Языковая система и коммуникативное пространство. Слово

Реклама
Ш а п о ш н и к о в В . Н . Языковая система и коммуникативное пространство
37
Общее и сравнительноисторическое языкознание
В.Н. Шапошников
Языковая система
и коммуникативное пространство.
Слово «просто» в русском языке
В наши дни (или в какое-то другое время) очень часто начинают употреблять
некоторые слова, используя их уместно или, в сравнении с нормой, не к месту. Каковы причины этих явлений? Каковы также причины того, что в какой-то момент говорящие предпочитают один синоним из существующих единиц? Необходимо изучать
речевой процесс и определять место такового материала в языковой системе, как и
те моменты в речи, когда говорящий/ пишущий выбирает языковое средство, которое больше принято в данном сообществе.
Из становящихся очень употребительными выделяются слова — заполнители,
хезиаторы, паразиты; в наши дни это как бы, короче, типа и некоторые подобные
лишенные содержания дискурсивные единицы. Есть и другого типа явления, сопредельные названным, но тем не менее отличающиеся от них денотативно и референциально. В настоящее время одно из них — слово просто, ставшее весьма заметным
и употребительным в многочисленных ситуациях и присущим различным социоречевым группам.
Слово просто в современном русском языке многопланово. Толковый словарь
под редакцией Д.Н. Ушакова, отображая состояние русского языка первой трети ХХ
века, выделял у него 5 значений. Лексема является наречием, то есть обозначает признак действия; она выступает в значении сказуемого, т.е. это главный член односо-
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Общее и сравнительно-историческое языкознание
38
ставного предложения. Далее слово отмечалось как частица усилительная в значении
в самом деле, вот, действительно, истинно; отмечалось как частица ограничительная
в значении «только и ничего больше, не что иное как». Эти два значения в стилевом
отношении помечались как разговорные.
Одно значение, последнее, дается без сообщения о части речи: как-то случайно,
без намерения, вообще (иллюстр.: Это глупое слово просто сорвалось у меня с языка).
Словарь Ожегова в середине ХХ в. выделял три значения. Первые два отмечены
как частицы, что совпадает в толковании со словарем Ушакова. Третье значение, наречие: как-то случайно, вообще — логически совпадает с предыдущей фиксацией
словаря Ушакова. По-видимому, это последнее близко к вводному слову. Сходное
толкование дает позднее академический Словарь русского языка в 4 томах 1981 г.
Необходимо соотнести эти толкования с системой языка в целом. Как наречие
это слово выражает не самостоятельное, зависимое понятие, означающее качество.
Это качественное или качественно-относительное наречие, то есть относящееся к самому продуктивному их разряду и широкому кругу языкового материала. В большинстве же реализаций слово отмечается как частица. Среди частиц, как единиц,
которые служат в речи для выражения различных смысловых оттенков слова или
целого предложения, В.В. Виноградов особенно выделял значительную по своему
составу группу усилительно-ограничительных частиц. Он подчеркивал их содержательную специфику вторым названием — выделительные. «Они играют роль косвенных показателей смыслового веса слов или высказывания в целом»1. Они выполняют
свою роль в определенной синтаксической позиции, «находясь, по большей части,
непосредственно перед тем словом, которое выделяется или усиливается, или сразу
же позади его, а иногда относясь ко всему высказыванию и придавая ему бόльшую выразительность и убедительность». Академическая Грамматика русского языка 1954 г.
уточняла, что большинство частиц, которые вносят оттенки значения в целое предложение, не имеют постоянного места в предложении2.
В частицах имеет место совмещение значений. Это их важное типовое свойство.
В.В. Виноградов отмечал, что совмещаются функции усиления или ограничения со
значением наречия, то есть признака действия. Это существенное направление смысловой реализации слова и высказывания. С другой стороны, отмечали А.М. Пешковский и В.В. Виноградов, имеется связь некоторых первообразных частиц с союзами, то есть единицами связи между словами или предложениями. Пешковский отмечал, что «самая усилительность и сближает их с союзами».3 Виноградов уточнял,
что «по-видимому, усилительные функции легче совмещаются с союзными значениями, чем ограничительные». А.М. Пешковский подчеркивал внутреннюю содержательную структуру, то есть фактически темо-рематическую структуру содержания: усиление происходит «на фоне чего-то неусиленного».
Виноградов В.В. Современный русский язык. Граммат. уч. о слове. М., 1938. С. 501.
Грамматика русского языка. I. М., 1954. С. 638.
3 Пешковкий А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1957. С. 238.
1
2
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Ш а п о ш н и к о в В . Н . Языковая система и коммуникативное пространство
39
Слово «просто» — частицу вторичного происхождения — В.В. Виноградов
прежде всего относил не к ограничительным, но к усилительным частицам (наряду
с: «решительно», «положительно» и под.).
Обозревая частицы, любопытно отметить определительные частицы, которые
В.В. Виноградов трактовал как смежные с выделительными частицами. Он так определял их специфику, не отрицая полностью их усилительно-ограничительное содержание: они служат не столько для усиления или ограничения, сколько для уточнения, определения того или иного указания, обозначения той или иной характеристики. Академическая Грамматика русского языка 1954 г. подчеркивала, что к определительным частицам относятся слова, по своему характеру близкие к наречиям и
еще не вполне обособившиеся от них 4.
В заключении обзора этого сектора языка В.В. Виноградов отмечал переходные
случаи материала. Существует множество переходных типов — от слов, по своему
лексическому весу почти однородных с наречием, но уже почти утративших грамматические свойства наречий, до агглютинативных частиц, теряющих даже иллюзорную самостоятельность «частичного слова» и превращающихся в агглютинируемые
префиксы и суффиксы». Отмечал В.В. Виноградов и переходные типы от вводных
слов к частицам. «Сюда же примыкают разнообразные гибридные типы модальных
слов-частиц наречного и междометного характера».5 Ученый отмечал еще один переходный тип слова — между модальными словами, наречиями и усилительноограничительными частицами. Он говорил о том, что «гораздо менее определенны
модальные оттенки некоторых слов». Виноградов называл в данной связи слово про‐
сто и иллюстрировал его в переходном качестве: «Ах, как она одевается! Не то чтобы
некрасиво, не модно, а просто жалко» (Чехов); «Просто беда моя» (Горбунов); «Ни
изнеможения, ни вялости, ни мертвого вида — просто смешон, невыразимо смешон»
(Гончаров); «Это просто были крестьянские ребятишки из соседней деревни» (Тургенев); «не то чтобы был вроде, так сказать, дворового резонера, он просто был характера упрямого» (Достоевский) 6. В подобном употреблении совмещаются значения
частицы, наречия и междометия.
Грамматика русского языка 1954 г. подчеркивала внесение эмоциональноэкспрессивных оттенков речи. «Частицы с различными смысловыми оттенками могут подчеркивать эмоциональную сторону речи, подчеркивая ее выразительность». В
данном ряду назывались слова ведь, прямо, страсть, то‐то, что за, и в том числе анализируемое слово на примере: «Счастье мое быстро кончилось. Она просто в минуту
слабости обрадовалась мне, а я уж подумал» (Ажаев).
В языковой системе образуются сочетания частиц. Они еще более экспрессивно
выражают различные оттенки основного значения высказывания: вот ведь, вот уж, так вот, вот то‐то, где там, куда как, куда тут и некоторые другие.
Грамматика рус. яз. I. С. 639.
Виноградов, ук. раб. С. 509.
6 Там же, с. 564.
4
5
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
40
Общее и сравнительно-историческое языкознание
Как частица в современной речи слово просто не принадлежит к тому их виду, который занимает постоянное место в предложении; это свойство относится и
к слову «просто» — наречию. Слово «просто» может свободно перемещаться в
предложении в зависимости от смысла высказывания и его тональности. Однако в
этой свободе синтаксических позиций есть соотнесенность со значениями слова
«просто», которые накладывали некоторые ограничения и диктовали некоторую
синтаксическую предпочтительность. Ср. примеры из словаря Ушакова: Тебе п.[просто] рассуждать со стороны; Это п. издевательство; Накурили — не продохнешь п.; П. загляденье; Мне п. хочется домой; Он п. якобинец; Это глупое слово п. сорвалось у меня с языка. Приведем пример из устной речи былого кино: Я просто не расслы‐
шал. Соотнесенность значения с синтаксической позицией знака выясняется операцией синтагматического изменения. Так, предположительное экспериментальное изменение места слова «просто» в первом из приведенных примеров приводит к неясности, неточности смысла и двусмысленности высказывания. Изменение
места просто во втором примере ведет к изменению смысла, также как и в некоторых других случаях.
Слово просто относилось к частотной, высокоупотребительной лексике русского языка. Во второй половине ХХ в. Частотный словарь под ред. Л.Н.Засориной отмечает его частоту 553. Для сравнения: она выше намного, чем у слова «простой»,
выше частоты таких слов как «уж», с учетом его омонимии. Выше чем у «просто»
частотность только у таких ходовых слов как «уже». Данный частотный словарь обследовал частоту слов по следующим формам речи: художественная проза, драматургия, научные и публицистические тексты, газетные и журнальные тексты. Слово
«просто» относится к основным, материалообразующим элементам речи, которые
количественно и качественно играют большую организующую роль в тексте и коммуникации.
В конце ХХ в. другой толковый словарь дает иное толкование слова «просто».
Толковый словарь рус. яз. С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой помещает его в статью
«простой» и выделяет 5 значений — два значения как частицы, одно значение как
союза и два значения как наречия. Таким образом, семантическая структура слова
предстает измененной по сравнению с тем, как она отражалась ранее словарем под
ред. Ушакова. Значения частиц даются без указания на их разряды: 9. Усиливает слово, к которому относится, или высказывание в целом. Этому просто нельзя поверить. Просто невероятно!; 10. Именно, не иначе как. Он просто не умен; Все это просто ложь.
Подчеркнем, что в первом отмеченном значении частицы словарь вовсе не усматривает лексической семантики, сводя все содержание к категориальному грамматическому значению.
Значения союза подаются словарем Ожегова следующим образом: 11. в значении союза (а просто). Соединяет предложения, выражая противопоставление; а. Я не
болен, просто устал; Он не лентяй, (а) просто его избаловали. Однако следует отме-
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Ш а п о ш н и к о в В . Н . Языковая система и коммуникативное пространство
41
тить, что действительное содержание «просто» здесь гораздо большее и глубокое,
чем только логико-грамматические отношения между группами слов.
Значения наречия толкуются следующим образом: 12. Как-то случайно, без
особого намерения. Просто зашел на огонек; 13. Без лишних сложностей, без церемоний. Зовите меня не Иван Иванович, а просто Ваня.
Если сравнивать с предшествующими словарями, то здесь исключены некоторые типы употребления, имеющие место в реальной речи. Отсечены формулировками совмещения значений, преувеличено присутствие одного семантического компонента слова. Последнее (13) толкование относится к единичной ситуации и к одному фразеологизованному обороту. Но в целом здесь следует видеть реакцию на
начинавшееся изменение в речи.
Несколько позднее Большой толк. словарь рус. яз. (СПб., 2001) при определении лексемы выделил сначала, как ранее словарь Ушакова, первое значение наречия, затем расширил толкование просто в качестве главного члена предложения,
отметив здесь два значения. Далее отмечены два значения частицы, без указания на
их разряды. При этом изменены их лексические толкования: совершенно, прямо; все‐
го лишь, всего‐навсего; не иначе как. Последнее отмеченное значение: союз, выражает
противопоставление, сопоставление. Примеры здесь использованы такие же, как в
словаре Ожегова-Шведовой. Таким образом, здесь произошло спрямление семантики: если словарь Ожегова помечал просто `в значении союза`, что предполагает
не только содержание союза, но вместе с тем и другое, содержание системного
элемента, то в данном словаре предполагается только синтаксическое значение
единицы, что в сущности неточно.
К началу ХХI в. произошли существенные речевые изменения. Слово «просто»
повысило свою частотность. Его употребительность повысилась на многих участках
речи. Следует отметить, что частотность повысилась в устной обиходной сфере, которая не входила в круг замеров Частотного словаря под ред. Л.Н. Засориной. Выявить абсолютно точные цифры употребления в устной речи в той же степени, как
выявлялось в письменной сфере, трудно и сложно; здесь можно говорить о встречаемости лексемы. Встречаемость данного слова очень возросла. По моим наблюдениям
и подсчетам, просто встречается приблизительно в ¼ фраз, реализуемых в устной
обиходно-бытовой сфере общения. Особенно насыщены этим словом диалоговые
коммуникативные реплики, где фразы с «просто» следуют одна за другой.
Это явление характеризует и речь современного телевидения. См. типичный
пример в одной коммуникативной телепередаче: «Ей было очень тяжело, мы ее просто спасали. Она хотела уйти из жизни, она просто была никому не нужна. Жить
просто интересно. <…> Она просто вот, я даже не могу объяснить почему» (август
2009). В подобных словоупотреблениях, при их частотности и синтагматической
плотности, происходят те или иные отклонения семантики.
Слово повысило частотность в письменной речи. Отметим для сравнения прозу
1980-х г. Например, начало одного рассказа: Она не слушает, вернее, не слышит меня.
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
42
Общее и сравнительно-историческое языкознание
Просто внимательно смотрит в глаза (с. 245); Сначала мне показалось, что этот смех
— некое выражение сарказма <…> Но это был просто смех, некое выражение радости; Но тревогу ее я чем-то рассеял <…> Готов поверить, что просто какой-нибудь интонацией; Но только Ёлкой, пожалуйста, меня не называй <…> Просто в самом этом
слове есть какая-то фальшь; Прошлое было, но жизни не было. Я просто никого не
любила (с. 246); Она была так расточительна, что я просто не знал, чем ей платить за
это счастье (с. 247); Нет, я не ставил на Ларису. Я просто любил ее; На самом деле это
было некое кокетство. Просто Иосиф был в таком возрасте, когда возраст не имеет
никакого значения; Иосиф никогда не врал, даже не то чтобы не врал, а просто не
говорил неправду (с. 248); Здоровые ребята в специально приспособленных для подобного висения обвязках терпели не дольше. А тут — просто веревка и просто девочка Верочка (с. 251); в мужской разговор не встревала, шла скромно, ну просто козочка; В сумерках ее лицо было просто прекрасно (с. 254); Я в тот день Маринку в
метро встретил. Не встретил, а просто стоял, читал газету, поднял глаза — она <…>
Она стоит и плачет, не всхлипывает, ничего, просто слезы льются; -Не смейся! — зло
сказал он. — Я просто так, чтобы скрыть волнение (с. 255) (Визбор. Сердце оставил в
синих горах. 1987). В этих частых и разнообразных употреблениях мы видим начало
отмечаемого процесса, где наряду с соответствием системе возникает то или иное
семантическое либо структурное отклонение слова, особенно: Просто в самом этом
слове есть какая-то фальшь; Я просто никого не любила; ее лицо было просто прекрасно, и др. под. В данных высказываниях лексическое значение слов в позиции
предиката и само предикативное отношение несут содержание предельного и превосходного, противоречащего нивелирующей оценке «просто». (Употребление слова
«просто» является слагаемым стилевой манеры и одним из компонентов художественного уровня произведения.)
Обратим внимание на прозу ХХI века. Например в романе: Условия в гетто казались нам ужасными — просто мы еще не видели худшего (с. 13); А тот негодяй, даже если б и хотел что-то сделать, все равно не смог бы. Просто тянул деньги (с. 14);
Сердце — это не насос, или не просто насос, подобный механической помпе (с. 22);
Не надо помогать, просто пересядьте, чтобы я могла постелить скатерть (с. 39); Не
знаю, это были такие общие правила в скаутской организации, или просто руководитель не захотел принимать еврейского мальчика (с. 41); Я не даю никаких оценок,
это просто социальная ситуация (с. 304); Ты была просто в центре внимания (с. 318)
(Улицкая. Даниэль Штайн, перев. 2006). В части этих употреблений предстает измененная семантика рассматриваемого слова.
Слово «просто» повысило свою частотность особенно в газетной речи. Слово
«просто» используется и обыгрывается в рекламе. Оно проникает с новыми признаками и в научную речь, например в учебнике: Не все ученые разделяли его концепцию. Таким ученым часто просто бывало трудно работать (Алпатов. Ист. лингв. уч.
2001, 193); следует обратить внимание на некоторое смысловое затруднение, вносимое таким иностилевым элементом.
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Ш а п о ш н и к о в В . Н . Языковая система и коммуникативное пространство
43
В целом изменилась сочетаемость слова. Сочетаемость слова «просто» весьма
расширилась. Оно сочетается с такими словами, с которыми раньше не могло сочетаться (в т.ч.: просто ем; я просто на Арбате). Этот процесс происходит при том, что
сочетаемость слова «просто», как отмечено и показано выше, была широка. См. и ср.
формульное употребление в обиходной современной речи: Просто я опоздала. Здесь
слово «просто» подключается к предосудительной, выходящей из ряда ситуации и
сочетается с глаголом негативного значения «опоздать». Изменения значения слова
«просто» и трансформации его сочетаемости происходят с разной силой, то есть бывают отступления от нормы разной степени: Я п. опоздала; П. я его жена и могу ему
передать; Ну а чё ты перезваниваешь — ты позвонила, и я тебе перезваниваю п. сразу
(моб. разг.); Да вот сегодня народу, такое ощущение, что п. прорвал`о (моб.); Я п. буду просить перевести; Он п. ходил на лекции с другим курсом; Несобранность, неорганизованность. П. вот такие вот вещи; Он… меня п. иногда раздражало; П. я иду домой (моб.); Просто они делают себе. Просто с кого-то берут, с кого-то не берут; -Как
называется? — «Альго». — «Альба», там просто на крышке было написано; Ты с диском можешь совладать? Я просто боюсь уже трогать сама; Меня не было, я п. заболела и не могла прийти.
Это вступают в сочетания со словом «просто» знаменательные полнозначные
слова. Ранее по системной традиции в подобной ситуации говорилось иначе: Дело в
том, что я опоздала/ Понимаете,../ Вы знаете…/ Извините…/ Да вот…/ М-м-м… и нек.
под. Ныне также реализуются сочетания и с неполнозначными словами, как то: Кать, я вчера туфли не оставляла? <…> -Нет, ну п. если нет, значит, не оставляла (моб.
2009). Ранее такого типа реплика составлялась без «просто»: Ну, если нет, значит не
оставляла/, либо: Да ничего, если нет, значит, не оставляла.
Примеры изменившегося словоупотребления из газетно-публицистической
сферы: Это были храбрые и тренированные воины, <…> но их п. элементарно не хватило, чтобы защитить величественные константинопольские стены (г. Нар. Собор
08.1). Характерны употребления лексемы в одном номере газеты: Не пытайтесь уложить наш футбол в рамки бизнеса и вести разговоры о народных деньгах. «Зенит»
просто закрыл свой правый фланг; Посадка была не мягкой, а жесткой — аппарат
просто упал и разбился; Глобальное потепление здесь совершенно ни при чем. «Виновата» просто погода, и нек. под. (газ. АиФ 2009.37). Серийно употребление в пределах одной статьи: надеяться на официальную защиту властей и милиции бесполезно. И стали п. бросать дачи; И в милицию не повели — а п. раздели догола и привязали к дереву; отнюдь не ради обогащения, а п. для того чтобы выпить; это сложнее, чем п. карать или прощать (ЛГ 09.36). Просто сочетается со словами, семантика
которых не согласуется или даже противоречит его собственной семантике (бросать,
т.е. покидать, раздеть, карать, прощать и др.). «Просто» обусловлено синтагматикой,
зависит от места относительно других слов. Оно стало способно выступать в роли
проклитики: Ты мне передай п. сразу; может выступать в роли энклитики, то есть с
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
44
Общее и сравнительно-историческое языкознание
ослаблением собственного ударения (устн. речь: Я с той дорогой не связан. Я на
метрό просто езжу).
Ранее подобное употребление было невозможно: в семантике лексемы был
компонент ослабленности или обобщенной неопределенности. При его наличии
слово просто не могло сочетаться со словами окончательной семантики, к тому же
негативного последствия явления, со словами быстрого и решительного начала, с
семантикой состояния и принадлежности и нек. под. Ныне в обиходной речи это
ограничение снято.
Расширилось количество предметных ситуаций, куда помещается слово «просто»; в обозначение включаются ситуации иной денотативной природы. Вместе с
выше названными, например: — Лесневский сейчас на занятиях, можете подождать
и его увидеть. — Нет, просто я ему книги принес; Сейчас не могу, занят, просто в понедельник обсуждение. Таким образом «просто» имеет значение причины или объяснения. Слово «просто» активно участвует в ситуациях выражения альтернативы:
Да это п. синяк (т.е. нет большой опасности) и т.п. Обозначаемые ситуации облекаются с использованием данного слова в стилистические приемы и риторические фигуры, как в морализующем рассуждении: П. демонстрация п. порока (ЛГ 09.36).
Изменяется валентность слова в схемах высказывания, см. и ср. выше. В новых
схемах высказывания происходит реализации связей с его участием, каковы употребления в бытовой речи: У него просто белые брюки, лучше здесь не садиться; Я могу его и не дожидаться, просто я ему книги принес; Вам файлики нужны? Просто если нужны, они вот здесь лежат; Его прόсто нет. Валентные изменения создает вульгарное просторечие: Блин, я уже в электричке просто! Реализуются новые валентности слов. Наних строится употребление в газетной речи: Но вот раздается бой курантов, и кремлевская стена просто взрывается десятком праздничных фейерверков (газ.
Metro 7.9.09). «Просто» согласуется также со словами, у которых изменились в современной речи значения: просто реально.
В новом качестве слово «просто» не входит в сочетания с другими частицами.
Оно образует сочетания частиц в своих прежних значениях: просто ведь, просто же,
ну просто и др., ср. выше. Таковым образом более экспрессивно выражаются оттенки
основного значения высказывания, и его экспрессивность возрастает.
Изменяется лексическое значение слова. Оно способно выражать признак действия (Я просто намекнул), степень проявления признака (У меня все нервы просто
прыгали), характер его проявления (— Как бы сформулировали задачу на сезон? —
Просто — побеждать. Биться за самые высокие места (РГ 21.9.09). Просто выражает в
современной речи более обычно и уместно значение уменьшительное, нежели увеличительное. С другой стороны формируются его значения: — совсем, вообще, вовсе, в принципе + усиленная экспрессия (Он прόсто не приходит; Книги прόсто нет в
библиотеке; Я прόсто в шоке; Я просто в шоке; Он прόсто опоздал); — немного, несколько (Я просто приеду попозже); — дело в том, что (Просто я его жена и могу ему
передать); — действительно, — совершенно, абсолютно (просто реально, устн.; часть
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Ш а п о ш н и к о в В . Н . Языковая система и коммуникативное пространство
45
этого памятника была просто разрушена, газ.); — прямо (частица); —лишь; — да
(союз); — да и; — ведь; — хотя бы, хоть. Меняются структуры содержания, его внутренние субъектные, объектные и определительные соотношения.
Одно направление изменение значения частицы состоит в расширении понятия. В этом расширении совмещаются значения наречия и частицы, с преобладанием последнего; совмещаются значения наречия, частицы и союза (Вы не могли бы
меня отпустить в 5 часов, просто мне в больницу надо); включается в ряде употреблений содержание модального слова. В семантике наречия осуществляется и варьируется ряд лексических значений прилагательного «простой», а именно: несложный,
не трудный, легко доступный для понимания, управления; однородный по составу;
не замысловатый, безыскусственный, ничем не примечательный; понимаемый в
прямом смысле, ничем не осложненный; открытый, бесхитростный, прямой; не церемонный; не далекий, наивный. Ср. устаревшие значения слова «простой»: порожний, ничем не занятый; прямой. Таковы устаревшие употребления наречия: Говори
просто, без околичностей, без прикрас, т.е. прямо; употребление в пословицах: Солдат не украл, а просто взял; вариант: а так взял. К этому ряду относится употребление существительного в обстоятельственной позиции: Слова в простоте не скажет.
Ср. и такое устаревшее значение наречия «просто»: напротив, супротив. В синтаксическом аспекте, как союз слово несет семантику противопоставления, сопоставления,
а также значение причины.
За этими пределами далее происходит размывание значения, семантической
структуры слова. Идет десемантизация как убыль составляющей лексического значения. В ряде новых употреблений прослеживается тенденция вообще утраты семантики, даже затухания семантики неполнозначного слова — частицы. В устном бытовом повествовании звучит: Я от души оборжался просто, — где слово «просто» тавтологично; то же в диалоге: — Бабушка едет или остается? — Нет, она звонит просто!
См. в опровергающем утверждении конкретной идеи в устной рекламе: Просто многие думают, что… Таким путем устраняется содержание логической, грамматической функции частичного слова и содержание ограничивается экспрессивностилистической функцией. Слово в общем соотносится с областью намерений говорящего и характеризует его отношение к признаку, приписываемому ситуации, как
то: То, что Илья меня сватал в команду, не совсем верно. Просто этим летом мы с Ковальчуком много тренировались вместе (РГ 21.9.09); Можно я опоздаю? — <…> —
Хорошо, спасибо большое. Просто я дома задержусь; Куда-то собрался ехать? –Да
нет, я просто тебя увидел (быт. диал.). В экспрессивной функции меняется соотношение усиления с фоном тематического неусиленного смысла (например: Тогда уже не
созваниваемся, просто завтра встречаемся).
Эти изменения содержания связаны с синтаксическими показателями речи и
обусловлены ими. Позиция в синтагме у данного слова может быть:
— рядом с усиливаемым словом (Я просто опоздала);
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
46
Общее и сравнительно-историческое языкознание
— рядом с усиливаемым словосочетанием (У него просто белые брюки, нельзя
здесь садиться); при этом может быть дистантное расположение единиц (Мы просто
с Васей едем от бабушки);
— замещается позиция в начале фразы (Просто я опоздала; Просто я его жена
и могу ему передать);
— может ставиться после слова, к которому оно относится (Я раньше просто
выхожу);
— может быть в предложении на втором месте (Я просто в шоке, Книги прόсто
нет);
— в конце фразы (Я от души поржал просто).
Просто выступает в позиции главного члена предложения и в позиции обстоятельства. Как обстоятельство оно способно выражать несколько значений. Это определяющее значение, то есть означается признак или отношение, определяя и природу другого господствующего над ним признака или действия. Здесь обозначается
один из моментов внутреннего развития действия-состояния. Просто может быть
дополняющим обстоятельством, означая определенное отношение данного признака к другому, мыслимому отдельно от него признаку. Как наречие оно может обозначать временные, пространственные, количественные отношения, в которых находится и в которых обнаруживается действие-состояние. Слово может быть обстоятельством сопутствующим, будучи зависимым от отдельного слова или не завися от
отдельного слова в предложении и тем не менее занимая второстепенное место. В
этом случае наречие означает сопоставленный с господствующим признак, т.е. признак, вызванный этим господствующим признаком, сопутствующий ему, а потому
вставший в зависимое от него положение.
С морфологической точки зрения слово «просто» сочетается со словами любой
части речи: существительными, глаголами, наречиями, теперь уже более разнообразных типов, прилагательным, числительным, местоимением.
«Просто» в своем логическом, эмоциональном и экспрессивном содержании
зависит от синтаксической позиции, от места и роли в предложении. См. изменения
содержания: Я просто по времени, когда будем подъезжать к Москве, тебе отзвонюсь
(моб.); Я рáньше просто выхожу, на повороте. Ранее в таких синтаксических позициях употребление слова было не нормативным и не являлось характерным; в подобном окружении слово не употреблялось.
Синтаксические показатели обусловлены фактором стиля. В отличие от литературного языка играют роль условия просторечия, где в большой части реализуется
новое качество слова просто. Как стилевая формация просторечие предполагает
большую разорванность и перебивчатость высказывания, что и реализует изменившееся слово (Я опоздала просто). В вульгарном просторечии разорванность и клочковатость построения создается еще большая (Я от души поржал просто; Она просто
вот, я даже не пойму, почему…).
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Ш а п о ш н и к о в В . Н . Языковая система и коммуникативное пространство
47
В одном заметном типе употребления слово «просто» выделяется очень сильно
логическим фразовым ударением. Это совершенно новое употребление, представляющее собой решительное и актуализованное высказывание. Как то: Я прόсто в шоке; Он прόсто не пришел; Этой книги прόсто нет в библиотеке; Его прόсто нет; Приставить кусок магнита к антенне — и машина уходит от радара, она прόсто исчезает.
Такое употребление в обиходной речи стало частым. Ср. прежнее литературное
употребление — решительное утверждение: Мальчишку следует просто высечь; и
возможный традиционный вариант выражения этой мысли: Его п. следует высечь.
В другом типе современного употребления «просто» ослабляет свое словесное
ударение или вовсе теряет его, превращаясь в клитики. Просодические показатели
связаны с содержанием единицы, ср. выше приводившееся суждение В.В. Виноградова о переходных типах, вплоть до агглютинативных частиц, теряющих даже иллюзорную самостоятельность частичного слова и превращающихся в агглютинируемые
префиксы и суффиксы.
В образуемых речевых структурах «просто» тяготеет к составу сказуемого, обретает признаки сказуемости. В этом и особое проявление единицы с морфологической точки зрения, где слово переходит в другую часть грамматической системы, в
отличие от его значения категориального состояния. Такое изменение образует тем
самым отдельный смысловой аспект.
Происходит изменение синтаксического строения в масштабе фразы. Просто в
одном типе случаев по своему содержанию и роли становится аналогичным вводной
конструкции, вводному предложению, выражая смысл: дело в том, что; ты понимаешь, в чем дело; видишь/-те ли (Вы не могли бы меня отпустить? У меня просто племяннику стало плохо, позвонила сестра — его надо взять из детского сада.).
В связи со словом необходимо рассматривать категории языка. Велика роль модальности как понятийной категории со значением отношения говорящего к содержанию высказывания и отношения содержания высказывания к действительности,
то есть отношения сообщаемого к его реальному осуществлению. В.В. Виноградов
замечал, что «вовлекая в свою систему полноценные слова, категория модальности
нередко даже их превращает в частицы. Широкое развитие модальных частиц связано с дифференциацией модальностей высказывания, с образованием разных типов предложения 7. Он отмечал в этой связи многообразие модальных значений и
оттенков.
При исследовании языкового материала и выявлении свойств единицы мы определяет характер употребления лексемы м формальные и содержательные характеристики слова методом компонентного анализа содержания, структурносемантического анализа высказывания. При квалифицировании единицы в составе
высказывания используем метод подстановки.
В современной речи «просто» экспансивно заменяет многие единицы. Замещаются многие частицы ряда разновидностей; в совмещенном виде захватываются
7
Виноградов В.В. Русский язык. Грамм. уч. о сл. М., 1972. С. 529.
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Общее и сравнительно-историческое языкознание
48
еще наречия, вводные и вставные конструкции. Коммуникативная подстановка «просто» допускается в целом ряде типовых конструкций современного выражения.
Сравним некоторые типы предложений, отмечавшиеся А.А. Шахматовым, и приводимые им примеры определенного содержания, не включавшие слова «просто».
Ученый отмечал двусоставные предложения субстантивные, приводя следующие подобранные примеры: Вы, сударь, камень, сударь, лед; Он порча, он чума, он язва здешних мест. Сказуемое может сочетаться с подлежащим посредством соединительных
союзов `тоже, действительно, так же`: Старики — действительно глупый народ;
Пьянство — ведь это перемежающееся умопомешательство. В подобных случаях по
современному речевому канону во фразу включается просто, так что можно сказать
и говорится в узусе «просто действительно глупый» и под.
Слово просто при его современных изменениях весьма уместно и вероятно и в
таких синтаксических разновидностях высказываний: старый порядок тот, чтобы
обирать да обманывать; всему виной — моя вечная необдуманность; может быть, —
вы, ваши слова тому причиной; она дура-дурой8 . Приводились и вполне традиционные употребления, содержащие слово просто: Ты просто жалкий, отсталый вольтерианец — вот ты кто! (Дворянское гнездо).
А.А. Шахматов описывал различные структуры — предложения адъективные,
глагольные, инфинитивные, глагольно-междометные, двусказуемые, — и привел соответствующие примеры. При нашем анализе в соответствии с содержанием
слова и коммуникативной тактикой и согласно современной речевой манере во многих случаях ныне уместна и конструктивно значима для этих синтаксических структур подстановка слова «просто». Ср. также в письменной речи некоторые современные контексты и примечательные единицы в них: Было бы неверно толковать эти
планы как тот факт, что в Европе вообще не будет противоракетной обороны; Реагировать на которое (мнение) вообще не стоило бы — слишком много чести; Но окончательное подтверждение было получено лишь в последний момент; Критика внутри страны за неспособность хотя бы принудить израильтян и палестинцев к переговорам; Сейчас закрывают — «банят» — источника информации, но ведь поисковые
системы тоже содействуют распространению порнографии; в интервью: — С кемнибудь советовались? — Нет. Сугубо мое решение (Рос. газ. 21.9.09). Здесь письменная речь создает ситуации, открытые для замены элемента и внедрения в его позицию слова «просто». Устная речь производит это внедрение еще более. Современная
речь образует и многие такие ситуации, где не содержится отдельный элемент, однако в высказывании есть позиция, допускающая введение слова «просто». Например,
отметим такие позиции: Ничего нового Ахмадинежад не сказал, — […] повторив тезисы прошлогодней и позапрошлогодней давности; В цивилизованных странах с такими явлениями борются отнюдь не медицинскими, законодательными методами —
[…] отправляют наиболее одержимых этой болезнью за решетку; Но для Ахмадинежада столь бурное и единодушное осуждение со стороны Запада — […] бальзам на
8
Шахматов А.А. Синтаксис современного русского языка. М., 2007. С. 187
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Ш а п о ш н и к о в В . Н . Языковая система и коммуникативное пространство
49
душу (РГ 21.9.09) и т.п. Многоточием в фразах отмечены те места, на которые согласно логике современной речи, вполне годится слово «просто».
В объеме употреблений слова «просто» всегда была часть, относящаяся не к
нормированной литературной речи, а к ее периферии и к ненормализованной просторечной зоне. Как в известном дидактическом детском рассказе: Это твоя родственница? — Нет, просто старушка; в романе Ю. Олеши: —Чем же он замечателен? —
Да нет. Просто молодой человек. Сейчас часть нелитературного массива употребления слова увеличивается и преобразуется в своих видах (вплоть до вульгарного просторечия: Блин, я уже в электричке просто (разг. моб. 2009 г.). С другой стороны, изменяется коммуникативное пространство, и слово просто попадает в речевые сферы,
ранее от просторечия свободные.
В новационных явлениях реализуются различные тенденции языка. В рассмотренных речевых явлениях прослеживается как базовая тенденция языка, интеграция,
в соответствии с которой слово замещает и подменяет другие единицы. При этом
многие замещения не приводят к выражению разнообразия значений, но приводят к
их сближению, диффузности и унифицированию. Расширительному, менее дифференцированному употреблению соответствуют и уровни языковой компетенции, и
потребности современных говорящих, особенно некоторых конкретных слоев. В
коммуникативно-деятельностном рассмотрении языка высвечиваются факты нарушения норм, устанавливается системное соотношение нормативного и ненормативного, отмечается динамический характер нормы, где с необходимостью соотносятся
такие понятия как «норма» и «кодификация». Отклонения от нормы берут начало не
только в компетенции носителей языка, но и вместе с ней в области отражения и
восприятия мира, определяющего исходные данные для коммуникации, так что последовательность намерений и действий отклонения от нормы проходит через сферу
общения и отмечается в лексической, морфологической и синтаксической семантике. Высвечивается и тенденция языка на другой платформе, — экономия, но именно,
ее нарушение, когда слово просто участвует в фигурах тавтологии и избыточности
(как в бытовом диалоге: Ты во сколько приедешь? К десяти? Ладно, я просто к бабушке в любом случае заеду.).
Литература
Арутюнова Н.Д. Языковая картина мира. М., 1999.
Виноградов В.В. Современный русский язык. Грамматическое учение о слове. М.,
1938.
Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. 2 изд. М., 1972.
Грамматика русского языка. I-III. М., 1954.
Грамматика современного русского литературного языка. М., 1970.
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
50
Общее и сравнительно-историческое языкознание
Crossley S.A., Lonwerse M.N., McCarthy, McNamcer. A linguistic analysis of simplified
and authentic texts // The modern language Journal. 2007. 91.1.
Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи. М.-Л., 1945.
Николаева Т.М. Функции частиц в высказывании на материале славянских языков.
М., 1985.
Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1957.
Firth J.P. The technique of semantics // Papers in linguistics/ London, 1957.
Частотный словарь русского языка. Под ред. Л.Н.Засориной. М., 1977.
Шахматов А.А. Синтаксис современного русского языка. Изд. 4. М., 2007.
Шведова Н.Ю. Актуальные процессы в современном русском синтаксисе. М., 1966.
© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010
© Портал психологических изданий PsyJournals.ru, 2010
Скачать