Жулдыз Таниева С ÑÈÌÂÎËÈÊÀ ÖÂÅÒÀ êàê íîñèòåëü êóëüòóðíûõ êîäîâ

Реклама
К У Л ЬТ У Р А
Жулдыз Таниева
ÑÈÌÂÎËÈÊÀ ÖÂÅÒÀ
êàê íîñèòåëü êóëüòóðíûõ êîäîâ
С
имволика цвета в культуре любого народа имеет особое значение. Фактически цветовые обозначения являются знаками. В данной статье мы рассмотрим отдельные цвета и ведущие цветовые сочетания в традиционных культурах Востока, и в частности в тюркской и монгольской.
В культуре монголов, как отмечает Жуковская Н.Л. [1], белый цвет – сакральный (священный). Он первый и главный; в палитре он – «мать-цвет», от
него «произошли» все остальные цвета. Он олицетворяет собой счастье и благополучие, чистоту и благородство, честность и добро, почет и высокое положение в обществе. Все предметы, окрашенные в белый цвет природой, заключают в себе вышеперечисленные качества. Прежде всего это относится к молоку и молочным продуктам. В числе белых предметов сакрального назначения
следует назвать белый войлок, на котором поднимали избранного на курултае
хана, на кусок белого войлока сажали молодых в свадебном обряде; белый войлок расстилали на месте погребения. По этой же причине особо ценились животные белой масти, особенно кони и верблюды. В сказках, эпосе, мифологии
монголоязычных народов встречаются белые животные и птицы (белый жаворонок, белая лебедь и др.), обладающие волшебными свойствами.
В традиционной культуре казахов белый цвет по утверждению Б. Утешевой
[2] так же является сакральным, т.е. белое – это символ чистоты, непорочности, справедливости, а также высокого социального положения. Так, правящий
род чингизидов у казахов назывался «ак суйек» – белая кость. Знамя казахского
хана Сыгая (Шигая) было белым. У тюркских народов большую символическую
роль, как и огонь, играли молоко и молочные продукты, называемые обобщенно
«ак». У тюрков угощение гостя молочными продуктами (кумысом) считалось
символическим приобщением к своему очагу. Молоко (ак) являлось символом
культуры. Использовалось молоко и в военных ритуалах во время смотра войск.
«Хан и все те, кто стоял подле него, принялись кропить кумысом в сторону
знамени» [2, 29]. Ханы восседали на лошадях белой масти. Выбранного хана
знать поднимала на белом войлоке и совершала обход по кругу солнца.
По Б. Утешевой знаковое содержание черного цвета у тюрков выражало
многочисленные оттенки смыслов. Так, например, выражение «кара букара» (черный народ) у казахов употреблялось не в уничижительном смысле, а в значении
«сильный», «многочисленный» народ. В тюркских языках черный цвет «кара»
имеет несколько значений: 1) черный, вороной; 2) темный, лишенный света, погруженный во мрак; 3) виновный; 4) траур; 5) великий, могучий, сильный; 6)
скот, толпа, народ, войско; 7) плохой, скверный. Такой разнообразный диапазон
значений слова «кара» объясняется результатом контаминации разных по значению слов, получивших в ходе исторического развития одинаковую форму, чему
могла способствовать и известная общность семантики.
Черный цвет в палитре монгольской культуры по Н.Л. Жуковской выступает как антипод белого, прежде всего как классификационный партнер в бинарной оппозиции белое – черное. С черным связано все негативное: злое, темное, жестокое, несчастливое/профанное.
Противоположное значение черному имеет красный цвет. У монголов он
означает радость. В тюркоязычных языках красный цвет «кызыл» имеет ряд
163
значений: 1) красный; 2) румяный (о человеке); 3) кызыл от «рыжевато-светлосерая» (масть лошади). В цветовой геосимволике красный цвет как указатель
юга выступает туманно и иносказательно.
Красный цвет использовался на штандартах тюрков и монголов. О существовании красного знамени у золотоордынского хана Орысхана (Урусхана), деда
первых казахских ханов Керея (Герея) и Жаныбека, пишет Курбангали Халид
[2, 173]. Знамя чингисхановской империи было красным так же, как и цвет знамени современного монгольского государства. Среди современных тюркских государств красный цвет украшает знамена Кыргызстана и Турции. Турецкая
Республика не изменила цвет знамени Османской империи (1299 – 1922 гг.),
который реял на территории трех континентов.
Другая, близкая к красному лексема «ал» известна в тюркских языках как:
1) алый; 2) красный; 3) ярко-красный; 4) розовый; 5) оранжевый. Монгольское
«аl» А. Щербак считает заимствованием из тюркских языков [1, 26].
Желтый цвет у монголов символизирует любовь, симпатию, милосердие.
Останавливаясь на специфике общетюркского слова сары – сарыг – сарык –
сарых – сарых (сар) можно отметить несколько значений: 1) желтый, бледный,
рыжий, русый; 2) соловый; 3) сарытопырак, «глина»; 4) чув. сара «желтый»; 5)
шура, шора, шур «бурый»; 6) монг. шар, бурят, шара «желтый», «русый», «чалый»
(о лошади). В ХI-ХII вв. прилагательное желтый употреблялось редко, а использовалось в основном для названия цвета волос [1, 29]. К XII в. желтый
цвет использовался для названия цвета одежды, тканей, цвета растений.
Прилагательное «сары» довольно часто встречается в топонимах. Оно стоит на
третьем месте в Горном Алтае по частотности употребления после кара и ак. Сары
является абстрактным цветообозначением желтого цвета. Он обладает особенностью к широкой сочетаемости и переосмыслению своего основного значения [2, 194].
Так, В. Радлов несколько переосмыслил сары дала «желтая степь» как «сухая степь».
В словаре Л. Будагова сары дала переводится как «необузданная степь». Исследуя
географические имена в Алтайском ономастиконе, О. Молчанова предполагает, что
основная часть ономастикона тюркских и монгольских народов сложилась до XIII
в. [2, 194]. Примерно две трети тюркских топонимов составляют названия, образованные сочетанием двух или трех слов. Лексема сары присутствует в таких двусоставных топонимах: Сарыагач, Сарыкамыш, Сарысу, Сарыгал, Сарытерек, Сары-Адан,
Сары-Бея, Сары-Булак, Сары-Кобы, Сары-Чет, Сары-Чиби, Сары-Тас [2, 195] и др.
Активное участие принимает термин «Сары» в образовании казахской топонимии: Сарыарка, Сарысу, Сарыагаш, Сарыбулак, Сарышик отрау и т.п.
Золото, «золотой» цвет – близкий по значению желтому. Золото – распространенный символ в разных древних и средневековых культурах Старого и Нового
Света: древнеегипетской, древнеиранской, позднеантичной, ранневизантийской, культурах инков, чибча-муисков и др. В каждой из этих культур с золотом связан сложный комплекс символов и ассоциаций, в котором довольно четко вычленяется тетраграмма золото – солнце – огонь – царская власть, каждый знак которой взаимно
соответствует друг другу. Аналогии в восприятии золота и вообще благородных
металлов культурами Старого и Нового Света определяются общечеловеческим,
психологическим архетипом. Именно этим объясняется то высокое, по сути дела
центральное место, которое занимает золото в системе средневековой алхимии.
Золото у тюрков и монголов по И.Л. Жуковской означает высшую ценность, начало начал, никогда не теряющее своего блеска; золото связано с верховным правителем; наличие в числе первопредков правителей какого-либо
животного с эпитетом «золотой» или «желтый». В монгольском фольклоре присутствуют представления о «золотом веке», «золотом времени», «Золотом царстве», как о времени и стране всеобщего благоденствия и изобилия, и о «государстве Золотого колеса» как об идеальном правителе. Золотой цвет, так же
как и желтый, соответствует идее изначальности всего сущего. Зафиксирована
устойчивая связь золота с женским началом вселенной (соответственно серебра с мужским). Так, имеется связь золота с центрами мифологических космологий: Алтан Сумбер – «золотая гора Сумер», Алтан гадас – «золотой кол» –
название Полярной звезды и др.
164
ЖУЛДЫЗ ТАНИЕВА
Соседство слов «золотой» и «золотое желтое солнце» говорит об их взаимозаменяемости, об изначальном мифологическом тождестве.
Таким образом, золото обладает «высшей ценностью»: это универсальный
космический символ, с которым связано появление земли и первого человека,
предков правителей и самих правителей, понятие вечности, нетленности, прочности, истинности и т.д.
Синий цвет у тюркских народов – кок – символ верности, вечности и постоянства. Тюркский кок – цвет неба и травы – ассоциировался с божественной
субстанцией, как прародитель рода. «Кок» имеет также несколько значений: 1)
небо; 2) зеленый, синий или голубой; 3) трава, зелень; 4) серый (о масти лошади); 5) бог; 6) свободный, вольный [2, 172]. Кок является постоянным эпитетом
древнетюркского божества Тенгри – Кок Тенгри, т.е. Небесный Тенгри, который даровал жизнь и содействовал созданию государства тюрок и его могуществу. Он благословлял и карал. Этот могущественный бог Тенгри дожил до
наших дней, и его имя стало синонимом Аллаха у тюрок-мусульман.
Сочетания цветов в восточной геосимволике, астрологии и календарном цикле в
первую очередь связано с соотнесенностью стран света с каким-либо цветом. Этот
факт присутствует в традиционной культуре многих народов: древних китайцев,
населения древней Индии, индейцев Америки, персов, тюркоязычных и монголоязычных народов степного пояса Евразии и др. Однако оно неодинаково равно у всех
народов, хотя для этого применяются всего пять цветов: черный, красный, белый,
синий/голубой, зеленый/желтый. Для тюркоязычных и монголоязычных кочевников Европы было характерно следующее соотнесение стран света с цветом: север ~
черный цвет, юг – красный, восток – голубой, запад – белый, центр – желтый.
Буддийская геосимволика цвета является общей для стран буддийского мира
и возможно восходит к геосимволике населения Индии I тыс. до н.э.: север –
зеленый, юг – желтый, восток – голубой, запад – красный, центр – белый
(необходимо отметить отсутствие в этой системе черного цвета).
В астрологических системах разных стран и разных религий Востока те же
цвета начинают соотноситься с различными дополнительными свойствами и
качествами природы, человека, его психики и органов чувств, категориями и
путями познания мира, объектами и подразделениями мифологической картины мира. Например, в тибетской астрологии к пяти «первоэлементам» вселенной и пяти соответствующим цветам добавляется такая неземная материя,
как «божественная мудрость», которой соответствует зеленый цвет, использующийся здесь как самостоятельный, а не как заменитель синего, вода же в этой
системе соотносится с белым цветом, воздух с черным.
Таким образом, из представленного выше материала становится очевидным,
что цветовая символика глубоко укоренена в традиционном сознании. Знание
цветовой символики способствует правильному выбору адекватной поведенческой стратегии и в повседневном быту и при участии в ритуальных действиях.
В современной жизни значение цветовой символики может быть представлено тремя группами. К первой отнесем рудименты традиционной цветовой символики, например, цвет траурной одежды. Ко второй группе можно отнести
цветовое обозначение возможных опасных ситуаций, зон и в целом повышенного внимания. Это цвет дорожных указателей, рабочая униформа дорожных рабочих и полицейских-регулировщиков движения, цвета ограждений при ремонтных работах и т.п. К третьей группе относится знаковое применение цвета в
произведениях визуальных искусств. В этом случае творцы пользуются цветовой символикой в самом широком диапазоне, применяя как традиционную цветовую символику, так и пользуясь новейшими теоретическими разработками.
1.
Жуковская И. Д. Категории и символика традиционной культуры монголов. – М.:
Наука, 1988 -196 с.
2.
Утешева Б. Цветовая символика тюркских народов // «Айт». – Алматы, 2001. № 2.
– С. 32-41.
Скачать