ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КЛАССИКИ И ИННОВАЦИЙ В СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ © Булычева Е.И.

Реклама
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КЛАССИКИ
И ИННОВАЦИЙ В СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ
© Булычева Е.И.
Нижегородская государственная консерватория (академия)
им. М.И. Глинки, г. Нижний Новгород
Статья посвящена специфическим особенностям взаимодействия
инноваций и традиций классического искусства в творчестве художников второй половины XX – начала XXI веков. В ней рассматриваются
некоторые аспекты этого взаимодействия, а также их отражение в искусствознании.
Ключевые слова: современное искусство, классика, противостояние,
диалог, цитирование, гуманистические истоки.
При рассмотрении проблемы взаимодействия классического наследия и
инновационных процессов в современном искусстве, как правило, акцентируется характер их противостояния, а чаще даже непримиримой борьбы.
Нередко тема подобного противостояния классики и инноваций декларируется и самими художниками актуального искусства.
Но художественная практика демонстрирует нам куда как более сложные
процессы их взаимодействия. Скорее, можно говорить о единовременности
противостояния и диалога. Сам факт противостояния уже рождает диалог,
который демонстрирует невозможность рождения инновации в вакууме отсутствия классических традиций. Поэтому на уровне серьезных художественных проектов диалог искусства современного и классического никогда не
прекращался. Присутствием этого диалога окрашено творчество самых радикальных новаторов двадцатого века, в диалоге классики и современности
рождаются и многие проекты художников рубежа XX-XXI веков.
Взаимодействие классики и инноваций в современном искусстве разворачивается в самых разных сферах: в художественной образности, в разработке
формы, в стилистике, в технологиях и т.д. Такое разнообразие можно рассматривать как проявление «соприсутствия» традиций различных художественных
направлений искусства прошлого в работах современных художников.
В качестве одного из многочисленных примеров взаимодействия классического и актуального искусства в сфере художественной образности можно вспомнить «Словарь терминов московской концептуальной школы». В
силу того, что «концептуализм имеет дело с идеями, а не с предметным миром…» [9, с. 5], – по признанию авторов «Словаря» – диалог выстраивается
на уровне идей. Достаточно заглянуть в раздел В. Захарова и познакомиться
с приводимыми автором «терминами», как в этом «эстетическом путешест
Доцент кафедры Философии и эстетики, кандидат философских наук.
Искусствоведение
27
вии» как бы «между небом и землей» [9, с. 7] почти мгновенно оживут не
только образы романтизма, но и их романтическая интерпретация: «Ветер –
нечто, не имеющее формы и содержания … имеет персонификации – поэта,
баловня небес, хулигана, уличного духа…» [9, с. 200]. Даже ирония, которая
звучит в интерпретации приведенных автором «терминов», заставляет вспомнить об иронии эпохи романтизма: «Туман – а) нечто нереальное… Вызывает состояния: утробного счастья, слепоты и материнской ласки, … реальности сна и иллюзорности поступков, дел, жизни, смерти; б) точка зрения;
в) экспозиционное пространство в любой московской галерее» [9, с. 209].
Художественные образы признанных шедевров предыдущих эпох в контексте многих арт-проектов актуального искусства выступают как метафоры высших ценностей, становятся своеобразными риторическими фигурами, которые художники используют в свободной комбинаторике в своих композициях. Эти образы, многократно растиражированные в «наглой наивности культурного производства» [1, с. 59] становятся для художников нового
поколения объектами рефлексии по поводу метаморфоз, происходящих с
современным обществом, с современной культурой. Например, М. Пистолетто в композиции «Венера в лохмотьях» поставив скульптурное изображение прекрасной античной богини перед грудой тряпья, практически сделал зримым положение искусства в «обществе потребления».
Особенно ярко такого рода взаимоотношения классики и современности
проявляются при прямом цитировании прославленных образов. Цитаты
активно использовали и представители первой волны авангарда, и их последователи второй половины 20 века. Цитируют и ныне работающие художники. В качестве примеров цитирования в работах художников авангарда можно назвать «Частичное затмение» с Моной Лизой» К. Малевича или
«Готовый букет» Р. Магритта с Весной Боттичелли. Современные художники также обращаются к приему прямого цитирования. Достаточно вспомнить
скульптуру «Похищение сабинянок» (2011) Урса Фишера с прямым цитированием скульптурной группы Джамболоньи. Фишер У. воспроизводит практически без изменений работу Джамболоньи, но вместо мрамора использует в
качестве материала воск. С изменением материала классическая скульптура,
знаменуя беспощадность времени, превращается в свечу, сгорающую на глазах у зрителя. Эти цитаты – и перечеркнутое красным изображение Моны
Лизы у Малевича, и проходящая незамеченной Примавера Боттичелли-Магритта, и свечой сгорающая восковая скульптурная группа ДжамболоньиФишера – все они, исполненные глубокого очарования, включаются в систему
достаточно агрессивных проектов, как будто демонстрируя, что художникам
«ничего более не остается, как настаивать на своем очерствении» [1, с. 65] в
современной социокультурной ситуации.
В таком контексте тема взаимоотношения искусства классического и современного предстает как духовная драма конфликта между духовными ус-
28
ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
тремлениями художников и реальностью. «… Какие бы волны ни вздымали
пресловутые прогрессивные веяния, они тоже стихнут, не оставив по себе
перемен …» [4, с. 338] – писал С. Дали. Заявляя, что «только в прошлом я
вижу гениев… – они представляются мне богами» [4, с. 338], он снова и
снова вступал с ними в диалог, пытаясь дотянуться до них сквозь «времена
угрожающей техники и процветания посредственности» [4, с. 25]. Ему вторит ныне работающий кинорежиссер и художник Лех Маевский, представивший, в частности, на Венецианской биеннале (2011) инсталляцию «Путь
на Голгофу» по картине П. Брейгеля (Брейгель – сюита): «Эти художники
оказали настолько сильное влияние на мою жизнь, что я хочу встретиться с
ними. На их территории. Поэтому я шел к ним. К Босху, к Брейгелю…» [3].
Ныне работающие русские художники тоже обращаются к цитированию. В их композициях цитаты тоже выступают в качестве метафор или риторических фигур. Назовем мультимедийную инсталляцию Андрея Молодкина «Победа на будущим» (2009), также представленную на Венецианской
биеннале, в которой он дважды воспроизводит Нику Самофракийскую в виде
полых стеклянных фигур, символически наполняемых нефтью и кровью [8].
Но прямое цитирование далеко не единственный вариант диалога классики и современности. Интереснейший материал для размышлений о взаимосвязях искусства классического и актуального дают, например, творческие поиски и эксперименты современного испанского художника Микеля
Барсело. Самобытный творческий почерк художника вобрал в себя разнородные черты искусства предыдущих эпох, как дитя вбирает в себя черты
предыдущих поколений своей семьи. Словно протестуя против безусловного приоритета темы произведения над его декоративными качествами и балансируя на грани беспредметности, Барсело обращается к классическим
технологиям работы в живописи и сочетает крупномасштабность полотен,
характерную для эпохи классицизма с любованием фактурой, в которой
угадываются черты импрессионизма. В качестве примера можно привести
циклы живописных работ «Ландшафты», «Пена волн» и др. Барсело активно развивает и традиции монументального искусства. C Cикстинской капеллой Микеланджело по грандиозности сопоставляют зрители абстрактную роспись потолка, выполненную им в Зале прав человека и альянса цивилизаций в женевском Дворце наций (2008). Сам Барсело, описывая свою
работу по росписи потолка, говорит, что работая над оформлением зала, он
представлял «межгалактический совет с разными языками и мнениями» и
пытался передать идею «пространства для человечества» [2]. Это не единственная монументальная роспись художника. В городе Пальма-де-Мальорка в главном соборе города – соборе Святой Троицы – в капелле Santisima
М. Барсело выполняет лепную роспись стен (2007). Здесь его работа, повествующая о том, как Спаситель пятью хлебами накормил тысячи, вступила
в диалог с готикой – и, похоже, будет мирно сосуществовать с ней в одном
Искусствоведение
29
пространстве. Другими словами, М. Барсело, сохраняя связь времен, свободно вступает в творческий диалог и со средневековыми традициями монументального искусства.
Не менее интересен в контексте наших размышлений опыт другого современного художника, вернее скульптора, Томаса Шютте. Так же как и Барсело, Шютте активно обращается к традиционным технологиям, но в скульптуре. Для своих работ он использует привычные для этого вида искусства
материалы: глину, металл. Да и сам характер творческого почерка немецкого
мастера неоднозначно отсылает зрителя к классическому наследию. Достаточно вспомнить цикл «Женщины» (1997-1999) – восемнадцать скульптурных
изображений, безусловно созданных в продолжение классической традиции.
Каждая из скульптур цикла кажется вариантом какой-то неизвестной работы
классической эпохи, но пережившей катастрофы 20 века. Удивительное сочетание выразительных возможностей монументальных форм классической
скульптуры и интимных, почти исповедальных интонаций, рождающих ощущение, что это не тело – душа переживает катастрофические деформации.
Так противостояние или диалог? Вероятно, вопрос о соотнесенности
искусства современного и классики можно обозначить как одну из проблем
в сфере наук об искусстве, не утратившей своей актуальности. В этой связи
стоит отметить формирование в искусствознании второй половины 20 века
тенденции к поиску объективных оснований в изучении художественного
наследия предыдущих веков и современности в их сопоставимости. Зедльмайр Г. в своей работе «Утрата середины» в качестве такого основания рассматривает феномен человека как носителя непреходящих ценностей. Он
пишет: «… Как сущность человека во все времена одна и та же, так и сущность искусства на все времена одинакова, хотя его проявления могут быть
разнообразны» [6, с. 204]. Идея утверждения антропологического основания при рассмотрении процессов взаимодействия инноваций и традиций художественного наследия прошлого, происходящих в современной художественной культуре, находит единомышленников и среди современных художников, и среди современных искусствоведов. Так, например, в одном из
интервью художник Г. Острецов утверждает: «Художник самолично предстаѐт перед Спасителем. Реализует свою миссию и свою личность в том
времени, в котором ему выпало жить» [7]. О решающем значении нравственных ценностей пишет в своем достаточно критичном «Письме из Венеции» искусствовед Е. Деготь: «Современное искусство создавалось во время Первой мировой войны… С тех пор это искусство претерпело много изменений, нашло для себя аудиторию и социальную роль, но сохранилась его
этическая платформа… В современном искусстве по-прежнему есть люди, …
для которых слово «идеалы» не пустой звук» [5].
Похоже, что именно феномен человека с его неистребимой ностальгией
по идеалу и сохраняет возможность продуктивного диалога классики и со-
30
ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
временности. Искусство и искусствознание начала 21 века, вопреки объявленной «дегуманизации искусства» снова обращается к гуманистическим
истокам. Это тем более закономерно, что в практической деятельности художников полная «дегуманизация искусства» так и не состоялась, так же
как и тотальное противостояние классике.
Список литературы:
1. Адорно Т.В. Философия новой музыки. – М.: Логос, 2001.
2. Барсело М. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.euronews.com/2008/11/18/modern-art-celebrates-human-rights.
3. Брейгель в цифре [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.rg.ru/
2011/07/04/kartina-poln.html.
4. Дали С. Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим о себе. –
М., 1999.
5. Деготь Е. Письмо из Венеции [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// os.colta.ru/art/projects/89/details/10805.
6. Зедльмайр Г. Утрата середины. – М., 2008.
7. Острецов Г. Художник должен быть философом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.chaskor.ru/article/georgij_ostretsov_hudozhnik_dolzhen_byt_filosofom_16917.
8. Победа над будущим в отдельно взятом павильоне Венецианской биеннале [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://art-observer.livejournal.com/8032.html.
9. Словарь терминов московской концептуальной школы / Сост. А. Монастырский. – М.: Ad Marginem, 1999.
Скачать