АНАЛИЗ ФАКТОРОВ РИСКА РАЗВИТИЯ РАССЕЯННОГО СКЛЕРОЗА В ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ

Реклама
НЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, № 3, 2012
© В. М. АЛИФИРОВА, М. А. ТИТОВА, 2012
УДК 616.832-004.2-02-036.2(571.16)
АНАЛИЗ ФАКТОРОВ РИСКА РАЗВИТИЯ РАССЕЯННОГО СКЛЕРОЗА
В ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ
В. М. Алифирова, М. А. Титова
Кафедра неврологии и нейрохирургии ГБОУ ВПО Сибирский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России, Томск
Проведено эпидемиологическое исследование методом “случай — контроль” с исследованием 100 пар “больной — контроль”. Наиболее значимыми факторами риска развития рассеянного склероза в Томской области
являются: рождение вторым и последующим ребенком в семье, проживание вблизи нефтеперерабатывающих предприятий, контакт с токсичными веществами, наличие в анамнезе кори, герпетической инфекции,
хронического тонзиллита и синуситов, преобладание в диете мясных продуктов и употребление в пищу домашнего мяса, употребление некачественной питьевой воды, контакт с собаками и сельскохозяйственными
животными, черепно-мозговая травма, хронический стресс
К л ю ч е в ы е с л о в а : рассеянный склероз, частота, факторы риска
We conducted epidemiologic “case-control” study based on investigation of 100 pairs “patient-control” and revealed
that the most relevant risk factors for multiple sclerosis (MS) occurrence in Tomsk region were: being the second or
the following-born in the family, residency not far from oil-refinery, contact with toxic substances, measles in past,
herpes, chronic tonsillitis and sinusitis, meat abuse, especially domestic meat abuse, drinking low-quality water,
contacts with dogs and cattle, brain injury and chronic stress.
K e y w o r d s : multiple sclerosis, frequency, risk factors
Рассеянный склероз (РС) – хроническое воспалительное демиелинизирующее заболевание, развивающееся преимущественно в молодом возрасте. Данные
многочисленных исследований позволили сформулировать гипотезу о РС как о мультифакторном заболевании, в возникновении которого определенную роль
играют генетическая предрасположенность и воздействие внешних факторов [1, 4, 7, 15]. Результаты
эпидемиологических исследований, выявившие определенные региональные различия заболеваемости РС
и изменение риска развития болезни при миграции
населения, являются доказательством роли факторов
внешней среды в этиологии РС [2, 5, 6]. Помимо географических факторов, большое значение придается
и некоторым социально-экономическим, экологическим и этнографическим факторам, особенностям
употребляемых населением пищевых продуктов [9–
11]. На сегодняшний день изучение роли экзогенных
и эндогенных внешнесредовых факторов является
важной частью проводимых эпидемиологических исследований [8, 12, 18].
Пациенты и методы исследования
С целью изучения влияния факторов риска на возникновение РС в Томской области проведено эпидемиологическое исследование методом “случайконтроль” с опросом 100 пар “больной-контроль”.
Россия 634050, Томск, Московский тракт, 2
Russa 634050, Tomsk, Moskovskiy tr., 2
Сведения об авторах:
Алифирова Валентина Михайловна – д-р мед. наук, проф.,
зав. каф. неврологии и нейрохирургии СибГМУ, e-mail: V_
[email protected];
Титова Марина Андреевна – аспирант каф. неврологии и
нейрохирургии СибГМУ, e-mail: [email protected]
20
Критериями отбора в группу являлись информированное согласие больного на участие в данном исследовании, способность ответить на вопросы анкеты и
предоставить максимально полную информацию о
течении болезни. Для каждого пациента подбирался контроль с учетом соответствия по возрасту (± 5
лет), полу, национальности, месту рождения.
В группу больных вошли 54 женщины и 46 мужчин, все они имели достоверный диагноз РС согласно
критериям Мак-Доналда [16, 17]. Ремиттирующий
тип течения болезни наблюдался у 75 человек, вторично-прогрессирующий – у 25. Средний возраст обследованных составил 35,3 ± 2,82 года, средняя длительность болезни была 9,27 ± 0,73 года. Большинство
больных имели легкую или среднюю степень инвалидизации по шкале EDSS, средний балл составил 3,07
± 0,13. Средняя скорость прогрессирования болезни
оказалась равной 0,48 ± 0,08 балла в год.
В контрольную группу были набраны добровольцы из числа студентов, интернов, ординаторов,
медперсонала, сотрудников СибГМУ и их родственников, а также больные с другой неврологической и
соматической патологией, за исключением аутоиммунных заболеваний, демиелинизирующих и воспалительных болезней нервной системы.
Больные РС и контрольная группа заполняли одинаковые опросники, составленные на основе анкеты,
разработанной международной рабочей группой по
изучению эпидемиологии РС при Норвежской академии наук и письменности в Осло и дополненной
сотрудниками кафедры неврологии и нейрохирургии Российского национального исследовательского
медицинского университета им. Н. И. Пирогова [3,
19]. Анкета состояла из двух разделов и включала 38
основных вопросов. Первая часть анкеты включала
в себя демографические данные, вторая – инфор-
КЛИНИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И НАБЛЮДЕНИЯ
Таблица 1
Воздействие экзогенных токсических факторов
Фактор риска
Больные РС
Контроли
ОР
ДИ
p
Проживание вблизи нефтеперерабатывающих предприятий до 15 лет
16
5
3,61
1,27–10,3
0,01
Контакт с токсическими веществами после 15 лет:
радиация
10
0
2,11
1,81–2,45
0,001
8
0
2,08
1,8–2,41
0,004
растворители
кислоты, щелочи
12
0
2,13
1,83–2,48
0,000
ядохимикаты
10
0
2,11
1,81–2,45
0,001
краски
8
0
2,08
1,8–2,41
0,004
металлы
14
0
2,16
1,85–2,52
0,000
мацию о семейном медицинском анамнезе и непосредственные вопросы о наличии и времени контакта с вредными средовыми факторами, животными,
о перенесенных заболеваниях, травматическом и
аллергологическом анамнезе, вредных привычках,
особенностях диеты. Заполнение анкет больными и
представителями контрольной группы происходило
при участии сотрудника кафедры, при необходимости давались пояснения.
Статистический анализ проводился с помощью
статистических пакетов SAS 9.2, SPSS 17.0. Для проверки гипотез о наличии ассоциации признаков с развитием РС относительный риск (ОР) рассчитывали
путем вычисления отношения шансов и его интервала
95% достоверности, используя пошаговую логистическую регрессию. Достоверность относительного
риска оценивали по показателю χ2 с коррекцией по
Йетсу или Фишеру. Предполагаемый фактор считался
значимым, если значение ОР было больше единицы.
Различия считались достоверными при p < 0,05.
Исследование связи РС с перенесенными детскими инфекциями показало достоверно бóльшую частоту кори в анамнезе у больных РС по сравнению
с контрольной группой (ОР = 2,15; p = 0,03). При
анализе данных о других инфекциях наблюдалась
достоверно более частая встречаемость герпеса у
страдающих РС (ОР = 3,27; p < 0,001), в том числе и
достоверно более раннее его проявление – в возрасте
до 7 лет (ОР = 3,43; p = 0,003). Среди других инфекционных заболеваний у пациентов с РС выявлена
достоверно более частая встречаемость хронического тонзиллита (ОР = 2,45; p = 0,006), особенно в возрасте от 7 до 15 лет (ОР = 2,28; p = 0,03), синусита в
возрасте до 7 лет (ОР = 7,45; p = 0,03) (табл. 2).
При анализе особенностей питания установлена
достоверная связь с преобладанием в диете мясных
продуктов при более частом употреблении в пищу
домашнего мяса больными РС как до, так и после 15
лет по сравнению с контрольной группой (p < 0,001).
Наряду с этим выявлено достоверно более частое
употребление питьевой воды из скважины до 15 лет
(ОР = 2,06; p = 0,01) (табл. 3).
Результаты анализа употребления отдельных продуктов (копчености, молоко, яйца, шоколад, кофе) не
показали увеличения частоты их употребления больными РС в сравнении с группой контроля.
Проведен анализ частоты контактов больных РС
в течение жизни с животными. Больные РС достоверно чаще имели контакт с собаками и сельскохозяйственными животными после возраста 15 лет,
чем участники контрольной группы.
В исследуемой группе пациентов установлена
значимая частота случаев черепно-мозговых травм
(ЧМТ) после 15 лет (ОР = 2,91; p = 0,01), а также под-
Результаты и обсуждение
Анализ полученных данных показал, что средний
возраст матерей больных РС оказался выше, чем в
контрольной группе. Отмечено преобладание матерей
в возрасте старше 27 лет (42% против 37% в контроле;
p = 0,47). У больных РС средний возраст отцов имел
тенденцию к более высоким значениям по сравнению
с контрольной группой, хотя различия и не достигли статистической значимости. У 56% больных РС
и 44% контролей отцы на момент рождения ребенка
были старше 27 лет (p = 0,09). Больные РС достоверно чаще были рождены вторыми и последующими
детьми в семье (ОР = 0,46; ДИ = 0,26–0,81; p = 0,007).
При изучении влияния экзогенных токсических факторов обнаружено, что проживание
вблизи нефтеперерабатывающих предпри- Перенесенные инфекционные заболевания
ятий (радиус 5 км) в возрасте до 15 лет имело
Инфекция
Больные РС Контроли
достоверную связь с развитием заболевания Корь когда-либо
26
14
(ОР = 3,61; p = 0,01). Больные РС достоверГерпес
когда-либо
45
20
но чаще по сравнению с контрольной группой
23
8
указывали на наличие контакта с органиче- Герпес до 7 лет
скими растворителями, реагентами (кислоты, Герпес от 7 до 15 лет
16
4
щелочи), ядохимикатами, красками и метал- Тонзиллит когда-либо
35
18
лами. В возрасте старше 15 лет больные РС
Тонзиллит от 7 до 15 лет
22
11
достоверно чаще подвергались воздействию
7
1
радиации, бензина и нефтепродуктов (табл. 1). Синусит до 7 лет
Таблица 2
ОР
ДИ
p
2,15
1,05–4,43
0,03
3,27
1,74–6,13
0,000
3,43
1,45–8,11
0,003
4,57
1,47–14,21
0,005
2,45
1,27–4,72
0,006
2,28
1,04–5,0
0,03
7,45
0,9–61,72
0,03
21
НЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, № 3, 2012
Таблица 3
Особенности питания
Особенности
питания
Больные
Контроли
ОР
ДИ
p
Преобладание в диете мясных продуктов
до 15 лет
63
12
12,48
6,03–25,83
0,000
после 15 лет
77
12
24,55
11,45–52,6
0,000
Л И Т Е РА Т У РА
Частое употребление домашнего мяса
до 15 лет
12
1
2,13
1,83–2,48
0,002
после 15 лет
19
2
11,49
2,6–50,84
0,000
Употребление питьевой воды из скважины
до 15 лет
6
0
2,06
1,78–2,38
0,01
Таблица 4
Другие факторы риска
Фактор риска
Больные
Контроли
ОР
ДИ
p
Контакт с собаками после
15 лет
23
12
2,19
1,02–4,69
0,04
Контакт с
сельскохозяйственными
животными
после 15 лет
23
8
3,43
1,45–8,11
0,003
ЧМТ после 15
лет
28
7
2,91
1,16–7,33
0,01
Хронический
стресс
30
9
4,33
1,93–9,71
0,000
верженность их воздействию хронического психоэмоционального стресса (ОР = 4,33; p < 0,001) (табл. 4).
Связь курения с риском развития РС в нашем
исследовании не обнаружена, несмотря на то что в
литературе встречаются данные о роли курения в
развитии заболевания [12, 14, 20]. Что касается приема алкоголя, то достоверно большее количество
больных РС полностью отрицали употребление алкогольных напитков (p < 0,001).
Таким образом, наиболее значимыми факторами
риска развития РС в Томской области являются: рождение вторым и последующим ребенком в семье, проживание вблизи нефтеперерабатывающих предприятий, контакт с токсическими веществами, наличие
в анамнезе кори, герпетической инфекции, хронического тонзиллита и синуситов, преобладание в диете
мясных продуктов и употребление в пищу домашнего
мяса, употребление некачественной питьевой воды,
контакт с собаками и сельскохозяйственными животными, ЧМТ, хронический стресс.
Изучение факторов риска развития РС, проводимое в России и других странах мира по унифицированным методам, дает возможность выявить
наиболее значимые факторы, влияющие на развитие
заболевания, что является источником важной научной и практической информации об этиологии РС.
Наряду с этим проведение повторных эпидемиологических исследований в одной и той же популяции
позволяет изучать динамику эпидемиологических
22
показателей, гетерогенность заболевания, выявлять
возможные методологические недостатки. Изучение
региональных особенностей течения болезни, динамический анализ факторов риска являются весьма
актуальными и помогают в правильной организации
специализированной медицинской помощи данной
категории больных.
1. Бойко А. Н., Смирнова Н. Ф., Золотова С. Н. и др. Эпидемиология и этиология рассеянного склероза // Consilium
Medicum. – 2008. – Т. 10, № 7. – С. 5–8.
2. Борисова Н. А., Качемаев В. П. Экологические ситуации и
демиелинизирующие заболевания // Материалы пленума
правления Российского о-ва неврологов. – Иркутск, 1992. –
С. 37–38.
3. Эпидемиологические исследования рассеянного склероза:
Метод. рекомендации / Гусев Е. И., Бойко А. Н., Завалишин
И. А. и др. – М., 2003.
4. Рассеянный склероз и другие демиелинизирующие заболевания / Под ред. Е. И. Гусева, И. А. Завалишина, А. Н. Бойко. – М.: Миклош, 2004.
5. Рассеянный склероз: Практ. руководство / Под ред. И. Д.
Столярова, Б. А. Осетровой. – СПб.: ЭЛБИ, 2002.
6. Смирнова Н. Ф., Граниери Э., Казетта И. и др. Сравнительный анализ влияния внешних воздействий на риск развития
РС в русской и итальянской популяциях // Тезисы докладов
8-го Всероссийского съезда неврологов. – Казань, 2001. – С.
93–95.
7. Спирин Н. Н., Качура Д. А., Качура А. Н. и др. Влияние экологических факторов на заболеваемость и распространенность
рассеянного склероза // Журн. неврол. и психиатр. – 2003. –
№ 2, спец. вып.: Рассеянный склероз. – С. 111–113.
8. Шмидт Е. В., Хондкариан О. А., Завалишин И. А. Организация эпидемиологических исследований и клинические критерии диагностики рассеянного склероза // Журн. невропатол. и психиатр. – 1980. – № 2. – С. 161–165.
9. Шмидт Т. Е., Яхно Н. Н. Рассеянный склероз. – М.: Медицина, 2003.
10. Bates D. Dietary lipids and multiple sclerosis // Uppsala J. Med.
Sci. – 1990. – Vol. 48, Suppl. – P. S173–S187.
11. Compston A., Coles A. Multiple sclerosis // Lancet. – 2002. – Vol.
359, N 9313. – P. 1221–1719.
12. Flachenecker P. Epidemiology of neuroimmunological diseases
// J. Neurol. – 2006. – Vol. 253, Suppl. 5. – P. 2–8.
13. Franklin G. M., Nelson L. M. Enviromental risk factors in multiple sclerosis, triggers and patient autonomy // Neurology. –
2003. – Vol. 61. – P. 1032.
14. Gandey A. Smoking boosts multiple sclerosis risk // Neurology. –
2009. – Vol. 73. – P. 696–701.
15. Kurtzke J. F. Multiple sclerosis epidemiology world wide. One
view of current status // Acta Neurol. Scand. – 1995. – Vol. 91. –
P. 23–33.
16. McDonald W. I., Compston A., Edan G. et al. Recommended diagnostic criteria for multiple sclerosis: guidelines from the International Panel on the diagnosis of multiple sclerosis // Ann.
Neurol. – 2001. – Vol. 50. – P. 121–127.
17. Polman C. H., Reingold S. C., Edan C. et al. Diagnostic criteria
for multiple sclerosis: 2005 revisions to the McDonald criteria //
Ann. Neurol. – 2005. – Vol. 56, N 6. – P. 840–864.
18. Poser C. M. The epidemiology of multiple sclerosis: a general overview // Ann. Neurol. – 1994. – Vol. 36, Suppl. 2. – P. S180–S193.
19. Riise T., Boiko A., Granieri E. et al. The epidemiologic study of
etiological factors in multiple sclerosis // Neurology. – 1997. –
Spec. Suppl. – P.
20. Riise T., Nortvedi M. W., Ascherio A. Smoking is a risk factor for
multiple sclerosis // Neurology. – 2003. – Vol. 61. – P. 1122–1124.
Скачать