СИМВОЛИКА ЦВЕТА В СТРУКТУРЕ БУДДИЙСКОЙ ТАНКИ

Реклама
ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
6/2013
УДК 27-526.62-051
С.З. Дашиева
СИМВОЛИКА ЦВЕТА В СТРУКТУРЕ БУДДИЙСКОЙ ТАНКИ
В статье делается попытка выявить тенденции цвета в танке. В буддийской иконографии символике цвета придается большое значение, каждый цвет имеет свое настроение, значение и смысл, структура танки
передает сложные и глубокие понятия духовной сущности в физическом пространстве; в каком-то смысле
является символом самого человека и его внутренней жизни.
Ключевые слова: танка, символика цвета, эстетика, смысл.
S.Z. Dashieva
SYMBOLOGY OF COLOR IN THE STRUCTURE OF BUDDHIST THANKA
In the paper the attempt to reveal general tendencies of color in a thanka is made. In Buddhist iconography symbology of color has great significance, every color has its own mood, sense and meaning, the structure of thanka corresponds complicated and profound concepts of spiritual essence in physical space; in a sense it is someone's symbol, and
a symbol of his inner life.
Key words: thanka, symbology of color, esthetics, sense.
В буддийской эстетической культуре предмет, явление природы или человек декоративно
стилизуются, превращаясь в символ изображения. И здесь основная красота иконографии содержится в духовном начале, в смысле выражения признаков высшей духовной жизни. Танка
служит не только объектом духовного поклонения и иллюстрацией священных текстов, но гораздо более важно то, что в ней воплощается
символика и смысл буддийской религиозной
культуры.
Существуют разные уровни трактовки буддийских символов – внешний и внутренний, явный и скрытый. Внешний уровень объяснений
связан с поверхностным описанием видимого
объекта, а внутренний, скрытый смысл танки,
отражает многосложные и многослойные аспекты буддийской философии. Внимательному исследователю при определенном знании должно
быть понятно, что в загадочных изображениях
Будд и Бодхисаттв, защитников, пугающих своей необыденной яростной мимикой и украшениями, в их цветовых характеристиках, в «мудрах» (сакральных жестах) Будд, в различных
позах и атрибутах божеств, скрыт свой смысл,
шифр, язык культуры. Некоторые символы и
асимметричные линии одновременно скрывают
и открывают глубину танки.
Одно из главных значений в танке имеет система цветовых символов, которая в практике
буддийских знаний более детализирована и конкретна. Здесь может идти речь не об отдельных
красках, а о сложных композициях цветов, что
нашло свое отражение в светской и божественной иерархии, в философии, мифологии и литературе. В целом для такой религиозной культуры как буддизм (Индия, Китай, Тибет и др.) ха-
рактерно восприятие мира сквозь призму цветовых символических обозначений. Канон написания танки включает ряд цветов, которые соотнесены с элементами космической системы мироздания, причем на первых ступенях иерархической лестницы стоят пять цветов (панчаВарна), которые символизируют состояние души, небесного Будды, части тела, части мантры
и т.д. – красный, белый, желтый, синий и зеленый. Данные цвета воспринимались как пять
образов (божеств): Вайрочана – белый; Ратнасамбхава – желтый; Акшобхья – синий; Амитабха – красный; Амогасидхи – зеленый, благодаря
которым можно познать все и представить модель мироздания в красочном изображении [1, с.
121]. Цвет сам по себе статичен, неподвижен.
Но в отношении одного цвета к другому возникает образ движения. С помощью цвета можно
что-то выделить или оттенить. Свет и цвет определяют настроение иконы. Танка в меняющихся композициях цвета имеет различное символическое значение и эмоциональное воздействие. Условные танки являются отражением неполноты наших знаний о божественной реальности. И в то же время – это знак, указывающий
на существование красоты Абсолютной, которая
сокрыта в Божестве [2, с. 6].
Для примера проведем символику белого
цвета. Этот цвет – символ святости, мистического просветления, бессмертия божеств, он ассоциируется с началом творения мироздания. С
древних веков белый цвет имеет свойства очищения и божественности [3, с. 48]. Здесь можно
сказать о буддийской богине Таре и ее форме,
которая изображается оттенком белого (Белая
Тара). Кроме того, она обозначает чистоту, святость [4, с. 86]. В мандале, представляющей со154
С.З. Дашиева. Символика цвета в структуре буддийской танки
бой графическую модель Вселенной, белый круг
и точка в центре обозначают мистический
центр, в который спускается верховное божество Вайрочана для совершения акта великого
творения. Вайрочана в буддийской мифологии
считался главным из пяти дхьяни-будд. Он изображался белым цветом, и мандала помещалась
в центре или на востоке. Сияние цветов дхьянибудд (синего, желтого, красного и зеленого) и
дает в основном белый цвет, который символизирует очищение. В буддизме белый цвет олицетворяет пространство, т.к. оно образуется из
соединения всех элементов мироздания, с которыми связаны дхьяни-будды (воздуха, огня, воды и земли). В свою очередь, белый цвет появляется в многочисленных эпизодах рождения
Будды. Известная легенда гласит, что королева
Майя, мать Будды, видела во сне белого слона,
который летал по воздуху и прикоснулся к ее
правой стороне. И прежде, и теперь слоны известны своей силой и интеллектом, а также связаны с облаками и плодородием. В своей прежней жизни Будда был слоном несколько раз, как
отмечалось в Джатаках или рассказах о предыдущих рождениях. Белый слон был и сам будущий Будда, который спустился с небес, чтобы
родиться. Таким образом, он так же представляет для королевы Майи целомудренное рождение, или элемент тождества духа над плотью.
Джузеппе Туччи отмечает, что: «<...> цвет сам
по себе имеет сокровенное значение, последовательное изменение оттенков – это гармоничное
применение разного количества белого порошка, <...> умелое применение в буддийском искусстве рядом красного, зеленого и бирюзового
оттенков <...>». Все это свидетельствует о том,
что древние танкописцы познавали палитру цветов интуитивно, в каких-то духовных прозрениях. Неверный цвет уже считался дисгармонией.
Кроме того, в любом цвете есть такие свойства
как прозрачность и плотность, густота, блеск и
тусклость, которые создают разнообразную палитру смысла и значения.
Черный цвет обозначает изначальную темноту, что характеризуется темнотой скрытого Бытия. В области, где темно, нет света, но есть
звук, который мы не можем слышать, т.к. это
недоступно для слуха любого физического существа. Тьма становится светом, тенями цвета,
звуком цвета, и звук создает форму. Один из
самых интересных примеров представлен так
называемыми черными картинами. Особый
жанр представляет черная танка – очень мистическая картина, изображающая мерцающие,
блестящие формы, возникающие из полупрозрачной темноты. Их эстетическое влияние про-
истекает из контраста мощных линий на черном
фоне, что делает их одним из наиболее эффективных
способов
оценить
мастерство
танкописца.
Существует целый ряд технологий с использованием золотых линий на черном фоне, больших цифр, параметров и разнообразных цветов.
Черные картины относительно поздно появились в буддийском искусстве. С помощью этих
танок художники могут вызвать в воображении
видения таинственного трансцендентного мира.
Чернота гневных божеств, которые часто являются предметом этих танок, означает мрак ненависти и невежества. Роль этих качеств – в пробуждении ясности и правды. Черный цвет представляет не просто физическую смерть, он также
обозначает и духовную смерть, смерть эго,
уничтожение неведения, смерть всего, что стоит
на пути просветленного опыта [5]. Танки с черным фоном образуют особую категорию созерцательной живописи. Черный цвет ненависти
превращается в мудрость в сострадании. Таким
образом, можно констатировать, что в черных
танках фронтальное божество в светящемся видении полупрозрачного цвета обращает зло в
добро.
Единство мира не исключает, а предполагает
многообразие. Выражением этого многообразия
и является цвет. Цвет дается в иконе локально,
его границы строго определены границами
предмета, взаимодействие цветов осуществляется на семантическом уровне [2, с. 15]. В древнем
буддийском танкописании больший акцент делается на духовном значении, что, естественно,
повлияло на развитие и практику буддийской
эстетики. Глубокие и яркие цвета – белый, зеленый, синий, красный, желтый и золотой – объединяют всю композицию. Все художники прибегали к символике цвета, каждый цвет имеет
свое значение и настроение. Цвет может существовать только лишь в связи с объектом. Цвет –
это есть цвет чего-то. Следует помнить о том,
что речь идет не просто о символике цвета, но и
о значении объекта, имеющего тот или иной
цвет. И каждый танкописец, нанося на полотно
подчас микроскопические цветовые оттенки,
которыми он в бесконечных модификациях окружает основной объект и его действие, и которые не затрагивают основной канон, передает
сложные и глубокие понятия духовной реальности. Цвет в танке не принадлежит предмету –
его поверхности и форме. Он, как и все в танке,
подчинен одной задаче – приоткрыть мир духовной сущности в физическом пространстве.
При помощи своих цветовых символов танка
155
ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
6/2013
передает информацию так же, как письменный
или печатный текст.
В книге «Тибетское искусство резьбы на
камне» («中国藏族石刻艺术») Джанг Чао Ин
пишет: «Любимые цвета тибетцев – белый, желтый, синий, красный, зеленый <...> этот вопрос
дает возможность сравнения системы цветов в
различных религиях, выявления различий и общих элементов этих систем, с помощью чего
можно сравнивать ряд культурных традиций с
точки зрения восприятия и использования цвета.
Исследование позволит в дальнейшем углубить
понимание восприятия и употребления цвета у
различных этносов» [6, с. 124].
Таким образом, в буддийской иконографии
существует развитая система цветообозначения.
В танке мы имеем дело не с локальным цветом,
а гаммой и палитрой цветов. В основе канонических цветов лежат сходные представления и ассоциации. В буддизме наблюдается большая детализация и систематизация цветовой символики. В настоящее время цвет становится символом социально-политических структур и самого
человека. Исследователи говорят о появлении
новой области исследования, изучающей происхождение цветового символа, его содержание,
межкультурные различия в цветовой символике.
Визуальные, духовные и эмоциональные прояв-
ления цвета в искусстве танки взаимосвязаны.
Эффекты воздействия цвета и управление ими
становится основой эстетического учения
о цвете.
Литература
1. Саусе Е. On the power of color, stones, and crystals. –
NY., 1989.
2. Языкова И.К. Богословие иконы. – [Электронный
ресурс].
–
URL:
http://www.wco.ru/biblio/books/
jazykl/main.htm.
3. Серов Н.В. Лечение цветом. Мода и гармония. –
СПб.: ЛИСС, 1993. – С. 331.
4. Landaw J., Weber A. Images of enlightenment: Tibetan
art in practice. – NY.: Snow lion lublications, 1993.
5. URL: http://buddhayana.ru/. – [Электронный ресурс].
6. Slavik J. Dance of colours: basic patterns of colour
symbolism in Mahayana Buddhism / Ethnological Studier. – V.
41. – Goteborg, 1994.
7. Религиоведение: энциклопедический словарь. – M.:
Академический проект, 2006.
Дашиева Саяна Зэмбэевна, аспирант Педагогического университета Внутренней Монголии, старший
лаборант кафедры философии Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ, e-mail: [email protected]
Dashieva Sayana Zembeevna, postgaduate student,
Inner Mongolian Pedagogical University, senior laboratory assistant, department of philosophy, Buryat State
University, Ulan-Ude, e-mail: [email protected]
УДК 008 (571.54)
О.Э. Нимаева
ФЕНОМЕН АРХЕТИПОВ И АРХЕТИПИЧЕСКИХ ОБРАЗОВ
В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ БУРЯТ
Данная статья посвящена феномену архетипов и архетипических образов в традиционной культуре бурят.
В культуре любого народа существуют определенные универсалии, на которых базируется устойчивость этнической культуры. Это универсальные константы, диктующие определенные нормы, идеалы, ценностные
ориентиры. В них «зашифровано» отношение человека к явлениям, событиям, нормам, ценностям и т.д.
Ключевые слова: архетип, архетипический образ, традиционная культура, миф.
О.E. Nimaeva
THE PHENOMENON OF ARCHETYPES AND ARCHETYPICAL IMAGES
IN TRADITIONAL CULTURE OF THE BURYATS
This article is devoted to the phenomenon of archetypes and archetypical images in traditional culture of the Buryats. Every culture has certain universals, the stability of ethnic culture is based on them. These are the universal constants dictating certain norms, ideals, value reference points. The relation of person to phenomena, events, norms, values, etc. «is ciphered» in them.
Key words: archetype, archetypical image, traditional culture, myth.
Исследование культурных архетипов и архетипических образов является одним из актуальных направлений культурологического анализа.
В современной науке понятие «архетип» обрело
многоаспектный смысл и выступает в роли
культурфилософской и этнокультурной универсалии, является предметом исследования различных гуманитарных наук. Культура народа
156
Скачать