О МЕТАФИЗИЧЕСКОМ СООТНОШЕНИИ СЛОВА И БЫТИЯ

Реклама
ФИЛОСОФИЯ
Вестн. Ом. ун-та. 2014. № 4. С. 105–108.
УДК 11
Е.В. Василькова
О МЕТАФИЗИЧЕСКОМ СООТНОШЕНИИ
СЛОВА И БЫТИЯ
В современном мире многие люди уже давно понимают тщетность только экономических и политических средств для решения глобальных проблем. Поэтому изречение «Вначале было Слово…» все больше считается не только мифологическим объяснением бытия, но и понятием, имеющим вполне научное подтверждение «ословесненного» смысла существования человека. Следовательно, если человек будет
больше задумываться о смысле Слова, то в результате он сможет постичь и смысл
собственной жизни. Слово – основной регулятор мироустройства, сила, упорядочивающая мир, не дающая ему упасть в бездну Хаоса.
Ключевые слова: метафизика, слово, бытие, имя, смысл.
Кто узнает имена, тот будет знать и сами вещи.
Гераклит
Поиски смысла жизни рано или поздно являются предметом мысли
любого человека. Как правило, эти искания уводят мысль за пределы земного существования. Стремясь к постижению Бытия, человек расширяет
свое сознание, оказываясь, таким образом, в совершенно новых, неподвластных ему измерениях. А оказавшись в других измерениях, он начинает понимать плоскость и одномерность своего прежнего пространства
мышления. Мало того, оно является губительным как для индивида, так и
для всего человечества в целом. В наш век мы являемся свидетелями необратимых последствий деятельности человека в природе, политике, экономике, культуре. И в то же самое время научные достижения человечества во многих областях деятельности считаются поистине уникальными,
способными сделать наше земное существование безбедным, комфортным и счастливым. Но чем дальше идет наука вперед, тем больше мы
осознаем уязвимость и хрупкость нашего существования. Происходит это
оттого, что наука пытается решать свои проблемы, не считаясь со смысловой значимостью своих открытий. Несмотря на отрицательную реакцию многих ученых, отвергающих метафизику и считающих ее антинаучным познанием, ряд исследователей упорно занимается именно вопросами «научной метафизики», нацеленной на осмысление современной
науки. Считается, что трансцендентальное познание занимается не
столько предметами, сколько способом познания предметов, поэтому
трансцендентальный метод может трактоваться как общий метод философствования. Метафизика должна рассматриваться в качестве фундаментальной метатеории, лежащей в основании всех частей философского
знания и базовых научных концепций, поскольку только метафизика может находиться в основании целостного научного знания, ядром которого
является нравственность. Думается, что утверждение, согласно которому
научно-технический прогресс не сделал человека счастливее, не вызывает
сомнения ни среди ученых, ни среди обычных людей.
Философское познание также должно выполнять свою духовную миссию в культуре – ему необходимо определять ценностные координаты и
предотвращать превалирование какого-то одного типа духовной деятельности в культуре за счет других. Недаром писал В.С. Соловьев: «В области
знания Западный мир постигла та же судьба, как и в области жизни общественной: абсолютизм теологии сменился абсолютизмом философии,
© Е.В. Василькова, 2014
106
которая в свою очередь должна уступить
место абсолютизму эмпирической положительной науки, т. е. такой, которая имеет
своим предметом не начала и причины, а
только явления и их общие законы» [1]. Отрадно, что в наше время на позициях дополнительности разума и веры находятся
многие ученые, акцентирующие нравственно-гуманистические результаты деятельности современной науки. «Взаимодействуя
друг с другом, наука и религия с разных
сторон и разными методами формируют у
человека космическое сознание, т. е. понимание себя в качестве частицы мирового
целого и в то же время – его нравственнодуховного центра» [2]. Многие ученые уже
давно предлагают перейти к синтетическому типу мышления, к междисциплинарной
системности и комплексности, сменить методологическую парадигму. Предлагается и
направление, именуемое новой метафизикой, которая, с одной стороны, является
учением о бытии в общем, а с другой – раскрывает внутреннее измерение бытия. Метафизически ориентированное мышление
должно быть нацелено на осмысление бытия
как многомерного образования, в основе
которого находится слово. «Язык – метафилологическое основание бытия, онтологически ословесненная космология» [3].
В самом начале своего пути человечество пыталось постичь тайну бытия, тайну
окружающей действительности и сущность
природного мира. В результате такого полусознательного поиска произошло образование архетипов Космос и Хаос. Первичное
постижение космо-хаотической основы мироздания впоследствии позволило человеку
подойти к постижению Слова как главного
регулятора мироустройства, главной силы,
упорядочивающей мир. Созидающая активность Слова проявляется в приведении мира
из Хаоса к гармонии путем описания реальности в виде определенной системы знаков,
которая, словно сетка, набрасывается на
мир, упорядочивает и организует его. Слово
в таком понимании является гармонизироКосмосом,
ванным
и
одухотворенным
Сверхпорядком, полученным из бесформенного Хаоса.
Древнегреческий философ Гераклит
озвучил мысль, волнующую нас, живущих в
XXI в.: «Каждой из существующих вещей
присуща по природе естественная правильность имени, и имя это не то, чем некоторые, договорившись так ее называть, называют вещь, заставляя звучать свой голосовой орган, но некая правильность имен
присуща естественно и грекам, и варварам,
одинаковая для всех». И еще: «Первичные
имена учредила сила могущественнее человеческой» [4]. Сравним теперь эти цитаты со
следующим: «Речевая активность людей
снабжает смысловое поле морфологией и
лексикой, кирпичами, из которых склады-
Е.В. Василькова
вается морфология космического Интернета, кибернетического устройства, управляющего миром, в том числе и людьми. Это
кибернетическое устройство и есть Язык,
Слово, которое вначале, и которое у Бога, и
которое Бог» [5]. Поразительное сходство
идей из абсолютно различных временных
пластов. И идеи эти высказывались на протяжении всей истории человеческой мысли.
Бытие как слово предстает перед нами в
метафизическом учении Филона Александрийского, который считал, что Библейское
откровение – единственный источник истинной философии. «Если голос человеческий можно только слышать, то глас Божий
поистине видим, ибо что изрекает Бог, это
уже не слово, а дело, которое глазами вместо
ушей воспринимается» (цит. по: [6, с. 134]).
От Бога, согласно Филону, вся полнота возможностей божественного разума (через Логос явленный) переходит в мир, где все его
идеи становятся делами, а мысли – словами.
Логос скрепляет разнообразие всего сущего и
служит невидимой связью природы. СловоЛогос – мировая связь всех вещей в природе,
начало, организующее и одушевляющее мир.
Весь универсум является живым и органически развивающимся существом, осуществлённым Словом. Кроме того, каждая частичка мира носит внутри себя в сжатом виде
божественный Логос. Но Филон считал, что
бытие находится вне связи с познаваемостью
и совершенством, поскольку бытие Бога заключено в его невыразимости и недоступности всему сотворенному, Бог Филона бесконечно далек от мира. В рамках христианского мировосприятия бытие как слово постигается как производная от Бога-Слова.
В отличие от западного «рационального»
богословия в силу социально-политических и
историко-культурных особенностей российской действительности, основные философские вопросы, касающиеся Бога, традиционными способами (принятыми в западном
богословии) не обсуждались. Делать Бога
объектом научного познания в XVIII и первой половине XIX в. было не только теоретически неправильно, но и греховно. Считалось, что эта сфера находится в области неуловимого, поскольку, осмысливая Бога,
можно только предполагать, намекать и созерцать. Поэтому обращение к Богу в русской культуре того периода происходило
лишь в стихотворной форме, метафорически. Например, ода «Бог» Г.Р. Державина
считается вполне законченной метафизической системой, в которой не только содержится теоретическая программа метафизического богословия, но и разработаны практически все метафизические архетипы христианского осмысления Бога.
Всеобщие закономерности бытия – это
всеобщие связи и всеобщее движение и развитие. Исходя из характера основных форм
бытия, различают пространственно-времен-
О метафизическом соотношении слова и бытия
ные связи; по содержанию обмена выделяют вещественно-энергетические и информационные связи. Язык выступает не только как означивающее бытие, но и с-казывающее его, что обеспечивает ему большую
информационную нагруженность. В этом
смысле любое состояние бытийствующих
реалий «знает» обо всех других состояниях.
Через бытие как слово формируется смысл
истории. Человек не просто следует слову,
он прочно связан со словом, являющимся
Словом Истины и нетления, призванным
возродить человека и привести к Истине.
Слово и есть бытие и первая причина всякого творения. Первотворец создает сущее
из ничего словами и ими же удерживает все
и вся в их определенности, индивидуальности и различимости. Именно в языковой реальности и есть потенциал рождения смысла. Говоря современным языком, «слово –
это имя файла, за ним стоит программа,
которая реализуется, если оно попадает на
“свою командную строку” в подсознании»
[5]. В слове начинается таинство понимания. Всякое слово по сути своей и предназначению – Слово Божье. «Подобно храму,
оно одновременно принадлежит и “земной”
тверди факта, и “небесному” полету схватившей его мысли» [7, с. 187]. Природа слова двойственна, она изначально выражает
человеческое бытие на земле, стремящееся к
вершинам самопознания. И если еще раз
проанализировать библейскую легенду о
том, что Адам получил особый дар – способность присваивать имена всему живому, то
из нее становится ясно – Адаму была дана
возможность сотворить из безмолвной неразличимости
полнозвучие
уникальных
имен, т. е. осмысленный мир. «Все мы, потомки адамовы, вправе гордиться: мир,
преисполненный смысла, – дело наших
“рук”, вводящих мысль в сферу общения» [7,
с. 195]. Именно Слово возвещает нам о бытии в его самопостижении. Дать чему-то
имя – значит наделять это что-то смыслом
для понимания и принятия его сущности,
для наделения этого чего-то особым местом
в жизни. Таким образом, «архаическая мудрость связывает воедино человеческую речь,
место и имя в духовном путепроходстве,
процессе познания мира» [7, с. 195].
Испорченность слов ведет к утрате самого бытия. «Вещи, будучи сотворенными,
из-за непригодности слов подвергаются
уничтожению. Они перестают быть произведением Бога и становятся демоническими, как ангелы, отпавшие от бытия Творца.
Испорченность слов и “демонизм” вещей –
лишь оборотная сторона правильности и
грамотности верующего, внимающего упорядоченности имен и совершенству вещей…
Достоинство вещей состоит в благородстве
слов, которыми они названы и в силу которых они обладают бытием, поскольку все,
что сотворено Словом, тем самым причастно
107
Слову как божественному произведению» [6,
с. 197]. И именно человек является и сеятелем, и собирателем словесного урожая на ниве смыслотворчества, т. е. с помощью слов и
языка человек задает и вектор развития
культуре, поскольку язык «аккумулирует в
себе смыслоценность и рафинирует в культуре ее собственную сущность» [8]. Любое слово
как «имя» вещи – это универсалия, «ограничивающая в сознании выступание вещи из
сплошности». Любые грамматические конструкции выступают как реликты, в недрах
которых «хранятся следы бурного горообразования словесных пород, когда древний Логос, еще не остывший, еще вулканически подвижный, пробивал себе русло в праязыках,
чтобы впоследствии воплотиться в системе
этих самых универсалий» [8].
Выводы:
1. Одномерность и плоскость мышления
является непростительным свойством современного человека. Если мы хотим решать свои проблемы, считаясь с нравственно-духовной (первоначальной) составляющей нашего бытия, нам всем рано или
поздно придется признать, что метафизика
должна рассматриваться в качестве фундаментальной метатеории, как основание целостного научного знания.
2. Любые изыскания в области метафизически
ориентированного
мышления
должны ставить во главу угла осмысление
бытия как многомерного образования, в основе которого находится Слово.
3. Слово является главным регулятором
мироустройства, основной силой, упорядочивающей мир. Это можно проследить, начиная с анализа философской мысли древности и заканчивая новейшими исследованиями, выражающимися не только в умозрительных заключениях философов-теоретиков, но и в теоретических и практических
разработках представителей естественнонаучных и других областей знания.
4. Слово рождает смысл и имеет двойственную природу – это бытие человека на
земле, который в то же самое время стремится познать бытие. А познать бытие можно только наделяя все именами, т. е. смыслом, проникая тем самым в самую его сущность.
5. Утратить бытие можно только через
испорченность и утрату слов. Первостепенной задачей является удержать смыслоценностные координаты, которые задает Слово,
и тем самым не дать закончиться существованию человечества.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Соловьев В. С. Собр. соч. СПб. : Издание т-ва
«Общественная польза», 1901. Т. 1. С. 229.
[2] Яковлев В. А. Христианские принципы и метафизические основания классической науки //
Метафизика. 2012. № 3 (5). С. 159.
108
[3] Океанская Ж. Л. «Философия имени» отца
Сергия Булгакова в контексте поэтической метафизики конца Нового времени : автореф.
дис. … д-ра культурол. наук. Шуя, 2010. С. 11.
[4] Гераклит Эфесский: все наследие: на языках
оригинала и в русском переводе / подгот.
С. Н. Муравьев. М. : Ад Маргинем Пресс, 2012.
С. 138.
Е.В. Василькова
[5] Вашкевич Н. Системные языки мозга. URL:
http://nnvashkevich.narod.ru/kng/SYSJAZ2007/sy
siazKOH.html (дата обращения: 9.06.2014).
[6] Толстенко А. М. Европейская метафизика.
СПб. : Гуманитарная Академия, 2011. С. 134.
[7] Морозов И. В. Основы культурологии. Архетипы культуры. М. : ТетраСистемс, 2001. С. 187.
[8] Суханцева В. К. Метафизика культуры. Киев :
Факт, 2006. С. 31.
Скачать