МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ

Реклама
Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 29 (283).
Право. Вып. 33. С. 91–93.
С. П. Олефиренко
МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ
ПРОТИВ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА РАВНОПРАВИЯ ГРАЖДАН
(СТ. 136 УК РФ)
Рассматривается законодательное состояние в настоящее время морального вреда в уголовном
праве России, моральный вред в преступлениях против конституционного принципа равноправия.
Ключевые слова: уголовное право, признаки морального вреда, конституционный принцип равноправия.
Принцип равноправия граждан, определенный
в ст. 19 Конституции РФ, «… исходит из конституционного запрета любых форм ограничения
прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной
принадлежности»1.
На международном уровне, в Европейской
Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., закреплено, что
«… пользование правами и свободами должно
быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи,
языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам» (ст. 14)2.
Российский законодатель установил, что нарушением равенства прав и свобод человека и гражданина признается дискриминация3,
то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости
от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным
группам (ч. 1 ст. 136 УК РФ).
Равенство4 относится к числу основных прав
и свобод человека, принадлежащих каждому
от рождения: «Все люди рождаются свободными
и равными в своем достоинстве и правах» (ст. 1
Всеобщей декларации прав человека)5.
Государство гарантирует равенство прав
и свобод человека и гражданина независимо
от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии,
убеждений, принадлежности к общественным
объединениям, а также других обстоятельств
(ч. 2 ст. 19 Конституции РФ).
Одной из форм конституционных гарантий
является установление уголовной ответственности за нарушение равноправия граждан.
Нарушение равенства может проявляться по половой принадлежности (например, женщину
не пускают в клуб, так как она не является мужчиной); национальности, расовому признаку (например, гражданин не обслуживается в гостинице по причине «азиатской внешности»); языка
(например, лицо не знает местного языка либо
плохо владеет им); по имущественному положению, происхождению (например, преимущество
при приеме в учебное заведение имеют лица
знатных и богатых родителей); по месту жительства (например, прием на работу лиц из элитного, престижного района); по отношению к религии (например, является атеистом); по убеждениям и принадлежности к общественным организациям (например, сторонник партии, находящейся в оппозиции к ведущей партии).
Справедливо отмечает А. В. Бриллиантов, что
«… право представляет собой установленную
или санкционированную государством возможность действовать определенным (предписанным) образом (совершать поступки или воздержаться от их совершения, обладать какой-либо
ценностью, благом). Например, право на жизнь,
на личную и семейную тайну и т. д. Наличие
права у одного из субъектов правоотношений
корреспондируют обязанности у другого субъекта правоотношений способствовать реализации имеющегося права или не препятствовать
его реализации. Наличие права поддерживается
государством, что означает установление какихлибо негативных последствий для субъекта, нарушившего право другого субъекта»6.
Свобода — возможность беспрепятственно, без стеснения и принуждения действовать
в какой-нибудь области общественной жизни7,
например, в соответствии с Конституцией РФ,
каждому гарантируется свобода совести, свобода
92
вероисповедания8 (ст. 28) и каждому гарантируется свобода мысли и слова9 (ст. 29).
Диспозиция ст. 136 УК РФ содержит понятие
«законные интересы», отсутствующее в гл. 2
Основного закона, определение данного понятия
существует на доктринальном уровне: «… законные интересы представляют собой установленную законом возможность реализовать какойлибо интерес, приобрести благо. От права законный интерес отличается тем, что реализация
интереса, приобретение блага зависят не только
от волеизъявления самого субъекта, но и от наступления каких-либо юридически значимых
фактов, волеизъявления других субъектов правоотношений»10. Например, положения ч. 1 ст. 48
Конституции РФ практически содержит юридически значимые интересы: каждому гарантируется право на получение квалифицированной
юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.
Следующее юридическое понятие в диспозиции — лицо, использующее свое должностное
положение. Как отмечает Г. М. Резник, таковым являются как должностное лицо, так и государственные служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, а также лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные
или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, в некоммерческой
организации, не являющейся государственным
органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением11, которые позволяют им ущемить равенство граждан (например, льготное предоставление услуг своим родственникам, установление им повышенной заработной платы и др.).
Злоупотребление служебным положением квалифицируется по совокупности составов преступлений и ст. 285, 286 УК РФ.
Понятие и содержание вышерассмотренных
понятий важно для правильной квалификации
деяний, т. к. они содействуют определению сферы причиненного ущерба и юридическому определению значимых наступивших последствий
как для потерпевшего, так и для лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления.
Последствия могут быть многообразны, они
зависят от вида нарушения: непредоставление
С. П. Олефиренко
свободы слова и вероисповедания, нарушение
прав (жилищных, трудовых, вещных, личных),
законного интереса, должностного лица,— однако все они объединены понятием «воспрепятствование в реализации имеющегося права»
и должны быть оконченными с момента совершения деяния.
Законодателем в диспозиции уголовно-правовой нормы установлены виды нарушений конституционных прав и свобод человека и гражданина, содержащие признаки морального вреда, причиняемого потерпевшему лицу, в связи
с чем полагаем необходимым внести в законодательные санкции данной существующей редакции статьи следующее дополнение: «Моральный
вред, причиненный потерпевшему, компенсируется в установленном порядке».
Особенность статьи заключается в том, что
ее действие связано с действием всех статей
Конституции Российской Федерации, устанавливающих конкретную свободу или право человека и гражданина.
Примечания
Российское уголовное право. Особенная часть :
учебник / под ред. М. П. Журавлева, С. И. Никулина.
М. : Спарк, 1998. С. 102.
2
Конвенция о защите прав человека и основных
свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950 г.) // Бюл. междунар. договоров. 2001. № 3.
3
Дискриминация (лат. discriminatio — различение) — преднамеренное ущемление прав и законных интересов одних лиц, организаций или социальных групп по сравнению с другими (по признакам расы, пола, национальности, возраста,
имущественного положения, политических и религиозных убеждений) (См.: Краткий словарь современных понятий и терминов / Н. Т. Бунимович,
Г. Г. Жаркова, Т. М. Корнилова [и др.]; сост. и общ.
ред. В. А. Макаренко. 2-е изд. М. : Республика, 1995.
С. 122).
4
Равенство — такое положение людей в обществе, при котором они находятся в одинаковом отношении к средствам производства всего общества (См.: Ушаков, Д. Н. Большой толковый словарь
современного русского языка. М. : Альта-Принт.
2007. С. 838).
5
Всеобщая декларация прав человека (принята
на III сессии Генерал, Ассамблеи ООН резолюцией
217 А (III) от 10.12.1948 г.) // Действующее междунар.
право. Т. 2, вып. № 22–23.
6
Бриллиантов, А. В. Комментарий к Уголовному
кодексу Российской Федерации (постатейный) /
А. В. Бриллиантов, Г. Д. Долженкова, Я. Е. Иванова
[и др.] ; под ред. А. В. Бриллиантова. М. : Проспект,
2010. С. 126.
7
Ушаков, Д. Н. Указ. соч. С. 939.
1
Моральный вред в преступлениях против конституционного принципа равноправия граждан (ст. 136 УК РФ)
8
Свобода вероисповедания (англ. religion liberty) —
гарантированное Конституцией РФ (ст. 28) гражданская свобода, относящаяся к основным правам
и свободам человека и гражданина и характеризующая одну из сторон правового статуса личности.
В России гарантируется свобода вероисповедания,
включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (См.: Тихомирова, Л. В.
Юридическая энциклопедия / Л. В. Тихомирова, М.
Ю. Тихомиров ; под ред. М. Ю. Тихомирова. 6-е изд.,
доп. и перераб. М. : Изд-во М. Ю.Тихомирова, 2008.
С. 850.
9
Свобода слова — гарантированное национальным
законодательством право на свободное выражение
своего мнения. Это право включает свободу искать,
получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ,
устно, письменно или посредством печати или ху-
93
дожественных форм выражения, или иными способами по своему выбору. Данное право гарантировано Конституцией РФ (ст. 29) (См.: Тихомирова, Л. В.
Указ. соч. С. 850). Свобода мысли — одно из основных
личных прав человека; означает прежде всего свободу индивидуума от любого идеологического контроля, право каждого самостоятельно выбирать для себя
систему духовных ценностей. Является абсолютным правом человека и не подлежит ограничениям
ни при каких обстоятельствах. В Конституции РФ
свобода мысли закреплена в ст. 29 (См.: Краткий
юридический словарь / М. Е. Волосов, В. Н. Додонов,
В. П. Панов ; под общ. ред. С. П. Щербы. 2-е изд. М. :
ИНФРА, 2008. С. 300).
10
Бриллиантов, А. В. Указ. соч. С. 127.
11
См. : Резник, Г. М. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование
(постатейный). М. : Волтерс Клувер, 2005. С. 234.
Скачать