Социология управления

Реклама
Социология управления
©1994 г.
Н.Н. ЯКОВЛЕВ
КТО И КАК ДОЛЖЕН УПРАВЛЯТЬ... НАМИ?
Это эссе основывается на докладе, представленном проф. Фредом У. Ригтзом на конференции американского Общества государственного управления в апреле 1992 г. в Чикаго.
Мэтр американской социологии обратился к одной из самых животрепещущих проблем не
только в США, но и в других странах. Кто и как должен управлять современными
государственными кораблями, какие знания и навыки обеспечивают прочное положение на
капитанском мостике? Да, там есть место для профессионалов и временных назначенцев, но все
же: кто из них лучше подходит для выполнения управленческих задач? А сложность последних
необъятна. Риггз, безусловно, справедливо находит, что взявшийся решать их неизбежно
скатывается в логическую софистику «Уловки 22» (название блестящего сатирического романа
Д. Хэллера, прогремевшего на Западе в середине 50-х.)
Своим эссе Ригтз, по всей вероятности, попытался решить частную задачу, помещенную им
в рамки «Уловки 22» — указать, кто должен иметь приоритет при комплектовании безумно
сложного управленческого аппарата современной государственности. Отвлекаясь от раздражающей сложности авторского изложения (наверное нарочитой), не всегда удачного своего
рода новояза, которым он злоупотребляет, все же нужно признать — Ригтз смотрит в корень
дела. Осветил и решил вопрос вопросов государственного строительства. Повторяю, не только
в США. У нас подобная проблематика тоже становится все более актуальной в последнее
время. И журнал «Социологические исследования» не случайно уделяет ей все большее
внимание [1,2]. Действительно, коль скоро в социологии изучаются социальные процессы и
социальные институты — нельзя оставлять без внимания наиболее эффективные «правила
игры», по которым должны действовать эти институты. Тем более, что требования к их
представителям — чиновникам все более растут и на муниципальном, и на государственном
уровнях. Судя по новому законодательству о государственной службе, эти требования будут
расти и впредь.
Прославленный русский ученый проф. Р. Виппер, взявшийся на исходе XIX века рассмотреть «черты зарождения и главные моменты той религии прогресса», овладевший Западом
в последней трети XVIII и первой трети XIX веков, не мог не коснуться проблем, ныне
волнующих Риггза. В своей капитальной работе «Общественные учения и исторические теории
XVIII и XIX веков в связи с общественным движением на Западе» он указал на генезис
проблемы, как понимали ее просветители и политические утописты. Исходная точка
тогдашних рассуждений — имущественное неравенство гибельно для человечества. Виппер
напомнил Руссо: «Роль богатых в обществе плачевна; все, что бы ни старались они сделать
хорошего, отравлено основным злом их состояния. Невозможно обогатиться, не сделав другого
бедным. Благотворительность — это забава грабителя». Отправляясь от этого, бесспорного
для мыслителей, стоявших на тогдашнем переднем крае общественной мысли, положения СенСимон в своей, по словам Виппера, «знаменитой параллели» доказывал:
«Предположим, что Франция теряет 50 лучших физиков, 50 химиков, 50 математиков, 50
первых механиков, 50 инженеров, 50 архитекторов, 50 первых банкиров, 200 первых негоциантов, 600 лучших землевладельцев, 50 первых хлопчатобумажных фабрикантов, 50 лучших
плотников и т.д. — в целом до 3 000 первых ученых, артистов и промышленных работников...
Потеря этого цвета французского общества... обратит нацию в тело без души. Понадобится, по
крайней мере, жизнь целого поколения, чтобы поправить это несчастье. Предположим,
напротив, что, сохраняя людей таланта, Франция теряет... носителей больших придворных
чинов, министров, маршалов, кардиналов, префектов, судей, всех чиновников в министерствах...
и 10000 богатейших землевладельцев, живущих по-дворянски... От потери этих 30 000 человек, считающихся самыми важными в государстве, не получится никакого вреда для страны. Функции эти, не требующие знаний и талантов, может исполнить всякий. Это —
бесполезная часть общества, которая распоряжается над первой, работающей» [3, с. 65,145—
146].
Посему Сен-Симон позаботился провести различия между трудящейся массой (travailleurs) и
праздными классами (oisifs). Просто и легко для понимания европейца, но в целом мало86
постижимо для американца. Риггз, как и подобает исследователю общественной мысли в США,
отсылает к основе основ американской государственности — «Федералисту». В этом
классическом трактате об американской государственности, вышедшем как раз в начале
периода, рассмотренного Виппером (1787—1788), нет и тени намека на различие, проведенное
Сен-Симоном и другими европейскими просветителями.
Отцы-основатели исходили из того, что правящая верхушка страны должна «почти
целиком» состоять из представителей основных классов, как она виделась тогда, скажем
А. Гамильтону, а именно: «владельцев земли, торговцев и членов ученых профессий»
(Федералист. № 36) [4, р. 223]. Кто же они, эти представители «ученых профессий»? «Не нужно
много слов о них,— писал Гамильтон, — они воистину не имеют интересов, отличных от
интересов общества и в соответствии с их положением и талантами, безусловно, пользуются
доверием и являются избранниками как других классов, так и остального общества». Он с
величайшей уверенностью утверждает, что эти люди, сохраняя «нейтралитет» в отношении
споров промышленников, смогут «играть роль беспристрастного арбитра, высказываясь в
пользу тех, кто, по-видимому, способствует общими интересам всего общества» (Федералист.
№ 35) [Ibid., p. 220—221]. Так, уже на заре существования Соединенных Штатов тем, кто строил
их государственность в теории и на практике, не приходило в голову считать лиц «ученых
профессий», работающих в системе правительства, бесполезными.
Кого же конкретно в первую голову имели в виду отцы-основатели? Современный
американский исследователь политической философии конституции П. Эйделберг заметил:
«почему Гамильтон отводил лицам «ученых профессий» решающую роль, станет яснее, если
иметь в виду, что этим термином он обозначал прежде всего, хотя и не исключительно,
тогдашнюю профессию юриста, требовавшую высочайшего образования в области права.
Именно по той причине, что эта профессия ассоциировалась с господством закона, занятые в
ней не имели отличных интересов в обществе. А поскольку эта профессия еще обладала
определенным esprit de corps, ее не идентифицировали ни с правлением богачей, ни с правлением народного большинства» [5, р. 125].
Вот где истоки того отличия американской системы, о котором подробно пишет Риггз, от
государственных установлений в других странах. Уже в те годы, когда юные Соединенные
Штаты с азартом бросали вызов Старому Свету, в них возникает в зародыше государственная
управленческая служба, которой предстоял долгий путь развития. Риггз прошел по основным
этапам этого пути, разумеется, конспективно и даже по большей части пунктирно. Его хлопоты
наверняка понятны тем, кто за океаном занят в системе государственного управления или
связан с ней. Во всяком случае тем, кто считает настоятельно необходимым придать диплому
или ученой степени в области государственного управления такой же, если не больший вес,
какой имели сходный диплом или ученая степень в области права в гамильтоновской Америке.
Риггз с нескрываемым нетерпением ждет, когда наконец в США профессия государственных
управленцев приобретет второе дыхание, повысит эффективность. Он прав. Современному
сложному обществу без таких людей и с рекомендованными им навыками не обойтись. И,
конечно, никто из разумных людей не будет квалифицировать их как занятых «непроизводительным» трудом. Впрочем, в США в отношении государственных служащих это
никогда и не делалось, другое дело — у нас...
Публикуемый перевод эссе Ф. Риггза позволяет уяснить новейшую точку зрения на
проблему думающего ученого, горячего приверженца американских порядков. Так что не все
его рецепты применимы в других обстоятельствах и других странах, да против этого он и
предостерегает. Я, как переводчик, должен предупредить — при переведе приложены
определенные усилия, чтобы он читался на русском языке. Неологизмы Риггза, разумеется,
оставлены — это творческий почерк и стиль автора, но в тех случаях, где есть русские
эквиваленты, даются они.
ЛИТЕРАТУРА
1. Время готовить государственных мужей // Социол. исслед. 1993. № 6.
2. Василенко ИЛ. Административно-государственное управление как наука // Социол. исслед. 1993.№ 8.
3. Виппер Р. Общественные учения и исторические теории XVIII и XX вв. в связи с общественным
движением на Западе. 3-е изд. М., 1913.
4. Federalist J. Cooke(ed.). Middletown, 1962.
5. Eidelberg P. The philosophy of the American constitution. New York, 1965.
87
Скачать