». Это создает
статичной по своим массам постройке интересную структуру стены.
Выступающие торцы поперечных стен обработаны пилястрами с такой
же диагональной реечной обшивкой. Простой мотив, выполненный с большим мастерством и тактом, производит очень хорошее впечатление. Боковые фасады, также- обшитые тесом, выполнены иначе.
Верхняя часть фасада обработана широкими досками. Ниже устроен горизонтальный пояс — фриз, состоящий из мелких дощечек, поставленных
вертикально в ширину пояса с обработкой швов узкой рейкой.
Удачное сочетание верхних крупных элементов с измельченными нижними гармонирует с общей структурой плоскости стены.
Интересно устроены в особом симметричном прирубе к заднему фасаду
входы с сенями. Прируб, равный по ширине половине избы, поставлен симметрично главной оси постройки и подчеркивается небольшой дверью, ведущей в подклет. Два оконца в верхней части сеней удачно закрепляют общую симметричную композицию.
С двух сторон прируба, в особых навесах, уютно разместились крыльца,
устроенные на пропусках семи нижних венцов сруба сеней.
Одна общая двускатная крыша над сенями и крыльцами уравновешивает и стягивает композицию в одно целое.
Интересная функционально оправданная и конструктивно логичная
композиция пристройки завершает все оформление простой крестовой
избы.
Оформленный на городской лад дом все же не производит впечатления
аляповато украшенной постройки, наоборот, большое чутье мастера и его
художественный такт способствовали созданию нарядного красивого сооружения, удачно оформляющего небольшую улицу.
Довольно распространенным типом крестовых изб являются постройки
с «вынутым углом» (рис. 60, 61). В этом случае один угол дома, чаще
дворовый, как бы вынут из объема шестистенки. План жилья принимает
Г-образную форму.
В вынутом углу устраивается вход в избу с развитой террасой, равной
'/-! объема избы. Терраса, срубленная часто из длинных бревен, представляет собой монолитное сооружение. Четырехскатная кровля обычно перекрывает всю прямоугольную или квадратную в плане постройку. Терраса
94
60. Шестистенный дом с вынутым углом в селе Старая
Красноярского края. Внд со стороны угла
Минуса
с крыльцом, устроенным под общей кровлей, функционально очень удобна
и создает живописную пространственную композицию.
В некоторых случаях крытая общей кровлей терраса получает очень
большие размеры и заполняет собой всю плоскость стены, являясь как бы
второй половиной крестовой избы.
Жилая часть по существу остается пятистенной, и только нижние венцы
всего сруба и верхняя часть говорят о крестовой постройке (рис, 62). Такой прием применен в доме в деревне Старая Тыреть Иркутской области.
В основном шестистенный дом по периметру большей стены обстроен открытой терраской, по площади равной Уз всей постройки.
Обработка террасы аркадами, в свое время застекленными, создавала интересную композицию. Даже сейчас, когда в аркадах не осталось ни стекол, ни переплетов, дом не потерял своей живописности
и своеобразия.
95
61. Шестистенный дом с вынутым углом в селе Старая Минуса Красноярского края
Подводя итог обзору типов изб Восточной Сибири, можно сказать,
что указанными основными схемами («клеть», «связь», «пятистенок» и крестовая изба) исчерпываются почти все основные приемы планировки изб
в данных районах. Очень редко здесь встречаются более сложные комбинированные избы, распространенные в юго-западных районах Сибири. Один
или два каких-нибудь типа изб заполняют иногда все село, и только разнообразные детали (оконные наличники, крыльца, ворота) оживляют скучную, на первый взгляд, деревню. Но некоторая простота и даже примитивность объемно-пространственного решения как бы компенсируются удачными по форме и пропорциям архитектурными деталями. Зодчие хорошо
чувствовали и понимали значение архитектурно-декоративных элементов
в общей композиции сооружения. Обычно чем проще была изба по своему
объему, тем больше внимания уделяли строители исполнению отдельных
деталей дома, таких, как наличники окон, карнизы, крыльца и т. д. В выполнении этих элементов дома видна наряду с высоким профессиональным
мастерством особая любовь строителей к декору. Как известно, профессиональные навыки передавались в народе из поколения в поколение. Многие
сельские избы, срубленные 20—30 лет назад, при общей простой композиции отличаются художественно выполненными деталями. В новых деревянных постройках колхозных сел Сибири чувствуются бережное отношение
строителей к национальным строительным традициям и умение использовать в современной практике все то, что является прогрессивным и жизненным в наше время. И теперь в Сибири встречаются дома, построенные
по типу старых пятистенок и изб «связью», иногда измененные дополнительными пристройками. Удобство планировки и относительная конструктивно-строительная простота объясняют широкое распространение
этих типов изб.
Они встречаются не только в европейской части СССР и Западной
Сибири, но и в Восточной Сибири.
Однако не следует думать, что пятистенный дом или дом «связью» и
в дальнейшем будет применяться в сельском колхозном строительстве без
особых изменений.
Мы не должны переносить целиком в современную деревянную архитектуру старые приемы планировок и декоративные формы.
Старая, выношенная веками планировочная схема может и должна быть
улучшена в соответствии с современными требованиями,
98
Колхозника уже не может целиком удовлетворять старое устройство
дома — одна жилая комната-горница и кухня-изба.
Осваивая наследие прошлого в области деревянной сельской архитектуры, мы должны подойти к нему критически. Не следует забывать того,
что в дореволюционной деревне жилище часто строилось не по вкусам, а
по средствам строителей.
Некоторые крестьянские постройки дореволюционного периода отличаются примитивностью как в планировке, так и во внешнем оформлении.
В них иногда отсутствуют элементарные жизненные удобства.
Внимательное и критическое освоение различных строительных приемов»
бережное отношение к нуждам и потребностям колхозников позволят создать архитектуру жилища, понятную и близкую народу.
При проектировании нового колхозного жилища необходимо вносить
существенные поправки в планировку дома в соответствии с новым строем
колхозной жизни и требованиями социалистической культуры.
Хо зяйственные
постройки
елременнои принадлежностью населенного пункта — деревни, заимки, хутора—являются хозяйственные постройки:
амбары, сараи, бани и т. д.
Интересные с точки зрения общей
композиции и объема, с большими свесами крыш, выпусками поперечных венцов, с защитными стенками, амбары
хорошо гармонируют с окружающими
жилыми постройками, являясь составным элементом сельского ансамбля. Размещение хозяйственных построек
на территории усадьбы бывает различным, но, как правило, один из амбаров усадьбы обращен своим торцом к улице.
Безоконные торцы амбаров, часто увенчанные массивным охлупнем,
придают своеобразный характер и особый колорит всей сельской
улице, резко отличающейся от улиц небольших деревянных городов
Сибири.
В архитектурно-конструктивном решении амбаров наиболее прочно
сохранились
древние
строительные традиции
русского деревянного
зодчества.
То, что бесследно исчезло в жилой избе в связи с частыми ремонтами
и перестройками, вызванными новыми требованиями и новым хозяйственнобытовым укладом сельской жизни, в амбарах сохранилось почти в неприкосновенном виде.
И неудивительно, что во многих районах Восточной Сибири встречаются подобные маленькие постройки в возрасте, по словам старожилов,
более 100 лет.
О возрасте таких амбаров свидетельствует также и их конструкция,
как, например, покрытие тесовой крышей по сплошному бревенчатому накату, врубленному в скаты фронтона, и обработка торцов бревен топорами
без применения пилы (рис. 67).
Этот архаичный прием уже давно не применяется в сельских постройках.
100
Высокое техническое качество, обеспечивающее прочность, необходимую
в связи с особым назначением постройки, интересное архитектурное оформление, внимательная обработка деталей — все это способствовало созданию
очень привлекательного по своему облику сооружения.
Амбары имеют различное назначение, вследствие чего в усадьбе иногда
можно встретить три-четыре небольших амбара, предназначенных один —
для хранения зерна, другой — для различной домашней утвари и одежды,
третий — для инвентаря и т. д.
Мелкие амбары обычно размещаются по периметру всего двора,
примыкая друг
к другу своими торцами. Иногда амбары ставятся
с небольшими отступами, и промежутки между ними покрываются
крышами, образуя дополнительные защищенные помещения для хозяйственных нужд.
Формы и размеры амбаров довольно различны: можно встретить самые
примитивные срубики, покрытые тесом по сплошному накату, врубленному
в скаты фронтона, наряду с солидными двухэтажными строениями с открытыми галереями, лестницами и другими пристройками.
Такие амбары, достигающие очень больших размеров, служат местом
хранения общественных продуктов и устанавливаются обычно в центре села.
Простейшие амбары, состоящие из одного помещения размерами 4 X
X 6 метров, строят из крупных бревен, рубленых «в лапу» или с остатком,
и покрывают двускатной крышей на «потоках» и «курицах» (рис. 63).
Обычно это одноэтажные сооружения очень небольшой высоты.
Иногда такие амбары оформляются навесами с лицевой или боковой стороны, поддерживаемыми пропусками верхних венцов бревен
(рис. 67, 68).
В некоторых случаях для устройства больших свесов крыши верхние
венцы поперечных и продольных стен выступают от стены на 1,5—2 метра.
Особая конструктивная система ступенчатых повалов и большие свесы
крыши хорошо защищают постройку от действия сырости.
Своеобразная конструкция выпусков-помочей устраивается настолько
прочно, что не требует дополнительных опор. Подобные амбары стоят
десятилетиями.
При постановке амбаров торцами к улице все ряды торцовых бревен
выпускаются за пределы поперечных стен, образуя концами как бы защитную стенку со стороны улицы.
101
63. Амбар в деревне Кокченга Иркутской области
64. Амбар-погреб в селе Балаганск Иркутской области
102
65. Амбар с защитными стенками в селе Балаганск Иркутской области
При такой композиции амбара торцовые стены имеют асимметричный
вид благодаря смещенным к центру выступающим круглякам одной из
продольных стен.
Перекрытый симметричной двускатной крышей по стенам с выпусками
торец амбара, имеющий асимметричное построение, производит своеобразное впечатление.
В силу того что амбар ставится обычно напротив избы и выпуски поперечных стен обращены на улицу, получается интересный динамичный
фасад. Амбар как бы замыкает фронтальную часть усадьбы, состоящую из
торца избы, ворот и амбара (рис. 51).
Конструктивное устройство защитных стенок несложно. Выступающие
концы бревен обычно не закрепляются вертикальными шипами, а своей
массой образуют довольно монолитную стену, не нуждающуюся в вертикальных связях.
Иногда подобные защитные стенки устраиваются с двух сторон входа,
защищая его от действия непогоды. Эта конструкция, вызванная исключительно утилитарными соображениями, придает простому сооружению большую живописность и объемность (рис. 65, 66).
Из крупных амбаров наибольший интерес представляют двухэтажные
постройки, в некоторых случаях разделенные рублеными поперечными стенами на два или три помещения.
103
66. Амбар в деревне Бичура
(Восточная Сибирь)
В этих амбарах на второй этаж с галереей ведет открытая крутая лестница, начинающаяся с нижней площадки, идущей вдоль стены. Столбы,
поддерживающие галерею, вмонтированы внизу в выпущенные концы бревен
поперечных стен или в крупное бревно продольной стены, покоящейся на
выпусках нижних поперечных бревен. Это нижнее продольное бревно, заложенное на расстоянии 1—1,5 метра от стены, является также основанием
для площадки перед входом в амбар.
На галерее имеются столбы, которые служат опорой для свеса крыши.
В ряде случаев поперечные стены выпускаются за пределы продольных
на расстояние, необходимое для устройства площадки перед входом и балконом. Образуемые таким образом «защитные стенки» с боковых сторон
амбара хорошо закрывают входы и лицевую стену от ветров и облегчают
устройство крыши с большим свесом.
104
67. Амбар в селе Удинское (Восточная Сибирь)
Галерея обычно ограждается перилами с точеными или резными балясинами, четко вырисовывающимися на темном фоне заглубленной стены
(рис. 69).
В некоторых случаях в двухэтажных амбарах, кроме боковых защитных
стенок, образованных из выпусков поперечных стен, на втором этаже
устраивается лицевая защитная стенка (рис. 70). Это сообщает некоторое
своеобразие всему объемно-пространственному решению сооружения.
Вход в большие амбары устраивается в центре лицевой стены. В редких случаях он организуется в торцовой стене в особой пристройке с навессм (рис. 71, 72, 73).
Этот прием, очень интересный с точки зрения общей композиции, можно
было встретить в жилых постройках Западной Сибири. В Восточной же
Сибири он не нашел применения в избах, так как общая планировочная
схема изб там проще, чем в Западной Сибири.
Устраивая двери в амбарах, строители учитывали не только функциональные особенности складских помещений, но и эстетические требования.
105
68. Амбар с сеновалом в селе Зима Иркутской области
В некоторых амбарах дверной проем делался очень незначительным.
Дверь, оборудованная толстыми колодами и горизонтальной подушкой с
массивным порогом, казалась еще меньше своих размеров благодаря значительной высоте бревенчатой стены над нею, не имеющей больше никаких
дополнительных проемов и украшений.
Простая, но вместе с тем мощная конструкция входа хорошо сочетается
с общим лаконичным объемом всей постройки.
В сибирских амбарах обычно окна не устраиваются. Освещение внутреннего помещения происходит через открытую дверь во время посещения
амбара. Даже крупные двухэтажные амбары не имеют оконных проемов.
Да в этом, как видно, нет нужды.
Рассматривая постройки амбаров с конструктивной точки зрения, можно
отметить в основном те же приемы, что и в архитектуре избы. Так, например, в конструкции фронтона встречается тот же принцип скрепления бре106
69. Двухэтажный общественный амбар в селе Малышевка Иркутской области
вен, тот же способ устройства крыш на «потоках» и «курицах», те же виды
обработки выпусков поперечных стен «повалов», то же устройство защитных стенок и т. д.
Все эти конструктивные детали, примененные с учетом служебного назначения сооружения, создают архитектурный образ амбара.
Амбары, так же как и жилые дома, возводятся обычно без фундамента.
В некоторых случаях под углы сруба подкладываются крупные камни или
ставятся бревенчатые стулья-лапы, на которые укладываются первые венцы
постройки. Лапы в некоторых случаях обрабатываются декоративными
вырубками, соответствующими назначению стойки опоры.
Интересно отметить, что в Восточной Сибири (так же как и в Западной) нижние венцы срубов старинных амбаров, лежащие на валунах или
стульях, не скрепляются жестко со своим основанием, а лежат свободно.
107
70. Двухэтажный общественный амбар в селе Малышевка Иркутской области
Это дает возможность в случае необходимости переносить амбар с одного
места на другое.
Как показывает ряд примеров, не только амбары, но даже крупные избы
переносятся по мере надобности на новые места.
Передвижение зданий осуществляется при помощи бревен-катков, подкладываемых под основание сруба. Подобные случаи наблюдались в ряде
сибирских деревень — Антипино, Белая, Тыреть, Коробиха и др.
Как видно, хороший, крупный, выдержанный лес, примененный в старых
избах (и в настоящее время уже не везде встречающийся), высоко ценился
строителями, и они предпочитали перемещение старой постройки (если была
возможность) рубке нового сооружения.
Рассматривая общие композиционные приемы устройства амбаров, можно сказать, что в облике этих в основном мелких построек очень рельефно
выявлены характерные черты русской деревянной архитектуры со всеми
присущими ей особенностями.
108
71. Двухэтажный общественный амбар в деревне Березовая (Восточная Сибнрь)
Амбары неотделимы от архитектурного облика села. Они являются
органической частью всего сельского комплекса.
Своеобразной поэзией веет от целого ряда маленьких и больших амбаров, завершающих своими объемами общую композицию села.
В современных амбарных постройках можно отметить сохранение не только прежних приемов планировки и пропорций зданий, но также и архитектурных форм и конструктивно-декоративных деталей. Но архитектура новых
по своей внутренней организации колхозных сел с новым укладом жизни
постепенно перестраивается на новый лад. Особенно это заметно в устройстве общественных, колхозных амбаров, которые в ряде случаев образованы
из отдельных мелких построек, объединенных в одно целое и поставленных
где-нибудь за селом. Своеобразные ансамбли амбаров производят иногда
очень сильное впечатление (рис. 74, 75, 76, 77).
Все эти отдельные разрозненные постройки, собранные и поставленные в один ряд где-либо на возвышенном месте или в низине, являются
109
72. Амбар в селе Лугавск Красноярского края
73. Общественный амбар в селе Кривинск Красноярского края
110
74. Группа амбаров в селе Шивера Иркутской области
75
Группа амбаров в селе Старая Минуса Красноярского края
111
76. Группа амбаров в деревне Северьяново Иркутской области
I
77. Группа амбаров в деревне Северьяново Иркутской области
интересным художественно-композиционным средством оформления всего
села.
Удивительно тонкое понимание местных условий (пейзажа, рельефа
местности) позволяло строителю создавать гармоническое художественное
целое, тесно связанное с окружающей природой и такое же простое и понятное, как и сама сибирская природа.
Новые социально-бытовые условия крестьянской жизни и возросшие
культурные потребности колхозника требуют соответственно и новых форм
жилищного и хозяйственного строительства. На основе глубокого изучения
богатейшего опыта народного зодчества, с учетом бытовых и культурных
нужд советского колхозника, можно решить эти большие задачи.
Заключая обзор хозяйственных построек Восточной Сибири, необходимо
указать на устройство водяных мельниц.
Обилие рек и речушек во многих селах края вызвало к жизни большое
количество маленьких водяных мельниц (так, например, в небольшом селе
Старая Минуса имеется две мельницы, а в других селах и больше).
Внешний облик водяных мельниц отличается большой простотой, и, если
бы не наличие плотин и лотков для воды, их можно было бы принять за
амбары с пристройками.
В некоторых селах, как, например, в селе Старая Минуса, двухэтажное
сооружение для мельничной «колесницы» и пристройка для мельницы создают впечатление монументальной постройки (рис. 78).
Внушительных размеров сруб, покрытый высокой двускатной крышей,
с примыкающим сзади таким же простым срубом «колесницы» напоминает
старинные северные остроги и поражает зрителя своей суровой лаконичной
красотой.
Кр ыши
I
строиство крыш в сельских постройках Восточной Сибири представляет известный интерес.
,
Несмотря на то, что форма и конструкции крыш в русском деревянном
зодчестве достаточно хорошо разработаны, сибирские строители в своих постройках
находили
новые решения
(рис. 79—84).
В настоящее время в некоторых отдаленных районах Сибири (например, в Иркутской области) можно еще
часто встретить крыши, устроенные «по старине» — на «потоках» и «курицах», с перекрытием поверху массивным охлупнем-«коньком».
Обычно подобная конструкция устраивалась при двускатных крышах
в избах, рубленных с фронтонами. Впоследствии, когда рубленый фронтон
стал заменяться тесовой обшивкой и появились избы вообще без фронтонов, конструктивное устройство крыши становится проще. Исчезают «потоки» и «курицы», охлупень становится меньше и иногда заменяется двумя
тесинами, соединенными гвоздями под углом соответственно уклону скатов
крыши.
Наиболее сильное впечатление производят избы с рублеными фронтонами и двускатными крышами.
Конструкция архаичной кровли на «самцах», на «потоках» и «курицах»,
широко распространенная повсеместно, не имеет в Сибири своих специфических особенностей, если не считать своеобразных деталей. Так, даже при
больших поперечных размерах избы и большой плоскости фронтона последний не закрепляется дополнительными связями под коньковым бревном и
поперечными стенками, а имеет особое устройство шипов-вставок, врубленных обычно на Уз ширины в смежные бревна (рис. 92).
Такое устройство фронтона (при значительной высоте) обеспечивает
117
79. Деталь угла амбара в селе Харюзовка
Иркутской области
ему большую жесткость, прочность и предохраняет от выделения и выпадения отдельных бревен, что можно наблюдать из некоторых старинных постройках с бревенчатыми фронтонами, не закрепленными подобным
образом.
Иногда расположение выступающих шипов-связей придает своеобразное
выражение всему фронтону. Часто они располагаются в некотором ритмическом порядке, и в этом приеме можно заметить стремление использовать конструктивные вкладыши-клинья как своеобразный декоративный
мотив.
Подобное устройство фронтонов наиболее часто встречается в селах
Иркутской области, расположенных по реке Ангаре и Московскому тракту.
В некоторых случаях можно наблюдать устройство сплошных слег. Стена как бы продолжается до самого конька с соответствующим переломом
на месте перехода ее во фронтон (рис. 67, 84).
Сплошной слеговый настил создает своеобразное впечатление: подчеркивается неразрывность стены и крыши.
В некоторых случаях сплошной настил слег кроется сначала берестой
или дубовой корой, а затем — тесом.
118
80. Деталь угла амбара с защитной стенкой
в селе Харюзовка Иркутской области
Излишняя трудоемкость строительного процесса и большой расход
строительных материалов не смущали сибирских зодчих. Подобные постройки прекрасно сохранились и стоят многие десятилетия без ремонта.
Устройство монолитной кровли со сплошным настилом было распространено в районах, богатых лесом, и в бассейнах рек Ангары и Енисея.
Иногда в пятистенных избах и в длинных избах «связью», кроме наружных фронтонов, на продолжении всех поперечных стен устраиваются
еще и внутренние фронтоны.
Обычно при такой конструкции крыши промежуточные слеги делаются редко и имеют крупные размеры, иногда равные размерам бревен в
срубе. Подобные кровли отличаются большой прочностью и долговечностью.
Строители считали более целесообразным сразу создавать надежную
конструкцию, даже с некоторым перерасходом строительного материала,
чтобы в дальнейшем избежать частых ремонтов.
В Восточной Сибири можно и сейчас встретить избы, построенные более
сотни лет назад, где конструктивно несложная крыша ни разу не ремонтировалась.
119
81. Баня под навесом в селе Лугавск Красноярского края. Вид со стороны входа
82. Баня под навесом в селе Лугавск Красноярского края. Вид с торца
120
83. Амбар в селе Харюзовка Иркутской области
Исследование старинных изб и хозяйственных построек показывает,
что применяя простую конструкцию кровли, сибиряки-строители обычно не
прибегали к обшивке тесом конструктивных элементов, таких, как торцы
слег, углы зданий и т. д.
Это является отличительной чертой сельских построек в Восточной
Сибири.
Как видно, прежние строители больше всего ценили красоту бревенчатой
деревянной постройки.
121
84. Старый амбар в селе Харюзовка Иркутской области
И действительно, бревенчатые сооружения, не обработанные досками с
фасада даже в тех местах, где это казалось конструктивно возможным, были более законченными, цельными.
Различные внешне нарядные «разделки» фасадов досками, иногда с
пышной, накладной выпиловкой, появились в более новых постройках. Они
были чужды общему характеру бревенчатого рубленого сооружения, и сибирские зодчие это прекрасно понимали. Они не стремились к дешевым
приемам украшения своих сооружений — к пустому украшательству.
Некоторые архитектурно-конструктивные детали крыш свидетельствуют
об умении строителей украсить постройку именно такими элементами, которые органически свойственны конструктивной
основе
деревенской
избы.
Так, строя крыши на «потоках» и «курицах», зодчие в ряде случаев
внимательно подходили к устройству «курицы» (конструктивный элемент
122
85- Фрагмент старой избы в селе Балаганск Иркутской области
кровли, несущий застрехи — бревна с желобами, введенные в систему крыши для упора тесин кровли), трактуя ее не только как конструктивный, но
и как декоративный элемент.
Очень живописное зрелище представляют «курицы» на крышах некоторых старых изб в селах Иркутской области: Балаганск, Бараново и др.
Сильно выступающие «кокоры», как их называют в Сибири, имеют вид
головы какой-то фантастической птицы.
Причудливый силуэт этой детали особенно выделяется на светлом фоне
догорающей зари, когда очертания постройки теряют уже четкие контуры.
Крестьянская поговорка, гласящая, что «курица и конь (конек-охлупень) на к р ы ш е — в избе тише», свидетельствует о том, что введение данных декоративных деталей в конструкцию крыши не является случайным,
очевидно, они были введены строителями сознательно и имели прежде всего
конструктивный смысл. Как видно из ряда примеров, строители придавали
большое значение силуэту крыши и максимально использовали конструктивные элементы для большей выразительности сооружения.
123
Особенно интересны конькиохлупни изб и хозяйственных построек.
Эта конструктивная деталь,
предназначенная для закрепления тесин кровли и завершения
всей деревянной крыши, устроенной на «потоках» и «курицах»,
прекрасно использована строителями как сильное декоративное
средство (рис. 93).
Конек-охлупень,
сделанный
обычно из толстого бревна, выдолбленного снизу, закрывает
щель, образованную примыканием тесин к стенке кровли, и своей тяжестью прижимает всюнесложную конструкцию крыши,
сообщая ей необходимую прочность.
86. Повалы-кронштейны изб в селах
Восточной Сибири
Когда под руками не было
крупных бревен, охлупень выполняли из мелкого бревна:его
соединяли с князевой слегой при
помощи пропущенных в гнезда
деревянных стержней, которые
обычно оставляли сверху охлупня сантиметров на 15—20.
Таким образом, по гребню
охлупня шел ряд колышков, разнообразящих общий силуэт завершения
крыши.
Иногда охлупень, или, как его называют в Сибири, «конек», являлся
одновременно и князевой слегой, неся двойную конструктивную функцию.
При подобном устройстве концы конька лежат прямо на верхних бревнах фронтона, упрощая композицию крыши. Этот интересный прием соединения в одной детали двух конструктивных элементов наиболее распро124
странен в старых селах Иркутской области и почти не встречается в селах Западной Сибири.
Как видно, такая упрощенная конструкция является местным изобретением и не нашла
себе широкого применения в других районах, хотя безгвоздевое
устройство крыш в прежние времена было очень распространено
в сельских постройках.
Обычно крыша на «потоках»
и «курицах» устраивалась двускатной на рубленых фронтонах.
Иногда подобная конструкция
крыши создавалась и четырехскатной (рис. 94). Вероятно,
в силу крепких старых традиций, даже при новом устройстве
крыши на четыре ската, конструктивные элементы оставались прежними.
Интерес представляли только
своеобразные «курицы» в виде
закорючин с узлами, подпертых
снизу
особыми
«подмогами».
87. Повалы-кроншгейны изб в селах
Так же как и при двускатной
Восточной Сибири
кровле, вся система прикрывалась охлупнем.
Формы декоративной обработки концов охлупня в селах Восточной
Сибири не были особенно разнообразны.
Обычно комель конька, обращенный в сторону главного торцового фасада, получал форму, напоминающую своим силуэтом конскую голову, или
оставался в своем естественном виде.
Деталь, вырубленная из одного куска дерева, обработанная или необработанная, подчеркнутая иногда причудливой формой корневища, очень све125
жа и живописна. Силуэт ее лишен сухости и жесткости. Определенная
скульптурная
пластичность сообщает ей своеобразную
прелесть
и
оригинальности
(рис. 95).
Обычно очень простые и как
будто примитивные коньки оставлялись без какой-либо декоративной обработки не потому, что
строитель не знал, как приукрасить и наряднее завершить постройку, а потому, что он видел
красоту в простоте и подчеркивал
естественную форму охлупня, удачно гармонирующую с окружающей
обстановкой.
Особенно
удачно завершены
избы подобными коньками в селе
Старая Тыреть Иркутской области. Древние избы, построенные более двух веков назад,
повернуты к улице своими торцами и как бы находятся под
надзором и защитой сильно выступающих
вперед
массивных
коньков,
взгромоздившихся на
крыши. Выразительная живописная форма коньков придает постройкам своеобразный вид.
88. Повалы-кронштейны изб в селах
Восточной Сибири
Все избы, выходящие на улицу, увенчаны подобными коньками и, несмотря на их различную планировку, носят единый характер и создают
композиционное единство улицы.
Строители тонко чувствовали и глубоко понимали значение выразительного силуэта построек. Простыми средствами, без каких-либо дополнительных декоративных элементов, без излишнего украшения избы, они созда126
вали интересные, художественные
произведения.
Рассматривая комплекс сооружений,
увенчанных
подобными
коньками, с различных точек, можно наблюдать, как живописно меняется силуэт «сильных» коньков.
Создается единый ритм всех построек,
органически
связанных
между собой удачной формой.
Кроме завершения охлупня в
виде конуса или причудливого корневища, можно встретить различные формы, напоминающие своим
силуэтом голову лошади, оленя,
птицы (рис. 92, 95, 96, 97, 98)
и т. д.
Появление формы, имитирующей конскую голову или голову
какого-либо другого животного, можно объяснить различно.
Многие коренные жители Сибири (ханты, хакассы, шорцы и др.)
издавна водружали на могильниках
изображение черепа лошади, оленя
и других животных (рис. 99).
Лошадь в крестьянском быту
89. Повалы-кронштейны изб в селах
Восточной Сибири
сибиряков была необходимой принадлежностью. В Сибири можно
было обойтись без коровы и других сельскохозяйственных животных, но
без лошади жизнь была невозможна.
Это, вероятно, и нашло некоторое отражение в народных постройках.
Во многих селах Восточной Сибири, как, например, Десятниково, Бичура, Вахмистрово и др., встречаются формы охлупней, напоминающие своим
силуэтом голову барана. Кроме этого, иногда в качестве декоративных элементов для украшения построек применяются рога барана.
127
90- Повалы-кронштейны изб в селах Восточной Сибири
Простое завершение кровли не противоречит общей лаконичной и строгой композиции всей постройки, трактованной в целом и деталях, подчеркнуто просто и даже сурово.
Обработка торцов слег причелинами в сельских постройках Восточной
Сибири встречается довольно редко. Обычно слеги остаются в своем «обнаженном» виде, и их ничто не защищает от загнивания.
Это объясняется тем, что лес находился рядом и в случае порчи бревна
слеги его всегда можно было заменить новым. Обрабатывать торцы слег
128
91. Повалы-кронштейны на поперечных и продольных стенах
в избах Восточной Сибири
какими бы то ни было архитектурно-конструктивными формами было не
принято.
Но нужно отметить, что неприкрытые торцы слег неплохо компоновались
со всем сооружением, придавая определенную цельность постройке.
В тех же случаях (довольно редких), когда причелина вводилась в систему кровли как архитектурно-конструктивный элемент, она, так же как и
доски, прикрывающие слеги снизу, имела очень простую лаконичную форму (рис. 100).
Обычно доска-тесина, выполненная одним топором (а как известно,
подобное устройство крыш встречается в более старых сооружениях, построенных без применения пилы), требовала достаточно трудоемкой обработки, и строитель не стремился дополнительно украшать причелину,
высоко ценя ее простую отделку.
9 Е. А. Ащепков
129
92. Крепление бревен фронтона клиньями-вкладышами
в постройках Восточной Сибири
Иногда встречаются нижние концы причелин, обработанные незатейливым сквозным орнаментом или простенькой поперечной глубинной резьбой наподобие вышитого полотенца (рис. 101).
Сложные накладные причелины, состоящие из ряда убывающих к кровле досок с фигурной выпиловкой, так часто встречающиеся в южных и
западных районах Сибири, в Восточной Сибири попадаются редко. Обычно
130
93. «Курицы» на крыше избы в селе Балаганск Иркутской области
плоскость причелины обрабатывалась простым геометрическим орнаментом,
состоящим из уголков, сухариков, кружочков и т. д. Иногда применялся
орнамент в виде кавычек, скобочек, выполненных путем вырезания доски
ножом или долотом (рис. 102).
Изредка встречаются причелины, обработанные сложной формой
(рис. 103).
Устройство карнизов в избах Восточной Сибири не представляет чеголибо нового по сравнению с постройками Западной Сибири.
Старые постройки, рубленные с фронтонами, карнизов, как правило, не
имеют.
9*
131
94. Четырехскатная крыша на «потоках» и «курицах» в селе Балаганск
Иркутской области
Распространенный в некоторых районах Алтайского края прием устройства карниза на боковых частях здания из одной доски в Восточной Сибири
почти не встречается. Как видно, широко распространенный в сельских
постройках европейской части СССР карниз не нашел себе широкого применения в строительной практике Сибири.
Чем дальше в глубь Сибири, тем оригинальнее и самостоятельнее
решение основных конструктивных элементов зданий и, в частности,
крыш.
Верхние части наиболее старых сельских построек обычно декорируются
очень сдержанно. Основное внимание строители уделяют выразительности
силуэта крыши.
Более новые постройки, созданные в конце X I X и начале XX веков,
отличаются заметным влиянием городской архитектуры. В них чувствуется
стремление зодчих «приукрасить» постройку различными декоративными
элементами.
132
95. Охлупнн-коньки в сельских постройках Восточной Сибири
Так, в избах, построенных 60—70 лет назад, устраивались набивные
карнизы-коробки на выпусках стропил. Под карнизом, имеющим иногда
большой вынос, подшивался фриз из досок, обычно лишенный каких-либо
украшений.
В редких случаях можно наблюдать фризы, обработанные выпиловкой
или выжиганием.
Мотивами орнаментации фриза являются простые геометрические элементы в виде уголков, кружочков и т. д.
133
96. Крыша на «потоках» и «курицах»
Иногда в качестве орнаментики з доске фриза делают сквозной
выпиловкой надпись с указанием имени мастера или хозяина и даты
постройки.
Так, в селе Малышевка Иркутской области на избе А. И. Соколова
имеется фриз с надписью: «Сия ажура приложена А. И. Соколову в память мастера».
Выпиленная из доски надпись с затейливыми буквами размещена только по главному фасаду и хорошо оформляет переход от стены к крыше
(рис. 104).
Выполнение орнамента выжиганием по дереву встречается в Восточной
Сибири редко.
В селе Лугавск Красноярского края имеется пятистенная изба, фризовая доска которой украшена удачно вкомпонованной ажурной надписью.
Надпись состоит из даты строительства и имени мастера, выполнявшего сооружение: «1884 года кон. мая 25 сей дом строил мастер
Кузьма Путинцев».
Орнамент органически сливается с потемневшей от времени постройкой
и благодаря своей структуре четко выделяется под карнизом избы.
134
97. Охлупни крыш в постройках Восточной Сибири
98- Конек амбара в селе Лугавск Красноярского края
135
99. Ненецкая могила, оформленная черепами оленей
100. Угол дома с подшивкой слег снизу в селе Балаганск Иркутской
области
136
101. Причелины изб в селах
137
Восточной
Сибири
102, 103. Причелины изб в селах Восточной Сибири
104. Обработка фриза избы выпиловочным орнаментом в с. Малышевка
138
Как видно из приведенных примеров, декоративное оформление изб резным или выпиленным фризом было хорошо известно сибирским строителям,
но не нашло себе широкого применения, вероятно, в силу стремления к
простоте и лаконизму. Зодчие не вводили лишних украшений там, где они
не были оправданы конструкцией.
Хорошо понимая и чувствуя красоту бревенчатой рубленой стены, строители главное внимание при оформлении постройки уделяли обработке
оконных проемов, представляющих основное украшение сибирских изб.
Окна
екоративное оформление окон построек
в исследованных районах Восточной
Сибири (Красноярский край и Иркутская область) представляет яркую и
своеобразную страницу истории народного зодчества. В украшении оконных
проемов русский сибирский зодчий мог
особенно широко проявить свои художественные способности.
Нужно отметить, что встречающиеся
в различных районах Сибири оконные наличники очень разнообразны как
по своему общему виду, так и по отдельным деталям (рис. 106, 108—116,
162, 164).
Иногда наличники не подходят ни под какое стилевое определение и
поражают своей причудливой, фантастической формой. Вероятно, общение
с многочисленными местными народами и развитые торговые сношения с
Китаем и Монголией не прошли бесследно для формирования и дальнейшего развития русского прикладного искусства и некоторых приемов декоративного оформления построек.
Фигуры драконов на подшпренгельных частях и подоконных досках
наличников, стилизованные цветы, сложное завершение надкарнизной доски
причудливым фантастическим силуэтом — все эти декоративные элементы
являются своеобразно переработанными в национальном духе орнаментальными формами Востока.
Как видно, мотивы орнамента, встречаемого на предметах быта и обихода местных народов (хакассов, казахов, тувинцев), также в какой-то степени отразились на формах декора, применяемого в русском народном
зодчестве Сибири.
Орнаментация бытовых предметов у коренных народностей в большинстве случаев неразрывно и гармонично связана с характером самих орнаментируемых вещей.
Формы народного орнамента по-своему канонизированы. Они не меняются от художественного произвола мастера.
140
105. Волоковые окна в селе Усолье Иркутской области
141
106. Мотивы наличников окон в старых избах Восточной Сибири
142
107. Волоковое окно в деревне Чингис Алтайского края
Установившиеся приемы орнаментики и постоянные темы встречаются
в оформлении самых различных объектов.
Нужно отметить, что рисунок в декоративном оформлении бытовых
предметов всегда преобладает над раскраской, которая самостоятельной
роли не играет.
Как известно, некоторым народам Сибири была незнакома большая
красочная палитра. Расцветка орнамента обычно ограничивалась основными
цветами (черным, желтым, белым, красным), а промежуточные и дополнительные тона отсутствовали. Мягкие тона местного пейзажа повлияли, очевидно, на цвет и характер декоративной обработки предметов быта и обихода.
^
Эти характерные черты местного орнамента можно иногда проследить и
в оформлении наличников окон русских сибирских построек. Особенно это
заметно в селах Красноярского края.
Силуэт верхней части наличника, его причудливый профиль, едва подцвеченный в два или три тона, является основным средством художественной выразительности постройки.
Свойственная русским полихромия, широкий живописный размах уступили место строгим и скромным цветовым сочетаниям. Под влиянием под143
смотренных у соседних народностей приемов орнаментики русские строители
начали применять в своих постройках новые формы декора.
Очень часто встречается в селах Красноярского края (в верховьях рек
Енисея и Абакана) обработка подшпренгельных и подоконных досок путем
деревянной апликации. Этот тип декора по своей композиционной структуре
очень оригинален (рис. 126, 132).
Здесь же часто можно встретить своеобразную резьбу по дереву.
Это не резьба в полном смысле этого слова, а выдалбливание концом ножа
или особым долотом ранее намеченного углем или мелом рисунка
(рис. 111).
Врезанные в глубину доски на 3—5 миллиметров «кавычки» (обычно
отдельные элементы резьбы похожи на кавычки) в зависимости от необходимого рельефа рисунка оформляют обрабатываемую поверхность.
Подобным образом обработанные наличники напоминают известные
пряничные доски, распространенные прежде в европейской части России,
но значительно от них отличаются как по своей композиционной структуре, так и по способу обработки и внешнему виду.
Иногда, оперируя в орнаменте только одним элементом, одной формой,
как, например, скобочкой, кавычкой, ромбиком, кружочком или запятой,
мастер создавал сложный декоративный узор на всей плоскости обрабатываемой поверхности.
Разнообразные комбинации одного и того же мотива резьбы, как видно из ряда примеров, служили для выражения различных художественных
замыслов зодчих.
Проявляя большую изобретательность и находчивость в трактовке
сложного орнамента из очень простых элементов, мастера умело пользовались силуэтом декорируемой доски. Обычно таким приемом обрабатывалась подкарнизная часть наличника (рис. 113, 114, 129).
Доска, украшенная мелкими геометрическими элементами, производит
впечатление плоскости, обработанной своеобразным пунктиром. Сильная
светотень в заглубленных местах при гладкой плоскости фона создает особую живописность детали (рис. 115, 116, 124).
Как известно, в верховьях Енисея за несколько тысячелетий до нашей
эры жили первобытные народы. Некоторые археологические находки при
раскопках курганов дают богатый материал, позволяющий в некоторой степени судить о своеобразной культуре этих народов.
144
108. Окно избы в селе Востеченское Иркутской области
109. Окно избы в селе Белая Алтайского края
Различные предметы домашнего обихода, в частности плоскодонные
керамические сосуды, обычно украшались простым ленточным орнаментом,
выполненным способом выдалбливания простых скобочек и кавычек в
определенном ритмичном порядке.
Археологические раскопки, сделанные в курганах близ деревни Андроново Ачинского района и в районе Минусинска, обнаружили множество
керамических изделий, обработанных своеобразным орнаментом: прямые
глиняные сосуды, покрытые сплошь глубоким ямочным, зубчатым и резным орнаментом, и сосуды с вогнуто-выпуклыми стенками, украшенные
геометрическими узорами (треугольниками, ромбами, меандрами и другими
сложными фигурами).
Как видно, способ декоративной обработки плоскости путем создания
структуры орнамента мелкими заглублениями был давно известен в Сибири.
10 Е. А. Ащепков
145
В некоторых районах Сибири, в частности в Минусинском крае, богатом археологическими находками, в старых крестьянских избах встречается
резьба по дереву, выполненная подобным же приемом, с той же структурой
орнамента.
По словам жителей села Восточенского, в окрестностях села есть старые
могильники, хорошо известные населению края с давних времен. Крестьяне
этого села не раз из любознательности разрывали курганы и знакомились
с их содержанием. Кроме того, научные археологические раскопки, широко
проводимые в Минусинском крае, познакомили местное население с предметами древней культуры.
Вопрос о своеобразном влиянии древних культур народов Сибири на
декор русского зодчества и на развитие сибирского орнамента, естественно,
требует соответствующего научного анализа и дальнейших изысканий и
исследований. Он может явиться темой самостоятельного большого труда.
В данной работе было возможно только указать на некоторые случаи,
наводящие на мысль о таком своеобразном влиянии.
Останавливаясь на вопросе об устройстве окон в Восточной Сибири,
можно отметить много общего с устройством окон в избах Западной Сибири.
Своеобразные конструктивные приемы, как, например, втопленные в тело стены косяки и волоковые окна с вертикальными колодами, не имеют
широкого распространения и могут быть рассмотрены как частные случаи.
Обычным конструктивным приемом создания оконного проема в наиболее старых избах является обработка проема косяками, соединенными
между собой «в ус». Часто нижняя колода не делается, ее заменяет тот венец, под которым было оконное отверстие.
Иногда сверху набивается карнизная доска, прикрывающая щель между верхней притолокой и бревном сруба. В некоторых случаях притолока,
устроенная из толстого бруса, выпускалась за пределы оконного проема,
образуя собой в то же время и карниз (что часто встречается в церковных
сооружениях европейской части С С С Р ) .
Рассматривая типы окон и их размещение на фасадах изб, можно отметить большое разнообразие приемов.
Количество окон и их размеры очень различны. Наиболее старые постройки имеют небольшие проемы. В большинстве случаев по торцовому
фасаду размещаются два окна симметрично главной оси сооружения.
146
110, Окно избы в одном из сел Восточной Сибири
111. Верх окна избы в селе Старая Минуса
Красноярского края
Двухоконные клети встречаются довольно часто, и лишь в некоторых
случаях можно еще встретить старые избы, имеющие только одно окно
с торца.
Естественно, при малом оконном проеме одно окно не обеспечивает достаточной освещенности избы. Но, как видно, в прежние времена сибирские крестьяне удовлетворялись скудным светом е избе — лишь бы было
тепло. Суровые климатические условия заставляли ограничивать количество
оконных проемов; кроме того, в первый период заселения Восточной Сибири с каждого лишнего окна брали большой налог.
В некоторых районах Иркутской области (деревни Балаганск, Бараново
и т. д.) можно встретить старые избы, имевшие ранее одно-два окна, не
с течением времени «осветленные» дополнительными или увеличенными
оконными проемами.
В избах со «связью» и «пятистенках» можно встретить четыре-пять окон,
но и в них проемы также очень маленькие (40Х70 сантиметров).
В более новых сооружениях проемы несколько крупнее и число их
больше.
10*
147
Более поздние клетские постройки и избы «связью» имеют по торцовому фасаду три окна.
Размещение окон в длинных клетях производилось с учетом освещения
основных мест избы (например, участок около русской печи и «красного»
угла, где обычно стоял общий стол с лавками, и т. д . ) . Окна бокового фасада (одно и, реже, два) обычно устраивались ближе к углу дома. Вызванное в основном утилитарной необходимостью размещение окон в избе сообщает длинной клети своеобразный внешний вид. Получается более динамичная композиция бокового фасада. Окна как бы подчеркивают угол,
уютно располагаясь рядом с выступающими торцами поперечной стены.
Устроенный обычно с противоположной стороны вход с крытыми сенями
или навесом уравновешивает всю композицию.
Размещение окон в более новых пятистенных и крестовых избах, встречаемых в районах Восточной Сибири, не представляет чего-либо нового и
оригинального по сравнению с размещением их в избах других районов.
Касаясь вопросов декоративного оформления карнизных досок резьбой и
накладной выпиловкой в Восточной Сибири, можно отметить, что здесь
этот прием встречается значительно реже, чем в западных районах Сибири,
где карнизная доска наличника используется как основной декоративный
мотив в украшении избы.
Чем ближе к европейской части России, тем чаще можно встретить явно
перегруженные резьбой элементы крестьянских построек: наличники окон,
ворота, фризы и карнизы. В постройках Восточной Сибири все как-то сдержаннее и проще.
Только в более поздних постройках заметно стремление украсить оконные наличники не только резьбой, но и более живописным завершением
верха окна. Наличники оформляются обычно накладной и глубинной резьбой, сквозной выпиловкой и апликацией.
В старых постройках при обработке окна только карнизной доской, набитой прямо на верхнюю притолоку, все внимание строителя сосредоточено на профиле доски.
Как видно, понимание красоты в простоте подсказывало мастеру подобное решение. Различные выкружки, каблучки, гуськи (иногда тонкого
и изящного профиля) составляли всю ооработку карниза.
Приходится сожалеть, что в более ноьых постройках эти традиции, свидетельствующие о хорошем вкусе старинных зодчих, не находят себе про-
148
112. Мотивы наличников изб в селах Восточной Сибири
149
113. Верх наличника окна в деревне Северьяново
Красноярского края
должения. В оформлении изб появляется стремление к более «красивому»,
«богатому» декору, к городским, дешевым и пышным атрибутам узорчатой
накладной выпиловки.
В дальнейшем в оформлении окна, кроме карнизной доски, появляются
вертикальные стойки, накладки и нижняя подоконная доска — элементы,
имеющие, как известно, не только декоративный, но и конструктивный
смысл.
Можно встретить самые разнообразные варианты этих деталей. Разные
стилевые направления городской архитектуры не могли не сказаться на общем характере и декоре сельских наличников.
Но наряду с положительным влиянием городского декоративного искусства, обогатившего сельских строителей новыми формами и техническими
приемами, необходимо отметить и отрицательное воздействие городской
архитектуры.
Многие наличники, созданные по городским образцам, в упрощенной
интерпретации утратили свои художественные достоинства.
Характерно, что в украшениях изб Восточной Сибири нет стандарта.
Даже одинаковые наличники одной избы не производят впечатления слепого, механического повторения одного и того же декоративного элемента.
150
114. Наличники окон изб Восточной Сибири
Почти в каждом случае есть что-то свое, какой-то чуть заметный оттенок;
лишняя зарубка топором или немного асимметричный рисунок сообщают
определенную индивидуальность детали.
Так, иногда в одинаковых по общему типу наличниках на одной стене
избы бывают различные орнаментальные мотивы: например, в подшпренгельных частях или в подоконных досках строитель вводит в композицию
орнамента наличника мотивы солнца с лучами наряду с геометрическими
элементами — квадратиками, ромбиками уголками и т. д.
151
Подобный смелый прием вносит некоторое разнообразие и живописность в скромные, лишенные каких-либо дополнительных украшений избы.
Трепетная живая рука художника, не стремящегося слепо копировать
одну и ту же удачную форму, согревала внутренней теплотой и оживляла
ограниченные по своему содержанию детали.
Подводя предварительные итоги на основании собранного материала,
можно отметить несколько основных групп оконных наличников, характерных по своему композиционному решению.
К первой, наиболее архаичной группе могут быть отнесены оконные
проемы, обработанные только карнизной доской, которая прикрывает щель,
образованную притолокой и бревном сруба.
Подобные окна встречаются преимущественно в старых сооружениях,
построенных в X V I I I или в начале X I X века.
Как указывалось выше, в постройках Восточной Сибири набивная карнизная доска почти не украшается резьбой или накладной выпиловкой.
Карниз в основном интересен своим профилем. В некоторых случаях верхняя притолока выпускается за пределы проема, образуя как бы карниз из
сплошного бруса или доски (рис. 108, 109, 110, 112).
К следующему типу могут быть отнесены наличники, выполненные обычным способом, т. е. оборудованные достаточно развитым карнизом — сандриком, шпреягельной доской, обработанные стояками — обвязкой и нижней подоконной доской, обычно являющейся конструктивным, а не декоративным элементом (иногда она украшена резьбой или выпиловкой, повторяющей мотивы верхней части) (рис. 97).
Обычно все внимание строителя сосредоточено на украшении верхней
части наличника, на создании интересного по своему силуэту навершья.
Подкарнизная доска — «лобань» — или шпренгельная часть занимает менее значительное место в общей композиции наличника. Она обычно украшается разнообразной по технике выполнения и композиции накладной
резьбой. В редких случаях встречается резьба, выполненная непосредственно
на самой подкарнизной доске.
Это объясняется отчасти трудностью изготовления целой подкарнизной
доски с резьбой, а кроме того, тем, что близко находящийся карниз, обычно с большим свесом, бросал большую тень на верхнюю часть стены и закрывал часть наличника. Крестьяне считали, что нет нужды украшать лобань, так как резьба на ней все равно не видна. И в этом есть доля исти152
115. Верх наличника окна в селе Мухор-Шибирь в Восточной Сибири
ны. Пожалуй, больше логики и декоративного смысла имеют наличники, не
измельченные в верхних частях порезкой, а обработанные простым профилем карниза, дающим активный силуэт навершья. Этот тип обработки наличника, носящий следы городской архитектуры, имеет очень много вариаций.
В наиболее старых постройках, относящихся к X V I I I — X I X векам, общая композиция наличника обычно очень проста, лишена изысканных вычурных форм. В ней все ясно и конструктивно логично. Простой прямой
карниз с легкой порезкой или тонкой профилировкой служит единственным
украшением наличника. В селах Иркутской области (Усолье, Бараново,
Харюзовка и др.) в наиболее старых избах встречаются карнизы, сделанные из одного массивного бруска, с сочной профилировкой каблучком или
гуськом, посаженным на шипы вертикальных стоек.
Шпренгельная доска в них, по ширине равная 1/4—1/5 ВЫСОТЫ ОКОННОГО
проема, остается вовсе без украшений или обрабатывается выемочной орнаментальной резьбой на мотив «солнышка с лучами» или простым геометрическим орнаментом из ромбиков, уголков, косиц и т. д.. (рис. 124).
153
Нужно подчеркнуть, что при этом орнамент никогда не превалирует нал
общей композицией, а служит дополнительным средством художественной
выразительности наличника.
В наиболее молодых постройках наличник, устроенный в данной схеме,
уже теряет свою прежнюю красоту. Карниз в них обычно подчеркивается
двумя кронштейниками-сухариками, размещенными по вертикальной оси
стоек.
Измельченная профилировка карниза и поддерживающих кронштейников сообщает всему наличнику легкость и некоторую кокетливость форм,
что, бесспорно, не вяжется с общим лаконичным обликом всей избы.
В селах Иркутской области и Красноярского края широко распространен прием орнаментации карниза глубинной, выемчатой резьбой.
Способы порезки, как и сами мотивы орнаментики, многообразны. Здесь
можно встретить геометрический, растительный и даже животный орнамент, чего не бывает в селах Западной Сибири.
Очень интересен по своей обработке и мотиву орнаментики наличник
дома в селе Тигрецк Красноярского края (рис. 116).
Карниз выполнен из одного массивного бруска, посаженного на объемный наличник. Под верхней полочкой карниза расположены резные бусинки, которые завершают своеобразный аркатурный поясок, висящий на эллипсовидных кружочках с резным изображением головы человека. Промежутки между маскаронами под арочками обработаны волнистой плоскостью.
В нижней части карниза проходит тонкая рифленая линия, подчеркивающая и замыкающая весь орнаментальный сюжет.
Срезанные по треугольному профилю торцы карниза выдолблены ямочным орнаментом.
Мелкая резьба всей поверхности за исключением сильно выступающих
арочек облегчает тяжелый, на первый взгляд, карниз, имеющий по своей
структуре много общего с формами каменной архитектуры.
Смелое и удачное решение создает богатство форм при простых средствах (рис. 117).
Шпренгельная часть обработана в виде аппликации накладным резным
орнаментом.
Мотив аппликации подшпренгельной части — две ложки, соединенные
в центре розеткой, является довольно распространенным в районах Минусинского края мотивом оформления подкарнизной доски (рис. 118, 119).
154
116. Верх наличника окна в селе Тигрецк Красноярского края
117. Мотивы обработки карнизного бруска в избах сел
Восточной Сибири
Рассмотренный пример обработки наличника является своеобразной
интерпретацией различных мотивов, встречавшихся в орнаменте местных
гончарных изделий.
Иногда в качестве орнаментики карниза и шпренгельной доски применяются классические элементы — ионики, пальметки, стилизованные листья
аканта и т. д. Здесь, вероятно, сказалось положительное влияние города,
расширившего орнаментальную тематику народных мастеров.
В городе Минусинске многие деревянные дома украшены декором, привнесенным из классической архитектуры. В орнаменте сельских построек
Минусинского края также довольно часто встречаются классические мотивы.
155
118. Обработка верха окна в селе Тигрецк Красноярского края
В некоторых случаях на шпренгельной части изображается своеобразный резной цветочный вазон, выполненный прямо на подкарнизнои доске
или наложенный в виде аппликации (рис. 121, 142, 155).
Обычно деревянные резные элементы наличника не красятся, а остаются в естественном виде.
Довольно распространенным в указанной схеме является прием обработки верхней части оконного проема в виде арочки.
156
119- Наличник окна в селе Тигрецк Красноярского края
157
Мягкое криволинейное очертание простого по обработке карниза (соответствующее очертанию верхней части проема) является достаточным средством для оформления суровой бревенчатой стены.
Иногда наличник окрашивают в белый цвет. Редко в селах Восточной
Сибири можно наблюдать окраску в другие цвета, распространенную в селах Западной Сибири и особенно Алтая.
В ряде случаев удачно подобранное дерево з наличнике (кедр или
лиственница) своим естественным цветом хорошо выделяется на бревенчатой стенке избы.
Конструктивное устройство «арочных» наличников различно. В одном
случае (в наиболее старых постройках) карниз вырубается из одного
бруска, без какого-либо выделения профилей, и насаживается на вертикальные стойки-обвязки наличника при помощи деревянных шипов или гвоздей. Толщина бруска 10—15 сантиметров дает возможность устроить некоторый свес над наличником; таким образом, верхний изогнутый брус служит карнизом.
Интересным примером такого устройства является наличник окна старой
избы в деревне Корпусак (рис. 120).
Примитивный карниз-брус, обработанный снизу по всему периметру
рифленой резьбой, производит нарядное впечатление.
Уютно разместившиеся резные рыбки на шпренгельной части наличника
подчеркивают легкую кривизну карниза, способствуя цельному впечатлению
от всей несложной композиции.
Иногда для придания наличнику криволинейного завершения набивают
одну доску на другую и создают как бы карниз-«шляпу» с активным выносом верхнего элемента.
В данном случае шпренгельную часть обычно не украшают орнаментом,
а оставляют в чистом недекорированном виде, превращая ее в широкий
сплошной карниз (рис. 122, 123).
Отдельную самостоятельную группу, очень широко распространенную
в Минусинском районе Красноярского края, составляют наличники окон
этого типа, но с СИЛЬНО развитой верхней, надкарнизной частью, представляющей собой в ряде случаев как бы богатый резной кокошник, очень
живописно завершающий весь оконный проем.
Разновидностей подобного наличника очень много, но при всем различии приемов и форм можно отметить одну принципиальную схему
158
120. Верх наличника окна в деревне Корпусак (Восточная Сибирь)
121. Наличник окна с резьбой в городе Минусинске
с определенной тенденцией к живописности и выявлению роли оконного
проема как наиболее ответственного элемента в архитектурной обработке
избы.
Простые, без каких-либо украшений, серенькие, на первый взгляд, постройки, оформленные наличниками с своеобразными кокошниками, производят интересное впечатление.
159
Как правило, в старых постройках наличники данного типа проще и выразительнее, чем в новых.
В более новых наличниках, часто увлекаясь возможностью украсить
кокошник, строитель перегружает последний чересчур сложным силуэтом
и излишне нагроможденными орнаментальными мотивами. Новые наличники иногда отличаются некоторой сухостью форм и носят характер стандартных столярных изделий.
Конструктивное устройство наличника с кокошником ничем не отличается от устройства обычного наличника, только в верхней части на карниз
ставится доска, обработанная различными по форме вырезками, создающими интересный силуэт верха окна.
Типичным примером обработки наличника с кокошником может служить наличник избы в селе Лугавск Минусинского района.
Верхняя подкарнизная доска его имеет форму прямоугольника с небольшим переломом большей стороны под углом 150°; дряблая форма еле намеченного фронтона подчеркивается двумя реечками, размещенными на '/з от
верха доски, с более активным углом. Верхние углы подкарнизной доски
закреплены резной накладкой в форме веера.
Этот же мотив, но уже в более развитом виде повторяется и в других
наличниках. Часто встречается полукруг, посаженный в неглубокую нишку
в центре композиции. Он в свою очередь подчеркнут двумя выступающими
полочками на тонких столбиках.
В шпренгельной части, равной по площади половине кокошника, имеегся орнамент в форме двух отдельных прямоугольников с округленными
углами, закрепленными в середине розеткой. Доски-накладки обработаны
выдолбленными кавычками.
Нижняя подоконная доска орнаментирована накладными ромбиками с
таким же выдолбленным украшением.
В общем наличник производит впечатление дешевой столярной работы вследствие некоторой размельченности форм. Подобный простой
прием обработки наличников встречается часто на относительно новых
избах.
Интересно выполнены наличники этого типа на более старых постройках, например, на избах села Тигрецк Красноярского края. Здесь чаще
всего встречается устройство надкарнизной доски с треугольным фронтоном, обработанным вырезными выкружками по верхней части.
160
123. Верх наличника окна в селе Кривинск Красноярского края
а
ю го зесм
122. Мотивы наличников окон в селах Балаганск и Харюзовка Иркутской области
Обычно делается четыре выкружки, образующие пять пролетов по скатам фронтончика. Очень часто края доски обработаны выступающим обводом, линией, подчеркивающей втопленную плоскость доски, где размещается резной или накладной орнамент.
Так же как и в других случаях, плоскость обрабатывается небольшими
заглублениями прямоугольной или кавычкообразной формы.
Наиболее простым приемом орнаментации кокошника является прием
распределения заглублений в каком-либо ритмическом порядке — вертикальными или горизонтальными рядами. Получается очень своеобразная,
как бы обработанная пунктиром поверхность.
Е. А. Ащепков
161
124. Обработка верхов наличников окон в селах Красноярского края
Часто встречается орнамент из стилизованных листьев, цветов, завитков (рис. 126).
Карниз обычно очень простого профиля выглядит довольно нарядно и
соответствует по мотиву и приему орнаментации верхней части кокошника.
Шпренгельная доска разбивается в горизонтальном направлении накладными рейками (а иногда резными профилями) на три части: средн ю ю — большую, соответствующую ширине стекла, и две крайние—чаще
вытянутой или квадратной формы. В середине обычно ставится резная
доска лоткообразной формы с резной розеткой в середине.
162
125- Обработка верха наличника окна в селе Восточенское
Красноярского края
В крайние квадратики помещаются ромбики или пальметки, также с
резным орнаментом.
Объемная аппликация на шпренгельной доске подчеркивает значимость
верхней резной части наличника — карниза и кокошника (рис. 127, 128).
Подоконная доска обрабатывается в соответствии с под шпренгельной
частью, только более скромно и сдержанно.
К разновидностям данного типа могут быть отнесены наличники со
сложным силуэтом кокошника. Причудливые формы их сложились под
влиянием местных художественных мотивов и мотивов восточной орнаментики.
Очень показательны в этом отношении наличники окон некоторых старых изб в селах Красноярского края. Орнаментальные мотивы русского и
восточного характера тесно переплелись в них в сложный фантастический
узор, органически слитый со всей композицией (рис. 129, 130, 137, 158,
163, 165).
11*
163
126. Наличник окна в селе Восточенское Красноярского края
164
127. Наличник окна в селе Лугавск Красноярского края
128. Верх наличника окна старой избы в селе Тигрецк
Красноярского края
Верхняя часть наличника — надкарнизная
доска — имеет довольно
сложный силуэт. Она прорезана по контуру завершения и оформлена ногтевидной выемочной резьбой, формальный характер которой явился прямым следствием позднейшего введения в технику резьбы нового инструмент а — ложечного долота (рис. 158).
При помощи этого инструмента выполнялись ногтевидные и лунчатые
выемки. Характер геометрической резьбы видоизменился, создался новый
подвижной и более пластичный вид орнаментального узора.
Геометрическая орнаментация, деформируясь, обогатилась растительными элементами. В декоре появились своеобразно стилизованные мотивы
подсолнуха, колосьев, шишек и т. д., выполненные как бы пунктиром на
плоскости доски.
Этот орнамент размещается в пределах выемок. Узор его строится способом «обратного» рельефа.
165
Созданный таким образом КОКОШНИК, несмотря на сложность силуэта
и измельченность плоскости доски, все же воспринимается как нечто целое.
Введенный в средней части ряд маскаронов образует как бы аркатурный
поясок с хорошими тенями, смягчающий измельченную порезку подкарнизной доски.
Тот же мотив повторяется и под верхней полочкой простого по своему
профилю карниза.
Шпренгельная доска обработана выемчатой резьбой более мягкого рельефа и только оттеняет верхнюю часть наличника. Очень пластичный по
форме орнамент выполнен глубинной резьбой.
Многочисленные приемы художественной обработки дерева у народных
строителей сводились к созданию углубленного, а не пластичного выпуклого
рельефа.
Система различных выемок — типичный и наиболее широко распространенный прием народной резной обработки дерева. Пользуясь мелкоузорной
выемчатой резьбой народные зодчие с большим художественным вкусом
и техническим мастерством создавали пластично-узорный рельеф на обрабатываемой поверхности.
Нужно отметить, что в некоторых случаях одни и те же орнаментальные мотивы на различных частях наличников, выполненные схожими техническими приемами, производят различное впечатление.
В одних элементах наличника чувствуется большая пластичность порезки, являющейся доминантной темой обрабатываемой поверхности. Другие
части по своему декору являются как бы подчиненными главному орнаментальному узору.
Это очень заметно в декоре верхней части наличника и его карнизной
доски. Доска обычно обрабатывается тем же способом и на ту же орнаментальную тему, что и «навершье», ее орнамент не превалирует в общем решении, а еле намечен. Для верхней части же вполне логично применение
более активного орнаментального узора (рис. 132, 133).
Как указывалось выше, подобный прием оформления наличников встречается преимущественно в южных районах Красноярского края.
Силуэт верхней части и орнамент плоскости доски очень различны.
Часто можно встретить интерпретацию одних и тех же орнаментальных
тем, но благодаря выполнению деталей от руки, «на глаз», даже одни и те
же мотивы выглядят различно.
166
129. Верх наличника окна старой избы в селе Тигрецк Красноярского края
130. Наличник окна
Наличники окон с развитым, сложным силуэтом навершья или кокошника встречаются не только в деревянном зодчестве Восточной Сибири.
Этот прием оформления окна имеет довольно широкое применение в зодчестве Западной Сибири и русского Севера.
Но принципы обработки окон в Восточной Сибири отличаются особым
своеобразием и самостоятельностью.
Народные зодчие Сибири, творчески воспринимая окружающие художественные явления и в то же время бережно храня древние традиции, создали своеобразный вид местного орнамента, в котором среди ясных и определенных классических форм, нашедших спокойное равновесие в канонизированном ритме, встречаются причудливые образы народной фантазии.
167
131. Верх наличника окна в селе Знаменка Красноярского края
Останавливаясь на оформлении оконных наличников в некоторых районах Восточной Сибири, можно отметить распространенные там самобытные
приемы декоративной обработки.
Основными орнаментальными мотивами, встречающимися в оформлении
наличников, здесь являются коньки, рыбки, рога, завитки с причудливым
168
132.
Наличник окна в селе Восточенское
Красноярского края
169
133. Верх наличника окна в селе
Окины Ключи (Восточная Сибирь)
очертанием, стилизованные цветы и колосья, силуэты летящих птиц и тому
подобные многообразные элементы окружающего реального мира (рис. 134,
135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143).
Реалистическое в своей основе искусство народных мастеров не отражало ничего случайного, нежизненного.
Отображая в своем творчестве наиболее типичные черты и элементы
окружающего мира и находя для типичного индивидуальную характеристику, зодчие своеобразно решали свои творческие задачи.
Замечательной чертой сибирских строителей явилось, то что они не переносили механически в свое творчество канонизированные приемы и сюжеты.
Как показывает ряд примеров из практики сибирского народного зодчества, некоторые сходные по своим конструктивным и декоративным качествам элементы построек так сильно отличаются друг от друга, что только
опытный глаз специалиста может увидеть в них единую схему.
Довольно распространенным видом декоративной обработки окон
являются наличники, выполненные под некоторым влиянием стилевых направлений городской архитектуры. Отдавая должную дань стилевым
170
134. Окно в селе Восточенское Красноярского края
приемам русского классицизма и барокко, деревенская архитектура все же
сохраняет свою трактовку в общем решении наличника.
Умение тонко понять и прочувствовать характер соответствующих стилей
позволило сельскому строителю «органически влить» в нехитрые бревенчатые постройки декоративные элементы этих городских художественных направлений. Народные мастера подчас на старой живописной канве создавали совершенно новые, неожиданные узоры (рис. 144, 145). Некоторая
робость чувствуется в решении ряда наличников с чуть намеченными барочными элементами. Здесь проявляется своя специфика даже в канонизированных по общему приему формах.
Чаще всего только верхняя часть карниза с завитками говорит о влиянии определенного стиля, все остальные элементы — подкарнизная часть,
стойки-накладки, подоконная доска — только подчеркивают стиль карниза.
171
135. Верх наличника окна в селе Тигрецк Красноярского края
Распространенным приемом является устройство на шпренгельнойдоске обычно сильно развитой дополнительной накладки различного
рельефа с криволинейным очертанием (кривизной вниз) (рис. 147,
148, 149).
Число полукруглых элементов выреза доски бывает различно, но чаще—
два или четыре. В некоторых случаях по контуру кривизны дается легкая
порезка простого орнаментального мотива (точки, кружочки, уголки) ила
делается глубинная вырезка из кривых линий.
Места сопряжений полукруглых элементов обрабатываются свешивающимися резными кистями.
Простой по композиции и выполнению прием обработки подшпренгельной доски удачно подчеркивает криволинейный с барочными завитками карниз, украшенный обычно в средней части вазоном, летящей птицей или
какой-либо затейливой рогатиной.
Такие наличники в различных вариациях очень распространены в южных районах Восточной Сибири.
Интересно отметить в некоторых городах южной части Восточной Сибири, как, например, в Ачинске, Абакане, Минусинске, подобные же реше172
136. Мотивы обработки верхов наличников окон в селах Красноярского края
ния наличников, но выполненных более сухо и напоминающих фабричную,
стандартную поделку. Вероятнее всего, данный тип наличника родился в
крестьянских постройках и был перенесен как интересный мотив на городские деревянные дома, так как только относительно поздние городские постройки имеют подобным образом оформленные наличники.
Анализируя наличники окон в различных районах Восточной Сибири,
можно сказать, что в южных районах эта деталь избы носит более самобытный характер.
Чем дальше на север, тем больше однообразия и монотонности наблюдается в композиции наличников. Так, в районах Иркутской области в селах Усолье, Балаганск, Малышевка, Бараново и др. наличники старых и
современных изб поражают своим однообразием и общностью схемы. Преобладающими являются здесь барочные наличники в обычной городской
трактовке. Но иногда эти наличники приобретают своеобразную местную
окраску.
173
137.
Мотивы обработки
верхов наличников окон в селах Красноярского края
138. Мотивы обработки верхов наличников окон в селах Красноярского края
139. Мотивы декоративной обработки подкарнизных досок (лобани)
наличников окон в селах Восточной Сибири
176
140. Мотивы декоративной обработки подкарнизных досок (лобани)
наличников окон в селах Восточной Сибири
177
141. Мотивы декоративной обработки подкарнизных досок
(лобани) наличников окон в селах Восточной Сибири
178
142. Мотивы декоративной обработки подкарнизных досок (лобани)
наличников окон в селах Восточной Сибири
12*
179
143. Наличник окна в селе Залежево
Томской области
180
144. Верх наличника окна в селе Кривинск Красноярского края
145. Наличник окна в селе Шивера Иркутской области
146. Наличник окна
181
Беря за основу барочные принципы построения наличника, мастер значительно их перерабатывает и сообщает своему произведению совершенно
новое архитектурное качество (рис. 151. 153, 155, 156, 157).
Такие наличники по своим размерам бывают довольно значительными.
Верхняя часть их делается иногда больше оконного проема.
Значительно развитое пятно наличника, окрашенного в белый цвет,
очень обогащает избу, не имеющую больше никаких украшений.
Особенно хороши подобные наличники с сильно развитыми барочными
завитками карниза и пышным вазоном, балясиной или стилизованным акротерием в середине.
Богатая корона в верхней части прекрасно выделяется на большом поле
подкарнизной доски, остающейся обычно без какой-либо орнаментальной
обработки.
Нижняя часть наличника — подоконная доска — делается также просто
и как бы создает соответствующие условия для лучшего восприятия верхней (рис. 150, 152, 154).
Распространен в некоторых районах Восточной Сибири и такой вид
оформления оконных наличников, как сквозная выпиловка, явившаяся результатом воздействия городской архитектуры.
Сквозная выпиловка иногда очень сложного, преимущественно растительного и линейного орнамента применяется чаще в оформлении верхней
части окна. Выпиленная узором доска прибивается сверху на прямой карниз и служит как бы завершением композиции всего наличника.
Часто выпиловкой оформляется лобань наличника (подкарнизная
доска) и вертикальная обвязка. В подоконной доске, обычно повторяющей
обратный профиль верхней части, орнамент дается в очень ограниченном виде. Здесь опять видно стремление не заглушать венчающую часть
окна.
Подобные приемы повсеместно распространены, но они не представляют
значительного художественного интереса и иногда мешают общему цельному впечатлению от суровой бревенчатой избы.
Сопоставляя оконные наличники некоторых районов Западной и Восточной Сибири, можно сказать, что в Восточной Сибири русские формы декора, принесенные переселенцами, выходцами из европейской части России,
трансформируются в местных условиях и, чем дальше на восток, тем больше приобретают местный колорит (рис. 162, 163, 164, 165, 166).
182
147. Мотивы
обработки наличников окон в селах Восточной Сибири
148. Верх наличника окна- Восточная Сибирь
Переплеты, заполняющие оконные проемы, довольно разнообразны.
В наиболее старых сохранившихся постройках имеются переплеты с мелким
делением на 6—8 стекол.
Вероятно, дороговизна и недостаток стекла в прежние времена лимитировали применение более крупных стекол.
В некоторых селах Восточной Сибири старожилы помнят обработку
оконных проемов слюдой и бараньей брюшиной.
Одно из подобных волоковых окон сохранилось в селе Харюзовке
Иркутской области. Когда-то оно было затянуто брюшиной, и сейчас еще
уцелела рамка-переплет на два деления с остатками крепления натянутой
брюшины особыми деревянными клинышками.
В более новых избах обычно применялись крупные стекла с делением
на 3—5—6 частей. В «косящатых» окнах часто устраивались деления на
4 стекла.
В селах, расположенных ближе к городам, встречается деление переплета на неравные по высоте части: появляются подстекольники, фрамуги из
184
149. Верх наличника окна в селе Кривинск Красноярского края
150. Верх наличника окна в деревне Муруй Иркутской области
151. Окно в селе Старая Тыреть Иркутской области
185
152. Окно дома в селе Усолье Иркутской области
цельного стекла, иногда с криволинейным очертанием
заметно в районах Красноярского края, нежели в
Более старым приемом является навеска переплета на
сяку. Двустороннее окно обычно встречается во всех
постройках.
186
и т. д. Это сильнее
Иркутской области.
петлях к одному коотносительно новых
153. Окно старого дома в селе Малышевка Иркутской области
154. Окно дома в селе Харюзовка Иркутской области
187
155. Наличник окна избы в селе Знаменка
Красноярского края
Непременной принадлежностью окна как в старых, так и в новых постройках является ставень.
Любовно обрабатывая оконный проем наличником и прекрасно понимая
декоративную роль наличника в общем силуэте избы, строитель так же
внимательно подходил и к решению ставня.
188
156. Наличник окна в деревне Бараново Иркутской области
158. Окно дома в селе Тигрецк Красноярского края
159- Окна пятистенного дома в селе Лугавск Красноярского края
160- Резной фриз и верх наличника окна дома в городе Красноярске
161- Обработка фриза и верха наличника накладной выпиловкой
192
О
'0
20
30
40
5С
БОСии.
162. Окно избы в селе Восточенское
Красноярского края
193
163 Наличник окна в селе Тигрецк
Красноярского края
Учитывая прямое назначение ставня — защищать жилье от непогоды
и «лихих людей», строитель прекрасно понимал и декоративную его роль
в общей композиции избы.
С течением времени ставень теряет свое прямое назначение и становится
чисто декоративным элементом.
В некоторых избах ставни, прибитые гвоздями к стене, никогда не закрывались.
Как видно, старые традиции играли известную роль в применении этой
детали без прямой нужды.
194
164. Верх наличника окна в селе Тнгрецк Красноярского края
165. Низ наличника окна в селе Тигрецк Красноярского края
166. Окно дома в селе Знаменка
Красноярского края
Конструктивное устройство ставней в старых постройках очень простое.
Обычно одностворные, из двух-трех досок на деревянных шипах, ставни
навешивались на массивные кованые петли.
В более новых постройках устраивали двустворные ставни с обвязкой филенками и горизонтальными средниками, число которых было
различно.
В случае криволинейного очертания верха окна соответственно этому
устраивали и половинки ставней. Арочное завершение проема как бы поддерживалось двумя полуарками ставней.
Подобные криволинейные очертания окна и ставней производят хорошее
впечатление.
13*
195
Как видно из ряда примеров, строители широко применяли в своих сооружениях форму пологой арки. Она вносила некоторую живописность в
структуру стены с горизонтальным ритмом бревен.
Декоративное оформление полотнищ и филенок ставней резьбой или
росписью в постройках Восточной Сибири почти не встречается.
В редких случаях наличники и ставни окрашиваются в какой-либо цвет.
Строители считали красивым естественный цвет досок и подбирали для
устройства наличников и ставней специальный материал. Так, если вся
изба была срублена из лиственницы, ставни делались из сосны или кедра.
Теплые коричневатые тона досок хорошо гармонировали с серым цветом
стены.
В некоторых селах Восточной Сибири, в особенности расположенных по
берегам реки Ангары, широко применяется окраска наличников, ставней и
дверей в белый цвет.
Яркие белые детали, выделявшиеся на темном фоне стены, сообщают
некоторую живописность однообразным, на первый взгляд, избам.
Строители прекрасно понимали смысл такой окраски и широко пользовались этим простым приемом, чтобы украсить архитектуру деревни и внести
в окружающий однотонный пейзаж некоторое разнообразие.
Крыльца-входы
начительный интерес в избах Сибири
представляют крыльца-входы.
Простое сельское сооружение значительно выигрывало от создания дополнительной
пристройки — сеней
крылец.
При общераспространенных схемах
планировки дома—«клетью», «связью»,
или «пятистенком» сени с крыльцом
размещались на боковом фасаде и являлись, таким образом, неотделимой частью всей избы, живописно оформляющей большой фасад.
Учитывая роль оформления входов в общей композиции избы и их утилитарное назначение, строители очень внимательно и с большой любовью
относились к устройству крылец.
И в больших, и в маленьких сооружениях крыльца, кроме своего прямого назначения — входов в дом, иногда служили местом отдыха, а иногда
и помещением для жилья.
В конструктивно-декоративном решении крылец сельских построек Восточной Сибири можно отметить стремление строителей как бы выделить
вход в избу, уютно организовать и защитить от непогоды эту часть жилого
помещения.
Типы и виды крылец в селах Восточной Сибири разнообразны. В наиболее старых постройках можно встретить самое примитивное устройство
крыльца.
Как указывалось выше, большинство сибирских изб строилось без подклетей, и, естественно, пол в помещении находился невысоко над уровнем
земли, поэтому устройство крыльца сводилось к сооружению площадки
перед дверью с двумя-тремя ступеньками, сделанными из брусьев или
пластин.
В избах с подклетью обычно вдоль бокового фасада устраивалась лестница с крутым уклоном 1 : 1 , 1 : 1,5. Наиболее старые постройки с подобными крыльцами имеют очень примитивный характер и часто даже не по197
167. Вход в избу в селе Лугавск Красноярского края
крыты навесами (рис. 50, 52). Более поздние сооружения оборудованы
крыльцами с перилами, состоящими из бруска, лежащего на стойках, врубленных в ступени.
Для предохранения от атмосферных осадков лестницу покрывали крышей, поддерживаемой стойками-колонками очень простой формы. Изредка
колонки украшали разнообразной резьбой по всей высоте (рис. 191, / —
VI, 192, 193).
198
168. Вход в избу в селе Кривинск Красноярского края
В позднее построенных крыльцах чувствуется влияние городской архитектуры, иногда городские мотивы встречаются в упрощенном, примитивном виде или в своеобразной «сельской» трактовке (рис. 167, 168, 169).
Наиболее распространенным видом крылец-входов в избы является лестница-крыльцо в закрытом помещении — прирубе.
Климатические и хозяйственные условия подсказывали такую организацию входов. Крытое помещение перед дверью в избу, приобретая вид
тамбура, хорошо защищает вход в жилье от действия непогоды. Живописность открытых крылец уступает место утилитарной оправданности
крылец-сеней.
Наиболее простыми являются крыльца в клетских избах. Можно наблюдать разнообразные приемы их постановки по отношению к сооружению.
Наиболее распространенным является устройство крыльца перпендикулярно
199
169. Крыльцо старого дома в селе Балаганск Иркутской
области
продольной стене дома. Крыльцо в этом случае примыкает к сеням, прирубленным обычно с дворовой стороны избы.
Интересны крыльца в так называемых длинных клетях. Общий объем
крыльца с навесом хорошо уравновешивает вытянутую постройку, в противоположном конце которой обычно расположены окна (рис. 48).
Иногда крыльцо размещается вдоль избы, и вход ведет прямо от калитки.
В подобном случае сени устраиваются параллельно большой стороне избы, создавая дополнительный объем — прируб, хорошо оформляющий простую клеть.
Крыльцо получается удачнее тогда, когда стенка открытых сеней не
доходит до крыши со стороны фасада, а заканчивается на 2/з высоты сеней,
200
170. Крыльцо старой избы в селе Тигрецк Красноярского края
создавая тем самым активную плоскость — защитную стенку, подчеркнутую
темной теневой полосой незашитого пространства (рис. 170).
Крыша над крыльцом обычно покоится на задней — сплошной стенке и
на колонке перед входом, которая врубается в верхнее бревно «защитной
стенки» или стоит на нижней обвязке крыльца, и защитная стенка закрепляется в паз столбика. Примеры подобной композиции крылец встречаются преимущественно в селах Минусинского района. Ступени крыльца, сделанные из толстых брусков, врубаются с одной стороны прямо в стену
избы, с другой — в стенку прируба. Массивный вход удачно оформляет
постройки, часто не имеющие никаких дополнительных украшений.
Этот своеобразный прием, не встречающийся в Западной Сибири, в Минусинском районе имеет много вариаций.
Создание защитных стенок в крыльцах изб широко практикуется в
селах Восточной Сибири. Интересна композиция крыльца в одном из наи201
171. Крыльцо с защитной стенкой в двухэтажном доме села Балаганск Иркутской
области
более старых домов села Балаганск. Большое крыльцо, ведущее во второй
этаж, по своему общему виду и деталям представляет самостоятельный
архитектурный объект (рис. 171).
Крыльцо поставлено перпендикулярно главной оси клетского двухэтажного дома. Широкие ступени, ведущие к сеням второго этажа, закреплены
с одной стороны в защитной стенке из толстых 10-сантиметровых досок,
с другой — покоятся в пазах небольшой бревенчатой стены (перпендикулярной продольной оси избы), которая служит также стенкой сеней, ведущих
в первый этаж подклети и расположенных под лестницей.
Врубленные в срубик ступени зашиты сверху брусом, служащим основой для перил с точеными балясинами.
202
172. Крыльцо дома с защитной стенкой в селе Старая Тыреть Иркутской области
Уютная площадка перед сенями, хорошо защищенная сплошной стенкой
со стороны господствующих ветров и открытая с противоположной, солнечной стороны, удачно оформляет всю постройку.
Конструктивное устройство защитной стенки несложно. С наружной стороны доски ее закреплены в паз стойки, с другой стороны (внутренней) —
в пазы торцовых бревен избы.
Противоположная сторона площадки открыта и обработана перилами с точеными балясинами, выделяющимися на темном фоне защитной
стенки.
Резная колонка, несущая крышу крыльца, имеет хорошие пропорции
и удачно завершает общую асимметричную композицию.
203
173. Крыльцо старой избы в селе Старая Тыреть Иркутской области
Подобные крыльца как в одноэтажных, так и в двухэтажных избах
встречаются довольно часто в Иркутской области (рис. 172).
Интересны крыльца-входы, устроенные в особых крытых прирубах из
брусьев или мелких бревен, обычно рубленных «в лапу» и уложенных прямо на землю (рис. 173, 174).
Климатические и хозяйственные условия потребовали своеобразного
устройства входов-крылец, являющихся как бы вспомогательным помещением для сеней.
Стены прируба, имеющие обычно большую высоту, чем это необходимо
для устройства крыльца, служат, кроме того, перилами для площадки перед дверью в сени.
Ступени крыльца, устроенные из толстых досок, обычно закрепляются
в перпендикулярные стенки прируба путем устройства пазов и находятся
в пределах прируба.
Как видно, климатические условия диктовали устройство крыльца внутри объема прируба. Такому крыльцу не страшны были снежные заносы
в долгую и суровую сибирскую зиму.
Крыльцо в четыре-пять ступенек в зависимости от высоты пола избы
располагалось обычно асимметрично по отношению к прирубу, в то время
как самый прируб ставился асимметрично ко всей избе (рис. 175).
204
174. Крыльцо дома в деревне Дмитриевка Иркутской области
В избе со «связью» прируб размещался симметрично по отношению
к оси сеней, но крыльцо также немного смещалось в сторону, располагаясь
ближе ко входу во двор.
При таком устройстве крыльца представляется возможность увеличить
площадку сеней, необходимую в крестьянском быту для хозяйственных
нужд.
Асимметричное расположение крыльца, продиктованное утилитарными
нуждами, придает некоторую живописность всей постройке, имеющей симметричную схему.
Односкатная крыша крыльца с уклоном от избы устраивается на обвязке, уложенной на стойках-колонках, которые закреплены путем врубки
в верхний венец срубика.
205
175. Крыльцо старой избы в селе Старая Тыреть Иркутской области
Сверху стойки скреплены фризовой доской с арочным вырезом, являющейся единственным украшением всей композиции.
Открытое крыльцо в прирубе обычно прикрывается решетчатой дверкой, защищающей его и площадку сеней от мелкого скота.
Можно отметить, что архитектурная обработка подобных крылец очень
скромна и лаконична, да и нет нужды их как-то декорировать. В самой
конструктивной схеме подобных входов достаточно выразительности и красоты.
206
176. Вход в старый дом в селе Старая Тыреть Иркутской области
Разновидностей подобного типа входов довольно много, но в каждом
отдельном случае есть какая-то своя черточка, разнообразящая эту общую
архитектурно-конструктивную схему (рис. 175).
Крыльца в прирубах с арочным завершением преимущественно встречаются в селах Иркутской области, где нередки также приемы обработки
арочным завершением больших террас.
Нередко наблюдаются там также входы, устроенные в углах, образованных избой н сенями. Здесь прируб (первые сени) служит продолжением выступающих теплых сеней, образуя самостоятельный объем, открытый наполовину с входной части. Вход же огораживается наверху стенками и обрабатывается колонками, завершенными фризовой доской с арочными вырезками.
Боковая стенка, противоположная стене избы, обычно зашивается
сплошь до крыши прируба тесом. Ее украшает только небольшое оконце
арочной формы (рис. 176).
Общее архитектурно-объемное решение прируба хорошо завершает всю
несложную композицию избы.
207
В селах Кривинск, Лугавск, Старая Минуса и др. Красноярского края
е пятистенных и крестовых избах, имеющих две самостоятельные квартиры,
крыльца устраиваются с двух сторон большого прируба, расположенного по
Есему периметру боковой дворовой стены. В середине прируба-пристройки
устраиваются сени, вход в которые ведет по открытой лестнице (иногда
устроенной под навесом общей кровли) через площадку, огороженную внизу сплошными перилами, а поверху — фризовой доской с арочными вырезами.
Высокое крыльцо-лестница, ведущее в избу, устраивается на тетивах аз
толстых досок со вставленными в пазы ступенями. Количество ступеней
в зависимости от высоты подклети доходит до 8—10.
Тетивы врубаются в нижнее бревно прируба, иногда служащее и первой
ступенью, и в столбики-стойки, являющиеся одновременно основанием площадки крыльца.
Постановка и размещение подобных крылец бывают различны. Иногда
лестница располагается вдоль избы или перпендикулярно ей с большим или
маленьким выносом за пределы сеней прируба.
В архитектурном отношении подобные входы не очень эффектны, из
.простое функционально-конструктивное решение сообщает определенный
уют всей постройке.
В таких входах часто устраивают крыши над сенями и крыльцами
с очень большими свесами обычно на выпусках продольных или поперечных стен прируба.
Очень эффектна крыша в старой избе села Кривинск Красноярском
края. В этом селе прием устройства двойных крылец с большими сенями
довольно распространен (рис. 177).
В селе Лугавск того же района можно встретить другой своеобразный прием устройства крылец: здесь обе лестницы размещаются не снаружи, а в самом прирубе-сенях (шестистенный дом Анашкина) (рис. 178).
Прируб, сложенный из брусьев в лапу, увенчан односкатной крышей,
покоящейся своими выносами за пределами сеней на массивных колонках,
установленных на нижнее бревно сруба сеней.
Навесы крыш по бокам сеней, хорошо защищающие площадки перед
входами в сени, устроены также на выпусках продольных стен прируба.
Крепкая по своей массе композиция, оформленная двумя стоящими по бокам колонками, органически вливается в общий объем избы и является как
208
177. Вход в двухэтажный дом в селе Кривинск Красноярского края
178. Вход в старый дом в селе Лугавск
Красноярского края
бы ее продолжением, несмотря на различную обработку материалов, из которых рублены иэба и сени.
Широкое распространение имеет в Восточной Сибири устройство крылец в «вынутых» углах изб.
В углу дома-клети, пятистенки или крестовой избы оставляется незаполненное пространство, иногда получающееся вследствие неполного прируба
сеней. Все сооружение покрывается одной двускатной или четырехскатной
крышей, таким образом, сени с крыльцом не являются самостоятельной
210
179. Вход в старую избу в селе Балаганск Иркутской области
пристройкой к избе, а входят в общий объем дома. Приемы устройства подобных входов различны (рис. 179).
К самому простому виду может быть отнесено устройство крылец в старых клетских избах, где продольная стена дома продолжается и в сенях,
как бы внедряющихся в глубину постройки на 1—2 метра в зависимости
от необходимости создания нужной площадки перед дверью.
Крыльцо устраивается на продолжении нижнего бревна продольной стены избы, которое служит первой ступенькой лестницы.
14*
211
180. Вход в дом в селе Илимск Иркутской области
Верхний венец сруба избы также продолжается до торцовой стенки сеней, образуя конструктивную основу для устройства навеса общей кровли
над площадкой и крыльцами, ведущими в избу.
Верхнее бревно продольной стены обычно врубается в выпущенное перпендикулярное бревно сруба сеней. Вся система нависшего угла поддерживается стойкой-колонкой обычно без какой-либо декоративной отделки.
Как видно, строители хорошо понимали выразительность простого заглубленного угла и ограничивались общим объемным решением всей постройки без каких-либо дополнительных украшений конструктивных деталей (рис. 182).
Крестовые избы, где строители стремились обыграть вход путем декоративной обработки колонок, поддерживающих свес крыши, перил и прочих архитектурно-конструктивных элементов, производят менее художественное впечатление.
В некоторых новых постройках декоративное украшение не служит средством выявления общей архитектурной композиции сооружения, а является
212
181. Вход в дом в селе Тар-Багатай (Восточная Сибирь)
самоцелью и органически не связано с характером постройки. Как видно
из современной архитектурно-строительной практики, в Восточной Сибири в новых постройках широко используются созданные народом
формы и типы крылец. Интересным приемом, применяемым как в старых, так и в новых избах, является устройство крылец на выпусках
поперечных стен.
В подобных крыльцах, обычно занимающих всю ширину дома, ступени
устраиваются путем врубки толстых тесин или брусьев в выпуски нижних
поперечных бревен сруба, служащих не только ступенями, но и перилами
лестницы.
Верхние боковые стороны площадки обрабатываются также выпусками
бревен стены по кривой.
213
182. Крыльцо дома с подклетью в селе Тигрецк Красноярского края
183- Крыльца в двухквартирном доме села Тигрецк
Красноярского края
214
184. Крыльцо дома в селе Харюзовка Иркутской области
Крыша, уложенная на обвязке из двух выпущенных бревен боковых
стен н на связывающем их прогоне из такого же бревна или бруса, чаще
имеет форму треугольного фронтона с большим выносом карниза.
Вся система кровли поддерживается с наружной стороны двумя колонками, врубленными в нижние выпуски боковых бревен сруба.
Боковые стороны крыльца обрабатываются простыми решетчатыми перилами, а в некоторых случаях, учитывая господствующие ветры, одна сторона (подветренная) зашивается сплошь тесом, а другая — остается открытой.
215
185. Вход в дом в селе Старая Тыреть Красноярского края
Выпуски бревен сруба, являющиеся конструктивной основой крыльца,
связывают всю пристройку входа с общей структурой объема избы
(рис. 184, 185, 186).
Подобное сооружение настолько органично, что кажется вырубленным
из одного куска дерева. Такие крыльца, широко распространенные в сельских постройках Восточной Сибири, почти не встречаются в Западной Сибири. Местный тип крыльца в ряде случаев удачно варьируется строителями и свидетельствует о внимательном отношении сельских зодчих к достижениям своих предшественников. Нужно отметить, что указанные выше
216
186. Крыльцо дома, устроенное в прирубе (Восточная Сибирь)
187- Вход в дом в деревне Каменка Красноярского края
217
188. Вход с балконом в прирубе. Село Балаганск Иркутской области
189. Крыльцо в двухэтажном доме в городе Томске
191. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
192. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
конструктивные приемы не исчерпывают всего многообразия приемов
устройства крылец (рис. 181, 183, 188). Иногда встречаются крыльца, созданные по примеру городских, с явным стремлением подражать наиболее
распространенной городской моде. Созданные в различных стилевых манерах, свойственных городской архитектуре, крыльца сельских построек не
отличаются высоким художественным качеством. То, что было присуще
222
193. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
городской архитектуре и требовало особого профессионального мастерства,
не всегда было доступно сельскому зодчему. Декоративные украшения входов, созданных в характере архитектуры классицизма и барокко, проникая
в деревню, снижали своеобразные архитектурно-художественные качества
сельских построек, лишали их непосредственной красоты и своеобразия.
Исключения были очень редки. Таким исключением можно считать вход
223
194. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
в избу в деревне Каменка Красноярского края, где хорошо найдены пропорции дорических колонок, поставленных на основательный срубик крыльца, что сообщает всему сооружению определенную монументальность и суровую выразительность (рис. 187).
Наряду с влиянием городской деревянной архитектуры на сельское
зодчество, проявившимся, в частности, в устройстве крылец и входов
в избы, можно отметить и плодотворное воздействие народного творчества на формирование декоративных форм в городском строительстве
(рис. 189).
Интересным примером, иллюстрирующим своеобразную интерпретацию
народных мотивов в городском зодчестве, является вход в один из жилых
домов города Минусинска (рис. 190). В основе композиционной структуры
входа заложены местные элементы народного творчества.
224
195. Колонки и перила крылец в избах сел Восточной Сибири
225
И, как видно, это благотворное влияние расширяет творческий диапазон городских мастеров-плотников, также в основной массе выходцев иэ
народа.
Сравнивая композиции крылец изб Восточной Сибири с крыльцами
изб Западной Сибири, можно указать на их некоторую сдержанность и
простоту. Здесь нет разнообразия форм и деталей, присущего постройкам
других районов Сибири и особенно Алтая. Наряду с этим в Восточной
Сибири заметна большая органическая связь конструктивных элементов
с декоративными и учет утилитарных нужд.
Ворота и калитки
орота
сельских построек Восточной
Сибири не отличаются большим разнообразием форм.
В основном можно проследить две
характерные особенности, две схемы
устройства ворот.
Наиболее распространенным в селах
как Западной, так и Восточной Сибири
является
асимметричное
устройство
ворот с проезжей частью и одной
калиткой. В этом архаичном приеме отражаются принципы народной архитектуры — простой, утилитарной, без лишних декоративных
элементов.
Другая распространенная схема — симметричное устройство
ворог
с проезжей частью и двумя калитками по бокам (одной только декоративной).
Подобный тип ворот с различными вариантами создан, как видно, под
влиянием городской архитектуры, но имеет своеобразную, соответствующую
вкусам и требованиям сельских строителей трактовку.
Если сопоставить общую композицию ворот в селах Восточной
Сибири со схемой ворот, встречающихся в Западной Сибири, то
нужно отметить, что в Западной Сибири устройству ворот уделялось
больше внимания.
Здесь встречаются самые различные конструктивные и декоративные
приемы устройства ворот, начиная от самобытных «грибовидных» видов и
кончая стилизованной барочной трактовкой (рис. 196, 197, 198, 199, 200,
201, 202).
В селах Восточной Сибири ворота, как и сама изба, проще, беднее, однообразнее.
Два или три типа исчерпывают все варианты ворот, встречающиеся во
многих селах Восточной Сибири.
Можно отметить только два-три случая, когда на полотнищах
ворот и фризовой части дан накладной выпиловочный орнамент (рис. 184,
15*
227
196- Ворота усадьбы в селе Проскаковское в Западной Сибири
197. Ворота усадьбы в селе Усолка в Западной Сибири
228
198. Ворота крытого двора дома-тройни в селе Тутальское Западной Сибири
185). Как видно, строители Восточной Сибири не уделяли большого
внимания декоративному украшению ворот, как и наличников окон,
и придавали большое значение общему силуэту сооружения, его завершению.
Как указывалось выше, к наиболее архаичному типу ворот могут быть
отнесены несимметричные ворота с проезжей частью и одной калиткой
(рис. 205). Вся конструктивная схема состоит из трех стлобов, перекрытых сверху двускатной крышей с большими свесами.
В наиболее старых воротах свесы крыш достигают больших размеров,
чем в новых.
229
199. Ворота тройною дома в деревне Тутальское в Западной Сибири
В воротах молодых изб уже чувствуется некоторая сухость, дряблость
форм.
Двускатные крыши и небольшие свесы ворот уже значительно
утрачивают
тот
декоративный эффект и художественный
смысл,
который так очевиден в воротах с огромными свесами двускатных крыш, придающими особый уют и привлекательность всему
сооружению.
Декоративная обработка подобных ворот обычно сводится к легкому
украшению фризовой части каким-либо резным или выпиловочным орнаментом. Полотнища ворот остаются чаще гладкими, без филенок, с верти230
200. Тройные ворота усадьбы в городе Новосибирске (Западная Сибирь)
201. Ворота усадьбы в городе Новосибирске (Западная Сибирь)
231
204. Ворота усадьбы в селе Брянь (Западная Сибирь)
205.
Тип
усадебных
ворот
в
селах
Восточной
Сибири
калькой обшивкой тесом. Почти не встречаются ворота данного типа с полотнищами, обработанными резьбой или накладной выпиловкой, что нередко можно видеть в западных районах Сибири.
Простота и скромность в отделке, граничащие подчас с бедностью, характерны почти для всех видов ворот с двускатными
крышами.
Как видно из ряда примеров, основное внимание строителя было обращено на пропорции и общий силуэт ворот, и, нужно отдать должное, часто
зодчие добивались очень хороших результатов.
Симметричные ворота с двумя калитками по бокам проезжей части
сформировались, как видно, под влиянием городской архитектуры и лишены своеобразия и функционального смысла, отличающих асимметричны;
ворота с одной калиткой.
Общая структура и вся композиция ворот, выполненных обычно из
крупных элементов: массивных столбов, часто уширенных книзу, большого
свеса крыши, простых тяжелых створов, создают представление о добротности, основательности постройки.
Единственным украшением суровым по своей композиции воротам служит скромный резной узор под карнизом.
Мелкие элементы порезки или выпиловки, уютно примостившиеся под
широкой крышей, хорошо контрастируют с подчеркнуто строгими деталями
ворот.
Подобный тип ворот с некоторыми вариантами декоративной обработки
верхней подкарнизной части является наиболее распространенным во многих районах Восточной Сибири.
Там же встречается и развитая схема этих ворот, когда двускатная крыша перекрывает не только ворота, но и часть забора, находящегося по обе
стороны от них.
Этот прием особенно часто встречается в вытянутых замкнутых усадьбах, распространенных в селах Иркутской области.
Старый тип ворот с двускатной крышей здесь рационально и интересно
переработан.
Общая большая крыша над воротами и забором хорошо защищает всю
фасадную часть усадьбы от действия непогоды.
Такие ворота производят сильное впечатление, подчеркивая замкнутость усадьбы.
236
206- Схемы ворот с двускатными крышами в селах Восточной Сибири
207. Ворота усадьбы, крытые двускатной крышей вместе с забором, в селе Харюзовка Иркутской области
208.
Схемы
ворот
крытых
заодно
с
забором
двускатными
крышами,
в селах
Восточной
Сибири
209. Ворота усадьбы в селе Тигрецк Красноярского края
Усадьба, находящаяся за такими воротами, как бы полностью изолирована от внешнего мира. Жизнь обитателей двора скрыта от постороннего
наблюдения.
Большой консервативностью веет от подобного оформления фасада
усадьбы (рис. 207, 208, 209).
В некоторых случаях заметно стремление связать замкнутый дворусадьбу с улицей путем устройства в верхней части ворот или забора прорезей, решеток, которые как бы раскрывают внутреннее пространство
двора. Архитектурный образ подобных сооружений наиболее приветлив и
живописен.
Мелкие элементы прорезей, решетки или балясины хорошо контрастируют с простым бревенчатым забором, выполненным часто из крупных
бревен.
Устройство сплошных крыш над воротами и забором иногда встречается в двух смежных усадьбах. Два примыкающих друг к другу двора имеют
240
210. Ворота усадьбы в городе Минусинске
самостоятельные ворота с калитками, связанные одной общей крышей, распространившейся и на часть забора вплоть до изб.
Смежная крыша над всей лицевой частью двух усадеб приветливо
оформляет улицу, сообщая кварталу определенную живописность.
Подобные ворота встречаются во всех районах Восточной и Западной
Сибири.
Как видно, утилитарное удобство таких ворот и их архитектурная выразительность явились причиной их широкого повсеместного распространения.
К самобытным формам ворот с двускатной крышей могут быть
отнесены ворота, встречающиеся в Минусинском районе, где проезжая часть решена самостоятельно, а калитка (обычно одна) встроена в часть рубленного из бревен забора и достигает 2/з высоты ворот
(рис. 210).
241
211- Ворота усадьбы в селе Кривинск Красноярского края
Большая крыша, распространенная за пределы ворот, нависает
над калиткой,
как бы прикрывая
своим свесом примостившийся
в заборе вход.
В этом приеме можно отметить довольно смелое конструктивное решение — устройство над калиткой большой, нависающей, тяжелой крыши,
основанной на выступающих консольных частях горизонтальных бревен
крыши ворот.
Как отмечалось выше, в данном районе можно было наблюдать
смелые приемы устройства консольных частей, ворота же, выполненные в подобной схеме, подкупают не только своей оригинальной трактовкой и выразительным силуэтом, но и хорошим использованием
технических свойств дерева.
Не меньше интереса представляют ворота со своеобразной обработкой
верха двускатной крыши (в этих случаях очень слабо развитой) особой
фигурной доской — гребнем (рис. 211, 212, 219).
Здесь общая схема остается та же, что и в старых воротах с двускатной
крышей, но наверху появляется сильно развитая фризовая часть, обычно
обшитая тесом в два или три ряда внахлестку. Нарастающий объем своеоб242
212. Ворота усадьбы в селе Восточенское Красноярского края
разного антаблемента завершается небольшой крышей, обычно из двух горизонтально поставленных тесин под углом в 45°.
Наверху крыши, прикрывая образующуюся от стыка досок щель,
устраивается гребень из одной толстой тесины, вырубленной каким-либо
рисунком.
Формы и рисунок гребня не отличаются разнообразием и обилием творческой фантазии, — это обычно довольно однотипные криволинейные или
полукруглые элементы.
Рисунок, расположенный над воротами, повторяется в меньшем масштабе и над калиткой, но столбы ворот фиксируются более активными, поднимающимися частями гребня.
Простой, но удачно найденный в пропорциях и силуэте верх ворот создает довольно сильное впечатление, особенно вечером, когда спустившиеся
сумерки стирают отдельные детали, но контур ворот четко вырисовывается
на светлом фоне догорающей зари.
Тонким настроением и какой-то еле уловимой поэзией веет от подобных
сооружений. Кажется, что в однообразные серые деревушки, заброшенные
в глухие сибирские урманы, сквозь лютые вьюги и темные зимние ночи
16*
243
проник далекий художественный мотив, подсмотренный где-то восприимчивым русским человеком и талантливо примененный в своей собственной интерпретации, на своих постройках.
Ворота, решенные подобным образом, встречаются преимущественно
в районах Красноярского края — в селах, расположенных в Минусинской
котловине, где, как известно, в свое время было широко распространено
торговое общение со странами Востока и Китаем.
Кроме указанных типов ворот, в Восточной Сибири встречаются ворота
с устроенными в верхней части, над калитками и проездом, треугольными
фронтонами, арочками полуциркульного очертания с большими свесами
крыш (рис. 213, 214, 215, 216, 217 в т. д.).
Подобные приемы оформления верха ворот, как видно, пришли
из города.
Доказательством этому служит то, что только в селах, расположенных
вблизи городов (Иркутска, Красноярска, Минусинска), можно встретить
такие устройства.
В районах, удаленных от городских центров, где крестьяне строили по
старым дедовским традициям и вкусам, почти не встречаются аналогичные
приемы оформления.
Так же как и конструкция ворот, заслуживает внимания устройство калиток, ведущих в огороды, скотные дворы и переулки. Даже в этой, как
будто незначительной детали чувствуются мастерство сельского зодчего и
его любовь к малым формам.
В некоторых случаях калитки поражают своими монументальными формами, применением циклопических бревен, как бы вкопанных неведомыми
великанами, соревнующимися в своей силе.
В подобных калитках чувствуется отдаленное влияние каменного зодчества (рис. 218, 219).
В большинстве случаев в обработке калитки отсутствуют декоративные
элементы в виде дополнительной резьбы и орнаментации.
Сооружение производит внушительное впечатление своим общим силуэтом и размерами.
Иногда встречаются небольшие украшения на столбах или перекладине,
выполненные глубинной резьбой в виде непрерывного ряда неглубоких
треугольничков или квадратиков, придающих особую прелесть и даже элегантность всей композиции.
244
213. Ворота усадьбы в селе Бичура (Восточная Сибирь)
214- Ворота усадьбы в селе Балаганск Иркутской области
215. Ворота усадьбы в селе Знаменка Иркутской области
216. Ворота усадьбы Б селе Бараново (Восточная Сибирь)
217. Ворота усадьбы в селе Лугавск Красноярского края
248
218. Ворота хозяйственного двора в селе Окины Ключи
(Восточная Сибирь)
219. Ворота усадьбы в селе Восточенское (Восточная Сибирь)
249
В этом декоре нет сухости, присущей строго намеченному геометрическому орнаменту. Все здесь как-то удивительно пластично и мягко. Порезка украшает всю нехитрую постройку, сообщая ей особую интимность
и уют.
Седой стариной веет от этих каким-то чудом уцелевших до наших дней
калиток.
Только в отдаленных уголках Сибири можно еще встретить остатка
этих некогда монументальных и живописных мелких сооружений, говорящих о незаурядных архитектурных способностях сибирских строителей.
троительные принципы, которые применяли в свое время первые переселенцы
из-за Урала, прочно привились в сибирских условиях.
Устройство и планировка отдельных
изб и хозяйственных построек в селах
Восточной Сибири имеют много общего
с устройством деревянных сооружений
европейской части СССР и Западной
Сибири. Но наряду с общими чертами
в постройках Восточной Сибири имеются и свои местные, специфические
особенности как в конструктивно-архитектурных деталях, так и в общих
приемах композиции жилья. Возможно, что это характерно для исследованных районов Иркутской области и Красноярского края. Сохранившиеся старинные избы в большинстве случаев рублены из прекрасного
строительного материала — лиственницы и «кондовой» мелкослойной сосны — и поражают своими размерами. В селах Тигрецк, Северьяново, Бичура, Десятниково и др. можно встретить избы, баньки, амбары и другие
строения, сложенные из 4—6 венцов, так как бревна имели в диаметре до
50 см и более. Обычно селения возникали поблизости от леса, и старинному строителю не стоило большого труда рубить свою постройку из отборных деревьев.
В большинстве случаев сруб для изб и амбаров изготовляли на месте —
там, где рубился лес. После соответствующей просушки клети ее разбирали
и бревна перевозили на место постройки.
Для перевозки сруба и сбора избы на месте в ряде случаев организовывали так называемые «помочи», «подмоги». Большая группа односельчан
«миром» выполняла все тяжелые работы по постройке избы. Закончив
одну постройку, переходили к другой—также «миром» перевозили и собирали избу другого хозяина. Такой обычай был распространен в старых
253
селах Восточной Сибири, как, например, Большой Куналей, Десятниково,
Тыреть, Бар и др.
Естественно, что только при таком способе производства строительных
работ возможно было быстрое создание крупных построек.
Многие старинные избы, рубленные из крупных бревен, поражают своей
монументальностью, своей прямо таки «циклопической» кладкой.
Значительная толщина бревен, из которых рубились прежние постройки, сообщала особый характер всему сооружению. Стена, рубленная из
крупных бревен, производит впечатление кладки из крупных элементовблоков.
Соответственно основным размерам бревна делались и отдельные
детали. Они масштабны всему зданию. Это еще раз говорит о большом мастерстве плотников, умевших гармонически сочетать различные элементы.
Основным, исходным материалом для деревянных сооружений было
бревно. В зависимости от характера и назначения постройки бревна применялись различной длины. Наиболее распространенные размеры бревен — от
5 до 7 м. С бревнами большей длины работать было трудно.
Как видно из ряда примеров, размеры бревна, идущего в «дело», колеблются в небольших пределах. В отдельных случаях при устройстве «длинных клетей» применялись бревна длиной до 12 м.
Кроме бревен, в сельском строительстве Восточной Сибири употреблялись брусья, шедшие в основном на прирубы сеней, погреба, крыльца
н т. п.
Довольно часто в старых постройках Восточной Сибири применялись
половинки — расколотые пополам бревна, с одной полукруглой стороной и другой — плоской. Обычно половинками крыли полы в избах или
потолки.
Половинки на потолке укладывали на матку, круглой стороной вниз,
что создавало ритм выступающих кругляков-бревен и придавало своеобразие интерьеру (рис. 47).
В данном случае диаметр бревна был очень значителен (50—60 см).
Таким образом обеспечивалось надежное, теплое перекрытие потолка, не
требующее каких-либо дополнительных настилов и засыпки.
Вся эта конструкция была возможна при толстых бревнах в стенах и
большой «матице» — балке, несущей тяжелый настил потолка.
254
Иногда целые избы (в деревнях Тигрецк, Знаменка, Восточенское) рубились из огромных «половинок». Для создания большей жесткости и непроницаемости стены ребра половинок стесывались на '/б—'/б диаметра бревна
(рис. 39).
Подобный прием рубки стен встречался в районах Западной Сибири, но
в Восточной он имеет большее распространение. И в настоящее время в некоторых отдаленных районах Восточной Сибири можно встретить постройки,
сооруженные из огромных бревен-половинок, обработанных только топором.
Поперечное перерубливание бревен, как можно судить по старым постройкам, было довольно искусным. Иногда только при внимательном
осмотре торцов бревен в срубе можно обнаружить способ обработки: бревно как бы перепилено, только небольшие «заусенцы» говорят о мастерском
его перерубливании. Как видно, большая сноровка и хороший инструмент
обеспечивали качество обработки бревна.
Особенно славились в Иркутской области так называемые «кондратьевские» топоры, отличавшиеся особой прочностью. Прекрасно владея топором, строители обрабатывали им тес и выполняли многие строительные работы, в том числе и резьбу по дереву.
Как известно, работа по изготовлению теса была довольно трудоемка
и в наиболее старых постройках, когда еще не было пиленых досок, тес
расходовался весьма бережно, главным образом, для устройства основных
детален — крыш, наличников окон, обшивки сеней и г. д.
Иногда тесины были очень значительны по размерам (от 6 до 8 см
толщины при ширине <в 30—50 см).
Необходимо отметить, что такие архитектурно-конструктивные детали,
как причелины, подкрылки, подзоры, карнизы, выполненные из теса, часто
оставались в своем естественном, не приукрашенном виде, без какой-либо
декоративной обработки.
Как видно, сибирский зодчий не стремился украшать детали там, где
на их изготовление и без того было затрачено много труда.
С введением новых инструментов, как, например, сверл, ложечных долот,
рубанков и пр., расширилась возможность обработки некоторых архитектурно-конструктивных деталей. Так, при устройстве наличников окон появляются некоторые новые приемы обработки декоративных элементов в виде
орнамента, выполненного центровкой. Карнизы и прочие детали наличника
окна обрабатываются более тщательно и «чисто». Тонкая, мелкая профи255
лировка архитектурных деталей, возможная при употреблении более совершенных инструментов, естественно, наложила известный отпечаток на внешний облик избы.
Простота выполнения некоторых архитектурно-конструктивных деталей
при помощи новых инструментов побуждала строителей к выполнению
трудоемкой резьбы простыми инструментами — ножом, долотом и т. д.
Между тем можно отметить, что в ряде случаев строители хорошо понимали, что элементы избы, украшенные дешевой выпиловкой, лишены художественной выразительности и, вероятно в силу этого, часто оставляли
детали без каких-либо декоративных украшений, добиваясь их архитектурной выразительности посредством хорошо найденных пропорций, живописного силуэта и пр.
Что касается устройства сруба в постройках Восточной Сибири, то можно отметить, что строители пользовались известными, привычными приемами. Соединение углов производилось обычно в обло, «по-круглому» и
в лапу, по-старинному — в шап.
Рубка в обло имеет широкое, повсеместное распространение как в жилых
постройках, так и в хозяйственных.
В некоторых районах Восточной Сибири очень часто применяется рубка
стен в лапу (рис. 41, 44, 48).
Строительство первых крупных деревянных сооружений Сибири — башен
Якутского, Илимского и других острогов, рубленных в лапу, — в какой-то
степени повлияло на конструктивные приемы устройства жилья.
Как видно, этот способ соединения экономичнее, чем первый, меньше
остается неиспользованной древесины, и можно эффективнее использовать
длину бревна, что иногда бывает так необходимо при рубке больших изб.
Как известно, плотники избегали наращивать бревна в длину.
В ряде районов Иркутской области можно часто встретить разнообразные приемы рубки в лапу. В этом случае концы бревен, соединенные в лапу,
не обрубаются, а остаются с вьгпусками через одно бревно. Угол стены не
производит впечатления каменной кладки с пересечением вертикальных
плоскостей, что свойственно обычной рубке в лапу, а имеет вид рубленной
в обло бревенчатой стены. Таким образом сохраняется структура деревянной рубленой постройки (рис. 100).
Сильное впечатление производят эти сооружения как бы с «зубастыми»,
ощетинившимися углами.
256
Подобным образом рублены наиболее старые постройки. Широко распространен этот прием устройства стен избы в селах по реке Ангаре, в окрестностях городов Балаганска и Братска.
Из разновидностей рубок, встречающихся в районах Восточной Сибири,
можно отметить рубку в угол, т. е. рубку под тупые углы, что по существу
является вариантом рубки в обло или лапу.
Этот прием применяется в устройстве шестя-восьмигранных срубов.
Подобные типы рубок многогранников встречаются в сооружениях коренных сибирских жителей — бурят, хакассов, шорцев и др. (рис. 40).
При укладке бревен в срубе полукруглая выемка делается обычно в
верхней части верхнего венца и накладывается на выпуклость нижнего поперечного венца. Иногда выемка делается в нижнем бревне венца, но, как
показывают примеры, этот прием не особенно удачен, и в новых постройках он встречается редко.
Устройство выемки в нижнем бревне венца, вероятно, было вызвано тем,
что производство работ при таком способе было легче, особенно если сруб
рубила небольшая артель плотников: удобнее было укладывать конопатку
в жолоб бревна, чем на выпуклую часть. Кроме того, как говорят старые
плотники, лучше укладывать верхний венец в паз нижнего, чем насаживать
верхний венец с выемкой на нижний.
Между тем, как показывает практика, прием устройства паза-«черты»
в верхнем бревне является нерациональным. В большинстве случаев плотники относились отрицательно к такой обработке бревна и считали ее неудачной, так как бревно с «чертой» внизу скорее выходило из строя из-за
сырости, попадающей в черту, и загнивания бревна.
Срубы изб обычно ставились прямо на землю. Для нижних двух-трех
венцов подбирали наиболее крупные бревна, главным образом из лиственницы. В некоторых случаях под углы сооружения подкладывали крупные
камни-булыги или ставили «лапы»-стойки из толстых (иногда достигающих
в диаметре 40—60 см) отрубков бревен, преимущественно комлей лиственницы, врытых в землю. Наружных завалин обычно не устраивали. В случае
необходимости утепления подпола делали внутренние завалины. Земля для
подсыпки бралась из ямы подпола, который устраивался почти в каждой избе.
Полы изб отличаются конструктивной простотой. Обычно на мощной
балке, врубленной в продольные стены, настилался однослойный пол, состоящий из толстых тесин или половинок, уложенных на балку.
17 Е. А. Ащепков
257
Для устройства пола выбирался крупный лес, предварительно хорошо
просушенный. В некоторых избах, как, например, в деревне Десятниково,
половицы имели ширину до 60 см при толщине до 10—15 см.
Гладко стесанные доски пола плотно пригонялись одна к другой и в
ряде случаев скреплялись шипами.
Иногда встречаются двуслойные полы, состоящие из черного и чистого пола, с земляной засыпкой между ними или без засыпки. Д л я устройства черного пола применялись более мелкие доски, чем для чистого, и
иногда горбыли.
Потолки изб в селах Восточной Сибири устраиваются так же, как и в
западных ее районах, но в Восточной Сибири чаще можно встретить потолки, устроенные из широких и толстых досок, достигающих 50 см ширины
при толщине 10—15 см.
Обычно потолок делают из одного ряда досок, соединенных «в четверть».
Такое соединение дает плотный «мост» настила. Потолок поддерживается
бревном — «матицей», закрепленной в поперечных стенах посредством вырубленных в верхних бревнах сруба четвертей.
Обычно для «матицы», или «матки», применяются очень толстые бревна
(диаметром 40—50 см). В сибирских постройках даже при значительных
размерах помещения делается одна «матица».
В некоторых избах потолок устраивается из крупных половинок, положенных круглой стороной вниз. Для создания плотного настила потолка
половинки соединяются между собой посредством четверти, устроенной
в верхней части половинки.
Для утепления потолков сверху насыпается слой земли. Как видно из.
ряда примеров, простая конструкция потолка вполне обеспечивает сохранение в избе тепла.
Изба обогревается русской печью. Печи обычно устраиваются глинобитными на деревянной «корзине»-ящике из толстых бревен, поставленной
на подпечье, которое покоится на двух крупных матицах, закрепленных в
стенах сруба.
Иногда подпольные матицы дополнительно подпираются стойкамистульями, но, как видно из ряда примеров, дополнительные стойки не являются необходимыми. Мощная матица с успехом несет тяжелую конструкцию глинобитной печи, отличающейся обычно большой прочностью и высокими теплотехническими качествами.
258
В селах Восточной Сибири — Баранове, Харюзовке, Матвееве и др. —
можно встретить глинобитные печи, устроенные около 100 лет назад и до
настоящего времени не потерявшие своих теплотехнических качеств.
В некоторых случаях старики не помнят, когда ремонтировалась русская
печь.
Размеры печей обычно довольно значительны. Можно встретить печи,
имеющие в разрезе 1,5 X 2,5 м и больше.
Естественно, что русская печь имеет большое значение в архитектуре
избы, и внешний вид ее обычно создается в соответствии с общим характером украшения помещения.
Корзинки, как правило, красят масляной краской в один тон или расписывают различными узорами, преимущественно мотивами растительного
орнамента.
Глинобитную часть печи также иногда расписывают цветочным орнаментом.
Печи в избе ставят различно; обычно между печью и одной из стен
оставляют пространство в 1,5—2 м, называемое в Сибири «запечком*, где
устраивают голбец с входом в подполье. В некоторых случаях «запечек»
отгораживают легкой переборкой из досок.
Устье печи, или «цело», обращено к лицевой стене избы, где устраивают обычно одно окно для освещения внутренности русской печи.
Как видно из ряда примеров, в устройстве изб Восточной Сибири много
общего с тем, что встречается в Западной Сибири и европейской части
СССР.
Вместе с тем конструктивные приемы, применяемые при сооружении
деревянных построек в Восточной Сибири, имеют некоторые отличительные черты.
Это своеобразие в основном можно заметить в устройстве отдельных
конструктивных деталей, как, например, в консольных, «помочных» частях
сооружения, служащих для поддержания больших свесов крыш, з устройстве крыши без скрепления элементов гвоздями, в конструкции бревенчатого фронтона с «вкладышами», а также в создании «защитных стенок».
В постройках Восточной Сибири некоторые элементы зданий нашли
смелое конструктивное разрешение. Хорошо зная технические свойства дерева, строители не боялись создавать своеобразные конструкции, диктовавшиеся жизненной необходимостью.
259
Значительный интерес в архитектуре изб и хозяйственных построек
Восточной Сибири представляет устройство защитных стенок. Эта функционально-конструктивная дегаль нашла себе широкое применение в обширных районах Иркутской области; в постройках Западной Сибири она в таком виде не встречается.
Суровые климатические условия Восточной Сибири побудили строителей
создать такую конструкцию, которая максимально защищала бы жилье от
снежных заносов и ветров.
Наряду со своим чисто утилитарным назначением защитные стенки сообщают всему простому объему сооружения пространственную выразительность.
Устройство защитных стенок широко применяется в хозяйственных постройках — амбарах, сараях и, реже, в жилых домах.
Обычно амбары, выходящие торцом на улицу и организующие фронтальную композицию замкнутой усадьбы, имеют защитную стенку со стороны улицы; на противоположной защитной стенке стороне постройки колонна-столбик несет большой свес крыши.
Конструктивное устройство защитной стенки осуществляется путем выпуска всего ряда бревен торцовой стены за пределы продольной стены на
1,5—2 м; таким образом, эти бревна создают своими концами как бы защитную стенку со стороны улицы и поддерживают обычно большой навес
перед входом в амбар.
Противоположный свес крыши покоится на колонке-стойке (рис. 68).
Иногда выпускают две поперечные стены, устраивая таким образом уютный вход в служебное помещение, удачно защищенный от сырости и снежных заносов (рис. 65, 66, 69).
Выступающие концы бревен обычно не закрепляются вертикальными
шипами, а своей массой образуют довольно прочную, монолитную стенку,
не нуждающуюся в дополнительных вертикальных связях.
Подобный прием устройства поперечных стенок встречается в постройках, рубленных «со лбами «-фронтонам и на улицу (рис. 84). Такая конструкция, функционально удобная в соответствующих климатических условиях, возможно, развилась из усложненных помочей-консолей, образованных
верхними венцами выпусков поперечных стен, которые в некоторых случаях
достигают очень больших размеров (от 1 м и более) и состоят из ряда
бревен.
260
Иногда выпускается три-четыре бревна, образующих как бы козырек для
входной частью и создающих очень сильное и конструктивно интересное
оформление угла.
В некоторых селах Восточной Сибири встречаются постройки, где выпуски поперечных стен, образующих необходимый навес над крышей, устроены в виде повалов со ступенчатой системой выпуска бревен. Два верхних
конца, выступающих на 2,5 м, поддерживаются двумя следующими
нижними концами, выпущенными с меньшим выносом; таким образом, создается как бы ступенчатый переход от сильно нависающей кровли
к стене.
Смелый конструктивный прием в устройстве верха постройки мог быть
создан только в результате хорошего знания технических свойств строительного материала — дерева. Не боясь возможного прогиба выпущенных поперечных бревен, нагруженных, кроме крыши, еще продольными бревнамисвязями, строители смело шли на применение подобных конструкций, которые, как видно, себя оправдали (рис. 80, 81). Иногда небольшие сооружения — бани, амбары и т. п. — стоят как бы под огромным колпаком —
крышей, смонтированной также на выпусках поперечных бревен сруба
(рис. 82, 83).
Помимо смелости конструктивного решения, подобный прием интересен
с архитектурно-декоративной стороны.
Амбары, бани и прочие сооружения, устроенные таким образом, очень
живописны и не требуют каких-либо дополнительных украшений; это, видимо, прекрасно понимали строители, которые не вводили лишних элементов
в общую композицию.
В такой же степени интересны крыльца-входы, устроенные в некоторых
церковных и гражданских сооружениях Иркутской области.
Как видно, прием выпуска поперечных стен в различных вариантах
хорошо усвоен местными строителями и применяется ими в различных сооружениях с большим техническим мастерством и художественным тактом.
Что касается декоративной обработки помочей-повалов, то можно отметить, что Восточная Сибирь в этом отношении беднее, чем Западная, где
можно встретить самые разнообразные мотивы в обработке концов бревен.
Помочи-повалы, встречающиеся в Иркутской области и Красноярском
крае, не поражают обилием творческой фантазии мастеров-строителей. Все
в них как-то однообразнее и несколько примитивнее, но отдельные их дета261
ли отличаются несомненной привлекательностью и строгой красотой. Строитель удовлетворялся простой, лаконичной формой, гармонирующей с окружающей суровой природой.
Конструкции консолей также не отличаются большим разнообразием.
В основном повторяется одна схема с различным числом бревен, входящих
в устройство кронштейна.
Самым простым случаем можно считать устройство кронштейна из одного бревна. В этом случае и оформление кронштейна бывает очень простое.
Выпуск бревна обрабатывается по фасаду в виде прямоугольного треугольника, обращенного длинной стороной наружу; профиль ее оставляется вовсе
без украшения или обрабатывается набольшими зарубками. Здесь сказывается стремление строителя сохранить значимость несущего конца бревна,
не ослабляя его сложными вырубками и порезками.
Подобные кронштейны встречаются в наиболее старых постройках —
клетских и «со связью» избах (рис. 46).
Не менее часто можно встретить кронштейны, устроенные из двух выпущенных бревен. В этом случае у строителя больше возможностей для декоративной обработки выпусков. Здесь наблюдается некоторое разнообразие
приемов оформления. Излюбленным мотивом являются зарубки по ребрам
одной стороны треугольной призмы, состоящей из спаренных бревен.
Боковые стороны выпусков обычно стесывают (с двух сторон) на ' / з —
1/5 диаметра, что позволяет их обработать различными зарубками валиками по контуру.
Реже встречаются консоли из трех выпущенных брезен. Этот приём
имеет больше декоративное, чем конструктивное, значение, так как во многих случаях одного выпущенного бревна уже достаточно для поддержания
большого свеса кровли.
При устройстве консолей из трех бревен строители проявляют много
своеобразной выдумки и конструктивной логики.
Обычно три обработанных торца бревен не производят впечатления
одной только декорации угла. Они являются также конструктивным элементом, причем, самая «порезка», самый узор подчеркивают значимость
этой детали.
Излюбленным приемом оформления выпусков является устройство валиков, выкружек, косиц, уголков по одной стороне прямоугольного треугольника. Иногда затейливое чередование и комбинация указанных форм порез262
Ки придают нарядный, ажурный вид тяжелым бревнам, которые в своей
основе остаются одной сплошной массой консоли (рис. 85, 86, 87, 88, 90).
Своеобразным приемом является такое устройство кронштейна, когда
каждое бревно как бы охватывает соседнее особой вырезкой-крючком, при
этом создается определенное динамичное и прочное соединение отдельных
бревен выпуска (рис. 89).
Отмеченные примеры устройства помочей не исчерпывают всех приемов оформления и построения этой интересной архитектурно-конструктивной детали, в которой наглядно слились функциональные и декоративные
элементы народного зодчества.
Наиболее яркое выражение органичности всей конструкции верха постройки можно отметить в очень своеобразном приеме устройства на продольных и поперечных стенах повалов, состоящих из двух-трех выпущенных бревен. В этих случаях обычно какой-либо фигурной вырезкой — выкружкой, валом, треугольником или крючком — обрабатывается нижнее
бревно повала. Верхнее бревно, несущее непосредственно свес крыши, не
обрабатывается и выступает своим торцом за пределы обработанного бревна, образуя, таким образом, как бы основу всего верха, украшенного декоративными элементами именно там, где это является целесообразным.
Подобный прием устройства верха постройки подкупает своей конструктивной и декоративной логикой.
Описанная система устройства повалов дает возможность устраивать
крышу с большим свесом не только по торцовой, но также и по длинной
стороне здания.
Интересны повалы, устроенные одновременно на поперечных и продольных стенах в зданиях, рубленных в лапу (рис. 91).
Большой интерес представляют также повалы-помочи, устроенные на
поперечных стенах жилых и хозяйственных построек.
Повалы-кронштейны, обнаруженные в постройках Восточной Сибири,
дают некоторое основание предполагать, что эта древняя особенность
деревянной гражданской архитектуры, отразилась в последующем церковном зодчестве. В своем дальнейшем развитии кронштейны приняли иную
форму — повалов-помочей, т. е. «поваленных» наружу верхних частей поперечных и продольных стен.
Благодаря тому что в Сибири еще сохранились очень древние деревянные постройки, каких уже нет в европейской части Союза, можно в извест263
ной степени по ним судить о принципах древнерусского деревянного зодчества вообще и о том, как изменилось оно в своем развитии.
Как видно, народная фантазия и изобретательность, проявленные при
создании жилых и хозяйственных построек, в дальнейшем нашли себе
яркое выражение в замечательном деревянном церковном зодчестве.
Естественно, что новые формы и конструкции было легче создавать при
строительстве небольших зданий и затем уже, проверив их в натуре, переносить на крупные произведения деревянного зодчества, т. е. на церковную
архитектуру. Но и здесь плотники никогда не удовлетворялись раз найденными формами, а продолжали творить при постройке каждого нового здания, никогда слепо не копируя ту или иную удачную декоративную деталь.
Эта замечательная черта русских строителей сказывается даже в однотипных элементах, как, например, воротах, крыльцах, наличниках, где общая
схема устройства не выходит из рамок установившегося и проверенного
жизнью приема. В каждом отдельном случае видны индивидуальность мастера, его творческая рука, его вкус.
Богатая творческая фантазия русских зодчих, их высокое профессиональное мастерство позволили им создать произведения, проникнутые большим
художественным чувством и конструктивным смыслом.
3 а к лючение
начительныи фактический материал по народному зодчеству
Сибири еще не собран и не изучен.
В настоящем обзоре автор не ставил себе целью осветить весь
многообразный вековой строительный опыт сибиряков. Большая и многогранная работа по изучению деревянного зодчества в Сибири еще впереди
и не терпит промедления.
В настоящее время необходимо особенно внимательно подойти к проектированию и строительству сельских сооружений. Нужно учесть потребность народа в новых жилых и хозяйственных постройках, учесть возросший культурный и хозяйственный уровень колхозного крестьянства и создать новый тип крестьянского жилья.
Нужно разрабатывать для колхозов такие проекты, которые полностью
соответствуют укладу новой сельской жизни и учитывают специфику данных сооружений.
Только глубоко и всесторонне продуманные проекты сельских построел,
проверенные жизнью и отражающие стремления колхозников к улучшению
своих бытовых и культурных условий, могут удовлетворить народ.
В настоящее время возник вопрос о создании многокомнатных жилищ
для отдельных семей колхозников. Эта правильная идея должна найти
себе соответствующее разрешение.
Специфика сельской жизни, работы, быта, отличная от городских условий, требует особо внимательного решения этого вопроса.
Как показывают примеры прежнего сельского строительства, крестьянский дом Восточной Сибири состоял обычно из двух помещений — избы
(кухни с русской печью) и горницы. Как видно, такой состав помещений
был привычен и удовлетворял крестьян. Многие новые постройки в обширных районах созданы по этому типу.
Однако, несомненно, что старые, хотя и привычные, жилища не соответствуют новым условиям жизни колхозников, новым культурным запро265
сам. Необходимо внедрять новые типы благоустроенных домов, отвечающих современным санитарно-гигиеническим требованиям.
Среди архитекторов, занимающихся проектированием сельских построек,
существует мнение, что одним из путей ликвидации различия между городом и деревней может явиться создание сельского дома по городскому образцу, что сельский дом должен быть оборудован всеми санитарно-техни
ческими помещениями: санитарным узлом, ванной комнатой и пр. Такие
предложения законны при проектировании сельских зданий, например, в
колхозе «Гигант».
Но необходимо учесть, что в основной массе наших колхозов на данном
этапе крестьянина еще устраивает русская печь и даже полати, голбец и
другое оборудование избы, имеющее утилитарное назначение.
Для того чтобы вытеснить эти элементы жилья из обихода колхозников, необходимо предложить им взамен более разумное и более удобное
оборудование, соответствующее хозяйственному и культурному уровню современной деревни.
Необходимо очень тщательно и критически изучить особенности устройства старого крестьянского жилья, близкого и привычного народу и, несмотря на свой простой и даже иногда примитивный вид, рационального и разумного. Нужно отобрать из строительной практики то, что на данном
этапе отвечает требованиям колхозников.
Так, например, строителю следует обратить внимание на то, что обычная русская печь в простой избе «клетью» или пятистенке ставилась различно. В одном случае при размещении печи преследовалась цель создания
максимальных удобств хозяйке дома во время приготовления пищи, в другом случае печь ставилась так, чтобы она прежде всего обогревала жилые
помещения, и т. д.
Иногда печь устраивалась с учетом лучшей организации полатей (которые обычно связаны с печью), в стороне от входа, в более теплом месте.
Все эти особенности создают специфику внутреннего пространства избы.
Крестьянские дома, так похожие один на другой, оказывается, в то же
время глубоко отличны друг от друга.
Много поучительного можно извлечь из примеров организации прежних
сел. Различные виды планировки сел, в ряде случаев сложившиеся исторически, отражают основное стремление строителей разместить село
(обычно состоящее из одной-двух улиц) таким образом, чтобы оно было
266
лучше защищено от действия ветров и снежных заносов. Анализ
планировки усадеб в селах Восточной Сибири красноречиво показывает,
как разумно крестьяне размещали служебные и хозяйственные помещения
во дворе.
Все наиболее ответственные помещения для удобства пользования в
зимнее время ставились на подветренную сторону и объединялись между
собой крытыми навесами-переходами. Усадьба в ряде случаев представляла
собой надежную защиту от ветров.
Пропорции и размеры участка, имеющего вытянутую форму и обращенного меньшей стороной на улицу, также способствовали созданию защищенного пространства двора и выгодно сокращали длину улицы.
Как видно, этот фактор — значительный в Сибири, должен быть учтен
при проектировании новых сел.
Разнообразные варианты планировки усадеб показывают, как внимательно подходили крестьяне к организации своей территории.
Большая забота о создании удобства и уюта в усадьбе нашла свое
отражение и в новых постройках.
Современные сельские строители, хорошо зная местные условия, в ряде
случаев внимательно относятся к превшему строительному опыту и используют все рациональное и разумное, что создано народом на протяжении
многих лет.
В области конструктивного решения сельских построек есть немало
остроумных приемов, которые могут быть использованы в наше время.
Так, устройство безгвоздевой крыши очень интересно и заслуживает
внимания как по своим функциональным особенностям, так и по внешнему
виду.
Из этого не следует, что на новые постройки нужно полностью переносить декоративно-конструктивные элементы крыши в виде «куриц», потоков,
охлупней, причелин и т. д., но некоторые детали могут быть критически
переработаны и использованы в современных сооружениях.
В народной практике имеется богатый материал для декоративно-художественной интерпретации некоторых архитектурно-конструктивных деталей
крыши — завершения сооружения.
Заслуживает внимания конструктивное устройство больших свесов-крыш
на помочах-повалах различных систем, а также защитных стенок, широко
распространенных в постройках Восточной Сибири.
267
Рациональная конструкция защитных стенок придает особое архитектурное выражение сооружению, лишенному иногда каких-либо декоративных
украшений.
В этой конструкции, как и в помочах-повалах, наиболее ярко отразились
принципы народного зодчества, а именно нераздельная связь утилитарных»
конструктивных и декоративных задач.
В конструктивной схеме крылец-входов также чувствуется стремление
к логичному сочетанию функциональных и архитектурных элементов.
Крыльцо не является случайной пристройкой к дому, оно органически
присуще всему сооружению, как и любая деталь постройки. При создании
нового колхозного дома многие рациональные и художественные элементы
крылец-входов могут быть плодотворно использованы.
В настоящее время можно наблюдать в Сибири удачное использование
форм старых крылец церковных построек в новых по своему типу сооружениях, как, например, клубах, сельсоветах, детских учреждениях.
Для создания подлинно художественных произведений необходимо хорошо знать строительный опыт, накопленный в течение веков.
Большое разнообразие форм наличников окон ярко свидетельствует о
неиссякаемой фантазии народных мастеров, В решении этой детали избы
русский строитель показал себя особенно большим художником с широким
творческим диапазоном.
Бесконечные вариации иногда близких по общей композиционной структуре форм наличников и в частности завершений наличников свидетельствуют о больших возможностях в устройстве этой простой детали.
Оконные наличники изб в Восточной Сибири представляют большой
интерес для создания новых форм обработки оконного проема.
Как видно из ряда примеров, основное внимание в решении всего наличника уделялось обработке верхней части, созданию интересного, живописного силуэта «навершья».
И это было логично. Мелкие декоративные элементы в виде обильной
резьбы и выпиловки на «лобани» и «исподе», имеющие широкое распространение в сельских наличниках европейской части, не выделяются так, как
сильный динамичный силуэт верха, венчающий всю композицию окна.
Вследствие глубокого понимания роли наличника в общей композиции
сооружения сельские строители очень внимательно и любовно подходили
к его обработке, даже, зачастую, в ущерб другим деталям.
268
В деревянном строительстве, как и в каменном, возможны и необходимы
стандартизация и рационализация методов производства работ.
Как свидетельствует русское народное зодчество, деревянная архитектура знала и применяла в своей практике ускоренные методы строительства.
В данный момент, когда есть все возможности для массовых заготовок
не только отдельных элементов, но и целых сооружений (уже в ряде районов это проводится в жизнь), вопрос критической преемственности приемов народного зодчества в современных постройках при новой технике приобретает особый интерес.
Известны примеры, когда новые технические возможности в строительстве деревянных зданий использовались односторонне, без учета прежних
архитектурных достижений народа. В результате этого получался штамп
и стандарт.
Массовость построек, стандартизация элементов не должны заглушать
своеобразия и оригинальности, свойственной народному искусству.
Нужно только целесообразно переработать и применить все интересное
и ценное, достигнутое в деревянном строительстве.
Большой опыт нашего строительства в деревне показывает, что там, где
советские архитекторы стали на путь творческих новаторских исканий и
изучения лучших достижений русского народного зодчества, они добились
простоты форм, конструктивной и декоративной логики, сочетания утилитарных н художественных задач, органической связи с окружающей природой, т. е. достигли значительных успехов в создании жилых и общественных сооружений для советских людей.
Перечень
иллюстраций
1.
2.
3.
4.
56.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
1617.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
2627.
Схематическая карта обследованных автором районов Восточной Сибири
Река Енисей около деревни Каменка Красноярского края
Река Ангара около села Балаганск Иркутской области
Острог Манганея (реконструкция музея Арктики)
Братский острог. Внутренний вид башни
Южная башня Якутского острога
Общий вид улицы в селе Старая Минуса Красноярского края
Общий вид поселения «гнездами» в селе Старая Минуса Красноярского края
Поселение «гнездом» в селе Старая Минуса Красноярского края
Уголок села Харюзовка Иркутской области
Усадьба села Бараново Иркутской области
Квартал с плотной застройкой в селе Восточенское Красноярского края
Общий вид улицы с плотной застройкой в селе Тигрепк Красноярского края
Общий вид улицы в деревне Дмитриевка Иркутской области
Общий вид села Харюзовка Иркутской области
Переулок села Восточенское Красноярского края
Усадьба Соколова в селе Малышевка Иркутской области
Усадьба Наконечникова в селе Старая Тыреть Иркутской области
Усадьба Вельских в селе Харюзовка Иркутской области
Замкнутая усадьба в селе Тигрецк Красноярского края
Замкнутая усадьба в селе Тигрецк Красноярского края
Замкнутая усадьба в селе Харюзовка Красноярского края
Замкнутая усадьба Севастьянова в селе Старая Тыреть Иркутской области
Усадьба Ленденева в селе Старая Тыреть Иркутской области
Объединенная усадьба двух хозяев в селе Малышевка Иркутской области
Объединенная усадьба двух хозяев в селе Лугавск Красноярского края
Усадьба двух хозяев, объединенная по фасаду общей крышей ворот в селе Зима
Иркутской области
28. Часть Замкнутого двора в селе Золари Иркутской области
29. Часть замкнутого двора в селе Восточенское Красноярского края
30. Внутренний вид замкнутого двора в селе Удинское Иркутской области
31. Часть замкнутого двора с навесом в селе Старая Тыреть Иркутской области
32- Тройной дом в деревне Ивановка Томской области
33. Тройной дом в деревне Хайдуково Томской области
34. Фасад квартала с ориентацией окон жилья на солнечную сторону в селе Восточенское Красноярского края
270
35. Усадьба Кустова с ориентацией окон жилья на солнечную сторону в селе Харюзовка Иркутской области
36- Соединенные усадьбы в деревне Панкратьево Иркутской области
37. Замкнутый двор с двойными избами в деревне Панкратьево Иркутской области
38. Баня из крупных бревен-половинок в селе Тигрецк Красноярского края
39. Изба из крупных бревен-половинок в деревне Каменка Красноярского края
40. Хакасская деревянная юрта
41. Изба «клетью» из длинных бревен в селе Зима Иркутской области
42. Изба «клетью» из крупных бревен в селе Балаганск Иркутской области
43. Изба «клетью» из крупных бревен в деревне Муруй Иркутской области
44. Изба «клетью», срубленная «в лапу», в селе Старая Тыреть Иркутской области
45. Улица в селе Старая Тыреть Иркутской области
46. Общий вид клетской избы А. Смолянинова в селе Харюзовка Иркутской области
47. Клетская изба А. Смолянинова в селе Харюзовка Иркутской области. Фасад,
план, внутренний вид н детали
48- Изба «длинной» клетью в селе Балагаиск Иркутской области
49. Изба «связью» в селе Старая Тыреть Иркутской области
50. Фрагмент избы «связью» в городе Минусинске. Вид с северной стороны
51. Изба «связью» в селе Лугавск Красноярского края
52. Изба «пятистенка» в деревне Каменка Красноярского края
53. Изба «пятистенка» в деревне Вяткино Иркутской области
54. Пятистенная изба в деревне Куприяново Красноярского края
55. Изба «пятистенка» в деревне Каменка Красноярского края
56. Крестовый шестистенный дом в селе Лугавск Красноярского края
57. Сложный дом (пятистенка и связь) в селе Золари Иркутской области
58. Крестовый дом с галереей-входом в деревне Новоселово Иркутской области
59. Крестовый дом, обитый рейкой, в селе Тигрецк Красноярского края
60. Шестистенный дом с вынутым углом в селе Старая Минуса Красноярского края.
Вид со стороны угла
61. Шестистенный дом с вынутым углом в селе Старая Минуса Красноярского края
62. Шестистенный дом с развитой террасой в селе Старая Тыреть Иркутской области
63. Амбар в деревне Кокченга Иркутской области
64. Амбар-погреб в селе Балаганск Иркутской области
65. Амбар с защитными стенками в селе Балаганск Иркутской области
66. Амбар в деревне Бичура (Восточная Сибирь)
67. Амбар в селе Удинское (Восточная Сибирь)
68. Амбар с сеновалом в селе Зима Иркутской области
69. Двухэтажный общественный амбар в селе Малышевка Иркутской области
70. Двухэтажный общественный амбар в селе Малышевка Иркутской области
71. Двухэтажный общественный амбар в деревне Березовая (Восточная Сибирь)
72. Амбар в селе Лугавск Красноярского края
73. Общественный амбар в селе Кривинск Красноярского края
74. Группа амбаров в селе Шивера Иркутской области
271
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
8485.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
Группа амбаров в селе Старая Минуса Красноярского края
Группа амбаров в деревне Северьяново Иркутской области
Группа амбаров в деревне Северьяново Иркутской области
Водяная мельница в селе Старая Минуса Красноярского края. Акварель
Деталь угла амбара в селе Харюзовка Иркутской области
Деталь угла амбара с защитной стенкой Харюзовка Иркутской области
Баня под навесом в селе Лугавск Красноярского края. Вид со стороны входа
Баня под навесом в селе Лугавск Красноярского края. Вид с торца
Амбар в селе Харюзовка Иркутской области
Старый амбар в селе Харюзовка Иркутской области
Фрагмент старой избы в селе Балаганск Иркутской области
Повалы-кронштейны изб в селах Восточной Сибири
Повалы-кронштейны изб в селах Восточной Сибири
Повалы-кронштейны изб в селах Восточной Сибири
Повалы-кронштейны изб в селах Восточной Сибири
Повалы-кронштейны изб в селах Восточной Сибири
Повалы-кронштейны на поперечных и продольных стенах в избе Восточной Сибири
Крепление бревен фронтона клиньями-вкладышами в постройках Восточной Сибири
«Курицы» на крыше избы в селе Балаганск Иркутской области
Четырехскатная крыша на «потолках» и «курицах» в селе Балаганск Иркутской
области
95- Охлупни-коньки в сельских постройках Восточной Сибири
96. Крыша на «потолках» и «курицах»
97. Охлупни крыш в постройках Восточной Сибири
98. Конек амбара в селе Лугавск Красноярского края
99. Ненецкая могила, оформленная черепами оленей
100. Угол дома с подшивкой слег снизу в селе Балаганск Иркутской области
101- Причелины изб в селах Восточной Сибири
102. Причелины изб в селах Восточной Сибири
103. Причелины изб в селах Восточной Сибири
104. Обработка фриза избы выпиловочным орнаментом с надписью в селе Малышевка
Иркутской области
105. Волоковые окна в селе Усолье Иркутской области
106. Мотивы наличников окон в старых избах Восточной Сибири
107. Волоковое окно в деревне Чингис Алтайского края
108. Окно избы в селе Восточенское Иркутской области. Акварель
109. Окно избы в селе Белая Алтайского края
110. Окно избы в одном из сел Восточной Сибири. Акварель
111. Верх окна избы в селе Старая Минуса Красноярского края
112. Мотивы наличников изб в селах Восточной Сибири
113. Верх наличника окна в деревне Северьяново Красноярского края
114. Наличники окон изб Восточной Сибири
"Я 15. Верх наличника окна в селе Мухор-Шибирь (Восточная Сибирь)
272
116. Верх наличника окна в селе Тигрецк Красноярского края. Акварель
117- Мотивы обработки карнизного бруска в избах сел Восточной Сибири
118- Обработка верха окна в селе Тигрецк Красноярского края
119. Наличник окна в селе Тигрецк Красноярского края
120. Наличник окна с резьбой в городе Минусинске
121. Верх наличника окна в деревне Корпусак (Восточная Сибирь). Акварель
122. Мотивы наличников окон в селах Балаганск и Харюзовка Иркутской области
123. Верх наличника окна в селе Кривинск Красноярского края. Акварель
124. Обработка верхов наличников окон в селах Красноярского края
125. Обработка верха наличника окна в селе Восточенское Красноярского края
126. Наличник окна в селе Восточенское Красноярского края
127. Наличник окна в селе Лугавск Красноярского края. Акварель
128. Верх наличника окна старой избы в селе Тигрецк Красноярского край
129. Верх наличника окна старой избы в селе Тигрецк Красноярского края. Акварель
130. Наличник окна
131. Верх наличника окна в селе Знаменка Красноярского края
132. Наличник окна в селе Восточенское Красноярского края
133. Верх наличника окна в селе Окины Ключи (Восточная Сибирь)
134. Окно в селе Восточенское Красноярского края
135- Верх наличника окна в селе Тигрецк Красноярского края
136. Мотивы обработки верхов наличников окон в селах Красноярского края
137. Мотивы обработки верхов наличников окон в селах Красноярского края
138. Мотивы обработки верхов наличников окон в селах Красноярского края
139. Мотивы декоративной обработки подкарнизных досок (лобани) наличников окон
в селах Восточной Сибири
140. Мотивы декоративной обработки подкариизных досок (лобани) наличников окон
в селах Восточной Сибири
141. Мотивы декоративной обработки подкарнизных досок (лобани) наличников окон
в селах Восточной Сибири
142. Мотивы декоративной обработки подкарнизных досок (лобани) наличников окон
в селах Восточной Сибири
143. Наличник окна в селе Залежево Томской области
144. Верх наличника окна в селе Кривинск Красноярского края. Акварель
145. Наличник окна в селе Шивера Иркутской области. Акварель
146. Наличник окна
147. Мотивы обработки наличников окон в селах Восточной Сибири
148. Верх наличника окна. Восточная Сибирь
149. Верх наличника окна в селе Кривинск Красноярского края. Акварель
150. Верх наличника окна в деревне Муруй Иркутской области. Акварель
151. Окно в селе Старая Тыреть Иркутской области
152. Окно дома в селе Усолье Иркутской области
153. Окно старого дома в селе Малышевка Иркутской области. Акварель
154. Окно дома в селе Харюзовка Иркутской области
273
155. Наличник окна избы в селе Знаменка Красноярского края
156. Наличник окна дома в деревне Баранове Иркутской области. Акварель
157. Наличник окна
1!>'8. Окно дома в селе Тигрецк Красноярского края
159. Окна пятистенного дома в селе Лугавск Красноярского края
160. Резной фриз и верх наличника окна дома в городе Красноярске
161- Обработка фриза и верха наличника накладной выпиловкой
162. Окно избы в селе Восточенское Красноярского края
163. Наличник окна в селе Тигрецк Красноярского края
164. Верх наличника окна в селе Тигрецк Красноярского края. Акварель
165. Низ наличника окна в селе Тигрецк Красноярского края. Акварель
166. Окно дома в селе Знаменка Красноярского края
167. Вход в избу в селе Лугавск Красноярского края
168. Вход в избу в селе Кривинск Красноярского края
169. Крыльцо старого дома в селе Балаганск Иркутской области
170. Крыльцо старой избы в селе Тигрецк Красноярского края
171. Крыльцо с защитной стенкой в двухэтажном доме села Балаганск Иркутской
области
172. Крыльцо дома с защитной стенкой в селе Старая Тыреть Иркутской области
173. Крыльцо старой избы в селе Старая Тыреть Иркутской области
174. Крыльцо дома в деревне Дмитриевка Иркутской области
175. Крыльцо старой избы в селе Старая Тыреть Иркутской области
176. Вход в старый дом в селе Старая Тыреть Иркутской области
177. Вход в двухэтажный дом в селе Кривинск Красноярского края
178. Вход в старый дом в селе Лугавск Красноярского края
179. Вход в старую избу в селе Балаганск Иркутской области
180. Вход в дом в селе Илимск Иркутской области
181. Вход в дом в селе Тар-Багатай (Восточная Сибирь)
182. Крыльцо дома с подклетью в селе Тигрецк Красноярского края
183. Крыльца в двухквартирном доме села Тигрецк Красноярского края
184. Крыльцо дома в селе Харюзовка Иркутской области
185. Вход в дом в селе Старая Тыреть Красноярского края
186- Крыльцо дома, устроенное в прирубе- Восточная Сибирь
187. Вход в дом в деревне Каменка Красноярского края
188. Вход с балконом в прирубе. Село Балаганск Иркутской области
189. Крыльцо в двухэтажном доме в городе Томске
190- Крыльцо в двухэтажном доме в городе Минусинске
191. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
192. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
193. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
194. Колонки крылец изб в селах Восточной Сибири
195. Колонки и перила крылец в избах сел Восточной Сибири
196. Ворота усадьбы в селе Проскаковское в Западной Сибири
274
197. Ворота усадьбы в селе Усолка в Западной Сибири
198. Ворота крытого двора дома-тройни в селе Тутальское Западной Сибири
199. Ворота тройного дома в деревне Тутальское в Западной Сибири
200. Тройные ворота усадьбы в городе Новосибирске (Западная Сибирь)
201. Ворота усадьбы в городе Новосибирске (Западная Сибирь)
202. Ворота усадьбы в городе Томске (Западная Сибирь)
203. Ворота усадьбы в селе Брянь (Западная Сибирь)
204. Ворота усадьбы в селе Брянь (Западная Сибирь)
205. Тип усадебных ворот в селах Восточной Сибири
206. Схемы ворот с двускатными крышами в селах Восточной Сибири
207. Ворота усадьбы, крытые двускатной крышей вместе с Забором, в селе Харюзовка
Иркутской области
208. Схемы ворот, крытых «заодно» с Забором двускатными крышами, в селах
Восточной Сибири
209. Ворота усадьбы в селе Тигрецк Красноярского края
210. Ворота усадьбы в городе Минусинске
211- Ворота усадьбы в селе Кривинск Красноярского края
212- Ворота усадьбы в селе Восточенское Красноярского края
213. Ворота усадьбы в селе Бичура (Восточная Сибирь)
214- Ворота усадьбы в селе Балаганск Иркутской области
215- Ворота усадьбы в селе Знаменка Иркутской области
216. Ворота усадьбы в селе Бараново (Восточная Сибирь)
217. Ворота усадьбы в селе Лугавск Красноярского края
218. Ворота хозяйственного двора в селе Окины Ключи (Восточная Сибирь)
219. Ворота усадьбы в селе Восточенское (Восточная Сибирь)
Библиография
1. А н д р е е в и ч В., Исторический очерк Сибири по данным, представленным полным собранием законов, т. II, от 1701 до 1741- Иркутс.ч.
2. А э а д о в с к и й М., Страничка краевой деятельности декабристов в Сибири,
Иркутск 1945.
3. А д р и а н о в А. В-, Об орнаментике сибирских инородцев, доклад, сделанный на
Всероссийском съезде художников.
4. А щ е п к о в Е. А. Русское деревянное зодчество, Государственное издательство
архитектуры и градостроительства, М. 1950.
5. А щ е п к о в Е. А., Русское народное зодчество в Западной Сибири, Государственное издательство архитектуры и градостроительства, М. 1950.
6. Б о л д ы р е в - К а з а р и н, Народное искусство в Сибири, изд. Вост.-Сиб. русск.
географ, общества, Иркутск. 1889.
7. Б у д и н с к и й П. И., Заселение Сибири и быт ее первых поселенцев, Харьков.
1889.
8. Большая советская энциклопедия, Союз Советских Социалистических Республик,
ОГИЗ. 1948.
9. В о р о н о в В., Г а б е В-, Крестьянское искусство, ОГИЗ. 1944.
• 0. Г а б е В., Карельское деревянное зодчество, Государственное архитектурное издательство Академии архитектуры СССР, 1941.
11. Г р а б а р ь И., История русского искусства, т. I и II, М., 1909.
12. Г м е л и н С. Г., Путешествие по России для исследо'вания трех царств естества,
в III частях, СПБ. 1806.
13. Д а л ь Л. В., Материалы для истории русского гражданского зодчества, 1877.
14. Е в д о к и м о в И., Север в истории русского искусства, Вологда, 1920.
15. З а б е л и н И. Е., Черты самобытности в древнерусском зодчестве, М. 1900.
16. З а б е л л о С. Я., М а к с и м о в П- Н., И в а н о в В. Н., Русское деревянное зодчество, изд. Академии архитектуры СССР.
17. История СССР, т. I под ред. акад. Б, Д. Грекова, чл.-корр. Академии наук СССР
С. В. Бахрушина, проф. В. И. Лебедева, изд. 2-е, ОГИЗ, 1947.
18. К а л и н и н Н. Ф, О русском крестьянском зодчестзе, 1924
19. К р а с о в с к и й М., Курс истории русской архитектуры, т. I, Деревянное зодчество, Петроград 1916.
20- Летопись краткая Сибирская (Кунгурская), СПБ, 1880.
21. Летопись Сибирская, изд. Археологической комиссии, СПБ. 1907.
22. Л е б е д и н с к и й , Из наблюдений над крестьянским зодчеством Иркутско1 о
округа, Иркутск. 1929.
276
23. Сибирская каторга, ч. Ш, Политические и государственные преступники. СПБ,
1871.
24. М и л л е р Г е р а р д Ф., История Сибири, М.—Л.
25- М и х а й л о в Н. И., Сибирь, Государственное издательство географической литературы, М. 1951.
26. М и л е е в, Деревянное строительство русского севера. Труды IV съезда зодчих.
27. М е т е в В- И., Сибирская библиография.
28. С е р е б р е н н и к о в И. И., Памятники старинного древнего зодчества в Иркутской области, Иркутск 1915.
29. Сибирская советская энциклопедия, т I, II и III, Новосибирск, 1929.
30. С у л т а н о в Н. В., Остатки Якутского острога, Археогр. комиссия, 1907.
31. С о б о л е в Н. Н-, Русская народная резьба по дереву, М.—Л. 1934.
32. С у с л о в В. В-, Очерки по истории древнерусского зодчества, СПБ, 1889.
33. С а м о й л о в В. А,, Семен Дежнев и его время, изд. Главсевморпути.
34. Щ у с е в А. В., О национальном фонде для охраны некоторых памятников деревянной архитектуры родного севера, «Арх. худ. еженедельник», СПБ, 1914. № 10.
Скачать