ПРИМЕНЕНИЕ ИМИТАЦИОННОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ И

Реклама
УДК 340.15
О ПРИМЕНЕНИИ ОСНОВНЫХ ЛОГИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ
И ПОСЛЕДСТВИЯХ ИХ НАРУШЕНИЯ В УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОЙ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
© 2014 А.В. Самойлов1, Д.Е. Снегирева2
1
канд. юрид. наук, доцент каф. уголовного права и процесса
Курский государственный университет
2
лаборант каф. уголовного процесса и криминалистики
юридического факультета ЮЗГУ
e-mail: [email protected]
Юго-Западный государственный университет
В статье на основе анализа основных логических законов, норм уголовнопроцессуального законодательства и судебной практики исследуются особенности
применения законов логики в уголовно-процессуальной судебной деятельности и
процессуальные последствия их нарушения судом.
Ключевые слова: логика, закон, уголовное судопроизводство, нарушение
Как справедливо утверждают ученые, законы логики не выдуманы, они
объективны [Наумов, Новиченко 1978: 93]. Несмотря на то что сфера их применения
чрезвычайно широка, а распространяются они на все виды мыслительной деятельности,
в некоторых областях научных знаний и практики роль логики особенно значима, и ее
трудно преувеличить, поскольку слишком высокой бывает «цена» логической ошибки.
Это касается как юриспруденции в целом, так и судебной деятельности в частности.
Юридическое мышление – «определенный вид профессионального мышления,
это известная область мышления человека, которая не ограничивается строгими
рамками и которая определена в первую очередь своим предметом, то есть правом»
[Кнапп, Герлох 1987: 37]. Судебная деятельность как «специфический вид
юридической деятельности, содержание которой составляет регулирование
общественных отношений путем отправления правосудия» [Власенко Н.А., Власенко
А.Н., 2005: 36], также является прежде всего мыслительной.
Судья, разрешая дело по существу, руководствуется материальным и
процессуальным законодательством, вместе с тем он обобщает и анализирует факты,
оценивает их, делает выводы и принимает решение, то есть мыслит. Поэтому его
познавательная деятельность одновременно подчинена и законам логики.
Чтобы установить истину и принять правильное решение, судья должен
правильно рассуждать. Правильность мышления характеризует логический переход от
одной мысли к другой, который обеспечивает получение истинного результата
[Бажанов 1965: 107, Войшвилло 1960: 24].
Истинность можно определить как характеристику содержания полученного
знания, его совпадения, тождественности содержанию соответствующих предметов и их
связей [Наумов, Новиченков1978: 92]. Как полагает А.С. Старченко, логика «учит лишь
тому, как следует связывать уже установленные, истинные понятия и суждения в
процессе вывода, какие следует при этом соблюдать правила и условия, чтобы с
необходимостью получить надлежащие результаты» [Старченко 1968: 230]. Таким
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
образом, можно утверждать, что в процессе правоприменительной деятельности логика
помогает судье «делать правильные выводы из уже готовых посылок» [Трусов 1970: 12].
Но роль логики в судебном правоприменении не ограничивается только
обеспечением формальной логической правильности принимаемых решений. Она
позволяет определять качество самого предмета судебного рассмотрения.
При этом особо важна выработка средств логического контроля за
утверждениями участников юридического спора, оценки истинности получаемой
информации, ее совместимости с уже имеющейся. Отсюда своеобразное положение
логики в отправлении правосудия, выступающей в роли определителя качества
юридических положений, выводов и решений, а в отдельных случаях и самого
юридического факта [Казгериева 2006: 10].
Для установления юридического факта требуется не просто его обнаружить, но
познать его – дать понятие, отнести к определенному виду явлений, квалифицировать.
Только после этого факт приобретает юридическую значимость. Так, реальный факт
умышленного лишения жизни другого человека оценивается в юридическом значении
как преступление (убийство) только в результате познавательной доказательственной
деятельности по установлению события преступления, определению состава
преступления, в том числе виновности конкретного лица в совершении убийства.
В связи с особой значимостью логики в осуществлении судом
правоприменительной деятельности, в юридической науке определяется судебная
логика как «прикладной вид знаний, рассматривающий применение общей логики в
конкретной специфической сфере – судебном правоприменении» [Тер-Акопов 2001:
10].
В структуре судебной логики особо выделяются основные логические законы
мышления: тождества, противоречия (непротиворечия), исключенного третьего и
достаточного основания. Неуклонное их соблюдение обеспечивает определенность,
непротиворечивость, последовательность и обоснованность суждений и выводов суда.
Очевидно, что судебная деятельность требует соблюдения законов логики, что придает
им исключительную актуальность, делает фактором, имеющим юридическую
значимость [Казгериева: 2006: 10].
Судебная правоприменительная деятельность, будучи по своей форме
процедурной, осуществляется в определенном порядке, регламентированном
законодательством. Процедурным является, в частности, уголовно-процессуальное
законодательство. В нем заложены определенные требования основных логических
законов, последовательность, объем, характер и условия выполнения действий, что в
максимальной степени призвано обеспечить истинность выводов. Устанавливая
юридическую судебную процедуру, законодатель предусматривает процессуальную
обязательность для суда следовать заложенным в ней требованиям логических законов.
Проанализируем требования логических законов применительно к закреплению
их в конкретных процессуальных нормах права.
Итак, закон тождества предусматривает требование об определенности и
однозначности мыслей: объем и содержание мысли о каком-либо предмете должны
быть строго определены и оставаться постоянными в процессе рассуждения о нем.
Рассуждая о чем-либо, необходимо уточнить объем и содержание используемых
понятий и в процессе рассуждения и вывода строго придерживаться установленных
изначально параметров. Выполнение этого требования гарантирует точность,
определенность, недвусмысленность рассуждений.
В силу особой важности этого логического закона в сфере уголовного
судопроизводства необходимость соблюдения его требований закреплена в ряде норм
уголовно-процессуального законодательства. Так, в статье 252 УПК РФ [УПК РФ]
A u d i t o r i u m : э л е к т р о н н ы й н а у ч н ы й ж у р н а л К у р с к о г о г о с у д а р с т в е н н о г о
университета. 2014. № 4
Самойлов А. В., Снегирева Д. Е. О применении основных логических законов и
последствиях их нарушения в уголовно-процессуальной дятельности
предусмотрено, что судебное разбирательство проводится только в отношении
обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Объем предъявленного
обвинения должен оставаться неизменным на всем протяжении судебного
разбирательства, и суд при рассмотрении уголовного дела не может выйти за его
пределы. При этом законодательством (ст.171 УПК РФ) четко определены параметры,
которым должно соответствовать предъявленное обвинение.
Несоблюдение закона тождества приводит к двусмысленности, неясности
мысли, что особенно недопустимо в судебной правоприменительной деятельности.
Неслучайно в некоторых нормах законодательства указывается на недопустимость
вынесения судом неясных решений: в частности, по смыслу закона (ч. 2 ст. 345 УПК
РФ) вердикт суда присяжных должен быть ясным и непротиворечивым.
Логический закон непротиворечия гласит, что два несовместимых друг с другом
суждения не могут быть одновременно истинными – по крайней мере, одно из них
необходимо ложно. Знание этого закона позволяет судье сделать свое мышление
непротиворечивым, а также уметь вскрывать и устранять встречающиеся логические
противоречия со стороны других участников уголовного процесса.
Необходимость соблюдения в уголовном судопроизводстве этого логического
закона также предусмотрена уголовно-процессуальным законодательством, по смыслу
которого, как уже отмечалось, вердикт суда присяжных, а также приговор суда должны
быть непротиворечивыми.
Статья 389.16 УПК РФ в числе условий, при которых приговор признается не
соответствующим фактическим обстоятельствам дела, выделяет те, которые
непосредственно связаны с законом непротиворечия:
• в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых
доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд
принял одни из этих доказательств и отверг другие;
• выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные
противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о
виновности или невиновности осужденного или оправданного, на
правильность применения уголовного закона или на определение меры
наказания.
Не менее важным для правильного рассмотрения судом уголовных дел и
вынесения им законного решения является также логический закон исключенного
третьего. Сущность его в том, что два противоречащих суждения об одном и том же
предмете, взятом в одно и тоже время и в одном о том же отношении, не могут быть
вместе истинными или ложными: одно – необходимо истинно, а другое – ложно;
третьего быть не может.
Этот логический закон требует ясных, определенных ответов, указывая на
невозможность отвечать на один и тот же вопрос в одном и том же смысле и «да», и
«нет», на невозможность искать нечто среднее между утверждением чего-либо и
отрицанием того же самого: факт либо установлен, либо не установлен; обвиняемый
либо виновен, либо не виновен.
И наконец, логический закон достаточного основания, провозглашающий очень
важный для юриспруденции постулат: всякая мысль может быть признана истинной
только тогда, когда она имеет достаточное основание, всякая мысль должна быть
обоснована.
Этот закон требует обоснованности всякого положения, но он не может указать,
каким должно быть конкретное содержание данного основания. Это определяется
содержанием соответствующей отрасли знания. Каждая наука и сфера деятельности, в
том числе юриспруденция, располагает своими средствами для этого.
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
Неслучайно ряд статей уголовно-процессуального законодательства закрепляют
требования данного логического закона.
Так, статья 140 УПК РФ в качестве основания для возбуждения уголовного дела
определяет наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
Статья 171 УПК РФ, определяя порядок привлечения в качестве обвиняемого,
предусматривает для этого обязательно наличие достаточных доказательств, дающих
основания для обвинения лица в совершении преступления.
Согласно статье 88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки
зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в
совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.
Статья 297 УПК РФ провозглашает, что приговор суда должен быть законным,
обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и
справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан
на правильном применении уголовного закона. Необоснованность приговора может
послужить основанием для отмены или изменения приговора.
Таким образом, как совершенно справедливо утверждает Г.А. Левицкий,
«успешность судебной деятельности находится в прямой зависимости от знания и
соблюдения законов логики» [Левицкий 1962: 143]. Вынесение судом законного и
обоснованного судебного решения является примером практического триумфа в
уголовном судопроизводстве всех четырех основных логических законов.
Нарушение в судебной правоприменительной деятельности установленных
процессуальных требований и логических законов ведет к судебным ошибкам. Понятие
судебных ошибок и диапазон их причин определяется учеными неоднозначно.
Например, широко предлагает рассматривать понятие судебной ошибки
Н.А. Колоколов: «Судебная ошибка подавляющим большинством теоретиков и
практиков понимается слишком узко, обычно не более чем ошибка конкретного
судебного состава в сборе и оценке доказательства, в применении норм материального
и процессуального права. Предложенная наукой модель “судебной ошибки” все еще
весьма далека от совершенства, а природа судебных ошибок в современных условиях
практически не изучена» [Колоколов 2007: 10, 13].
Определяют процессуальные, гносеологические и организационно-тактические
ошибки, а также такие причины судебных ошибок, как недостаточный
профессионализм судьи; морально-нравственные и иные стереотипы, лишающие судью
объективности; корпоративная этика судей [Гавло, Воронин 2000: 12].
Представляется более правильным говорить о классификации судебных ошибок,
лишь исходя из их деления на процессуальные и гносеологические (логические), да и
то условно, поскольку таким ошибкам присущи свойства взаимопорождаемости, что не
всегда позволяет строго определить действительный характер ошибки [Крякин 2011:
56]. Заложенное в конкретных нормах уголовно-процессуального законодательства
требование соблюдения положений логических законов предполагает недопустимость
их нарушения как с процедурной (процессуальной), так и с содержательной
(логической) точки зрения, в связи с чем ошибка логического характера может повлечь
ошибку процессуальную и наоборот. В итоге может быть образован комплекс
связанных друг с другом ошибок.
Конечно, нельзя полностью отождествлять процессуальные судебные ошибки с
логическими ошибками, допущенными судом в построении связей между явлениями и
фактами. От этого предостерегал и Л.Е. Владимиров: «Доказывание есть логический
процесс; следовательно, учение об ошибках в этом процессе относится к логике, и мы
бы вторглись в область последней, если бы вздумали излагать полное учение о
логических ошибках… Поэтому мы здесь не будем рассматривать причин судебных
A u d i t o r i u m : э л е к т р о н н ы й н а у ч н ы й ж у р н а л К у р с к о г о г о с у д а р с т в е н н о г о
университета. 2014. № 4
Самойлов А. В., Снегирева Д. Е. О применении основных логических законов и
последствиях их нарушения в уголовно-процессуальной дятельности
ошибок – интеллектуальных и моральных. Какие процессуальные ошибки делаются
сторонами в доказывании на суде – вот наш предмет» [Владимиров 2000: 203].
Для нас также представляют научно-практический интерес те судебные
процессуальные ошибки, которые являются результатом нарушения законов логики и
влекут за собой негативные юридические последствия (отмену или изменение
вынесенного судебного решения).
Такие серьезные в юридическом плане последствия влекут допущенные судом
логические ошибки, если они связаны с нарушением соответствующих процессуальных
норм права.
Проведенный анализ судебной практики Верховного суда РФ дает тому
подтверждение.
Так, Верховный суд РФ признал неясным вердикт присяжных, поскольку в
соответствии с ним признано доказанным, что С.,Б. и М. совершили инкриминируемые
им деяния, в том числе похитили из кармана убитого денежные средства (ответы на
вопросы 2, 7, 12), но при этом согласно ответам на вопросы № 3, 8, 13 присяжными
признано недоказанным, что указанные в ответах на вопросы № 2, 7, 12 действия
совершены осужденными с целью хищения имущества потерпевшего М., а согласно
ответам на вопросы 4, 9, 14 признано доказанным, что указанные в ответах на вопросы
№ 2, 7, 12 действия совершены осужденными из личных неприязненных отношений к М.
Таким образом, согласно вердикту признано доказанным, что С., Б. и М.
похитили денежные средства, но без цели хищения. В данном случае судом присяжных
было допущено нарушение логического закона тождества, поскольку хищение не
может быть совершено без цели хищения.
Учитывая это, Верховный суд вердикт суда присяжных признал неясным и
потому не соответствующим требованиям ч. 2 ст. 345 УПК РФ и вынесенный на
основании него приговор областного суда отменил [Апелляционное постановление
Верховного суда РФ].
В другом случае, Верховный суд РФ отменил приговор областного суда с
участием присяжных в связи с тем, что в вердикте содержались явные противоречия:
как в вопросе № 1 о доказанности события, поставленного в отношении Ж. – абзацы 4,
5, 6, так и в вопросе № 5 о доказанности события, поставленного в отношении М. –
абзацы 2, 3, 4, содержатся аналогичные фактические обстоятельства в части оказания
посредничества при даче взятки следователю Т. и самой передачи следователю части
обещанного денежного вознаграждения в размере ... рублей за прекращение уголовного
дела в отношении С.
Однако присяжными на вопрос № 1 был дан утвердительный ответ, а на вопрос
№ 5 – отрицательный ответ, то есть на вопросы о доказанности события преступлений,
в которых приводились аналогичные фактические обстоятельства, присяжными были
даны
противоречивые
ответы,
что,
соответственно,
свидетельствует
о
противоречивости вердикта. В данном случае был нарушен логический закон
непротиворечия и при вынесении вердикта и приговора не было соблюдено требование
статьи 345 УПК РФ.
В связи с этим приговор отменен и уголовное дело направлено на новое
судебное разбирательство [Апелляционное определение Верховного суда РФ].
Верховный суд РФ усмотрел также в качестве основания для отмены приговора
в отношении С., М., Б. наличие процессуальных решений, принятых в ходе
расследования уголовного дела и содержащих взаимоисключающие выводы. Так,
следователем были вынесены постановления о прекращении уголовного дела в
отношении Б. и М. за отсутствием события преступления, поскольку, по выводам
следователя, они не совершали убийства, а в отношении С. прекращено уголовное дело
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
за отсутствием события преступления (убийства группой лиц) в связи с тем, что он
убийство совершил один, а не группой лиц – с Б.и М. Однако позднее следователь
предъявил им новое обвинение, в том числе в совершении вышеупомянутого
преступления (убийства группой лиц), при наличии неотмененных постановлений о
прекращении уголовного дела. Наличие противоречащих друг другу выводов по факту
одного убийства: Б. и М. не совершали это убийство и они совершили это убийство –
свидетельствует о нарушении закона исключенного третьего.
Несмотря на то что неотмененные постановления о прекращении уголовного дела
находились в противоречии с обвинительным заключением, что препятствовало
рассмотрению уголовного дела судом первой инстанции, областной суд не усмотрел
этого противоречия и вынес обвинительный приговор, который по вышеизложенным
основаниям Верховный суд отменил [Апелляционное определение Верховного суда РФ].
Верховным судом РФ был изменен приговор суда в отношении А. в связи с тем,
что при назначении ему наказания суд не учел все обстоятельства дела и сведения о
личности виновного, в том числе признанные судом смягчающие обстоятельства,
положительную характеристику А., отсутствие отягчающих обстоятельств, и назначил
ему за это преступление чрезмерно суровое наказание [Апелляционное определение
Верховного суда РФ].
На основании проведенного анализа можно сделать вывод, что необходимость
соблюдения основных законов логики при осуществлении правосудия обусловливается
не только их объективностью (т.е. объективной потребностью в их применении в силу
познавательного, доказательственного характера судебной деятельности), но и
нормативностью закрепления их требований в законодательстве, что придает им
юридическую значимость и в соответствующих ситуациях позволяет расценивать
логические ошибки, связанные с несоблюдением логических законов, как нарушение
процессуальных норм права, которое влечет признание судебного решения незаконным
и его отмену или изменение.
Однако такие серьезные юридические последствия влечет лишь существенное
нарушение закона, которое не могло, но, безусловно, повлияло на исход дела, то есть на
правильность его разрешения по существу: на выводы суда о доказанности обвинения,
о юридической квалификации содеянного, о мере наказания и о правильности
разрешения гражданского иска [Практика 2013].
Изложенное свидетельствует о достаточно высокой юридической «цене»
логических ошибок в плане наступления процессуальных последствий. Но при этом
нельзя забывать и о гораздо более значимых с точки зрения общечеловеческих
ценностей негативных последствиях, ведь зачастую «цена» логических ошибок в
уголовном судопроизводстве – «искалеченные» судьбы и жизни конкретных людей.
Стоит признать, что нет никакой другой области общественной жизни, где
нарушение законов логики, построение неправильных умозаключений, приведение
ложных аргументов могут причинить столь существенный вред, как в области права
[Кудрявцев 1970: 61]. А в сфере уголовного судопроизводства его «цена» может быть
непомерно высокой.
В связи с этим высокий профессионализм судей, базирующийся в том числе на
знании основных правил и законов логики и практическом умении правильно их
применять в судебной деятельности, является важнейшим условием для осуществления
справедливого и законного правосудия, обеспечения защиты прав и законных
интересов граждан в уголовном судопроизводстве.
A u d i t o r i u m : э л е к т р о н н ы й н а у ч н ы й ж у р н а л К у р с к о г о г о с у д а р с т в е н н о г о
университета. 2014. № 4
Самойлов А. В., Снегирева Д. Е. О применении основных логических законов и
последствиях их нарушения в уголовно-процессуальной дятельности
Библиографический список
Апелляционное определение Верховного суда РФ от 30.07.2014 №46-АПУ14-26сп
// СПС «КонсультантПлюс».
Бажанов А.В. О природе логической правильности // Вопросы логики. М.:
Наука, 1965. 235 с.
Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000.
464 с.
Власенко Н.А., Власенко А.Н. Судебная власть и судебная деятельность в
Российской Федерации. М.: РАП, 2005. 136 с.
Войшвилло Е.К. Предмет и значение логики. М.: Наука, 1960. 245 с.
Гавло В.К., Воронин С.Э. Актуальные проблемы поисково-познавательной
деятельности в суде: учеб. пособие. Барнаул: БЮИ МВД РФ, 2000. 42 с.
Казгериева Э.В. Значение логики в судебной деятельности // Адвокатская
практика. 2006. №1. С. 10–18.
Карякин Е.А. Феномен «судебной ошибки» в уголовно-процессуальной
деятельности суда // Российская юстиция. 2011. № 2. С. 53–57
Кнапп В., Герлох А. Логика в правовом сознании: пер. с чешск. / под ред. и со
вступ. ст. А.Б. Венгерова. М.: Прогресс, 1987. 312 c.
Колоколов Н.А. Судебная ошибка в уголовном процессе: понятие, пути
исправления // Уголовное судопроизводство. 2007. № 2. С. 10–13.
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юридическая
литература, 1972. 352 с.
Левицкий Г.А. Квалификация преступлений :Общие вопросы // Правоведение.
1962. № 1. С. 141–145.
Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений.
М.: Юридическая литература, 1978. 104 с.
Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации. Актуальные вопросы судебной практики, рекомендации судей Верховного
Суда РФ по применению уголовно-процессуального законодательства на основе
новейшей судебной практики. 6-е изд., пер. и доп. / под ред. В.М. Лебедева. М.: Юрайт,
2013. 546 с.
Старченко А.А. Логика в судебном исследовании. М.: Госюриздат, 1958. 226 с.
Тер-Акопов А.А. Юридическая логика. М.: Омега-Л, 2002. 256 с.
Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М.: Юридическая
литература, 1970. 123 с.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ
/ ред. от 21.07.2014 // Российская газета. 2001. № 249. 22 дек.
Скачать