ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ СУБЪЕКТИВНОЙ КАРТИНЫ

Реклама
ISSN 1991-5497. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 5 (42) 2013
стоятельной работы обучающихся является – систематическое
осуществление самоконтроля за ходом и результатами своей
работы, корректирование и усовершенствование способов ее
выполнения, т.е. осуществление самостоятельной работы на
практике ведет к проявлению одного из обязательных ее признаков, самоконтроля [6]. Важным моментом является и то, что
правильно организованная самостоятельная работа обучающихся в освоении новых знаний должна сводиться не только к выполнению предложенных заданий, но должна включать самоконтроль и самооценку проделанной работы.
Таким образом, вышеприведенные позиции авторов дают
нам право полагать, что организованная, планомерная, систематическая самостоятельная работа будет являться одним из
условий формирования готовности студентов к самоконтролю.
Концепция самостоятельной работы студентов находится сегодня в стадии существенного переосмысления, изменились подходы к ее планированию, организации, методике отслеживания
результатов, что во многом обусловлено введением новых образовательных стандартов и переходом на двухуровневую систему образования (бакалавриат – магистратура). Эти и ряд других нововведений предусматривают усиление роли самостоятельной работы студентов при освоении образовательных программ. Самостоятельная работа студентов является неотъем-
лемой составляющей образовательного процесса в высшем
учебном заведении. Согласно требованиям ФГОС, на внеаудиторную самостоятельную работу студента должно отводиться
не менее половины учебного времени. Но, к сожалению, как
показывает практика, далеко не все студенты полноценно используют данное количество времени для своей самостоятельной работы по какому-либо конкретному предмету. Самостоятельная работа должна превратиться в одну из ведущих форм
организации учебного процесса, направленную на приобретение, структурирование и закрепление знаний. Сложность рассматриваемой проблемы заключается в необходимости оптимизации отводимого времени на аудиторные занятия и выполнение самостоятельной работы по осваиваемым учебным дисциплинам. Поэтому роль преподавателя в данном плане чрезвычайно высока, поскольку самостоятельная работа студентов
нуждается в грамотном, четком, продуманном управлении. Управление самостоятельной работой студентов должно заключатся в создании оптимальных условий для осуществления полноценной самостоятельной работы, формировании навыков самообразования и самоорганизации, необходимых для достижения высокого уровня профессиональной квалификации и дальнейшего повышения квалификации по мере накопления профессионального опыта.
Библиографический список
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Рубаник, А. Самостоятельная работа студентов / А. Рубаник, Г. Большакова, Н. Тельных // Высшее образование в России. – 2005. – № 6.
Федорова, М. Модель организации внеаудиторной самостоятельной работы / М. Федорова, Л. Якушкина // Высшее образование
в России. – 2007. – № 10.
Пидкасистый, П.И. Организация учебно-познавательной деятельности студентов. – М., 2004.
Зимняя, И.А., Педагогическая психология. – М., 2000.
Кулюткин, Ю.Н. Психология обучения взрослых. – М., 1985.
Лында, А.С. Дидактические основы формирования самоконтроля в процессе самостоятельной учебной работы учащихся. – М., 1979.
Bibliography
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Rubanik, A. Samostoyateljnaya rabota studentov / A. Rubanik, G. Boljshakova, N. Teljnihkh // Vihsshee obrazovanie v Rossii. – 2005. – № 6.
Fedorova, M. Modelj organizacii vneauditornoyj samostoyateljnoyj rabotih / M. Fedorova, L. Yakushkina // Vihsshee obrazovanie v Rossii. –
2007. – № 10.
Pidkasistihyj, P.I. Organizaciya uchebno-poznavateljnoyj deyateljnosti studentov. – M., 2004.
Zimnyaya, I.A., Pedagogicheskaya psikhologiya. – M., 2000.
Kulyutkin, Yu.N. Psikhologiya obucheniya vzroslihkh. – M., 1985.
Lihnda, A.S. Didakticheskie osnovih formirovaniya samokontrolya v processe samostoyateljnoyj uchebnoyj rabotih uchathikhsya. – M., 1979.
Статья поступила в редакцию 19.09.13
УДК 159.9
Ulitenko T.V. THE INDIVIDUAL DIFFERENCES OF A SUBJECTIVE PICTURE OF LIFE PATH OF MODERN
STUDENTS. The article represents the results of empirical research of a subjective picture of life path of person. The
work was made on the base of psycho-biographical approach. Differences of a subjective picture of life path of modern
students were described
Key words: subjective picture of life path, psycho-biographical indexes, individuality, cauzometry.
Т.В. Улитенко, ст. преп. каф. психологии Приамурского гос. университета им. Шолом-Алейхема, г.
Биробиджан, Е-mail: [email protected]
ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ
СУБЪЕКТИВНОЙ КАРТИНЫ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
У СОВРЕМЕННЫХ СТУДЕНТОВ
В статье представлены результаты эмпирического исследования субъективной картины жизненного пути
личности. Исследование проведено на основе психобиографического подхода. Описаны различия субъективной картины жизненного пути личности у современных студентов
Ключевые слова: субъективная картина жизненного пути, психолого-биографические характеристики,
индивидуальность, каузометрия.
В зарубежной и отечественной психологической науке растет интерес к проблеме внутреннего мира личности. Переживание человеком собственной картины жизни является мало описанной сферой психического. Исследование индивидуальных
различий во внутреннем мире личности приобретает особую значимость, поскольку субъективная картина жизненного пути –
образ, который обусловливает регуляцию собственной жизни,
влияет на самоопределение человека. Особое внимание долж-
но быть обращено на молодежь, которая обладает большим
преобразующим потенциалом и представляет собой динамичную возрастную группу. Важно определить, в какой мере молодой человек готов встать в центр общественных преобразований как субъект и объект социальных действий и процессов.
Жизненный путь человека становится предметом междисциплинарных исследований. Изучение жизненного пути, по словам И.С. Кона, должно быть «психолого-социолого-историчес131
ISSN 1991-5497. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 5 (42) 2013
ким» [1]. Не случайно жизненный путь как феномен рассматривается сейчас в философской, психологической и социологической литературе, а также других научных направлениях, связанных с человековедением.
В связи с такой тенденцией биографический подход активно развивается в отечественных и зарубежных исследованиях.
Биографический подход (психобиографический подход) и проблематика жизненного пути личности представлена в трудах
Б.Г. Анань ева, Р.А. Ахмерова, Ш. Бюлер, Е.И. Головахи,
Е.Ю. Коржовой, А. Кроника, Н.А. Логиновой, А. Маслоу, Г. Олпорта, С.Л. Рубинштейна, Н.А. Рыбникова, Г. Томэ, В. Франкла и др.
Биографический метод позволяет изучать личность как субъекта жизненного пути. М.К. Кабардов отметил, что в 90-е годы биографические методы стали разрабатываться в рамках дифференциальной психофизиологии, что свидетельствует о реализации комплексного изучения индивидуальности. Большое внимание стало уделяться качественному анализу индивидуальных
особенностей личности [2].
Занимаясь проблемой жизненного пути личности, Б.Г. Ананьев впервые ввел в научный оборот понятие «субъективной
картины жизненного пути» [3, с. 129]. Определение субъективной картины жизненного пути, данное Б.Г. Ананьевым, было
дополнено и разработано А.А. Кроником и Р.А. Ахмеровым [4].
В нашем исследовании, вслед за указанными авторами, мы опираемся на данное определение: субъективная картина жизненного пути – психический образ, в котором отражены пространственно-временные характеристики жизненного пути – это значимые события прошлого, настоящего и будущего, их причинноследственные и целе-средственные связи.
В данной работе представлены результаты эмпирического
исследования студентов на основе психобиографического подхода. Основная цель исследования: выявить и описать особенности субъективной картины жизненного пути (СКЖП) личности
у современных студентов. Предполагалось, что имеются отличия субъективной картины жизненного пути личности у студентов разных территориальных групп, которые заключаются в отношении к своей жизни в прошлом, настоящем и будущем
и выявляются через психолого-биографические характеристики
личности. В исследовании принимали участие 86 студентов
(43 девушки и 43 юноши) в возрасте от 18 до 23 лет, проживающие в Амурской области, Еврейской автономной области, При-
морском крае, Хабаровском крае. Для сравнительного анализа,
Р.А. Ахмеровым, кандидатом психологических наук (г. Набережные Челны) был предоставлен массив данных по показателям
СКЖП личности студентов Татарстана. Для сбора и анализа эмпирических данных использовался компьютерный вариант каузометрии в Профессиональной версии v2.01 (Professional). Каузометрия предназначена для глубинной диагностики субъективной картины жизненного пути и психолого-биографических характеристик личности.
В субъективной картине жизненного пути личности проявляются особенности восприятия и переживания жизненного пути
в целостности его психологического прошлого, настоящего, будущего. Психолого-биографические характеристики личности
Р.А. Ахмеров рассматривает как характеристики субъекта жизни. Результаты каузометрического исследования позволяют выявить одиннадцать психолого-биографических характеристик:
насыщенность, целеустремленность, рациональность, внутренняя конфликтность, стратегичность, уверенность, удовлетворенность, эмоциональность, чувство реальности (реалистичность),
психологический возраст и коэффициент взрослости. Эти характеристики определяются отдельно для психологического прошлого, настоящего, будущего и для жизни в целом.
Опишем значимые различия в представлении студентами
жизни в целом (таблица 1). Удовлетворенность указывает на
то, в какой мере человек видит свою жизнь в приятных для него
красках. В группе студентов-дальневосточников удовлетворенность выше и жизнь в целом воспринимается в более приятных
красках. Реалистичность (чувство реальности) выражается
через величину коэффициента корреляции Спирмена между
мотивационным статусом и субъективной оценкой значимости
событий жизни прошлого, настоящего, будущего и в целом. Показатель от -1 до 1 характеризует чувство реальности в оценках
важности событий. Чем выше показатель, тем точнее представляет для себя человек значение различных событий в его жизни. По характеристике чувство реальности студенты Татарстана более реалистично оценивают значимость событий жизни
в целом, чем дальневосточники (p≤ 0,05).
Процент мотивационных связей (причинных и целевых) между событиями жизни свидетельствует о мотивационной насыщенности картины жизни обследованных студентов. Сравнительный анализ показателей психологического прошлого пока-
Таблица 1
Психобиографические характеристики студентов ДФО
и сравнительной группы (студенты Татарстана)
Психобиографические
характеристики
Насыщенность (в %)
Целеустремленность (в %)
Конфликтность (в %)
Рациональность (в %)
Стратегичность (в ед.)
Уверенность (в %)
Удовлетворенность (в %)
Эмоциональность (в %)
Реалистичность (коэфф.)
в прошлом
ДФО
СГ
53,6
30,6
***
52,6
47
**
10,1
9,3
в настоящем
ДФО
СГ
28
39,3
***
49,4
48,1
6,7
7,5
6,7
71,4
69
59,6
56,5
2,3
*
78
1,5
2,7
81
70
65,8
***
60
56
63,2
70,2
**
4,7
**
78
*
59,3
42,1
54,2
58
47,1
-0,27
***
0,04
0,16
*
-0,07
-0,04
Ожидаемая продолжительность жизни (кол-во лет)
Хронологический возраст (кол-во лет)
Психологический возраст (кол-во лет)
Коэффициент взрослости
СГ – сравнительная группа
* – значимость различий на уровне p≤0,05; ** – на уровне p≤0,01; *** – p≤0,001
132
в будущем
ДФО
СГ
18,3
30,2
***
44,3
40,9
0,9
55,9
56,4
в целом
ДФО
СГ
24,7
26,5
51,4
47,9
5,4
8,6
8,7
70,4
**
2,08
**
69,3
**
60,2
73
6,5
75,1
**
8,4
78
78,7
69,3
***
61,7
60,7
0,29
0,39
*
72,3
60,12
**
0,01
80,3
***
21
***
43
***
206
***
60,8
20
21,1
107
ISSN 1991-5497. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 5 (42) 2013
зал, что мотивационная насыщенность жизни у студентов ДФО
в психологическом прошлом больше, чем в сравнительной группе
(p≤ 0,001). Таким образом, у дальневосточников в картине жизни преобладает вес психологического прошлого по среднегрупповым показателям. С одной стороны, у студентов ДФО есть
значимые воспоминания, достижения. С другой стороны, преобладание реализованных связей над потенциальными в возрасте 20-22 года можно интерпретировать как снижение видения перспективы психологического будущего, что может в дальнейшем привести к кризису бесперспективности.
Целеустремленность выше в группе ДФО в прошлом
(p≤ 0,01). В сравнительной группе в психологическом прошлом
значение показателей ниже. Можно предположить, что дальневосточники в меньшей степени подчинены обстоятельствам
и менее спонтанны. Показатели рациональности у студентов
ДФО и СГ свидетельствуют о продуманности жизни в прошлом.
В группе ДФО стратегичность прошлого выше, чем у представителей СГ(p≤ 0,05). Студентами ДФО прошлое жизненного пути
ассоциируется с более приятными тонами (удовлетворенность),
чем у студентов Татарстана (p≤ 0,001). В сравнительной группе
события прошлого оцениваются студентами более противоречиво (реалистичность), чем в группе ДФО, то есть они чаще
ошибаются при оценке важности событий прошлого (p≤ 0,001).
Представления о психологическом настоящем в субъективной картине жизненного пути студентов в обеих группах имеет
ряд значимых различий. Мотивационная насыщенность психологического нас тоящего выше у студентов Татарстана
(p≤ 0,001). По целеустремленности респонденты обеих выборок проявляют большую активность в настоящем, самостоятельность в построении жизни, что указывает на стремление молодёжи к самореализации. У студентов СГ показатель рациональности значительно выше в настоящем, чем у студентов ДФО
(pd”0,01). Для студентов ДФО настоящее менее понятно и менее ими продумано. Это свидетельствует о несогласованности
жизнепостроения в картине жизни настоящего. В сравнительной группе стратегичность настоящего выше, чем у представителей ДФО (p≤ 0,01). Показатель уверенности выше у СГ
в настоящем (p≤ 0,05). По характеристике
е реалистичность (чувство реальности) студенты Татарстана более реалистично оценивают значимость событий настоящего, чем дальневосточники (p≤ 0,05).
При сравнении восприятия психологического будущего
в субъективной картине жизненного пути студентов обнаружено, что у студентов Татарстана выше показатели мотивационной насыщенности психологического будущего (p≤ 0,001), рациональности в будущем (p≤ 0,01). Для студентов-дальневосточников будущее жизненного пути менее понятно и менее ими
продумано, это свидетельствует о несогласованности целей
и средств в психологическом будущем СКЖП. Стратегичность
будущего у них значительно меньше, чем в СГ (p≤ 0,01). Можно
полагать, что дорогу жизни в прошлом эти студенты видят более ясно, а в настоящем и будущем она становится похожей на
«запутанные тропинки». Вероятно, это затрудняет построение
стратегии жизни. В сравнительной группе стратегичность прошлого меньше, чем в настоящем и в целом Показатель уверенности выше у студентов СГ в будущем (p≤ 0,01). У студентов
ДФО этот показатель значительно снижается, т.е. уменьшается
ясность и категоричность в отношении восприятия своего будущего. Эмоциональность указывает на склонность видеть события в крайних (полярных) тонах. В сравнительной группе будущее воспринимается студентами ярче, эмоциональнее, чем
в группе ДФО (p≤ 0,01). У респондентов ДФО имеет место снижение показателей от прошлого к будущему, что свидетельствует о бесстрастности и склонности видеть свое будущее в полутонах. У дальневосточников по характеристике реалистичность
больше выражены противоречия при оценке значимости событий будущего (показатель отрицательный). Несогласованность
и противоречивость при оценке значимых событий своего будущего свидетельствует о снижении реалистичности.
Составляющей СКЖП личности является жизненная программа. Критериями оптимальности жизненных программ, согласно выводам Р.А. Ахмерова являются: 1) разумность (рациональность), 2) масштабность (стратегичность), 3) гибкость (конфликтность и уверенность). Выявлено, что у студентов-дальневосточников имеет место снижение показателей от прошлого
к будущему по всем четырем характеристикам. Это свидетельствует о неоптимальности жизненных программ у дальневосточников. В сравнительной группе показатели уверенности и рациональности практически не изменяются от прошлого к будущему, что позволяет сделать вывод о том, что жизненная программа как жизнетворческий продукт субъекта жизни у этих респондентов имеет более оптимальные показатели.
Важными характеристиками СКЖП личности являются психологический возраст и ожидаемая продолжительность жизни.
Психологический возраст (ПВ) в СКЖП личности является мерой психологического прошлого и измеряется по внутренней
системе отсчета. Если человек чувствует себя старше своих лет,
то коэффициент взрослости (КВ) больше 100. КВ можно использовать для сравнения обследуемых, разных по своему хронологическому возрасту. По мнению А.А. Кроника, оптимальным является показатель в пределах от 80 до 100, когда человек психологически моложе или психологический возраст примерно
совпадает с хронологическим возрастом.
У студентов-дальневосточников стреднегрупповой каузометрический психологический возраст намного выше, чем в сравнительной группе (p≤ 0,001). На неосознанном уровне у дальневосточников наблюдается отсутствие конкретизированного, обоснованного будущего, они чувствуют свою реализованность
в социуме, но будущее для них расплывчато и есть неосознанное чувство бесперспективности
Таким образом, в психологических характеристиках субъективной картины жизненного пути личности у современных студентов обнаружены различия, которые могут быть результатом
влияния социокультурных, геополитических факторов и нуждается в дополнительном исследовании. Эти различия проявляются в выраженности биографических кризисов опустошенности и бесперспективности и – бесперспективности у студентов-дальневосточников, в меньшей оптимальности жизненных
программ. Временное будущее у дальневосточников представлено недостаточно структурировано в масштабе жизненного
пути, но при этом смысловое будущее позитивно окрашено. Дальневосточники оказались значительно психологически старше
студентов Татарстана, что проявляется в насыщенности межсобытийными связями психологического прошлого (в доминировании психологического прошлого).
В результате анализа психолого-биографических характеристик студентов Дальневосточного региона и студентов сравнительной группы (студенты Татарстана) были обнаружены общие особенности. Значения психолого-биографических характеристик у современных студентов в восприятии жизни в целом
свидетельствуют о выраженной рациональности (достаточно
согласованное представление о средствах реализации жизненной перспективы); о выраженной уверенности, невысокой стратегичности, низкой внутренней конфликтности (жизненный
путь не воспринимается трудным), о среднем значении показателя целеустремленности.
Полученные данные показывают, что психобиографический
подход позволяет увидеть новые грани человеческой реальности, увидеть особенности субъективной картины жизненного пути
личности. Самореализация важна в биологическом, социальном
и психологическом аспектах. Для самореализации личности как
проявления индивидуальности, большое значение имеет осознание своей субъектности, авторства в масштабах жизненного
пути личности. Проблема индивидуальности включена М.К. Кабардовым в контекст профессионального образования, поскольку важно понимание факторов её развития и формирования.
Полученные результаты помогут педагогам и психологам высшей школы определить приоритеты в работе со студентами.
Библиографический список
1.
2.
3.
4.
Кон, И.С. В поисках себя: личность и её самосознание. – М., 1984.
Кабардов, М.К. К истории становления дифференциальной психофизиологии в Психологическом институте // Вопросы психологии. –
2004. – № 2.
Ананьев, Б.Г. Человек как предмет познания. – СПб., 2001.
Кроник, А.А. Каузометрия. Методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути / А.А. Кроник, Р.А.
Ахмеров. – М., 2008.
133
ISSN 1991-5497. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 5 (42) 2013
5.
6.
Кроник, А. LifeLine® Professional (компьютернaя программа). Версия 4.5. / Кроник, А., Пажитов, А., Левин, Б. Bethesda, MD: LifeLook.Net,
2011.
Улитенко, Т.В. Исследование временной перспективы в процессе применения кросс-технологий для современных студентов // Мир
науки, культуры, образования. – 2012. – № 6(37).
Bibliography
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Kon, I.S. V poiskakh sebya: lichnostj i eyo samosoznanie. – M., 1984.
Kabardov, M.K. K istorii stanovleniya differencialjnoyj psikhofiziologii v Psikhologicheskom institute // Voprosih psikhologii. – 2004. – № 2.
Ananjev, B.G. Chelovek kak predmet poznaniya. – SPb., 2001.
Kronik, A.A. Kauzometriya. Metodih samopoznaniya, psikhodiagnostiki i psikhoterapii v psikhologii zhiznennogo puti / A.A. Kronik, R.A. Akhmerov.
– M., 2008.
Kronik, A. LifeLine® Professional (kompjyuternaya programma). Versiya 4.5. / Kronik, A., Pazhitov, A., Levin, B. Bethesda, MD: LifeLook.Net,
2011.
Ulitenko, T.V. Issledovanie vremennoyj perspektivih v processe primeneniya kross-tekhnologiyj dlya sovremennihkh studentov // Mir nauki,
kuljturih, obrazovaniya. – 2012. – № 6(37).
Статья поступила в редакцию 18.09.13
УДК 373
Fenkina A.A. GAME ACTIVITY OF THE PRESCHOOLERS CHILD AS CULTURE COMPREHENSION. In the article
the play activity of preschool children as comprehension of culture in the context of cultural urological paradigm in
education. The analysis of cultural meanings play activities of preschool children as educationally significant, the
relationship and interdependence of game activity preschoolers and culture. The essence of the game and especially
pre-school children as a cultural practice.
Key words: culturological concept of education, principle of a kulturosoobraznost, kulturosoobrazny approach,
culturological paradigm of education, culturological meanings of game, game activity, cultural practicians of
the child.
А.А. Фенькина, аспирантка ФГБОУ ВПО «УлГПУ им. И.Н. Ульянова», зам. директора по УВР МАОУ
«Авторский лицей Эдварса № 90», г. Ульяновск, E-mail: [email protected]
ИГРОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДОШКОЛЬНИКОВ КАК ПОСТИЖЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
В статье рассматривается игровая деятельность детей дошкольного возраста как постижение культуры
в контексте культурологической парадигмы в образовании. Представлен анализ культурологических смыслов
игровой деятельности детей дошкольного возраста как педагогически значимых, взаимосвязи и взаимообусловленности игровой деятельности дошкольников и культуры. Раскрыты сущность и особенности игровой деятельности дошкольников как культурной практики.
Ключевые слова: культурологическая концепция образования, принцип культуросообразности, культуросообразный подход, культурологическая парадигма образования, культурологические смыслы игры,
игровая деятельность, культурные практики ребенка.
… человеческая культура возникает
и разворачивается в игре, как игра.
(Йохан Хейзинга)
Современный образовательный процесс происходит в контексте развития культуры общества (в широком смысле слова)
как постижение культуры, как базисное условие для развития
культуры. Культурологическая концепция образования, складывающаяся с конца прошлого столетия в отечественном образовании, ориентирует педагогов различать принципы культуросообразности и культурогенезиса в образовании; социокультурный,
культуросообразный подход к образованию; культуросообразное
образование и культурологическую парадигму в образовании
и др. Педагоги-практики стремятся творчески конструировать педагогический процесс как культуросообразную реальность,
в которой образовательные результаты соответствовали требованиям развивающейся культуры. Воспитание школьников и молодежи в рамках культурологической парадигмы и культурологического подхода является актуальной и значимой задачей современного образования, реализация которой вносит весомый
вклад в развитие культуры общества.
Целью данной статьи является анализ взаимосвязи и взаимообусловленности игровой деятельности и культуры и игровой
деятельности детей дошкольного возраста как постижения культуры, необходимый для изучения игровой деятельности дошкольников как культурной практики.
Формирование личности ребенка дошкольного возраста
побуждает педагогов решать проблемы культурологического
содержания. Общепризнанным и как будто очевидным является
факт влияния культуры на развитие личности дошкольника. Не
134
вызывает сомнения, что исключительно важную роль в жизни
дошкольника имеет игра как часть этой культуры.
Анализируя основные содержательные смыслы игры ребенка дошкольного и школьного возраста, мы обнаруживаем, что
они связаны именно с культурой, с аспектами: условного воспроизведения и имитации, моделирования реальных отношений,
реальных средств деятельности, замещения реальных средств
имеющимися в условной обстановке. Справедливо рассматривая игру частью культуры общества, игровую деятельность можно рассматривать и изучать как некую мини-модель культуры,
в которой происходит постижение культуры играющими.
Обратимся к поиску и анализу основополагающих культурологических смыслов в определении сущности игры как игровой
деятельности. В словаре С.М. Вишняковой находим следующее
толкование игре: «форма учебно-воспитательной деятельности,
имитирующая те или иные практические ситуации; игра является
одним из средств активизации учебного процесса, способствует
умственному развитию» [1, с. 94]. Значимыми с точки зрения задач нашего анализа являются аспекты: форма деятельности…
и имитирующая те или иные практические ситуации.
В словаре терминов по общей и социальной педагогике указано, что игра – это «форма деятельности в условных ситуациях, направленная на воссоздание и усвоение общественного
опыта, фиксированного в социально закрепленных способах
осуществления предметных действий, в предметах науки и культуры» [2, с. 32], из которого в рамках нашего анализа мы выделяем: форма деятельности, воссоздание и усвоение общественного опыта.
Н.Н. Шуть в книге «Волшебные ключи игромастера» пишет,
что игра является «особенным деятельно-эмоциональным по-
Скачать