ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МЕТАЛЛ XIX – НАЧАЛА XX ВВ. В

Реклама
ВЕСТНИК ТГГПУ. 2011. №4(26)
УДК 930.85
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МЕТАЛЛ XIX – НАЧАЛА XX ВВ.
В ИСТОРИЧЕСКОЙ ЗАСТРОЙКЕ МАЛЫХ ГОРОДОВ ТАТАРСТАНА
(НА ПРИМЕРЕ ЧИСТОПОЛЯ И ЕЛАБУГИ)
© З.Ф.Фаттахов
В Татарстане сохранилось значительное количество изделий архитектурно-художественного металла. Многие из них представляют художественную и историческую ценность, способствуют
формированию самобытного архитектурного облика городов республики. В статье рассматривается роль художественного металла в организации городской среды, а также влияние местных традиций на искусство обработки металла.
Ключевые слова: архитектурно-художественный металл, архитектурный облик городов, местные
традиции, искусство обработки металла, классицизм, эклектика, модерн.
Чистополь и Елабуга – два наиболее интересных и красивых города Татарстана, сохранивших своеобразие облика старинных прикамских купеческих городов. В формировании самобытной архитектурной среды этих городов
большая роль принадлежит произведениям художественного металла. Это кованые и литые
решетки, козырьки над входами и балконы,
ставшие неотъемлемой частью как небольших
особняков, так и общественных зданий.
История возникновения и развития искусства
художественной обработки металлов в нашей
республики освещалась в книге Ф.Х.Валеева,
Г.Ф.Валеевой-Сулеймановой "Древнее искусство
Татарии" [1: 38-50, 77-85]. Сведения о металлообработке и искусстве художественной ковки,
литья и ювелирного искусства периода Волжской Булгарии содержатся в работах Ф.Ш.Хузина [2: 78]. Большим вкладом в изучение архитектурно-художественного металла столицы республики является книга Н.Г.Халитова "Металлическое кружево Казани" [3: 112]. В статье
В.М.Возлинской "Новые материалы о Елабуге.
Этапы формирования и принципы композиции
города" [4: 123-156] рассматриваются некоторые
сохранившиеся изделия художественного металла Елабуги и его роль в организации городской
среды. В 1999 году издан "Свод памятников истории и культуры республики Татарстан", куда
вошли составной частью архитектурные памятники Чистополя и Елабуги [5: 140-182, 368-406].
К сожалению, за пределами исследований и
публикаций остаются вопросы соотношения местных художественных традиций и заимствованных. Данное исследование ставит целью рассмотреть объекты архитектурного металла Чистополя и Елабуги, выявить региональные особенности и истоки художественно-пластических
решений этих произведений.
Актуальность данного исследования вытекает из современной строительной практики, которая предусматривает в своей деятельности не
только строительство новых сооружений, но и
реставрацию старых. Так, в ходе масштабной реконструкции застройки исторической части Казани и Елабуги в последние годы исчезли многие
здания и сооружения, а вместе с ними и ряд декоративно-архитектурных изделий прошлых лет.
Поэтому выявление, систематизация, изучение и
сохранение архитектурно-художественного металла городов Татарстана представляются важным и неотложным делом.
Кузнечное ремесло является одним из самых
древних, и изделия кузнецов издавна вошли в
быт наших предков. Однако только налаженное в
первой половине XVIII века массовое производство стали и чугуна на Урале открыло возможности широкого использования уникальных декоративных и практических качеств этих двух металлов. С развитием городов и увеличением каменного строительства применение металла как
конструктивного и декоративного материала
расширялось, так, по данным переписи 1897 года, в Чистополе 114 мужчин и 1 женщина были
заняты обработкой металлов [6]. Необходимо
отметить, что после присоединения Казанского
ханства к Русскому государству кузнечный промысел занимал у татар незначительное место.
Причиной был запрет российского правительства
нерусским народам Среднего Поволжья на обработку металла и запрет на торговлю металлическими изделиями [7: 495]. Разумеется, ситуация с
течением времени менялась, и кузнечное ремесло распространялось и среди татар. Так, если к
концу XIX века татары составляли лишь 4% от
общего числа занятых кузнечным промыслом, то
к 1930 году в Мензелинском кантоне более 50%
кузнецов были татарами [7: 495].
285
З.Ф.ФАТТАХОВ
Татарская энциклопедия приводит сведения,
что кузнечный промысел получил широкое распространение в XVIII-XIX веках в Казанском,
Лаишевском, Спасском, Свияжеском и Чистопольском уездах [7: 495]. Причину неупоминания Елабуги в числе центров кузнечного промысла следует отнести к тому, что с 1780 года
Елабужский уезд был отнесен к Вятской губернии. По имеющимся сведениям, значительная
часть кованого убранства Елабуги также изготовлена местными мастерами. До начала нынешнего века сохранялись остатки бывших кузниц в
подвалах зданий по ул. Казанской. Художниккузнец А.Р.Хисамутдинов (1961 г.р.) общался с
людьми, которые знали мастеров, работавших в
этих кузницах.
Размещение и характер металлического убранства Елабуги во многом определен способом
размещения зданий, согласно требованиям проекта конца XIII века, направленного на улучшение планировки. Взаимно перпендикулярные
улицы образуют небольшие прямоугольные
кварталы. Главные улицы обстроены по периметру 2-3-этажными домами с большим количеством оград и ворот.
Подобно Елабуге, Чистополь застраивался по
специальному регулярному плану. Благодаря
этому новые постройки не выходили за общий
ряд, а центральные улицы пересекались под прямым углом, образуя кварталы. Привольно расположившись на левом берегу Камы, на месте
древнего булгаро-татарского поселения, город
запечатлел в своей архитектуре свидетельства
своего быстрого расцвета, больших капиталов,
нажитых на торговле хлебом. В XIX – начале XX
веках Чистополь был самым большим и богатым
из уездных городов Казанской губернии, его население в начале XX века превышало 25 тысяч
человек (для сравнения – население Елабуги составляло 9776 человек) [6].
В стилевом отношении металлическое убранство Елабуги и Чистополя в основном следует
архитектурным тенденциям. Первая половина
XIX века – период классицизма в архитектуре и
декоративно-прикладном искусстве России. Из
сохранившихся произведений архитектурного
металла этого времени в первую очередь надо
отметить ограду и решетки Никольского собора
в Чистополе – одного из лучших памятников
культовой архитектуры эпохи классицизма на
территории Татарстана. Трехпрестольный каменный Никольский собор во имя святителя Николая Чудотворца был построен в 1838 году по
проекту казанского архитектора Петра Григорьевича Пятницкого, ограда и ворота выстроены в
1842 году по плану архитектора Ф.И.Петонди на
средства купцов второй гильдии Г.А. и Д.А.Поляковых [5: 384]. Собор, занимающий положение
на самой высокой точке набережной у начала
улицы Маркса, огорожен кованой оградой с кирпичным основанием и цилиндрическими колоннами тосканского ордера. Двухпоясная решетка
относится к типу изделий, в которых в качестве
ведущего принципа композиции использовался
метрический строй – в ритмический строй вертикальных прутьев включены слегка согнутые
дуги. Вертикальные прутья узкого верхнего пояса завершаются зеркальными завитками – типичными элементами народного кузнечного искусства. Из сохранившихся произведений архитектурного металла можно отметить решетки оконных проемов храма. Нижняя основная часть решетки состоит из вертикальных стержней,
имеющих завершение в виде острия пик или окружностей, которые соединяются пересекающимися полуокружностями, имеющими закругления в виде волют. В верхней части использован
мотив розетки, характерный для классицизма,
образованной расходящимися из центра стержнями и рядом дуг различного диаметра.
Широко распространенный в архитектуре
классицизма тип решетки из переплетающихся
колец, сходный по рисунку с решеткой балконов
дома-музея И.И.Шишкина и бывшей усадьбы
В.А.Тлущиковского в Елабуге, представлен в ограждении балкона-террасы здания отделения Государственного банка по улице Маркса, 46 в
Чистополе. В заполнении верхнего и нижнего
пояса решетки использован мотив бегущей волны. Строгая геометрическая простота решетки
хорошо согласуется с ясным членением объемов
самого здания. Здание и решетка датируются
первой третью XIX века. Изделий архитектурного металла периода классицизма сохранилось в
Чистополе и Елабуге мало, в них трудно найти
народные мотивы, которые бы свидетельствовали о развитых традициях архитектурной ковки.
В тридцатые годы XIX столетия классицизм
постепенно уступал свои позиции в искусстве.
Начинался период историзма, или эклектики, отражающий во многом взгляды и потребности богатеющей буржуазии. Большая часть архитектурного металла Чистополя относится к данному
периоду. Демонстрация богатства и претензия на
роскошь, что являлось одной из особенностей
стиля эклектики, хорошо прослеживаются на
примере такой группы изделий, как металлические навесы над входами в здания на двух столбах. Примером может служить широкий ажурный навес с силуэтом арки на тонких металлических опорах, выстроенный во второй половине
XIX века жилого дома по ул.Ленина, 65. Ажур-
286
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ные орнаменты литого навеса выполнены по западноевропейским "ренессансным" мотивам. В
здании по ул.Ленина 67, выстроенном в 1876 году по проекту петербургского архитектора
Н.Смирнова, размещались городское общественное управление, мещанская управа, сиротский
суд, общественный банк и приходское училище
[5: 38]. Главный фасад здания, несущий прообраз
итальянского палаццо, выделен плоским ризалитом, по центру которого расположен вход, акцентированный чугунным навесом на витых
столбах и массивным основанием балкона. Декор
навеса, сходный по стилистике с предыдущим,
но скромнее по размерам, отличается от геометрического орнамента ограждения балкона, расположенного над навесом. Из подобного рода
изделий, но более скромных по декору, можно
отметить и выполненные уже в начале XX века
навесы над входами в мужскую и женскую гимназию (ул.Ленина, 62, 64). В первом случае вход
решен с помощью полуколонн полного ионического ордера, во фронтон врезан навес с ажурным чугунным краем на двух тонких столбах.
Орнамент края относится к русско-византийскому стилю, который в XIX веке, наряду с классицизмом становится официальной нормой в архитектуре России. В основе композиционного
построения лежит сетка из диагональных, а также вертикальных и горизонтальных элементов,
на которую накладывается мотив кривых, образующих окружности. Подобная схема в различных вариантах часто встречается в рисунке кованого декора навесов также и в Елабуге. Во втором случае красное двухэтажное здание имеет
кованый навес с довольно простым орнаментом
из дуг и волют, опирающийся на два чугунных
столба. Орнамент навеса более свободный по рисунку, имеет истоки в народном искусстве.
Влияние изделий архитектурно-художественного
металла Казани выявляет почти полная идентичность сетчатой ограды с меандровым бордюром
по ул.Лобачевского, 10 в Казани и ограды по ул.
Бебеля, 121 в Чистополе. Варианты подобной ограды можно видеть в ограждении могил купцов
Г.А. и И.Д.Поляковых на участке Никольского
собора, а также в декоре усадьбы И.Г.Стахеева в
Чистополе. Ограда особняка по ул.Ленина, 71
состоит из сетчатой ограды, но уже без рисунка
бордюра, а с завершением верха, образованным
из зеркально расположенных волют. Рисунок ограды напоминает решетки таких зданий в старотатарской слободе Казани, как кованые ворота
дома Апанаевых и калитка бокового входа в мечеть Марджани [3: 103]. Завершая обзор архитектурного металла периода эклектики в Чистополе, остановимся на здании бывшего ночлежно-
го дома. Построенный в 1896 году, дом представляет собой одноэтажное здание, по оси симметрии которого расположен вход под металлическим навесом на ажурных кованых кронштейнах. Здание является памятником жилой архитектуры в стиле эклектики "кирпичного" направления. В орнаменте навеса, образованного зеркально развернутыми волютами и ритмично повторяющимися завитками, угадывается новый
стиль – модерн.
Значительную часть сохранившихся изделий
периода эклектики в Елабуге отличает широкое
применение традиционных мотивов кузнечного
мастерства (волюты, завитки, спирали). Эти элементы компонуются в разных сочетаниях, в том
числе и образуя излюбленную кузнецами сердцевидную фигуру – червонку. Комбинируя эти
элементы, мастера достигают большого разнообразия узоров. Наблюдения показывают, что примеры подобных решений чрезвычайно распространены среди архитектурно-художественного
металла в Елабуге. Так, мотив червонки, образованный обращенными навстречу друг другу волютами, является составной частью ограды по
ул. Спасской 3-5. В других случаях металлический узор заполняет все полотно парапета или
ограды (ул.Казанская, 50а, Тойминский пер., 1).
Выделяются сходством композиционных и стилистических приемов кованые решетки ограды
Епархиального женского училища (в настоящее
время – Елабужский Государственный педагогический университет) и ограда дома №5 по
ул.Набережной. Обе решетки, установленные на
высоком цоколе, членятся не каменными столбами, как в случае на ул. Спасской, а дугообразными металлическими опорами. Основу решеток
составляет ритм вертикальных прутьев – "пики".
В эту регулярную основу вплетается легкий и
ажурный кованый рисунок из тех же волют, завитков и колец. Металлическая опора выделяется
более высоким стержнем с завершением наподобие распространенных в Москве в первой половине XVIII века высоких оград, состоящих из отдельных вертикальных стержней с разветвленными верхними концами. Это яркий пример, как
простое кузнечное изделие – светец – трансформировалось со временем в выразительный элемент архитектурно-художественного металла.
Как отмечается в исследовании В.С.Ледзинского
"Художественная ковка и литье Москвы", подобные ограды не имеют аналогий в западноевропейском кованом металле [8: 20]. Сравнивая,
приведенные там же примеры кованого металла
из Нижегородской губернии второй половины
XIX века с решетками из Елабуги данного периода, можно обнаружить полную идентичность
287
З.Ф.ФАТТАХОВ
элементов, несмотря на различие в принципах
компоновки. Так, если примеры из Нижегородской губернии взяты из сельских построек и
имеют выраженный народный характер, то в решетках из Елабуги прослеживается влияние
классицизма. Это сказывается в заполнении поля
решетки не ковровым способом, а ясными горизонтальными тягами, в своеобразном декоративном акценте в центре поля каждого участка решетки Епархиального училища. В орнамент решетки включается наряду с разнообразными волютами, завитками и дугами такая простая геометрическая форма, как кольцо, что характерно
для классицизма. К сожалению, не сохранилось
одно из лучших произведений искусства художественного металла Елабуги – двухстворчатая
решетка ворот усадьбы по ул.Спасская, 1. Основу ее составлял ритм вертикальных прутьев, ограниченных сверху и на уровне цоколя столбов
ворот горизонтальными тягами с орнаментом из
колец. Ворота имели калитку и были украшены
венцом. Элементы рисунка решетки имеют некоторое сходство с деталями такого образца художественного металла Казани конца XIX века, как
решетка дома по ул.Г.Тукая, 67/14. Решетка была
воссоздана мастерами "Кузнечного двора " из
Набережных Челнов. Решетка выполнена на достаточно профессиональном уровне, но был применен профиль меньшего сечения, и в результате
рисунок решетки выглядит более плоским, чем
оригинал.
И если архитектурно-художественный металл Елабуги второй половины XIX – начала XX
веков отличает использование мотивов русского
народного кузнечного искусства в совокупности
с устойчивыми формами классицизма, то произведения архитектурно-художественного металла
Чистополя, относящиеся к тому периоду, отличаются большим стилистическим разнообразием.
Такое своеобразное художественное явление,
как стиль модерн, имело очень короткий период
развития и не успело оставить значительный
след в архитектурном металле уездных городов
Казанской и соседних губерний, ныне входящих
в состав Татарстана. Чистополь является в этом
случае исключением.
Здесь в первую очередь надо рассмотреть
усадьбу М.Л.Мельникова (ул.Маркса, 31) – памятник архитектуры в эклектичном стиле с элементами модерна, выстроенный в конце XIX века. К модерну можно отнести решетки ограждения балкона над парадным входом и балкона эркера, расположенного в правом углу здания. За
основу рисунка решетки взят типичный для модерна мотив цветка ириса. Прихотливо изогнутые плоские листья, стебли в виде круглых
стержней и объемные цветы заполняют ограждение решетки. В обоих случаях применен один и
тот же мотив. Решетка парадного входа состоит
из двух частей, зеркально развернутых, а решетка балкона эркера из шести частей. Кованый навес над входом в левом углу здания выполнен в
стиле западноевропейской эклектики. Высокое
качество работы, объемно выкованные листья и
цветы позволяют предположить, что перед нами
изделие чебаксинских мастеров. Если принять во
внимание расстояние от Казани до Чистополя,
которое составляет всего 135 км, понятно, что
новинки моды архитектурного металла быстро
доходили до Чистополя. Так, практически не отличаются навесы в стиле модерн на доме 4/23 по
ул.Кремлевской в Казани и на доме №73 по
ул.Ленина в Чистополе.
Как видим, именно особняки и частные дома
чистопольцев отличаются большим стилистическим разнообразием архитектурного декора.
Чистопольские заказчики быстро и охотно отзывались на новые архитектурные направления. В
Елабуге, в отличие от Казани и Чистополя, мало
заметных изделий стиля модерн начала XX века.
Объясняется это как консервативными вкусами
богатого елабужского купечества, так и очень
коротким периодом бытования данного стиля. За
рамками описанного остались многие произведения, потому что кузнечные изделия представлены так широко, что трудно отыскать улицу,
где бы ни приложил руку кузнец. Эти произведения, подчас очень простые, вносят свой оттенок в тот неповторимый колорит провинциального города, делают его таким привлекательным
для туристов и дарят уют и красоту его жителям.
В данном случае приходится еще раз отметить
важность сохранения и реставрации подлинных
произведений по причине чрезвычайной сложности точного воссоздания старых изделий. Хотелось надеяться, что данное небольшое исследование внесет и свою долю в изучение и сохранение этого рукотворного чуда.
**********
1. Валеев Ф.Х., Валеева-Сулейманова Г.Ф. Древнее
искусство Татарии. – Казань: Татар. книж. изд-во,
1987. – 166 с.
2. Хузин Ф.Ш. Волжская Булгария в домонгольское
время (X – начало XIII вв.). – Казань: Фест, 1997.
– 184 с.
3. Халитов Н.Х. Металлическое кружево Казани. –
Казань: Татар. книж. изд-во, 1988. – 112 с.
4. Возлинская В.М. Новые материалы о Елабуге.
Этапы формирования и принципы композиции
города // Памятники культуры. Новые открытия
1988 / сост. Т.Б.Князевская. – М.: Наука, 1989. –
С.123-156.
288
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
5.
6.
Свод памятников истории и культуры республики
Татарстан. – Казань: Мастер Лайн, 1999. – Т.1. –
384 с.
Портал муниципальных образований РТ. Чистопольский муниципальный район. История // URL:
http://www.chistopol. Tatarstan.ru/ rus/ istoriya/htm
(дата обращения: 03.10.2011).
7.
8.
Татарская энциклопедия. – Казань: Ин-т Татар.
энциклопедии АН РТ, 2006. – Т. 3. – 664 с.
Ледзинский В.С. и др. Художественная ковка и
литье Москвы. – М.: Машиностроение, 1989. –
304 с.
ARTISTIC METAL IN HISTORICAL DEVELOPMENT OF SMALL TOWNS
OF TATARSTAN IN XIX-XX CENTURY (ON THE EXAMPLE
OF CHISTOPOL AND ELABUGA)
Z.F.Fattakhov
There is a significant amount of metal works of art remaining in Tatarstan. Many of them are of artistic
and historical value contributing to the original architectural appearance of the cities of the Republic. The
article looks into the role of metal works of art in the urban environment, and examines the influence of
local traditions on the art of metal processing.
Key words: metal works of art, architectural appearance of cities, local traditions, metal processing classicism, modernist art.
**********
Фаттахов Зуфар Фатыхович – доцент кафедры дизайна и искусства интерьера Камской государственной инженерно-экономической академии.
E-mail: [email protected]
Поступила в редакцию 14.11.2011
289
Скачать