социальная ответственность бизнеса

Реклама
1
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования «Московский государственный
индустриальный университет»
ТАГАНОВ Максим Викторович
СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БИЗНЕСА:
ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ
Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских
наук по специальности 09.00.11. – социальная философия
Научный руководитель:
д.ф.н., профессор
Овчинников Герман Константинович
Москва
2015
2
Оглавление
Стр.
Введение ....................................................................................................................... 3
Глава 1. Философские основания исследования социальной
ответственности бизнеса .......................................................................................... 19
1.1. Социальная ответственность как понятие и реальность ................................ 19
1.2 Сущность и структура социальной ответственности бизнеса ...................... 41
1.3 Историческая логика формирования социальной ответственности
бизнеса и место ее теории в системе современных социальных доктрин
государства и общества ............................................................................................ 59
Выводы к 1 главе ....................................................................................................... 83
Глава 2. Развитие социальной ответственности бизнеса
в современной России ............................................................................................... 87
2.1. Формирование стратегии развития социальной ответственности
бизнеса в программных документах российского бизнес-сообщества ............... 87
2.2. Структура программ социальной ответственности бизнеса
и эффективность их реализации ............................................................................ 105
2.3. Корпоративная социальная ответственность бизнеса и основные
модификации (направления) ее развития ............................................................. 120
Выводы ко 2 главе ................................................................................................... 141
Заключение ............................................................................................................. 144
Библиография ........................................................................................................ 153
3
Введение
Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена, вопервых,
возрастанием
масштабов
рыночной
экономики
(бизнеса
или
предпринимательства) в постиндустриальном развитии современного общества.
В том числе в решении социальных проблем как отдельных стран и народов,
так и мира в целом.
Во-вторых, социальной активностью низовых слоев
гражданского общества, направленной против эгоистического отношения
бизнес-сообщества к их социальным запросам. Все это вызвало необходимость
в разработке такой проблематики в развитых странах рыночной экономики
Запада, как теория и практика социальной ответственности бизнеса.
Своими корнями эта ответственность в форме стихийной филантропии,
спорадических благотворительных актов преуспевающих представителей
человеческого рода уходит в глубокую древность. Но как планомерная
социальная
стратегия
бизнес-корпораций,
основанная
на
рационально
проработанных принципах и формах организации, она прошла сложный путь
развития, начиная с эпохи буржуазных революций, пока не приобрела к
середине ХХ столетия свою зрелую форму.
В этом плане особо следует отметить
мировыми
экономическими
кризисами,
ХIХ век. Своими первыми
неоднократными
вооруженными
революциями в ряде западных стран, зарождением организованного рабочего
движения,
прогрессивных профсоюзов, социал-демократических партий он
сыграл роль ударного импульса для
утверждения в этих странах
демократического строя, включая развитие
так называемого рабочего
законодательства (по защите прав рабочих, страхование и т.д.).
С другой стороны, уже в ХХ веке, по мере бурного индустриального
развития западных стран обнаружилась
государств
в
деле
обеспечения
ресурсная слабость буржуазных
достойного
уровня
благосостояния
демократических слоев населения. В силу различных причин, в том числе,
4
демонстрационного эффекта высоких стандартов жизни элиты, экономически
господствующих
слоев
сформировались, с
общества
у
представителей
низовых
классов
одной стороны, повышенные ожидания относительно
социально-ответственного поведения руководства преуспевающих
бизнес-
компаний, их непосредственного участия в решении социальных проблем этих
классов, а с другой, критическое отношение к бизнесу как к деловому
предпринимательству, особенно в той его части, которая
была подчинена
своим эгоистическим интересам. В силу всех этих факторов бизнес западных
стран, заинтересованный в целом в стабильном, устойчивом
общества,
постепенно
выработал
различные
механизмы
развитии
разрешения
социальных противоречий. Среди этих механизмов – теории социального
государства, социально-ориентированной экономики. К этому же ряду
относится теория и практика корпоративной социальной ответственности
(КСО).
Особое значение
России,
актуальность диссертационной темы имеет для
перешедшей в конце ХХ столетия на рельсы
полномасштабного
товарно-рыночного развития. В российском обществе сложились непростые,
чтобы не сказать, острые взаимоотношения, с одной стороны, между бизнесом
(предпринимательством) и государственной властью, а с другой, между
бизнесом и обществом. В частности, бизнес слабо реагирует на призывы и
требования власти активно включиться в процессы модернизации страны,
начиная с развития
наукоемкой высокотехнологичной промышленности и
особенно социальной сферы. Волнуют широкую общественность и глубокие
контрасты в доходах децильных групп.
В духовной и практической жизни российского общества сложилась
парадоксальная ситуация. С одной стороны, представители отечественной
науки настойчиво следуют опыту развития рыночной экономики Запада,
изучают его теоретическое и практическое наследие в части развития той же
корпоративной
социальной
ответственности.
Растет
число
научных
5
публикаций, включая монографии, статьи. Особенно заметен этот процесс,
начиная с 2000-го года. 1
Сформировались «надкорпоративные» структуры типа Российского
союза промышленников и предпринимателей, Деловой России, ОпораСозидание России, Ассоциации менеджеров России и др., в качестве
своеобразных «профсоюзов» бизнеса, отстаивающих его интересы перед
государством и обществом. С другой, практика социальной ответственности
российских корпораций развивается крайне медленно.
2
Отсюда задача
отечественной
и
общественных
науки,
различных
государственных
организаций, социальных институтов найти эффективные способы повышения
социальной ответственности бизнес-структур.
1
См., например: Ивченко С.В., Либоракина М.И., Сиваева Т.С. Город и
бизнес: формирование ответственности российских компаний. М. 2003; С.П.
Перегудов. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений. М. 2003;
Социальная
ответственность
бизнеса:
опыт
России
и
Запада».
М.
2004;Литовченко С.Е. и др. Доклад о социальных инвестициях в России. –
2004. М. Ассоциация менеджеров. 2004.; Благов Ю.Е.
и др. Доклад о
социальных инвестициях в России – 2008. М. Ассоциация менеджеров.; Бизнес
как субъект социальной политики: должник, благодетель, партнер? /Под ред.
С.В. Шишкина. М. Изд. Дом ГУ-ВШЭ. 2005. В.Г. Бочкарев.
2
По данным доклада, подготовленным Форумом доноров крупнейших
благотворительных организаций в России для Общественной платы РФ,
в
стране работает 301 благотворительная организация. Но лишь 107 из них
открывают (публикуют) финансовую отчетность. Годовой оборот последних
составил в 2010 г. - 23,4 млрд. руб. В мировом рейтинге развития
благотворительности Россия занимает лишь
Газета «Коммерсантъ». От 01.12.2011.
138-е место из 153 стран.//
6
Степень разработанности проблемы
Исторически сложилось так, что фундаментальный вклад в разработку
основ социальной ответственности бизнеса в ее современном понимании был
внесен западными странами. Преимущественно американскими и британскими
исследователями (отсюда преимущественное использование понятия «бизнес»
в смысле предпринимательства). Разрабатывалась она в основном в рамках
микроэкономики, т.е. применительно к уровню корпораций как конкретных
субъектов экономического производства. Это касается сущности социальной
ответственности,
основных
ее
принципов,
форм
и
направлений,
корпоративных социальных программ и стандартов ее развития. В ряду
западных исследователей получили известность работы таких ученых, как
С.Ааронсон, С.Адамс, Р. Акерман, Й.Андриоф, Р.Барнетт, Г.Боуен, Д.Виндзор,
М.Ван, Д.Вотав, Г.Годпастер, К.Девис, Т. Дональдсон, П.Друкер, А.Кэролл,
А.Крейн, Т.Левитт, М.Ван Марревийк, Ф.Мохан, Л.Престон, Дж.Пост,
С.Уаддок,
В.Фредерик,
П.Френч,
М.Фридман,
Р.Фридман,
К.Фукукава,
В.Чеппл, А.Шапиро, М.Шварц и многих других.
В общем итоге
научных исследований следует особо подчеркнуть
разработку проблем миссии и назначения
социальной ответственности
бизнеса в целом, ее многоуровневой природы (А.Керолл). Она выступает как
единство трех значений (смыслов): а) ответственность как таковая в родовом
своем значении; б) собственно социальная ответственность и в) корпоративная
социальная
ответственность
(КСО),
т.е.
ответственность
ведущих
производственных объединений (корпораций, фирм). Важным достижением
стало выделение таких родственных КСО «альтернативных тем» (концепций),
как корпоративная социальная деятельность, корпоративная восприимчивость,
корпоративное гражданство, концепция заинтересованных сторон и др. Среди
активно развиваемых проблем, в том числе междисциплинарных, следует
выделить
такие,
как
эффективность
корпоративной
социальной
7
ответственности, бизнес и этика, практические программы и стандарты,
значение КСО для стабильного, устойчивого развития современного общества.
Вместе с тем, для указанных
авторов характерно
следующее
обстоятельство. В их разработках отразились особенности развития стран
Запада
(в сфере науки
культуры
–
- позитивистская методология;
повышенное
внимание
к
в сфере правовой
юридической
регламентации
взаимодействия хозяйствующих субъектов как следствие развития правового
государства;
в
сфере
непосредственного
противопоставление экономики и морали
производства
-
резкое
по принципу позитивное –
нормативное, сущее и должное, и т.д.).
Заметным недостатком западных исследователей в разработке теории
социальной ответственности бизнеса является, на наш взгляд,
следующий
момент. Сплошь и рядом конкретизируя ответственность с помощью понятий
«долг», «обязанность» и фиксируя нередко их связь с правами, исследователи
в целом не углубляются в анализ этой связи. Данный факт тем более странен,
что, во-первых, постановка и разработка проблемы прав и свобод человека
выступает
социальную
едва ли не главным вкладом западной мысли в мировую
философию. А, во-вторых, вне этой связи абстрактно или
односторонне выглядит то же
учение о свободе, а равно
и учение об
ответственности, т.е. вне их конкретного соотношения друг с другом.
Обращает,
социальной
прикладных
далее,
на
ответственности
проблем.
себя внимание
бизнеса
Эти
в
ограничены
рамками
макроэкономики).
По
сторону
исследования
экономический, частью политологический
перекос в исследованиях
и
микроэкономики
ходу их разработки
конкретно-научных
носят
по
и
преимуществу
социологический характер и
(в
тени
остаются
рамки
временами затрагиваются и
философские проблемы, но весьма спорадически и фрагментарно. Собственно
философские исследования
социальной ответственности бизнеса буквально
наперечет в широком потоке научных публикаций. А, как известно, без
8
уяснения
общих проблем общественного развития, трудно объективно
разобраться в проблемах конкретного, тем более
Свидетельством
тому
являются
прикладного характера.
затруднения
с
теоретическими
интерпретациями самого понятия КСО. Социальная ответственность бизнеса
нередко сводится к одной ее форме – к ответственности корпораций в аспекте
микроэкономики. «Макроуровень» его ответственности, хотя и отмечается, но
в целом остается в тени. Это обстоятельство существенно обедняет и общую
картину социальной ответственности бизнеса.
Следует также отметить, что в среде теоретиков и практиков бизнеса
нет единства в понимании объема содержания КСО. Сплошь и рядом
фиксируется
размытость содержания этого понятия как
категории науки.
Получили распространение два ее основных значения. В узком смысле – забота
о социальном обеспечении служащих корпорации, поддержка социально
незащищенных слоев на подопечных территориях (территориях расположения
предприятий корпорации). Среди исследователей наиболее последовательно
проводит эту точку зрения К.Девис. В широком смысле - КСО обнимает все
стороны социальной деятельности корпорации, начиная с приступа к делу –
выбора сферы приложения капитала, а далее,
- организации выпуска
качественной продукции, уплаты налогов и заканчивая проблемами защиты
экологической среды, благоустройства подопечных территорий и поддержки
учреждений культуры, образования и спорта. Наиболее популярна в этом плане
концепция («пирамида») А.Керолла как единство экономической, правовой,
этической и дискреционной (филантропической) ответственности бизнеса.
Нет также единства в понимании
закономерности.
Одни
авторы
природы КСО как
понимают
КСО
как
объективной
исключительно
нравственное деяние, обусловленное доброй волей руководства корпораций.
Другие
трактуют ее именно как объективную закономерность социально-
экономического характера. В этом случает практическая эффективность
социальной ответственности бизнеса усматривается преимущественно в
9
приращении прибыли компаний (дополненная стоимость), т.е. в узком плане.
Другими словами, имеет место недооценка роли
КСО в социально-
политическом, цивилизационном аспекте (в плане развития материальнотехнической базы общественного производства
посредством внедрения
инноваций, обеспечения стабильности общества в целом, его продвижения по
линии прогресса).
Необходимо, далее, подчеркнуть, что в среде теоретиков и практиков
бизнес-корпораций существует стремление заменить понятие (и концепцию)
КСО (в силу, по их мнению, его недостаточной категориальной строгости)
посредством введения в научный оборот концепций,
так называемых
альтернативных тем, в частности, концепции корпоративного гражданства и
т.д.. На наш взгляд, это существенно обедняет как раз философскую сторону
всей проблематики корпоративной социальной ответственности. В философии
понятие ответственности органично связано с понятием свободы (свободы и
ответственности, свободы воли). И потому, на наш взгляд, ответственность
может быть адекватно понята только в этом категориальном ряду.
Слабым местом
западных
разработок социальной ответственности
бизнеса является также тот момент, что она рассматривается исключительно
сама по себе, как самостоятельное явление. Т.е. вне связи
с такими
родственными концепциями, как теории социального государства, социальноориентированной экономики, социально-справедливого общества, хотя эта
связь, что называется,
самоочевидна. Этот недостаток обусловлен, на наш
взгляд, своеобразным «разделением»
труда между научным
сообществом
разных стран: с одной стороны США и Англии, с другой, сообществом
континентальных западноевропейских стран (Германии, Франции, прежде
всего). Первые
налегают на проблематику социальной ответственности
бизнеса, вторые – на социальное государство, социально-ориентированную
экономику.
10
Активную
работу
в
области
исследований
КСО
развернули
отечественные ученые: С.Н. Алямкин, И.Барбашин, С. Братющенко, И.Ю.
Беляева, М.В. Бикеева, Ю.А. Благов, В.Г. Бочкарев, Д.А. Виноградов, А.Д.
Григорьев, С.В. Гончаров, О.М. Демчук, М.В. Каргалова, А.В. Корчагин, Т.В.
Кравцова, Н.А. Кричевский, Т.П. Ларионова, М.И. Либоракина, М.Л.Лучко,
Н.П. Николаев, Г.К. Овчинников,
Ю.Ю. Петрунин, Е.Ю. Савичева, С.А.
Стрижов, Г.Л.Тульчинский, Т.В.Чубарова, А.Н. Шохин, М.А.Эскиндаров, Э.Ю.
Яровой и др. Общий вклад в науку этих исследователей заключается, прежде
всего, в осмыслении достижений западной мысли в разработке социальной
ответственности бизнеса, их переносе на российскую почву, в уточнении ряда
теоретических позиций, систематизации принципов, методов, конкретизации
понятийного аппарата. А
также в просвещении практиков бизнеса, в
подготовке кадров предпринимательства. В этой связи следует также отметить
в качестве ведущего вывода, что российскому бизнесу присущи определенные
отличия от его западной усредненной модели,
традициями культуры страны. Это заметно уже
связанные с вековыми
на факте более широкого
употребления понятия «предпринимательство» как
синоним бизнеса, хотя
некоторые авторы усматривают различия в содержании этих терминов.
Позитивная
сторона
в
развитии
современного
российского
предпринимательства заключается в самом факте его возрождения после 75летнего
эксперимента по развитию общества на основе монопольного
господства государства в сфере экономики, в критике абсолютизации роли
общенародной
собственности
на
основные
средства
производства
(монополизации этой формы собственности). Можно заключить, что сегодня
российское общество, хотя и с огромными издержками, но в основном все же
завершает начальную стадию переходного периода «от социализма к
капитализму». Главным содержанием этой стадии (в экономическом аспекте)
является первоначальное накопление
капитала
посредством в основном
приватизации (дележа) государственной собственности. Создана определенная
11
законодательная база. Вступает в трудовой возраст первое поколение людей, в
том числе специалистов, подготовленных по новым профессиональным
стандартам высшего образования. Вступает в деловую жизнь второе поколение
наметившихся семейных династий бизнесменов. Положено начало стабильной
социальной политике бизнеса.
Российским исследованиям социальной ответственности бизнеса или,
точнее сказать, предпринимательства, присущи в целом те же недостатки, что
же и западным (тот же уклон в эмпирику, пренебрежение философскими
аспектами анализа предмета исследования, отрыв от теорий
ориентированной экономики и
т.д.). Есть и свои, российские,
социальнослабости:
недостаточное внимание отечественных исследователей КСО к проблемам
внедрения своих разработок
в
практику
корпораций, слабое внимание к
протестному движению населения за коренное улучшение своего социального
положения.
Следует
указать и на специфику в развитии молодого российского
предпринимательства (особенно той его части, которая основана на частной
собственности). Он «избалован» короткими деньгами, высокими процентами
прибыли; ограничивается преимущественно сырьевым, банковским, торговым,
сервисным
(туризм,
строительством;
шоу-бизнес)
медленно
секторами
внедряется
экономики,
в
жилищным
машиностроительные,
высокотехнологические отрасли. В этом же ряду недостатков – сильная
зараженность экономики и социальной сферы коррупцией. Следует также
отметить скупость бизнеса на инвестиции в сферу социального обеспечения
низовых слоев населения, в науку и образование и пр. И, как следствие всех
этих особенностей, медленно преодолевается традиционно недоверчивое
отношение к бизнесу основной массы населения.
Один из основных способов преодоления указанных недостатков
в
научных исследованиях социальной ответственности бизнеса видится на путях
ее философского осмысления,
т.е. осмысления ее
в рамках социальной
12
системы общества в целом, особенно в рамках теорий «социального
государства»
(«государства
всеобщего
благоденствия»),
«социально-
ориентированной экономики», «социально-справедливого общества». В более
широком аспекте, – в развитии цивилизационного подхода к исследованию
этих проблем. Иными словами, назрела насущная потребность философского
рассмотрения социальной ответственности экономики, основанной
на
доминировании частной собственности и товарно-рыночных отношениях.
Цель
диссертационного
исследования:
проанализировать
философские основания научной картины социальной ответственности бизнеса
в качестве условия решения
конкретно-научных
проблем
раскрытия
сущности и структуры этой ответственности, ее места и роли в рамках общего
развития общества,
как в целом, так и применительно к современному
российскому обществу.
Задачи работы:
1. Изучить
теоретико-методологические
аспекты
исследования
ответственности через ее соотношение с понятиями свобода, свобода
воли.
2. Определить логику исторического развития социальной ответственности
бизнеса, как в целом, так и в российском варианте.
3. Раскрыть сущность и структуру социальной ответственности бизнеса в
современном ее понимании.
4. Расширить проблемное поле исследования социальной ответственности
бизнеса за счет соотношения этого предмета анализа с конкретно-научными
концепциями
социально-ориетированной
экономики,
государства, правового государства и гражданского общества.
социального
13
5. Объяснить роль и значение ведущих общественных организаций
(ассоциаций) российского бизнеса (предпринимательства) в части развития
его социальной ответственности.
6.
Раскрыть
практический
механизм
реализации
социальной
ответственности бизнеса.
7. Выявить более точное значение в категориальном отношении концепций,
развиваемых в западной литературе под общим названием «альтернативные
темы» КСО.
Объект исследования: социальная ответственность бизнес-корпораций,
включая деятельность общественных организаций бизнес-сообщества.
Предмет исследования: философские аспекты формирования и развития
социальной ответственности бизнес-корпораций в современной России.
Научная новизна диссертации состоит в следующем
1. Выверены философские основания исследования ответственности в
деятельности людей (включая такую ее форму, как предпринимательство) через
раскрытие
связи этой категории с категориями «свобода», «свобода и
ответственность»,
«свобода
воли»,
«права
и
свободы
человека».
Конкретизированы модальности свободы, ответственности и свободы воли.
2. Уточнены
основные точки зрения на сущность и структуру
социальной ответственности бизнеса в аспекте их широкого и узкого
значения.
3. Социальная ответственность современного бизнеса вписана в
контекст концепций «свободного государства», «социально-ориентированной
экономики» и других аналогичных по содержанию концепций.
4.
Очерчены
ответственности
этапы
современного
исторического
делового
мира
развития
социальной
(частно-хозяйствующих
14
субъектов рыночной экономики) от спорадических актов благотворительности
(филантропии, меценатства) до институциализированных форм практики
бизнес-корпораций.
5.
Исследована
роль
основных
общественных
организаций
российского предпринимательского сообщества в развитии социальной
стратегии корпораций в направлении гармонизации интересов бизнеса,
государства и общества.
6. Раскрыта поуровневая структура система социальной ответственности
бизнеса, включая уровень корпораций в аспекте микро- и макроэкономики,
уровень предпринимательского сообщества как класса в социально-классовой
структуре общества, общенациональный уровень.
7. Дана более выдержанная в категориальном отношении интерпретация
«альтернативных подходов»
к концепции
ответственности, но не в качестве
ее
корпоративной социальной
замены, а в статусе ее основных
модификаций. Эта интерпретация не отменяет правомерности использования
понятия и самой концепции КСО, а, напротив, обогащает и углубляет ее
содержание.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Общим теоретико-методологическим основанием исследования
социальной ответственности бизнеса выступает анализ всего категориального
ряда философских констант человеческой жизнедеятельности
- свобода,
свобода и ответственность, свобода воли, права и свободы человека.
Ответственность, как и свобода, есть результат познания необходимости.
дополнение
В
к традиционно выделяемым двум модальностям свободы,
ответственности и свободы воли выделена третья их модальность, связанная с
определением пределов или меры деятельности субъекта (государства,
бизнеса) в части преобразования природной и социальной среды. Превышение
15
этой меры ведет к различным
деформациям условий развития социальной
системы в целом.
2.
Главный
вывод
из
философского
анализа
социальной
ответственности бизнеса состоит в том, что она выступает в качестве важного
структурного элемента
в рамках
широкой
закономерности развития
современного общества, отраженной в концепциях «социального государства»,
«социально-ориентированной экономики» Без учета закономерного характера
социальной ответственности бизнеса невозможно полнокровное развитие как
экономики, как и общества.
3.
Современная
предпринимательства
эволюции
система
социальной
ответственности
(бизнеса) представляет собой завершающий
традиционных
форм
благотворительности
этап
(меценатства,
милосердия, спонсорства). Она приобретает институциональную форму
закономерной активности корпораций в условиях завершения развития
индустриального общества и его перехода в постиндустриальную стадию.
Типичными ее чертами становятся формирование корпорациями социальных
программ, официальных стандартов
и отчетности по развитию
своей
социальной ответственности.
4. С исторической точки зрения бизнес и его социальная ответственность
есть современный способ организации и ведения производства средств жизни,
их распределения и обмена в условиях товарно-рыночных отношений и
частной собственности на основные средства производства. Его отличает от
традиционного предпринимательства ярко
максимизации прибыли, обостренные
выраженное
формы
стремление к
конкуренции,
высокий
динамизм в развитии научно-технических и организационно-управленческих
инноваций,
более
активное
продвижение
товара
к
потребителю,
институционализация форм и способов социальной ответственности перед
обществом. Все эти свойства бизнеса способствуют повышению темпов
всестороннего
развития социальной системы,
развитию творческих сил
16
человека при условии контроля со стороны государства и институтов
гражданского общества.
5. Система социальной ответственности бизнеса характеризуется
сложной уровневой структурой. Первый ее уровень (эмпирически базовый)
составляют корпорации (фирмы и пр.) как реально хозяйствующие субъекты
(уровень микро- и макроэкономики). Второй уровень представлен классовой
социальной ответственностью бизнеса. В этом качестве бизнес, взятый в целом,
выступает локомотивом цивилизационной эволюции конкретно-исторической
формы общества, как в части развития его производительных сил, решения
экологических проблем, так и в части формирования новых, более высоких
стандартов
образа жизни, на которые
стихийно или сознательно
ориентируются другие классы. Третий уровень – национальная социальная
ответственность бизнеса. При всем стремлении бизнеса к глобализации своих
интересов,
сглаживанию
различий
наций
как
устойчивых
форм
цивилизационного сосуществования человечества, он в целом подчинен
объективной логике развития наций, национальных государств, реализации их
национальных интересов, выступая в качестве одного из главных регуляторов
их социальной ответственности друг перед другом за общий
прогресс
человечества в целом.
6.
Важная ступень в цивилизованном развитии бизнеса – формирование
его общественных ассоциаций (объединений), защищающих его интересы и
формирующих общую стратегию его развития в рамках конкретных стран, их
регионов и мира в целом. Эти «надстроечные» общественные организации
(союзы, объединения, ассоциации) выступают как своеобразные профсоюзы
корпораций. В современной России сложился определенный ансамбль этих
организаций в лице Торгово-промышленной палаты,
промышленников
ассоциации
и
предпринимателей,
менеджеров
согласованного
и
прочих
Деловой
объединений)
развития всего многообразия
Российского
России,
как
союза
Российской
залог
мирного,
корпораций, фирм и прочих
17
форм предпринимательства, гармонизации их взаимоотношений. Основные
функции этих объединений состоят в защите интересов бизнеса, в разработке
стратегии его развития,
в
регулировании отношений бизнеса и общества,
бизнеса и государства, а также взаимосвязей между корпорациями.
7. В диссертации обоснована иная, более конкретная в категориальном
отношении точка зрения на разнообразие специализированных концепций
социальной ответственности бизнеса
корпоративной
социальной
(КСО), представленное
деятельности,
корпоративной
теориями
социальной
восприимчивости, корпоративного гражданства, заинтересованных сторон. В
противоположность
описательному
понятию
«альтернативные
темы»,
распространенному в западной (англоязычной по преимуществу) литературе,
вводится понятие основных модификаций (направлений) КСО. Понятие
«альтернативные темы» по
категориальный статус
своему содержанию ставит под сомнение
КСО. Не случайно ряд западных исследователей
вообще отказывается от весьма обязывающего с точки зрения, как политики,
так и науки понятия социальной ответственности бизнеса (КСО), снимая, в
конечном счете, с корпораций реальную социальную ответственность.
В
диссертации обосновано положение, что указанные концепции представляют
стройную систему КСО в единстве ее основных модификаций (направлений),
которые целесообразно рассматривать как в исторической, так и в логической
последовательности.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования.
Данная
диссертация
представляет
собой
исследование,
посвященное анализу философских оснований и основных проблем развития
социальной
ответственности бизнеса. Работа опирается на разработки
известных зарубежных и отечественных ученых в области КСО, а также на
опыт развития КСО в деятельности российских бизнес-компаний.
Положения и рекомендации, полученные в ходе исследования могут
быть использованы различными государственными органами, общественными
18
организациями, связанными с решением задач по успешному развитию
российского бизнеса, стимулирования его инноваций, повышения его роли в
обеспечении экономической и социальной безопасности страны, а также в деле
возвышения его имиджа, как в рамках России, так и в международного
сообщества стран и народов. Результаты диссертационного исследования могут
быть также использованы в дальнейшем развитии теории КСО, в разработке
учебных курсов в социально-гуманитарных дисциплинах в высших и средних
учебных заведениях для подготовки кадров профессиональной квалификации.
Апробация
философии и
диссертации.
Работа прошла апробацию на кафедре
истории Московского
государственного индустриального
университета, в ряде выступлений на Международных и Всероссийских
конференций. Основные положения диссертации изложены автором в
научных публикациях, в том числе в журналах из перечня, определенного
ВАК РФ.
Основные положения диссертации изложены автором в
научных
публикациях, в том числе в журналах из перечня, определенного ВАК РФ.
Структура диссертации состоит из введения, трех глав, заключения и
библиографии 140 наименования на русском и английском языках.
19
Глава 1
ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ БИЗНЕСА
1.1. Социальная ответственность как понятие и реальность
Понятие «ответственность» (англ. responsibility) в его современном
значении, т.е. как элемент научно-философского знания, сравнительно недавно
появилось в отечественных (российских) изданиях (словарях, энциклопедиях,
учебниках по философии). Еще полстолетия назад это понятие носило сплошь
и рядом
эмпирический, конкретно-научный
заметно изменилась.
характер. Сегодня ситуация
Ответственность как таковая
выступает в качестве
важнейшего понятия научного сознания и практики. Люди в своих
взаимодействиях постоянно вспоминают о ней, требуя друг от друга держаться
взаимных
обязательств
справедливости и честности,
принципов
рациональной
деловитости,
сотрудничества и партнерства.
Это касается
-
субъектов любой деятельности, от индивида до трудовых коллективов, от
промышленности до сельского хозяйства, от государства до общественных
организаций, от науки до искусства.
Этот факт изменения удельного веса рассматриваемого понятия в науке
и практике свидетельствует о том, что человечество вступило в сложный
период своего развития, когда резко возрастает ответственность по всем
азимутам взаимодействия людей – от экономики, социальной сферы
политики и культуры, от отношений к природе и истории
до
до отношений к
личности (к ее правам и свободам) и смыслу своего исторического
существования.
Что такое ответственность вообще? Ответственность, подчеркивается
в «Новой философской энциклопедии», - это «отношение зависимости человека
от чего-то (от иного), воспринимаемого им (ретроспективно или перспективно)
в качестве определяющего основания для принятия решений и совершения
20
действий, прямо или косвенно направленных на сохранение иного или
содействие ему» 3.
Примем это определение в качестве исходного для исследования
социальной ответственности бизнеса. Но в этом случае необходимо, прежде
всего,
прояснить, а при необходимости и развить некоторые положения
общего характера этой ответственности. Во-первых: почему она направлена
только «на сохранение иного или содействия ему»?
Она, ответственность,
важна и для сохранения самого человека как действующего субъекта в
определенной среде. Во-вторых, почему речь идет только об односторонней
зависимости, а не о зависимости взаимной? И в этой связи, в-третьих, почему
ответственность сведена к зависимости «от чего-то», а не от кого-то? В понятии
«от чего-то» на первый план выходит природа, естественная и искусственная
(техника, например). В результате скрадывается то значение ответственности,
что это отношение исключительно между людьми как социальными
существами, как homо sapiens.
С нашей точки зрения, ответственность в любом случае есть сторона
или
необходимое
условие
взаимодействия
людей.
Взаимодействия,
обусловленного их интересами и потребностями. Сторона, которая связана с
их взаимными обязательствами следовать логике этого взаимодействия по
известной схеме «даю тебе с тем, чтобы ты мне дал», т.е. логике
закономерности как необходимости, в том числе давать отчет друг другу о
выполнении этих обязательств. Даже отношение к природе, к «братьям нашим
меньшим» подпадает под это определение, хотя, казалось бы, они не являются
субъектами в привычном понимании этого слова. Подпадает, поскольку
отношение к природе осуществляется через систему общественных отношений.
Ответственность выражает едва ли не самое главное
условие или,
точнее, залог успешной деятельности людей, их образа жизни в целом, т.е. не
3
Новая философская энциклопедия. В четырех томах. М. 2001. Т.3. С.171.
21
только
бизнеса.
Она
раскрывает двухстороннюю природу процесса
взаимодействия людей и тем самым общественный характер этого процесса и
потому выступает как результат соглашения (договора), явного (в форме
документа, устного честного слова), неявного (так сказать, по умолчанию) .
Здесь особо надо выделить такое качество или свойство указанного
взаимодействия
как, с одной стороны, партнерство, а с другой, как
соревнование людей, их конкуренцию друг с другом. Обычно отмечают, что
это качество возбуждает человеческий дух, подвигает его к героическим
свершениям. Объективности ради, надо сказать,
что соревнование или
конкуренция как его более жесткая форма, способны порождать теневые
стороны человеческой личности – зависть, злобу, ненависть вплоть до
агрессивных и преступных действий. Уже этот момент свидетельствует о
необходимости регулировать экономические и социальные отношения со
стороны политики, права, морали, религии и других общественных факторов.
Итак,
ключевое
значение
в
определении
ответственности,
действительно, «отношение зависимости», но не вообще, а как отношение
взаимозависимости. Данное отношение можно понимать по-разному. Можно в
качестве самостоятельного, существующего наряду с другими человеческими
отношениями – экономическими, политическими, нравственными и пр. Отсюда
как раз и проистекает, на наш взгляд, некое замыкающее место этого
отношения
в описаниях (перечислении)
общественных отношений. Но
ответственность можно представлять и как аспект каждого из них. С нашей
точки зрения,
наиболее типичен
для человеческой практики
последний
вариант, т.е. ответственность, входит составной частью в экономические,
политические
и
существование
прочие
общественные
немыслимо
без
отношения.
ответственности
Их
устойчивое
взаимодействующих
субъектов.
Другой
«отношение
важный
момент
зависимости»
-
в
определении
указание,
пусть
ответственности
неявное,
на
через
источник
22
ответственности.
Он
заключается
во
взаимодействии
двух
и
более
заинтересованных сторон и связано с их потребностями и интересами. На факт
этого взаимодействия указывают уже основные модальности ответственности:
«перед кем» (перед другим
субъектом по взаимодействию),
«за что» (за
определенные действия и связанные с ними права и обязательства). Субъектом
ответственности выступают люди: общество в целом, различные его общности
(от наций, классов) до
различных общественных институтов (государство,
церковь, высшая школа, семья), объединений, ассоциаций (бизнес-сообщество,
медиа-сообщество, политическое сообщество – так называемый политический
класс). Живой субстанцией ответственности является, конечно,
личность.
Природа не может быть субъектом. Она всегда – объект или внешнее
необходимое условие деятельности человека (личности). Природа, конечно,
может «мстить» человеку (по Ф. Энгельсу) за безответственное отношение к
ней. Но это всего лишь метафорическое выражение, перенос понятий из мира
человеческого в мир естественной природы.
Взаимодействие субъектов, как правило, всегда связано с каким-либо
объектом. Объектом интереса может выступать все, что подпадает под понятие
«средства» или «ресурсы жизни» (природа, средства производства и пр.), и,
естественно, сама жизнь и деятельность людей, ее условия, уровень и качество,
идеалы, смыслы и цели. Таким образом, ответственность в ее полной форме,
всегда выступает как взаимоответственность
Она выражает
настроенности
степень позитивной
субъектов жизненного процесса.
активности этих
на практическую результативность и
субъектов, их
обязательность своих
действий. Ответственность сопряжена с такими качествами живого субъекта
истории,
как
конструктивность
(творчество),
коммуникативность,
компетентность, сотрудничество, справедливость и другие.
Таким образом, все общественные отношения людей (экономические,
политические, религиозные) заключают в себе момент взаимозависимости
сторон вообще. Так что, момент ответственности - это часть, аспект общей
23
взаимозависимости. Она, эта ответственная зависимость, может быть большей
или меньшей, односторонней
или многосторонней, комплексной или
частичной, что в данном случае не
имеет значения. Здесь важно выявить
особенность ответственности как ценностного отношения. Она придает
деятельности людей, их связям качество императивности - обязательности и
долга, сущего
и должного
как
жизнеутверждающих начал,
характер
устойчивости и стабильности развития (по сути, характер закона). Выражает
коллективность, соборность их бытия, отношения доверия и прагматической
деловитости. Если субъекты, (включая корпорации и прочие организации
бизнеса), переступают границы ответственности, они оказываются в царстве
безответственности, т.е. в конечном счете, в царстве произвола, хаоса, что
подрывает основы их нормального существования.
Ответственность может осознаваться по-разному, полно или частично,
в непосредственной или опосредованной форме. Автор энциклопедической
статьи, в частности, пишет, что ответственность «осознается человеком как
своего рода призвание, обусловленное соглашением, как, в
конечном счете,
обязанность». В общем-то, это верно. Только надо иметь в виду, что
«призвание» - одна из форм проявления ответственности (ее высшая форма).
Рядом с нею существует, пожалуй, даже в более широком варианте,
ответственность вынужденная. И в том же в статусе, что и «ответственностьпризвание», т.е.
в статусе обязанности (только обязанности вынужденной,
«добровольно-принудительной»). Вместе с тем, между ними можно усмотреть
существенное различие. Образно выражаясь, от ответственности-призвания,
как от совести, никуда не уйдешь, не спрячешься.
От вынужденной
(принудительной) же ответственности можно попытаться уклониться самым
различным способом - от обмана, до переложения ответственности на других.
Таких фактов сколько угодно в реальной действительности.
О российском
бизнесе, к примеру, как в целом, так и в аспекте
конкретных предпринимателей (фирм), еще нельзя сказать,
что сегодня
24
социальная ответственность для них призвание. Она во многом «добровольнопринудительная», производная от деятельности государства, основной массы
гражданского общества во всей совокупности его субъектов (потребителей,
других заинтересованных сторон).
Как обязанность или долг, ответственность (неважно какая – призвание
или вменение со стороны) «может быть двоякой: а) накладываемой
групповыми, корпоративными, служебными или какими-то иными локальными
обязанностями, сближается в таком понимании с подотчетностью; б)
самостоятельно
принимаемой
личностью
в
качестве
личного
или
универсализуемого долга; но и в этом случае сохраняется измерение, которое
фиксируется в модальности «ответственности перед кем», в отличие от
модальности «ответственности за что» 4.
Указанные модальности следует учитывать со стороны их взаимосвязи,
взаимоперехода. Ответственность «перед кем» неизменно предполагает «за
что» и наоборот. Другими словами, субъекты ответственности
амбивалентны, соединяют в своей деятельности
- двулики,
роли «заказчика» и
«подрядчика», «партнера» и «смежника». Другое требование – системность.
Если перевести наши рассуждения в аспект «заказчик – подрядчик», то в случае
модальности «перед кем» мы должны принимать во внимание всю цепочку
(весь ряд) основных субъектов-заказчиков. К примеру, на высшее образование:
общество, государство, бизнес, семья, личность - заказчики, а вузы подрядчики. Или, также,
к примеру, на производство
средств жизни:
общество, государство, субъекты федерации – заказчики, а бизнес-корпорации подрядчики. Таким образом, мы выходим на целый ряд производных понятий:
ответственность «заказчика и подрядчика», «руководителя и подчиненного»,
«организатора и исполнителя», «продавца и покупателя», «партнера и
конкурента» и т.д.
4
Новая философская энциклопедия. В четырех томах. М. 2001. Т.3. С. 172.
25
Конечно, следует учитывать момент иерархического статуса (уровня)
субъекта, того же, к примеру, заказчика, его место и роль в общей социальной
иерархии, мера влияния на других субъектов. Применительно к высшей школе
это означает: ответственность, прежде всего, перед обществом, государством
(законом), бизнес-сообществом и т.д. Наконец, перед личностью студента, его
родительской семьей.
Точно так же в случае с бизнесом (корпорациями). Правда, здесь есть
своя специфика. Заказчиком по отношению к бизнесу может выступать
общество и государство в рамках, например, разработки и реализации
стратегии развития тех или иных отраслей. В свою очередь бизнес может
играть роль заказчика по отношению к государству в случае, к примеру,
необходимости
разработки
и
принятия
соответствующих
законов,
регулирующих его деятельность. Или другой пример, крупная корпорация
выступает в роли заказчика по отношению к среднему, мелкому бизнесу как
смежнику, если вступает с ним в деловые отношения.
Свобода и ответственность. Здесь мы приступаем к
главному
моменту развития представлений об ответственности. Начнем с конкретного
вопроса. «Ответственность, - продолжает автор указанной выше статьи (из
Новой философской энциклопедии), – одно из проявлений свободы, в
частности, как автономии…». (Это определение, по мнению автора, восходит к
Аристотелю). Тем не менее, имея в виду бизнес, здесь впору задуматься. Дело
в том, что суждение «ответственность - одно из проявлений свободы» не
передает, на наш взгляд, всего содержания исследуемого понятия (явления),
снижает
его фундаментальное значение. Точнее было бы сказать, что
ответственность не «одно из», а главное проявление подлинной свободы (или,
по крайней мере, одно из главных).
На такое понимание наталкивает уже логика и статус парной категории
«свобода и ответственность» с ее многовековой немеркнущей актуальностью.
Они не могут друг без друга обходиться, как сущность и явление, содержание и
26
форма и прочие парные категории. Иными
веков
словами, теоретическая мысль
уперлась в проблематике свободы не только на ее соотношении
с
необходимостью, но и на ее соотношении с ответс- твенностью. Свобода без
ответственности
теряет, так сказать, свой
конституирующий
признак,
оборачивается волюнтаризмом, хаосом. Свобода важна для человека не сама
по себе как некая абстракция, а как условие успешного действия, т.е. его
жизнедеятельности
в
системе
общества.
Свобода
как
одна
из
основополагающих идей отражает «такое отношение субъекта к своим актам,
при котором он является их определяющей причиной,
и они, стало быть,
непосредственно не обусловлены природными, социальными, межличностнокоммуникативными,
индивидуально-внутренними
или
индивидуально-
родовыми факторами». 5
Вот тут-то, особенно при переходе от духовного (теоретического) мира
к реально-практической жизни, и встает во весь рост проблема ответственности
(как проблема соотнесенности действий одного человека или одних групп с
другими, цели со средствами и т.д.). Если свобода есть познанная
необходимость, прирожденное право, то это означает, что и ответственность
есть познанная необходимость и прирожденное право.
Понятно, что именно в этой связке наиболее полно проявляется
сущность каждого из ее звеньев – свободы и ответственности. С одной
стороны, свобода предполагает ответственность, без которой она в принципе
не может развиваться как подлинная свобода. В то же время и ответственность
предполагает свободу как свое главное условие. Без свободы человек – винтик,
механизм, биоробот. В этом случае бессмысленно говорить об ответственности
винтика, механизма. Свобода выражает фундаментальное свойство не просто
разумного, но ответственного существа, выступает как главное условие его
действий.
5
Новая философская энциклопедия. 4-х томах. Т.3. С.501.
27
С
другой
стороны,
эти
понятия
противостоят
друг
другу.
Ответственность вводит свободу в определенные рамки. Нередко говорят, что
она ограничивает свободу. Здесь бы надо уточнить смысл: она не столько
ограничивает свободу (в будничном понимании этого глагола), сколько
огранивает свободу, как мастер
выявляя скрытые
в нем
гранит самородный алмаз до бриллианта,
подлинные качества красоты, гармонии и
совершенства.
Между свободой и ответственностью могут возникать и противоречия.
Забюрократизированная ответственность душит свободу, душит творчество. В
свою очередь безбрежная свобода, пренебрегающая законами, распущенность,
отбрасывая прочь
приобретая
всякую
форму хаоса.
ответственность,
У
свободы,
теряет свою
следовательно,
подлинность,
две
крайности,
нивелирующие ее сущность. Одна выражается понятием несвободы, неволи
(отсутствие свободы - рабство, фатализм), другая – понятием волюнтаризма,
социального хаоса, беспредела. В моральном плане то и другое есть зло,
деградация системы как живой целостности.
Если попытаться понять, какие еще могут быть проявления свободы
одного уровня с ответственностью, то кроме понятия «выбор» или «воля» вряд
ли что можно
предполагает
поставить
в этот ряд. Однако выбор, как и воля, также
ответственность. Конечно, следует учитывать
своеобразие
конкретных ситуаций, вплоть до специфики исторических эпох. В разные
эпохи могут быть какие-то нюансы (варианты). Но в современных условиях,
когда
расширяются
степени
свободы,
повышаются
темпы
развития
исторического процесса, усложняются формы и объемы самой человеческой
деятельности, когда соответственно увеличиваются отрицательные последствия
этой деятельности, тогда ответственность становится главным императивом
свободы. Там, где нет ответственности, там, повторим, устанавливается царство
безответственности, царство дурной, дикой свободы (человек человеку – волк).
Можно, конечно, пойти по пути деспотизма, установления тотального контроля
28
за личностью со стороны бюрократии. Но такие режимы не имеют стабильной
жизни.
Неслучайно, что
уже античная мысль намечает взаимоотношение
свободы и ответственности (долга) как важнейшую проблему общественного
(полисного) устройства и правового порядка. Она постоянно актуальна.
Меняются лишь степень, формы и характер этой актуальности. Поэтому когда
мы, например, говорим о современной стадии развития человеческого общества
как об «обществе знания», мы подразумеваем общество «ответственного», т.е.
прежде всего истинного по содержанию знания. В ином случае человечество
погрузится в гибельный хаос.
При чтении иных рассуждений о свободе создается иллюзия, что
главный ее признак – «делаю, что хочу, ни от кого, ни от чего не завися».
6
Но,
как говорится, жить в обществе, нельзя быть свободным от общества. Итак, мы
говорим свобода, подразумеваем ответственность. И наоборот. Если свобода
есть главное условие творчества человека, то оборотной стороной этого
условия выступает ответственность человека за результаты своего творчества.
Если творчество выступает как неотъемлемое условие прогресса общества, то в
этом же качестве выступает и ответственность.
Подытоживая эти рассуждения, трудно отделаться от мысли, что
существует
некая
ответственности.
6
закономерность
Суть
этой
во
взаимоотношении
закономерности
свободы
заключается
и
в
На раннем этапе становления буржуазных отношений эта иллюзия
приобретала даже форму теоретического принципа. «Свобода для каждого –
делать то, что он пожелает, жить, как ему
угодно и не быть
связанным
никаким законом» - писал, в частности, Роберт Филмер. Дж.Локк, приводя эту
цитату, защищал, напротив, принцип - где нет закона, нет и свободы. // Локк
Дж. Сочинения. В 3 т. М.1985, т.2. С.274-275. Под законом Дж.Локк имеет в
виду законы государства, устроенного на демократических началах.
29
пропорциональности их соотношения, во взаимной соразмерности их прав и
обязательств (прерогатив), взаимного сопряжения или соответствия их
содержания. Свобода субъекта, того же бизнеса, не может быть выше или ниже
его ответственности, в свою очередь и ответственность этого субъекта не
может быть выше или ниже уровня свободы. Их отношения прямо
пропорциональны. В ином случае нарастают негативные явления, которые
деформируют процесс развития объекта (в широком смысле – общества).
Для
вящей
конкретности
постижения
взаимосвязанности
рассматриваемых понятий, следует обратиться к их модальностям.
У
ответственности, как уже было отмечено, выделяются модальности «перед
кем» (перед заказчиком, партнером и т.д.), «за что» (за определенные
обязательства и пр.). Аналогичным образом обстоит дело со свободой. Здесь
также принято выделять две модальности: свобода «от чего» и «для чего». В
первом случае речь идет о свободе субъекта от неволи, насилия, различных
неоправданных ограничений. Во втором, - о свободе личности для
самовыражения, игры ее сущностных сил. Одним словом, для достойной и
полнокровной жизни.
Итак, при любом
структурно-субъектном
раскладе
модальностей
ответственности («за что» и «перед кем»), она невольно сводится к
ответственности за принятые взаимные обязательства (обязанности). Это
умозаключение подводит нас к
важной стороне ответственности, точнее
выводит нас за пределы понятия «обязанности» или «долга». Ответственность
как взаимозависимость (партнеров, к примеру) – это не только взаимные
обязательства, но
и
взаимные права.
Причем, права
и
обязанности
взаимосвязаны и тем самым должны быть соотнесены друг с другом.
Применительно к
теме исследования – это право
(гражданина) на свободу заняться
субъекта
бизнесом (предпринимательством), и,
следовательно, право иметь частную собственность, употребить ее для
извлечения прибыли, право нанимать работников и т.д. А с другой стороны, это
30
право гражданина на труд
как основу своего материального и духовного
благополучия, включая сюда и право на достойное вознаграждение за труд,
право на объединения (профессиональные, политические и пр.), право на
защиту своих интересов. В конечном счете, право на достойную жизнь.
Причем, эти и прочие права подразумевают определенные договорные
соглашения, независимые от их практического оформления, т.е. имеют ли они
форму протокола как официального документа, или подразумеваются. С этими
правами связаны и соответствующие обязательства
бизнеса - платить государству
или обязанности (для
налоги, зарплату наемному персоналу,
обеспечивать экологическую защиту окружающей среды и пр.).
В целях конкретизации выдвигаемого тезиса логично обратиться к
известной доктрине гражданских прав и свобод человека. Обычно в качестве
адресата этой доктрины или объекта выступает человек в его индивидуальном,
гражданском бытии. Целью же ее провозглашается защита его гражданских
прав и свобод (их реализация). Но сегодня отмечается, что юридическая
практика западных стран, особенно США, «совершила радикальный сдвиг к
признанию групповых прав». (НФЭ, т.3, стр.311). Изначально под групповыми
правами понимали права национальных меньшинств как одного из условий
полнокровной демократии или социально-справедливого общества. Но ничто
не мешает нам расширить диапазон этих групп до включения в это понятие
трудовые коллективы и прочие социальные ассоциации, имея в виду стабильно
и длительно существующие хозяйственные
объединения, общественные
организации (политические партии, профсоюзы и пр.).
7
7
В этой операции нет
Сегодня, правда, обсуждается проблема общественного и юридического
признания прав и свобод сексуальных меньшинств. На наш взгляд, здесь уже
недалеко до признания
прав и свобод различных теневых групп (групп
девиантного поведения, к примеру). Это - своего рода перебор демократии или
ее перерождения.
31
ничего неожиданного и оригинального. Западная социал-демократия еще в
ХIХ в. вкупе с профсоюзами подняла на щит защиту прав рабочих
(трудящихся), прежде всего, экономических и социальных (на человеческие
условия труда, на социальное страхование и т.д.). Так что, повторим,
социальная ответственность бизнеса, акцентируя внимание на социальных
обязательствах, включает в качестве своего исходного источника его права и
свободы. В сущности, бизнес несет ответственность именно за реализацию этих
прав и свобод в целом.
Применение
указанной
доктрины
для
разработки
проблемы
ответственности конкретных экономических, к примеру, партнеров, может
вызвать недоумение. Одно дело, горизонт государства и гражданина или тех
или иных меньшинств, другое – горизонт хозяйствующих субъектов (тех же
корпораций). Здесь важно различать два уровня. Один - базовый, прописанный
в основополагающих документах общества (Конституция, правовые кодексы,
детализирующих ее принципы, законы, нормы); другой - прикладной, который
выражается в соглашениях между частными партнерами, включая
их
конкретные права и обязательства друг перед другом, которые формируются
на основе базового уровня. Все это касается не только правовой сферы, но и
сферы морали. Личность, та или иная ассоциация (трудовой коллектив,
общественное объединение) должны следовать не только праву, но моральным
кодексам общества, следовать законам
социальной справедливости и
ответственности, защищать честь и достоинство своего народа, его культуры,
его исторической роли.
Ответственность и свобода воли. Здесь наша мысль уже полностью
переходит к праксиологическому аспекту ответственности. Т.е.
свобода и
ответственность рассматриваются через призму категории «свобода воли».
Другими словами, праксиологический аспект вводит нас в сферу практической
деятельности (в сферу движения от сознания к практике).
32
В философской традиции
свободу воли понимали обычно в аспекте
дихотомии: человек (в его деятельности) самоопределяем или, напротив,
детерминирован извне некой внешней необходимостью, субстанцией (роком,
судьбой,
богом).
детерминацией
географических
В
материалистической
человека
принято
мыслить
философии
под
земные
факторы
внешней
–
от
(или даже биологических) условий до материального
производства, социальной среды в целом, т.е. общества.
Конечно, конкретный человек или общность (фирма, к примеру) может
ощущать себя по-разному: полностью либо в основном самоопределяемым,
либо определяемым некой внешней данностью (социальной средой). На деле
же (объективно) он одновременно определяем тем и другим. Дихотомия здесь
относительная (как средство актуализации мысли). Оставаясь на почве
материализма, скажем: он детерминирован обществом и природой (как в целом,
так и их подсистемами, институтами), их, другими словами, закономерностями,
которые как раз выступают в форме необходимости. Вместе с тем он и
самоопределяем. Эта самообусловленность зависит как раз от степени
осознания человеком необходимости, своих интересов и потребностей. С этой
точки зрения, свободу воли можно определить, как благоприобретенную
способность человека действовать в соответствии со своими интересами и
целями, опираясь на познание объективной необходимости. 8
Что
общего
между
всеми
этими
категориями
–
свобода,
ответственность, свобода воли? Во-первых, все они, по традиции, суть понятия
морали как древнейшей формы общественного сознания. Земная сердцевина
любой религии как исторически первичной формы или способа осмысления
жизни в целом – моральные кодексы. В этом смысле мораль – духовный базис
общества, святая святых. Во-вторых, воля и ответственность, взятые как
8
Такое
определение мы находим в «Советском энциклопедическом
словаре». М. Изд. третье. 1984.. С. 1174-1175.
33
субъективные
явления,
что
называется,
повязаны
друг
с
другом.
Ответственность предполагает волю. В свою очередь и воля предполагает
ответственность (в ее практической форме, т.е. не в духе, а в практике). Если
субъект в процессе выбора взял на себя определенные обязательства, он обязан
их выполнить. Его воля – первый его помощник в выполнении принятых
обязательств. В сущности, мы выходим на новую двойную (парную) категорию
«свобода
воли
и
ответственность».
Если
субъект
пренебрегает
ответственностью в своих действиях (в выборе, к примеру, средств достижения
цели), проявляет волюнтаризм, то он подлежит осуждению (партнеров,
общества, истории – в зависимости от масштабов своих действий). Но то же
самое происходит (суд партнеров и пр.), если он «не дотягивает» до нормы
ответственности, проявляет безволие (там, где надо власть употребить, а не
сорить словами – почти по басне Крылова).
Свобода воли, по классическому определению, есть «интеллигибельная
способность индивида к моральному самоопределению». 9
Что означает
моральное самоопределение? По Канту, мораль – это практический разум
(третье звено в его известной программной формуле – «что я должен знать, на
что я могу надеяться и что я должен делать»). В абстрактном, теоретическом,
плане, воля в собственном смысле слова есть, по Гегелю, «высшая способность
желания»10. Мышление (разум, интеллект) и воля не разделимы и вместе с тем
9
Так определяется свобода воли в соответствующей статье в Новой
философской
энциклопедии
(т.3.С. 503).
Авторы
статьи
обстоятельно
прослеживают историю разработки этой проблемы, выделяя все значительные,
так сказать, «измы» (феноменологизм и пр.). Нам здесь все это не нужно. Но,
тем не менее, следует все же определиться в половодье точек зрения. Для
целей нашей работы принципиальное значение имеют две из них: И.Кант (его
слова как раз и взяты нами за основу), и марксизм.
10
Гегель. Работы ранних лет. С. 9.
34
не сливаемы. «Мышление само себя определяет к воле, и первое остается
субстанцией последней; так что без мышления не может быть никакой воли».
Вместе с тем «Практический образ действий… нужно отличать от его
теоретического образа действия». (Там же).
В этой связи уместно напомнить позицию марксизма. По выражению
Ф. Энгельса, свобода воли – это «способность принимать решение со знанием
дела».
11
Здесь мы как раз и видим прямую связку свободы воли с тезисом
«свобода есть познанная необходимость». Раз мы познали ее, значит,
принимаем решение со знанием дела. Свобода воли – это способность
принимать решение и действовать со знанием дела, в соответствии со своими
интересами и целями, соотнесенными с интересами других людей, а, в
конечном счете, общества.
Таким образом, моральное самоопределение человека есть переход к
практическому действию (самоопределение в практическом действии). Но к
действию не вообще (оно может быть и преступным), а соотнесенным с
общественной моралью (действием во благо). Образно выражаясь, быть или не
быть человеком - деятелем, хозяином своей судьбы – вот главный вопрос
свободы воли (основная суть гамлетовского вопроса - «быть или не быть?»).
Он же и главный вопрос ответственности. В нем же, в этом вопросе, и заключен
и
главный ответ:
быть. Но и здесь, как в случае самообороны, надо
соразмерять силу воли, выбранные средства и реальные условия, чтобы не
превратиться в один момент в преступника, в объект обвинения со стороны
общества или государства (чтобы поступок не превратился в проступок).
Другими словами, в понятии «свобода воли» исследователи все время, так или
иначе, крутятся вокруг проблемы свободы, меры оправданности действия и
средств достижения цели, соотнесенных с благом. Здесь-то, в выборе средств,
как раз и важна мораль (ответственность, совесть, справедливость и пр.).
11
Цитировано по: Новая философская энциклопедия. Т. 3. С. 506.
35
Именно она является едва ли не основным внутренним ограничителем
своеволия в общем ряду других форм сознания – права, политики и т.д.
Как и в случае анализа свободы и ответственности, у свободы воли есть
свои модальности (ракурсы). Если модальности свободы – «от чего» и «для
чего» («во имя чего»), а также
«до» или «в каких границах, условиях»,
модальности ответственности - «перед кем» и «за что», а также «до» или «в
каких пределах, условиях», то модальности свободы воли - «к» (воля к чему, к
какой цели) и «с» (с помощью каких средств). В случае «к» сошлемся в
качестве примера на такие идеи Шопенгауэра и Ницше, как соответственно,
воля к жизни и воля к власти. У наших бизнесменов, к примеру, –
всепоглощающая воля к максимизации прибыли, а у массы населения сегодня
(по той же рыночной логике) – воля к деньгам, а через них к потребительству
как
главному
способу
неадекватного выбора
самоутверждения
(самоопределения).
В
случае
средств действия (модальность «с») человек может
скатиться на позиции «средства оправдывают цель» («макиавеллизм») или,
напротив, упустить шанс подлинно исторического действия (слово не перешло
в дело).
Таким образом, центральная проблема второй модальности свободы
воли – это проблема соответствия цели и средств ее достижения. Волящий
человек свободен
в выборе, как цели, так и
средств действия, чтобы ее
достигнуть. Вместе с тем в обоих случаях он ограничен. И ограничен как раз
ответственностью – с одной стороны, за выбор цели, а с другой, за выбор
средств ее достижения.
Помимо
указанной,
достаточно
разработанной
в
литературе
проблематики «цели и средства», необходимо, на наш взгляд, выделить третью
модальность «свободы воли», которую можно обозначить как вариант «до»
или «не» - не навреди, до каких пределов
человек волен вмешиваться в
объективные природные и общественные процессы, скажем, в медицине,
политике, технике и пр. (проблема меры воления). Этот
аспект и
36
соответствующая проблема не получили в рамках свободы воли
сколько-
нибудь вразумительного раскрытия (в литературе). В полный голос эта
проблема зазвучала в практической жизни современного мира. Обострила
ситуацию эпоха буржуазных революций и особенно революций под лозунгом
социалистических как наиболее резких социальных перемен, до полного
отрицания достигнутой ступени развития. До каких пределов человек волен
вмешиваться в ход истории, в жизнь общества со своими реформами и
революциями? Воля, будь она консервативная, реформистская, революционная,
должна
быть
ответственной,
чтобы
не
обрушить
естественный
ход
человеческой истории или конкретного общества, не ввергать его каждый раз в
состояние гражданской войны (холодной или горячей).
Это верно относительно не только практики, но и духа: до каких
пределов, к примеру, можно переписывать
историю, чтобы не потерять
объективную картину этой истории, не деморализовать подлинного героя этой
истории – собственный народ.
В этом смысле судьба России в ХХ веке
особенно показательна. Четыре революции на одно столетие – это очень много.
Причем, две из них («большевистская» и «либерально-демократическая») были
связаны с радикальным разворотом страны на 180 градусов. В том числе с
радикальным разворотом в осмыслении истории. Нигилизм, голый критицизм
относительно
собственной
истории
вдвойне
опасен.
Здесь
принцип
ответственности выступает в качестве категорического императива. Вот уж
поистине, кто старое помянет, тому глаз вон. Но кто старое забудет, тому оба
вон.
Не менее остро стоит этот вопрос и в отношении естественной
природы: до каких пределов человек со своей неограниченной волей может
вмешиваться в систему природы? Логика популярного в свое время
мичуринского лозунга «не ждать милостей от природы, а взять их – наша
задача» может привести к коллапсу человечества. Но И.В.Мичурин (18551935), наш известный народный агроном, выдвинувший этот лозунг, здесь не
37
оригинал. Марксисты в лице их революционного крыла еще раньше взяли на
вооружение этот принцип: не ждать милостей от истории, а взять их – наша
задача,
т.е.
не
ждать,
когда
история
(или
правящие,
экономически
господствующие классы) своим естественным ходом подведет человечество к
неким границам справедливого общества, а декретировать его революционным
актом.12 Или, по Марксу: «философы лишь различным образом объясняли мир,
но дело заключается в том, чтобы изменить его».13 Российские большевики как
раз погрешили против диалектики «цели и средства», абсолютизировав роль
насилия в переустройстве общественной жизни. Впрочем, не далеко ушли и
российские неолибералы со своей шоковой терапией. Те и другие проявили
психологию заурядных волюнтаристов.
Эта третья модальность воли («с» - за счет или, точнее, с помощью
каких средств достигается цель) вполне актуальна и для бизнеса. Типичный
принцип, приписываемый бизнесу его западными идеологами (в данном случае
М.Фридманом), это принцип максимизации прибыли. При этом обычно
указывают, что бизнес
действует в рамках законов, установленных
государством. Но государство, хотя и значимая сторона той среды, в которой
развертывается деятельность бизнеса, но не единственная. Столь же важна еще
одна, пожалуй, самая главная сторона – общество. Поэтому
принцип должен звучать так:
12
максимизация прибыли, но не
указанный
в ущерб
В.И.Ленин, парируя обвинения меньшевиков о несвоевременности
социалистической революции в России, поскольку в ней еще не созрели
объективные условия для этой революции, писал, почему бы нам не взять
государственную власть, чтобы догнать развитые страны в формировании этих
объективных условий. // В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Взятая сама по себе, это
вполне здравая точка зрения. Но весь вопрос в том, с помощью каких средств.
13
С.3.
К.Маркс и Ф.Энгельс. Избранные произведения. В трех томах. М.1966. Т.1.
38
государству и обществу или, конкретнее, не за счет ограбления (обнищания)
наемного труда, низовых слоев этого общества.
Что ж такое свобода воли бизнеса, если отойти от раскрытия ее
сущности через моральное самоопределение?
С
точки зрения «делового
рационализма» (рационализма бизнеса) мы бы рискнули определить ее так:
свобода воли бизнеса – это способность человека (корпорации) со знанием
дела сформулировать цель своей деятельности, аккумулировать, далее, свою
энергию (интеллектуальную, эмоционально-чувственную, физическую), т.е.
свои сущностные силы для практической реализации этой цели с учетом своих
интересов, так или иначе соотнесенных с интересами государства и общества.
Воля должна быть, подчеркнем, ответственной, т.е. она должна быть подчинена
необходимости даже в условиях вторжения случайности в ход событий. «Не
навреди!» - вот главная юридическая и нравственная заповедь свободы воли по
отношению к природе и человеческой истории. Если принято говорить, что
добро должно быть с кулаками, то это означает ни мало, ни много, что воля (и
свобода воли) также должна быть с кулаками.
Здесь особенно важно подчеркнуть двуединую духовную основу воли.
Чтобы воля не оказалась произволом, капризом субъекта, она, во-первых,
должна основываться,
повторим, на истинном знании, на познанных
объективных закономерностях. Во-вторых, обратимся к диалектике идеи и
истины. Истина, чтобы стать мотивом практического действия, должна
перерасти в идею. Идея, по П.В.Копнину, тем отличается от истины, что
последняя относится к объекту «несколько созерцательно», создает идеальный
объект, но не содержит в себе движения к его реализации.14 Другими словами,
идея включает в свое содержание некий ценностный идеал в форме цели как
возможность реального преобразования объекта, т.е. идея должна соединиться
с интересом. Далее, прежде чем начать действовать в соответствии с той или
14
П.В.Копнин. Диалектика как логика и теория познания. М. 1973. С. 292.
39
иной идеей, «у человека должна созреть необходимая для этого решимость. В
формировании этой решимости определенная роль
принадлежит вере,
уверенности в истинности идеи, в необходимости действия в соответствии с
ней, в реальную возможность воплощения в действительность».
15
Сильная
воля – довольно редкий талант, а равно и довольно редкий социальный капитал.
Известно выражение:
талант важен, но важно и направление
таланта.
Соответственно, воля важна, но важно и направление воли. Она может быть
связана
с
различными
либеральными,
интересами
прогрессистскими
и
субъектов:
консервативными
и
эгоистическими
и
реакционными,
коллективными.
Воля, следовательно, может быть индивидуальной и коллективной.
Что касается коллективной воли, то следует различать три типа социальной
воли: а) суммативную или, образно выражаясь, дисперсную волю, рассеянную
в массе индивидов, непосредственно и
практически не
связанных друг с
другом (ее основа – сходство, одинаковость интересов); б) волю, сопряженную
с организацией людей и едиными программными установками (в рамках той
или иной общности); в) и волю, возведенную в закон, воплощенную в правовых
кодексах. Под суммативной (суммированной) волей имеются в виду
одинаковые волевые установки индивидов, взятых в некоторой номинальной
совокупности, организационно, идейно никак не связанных друг с другом. Это
могут быть потоки пассажиров, устремившихся в отпускное время на южные
курорты или туры. Или совокупности индивидов, выступающих объектом
социологического опроса в целях выявления их выборных предпочтений.
Второй тип социальной воли связан с устойчивыми социальными
общностями (классы, слои, страты), с присущими им объединениями,
имеющими оформленную организационную структуру и программы действия.
Это могут быть различные общественные движения, политические и
15
П.В.Копнин. Диалектика как логика и теория познания. М. 1973. С.300.
40
профессиональные организации. К этому типу относятся производственные
коллективы, бизнес-структуры (фирмы, банки и т.д.).
Третий
тип
представлен
государственно
или
законодательно
оформленной волей. Наиболее ярко она проявляется как раз в системе права. В
классовом обществе марксизм, например, определяет право как волю
экономически господствующего класса, возведенную в государственный
закон. В демократических государствах право выступает
как
воля
большинства населения, возведенная в форму закона.
Свобода воли, повторим, имеет свои границы. За этими границами она
перерождается либо в фатализм, либо в волюнтаризм. Фатализм традиционно
понимается как безропотное подчинение року, судьбе. Но с появлением науки
об обществе, программным продуктом которой являются
знания об
объективных законах его развития, фатализм может принимать новую форму –
механическое подчинение людей общественным законам, вера в автоматизм
этих законов.
Поэтому логически обусловленную волю, необходимо еще соотнести с
историческими особенностями страны, общества чтобы не уподобиться слону
в посудной лавке. Особенно в период революционных потрясений. Вот уж
поистине, семь раз отмерь, прежде чем, начать кромсать живую историю
(общество) на куски, а потом употребить героические усилия в поисках
сказочной мертвой и живой воды, чтобы спаять эти куски в единое тело и
вернуть общество к живой жизни. Иными словами, субъекта воли, т.е.
деятельного человека подстерегают своеобразные опасности: волюнтаризм как
абсолютизация волевого начала и недооценки роли объективных факторов, и
аномия как своеобразный паралич воли (безволие). Аномия в свою очередь
выступает как обратная сторона фатализма, т.е. веры в автоматическое
действие неотвратимой судьбы.
41
1.2. Сущность и структура социальной ответственности бизнеса
До сих пор все понятия категориального свободно-ответственного ряда
рассматривались в общефилософском аспекте, хотя по ходу анализа речь
заходила и о моментах социальной реальности (в основном, в порядке
иллюстрации). Теперь же следует обратиться непосредственно к социальному
аспекту и начать с основных уровней организации общественной жизни. Не
претендуя на раскрытие всей совокупности
этих уровней, выделим их
основные разновидности (по аналогии с макро– и микроэкономикой).
Макроуровень – это уровень общества (государства), широких общностей, типа
классов, хозяйственных территориальных регионов). Микроуровень - уровень
бизнес-корпораций как непосредственно хозяйствующих субъектов, а также
уровень личности.
Остановимся, прежде всего, на соотношении общества и личности
(государства и гражданина).
Одни исследователи ставят во главу угла
общество, историю, другие – личность. Философы, социологи традиционно
ломают копья вокруг проблемы - кому отдать приоритет: обществу или
личности (коллективизму или индивидуализму). Марксизм-ленинизм налегал
на общество (коллективизм), либерализм – на индивида (личность). Как нам
представляется, такая постановка проблемы во многом навеяна частными
особенностями исторического процесса и их односторонним отражением в
общественном сознании («герои и толпа», т.е. великие личности и масса).
Политики, к примеру, любят
декларировать, что краеугольным камнем их
деятельности является приоритет национальных интересов (общества и
государства). Это означает, что высшим критерием ответственности для
личности, непосредственной организации (коллектива) является все-таки
приоритет интересов общества (коллектива), но не в ущерб личности.
На
наш взгляд, это вполне естественно: человечество организовано и живет в
форме национальных сообществ.
42
Но и личность, ее права и свободы, долг и обязанности также могут
выступать и выступают в качестве критерия прогресса. В конечном счете,
проблема
диалектики
общего и отдельного, т.е. общества и личности,
государства и гражданина – напоминает известный алгоритм (амплитуду, к
примеру, движения часового маятника). Только в попеременной акцентировке
этих
двух
начал
-
общинного
(коллективного)
и
личностного
(индивидуального) обеспечивается ход маховика исторического движения
общества. Образно выражаясь, общество (государство), как морской корабль,
«рыскает» по курсу: от общенациональных интересов к интересам личности.
Оптимальная альтернатива развития общества заключается в их конкретном
единстве (в конкретных исторических условиях или обстоятельствах).
Схемы, при всей их необходимости, большей частью умозрительны,
огрубляют реальный процесс. Реальность сложнее. В области экономической
теории Запада, начиная с Нового времени, т.е. с эпохи свободной конкуренции,
преобладала точка зрения, по которой
общественный интерес (интерес
общества) выражается или действует через личный интерес.
По А.Смиту,
индивид, преследуя на рынке личный интерес, реализует тем самым и интерес
других людей, т.е. в конечном счете, общества. По этой логике никаких
отдельных интересов
общества, т.е. наличествующих помимо личных
интересов, не существует. Марксисты, напротив, разводили общественные и
индивидуальные интересы как самостоятельные явления, отдавая первенство
интересам общества, т.е. подчиняя им интересы индивида (нередко до прямого
противопоставления). Так колхозный строй (колхозное производство) и личное
подсобное хозяйство колхозника существовали сами по себе. Советский
социализм
в
целом
заинтересованностью
отличался
как
раз
низкой
материальной
личности в развитии общественного производства.
Причем, эта модель, т.е. жесткий примат первенства интересов общества,
носила поголовный, повсеместный характер. В конце концов, это подорвало
доверие народных масс к советскому социализму. Эти массы довольно
43
равнодушно отнеслись к краху советского социалистического строя. Видимо,
идеал материальных
интересов общества и личности лежит в модели
смешанной экономики, в единстве различных ее форм. Конечно, исторические
условия могут вносить своеобразные поправки в эту модель. В условиях
чрезвычайных ситуаций, как, например, война – нападение агрессора,
господство интересов
общества в целом выступает как
категорический
императив.
Таким образом, сколько ни подчеркивать приоритет общества или
личности, следует помнить, что они – совокупность единой системы
общественных отношений и должны пребывать в гармонии. Личность не может
существовать вне общества. Это понятно. Но и общество не может
существовать вне личностных факторов. В ином случае общество выглядит
бессодержательной абстракцией, как и личность, взятая вне общества.
Личность, конечно, не растворяется бесследно в системе отношений общества.
Она их живой и деятельный субъект. Они, отношения, образуют, так сказать,
кристаллическую решетку сущности личности, пронизывая ее потребности и
интересы, ее способности и притязания, ее права и обязанности, т.е., ее
социальные сущностные силы: труд, общение, любовь, духовность и пр. Но
конечный
интегративный
критерий
ее
разумности,
целесообразности
практической жизни в целом - общество, его интересы.
Следует также вникнуть в диалектику модальностей ответственности:
«перед кем» и «за что», т.е. диалектику взаимодействия субъектов
ответственности, попеременно играющих роли заказчика и подрядчика.
Заказчик не только выдвигает требования перед исполнителем по всему
профилю ответственности последнего. Но и сам берет на себя определенные
обязательства, т.е. ответственность перед подрядчиком (исполнителем). Она
включает такие вопросы, как обеспечение исполнителя соответствующими
ресурсами и средствами. В примере с вузами речь идет, начиная с азов
(законодательство, ресурсы: земля, здания и прочие аспекты инфраструктуры)
44
и кончая финансами, средствами морального поощрения и пр.). Если заказчик
не выполняет условий обеспечения, исполнитель-подрядчик, то есть вузы,
воленс-неволенс, снижают качество подготовки специалиста и социализации
личности.
Диалектика тут простая. Чем ниже практическая (не пропагандистская,
«пиаровская») ответственность у заказчика, т.е. чем меньше он «платит» (чем
меньше «дает»), тем ниже ответственность у подрядчика за качество
выполнения своих обязательств.
В общем и целом, это верно и применительно к бизнесу и, вообще, к
любому роду деятельности
гражданского общества, хотя и не без
особенностей. В случае с бизнесом заказчиком выступает общество в целом
или
представляющее
его
государство
как
субъект,
выражающий
в
систематизированном виде волю большинства населения. Именно общество
(государство)
предоставляет
(самостоятельности)
бизнесу
ту
или
как в аспекте владения
иную
степень
свободы
собственностью на средства
производства, определения программы и организации деятельности, какую
конкретную продукцию производить, назначать ей цену, так и в части формы
и объема получения дохода и его распределения за рамками выплаты налогов.
В систему заказчика, непосредственно или опосредованно, входят те или иные
слои населения как потребители продукции, произведенной корпорациями.
Этот момент отражен в известной расхожей формуле: покупатель всегда прав.
Покупатель,
т.е.
потребитель
в
данном
случае
выступает
в
роли
опосредованного заказчика. Опосредованного в том смысле, что бизнес на
основе изучения конъюнктуры рынка, т.е. интересов, покупательского спроса
населения может сам определять, что нужно этому населению, организовывать
производство тех или иных средств к жизни и предлагать их потребителю.
Конечно, здесь есть риск промахнуться в части точности прогноза.
В случае с ответственностью бизнеса системный подход выражается в
следующем. Действуя по М.Фридману, бизнесмен, его корпорация может,
45
действительно, сказать: я плачу государству налоги и с меня достаточно. С
узкой, односторонней точки зрения, он может быть и прав. Но помимо
государства существует еще и общество как
первичная субстанция этого
государства и самого бизнеса. Поэтому помимо государства он ответственен и
перед обществом. Причем, самым непосредственным образом.
Среди разнообразных связей бизнеса и общества отметим здесь лишь
один момент. Налоги, выплаченные корпорациями, ушли казну государства (в
бюджет) и смешались там с средствами из других источников (других
налогоплательщиков и пр.). Государство, подбив дебит/кредит, начинает
распределять бюджет (обезличенные, анонимные деньги) по социальным
нуждам населения. Население, естественно, радо этим деньгам. В этом случае
потребительскому карману, в общем-то, дела нет до вопроса, кто их заработал
(помимо государства). Ему это безразлично. Но не безразлично душе. Душа
желает быть благодарной. А кого благодарить?
Где тот непосредственный
субъект, который благо дарует? Да и этот субъект (бизнесмен, корпорация)
тоже обладает душой. Ей тоже как-то неуютно от анонимного движения ее
налоговых выплат. Вот тут-то как раз важна социальная ответственность той же
корпорации. Особенно как раз в части, говоря традиционным слогом,
благотворительности
(спонсорства,
меценатства).
Эта
ее
социальная
ответственность, конечно, не налог, не юридический акт, она - адресный дар. И
ей (корпорации) далеко не безразлично, как отзовется ее дар в народной душе.
Желательно, чтобы он отозвался ростом социального доверия,
уважения,
возвышением авторитета фирмы. В экономике это доверие, признательность
способно, кстати, оборачиваться повышением спроса на ее товары, услуги, что
не лишне для той или иной корпорации.
Этот момент, в общем-то, частный случай. Но, как и другие случаи, он
важен с точки зрения развития взаимосвязи бизнес-корпораций как элемента
гражданского общества с
этим обществом в целом. В части, например,
отношений бизнеса и наемного труда, их единства в отношении к государству
46
с точки зрения обеспечения стабильного, устойчивого развития социальной
системы в целом.
Итак, при всем многообразии уровней ответственности определяющим
является уровень общества в целом. Именно на этом, социальном,
уровне
принимаются в лице государства судьбоносные решения (законы и другие
акты)
социально-политического,
правового
и
экономического
порядка,
обязательные для всех членов общества. Это касается их свободы,
ответственности, свободы воли, гражданских прав и обязанностей. На
нижележащих уровнях (регионов, краев, областей, корпораций) эти решения
могут дополняться и конкретизироваться. Так что та же корпоративная
социальная ответственность может выглядеть как слоеный пирог.
В ней наряду с собственно корпоративными элементами могут быть
выделены элементы классовой социальной ответственности, поскольку частные
собственники этих корпораций, деятели высшего звена управления (топменеджеры и т.д.) представляют экономически господствующий класс.
Другими
словами,
руководство
корпораций,
развивая
социальную
ответственность, действует не только в интересах своих хозяйственных
объединений, но и в интересах всего класса собственников.16
То же самое, но с известной спецификой, следует сказать о нации. Как
бы ни бушевали сегодня ветры экономической и политической глобализации,
человечество живет в национальных квартирах. Т.е. в форме национальных
объединений, как бы они ни были оформлены в государственно-правовом
отношении
–
мононациональное
или,
напротив,
многонациональное
государство. Это означает, что социальная ответственность бизнеса имеет и
16
Социальной ответственности предпринимателей как социального класса
посвящена статья, на которую мы опираемся : Овчинников Г.К. Социальная
классовая ответственность бизнеса. // Alma mater. Вестник высшей школы.
2013. № 12.
47
национальную форму (или уровень). Бизнес-корпорации могут успешно
развиваться
в
транснациональном
пространстве,
развивая
социальную
ответственность в интересах стран пребывания. Но в любом случае, так или
иначе, в явной или скрытой форме, эти корпорации остаются проводниками
политических и прочих интересов своей «метрополии»
(«материнской»
страны).
В этой связи, в свете всего сказанного, уточним наше понимание
социальной
ответственности.
С
философской
точки
зрения,
всякая
ответственность в обществе социальна, поскольку общество – социальная
система, а люди – социальные существа. Во всем предшествуемом анализе
говоря об ответственности, мы имели в виду ответственность вообще. Просто
следует различать аспекты анализа. В общефилософском аспекте ударение
делается
на
ответственности
как
таковой,
поскольку
никакой
иной
ответственности как атрибута деятельности homo sapiens,а мы не знаем.
Определение «социальная» применительно к ответственности уходит как бы в
подтекст.
Понятие же «социальная ответственность» всплывает, когда мы
обращаемся к социально-философскому анализу общества или, в нашем случае,
к анализу бизнеса. Поэтому-то и важна проблема уровневого анализа всего
выделенного категориального ряда.
В
деловой (политической, экономической и т.д.) практике, в
конкретных науках сформировался ряд понятий видового уровня или типа,
одноименных с родовыми категориями. Например, теоретики и практики
бизнеса
в
лице
значительной
части
своих
представителей
склонны
интерпретировать «корпоративную социальную ответственность» как дар, т.е.
как деятельность бизнеса, во-первых, за пределами собственно экономической
сферы, а во-вторых, за пределами юридически обязательных принципов и норм.
Поскольку в современной России бизнес приучается к
ответственности
корпораций
в
значительной
степени
государством,
социальной
постольку
у
складывается впечатление, что навязываемая им социальная
48
ответственность – некое дополнение к налоговому бремени (налоговая
обязанность). От
этой налоговой обязанности нельзя уклоняться, иначе
попадешь под правовые санкции.
Но это узкая точка зрения. Помимо государства бизнес непосредственно
взаимодействует с обществом. Таким образом, бизнес, с одной стороны
ответственен перед государством и выстраивает свою деятельность в
соответствии с правовой системой этого государства. Но с другой, он
непосредственно ответственен перед обществом и вынужден выстраивать свою
деятельность в соответствии с моральной системой этого общества.
Разумеется, это несколько упрощенная схема. Государство, в конечном
счете, также подотчетно обществу, его интересам. Более того, структура
социальной
системы
выражается
в
разных
формах
дифференциации
(традиционно в классовой, к примеру, форме и т.д.). Среди этих
форм
актуальное значение имеет деление социальной системы по линии правовое
государство и гражданское общество. Бизнес в данном случае выступает как
член этого общества. Поэтому, когда западные исследователи
концепцию корпоративного гражданства, они позиционируют
развивают
место и роль
бизнеса в рамках государственной правовой системы, т.е. корпорации
выступают как коллективный подданный государства, разделяющий все права
и обязанности этой системы.
Но в принципе концепция корпоративного
гражданства вполне может быть использована и при раскрытии содержания
гражданского общества. Образно выражаясь, корпоративное гражданство
выражает в этом случае «подданство» бизнеса гражданскому обществу. Мы
еще вернемся к этому вопросу. Здесь же отметим, что это «подданство» также
обязывает бизнес соблюдать все права и обязанности перед обществом, но уже
в рамках не столько юридической, сколько моральной системы (принципы
социальной справедливости и т.д.).
Исходя из сказанного, следует в качестве первого шага признать
правомерность понятий «социально ориентированный» или «социально-
49
ответственный бизнес». Другими словами, - ответственность бизнеса на уровне
корпораций как хозяйствующих субъектов. Это позволяет разработать
механизм эмпирического учета (измерения) и контроля
их социальной
ответственности как внутри самих корпораций (по отношению к собственным
наемным работникам), так и вовне – к населению и административной власти
тех территорий, в которых располагаются их предприятия, а частью и за
пределами этих территорий (в форме спонсорства учреждений культуры,
образования и пр.).
Следовательно,
КСО
позволяет,
с
одной
стороны,
развивать
человеческий и социальный капитал «на сегодня» и «на перспективу», а с
другой
вносить
ощутимый
вклад
в
решение
проблем
социальной
справедливости как фактора устойчивости и стабильного развития общества в
целом, укрепляя тем самым собственную социальную базу бизнеса – авторитет
среди населения, его доверия к бизнесу. Причем, социальная справедливость
не
противоположна конкуренции и вообще соревнованию индивидов. Она
вполне допускает конкуренцию, но в легитимных формах. А именно в формах
соревнования. Если бы это было иначе, олимпийские игры лишились бы своего
имиджа как ореола
гуманной состязательности, благородства и красоты,
единства личного и командного мужества и воли.
Приложение философской проблематики, связанной с социальной
ответственностью, к высшей школе означает, во-первых, что государственным
органам
необходимо
развивать
академическую
свободу
(автономию)
деятельности вузов в единстве с формированием их свободы воли и
ответственности. Учитывать при этом, прежде всего,
волю и интересы
общества в целом. Это означает, что вузы (вузовское сообщество) не должны
замыкаться в рамки исключительно своих интересов. Но они не должны, далее,
подчинять свою волю исключительно бизнеса или какого-либо социального
института – государства, к примеру (точнее, его бюрократии).
50
Высшая ответственность вузов – ответственность перед обществом.
Они не должны, иными словами, ограничивать свою волю исключительно
интересами экономики, профессии. В этом случае иногда говорят, и вполне
справедливо, о воинствующем экономизме.17 Высшая школа как субъект
гражданского общества
должна соотносить свои интересы (и волю), прежде
всего, с интересами этого общества в единстве с его основными институтами
(бизнес-сообщество, родительское сообщество и т.д.), с учетом специфики
социальных групп населения конкретного региона, в котором действуют вузы.
А для этой цели сообщество под названием «высшее образование»
или
«высшая школа» должно быть организовано именно как сообщество
(объединение в форме союзов, ассоциаций и т.д.) со своими общественными
представительными
органами,
со
своей
трибуной
(средства
массовой
информации или, по крайней мере, иметь к ним свободный доступ). Оно
должно обладать свободой воли, чтобы отстаивать свои интересы перед
властью, бизнес-сообществом, и иными социальными институтами.
Что касается бизнеса, то у него самого достаточно средств, чтобы
целевым назначением (под заказ) финансировать конкретные вузы для
подготовки
специалистов
подготовку
и
определенного
переподготовку
кадров
в
профиля.
Или
своих
стенах
организовать
в
качестве
дополнительного образования с учетом конкретных интересов бизнес-фирм. В
этой связи возникают так называемые корпоративные университеты или
институты. Сами эти названия на сегодняшний день скорее метафора. Функции
этих вузов ограничиваются целями дополнительного образования или
17
См., к
примеру:
Александр
Абрамов. Оптимизация
поголовья
преподавателей. // Независимая газета. Среда 15 сентября 2010 года. С.3.
51
повышения квалификации, переподготовки. Даже для лиц, не имеющих
высшего образования. 18
Во-вторых, вузы, перенимая функцию общеобразовательной школы по
формированию воли у подрастающего поколения, должны, далее, закладывать
в подготовку специалиста, в процесс продолжения его социализации задачи и
методы по формированию ответственной воли. Они должны вносить, так
сказать, в социальный геном специалиста «хромосому» не только «свободная,
социально-ответственная» личность, но и личность
«ответственно-волевая».
Сегодня этой стороне вузовской подготовки не уделяется должного внимания,
потенциальные возможности реализуются слабо.
Одну из таких возможностей заключают принципы, заложенные в
основу организации приема абитуриента в вуз и всего учебного процесса в
высшей школе. Речь идет о конкурсной системе, как в процессе приема, так и в
процессе обучения студента
(имеются в виду
формы вступительной,
семестровой, выпускной аттестации - экзамены, зачеты и пр.). По своему
содержанию конкурс, в сущности, та же конкуренция, которая сегодня как
принцип конкурентоспособности входит в систему требований (компетенций)
подготовки специалиста. С этой точки зрения, система зачисления абитуриента
в вуз на основе ЕГЭ в ее сегодняшнем виде страдает известным изъяном. Это
конкурс документов, а не конкурс личностей. Понятно, что документы
отражают сущность личности, поступающей в вуз. Но и документы подлежат
проверке (они могут быть и «липовыми» как в буквальном, т.е. подделаны,
куплены, так и в переносном смысле - в смысле низкого качества реального
образования). Другими словами, сегодня вуз поставлен в условия анонимного
18
Так, в корпоративном институте, организованном в Газпроме, повышают
свою квалификацию наряду с инженерами, работники, имеющие общее или
среднее профессиональное образование (рабочие, техники).// Электронный
ресурс. Сайт Газпрома.
52
набора студентов. Это резко снижает его возможности, как в части
качественного набора молодежи, так и в части воспитательного воздействия на
будущего специалиста. Вступительные процедуры должны быть открыто
конкурсными, т.е. конкурентными как для личности поступающего, так и для
организатора конкурса. Не конкурс документов, а конкурс живых личностей.
Другими словами, принцип ЕГЭ должен быть дополнен некой
процедурой, которая бы позволяла бы вузу реально, персонифицировано
производить отбор молодежи для высшего образования в данном вузе. Это
может быть вступительное собеседование, компьютерное тестирование и
прочие формы. Поступающий, далее, должен знать: поступление в вуз еще не
гарантирует
автоматического
получения диплома о высшем образовании.
Зачисление в вуз не означает, что можно расслабиться. Учеба в вузе – это
разбитый на этапы, растянутый на годы жесткий конкурс или на современном
языке - конкуренция. Поступив в вуз, абитуриент налагает на себя
ответственность: не ослабляя воли, дойти до победного конца.
В-третьих, такая постановка вопроса (ситуация растянутого конкурсаконкуренции) накладывает и определенные обязательства на вуз, на его
профессорско-преподавательский корпус. Прежде всего, он обязан грамотно и
целенаправленно выстраивать процесс развития (закалки) воли у студентов,
используя разнообразные формы и методы. С методической точки зрения могут
быть использованы различные формы доведения до молодежи конкурсной
сущности учебы в вузе, как по ходу учебного процесса, так и внеучебной
работы: (посвящение в студенты,
соответствующая беседа-напутствие при
начале каждого нового года или очередной сессии и пр.). Подспорьем могут
быть
различные
самодеятельные
(самоуправление, спорт, художественная
формы
студенческой
активности
самодеятельность и другие виды
внеучебной работы).
Мы приводим примеры из области образования, особенного высшего,
потому, что теория и практика подготовки специалиста здесь наиболее
53
разработана, наиболее изощрена и осмыслена.
Роль и значение теории и
практики высшей школы обусловлены тем, что они имеют дело с личностью
как будущего специалиста и полноправного гражданина на заключительном
этапе ее социализации, т.е., на ее выходе из системы образования и воспитания
в сферу взрослую самодеятельную жизнь.
В том числе, особо
подчеркнем, в сферу бизнеса или шире
предпринимательства. К сожалению,
высшая школа, вузы в массе своей
довольно инертны к проблемам формирования и воспитания будущего
бизнесмена,
предпринимателя.
Особенно
профессиональной
и
социальной
ответственности,
соответствующих
как
(гражданской
знаний,
раз
в
и
пр.)
умений
аспекте
свободы
и
его
и
навыков
жизнедеятельности как в условиях собственно рыночной экономики, так и в
высших сферах общественной жизни, уже за пределами экономики – сферах
политики, культуры, социально-родовой жизни. Знать и понимать, чувствовать
и помнить, что не заработком хлеба единого жив человек, но жив он и плодами
родительства, товарищества, дружбы и любви,
духовного творчества и
культуры, соборного бытия своего народа.19
19
Поразительный факт. Проблематику КСО развивают в основном и главном
специалисты в области экономики. Большинство из них как раз преподаватели
вузов. Они защищают диссертации, пишут учебники. Но выборочный анализ
учебной литературы для высшей школы (примерно 15 пособий по экономике,
предпринимательству, менеджменту) показал, что проблематика социальной
ответственности, в ее связи со свободой начисто отсутствует. Спрашивается,
кого мы воспитываем и чему учим? Ввели в список обязательных компетенций
специалиста конкурентоспособность, но об ответственности за эту самую
конкуренцию ни слова. Конкуренция без ответственности - безответственна!
Возмущаемся правовым и моральным беспределом в обществе. Но как с ним
бороться, если один из важнейших институтов социализации личности (а
54
Наконец,
самое
последнее.
Непосредственное
родовое
гнездо
ответственности, тем более социальной, - это, как уже частью отмечалось,
мораль или этика. Относительно соотношения экономики и этики в научной
литературе развиваются две основных позиции.
т.е. является внешним фактором развития
20
По одной, этика экзогенна,
экономики, того же бизнеса.
Другими словами, экономика (бизнес) нейтральна по отношению к морали. По
другой, этика эндогенна, т.е. входит в содержание экономики как ее
имманентный элемент. Поскольку в нашей
работе
ответственность
выступает как неотъемлемый элемент любой человеческой деятельности, той
же, к примеру, экономики, постольку, с нашей точки зрения, она
(ответственность) входит в содержание этой деятельности, т.е. присуща ей как
ее внутренний элемент.
Здесь
следует,
во-первых,
различать
момент
разделения
общественного труда: обособление экономики в рамках общего процесса
производства жизни и выделение морали (этики) в рамках процесса духовного
производства. В силу этого обстоятельства теоретики и практики той же
экономики могут абсолютизировать относительную самостоятельность этих
видов труда в зависимости от конкретных исторических условий. Во-вторых,
моральная
составляющая
экономики
(в
нашем
случае
–
социальная
ответственность) может функционировать в широком диапазоне от некоторого
максимума до некоторого минимума. Это происходит, в-третьих, в силу того,
что
мораль
(и
этика)
зависит
от
социально-классовой
(социально-
стратифицированной) структуры общества. Поэтому та же социальная
ответственность бизнеса (ее параметры) – это результат своеобразного
соглашения сторон, т.е. социальных общностей (классов и пр.), капитала и
высшая школа по самому своему названию – высшая школа или форма ее
социализации) оказалась в стороне от этой проблемы. (Речь идет о России).
20
См., например, работы В.А.Канке: Философия экономической науки М.
ИНФРА-М. 2010; Философия для экономистов. 3-е издание. М. Омега. 2011.
55
наемного труда, производителей и потребителей и т.д. Другими словами, как
бы ни различались конкретные факты проявления социальной ответственности
и соответствующие взгляды сторон, в любом случае эта
ответственность
является внутренним элементом человеческого взаимодействия.
Из всего проведенного здесь анализа вытекает вывод о том, что весь
ряд рассмотренных категорий – свобода, свобода и ответственность, свобода
воли и
ответственность позволяет, во-первых, углубить не
только
философский, но и конкретно-научный анализ ответственности, той же
корпоративной социальной ответственности. Социальную ответственность
бизнеса нельзя отрывать, толковать и развивать вне указанного контекста. А вовторых, сама практика этой ответственности открывает возможность уточнить
указанные философские категории. Свобода как познанная и духовно
освоенная
необходимость сама обретает характер закона. Точно также и
осознанная социальная ответственность приобретает характер закономерности.
Сопряженная, с одной стороны, со свободой, а через нее с необходимостью, с
другой, со свободой воли, она представляет собой условие успешной
деятельности людей, их различных институтов и тем самым, в конечном счете,
устойчивого, стабильного развития общества.
Необходимо,
социальной
далее,
разграничивать
ответственности,
связанные
субъектно-объектные
с
масштабностью
уровни
субъекта
исторического действия – общества, классов, наций, слоев, корпораций и
прочих общностей. В последнем случае важно понятие бизнеса как реальной
ячейки общества,
нацеленной на производство средств к жизни. Бизнес
незримо связан с обществом как социальной системой. Посему его
ответственность носит комплексный характер. В ней могут быть выявлены
56
черты не только конкретной хозяйствующей ячейки, но и класса, нации и
общества в целом. 21
Конечный итог из анализа указанных категорий можно
свести к
следующим определениям. 1) Свобода в общем плане есть благоприобретенная
способность человека, с одной стороны, к познанию
необходимости,
формирования на этой основе системы знаний-умений-навыков деятельности, а
с другой, к определению пределов (меры) своей деятельной активности в
рамках возможностей, вытекающих из познанных законов объективного мира.
2) Ответственность – обусловленная, как и свобода, познанием необходимости,
есть благоприобретенная способность человека определять последствия своей
разумной практической активности и корректировать ее в целях успешного
существования в рамках возможностей, обусловленных закономерностями
окружающего мира.
Социальная ответственность бизнеса также есть благоприобретенная
способность его субъектов «отдариваться» перед обществом (вступать с ним
в позитивные отношения, содействовать удовлетворению его общих интересов,
обмениваться определенными благами)
в целях стабильного, устойчивого
мира. Причем, она отнюдь не одностороннее движение гуманного порыва. В
нормальном, человеческом обществе она предполагает ответный социальный
«дар» (ответные позитивные отношения общества к бизнесу, содействие
удовлетворению его корпоративных интересов).
Таким образом, социальная ответственность бизнеса амбивалентна. Это
взаимная социальная ответственность
дарующих и одаряемых, дающих и
принимающих. С тем учетом, что по ходу своего заинтересованного
21
См., конкретнее: Овчинников Г.К. Социально-классовая ответственность
бизнеса. // Alma mater. Вестник высшей школы. 2013. № 12.
57
взаимодействия стороны меняются своими ролями к общему благополучию:
дающие становятся принимающими, а принимающие – дающими.
22
С учетом всего предшествующего анализа следует выделить три типа
социальной ответственности человеческой деятельности. Это, прежде всего,
универсальная, так сказать, ответственность или ответственность, включенная в
контекст любой человеческой деятельности (в том числе и бизнеса). Она слита
с самим характером деятельности и выражается в понятиях честно,
добросовестно вести дело, заботится о подчиненных работниках (сотрудниках).
Второй тип предполагает (в дополнение к первому) спорадические акции
оказания социальной помощи «сирым» и
благотворительности,
милосердия
«обездоленным»
(традиционная
форма
в
форме
социальной
ответственности). Третий тип – социальная ответственность, возведенная в
систему,
относительно
обособленная
деятельность,
предусматривающая
формирование особых социальных программ (планов) взаимодействия с
обществом и соответствующую подотчетность (институциализированная
социальная ответственность).
В
социальную
рамках
последней
ответственность
особо
(КСО).
следует
В
выделить
широком
корпоративную
смысле
–
это
вся
ответственность корпораций в рамках своей деятельность (ответственность за
качество продукции, уплату налогов и т.д.), т.е. эта ответственность охватывает
и собственно экономическую, собственно юридическую ответственность как
ответственность перед государством. Строго говоря, это ответственность перед
22
Некоторые пояснения. 1). «Благоприобретенная способность», т.е.
способность, развитая в процессе
социализации личности. 2).
«В
целесообразном соответствии с реальными возможностями, вытекающими из
закономерностей развития общества», т.е. возможностями, сложившимися по
ходу действия закономерностей, отраженных в системе интересов общества,
его классов, слоев и др. подразделений.
58
обществом, опосредованная государством. В узком смысле слова социальная
ответственность
корпораций
охватывает
их
непосредственную
ответственность перед обществом (за уровень и качество жизни его низовых
слоев, за те или иные конкретные сферы социальной жизни – образования,
здравоохранения, воспроизводство населения, экологическую защиту и пр.).
Если попытаться сформулировать на основе проведенного анализа всех
категорий «свободно-ответственного» ряда главные принципы социальной
ответственности, то они могут выглядеть следующим образом.
1) Первый принцип заключается в том, что свобода и ответственность,
представленные как права и обязанности, являются объективными условиями
взаимодействия
потребностей
заинтересованных
(интересов).
необходимого закона
сторон
Потому
эти
в
целях
условия
удовлетворения
обретают
успешной человеческой деятельности.
их
характер
2) Второй
принцип сводится к соблюдению правовой основы взаимодействия, т.е. к
соответствию соглашения этих (согласования позиций, намерений) сторон
действующей в обществе системе права. 3) Третий принцип заключается в
органическом
соответствии
деятельности
взаимодействующих
сторон
основным императивам моральной системы данного общества. 4) Согласно
четвертому принципу социальная ответственность представляет собой адресное
соглашение сторон (партнеров) и потому предусматривает определение
конкретных целей, задач и взаимных обязательств. Соглашение может быть
формализованным (в виде правового
контракта, протокола) или, напротив,
неформализованным типа негласного общественного (гражданского) договора
о взаимных намерениях и ожиданиях. 5) Содержание пятого принципа
заключается в определении средств и мер по реализации ответственности, в
том числе санкций за выполнение/невыполнение
статей
соглашения
(договора), знать и уметь ими пользоваться. 6) Шестой принцип предписывает
субъектам социальной ответственности демократизм ее реального проведения в
жизни.
59
Строго говоря, занятие бизнесом, предпринимательством, владение
частной собственностью есть, в конечном счете, право, делегированное
экономическому субъекту обществом и государством. Отсюда, напомним,
такие народные выражения «покупатель всегда прав», «потребитель - король
рынка». Потребитель и покупатель выступает здесь как полномочный
представитель общества, заряжающий себя посредством потребления благ
жизненной энергией.
И последнее, о чем необходимо сказать в аспекте социального значения
всего ряда рассмотренных категорий: они открывают возможность анализа
социальной ответственности бизнеса в рамках цивилизационного подхода.
Степень развития его ответственности есть показатель уровня развития
цивилизации в целом. Это обязывает исследователя к тому, что необходимо
хотя бы в общих чертах остановится на истории эволюции бизнеса и его
социальной
ответственности
как
социально-экономического
базиса
разносторонней жизни общества.
1.3. Историческая логика формирования социальной
ответственности бизнеса и место ее теории в системе современных
социальных доктрин государства и общества
Раскрыв сущность и структуру социальной ответственности бизнеса в
тесной связи с понятиями свободы и свободы воли, мы тем самым стремились
создать предпосылки для анализа исторической логики ее формирования. Это в
свою очередь важно для понимания места и роли социальной ответственности
бизнеса в общей системе современных социальных доктрин государства и
общества – социального государства, социально-ориентированной экономики,
социально справедливого общества. Речь, в сущности, идет о гипотезе, что
концепция социальной ответственности бизнеса (предпринимательства) при
всей своей индивидуальной значимости является закономерным элементом в
указанной системе. Не претендуя на исчерпывающее раскрытие этой системы,
выделим здесь две доктрины, определяющих ее характер. Это доктрины
60
(теории) социального государства, социально-ориентированной экономики.
Взятые вместе, они
мысли
представляют собой коренной поворот общественной
Запада и России в сторону
гуманизации
базисных институтов
общества.
Но
прежде
концептуальных
всего,
кратко
воззрений
на
опишем
историю
социальную
становления
ответственность
предпринимательства. Это вопрос слабо изучен в нашей (отечественной)
литературе. Из общего количества трудов выделим здесь книгу «Социальная
ответственность бизнеса - опыт России и Запада» (М.2004).
лежит
обследование,
проведенное
по
23
В ее основе
инициативе
общероссийской
общественной организации «Деловая Россия» (2004 г.).
Анализом была
охвачена деятельность 50 российских компаний, включая опрос 30 экспертов,
в роли которых выступили представители администрации Президента РФ,
Государственной думы, Совета Федерации, ведущих средств массовой
информации и других организаций.
Нас здесь
интересует аспект
становления современной картины
социальной ответственности бизнеса, как в мировом, так и в российском
варианте. И не вообще, а в
сопряжении с разработанными в литературе
известными представлениями о стадиях развития
капитализма (капитализм
свободной конкуренции, монополистический капитализм, государственномонополистический капитализм и т.д.).
В качестве основного признака выделения первой стадии развития
социальной ответственности авторы книги выдвигают характер мотивации.
В книге она обозначена как религиозная мотивация. По мнению авторов, она
23
В анализе этой работы мы опираемся на статью: Овчинников Г.К.,
Овчинникова
М.В.
О
развитии
социальной
//Человеческий капитал. №1, (49), 2013. С. 198-206.
ответственности
бизнеса.
61
еще сохраняется до сих пор «в некоторых компаниях, основанных когда-то
чрезвычайно религиозными бизнесменами».
К
сожалению,
авторы
не
указывают
хронологических
границ
выделяемых стадий. Как можно их понять, первая стадия заканчивается
периодом ХVIII - начало ХIХ в. Социальная ответственность выступает еще в
целом
в
традиционной
благотворительности
форме
-
в
форме
персонифицированной
(филантропии, милосердии). Будучи еще стихийной в
рамках предпринимательского
класса, она играла
роль индивидуальных
попыток смягчения отрицательных черт частной собственности, товарнорыночных механизмов регулирования общественных отношений (ослабления
протестных умонастроений в среде основной массы населения).
Одним
словом, идет процесс накопления опыта благотворительности, без его общего
рационально-теоретического осмысления и систематизации.
За пределами
внимания авторов книги остаются первые шаги
социальной ответственности бизнеса в рамках только что победившего
капиталистического производства. В качестве позитивного момента этого
периода можно было бы отметить
практику государственных фабричных
инспекторов, парламентских обследований, развитую в Англии. Именно эти
инспектора
фабричного
и
парламентские
обследования,
отмечая
теневые
стороны
производства, факты жесточайшей эксплуатации наемных
работников, фальсификации предметов питания (начиная с хлеба и пр.),
подготовили эмпирическую базу для необходимости, как отмечает К.Маркс,
«наложить на капитал узду законодательного регулирования». 24 Материал этих
24
К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. Изд. Второе. Т. 23 («Капитал»). С.255.
62
фабричных обследований лег у него в основу анализа капиталистической
эксплуатации наемного труда. 25
Второй период совпадает, с нашей точки зрения, с границами стадии
монополистического капитализма и связан как раз с формированием первых
теоретических представлений системы социальной ответственности бизнеса
(под своим именем) как общественного института. Первые, пробные, так
сказать, шаги на этом пути относят обычно к первой половине ХIХ века, т.е.
еще к стадии свободной конкуренции. В качестве одного из родоначальников
системы теоретически осознанной социальной ответственности
Роберт
Оуэн
(1771-1858),
английский
предприниматель
называется
и
теоретик
утопического социализма. Если практические почины Р.Оуэна (организация
коммунистических общин - коммун) потерпели неудачу, то предложенные им
идеи и проекты усиления ориентации работодателей на социальную
ответственность «сыграли положительную роль как в осознании рабочими
своих
прав,
так
и
в
осознании
необходимости
государственного
и
международного регулирования социально-трудовых отношений». Эти идеи
были поддержаны
идеологами
позднейших поколений. Их теоретические
воззрения и практический опыт формирования рабочего, т.е.
законодательства, нашли отражение
социального
в уставе Международной организации
труда (1919 г.). Уточненные в Филадельфийской декларации от 1944 года, они
сохраняют свое значение по сей день, являясь теоретическим «фундаментом
МОТ».26
25
К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. Изд. Второе. Т. 23 («Капитал»), например, главу
VIII – «Рабочий день». С.242-311.
Бизнес во все века остается бизнесом,
который ради прибыли готов на любые преступления.
26
Электронный ресурс: «Социальная ответственность бизнеса: опыт России и
Запада». С. 3.
63
В начальный этап этого периода (последняя треть ХIХ в.) своеобразным
лидером формирования рабочего законодательства выступала
Англия как
страна, первая вступившая в стадию индустриализации. Достаточно сослаться
на законодательные акты, регламентирующие деятельность профсоюзов
(1871,1875,1876 г.). Затем в лидеры выдвигается Германия (в период правления
«железного канцлера» О.Бисмарка).
Следующий этап этого периода связывается со временем - конец ХIХ –
первые десятилетия
социальной
ХХ века. Лидером
ответственности
бизнеса
развития теории и практики
становятся
США:
деятельность
Д.Рокфеллера, Г.Форда и других пионеров американского бизнеса. Еще в 1900
г. в США выходит в свет книга Э.Карнеги «Евангелие процветания», в которой
развиваются идеи, что прибыльные организации должны жертвовать часть
своих средств на благо общества. К 1905 г. в этой стране зарождается
движение «Ротари». Его основная идея: «материально преуспевающие люди
должны (если, конечно, созрели до этого понимания) вносить свою лепту в
улучшение социальной ситуации не только в профессиональной сфере, но и в
ареале своего проживания».27
Были созданы знаменитые фонды (фонд
Рокфеллера и др.).
Грань между вторым и третьим периодом у авторов анализируемой
книги неясна. Мы присоединяемся к точке зрения Г.К. Овчинникова: эту
грань логично связать с драматическими событиями первой трети ХХ века –
первой мировой войной, большевистской революцией в России и кризисом
США конца 20-х - начала 30-х годов. Этот период продолжается до перехода
развитых стран в стадию постиндустриального развития (примерно до 70-х
г.).
В период конец 60-х – начало 70-х годов в США, Великобритании,
Японии, Германии и других стран стала формироваться доктрина социально
27
Социальная ответственность бизнеса… С.21.
64
ответственного бизнеса под собственным названием. Ее смысл: бизнес должен
заботиться не только о прибыли и уплате налогов государству, но и разделить
с ним и обществом ответственность за экономическое неравенство, за
обострение экологической ситуации.
28
Эпохальным событием в этот период
стала деколонизации стран третьего мира. Ее начало как массового явления
относится еще концу 40-х годов (Индия, Китай), но достигает пика в начале
60-х годов. Большую роль в плане поддержки процесса деколонизации сыграла
политика СССР.
Социальная ответственность бизнеса постепенно приобретает характер
объективного закона, форму теоретически и методически разработанной
системы.
На постиндустриальной стадии (четвертый период – примерно с
последней трети ХХ в.) ее теория и практика развивается вширь и вглубь,
уточняются ее миссия, формы и методы действия («корпоративная социальная
ответственность» и пр.). Как подчеркивают
важной
особенностью
этого
периода
авторы коллективной книги,
является
возникновение
сети
национальных и международных организаций социальной ответственности:
«Business for Socia Responsibility - Бизнес за социальную ответственность» (год
возникновения -1992); «Глобальный Альянс БСО)», «The Clobal Compact
-
Глобальный договор» (1999), «Тhe International Вusness Leaders Forum (IBLF) –
Международный деловой форум лидеров», «CSP – Europe – Корпоративная
социальная ответственность - Европа» (1996) и др.
Другая особенность заключается в разработке международных и
национальных
корпораций.
стандартов
отчетности
о
социальной
ответственности
Этот факт свидетельствует о стремлении бизнес-компаний к
открытости своей социальной политики. По социальным отчетам
28
можно
Электронный ресурс: http: // www. Chlt.ru 2009/ 10-09 ivanova 10-09 ht. 10
сентября 2010 г.
65
судить о том, насколько мировой, да и российский бизнес продвинулись в
своем социально-ориентированном развитии.
Если в первый период социальная ответственность отождествлялась с
благотворительностью по религиозным мотивам, то во второй период
социальная
ответственность
заговорила
языком
деловой
доктрины,
общественным мотивом которого выступает прикладная (опытная) наука.
Можно сказать, что социальная ответственность с трудом, но все более
осознается бизнесом как социальная необходимость. Ее цели, организационные
основы и практические действия теоретически осмыслены. А само осознание
ее, по крайней мере, у прогрессивно мыслящих пионеров бизнеса, выступает в
форме закона общественного развития. Его нельзя игнорировать во спасение
стабильного развития самого бизнеса. А, в конечном счете,
самого
капиталистического общества.
Отдавая
должное
картине
исторического
развития
предпринимательства, созданной авторами «Социальная ответственность
бизнеса…», следует все же отметить их теоретическую, а вместе с нею и
политическую
односторонность.
Они
ограничили
свое
внимание
проблемами инициирующей активности самого бизнеса в части повышения
его социальной ответственности, оставив в стороне, однако, роль другого
субъекта исторической практики – рабочего движения. Тем самым
складывается впечатление, что развитие социальной ответственности есть
плод доброй воли пионеров бизнеса, его прогрессивных представителей в
высших эшелонах государственной власти. Эта добрая
воля, бесспорно,
имела свое место. Но решающую роль играл протестный фактор, и как раз в
лице рабочего движения. Именно под влиянием борьбы трудящихся за
«освобождение труда» предпринимательский класс и его политические верхи
стал сознавать необходимость принятия
соответствующих законов,
гарантирующих наемным работникам улучшение условий труда, повышения
уровня их благосостояния.
66
Свое место в историческом развитии социальной ответственности
бизнеса
занимает
Россия.
Этой
тематике
ответственности…»
уделяют
особое
внимание.
авторы
В
«Социальной
начальную
стадию
российского предпринимательства в период формирования в России основ
капиталистического хозяйства (до начала ХХ в.)
эволюция социальной
ответственности носит в целом стихийную, «дорациональную» форму. Хотя
уже в конце этого периода на отдельных предприятиях разрабатываются
первые социальные программы. Одна из них получила даже международное
одобрение (владельцу Трехгорной мануфактуры Н.Прохорову за решение
социальных проблем рабочих была присуждена золотая медаль на Парижской
всемирной выставке 1900 г.). Но подобные программы не определяли общей
картины. Руководители бизнеса еще не поднялись в своем самосознании до
«необходимости
защиты
трудящихся
через
введение
социального
законодательства на национальном уровне».29
Решающий поворот в переходе ко второму периоду развития
социальной ответственности российского предпринимательства произошел в
процессе революции 1905-7 гг. Предприниматели стали заявлять
свои
претензии на политическое участие в выработке и принятии государственных
решений (законов) в целях более полного удовлетворения своих интересов и
относительного облегчения социального положения рабочих. Появляются
крупные профессиональные организации (Всероссийское торговое объединение
и др.), возникла Торгово-промышленная партия как политическая организация,
непосредственно
представляющая
интересы
предпринимательства.
Под
давлением революционных сил самодержавие расширяет гражданские свободы
(февральский манифест царя 1905 г.). Возникают и набирают силы различные
политические партии, профсоюзы и другие организации, как охранительного,
так и оппозиционного направления.
29
Социальная ответственность бизнеса…С.4.
67
Можно сказать, что российская буржуазия в эти годы стала осознавать
свою гражданскую ответственность за судьбы страны. Но в целом ее борьба с
самодержавием,
отмечают
авторы
рассматриваемой
книги,
носила
половинчатый характер. Российское предпринимательство конца XIX
—
начала XX вв., едва ли не полностью находилось под контролем самодержавия
и представленной в коридорах власти родовой аристократии. Оно развивалось
неравномерно, в первую очередь в зависимости от военно-стратегических задач
страны. Достаточно распространённой оставалась практика, когда финансовые
льготы и привилегии со стороны власти предоставлялись
тем или иным
предпринимателям в обмен на их пожертвования в пользу казны. Подобная
благотворительность
часто
открывала
единственную
возможность
предпринимателям получить чины, звания и прочие отличия (включая статус
дворянства), чтобы повысить свое влияние на политику властей. Поощряя
профессиональную и благотворительную деятельность предпринимателей,
власть в то же время отдавала приоритет
участия в делах государства
представителям старой аристократии. Можно сказать, что власть постепенно
осознавала
необходимость
формирования
новой
элиты
за
счет
предпринимательских (буржуазных) слоев. Но ее шаги в этом направлении
были крайне медленными и непоследовательными.
Негативно относилась к предпринимательству не только власть, но и
российское общество в целом. Авторы коллективного труда приводят слова
известного
времени:
театрального
несмотря
на
деятеля
широко
России
В. Немировича-Данченко
известную
меценатскую
того
деятельность,
представителей торгово-промышленного сословия «не уважали, — ни их, ни их
капиталов». Не только высокородное дворянство, но и либеральные круги в
России
относились
к
субъектам
предпринимательской
деятельности
«полупрезрительно». Это весьма показательно для России, для ее морального
менталитета. Делать деньги казалось делом предосудительным не только для
68
сознания высших, праздных слоев с точки зрения развития промышленного
предпринимательства, но и для низовых слоев населения.
В
итоге,
в
предпринимательский
ходе
слой
либеральных
России
реформ
несколько
начала
продвинулся
ХХ
в
в.,
своем
общественно-политическом развитии, но в целом не сумел или, лучше сказать,
не успел занять ведущего положения в обществе. Представители крупного
бизнеса поддерживали правительство, действовали под его опекой и, как
отмечалось в официальных докладах, «по инертности и страху за
собственные капиталы государственной опасности не представляли».30
Лишь в непосредственно предреволюционные годы, в ходе экономического
кризиса 1915-1916 гг. ситуация начинает изменяться. Возникают различные
общественные организации - «Земгор», Центральный военно-промышленный
комитет, распределявший оборонные заказы между крупными предприятиями;
Всероссийский союз торговли и промышленности и др. Нарастает открытая
оппозиция предпринимательского сообщества государственной власти. Но все
же оно не стало авангардом революционных преобразований страны. В России
не удалось создать общегосударственную систему социального обеспечения
наёмного труда (сопротивлялся как раз крупный бизнес). В конечном счёте,
социальные и политические симпатии рабочих оказались на стороне
большевиков. После Октября 1917 г. большевики провели национализацию
промышленных предприятий, помещичьих землевладений, упразднив частную
собственность на основные средства производства. Отметив, что в советский
период
функции социальной ответственности полностью
взяло на себя
государство, авторы исследований, однако, не решили углубляться в анализ его
социальной политики (теории и практики).
События начала 90-х годов ХХ в. (крах социалистического строя,
приватизация
30
государственной
собственности
Социальная ответственность бизнеса… С.5.
и
переход
к
рыночной
69
экономике) открыли возможность продолжения развития системы социальной
ответственности частно-хозяйствующих субъектов. Она восстанавливается с
учетом отечественных традиций и опыта развития аналогичной системы на
Западе. Укажем на основные особенности восстановительного процесса и его
трудности. Главная среди них заключается в том, что первым у нас набрал
политическую силу крупный бизнес. По ряду обстоятельств случилось так,
что он встал на ноги, минуя, в отличие от западного крупного бизнеса, стадию
развития мелкого и среднего предпринимательства. Другими словами, этот
бизнес не прошел начальных стадий процесса социализации, не имеет, так
сказать, трудовой биографии. Отсюда его своеобразный снобизм в отношении к
народу, к
мелкому и среднему бизнесу, что наиболее ярко проявилось в
разгульных (на показ) «удовольствиях», о которых часто
сообщали
СМИ
конца 90-х – начала 2000-х годов. Незаработанные честным трудом деньги,
образно выражаясь, пускались на распыл.
Другая особенность бизнеса состоит в том, что он развивается в
основном в сферах добывающих отраслей, торговли и услуг (банковского дела
и пр.)
Машиностроительная, наукоемкая промышленность его слабо
привлекает. По крайней мере, до сих пор (2015 г.).
При движении вперед всех заинтересованных сторон (государства,
крупного бизнеса и основной части гражданского общества) в
развитии
взаимной социальной ответственности, общий фон их сотрудничества можно
расценить
как
декларациях
взаимное недовольство. Государство, заявляя себя в своих
как «социальное государство» с «социально ориентированной
экономикой» недовольно тем, что бизнес слабо отзывается на его призывы, не
спешит развивать социальные функции как в аспекте обеспечения достойного
уровня и качества жизни широких слоев населения, так и в аспекте экологии защиты
социальной
среды
(не
говоря
уже
об
инвестициях
в
высокотехнологические отрасли промышленности). В свою очередь, не доволен
70
своим положением и бизнес. Он, по выражению экспертов, задыхается под
тяжестью налогов, контроля бюрократического аппарата государства.
Не лучше обстоит дело с развитием отношений бизнеса и государства,
с одной стороны, и полунищего гражданского общества, с другой, особенно
его низовых слоев. Показательная
эмоциональная оценка деловых кругов
отношения к себе со стороны общественности страны: «нас не любят». Она
прозвучала еще в 1995 г. на Втором конгрессе российских предпринимателей.
Но, как отмечают авторы книги «Социальная ответственность бизнеса – опыт
России и Запада», мало что изменилось в этом плане и на 2004 год (период
издания книги). 31 Эта оценка, верна и по сей день.
На наш взгляд, авторам книги, российскому обществу в целом, прежде
всего, государству и бизнесу, следовало бы отдать себе полный отчет в том
факте, подчеркивают Овчинников Г.К. и Овчинникова М.В., , что все они –
социальные
близнецы,
рождены
одним
стихийным взрывом
старой
политической и экономической системы страны. И роды новой системы
прошли с осложнениями, что нашло наглядное отражение в возникновении
атмосферы правового и морального беспредела (коррупции и пр.). Если между
сторонами, государством, бизнесом и основной частью гражданского общества,
не будет взаимопонимания, то не будет нормальной, мирной жизни и новому
строю.
Притираясь, друг к другу, стороны прошли трудный и вместе с тем
поучительный путь успехов и поражений, путь, который следовало бы трезво
осмыслить. В самом деле, крупный бизнес в лице первого поколения своих
представителей, получил невиданную свободу. Проявил недюженную волю к
максимизации прибыли, не утруждая себя соблюдением ни правовых и
моральных законов и норм. Уже в конце 90-х годов Россия вышла на второе
место в мире (после США) по количеству миллиардеров. Причем, страна по
31
Социальная ответственность бизнеса… С.3
71
уровню социально-экономического развития за двадцать лет не достигла еще
рубежей России последних лет советского времени (на рубежи РСФСР): ни по
производству внутреннего валового продукта (ВВП) по всей его номенклатуре,
ни по уровню социального обеспечения широких слоев населения.
Итак, стороны, государство и бизнес наших дней, настроены по
отношению друг к другу критически. Государство считает, что оно делает
достаточно по созданию политико-правовых условий для развития бизнеса,
его
социальной
ответственности.
недостаточности этих условий.
32
Бизнес,
напротив,
делает
упор
на
Входя в анализ реальной ситуации с
развитием социальной ответственности бизнеса в современной России, следует
отметить некоторые исторические традиции. Одна из них заключается
в
тяготении населения к сильному государству. Это характерно не только для
царской империи, не говоря уже о советской России, но и для нашего времени.
Другая традиция – в отрицательной оценке бизнеса, его руководителей со
стороны социальной среды - общества. Об отношении высших классов уже
говорилось. Не менее критичны по своему настроению и народные массы, хотя
по другому основанию, по основанию громадных разрывов в доходах, так
32
Показательна в этом плане панельная дискуссия, развернувшаяся 18 июня
2009 в рамках Саммита деловых кругов «Сильная Россия», посвященного
социальному партнерству бизнеса и государства. Характерна оценка ситуации,
данная С.Калашниковым, председателем Фонда социального страхования РФ.
Выступая на дискуссии, он заявил: уровень развития бизнес-сообщества таков,
что оно не может и не хочет взвалить на себя социальную ответственность. Не
остались
в долгу и представители бизнеса: государство не обеспечивает
должного климата для развития компаний. Все это дало основание
корреспонденту (Марии Ольшанской) резюмировать: бизнес и государство
несут «равнозначную ответственность» в реализации социального партнерства
в России. (Электронный ресурс – http: www. soc – otvet. Ru.). Надо бы сказать:
за низкий уровень развития социальной ответственности.
72
называемых децильных слоев, и по своему полунищему образу жизни, т.е. по
основанию как раз социальной несправедливости. По известной поговорке,
трудом праведным не наживешь палат каменных.
Перейдем к связи теории социальной ответственности бизнеса с
теориями
социального
государства
и
социально
ориентированной
экономики.
В раскрытии сущности и назначения социального государства
исследователи обычно обращаются к творчеству немецкого государствоведа
и экономиста ХIХ столетия Лоренца фон Штайна (по другой транскрипции
Штейна). Именно он ввел
в научно-политический
обиход
понятие
«социальное государство» (1850 г.) Определяя сущность этого государства, он
писал, что идея социального государства заключается в установлении равенства
и свободы, в поднятии низших, обездоленных классов до уровня богатых и
сильных. Оно должно «поддерживать абсолютное равенство в правах для всех
различных
классов, для отдельной частной самоопределяющейся личности
посредством самой власти. Оно обязано способствовать экономическому и
общественному прогрессу всех его членов, так как развитие одного выступает
условием и следствием развития другого, и в этом смысле мы говорим об
общественном или социальном государстве».
33
В этой связи особо отметим
один принципиально важный момент, на который
наши исследователи не
обращают должного внимания, ограничиваясь в лучшем случаем кратким
упоминанием о нем. Он заключается в следующем. Понятие «социальное
государство» (и соответствующая доктрина) зарождается в ходе острой
классовой борьбы середины ХIХ века. Его непосредственные
социал-демократическое
33
движение
рабочего
класса
и
родители либерально-
Цит. по: Гончаров П.К. Социальное государство: сущность и принципы //
Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. Политология. 2000.
№2, С. 46-59.
73
демократическое движение буржуазии. Из этого вывода вытекает важное
следствие: нормальное функционирование социального государства, его
всестороннее развитие возможно только
«верхов» и «низов».
при активном взаимодействии
Среди исследователей на эту сторону проблемы в наши
дни особое внимание обращает М.В.Баглай. Совершенно ясно, пишет он, что
развитие социального государства «происходит в борьбе – и в Германии это
было, и у нас тоже идет борьба. Мы иногда скрываем,…не пишем о ней, но она
видимым и невидимым образом определяет развитие в данном отношении».34
Другими словами, без протестного движения низов, как стихийного
(локальные
забастовки,
демонстрации
и
пр.),
так и
организованного
(деятельность профсоюзов, политических партий), развитие социального
государство приобретает крайне противоречивый характер. Резко снижается
позитивный потенциал всей как социальной, так и общей
политики
государства. Специфической формой теории социального государства была
доктрина государства всеобщего благосостояния. Но она довольно быстро
сошла с исторической сцены, уступив свою роль социальному государству как
более широкой и содержательной доктрине.
При некоторой схематизации различных точек зрения можно говорить о
двух подходах в понимании сущности социального государства. В первом
случае все сводится, в общем и целом, к проблемам социальной защищенности
малоимущих слоев населения. На наш взгляд, эту точку зрения можно
принимать как первую ступень развития социального государства (как его
минимум). В рамках другого подхода смысл социального государства видится в
более широком диапазоне. И в частности, в обеспечении условий для
34
Баглай В.М. Проблема
социального государства и компромисса. //
Сборник «Борьба за социально-государственный компромисс и ее участники
на современном этапе». Академия труда и социальных отношений. М.2008 г.
(Материалы международного круглого стола). С.26-27.
74
всесторонней
социализации индивида, его полнокровного
ответственной
самореализации.
При
первом
подходе
развития и
получается,
что
высокодоходные слои общества находятся вне компетенции этого государства,
поскольку они в социальном плане самообеспечены. Но с широкой точки
зрения, компетенция социального государства распространяется и на бизнес, в
первую очередь хотя бы в плане повышения его социальной ответственности
перед государством и обществом. На основе этой идеи как раз и развивается
тезис
о
социальном
государстве
как
социальном
или
«социально-
государственном компромиссе». 35
Здесь в пору поднять
вопрос о социальном характере советского
государства. Авторы проанализированной выше книги обошли эту проблему.
Их можно понять. О чем говорить: в СССР не было частной собственности на
основные средства производства, не было, естественно, и бизнеса в
традиционном понимании этого термина.
Но ведь производство средств к
жизни было, страна в короткие исторические сроки вышла на рубежи
индустриального развития. Была, естественно, и социальная ответственность
как на уровне государства (его официальное название – социалистическое, что
в
означает – социальное государство), так и на уровне конкретных
хозяйствующих
субъектов
–
промышленных
и
сельскохозяйственных
предприятий, как бы они конкретно не назывались – заводы, фабрики, колхозы,
и т.д.
Конечно, в сложных исторических условиях развития советского
государства, отступлениях от принципов демократии, правового порядка,
35
Шулус
А.А.
Социальное
государство:
социально-государственный
компромисс. // Сборник «Борьба за социально-государственный компромисс
и ее участники на современном этапе». Академия труда и социальных
отношений. М.2008 г. (Материалы международного круглого стола). С.8.
75
жесткого насаждения общенародной формы собственности
преследования
рецидивов
частной
собственности
и тотального
трудно
разглядеть
типический образ социального государства. Тем не менее, скажем так, это
была пусть специфическая, обусловленная суровыми историческими условиями
и
догматизмом
идеологической доктрины, но все же реальная модель
социального государства.
прямому производству
Помимо обязанностей перед государством по
средств жизни, конкретные хозяйственные
предприятия несли ответственность перед местными органами власти (и,
естественно, перед населением) за развитие
социальной инфраструктуры
подопечной территории и проживающего на ней населения (жилье, дороги,
школы, поликлиники и пр.). Практиковалась
организация загородных
подсобных хозяйств для обеспечения потребностей заводского общепита. В
сущности,
советское
государство
представляло
предпринимателя, озабоченного в первую очередь
собой
монопольного
выпуском
средств
производства, а средств ширпотреба - по остаточному принципу, но все же оно
не забывало развивать свою социальную ответственность перед населением в
рамках уравнительного в целом подхода в распределении материальных благ.
Были, следовательно, и определенные плюсы в советском обществе сильная
государственная
стимуляция
развития
науки,
образования,
здравоохранения, культуры, охраны материнства и детства, шефство ведущих
промышленных предприятий и учреждений культуры над отстающими
звеньями социально-экономической и духовно-культурной системы (село,
памятники культуры, народные промыслы и пр.).
Особо следует подчеркнуть такой аспект, как влияние советской
системы
социальной
ответственности
перед
населением
на
развитие
социальной ответственности в мире (прежде всего, в странах Запада). Как
76
отмечает Г.Х.Попов, «даже имевший недостатки советский строй дал немалый
толчок Западу в сторону движения к социализации общества».36
Без учета этого, советского,
фактора и фактора рабочего движения в
самих западных странах невольно создается впечатление, что там, на Западе,
система ответственности развивалась как бы сама по себе, под влиянием
доброй воли прогрессивных слоев
предпринимательства. Правда, порой,
авторы книги нехотя признают значение движения рабочих за свои социальные
права (одной-двумя фразами, без всякой конкретизации). Но без признания
роли внутреннего рабочего движения и роли СССР как решающих факторов
картина
истории
развития
капиталистической
системы
социальной
ответственности бизнеса получается необъективной. Кстати сказать, следует
отдать должное теоретикам и
практикам социальной ответственности
западного бизнеса: они сделали свои выводы из большевистской революции, из
социалистического эксперимента,
что сказалось на улучшении уровня и
качества жизни широких слоев западного мира.
Таким образом, как бы ни характеризовать Россию на разных этапах ее
развития (дореволюционная, советская, постсоветская), следует помнить, что
речь все время идет об одном и том же историческом субъекте – о России.
Поэтому постсоветская Россия, восстанавливая частью прерванную традицию
рыночного развития, перенимая опыт современных рыночно-развитых стран,
объективно должна наследовать лучший опыт советского периода своей
истории.
Итак,
главный
социально-экономический
принцип
социального
государства заключается в изменении мотивации его социальной политики.
Государство - не благосклонный филантроп (мизантроп), раздающий подачки
36
Цит. по рецензии: Г.Цаголов. «Жизнь и смерть русского социализма» (о
новой серии книг Г.Х.Попова). // «Вопросы экономики» 2009, № 5. С.148.
77
время от времени бедным и сирым, и не скупой финансист, финансируя
социальную сферу, что называется, по остаточному принципу. Он по-своему
расчетливый бизнесмен, знающий, что его деньги, вложенные в человеческий
капитал, т.е. в профессиональную, к примеру, подготовку
специалистов,
вернутся ему сторицей. И сверх того, вернутся в форме укрепления
стабильности
социального
порядка,
человечностью,
взаимной
ответственностью. Развивая эту идею, мотивация экономического мышления
должна
быть
существенно
скорректирована.
Парадигма
социального
государства в этом плане заключается том, что государство - «не меценат, а
инвестор». Так удачно и емко сформулировал главный принцип и мотив
социального государства один из отечественных экономистов-исследователей
(А.Рубинштейн).37
В параллель этому выражению
можно сказать, что
социально ответственная бизнес-компания – это не меценат, а инвестор как в
отношении
собственного
наемного
персонала
(повышение
его
профессиональной квалификации и пр.), так и в отношении различных слоев
населения и различных учреждений
внешнего пояса социальной среды, в
которой действует данная компания (с точки зрения
формирования
человеческого и социального капитала, повышения покупательного спроса
этого населения и т.д.)
К теории социального
ориентированной рыночной
государства
близка теория социально
экономики. Она представлена различными
точками зрения. Их объединяет два принципиальных постулата: смешанная
экономика
и
государственное регулирование. На уровне микроэкономики
используется внутрифирменное планирование, на уровне макроэкономики –
государственное регулирование. В отличие от классического капитализма для
37
О сущности социального государства см. подробнее: Г.К.Овчинников. О
сущности социального государства и его основаниях.// Alma mater. Вестник
высшей школы. А.Рубинштейн цитируется по указан. статье.
78
смешанной
экономики
характерным
моментом
является
коллективной частной собственности в форме
господство
акционерных обществ
(корпораций). 38
Различают три основных модели или типа социально-ориентированной
экономики.
Ирландии.
Англосаксонская модель присуща Великобритании, Канаде,
Близки
к
континентальная модель
Бельгией, Нидерландами.
этой
модели
представлена
и
США.
Западно-европейская
Германией, Францией, Австрией,
Скандинавская модель сложилась в Швеции,
Норвегии, Дании, Финляндии.39
Особенности первой модели. Для нее характерен невысокий уровень
участия государства в решении социальных проблем общества (в основном это
проблемы безработицы, пенсионного обеспечения). Высокий уровень решения
социальных проблем обеспечивается сильным развитием частного сектора в
сфере предоставления услуг. Для стран этой модели характерна относительно
небольшая часть ВВП, перераспределяемая через бюджет (примерно 30-40%).
Особенности второй модели. Акцент в ней делается на достижении
высоких социальных стандартов жизни при активном участии государства.
Это эффективные в целом программы
по обеспечению высокого уровня
занятости, социального страхования граждан. Весома и часть ВВП, которая
перераспределяется
практика, когда
системы
через госбюджет (почти половина ВВП). Поощряется
крупные фирмы принимают на себя решение о создании
пенсионного
и медицинского обеспечения своих работников,
предоставление высоких пособий при увольнении, создание хороших условий
труда и отдыха, организацию защиты природной среды. Экономика в целом
38
39
Электронный ресурс: http: allres.net/c 4fa1 h/p 19/
Электронный
ресурс:
orientirovannaya-economika. Html.
http:studopedia.ru/1_116209_
sotsialno-
79
ориентируется на стабильный умеренный рост. Отдельная фирма оценивается
как по уровню прибыльности, так и по социальным показателям. Развитию
конкуренции не придается большого значения, как при либеральной модели.
Особенности третьей модели. Она характеризуется высоким уровнем
жизни населения. Введены высокие налоги. Через бюджет распределяется
более
половины
социального
ВВП.
партнерства.
Особое
внимание
Проводится
обращается
сильная
политика
на
достижение
выравнивания
доходов. К примеру, доля налогов в ВВП Швеции составляла 55,3%, несколько
ниже в других странах этой модели, но в целом достаточно высокая по
сравнению со странами первой и второй модели социально-ориентированной
экономики.
Итак, анализ процессов развития предпринимательства (бизнеса) и его
социальной ответственности в продвинутых странах Запада, поставленный в
непосредственную
связь
с
эволюцией
социально-политической
и
экономической мысли этих стран (теории социального государства, социальноориентированной экономики), позволяет сделать знаменательный вывод. Он
состоит
в
следующем.
Во-первых,
теория
и
практика
социальной
ответственности бизнеса развивалась в русле общецивилизационной эволюции
западных стран, гуманизации их общественных порядков (государства,
экономики и пр.). В этом плане социальная ответственность бизнеса выступает
существенной частью общего процесса
гармонизации общественных
отношений. Во-вторых, важным фактором развития теории и практики
социальной ответственности бизнеса выступало и выступает не только его
собственная эволюция как экономического института, но его взаимодействие с
социальным движением гражданского общества в лице работников наемного
труда. В-третьих, развитие социальной ответственности бизнес-корпораций
способствовало укоренению этого института в жизни стран и народов в плане
повышения материального уровня и качества жизни всех групп населения,
широких гражданских прав и свобод человека.
80
Наглядно обнаруживается идейно-тематическое сходство, целей и
задач всех трех теорий - социальной ответственности бизнеса, социального
государства,
социально-ориентированной
экономики.
Строго
говоря,
экономика и государство везде и всегда, так или иначе (прямо или
опосредованно) ориентированы на удовлетворение социальных потребностей
людей
(в пище, одежде, жилище, воспроизведении потомства и пр.). Но
возникает вопрос, почему эти теории и соответствующие понятия появились
именно сейчас, на излете индустриальной эпохи?
Это произошло потому, что в этот период в процессе общественного
разделения труда произошло известное обособление экономики от других сфер
общественной жизни – социальной, политико-правовой, духовно-культурной.
Как, впрочем, обособление этих последних от экономики. Вследствие этого
процесса возникла проблема субстанционального первенства или первичности.
Короче, что или какой фактор главнее в системе сфер общественной жизни?
По традиции, зародившейся вместе с наукой политэкономией, статус главного
фактора закрепился за экономикой. Так возник экономикоцентризм как
результат абсолютизации роли экономики. Все остальные сферы оказались в
подчиненном положении. Марксизм довел логику экономикоцентризма до
разграничения базиса и надстройки. Базис – это экономика (точнее,
экономические отношения), все остальное – надстройка (даже социальный
порядок попал в структуру последней).40 Развитие всех ее конкретных форм политики, права, морали, искусства, религии
и т.д. подчинено логике, т.е.
потребностям, интересам развития базиса.
40
Как писал К.Маркс, «Способ производства материальной жизни
обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще.
Не сознание людей определяет их бытие, а, напротив, их общественное бытие
определяет сознание». К.Маркс и Ф.Энгельс. Избранные произведения. В трех
томах. М.1966. Т.1. С.535-536.
81
Но жизнь сложнее всяких теоретических схем, сколько бы они ни
претендовали на научность. В результате экономикоцентризма
в науке и
практике пострадала, прежде всего, социальная сфера как сфера производства
самой человеческой жизни и ее существования. Если экономика – сфера
производства средств жизни, то социальная сфера, повторим, производства
самой жизни. Это сфера уже не труда в его экономической ипостаси, как
царство жестко обязательной необходимости производства средств жизни, а
труда как социального понятия, как явления царства свободы. Именно здесь, в
социальной сфере, складываются высшие гуманистические отношения
родительства,
товарищества,
дружбы,
любви.
И,
конечно,
-
экономика
ответственна перед ней, этой, социальной, сферой..
Исследователи и политики – «изобретатели» понятий «социальное
государство», «социально-ориентированная экономика» стремятся исправить
сложившееся
положение,
подчеркивая
общественной жизни. Но это
важность
социальной
сферы
стремление не всегда осознается ими до
логического конца. В массе своей они ограничиваются тем соображением, что
нынешняя рыночная (товарная) экономика больше, чем в предшествующие
периоды развития капитализма сориентирована на социальные нужды широких
масс населения. Социальное
государство потому социально
(и социально
ответственно), что его социальная политика касается всех сторон социального
бытия людей, а не только обязательств относительно малообеспеченных слоев
населения, слоев (поколений), включая и
те, которые, к примеру, еще не
включились в общественное производство (подрастающее поколение) или уже
выключены из него (поколения, достигшие старости).
Конечный
вывод:
социальная
ответственность
бизнеса
есть
закономерный элемент поворота классического капитализма в сторону
социально-справедливого
общества.
Практика
этой
ответственности
существенно конкретизирует содержание теорий социального государства,
социально-ориентированной экономики.
В части теории социального
82
государства особо следует отметить, что оно не только отводит на социальные
нужды значительную часть ВВП, но посредством законодательства создает
правовую систему, поощряющую корпоративный бизнес непосредственно
участвовать в социальном развитии страны, как в части
социального
обеспечении населения, так и обеспечения стабильной, устойчивой эволюции
общества.
Обычно необходимость развития социальной ответственности бизнеса
объясняют тем фактом, что реальные государства не справляются с решением
проблем социального обеспечения населения. Это узкая точка зрения. Из нее
невольно следует вывод, что по мере того, как государство возьмет на себя все
бремя социального обеспечения своего населения, потребность в социальной
ответственности бизнеса исчезнет. Здесь необходимо взять на вооружение
иной подход. Суть его – важно
исходить из сущности общества как
определенной социальной системы, т.е. системы людей, их определенных
общностей, связанных друг с другом общественными отношениями, наиболее
осязаемым выражением, которых выступают интересы
людей. Стабильное,
устойчивое существование этой системы возможно лишь при более или менее
тонкой взаимной подгонке всех ее структурных частей, т.е. тонкой подгонки
взаимных интересов. Предпринимательский класс, как один столпов общества
сам по себе существовать не может. Он может существовать только в единении
с другими
классами, т.е. в русле обеспечения
взаимных материальных интересов.
определенного баланса
83
Выводы к 1 главе:
Из всего проведенного здесь анализа вытекает вывод о том, что весь ряд
рассмотренных
категорий
–
свобода
и
необходимость,
свобода
и
ответственность, свобода воли и ответственность позволяет, во-первых,
углубить не
только философский, но и конкретно-научный анализ
ответственности, той же корпоративной социальной ответственности. КСО
нельзя отрывать, толковать и развивать вне указанного контекста. А во-вторых,
сама практика КСО открывает возможность уточнить указанные философские
категории. Свобода как познанная и духовно освоенная необходимость сама
обретает
характер
закона.
Точно
также
и
осознанная
социальная
ответственность приобретает характер закономерности. Сопряженная, с одной
стороны, со свободой и необходимостью, а, с другой, со свободой воли, она
представляет собой условие успешной деятельности людей, их различных
институтов
и тем самым, в конечном счете,
устойчивого, стабильного
развития общества.
Необходимо,
далее,
разграничивать
субъектно-объектные
уровни
социальной ответственности, связанные с масштабами субъекта исторического
действия – общества, классов, наций, слоев, корпораций и прочих общностей. В
последнем случае важно понятие
бизнеса как
реальной ячейки общества,
нацеленной на производство средств к жизни. Бизнес незримо связан с
обществом как социальной системой. Посему его
ответственность носит
комплексный характер. В ней могут быть выявлены черты не только
конкретной хозяйствующей ячейки, но и класса, нации и общества в целом.
Конечный итог из анализа указанных категорий можно
свести к
следующим определениям. 1) Свобода в общем плане есть благоприобретенная
способность человека, с одной стороны, к познанию
необходимости,
формирования на этой основе системы знаний-умений-навыков деятельности, а
с другой, к определению пределов (меры) своей деятельной активности в
рамках возможностей, вытекающих из познанных законов объективного мира.
84
2) Ответственность – обусловленная, как и свобода, познанием необходимости
есть благоприобретенная способность человека определять последствия своей
разумной практической активности и корректировать ее в целях успешного
существования в рамках возможностей, обусловленных закономерностями
окружающего мира.
3) Социальная ответственность бизнеса также есть благоприобретенная
способность его субъектов отдариваться перед обществом (вступать с ним в
позитивные отношения, содействовать удовлетворению его общих интересов)
в целях стабильного, устойчивого мира. Причем, она отнюдь не одностороннее
движение гуманного порыва. В нормальном, человеческом обществе она
предполагает ответный социальный дар (ответные позитивные отношения
общества
к
бизнесу,
содействие
удовлетворению
его
корпоративных
интересов).
Таким образом, социальная ответственность бизнеса амбивалентна,
взаимооборачиваема. Это взаимная социальная ответственность дарующих и
одаряемых, дающих и принимающих. С тем учетом, что по ходу своего
заинтересованного взаимодействия
стороны меняются своими ролями к
общему благополучию: дающие становятся принимающими, а принимающие –
дающими.
41
41
Некоторые пояснения. 1). «Благоприобретенная способность», т.е.
способность, развитая в процессе
социализации личности. 2).
«В
целесообразном соответствии с реальными возможностями, вытекающими из
закономерностей развития общества», т.е. возможностями, сложившимися по
ходу действия закономерностей, отраженных в системе интересов общества,
его классов, слоев и др. подразделений.
85
Если попытаться сформулировать на основе проведенного анализа всех
категорий «свободно-ответственного» ряда главные принципы социальной
ответственности, то они могут выглядеть следующим образом.
1) Первый принцип заключается в том, что свобода и ответственность
являются объективными условиями взаимодействия заинтересованных сторон в
целях удовлетворения их потребностей (интересов). Потому эти условия
обретают характер необходимого закона успешной человеческой деятельности.
2) Второй принцип сводится к соблюдению правовой основы взаимодействия,
т.е. к соответствию соглашения этих (согласования позиций, намерений) сторон
действующей в обществе системе права. 3)Третий принцип заключается в
органическом
соответствии
деятельности
взаимодействующих
сторон
основным императивам моральной системы данного общества. 4) Согласно
четвертому принципу социальная ответственность представляет собой адресное
соглашение сторон (партнеров) и потому предусматривает определение
конкретных целей, задач и взаимных обязательств. Соглашение может быть
формализованным (в виде правового
контракта, протокола) или, напротив,
неформализованным типа негласного общественного (гражданского) договора
о взаимных намерениях и ожиданиях. 5). Содержание пятого принципа
заключается в определении средств реализации ответственности, в том числе
санкций за выполнение/невыполнение статей соглашения (договора), знать и
уметь ими пользоваться. 6). Шестой принцип предписывает субъектам
социальной ответственности демократизм ее реального проведения в жизни.
Строго говоря, занятие бизнесом, предпринимательством, владение
частной собственностью есть, в конечном счете, право, делегированное
обществом, всей его массой. Отсюда, напомним, такие народные выражения
«покупатель всегда прав», «потребитель - король рынка».
И последнее, о чем необходимо сказать в аспекте социального значения
всего ряда рассмотренных категорий: они открывают возможность анализа
социальной ответственности бизнеса в рамках цивилизационного подхода.
86
Степень развития его ответственности есть показатель уровня развития
цивилизации в целом. Это обязывает исследователя к тому, что необходимо
хотя бы в общих чертах остановится на истории эволюции бизнеса как
социально-экономического института производства средств жизни и самой
жизни.
87
Глава 2
РАЗВИТИЕ
СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БИЗНЕСА В
СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
2.1 Формирование стратегии развития социальной ответственности
бизнеса в программных документах российского бизнес-сообщества
Проблемы развития социальной ответственности российского бизнеса,
направления и особенности этого развития все более приобретают актуальный
характер
в
аспекте
как
практического
(социально-экономического,
политического и пр.), так и научного интереса.
В данном случае особый
интерес представляет, прежде всего, не столько сама экономическая или
социальная деятельность разрозненно действующих компаний, сколько
становление
общественных
институтов
бизнес-сообщества,
его
профессиональных представительных организаций (ассоциаций). Взятые в
совокупности, они представляют своеобразную «рулевую» надстройку бизнеса,
которая в концентрированной, доктринальной форме выражает его мысли и
чувства, отстаивает (лоббирует)
его интересы, формулирует стратегию его
развития, обеспечивая его единство.
Эта надстройка стала стихийно формироваться в 90-е годы ХХ в., что
называется, на свой страх и риск. Но после принятия Федерального закона об
объединениях работодателей (№ 156-Ф3 от 27 ноября 2002 г.) этот процесс
приобрел широкий характер. «Работодатели, - говорится в пункте 1-м второй
статьи закона, - имеют право без предварительного разрешения органов
государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов на
добровольной основе создавать
объединения работодателей
в целях
представительства законных интересов и защиты прав своих членов в сфере
социально-трудовых отношений и связанных с
ними
экономических
88
отношений с профессиональными союзами и их объединениями, органами
государственной власти, органами местного самоуправления».
Второй пункт этой статьи определяет роль государства в отношении
этих союзов. «Государство содействует реализации права работодателей на
объединение в целях развития социального партнерства, обеспечения участия
работодателей в установленном
порядке в
формировании и проведении
согласованной политики в сфере социально-трудовых отношений и связанных
с ними экономических отношений». 42
В системе этой надстройки выделяются ассоциации общероссийского
масштаба, региональные и отраслевые. Их, этих общественных институтов, на
сегодняшний день немалое количество, но основных, общероссийского уровня
не так
много - Торгово-промышленная палата (ТПП), Российский союз
промышленников и предпринимателей (РСПП), Общероссийская общественная
организация «Деловая Россия», Ассоциация менеджеров России,
Союз
предпринимателей и арендаторов России, Объединение предпринимательских
организаций России (ОПОРа) и некоторые другие.
Именно с такими
ассоциациями (объединениями), в основном, связаны
сегодня проблемы
развития
социальной
ответственности
бизнеса
как
в
организационно-
практическом, так и научно-исследовательском плане. Мы ограничимся
характеристикой только некоторыми из них. 43
Исторически первое место в этой «надстройке» занимает Торговопромышленная
42
палата
РФ.
Некоторые
специалисты
возводят
ее
Цит. по книге: В.Г. Бочкарев. Социальная ответственность бизнеса М.2006.
Приложение 1, с.147.
43
Более или менее обстоятельная
картина общественных организаций
бизнес-сообщества России всех уровней (общероссийских, региональных и т.д.)
представлена, например, в книге: С.П.Перегудов. Корпорации, общество,
государство: эволюция отношений. М.Наука. 2003. (глава 2, параграф 5).
89
исторический прообраз к Древней Руси, точнее, к той деятельности, на основе
которой возникли различные общественные
организации и которую они
регулировали (в первую очередь торговые объединения). Подлинная же ее
история начинается с эпохи Петра Великого. Не прерывалась ее история и в
советские времена. Несмотря на специфику советской экономики, основные
функции Торгово-промышленной палаты, хотя и в ограниченных масштабах,
сохраняли свою актуальность и значение (особенно во внешней торговле).
Начиная с 90-х годов ХХ в., ТПП России возрождается во всем объеме своих
функций,
а
именно
как
общественный
(некоммерческий)
механизм
регулирования отношений рыночной экономики, их цивилизованного развития.
Сегодня в систему ТПП входят
173 территориальные торгово-
промышленные палаты, 183 объединения предпринимателей и 61 коммерческая
организация федерального уровня, около 350 предприятий и фирм, образующих
инфраструктуру
рыночного
предпринимательства
на
всей
территории
Российской Федерации. Принимая во внимание институциализированный
характер этой общественной организации с разнообразными механизмами
контроля и регулирования рыночных отношения (арбитражный и третейские
суды и т.д.), следует подчеркнуть, что ТПП представляет собой эффективный
институт гражданского общества в части совершенствования этих отношений.
Цели и задачи ТПП включают защиту интересов хозяйствующих
субъектов, организацию взаимодействия предпринимателей с государственной
властью, поддержки развития системы образования и подготовки кадров для
предпринимательской деятельности, содействие урегулированию споров,
возникающими между предпринимателями и их предприятиями, между
предпринимательством и государством.
Свою высокую миссию ТПП видит в содействии росту социальноориентированной экономики и повышению качества жизни населения страны, в
распространении
цивилизованных
принципов ведения бизнеса, включая
политику социальной ответственности предпринимателей и их компаний.
90
Лидирующую роль в системе общественных ассоциаций
бизнес-
сообщества играет Российский союз промышленников и предпринимателей
(РСПП). Он возник одним из первых, еще в самом начале 90-х г. минувшего
столетия. Его нередко называют «профсоюзом олигархов», поскольку он
ориентируется на крупный бизнес.
44
необходимую
сформировать
инициативу
-
российского бизнес-сообщества,
Союз взял на себя сложную, но крайне
программные
документы
в которых были бы прописаны
его
стратегические цели и нормы деятельности, его видение своего места и роли
(своей миссии) в развитии страны, его понимание своей социальной
ответственности. Более десятилетия ушло на формирование (на основе
западного
опыта)
конструктивного
варианта
программы
социальной
ответственности российского бизнеса. Именно этот Союз поднял проблему
развития социальной ответственности на принципиальную высоту.
Еще в 1995 году РСПП предложил вниманию Второго конгресса
российских предпринимателей «Хартию бизнеса в России». В соответствии с
нею деловые люди России, подписавшие Хартию, добровольно принимают на
себя бессрочные обязательства, касающиеся основ делового поведения и
взаимодействия участников Хартии. Они отказываются от применения насилия
как способа ведения бизнеса. Обязуются не прибегать к недобросовестным
формам ведения дела, к обману и умышленному нанесению ущерба своим
контрагентам, фальсификации качества товаров или представляемой услуги, а
также к сообщению ложных сведений о себе, о своей организации или своих
44
Возвращаясь к вопросу о соотношении бизнеса и предпринимательства,
нельзя не отметить своеобразие названия Союза. Его авторы, отождествляя в
целом указанные понятия, отдают предпочтение национальным традициям (не
бизнес, а предпринимательство). На эти же традиции указывает и понятие
«промышленники». Приоритет отдается
современному технологическому
способу производства, т.е. промышленности (индустрии).
91
партнерах. Считают должным не участвовать в легализации доходов, имеющих
незаконное или сомнительное, с точки зрения этики бизнеса, происхождение.
Что показательно, Хартия, как отмечают исследователи, не была
воспринята деловым сообществом.45 Во-первых, в тот период шла обвальная
приватизация государственной собственности, вся атмосфера дележа этой
которой и первые шаги бизнес-компаний носили во многом сомнительный
характер, как с точки зрения юридических законов того времени, так и
социальной справедливости. Она, эта атмосфера, мало соответствовала
провозглашаемым высоким принципам добропорядочности и т.д. Во-вторых,
сам РСПП еще находился в стадии становления, не обладал необходимым
авторитетом (под своим нынешним названием он конституировался в 1992
году). Хартия во многом несла печать декларативных, так сказать, намерений
(идеологических заверений) Союза в своей политической и нравственной
лояльности по отношению к государству и обществу, только что вышедшим из
мира плановой государственной экономики.
В 2000 году РСПП пережил серьезную реорганизацию. В его составе
появились новые структуры – Бюро, а также 10 рабочих групп. В Бюро
Правления вошли 27 наиболее видных представителей российского бизнеса. В
основном это были бизнесмены «новой, постсоветской генерации». Именно они
с самого начала стали определять правила игры, по которым
строятся
внутренние и внешние отношения «новой» РСПП». Возглавив Правление
РСПП, Бюро стало его высшим исполнительным органом, т.е. той инстанцией,
«которая определяет основные направления его деятельности и представляет
его в отношениях с органами власти».
46
45
Электронный ресурс: http: // www. dizzaster. Php? Id= 1348. 02.09.2010.
46
С.П.Перегудов. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений.
М.Наука. 2003. С.96.
92
В 2002 году РСПП проявил новую инициативу – разработал Хартию
корпоративной и деловой этики. В ее преамбуле декларируется (наряду с
прочими положениями), что члены РСПП исходят в своей деятельности «из
осознания своей ответственности за судьбы рыночных реформ в России» и
руководствуются «приоритетом страны и российского общества».47 Они
обязуются вести
предпринимательскую
деятельность, основываясь на
принципах добропорядочности и справедливости; способствовать укреплению
основ
института
частной собственности; руководствоваться
реальным
смыслом законов; не совершать действия, последствия которых могут усилить
социальную напряженность
в обществе; с уважением относиться к
конкурентам; заботиться о поддержании, как собственной деловой репутации,
так и репутации российского бизнеса
конфликтов
интересов
в целом; добиваться разрешения
путем переговоров, используя
механизмы
внесудебного разрешения споров.
В 2004 году РСПП принимает уже специализированную «Социальную
хартию
российского
сообществом
бизнеса».
В
ней
уточняется
понимание
бизнес-
своей общественной роли (миссии), ценностей и целей
корпоративного сектора. Принципы, изложенные в Хартии, касаются вопросов
экономической и финансовой устойчивости компаний, прав человека, качества
продукции, взаимоотношения с потребителями, участия в развитии местного
сообщества и экологической безопасности.
Свою социальную миссию деловые люди – члены РСПП, утверждается
в Хартии, видят «в достижении устойчивого развития самостоятельных и
ответственных компаний, которые отвечают долгосрочным экономическим
интересам бизнеса, способствуют достижению социального мира, безопасности
и благополучия граждан, сохранению окружающей среды, соблюдению прав
47
Электронный ресурс: http://www? Urbaneconomics. ru/ texts. рhp: folder.
02.09.2010.
93
человека». Принятие социальных обязательств
деловым сообществом и
отдельными компаниями, декларируется, далее, это
выкуп «социальной лицензии» на коммерческую
- «не альтруизм и не
деятельность. Социальная
ответственность бизнеса может и обязана быть полезна для долгосрочного
успеха компаний в той же мере, как и полезна для общества в целом» (там же).
На начало 2007 года к этому документу присоединились более 190 компаний и
организаций, объединяющих в совокупности 5 млн. работников.48 Социальная
хартия подтвердила приверженность российских предпринимателей принятым
в мировой практике обязательствам и нормам корпоративной ответственности.
В 2007 году РСПП разработал новую редакцию «Социальной хартии».
В феврале 2008 г. она была утверждена съездом РСПП. Ее можно
рассматривать как определенное свидетельство того, что возрождаемый
российский бизнес в основном прошел первый, шоковой, так сказать, этап
первоначального
радикальной
начального
приватизации
накопления
не
подлежат
капитала.
пересмотру.
Основные
Наступает
итоги
этап
эволюционного совершенствования политико-правовых и прочих основ
развития бизнеса. По сравнению с редакцией 2004 года, обновленная Хартия
полнее «учитывает современную корпоративную практику, мировые и
отечественные
тенденции
в
области
корпоративной
социальной
ответственности и возрастающей роли бизнеса в общественном развитии,
раскрывает и разворачивает в систему практических действий принципы
ответственной деловой практики». К этому времени о присоединении к Хартии
заявили более 200 организаций, объединяющих около 5,5 млн. работников.
Социальная
хартия
подтвердила
приверженность
49
российских
предпринимателей принятым в мировой практике обязательствам и нормам
48
Электронный ресурс: http: // www. Chlt.ru 2009| 10-09 ivanova 10-09 ht.
02.09.2010.
49
Российский союз промышленников и предпринимателей. Социальная
хартия российского бизнеса. Редакция 2007 г. М. 2008. С.2.
94
корпоративной ответственности. Как итог этой приверженности, Хартия в 2007
году была официально признана ООН
«национальным документом,
соответствующим Глобальному Договору ООН».
Обновленная редакция – довольно пространный документ (21 стр.). В
ней дается более четкое изложение социальной миссии российского бизнеса и
основополагающих принципов ее реализации.
В числе этих принципов:
1.«Экономическая свобода и ответственность. В
деятельности,
в
возможности
проявления
свободе экономической
индивидуальности
каждой
компании, в честной конкуренции - сила и ценность предпринимательства,
обеспечивающего рост благосостояния страны». 2. «Доверие со стороны
акционеров,
собственников и инвесторов - одна из ключевых ценностей в
нашей деятельности». 3. «Мы признаем работников важнейшей ценностью
любой компании. Мы относимся к жизни человека как к высшей ценности. Для
нас нет и не может быть компромисса между здоровьем, безопасностью
работника и получением прибыли». 4. «Смысл нашей деятельности – в
надежном и качественном удовлетворении запросов и ожиданий потребителей
наших товаров и услуг».5. «Наши отношения с деловыми партнерами основаны
на взаимном уважении».6. «Мы признаем неприкосновенность прав человека,
не допускаем их нарушения, выстраиваем систему приятия решений с учетом
соблюдения этих прав». 7. «Мы считаем сохранение окружающей среды
важнейшей общечеловеческой ценностью».
В числе конкретных обязательств, вытекающих из этих принципов:
члены Союза принимают «участие в решении общественно значимых задач на
региональном и общенациональном уровне». «Мы понимаем, - подчеркивают
авторы обновленной Хартии, - что компании и наши работники – неотъемлемая
часть общества и придерживаемся принципов корпоративного гражданства». 50
50
Российский союз промышленников и предпринимателей. Социальная
хартия российского бизнеса. Редакция 2007 г. М. 2008. С.9
95
Социальная
хартия российского бизнеса включает также
систему
базовых индикаторов по основным результатам деятельности компаний для их
применения в системе внутрифирменного управления, а также при подготовке
корпоративных отчетов. Эта система показателей экономической, социальной
и экологической результативности, отвечает «международным рекомендациям
в области корпоративной ответственности и отчетности и, одновременно с
этим, адаптированных к российской системе учета и законодательства». (Там
же. С.3).
Хартия являет собой, как отмечают, далее, ее авторы, «своего рода
стандарт ответственного ведения бизнеса для российских компаний» (Там же.
С.11).
Таким
образом,
РСПП,
действительно,
представляет
собой
профессиональный союз бизнес-компаний, призванный защищать интересы
российского бизнеса, консолидировать экономическую и социальную политику
российских компаний, от их имени выстраивать партнерские отношения с
государством. В том числе и в области социальной ответственности.
В этом плане показательно звучит следующее заявление авторов
Хартии. «Социальная хартия – это предложение обновленного содержания
социального диалога с партнерами бизнес-сообщества: акционерами и
инвесторами, властными структурами, организациями работников, институтами
гражданского общества. Диалога, основанного на взаимном уважении
интересов, ценностей, позиций и различий ключевых заинтересованных
сторон».
Первой в этой связи проблемой как раз и возникает проблема
взаимоотношения бизнес-сообщества, с одной стороны, с государством, а с
другой,
с
общественно-экономическими
объединениями
гражданского
общества. На протяжении веков, начиная с века А.Смита (ХVIII), западный
бизнес исповедовал принцип невмешательства государства в свои дела,
отвергал, в частности, его регулирующую роль в деятельности
рынка.
В
Хартии всячески декларируется лояльное отношение бизнеса, его компаний к
96
действующей системе права, включая систему налогообложения. Практика ХХ
века показала, что взаимоотношение государства и бизнеса является главным
нервом социально-экономического развития
общества. Это проблема
взаимного цивилизования двух ведущих институтов современного общества, а
на этой основе и общества в целом.
Об этом свидетельствует целый ряд моментов. Сошлемся, прежде
всего, на постулат политэкономической мысли начала ХХ века о том, что
монополистический
капитализм
перерос
в
стадию
государственно-
монополистическую. Сегодня само понятие этой стадии не в чести ни у
экономистов, ни у политиков. Но факт непосредственного участия государства
в деятельности рыночной экономики остается фактом. Сошлемся, далее, на
современные госкорпорации в структуре российской системы народного
хозяйства.
В конечном счете, советское государство, отменившее частную
собственность
на
основные
средства
производства,
само
де-факто
позиционировало себя как экономическая монополия абсолютного характера,
распространяя
свое
определяющее
влияние
на
такие
относительно
самостоятельные формы коллективного хозяйствования, как колхозы, лесхозы
и пр.
В цитированном выше фрагменте, в словах о социальном диалоге
бизнес-сообщества с партнерами, в том числе «с властными структурами»,
можно усмотреть намек на понимание авторами Хартии роли государства как
партнера бизнеса. Они, эти два официальных института, действительно,
партнеры. Трудные, упрямые, но все-таки партнеры. Политическая мысль, к
примеру, уже открыто признает, что правовое государство и гражданское
общество – партнеры.
51
А бизнес – ведущий
социально-экономический
институт гражданского общества. Российское государство посредством
51
См., например: Новая философская энциклопедия. В четырех томах. М.
2000. Т.1. Статья «гражданское общество» (С.549-550).
97
системы права, а равно и другими методами, том числе методом управления
«вручную» в чрезвычайных ситуациях, ставит бизнес в определенные
социокультурные рамки (ставит и наставляет). Но и бизнес, при всем своем
уважении к действующей системе права постсоветской России, навязывает
свою волю государству. Можно не соглашаться с тезисом, что современное
российское государство – это государство крупного капитала. Но определенные
основания для такого заключения есть. Особенно это было заметно в 90-е годы
(при президентстве Б.Ельцина), когда руководители крупных корпораций
(своеобразная
«семибоярщина»
или
олигархат,
«семья»)
были
непосредственно «прописаны» в коридорах власти.
Другая проблема в рамках взаимоотношения государства и бизнеса
касается непосредственно их социальной политики. «Социальный вклад
бизнеса, - подчеркивается в Хартии, - не может быть альтернативой
обязанностям правительства в социальной сфере. Требуется четкое понимание
социальных ролей бизнеса, власти и гражданина, а также ответственность
каждого за последствия самостоятельных действий перед обществом» (С.12).
Мотив первой фразы цитаты ясен: государство не должно перекладывать на
плечи бизнеса цели, задачи и обязанности своей социальной политики. Но и
бизнес не должен уходить от своей ответственности за решение социальных
проблем, стоящих перед обществом. Что он по натуре эгоистичен, понятно. Но
этот эгоистический принцип бизнеса должен быть введен в определенные
общественные рамки.
Дальновидные теоретики и практики бизнеса давно уже нашли более
или менее
понятие
сбалансированную формулу смягчения этого принципа через
«разумного
эгоизма».
Поэтому
термин
«альтернативность»
в
разграничении социальных ролей государства и бизнеса, на наш взгляд, не
совсем уместен. Здесь уместнее понятия сотрудничества, партнерства
(коэволюционных действий) государства и бизнеса как основных субъектов
социальной
политики.
Массы,
доведенные
до
отчаяния
(вплоть
до
98
революционной ситуации), не будут разбирать, кто больше виноват в их
социальных бедах. Обрушатся и на власть, и на бизнес. Основной принцип
мотивации бизнеса - максимизация прибыли, декларируемый со всех трибун,
изустно и печатно, односторонен. Он должен быть дополнен нравственным
императивом:
полезности
максимизация
бизнеса
прибыли
обществу
(для
как
условие
благополучия
для
максимизации
общества).
Короче:
максимизации прибыли – да, но не за счет обнищания наемной рабочей силы
или низовых слоев населения.
Если вернуться к раскрытой выше «право-обязательственной», так
сказать, формуле взаимоотношений
взаимодействие
государства
и
следующим образом. Права и
свободы
бизнеса
и ответственности, то
схематично
можно
обязанность государства:
изобразить
руководствуясь
интересами общества, - устанавливать и поддерживать правовую систему
деятельности бизнеса, включая его определенные права (право на свободу и
неприкосновенность
частной
собственности
на
основные
средства
производства, на организацию производства и управление его развитием, на
производство прибыли и распоряжение ею и т.д.), оставляя за собой право
контроля за деятельностью бизнеса, регулирование взаимоотношений бизнеса
и общества.
Еще одна проблема в той же связи – взаимоотношение бизнессообщества с гражданским обществом. Точнее, с неэкономической его частью.
И здесь как раз особенно важна
роль корпоративной социальной
ответственности. Если вспомнить модальности ответственности – «перед кем»
и «за что», то получается следующий расклад. «Перед кем» - это понятно:
ответственность перед обществом, как в целом, так и перед региональными его
частями, теми или иными его институтами. Причем, перед обществом не
столько как экономическим, а именно как социальным субъектом, когда на
передний
выходит
не
только
уровень
материального
благосостояния
99
слабообеспеченных слоев (хотя это важно), но и образ жизни народа в целом, в
единстве материальных, социальных и духовно-культурных компонентов.
Причем, здесь необходимо напомнить, что общество – отнюдь не некая
неосязаемая абстракция, не безответно-послушный поставщик рабочей силы,
не всеядный потребитель всего и вся. По отношению к бизнесу он выступает в
роли главного (если угодно, генерального) заказчика на производство благ
(средств жизни). Более того – он главный нравственный законодатель и судья
поведения и деятельности бизнеса. И сверх всего - главный субъект
протестного движения. В его силовом арсенале находится помимо обычных
средств (забастовки, демонстрации и пр.) – «оружие массового поражения»
(социальные революции). Оружия, так сказать, сдерживания откровенно
эгоистических устремлений бизнеса.
Что касается проблемы - «за что», то здесь могут быть выдвинуты
различные варианты.
Вариант, фигурально выражаясь, «от свободы»
(конкретно, за предоставленную бизнесу свободу деятельности, свободу,
разбойно, так сказать, выразившуюся, в числе прочих моментов, в характере
приватизации государственной собственности в 90-х годах ХХ столетия). За
предоставленные, далее, привилегии: по Конституции РФ природные ресурсы
(нефть и газ, каменный уголь и руда и пр.) принадлежат народу.
А бизнес
разрабатывает эти ресурсы без уплаты природной ренты.
Наконец, за терпение общества. Оно, так или иначе, примиряется с
кричащими разрывами в доходах децильных слоев в его социальной системе.
Если в западных странах разница в доходах высших и низших социальных
групп измеряется в среднем примерно в 5-7 раз (это, так сказать, стихийно
установившаяся норма стабильного развития общества), то в России
официально - в 15-17, а по другим данным свыше 20. Он, этот разрыв особенно
нагляден в фактах роскоши и морали (в снобистском отношении «новых
русских» к народной массе как к «быдлу»). Таким образом, КСО
- это плата
руководства бизнес-корпораций за предоставленную свободу, за терпеливое
100
отношение со стороны низовых лоев гражданского общества к их, корпораций,
хозяйственной практике корпораций, к вызывающе показному образу жизни
«новых русских», в расчете на то, что интересы стабильного, устойчивого
развития общества возьмут верх в сознании капитанов бизнеса и умерят их
оголтелый эгоизм в части максимизации прибыли.
Авторы Социальной хартии не пользуются выражением КСО «корпоративная социальная ответственность». Но эта формальность не имеет в
данном случае принципиального значения. В Хартии понятие социальной
ответственности компаний носит более широкий характер, что в данном случае
означает «корпоративная социальная ответственность в широком смысле
слова». В этой связи особо следует отметить такой нюанс анализируемого
документа, как раскрытие социальной ответственности бизнес-сообщества в
целом, т.е. как социального института общества, российского в данном случае.
Это
открывает
возможность
поставить
ответственности бизнеса». Авторы не
проблему
о
«национальной
ставят этой проблемы
качестве
самостоятельного момпнта, но предпосылки такой постановки есть. Они
заключены уже по фразе, что ООН признала Хартию «национальным
документом, соответствующим Глобальному Договору ООН». (Курсив наш –
М.Т.).
К
рангу
ведущих
общероссийских
общественных
относится «Деловая Россия». Она создана в 2000 году
одноименного
объединений
по инициативе
межфракционного объединения в Госдуме РФ. Ее членами
являются в основном компании (фирмы) среднего и малого бизнеса. Накануне
учредительного съезда (2001 г.) инициаторов создания Ассоциации
принял
Президент
высшей
России,
что
говорит
о
повышенном
интересе
государственной власти к развитию бизнеса. Выше уже анализировалась
подготовленная в рамках этой Ассоциации книга «Социальная ответственность
бизнеса: опыт России и Запада», раскрывающая видение целей и задач этого
объединения. В дополнение к той характеристике добавим, что «Деловая
101
Россия» - это союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса.
В
него
в
основном
входят
представители
бизнеса,
перерабатывающем секторе российской экономики –
строительстве,
финансовых
легкой промышленности,
услуг,
информационных
занятого
в
в машиностроении,
сельском хозяйстве, в
технологий.
Союз
сфере
объединяет
предпринимателей из 71 региона страны и 88 отраслевых союзов. Его
нынешний руководитель Борис Титов является уполномоченным по правам
предпринимателей РФ, что дополнительно свидетельствует
о
статусе, как
самого союза, так и его руководителя.
В 2007 г. Деловая Россия
создает «Ассоциацию
молодых
предпринимателей России» (АМПР). Ее деятельность направлена
популяризацию
бизнеса
на
в молодежной среде и поддержку инициатив
молодых предпринимателей. В структуре Ассоциации
действует 10
департаментов, в том числе: оказание юридической помощи молодым
предпринимателям, помощь в получении кредитов,
профессиональное
консультирование по практическим вопросам ведения бизнеса, социальная
деятельность бизнеса и другие направления. АМПР представлена в 23
субъектах РФ.52
В рамках Деловой России в 2012 г. организована «Социальная сеть
добровольческих инициатив» (СоСеДИ). Разработана «Программа развития
корпоративного добровольчества». Ее цель – организация благотворительной и
добровольческой помощи по профилактике социального сиротства, поддержке
материнства и детства, помощи пожилым людям, социальной адаптации
инвалидов и их семей.
Несомненный интерес представляет деятельность
Ассоциации
Менеджеров России (АМР), «независимой общественной организации
52
Электронный ресурс: http: Russia-business.ru/form/company/672… Январь
2014.
102
национального масштаба» (так она представлена в материалах Интернета). Она
была создана в 1999 году. Ее деятельность направлена на всестороннее
содействие
переходу
делового
сообщества
России
к
международным
стандартам ведения бизнеса, интеграции России в мировое экономическое
пространство, налаживания конструктивного диалога между
властью и
бизнесом, формированию позитивного отношения к отечественному бизнесу в
обществе и за рубежом. Ассоциация
насчитывает свыше 2000 членов
(менеджеров). В нее входят руководители крупных российских компаний и
предприятий среднего и малого бизнеса.
Ассоциация ежегодно проводит
рейтинги «Топ-1000 российских менеджеров». Он является
объективной оценки профессиональной
инструментом
репутации ведущих российских
менеджеров высшего эшелона. Образно выражаясь, менеджеры – это
директорский корпус корпораций (в отличие от корпуса собственников). От
искусства управлять делами корпораций прямо зависит успех этих корпораций
в части обеспечения прибыли и реализации социальной ответственности.
В
2006
году
Ассоциация
приняла
Меморандум
о
принципах
корпоративной социальной ответственности. Этот документ особенно важен с
точки зрения самосознания того управленческого корпуса в бизнес-компаниях,
который непосредственно на местах
отвечает за практическую работу
корпораций, в том числе и в сфере их социальной ответственности. В этом
документе, как отмечают его авторы, отражена «позиция топ-менеджеров,
которые являются экспертами в сфере КСО и реализуют практику КСО в своей
каждодневной работе».
53
(Там же. С.3). Для них КСО - «это философия
поведения
членов и концепция выстраивания деловым сообществом,
компаниями
и отдельными представителями бизнеса своей деятельности в
целях устойчивого развития и сохранения ресурсов для будущих поколений».
В своей деятельности они опираются на следующие принципы:
53
Меморандум о принципах корпоративной социальной ответственности.
Электронный ресурс.
103
- производство качественной продукции и услуг для потребителей;
- создание привлекательных рабочих мест,
инвестиции в развитие
производства и человеческого потенциала;
- неукоснительное выполнение требований законодательства: налогового,
трудового, экологического и др.;
- построение добросовестных и взаимовыгодных отношений со всеми
заинтересованными сторонами;
- эффективное ведение бизнеса, ориентированное на создание добавленной
экономической
стоимости
и
повышение
национальной
конкурентоспособности в интересах акционеров и общества;
- учет общественных ожиданий и общепринятых этических норм в практике
ведения дел;
-
вклад в формирование гражданского общества через
партнерские
программы и проекты общественного развития» (с.4).
В соответствии с этими принципами
выделены приоритетные
направления КСО: добросовестная деловая практика, развитие персонала,
безопасные условия труда и охрана здоровья, природоохранная деятельность и
ресурсосбережение, социально ответственная реструктуризация
бизнеса
социально приемлемым для местного сообщества
развитием
местных
сообществ,
поощрение
(ведение
способом),
благотворительности
и
волонтерства. Для деятельности Ассоциации характерна практика регулярного
мониторинга
(опросов)
бизнес-компаний
о
состоянии
корпоративной
социальной ответственности, анализ итогов этих опросов и подготовка
рекомендаций. В частности, опрос, проведенный в 2008 году, показал, что
социальная ответственность компаний
развития своего персонала.
сводится в основном к проблемам
Это – явно неприемлемая практика. Она
противоречит основному содержанию указанного Меморандума.
104
В сферу деятельности Ассоциации входят проблемы повышения
профессиональной квалификации менеджеров, составления их годовых
рейтингов, поощрение наиболее отличившихся. На основании этих документов
можно сделать вывод, что уровень подготовки того экспертного
и
управленческого корпуса, который непосредственно занимается проблемами
КСО, вырабатывает социальную политику компаний, и проводит ее в жизнь,
постоянно находится в поле зрения национального профессионального
сообщества.
Значение «Ассоциации менеджеров России» станет более объемным,
если принять во внимание не только профессиональный, но и социальный
аспект. Исследователи пишут о менеджерах как о быстро растущей социальной
страте (слое), как своего рода ядре «класса капиталистов» или «правящем
классе». «Именно на них, - писал, к примеру, С.П.Перегудов в 2003 году, распространяется та волна «опционирования», т.е. наделения пакетами акций с
помощью льготных схем их
приобретения,
значительную часть российских корпораций». 54
исследователь, есть все основания
управленцы сознательно стремятся
считать, что
которая
уже захватила
Причем, продолжает этот
крупные собственники-
как можно быстрее создать этот класс,
«чтобы и в экономическом, и в политическом, и в социальном планах ощущать
себя органической
частью бизнес-сообщества, «на профессионализме и
знаниях которого буквально держится экономика страны и которое уже
невозможно ни устранить, ни заменить, ни превратить в послушное орудие
власть предержащих».55 В принципе эту характеристику в той части, что мы
имеем дело с быстро растущим социальным классом - опорой бизнеса
54
С.П.Перегудов. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений.
М.Наука. 2003. С.333.
55
С.П.Перегудов. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений.
М.Наука. 2003. С.333.
105
(предпринимательства),
можно
отнести
к
руководящему
слою
всех
общественных профессиональных организаций (союзов, ассоциаций).
Таким образом, выборочный анализ общественных профессиональных
объединений бизнес-сообщества
развития
институциональных
свидетельствует о степени укоренения и
(общественно-организационных)
начал
в
практической жизни этого сообщества, о степени осознания его не просто
индивидуально-корпоративной (на уровне
микроэкономики) социальной
ответственности, но национальной социальной
морального настроя.
миссии, его
делового
и
Указанные документы можно рассматривать в качестве
единой программы действия всего российского бизнес-сообщества, данной в
развитии. Она дает достаточно конкретное представление о его общих целях и
намерениях.
Это обстоятельство, во-вторых, служит залогом углубления
процесса социализации (цивилизования) национального бизнеса, обуздания
эгоистических устремлений тех или иных компаний,
очищения атмосферы
предпринимательского мира и общества в целом от коррупции, правового и
морального беспредела.
2.2. Структура программ социальной ответственности бизнеса
и эффективность их реализации
В указанных исследованиях стало уже общим местом выделять в
структуре программ социальной ответственности две стороны. В этой связи
различают внутреннюю и внешнюю ее разновидности. К внутренней
социальной ответственности эксперты относят деловую практику в отношении
собственного персонала фирм (всего, что касается развития человеческих
ресурсов
фирмы).
В
ее
рамках
выделены
следующие
направления
деятельности: 1. Безопасность труда. 2. Стабильная выплата заработной платы.
Поддержание социально значимой заработной платы, которая позволяет
содержать семью, давать детям образование и, кроме этого, обеспечивает
106
стабильный потребительский спрос. (Отдельные эксперты подчеркивают
необходимость платить «белую заработную плату», так как это позволит
обеспечить сотрудникам фирмы достойную старость). 3. Дополнительное
медицинское и социальное страхование сотрудников. 4. Развитие человеческих
ресурсов через обучающие программы и программы подготовки и повышения
квалификации. 5. Помощь в критических ситуациях (серьёзное заболевание,
требующее дорогостоящего лечения и приводящее к длительному отсутствию
работника на месте, смерть или несчастный случай с родственниками и пр.).
По замечанию экспертов,
«отделы кадров в крупных компаниях давно
переименованы в отделы по развитию человеческих ресурсов и вложения в
сотрудников компании приносят наибольшую финансовую отдачу для фирмы».
Внутренняя социальная ответственность бизнеса, подчеркивают авторы
книги
««Социальная ответственность бизнеса: опыт России и Запада»,
вызывает мало разногласий в научной и экспертной среде. В экспертной среде
возможно,
если,
тем
более,
экспертов
односторонне
сориентировали
наводящими вопросами. Но что касается науки, то предмет для дискуссий есть.
Если внимательно вчитаться в перечисленные направления, то нельзя не
заметить, что речь в них идет об односторонней ответственности, а именно об
ответственности руководства компании перед своими сотрудниками. Но, как
мы отмечали выше, ответственность есть аспект (результат и одновременно
предпосылка) взаимодействия людей, т.е. она предполагает взаимную
ответственность руководства и персонала.
Возникает вопрос, а что - сотрудники компании не несут никакой, ни
индивидуальной, ни коллективной, ответственности перед ее руководством и
тем самым перед компанией в целом? Чтобы не несли, этого не может быть по
определению. Первейшая обязанность каждого сотрудника - качественное
выполнение своих обязанностей, взаимопомощь, воля
достижении главной цели компании
и настойчивость в
- обеспечение прибыли. Вообще,
принципы и нормы, например, деловой этики входят в обязательный перечень
107
требований
работодателей
к
выпускнику
высшей
школы
(дисциплинированность, умение работать в команде и пр.). Сложилось даже
новое понятие – корпоративная этика, целый свод внутренних правил
корпоративной солидарности. Как, например, служащие фирмы дорожат ее
авторитетом и честью, борются за ее имидж. И основной вопрос: борются ли
сотрудники за свои права (право на создание профсоюзной ячейки, к примеру)?
В принципе ясно, что в основе внутренней ответственности как
взаимоответственности должен лежать коллективный договор, в котором
стороны оговаривают взаимные обязательства и контролируют их выполнение.
На западе эта практика широко распространена. Да и в советское время
существовала практика коллективного договора руководства предприятия с
рабочими. С их стороны договор подписывался руководством заводского
профсоюза («профкома»). На основе того факта, что в рассматриваемой книге
вопрос об ответственности сотрудников фирмы (конкретно – коллективный
договор) обойден, можно сделать вывод, что на предприятиях (фирмах) бизнеса
отсутствует
общественная
(профсоюзная)
организация,
которая
бы
представляла интересы работников, либо она формально существует, но не
выполняет своих функций. Значит, российский бизнес развертывает свое дело в
льготных (парниковых, так сказать) для себя условиях, когда отсутствует
организованное рабочее движение. Правда, следует иметь в виду, что своего
рода
альтернативой
коллективному
договору
выступает
практика
индивидуальных договоров (договор конкретного работника с руководством
фирмы). Эта практика выгодна бизнесу. Отрицательная же ее черта: она
разобщает лиц наемного труда, снижая их солидарность в борьбе за улучшение
условий труда, повышение заработной платы и т.д.
Еще сложнее обстоит дело с внешней социальной ответственностью
бизнеса. Как подчеркивается в анализируемой монографии, это направление
вызвало среди экспертов массу споров. К внешней социальной ответственности
авторы относят следующие направления: 1. Спонсорство и корпоративную
108
благотворительность (все эксперты отмечают, что благотворительность
является одной из составляющих социальной ответственности бизнеса). 2.
Экология, которая включает в себя всё то, что превосходит установленные в
государстве экологические стандарты, выполнение которых, в идеале, является
обязательным. 3. Взаимодействие с местным сообществом, властными
структурами. Развитие местного
сообщества. 4. Готовность
компаний
участвовать в кризисных ситуациях в результате, например, стихийных
бедствий. 5. Выпуск качественной продукции — ответственность перед
потребителями товаров и услуг.
Практика двойного понимания социальной ответственности (в широком
и узком смысле слова) отразилась здесь во всей ее противоречивости.
Относительно спонсорства и благотворительности спора нет. Неясно только,
почему это направление оказалось на первом месте (видимо, как результат
общего согласия экспертов). Что касается экологии, то в сферу социальной
ответственности включается только то, что делается сверх экологических
стандартов, установленных государством. Но если понимать социальную
ответственность в широком смысле, т.е. когда она распространяется и на
основную деятельность бизнеса, то в систему этой ответственности входит и
выполнение государственных экологических стандартов (ГЭС). Эти ГЭСы
есть государственный федеральный минимум. Помимо минимума существует
еще понятие максимума (из федерального центра всего не предусмотришь). А
оно, по логике федеративного
устройства, определяется правительствами
субъектов федерации, исходя из потребностей региона. К тому же не следует
забывать и про местную общественность (местное гражданское общество).
Третье направление как раз и отражает возможности взаимодействия бизнеса,
местной власти, местного сообщества по всему спектру взаимных интересов, в
том числе и экологических. Четвертое направление, при всей его важности
выглядит все же частным случаем, так как оно входит в содержание второго и
третьего направлений.
109
А вот пятое направление очень показательно. Качество продукции,
бесспорно, входит в число важнейших требований основной деятельности
бизнеса. Правда, в книге оно оговорено «перед потребителями» и на сем
основании отнесено к внешней социальной ответственности. Это, видимо,
следует понимать так: если потребитель поймает фирму на некачественной
продукции, то она готова бороться за качество, пойти даже ему навстречу в
части возмещения материального или морального ущерба. Если не поймает, то
не пойман – не вор, фирма будет гнать некачественную продукцию. На Западе,
как сообщают наши, отечественные, СМИ, существует практика, когда,
например, автомобильная фирма, отзывает с рынка всю партию автомобилей,
если даже в одном из них обнаружен брак. У нас таких примеров наши СМИ не
знают. Но дело в данном случае не в этом. Ответственность за качество
продукции и услуг «перед потребителем» есть следствие ответственности за их
качество в рамках самой фирмы, т.е. внутренней ответственности. На наш
взгляд, те эксперты, которые сформулировали это направление, пусть не
осознанно, но все же исходили из широкого понимания социальной
ответственности (в конкретно-эмпирическом значении этого понятия). Судя по
тому, что оно поставлено на последнее место, оно разделяется не всем
экспертным сообществом (надо полагать, места направлений определены
авторами в соответствии с количеством экспертных голосов). По логике
широкого
понимания
социальной
ответственности
это
направление
(ответственность за качество продукции и услуг) должно быть поставлено на
первое место.
Оценивая в целом структуру социальной ответственности бизнеса, еще
раз
подчеркнем,
что
она
сильно
напоминает
структуру
социальной
ответственности советских предприятий за вычетом форм собственности.
Правда, тогда говорили на другом языке, в рамках иной парадигмы, но это
существа дела не меняет. Похоже, российские приверженцы рынка в данном
случае заново изобретают велосипед.
110
Проблема эффективности социальной ответственности бизнеса
Проблема измерения эффективности социальной ответственности
российского бизнеса сегодня одна из самых сложных. Она напрямую связана с
информационной открытостью (прозрачностью) деятельности корпораций.
Особенно в части раскрытия финансовых затрат. Как официально отмечают
корпорации, их отчеты по КСО носят нефинансовый характер. Тому несколько
причин:
от особенностей российского налогового
законодательства
до
слабого желания корпораций развивать КСО. Нередко в число этих причин
включается мотив соблюдения принципа коммерческой тайны. В итоге очень
трудно, почти невозможно получить сколько-нибудь объективную сводную
картину финансовых затрат российского бизнеса на развитие его социальной
ответственности. Приходится опираться на факты выборочного характера.
Важную роль в развитии социальной ответственности бизнеса играют
стандарты отчетности. В этом плане ценен как раз западный опыт, поскольку
западные компании значительно продвинулись вперед в этой области.
Отмечается, что
в настоящее время в ряде стран мира всё большую роль
играют документы, содержащие нормативные требования и процедуры,
обеспечивающие социальную ответственность организаций, в первую очередь в
областях, определённых Всемирной декларацией прав человека, конвенцией
ООН по правам детей, конвенциями и рекомендациями МОТ и других
организаций. Дается выборочная сводка
национальных и международных
стандартов социальной ответственности в ее традиционном понимании, т.е. в
духе социально-ориентированной экономики. Эта сводка предоставляет
российскому бизнесу возможность выбрать тип отчетности (фактически
сформировать свою модель социальной ответственности). Перечень требований
к отчетности достаточно обширен.
Что КСО в целом эффективна для корпораций, как в мировом, так и
российском масштабе, можно судить по нарастающей статистике самих
111
корпоративных отчетов. Об этом свидетельствует
корпоративных нефинансовых отчетов
«Аналитический обзор
2008-2011», составленный РСПП.
Присмотримся к нему внимательнее.
Прежде всего, что такое нефинансовый отчет? «Под
нефинансовыми
отчетами, - говорится в «Обзоре», - понимаются официально опубликованные
компаниями и организациями документы, в которых они отчитываются об
всех или ряде ключевых аспектов своей деятельности. Как правило, речь идет о
стратегии КСО во взаимосвязи со стратегией развития компании, соблюдении
этических норм и принципов ведения бизнеса, качестве корпоративного
управления, вкладе в охрану окружающей среды, соблюдении прав человека,
управлении персоналом, качеством продукции и услуг, поддержке местных
сообществ, воздействии компании на общество по всем направлениям ее
активности».56 В обзоре
развития,
рассматривались отчеты в области устойчивого
социальные отчеты, отчеты о КСО, экологические отчеты,
интегрированные отчеты.
Что касается мировых данных, то
динамика роста корпоративных
отчетов такова: в 1992 г. их было 26, в 2010 г. – 5616, в 2011 г. – 5152.
Некоторое снижение количества отчетов в 2011 г. связано с мировым
экономическим кризисом (2009-2011 гг.).
В 2010 г. по данным исследования Seth: international for Corporate
Accountability (2010) из 1384 компаний разных стран, (включая
Азиатского
страны
региона), чьи акции обращаются на фондовых биржах, 513
регулярно выпускают нефинансовые отчеты. «Таким образом, нефинансовая
активность, - подчеркивается в «Обзоре», - все больше воспринимается как
56
«Аналитический обзор корпоративных нефинансовых отчетов 2008-2011»,
составленный РСПП. С. 18 (?). // Электронный ресурс: http:docviemer.yandex.ru
/ uel=yandex mail.)
112
общепринятый атрибут корпоративного поведения кампаний, которые: занимают лидерские позиции в своей отрасли и мире; - являются публичными и
присутствуют на международных финансовых площадках; - находятся под
пристальным
вниманием
финансовых
аналитиков
и
инвесторов;
-
восприимчивы к инновационным управленческим подходам и новым правилам
игры в международных рамках». (Там же. С.15)
Мировой кризис 2008 и 2009 явился «первым серьезным испытанием на
прочность идей КСО и нефинансовой отчетности». (Там же. С.16). Он поставил
под вопрос эффективность системы социальной ответственности бизнеса.
Действительно,
опубликованные
по
горячим
следам
исследования
зафиксировали замедление развития в области социальной ответственности и,
конкретно, ее сокращение в финансовом выражении. Однако «это не означает
прекращения или отказ от принципов и практик, объявленных компаниями
ранее» (Там же. С.18).
Россия на фоне четырех стран-лидеров по отчетам выглядела (2011 г.)
весьма непрезентабельно: Великобритания – 31% (от всей суммы мировых
отчетов), США – 27%, Япония – 24%, Германия – 16%, Россия – 2%. 57
Но если брать внутрироссийскую динамику, то можно отметить определенный
позитив. Если в третий «Обзор» (2008-2011) вошло (было получено) отчетов 76
организаций, во второй (2006 г.) – 54, в первый (примерно 2004 г.) –27
отчетов.58 Рост достаточно убедителен в части прогрессирующей эволюции. Но
в целом, уровень развития КСО в системе российского бизнеса остается
57
«Аналитический обзор корпоративных нефинансовых отчетов 2008-2011»,
составленный РСПП. С. 13 (?). // Электронный ресурс: http:docviemer.yandex.ru
/ uel=yandex mail.)
58
«Аналитический обзор корпоративных нефинансовых отчетов 2008-2011»,
составленный РСПП. С. 11 (?). // Электронный ресурс: http:docviemer.yandex.ru
/ uel=yandex mail.)
113
невысок (напомним, к Социальной хартии РСПП присоединилось около 200
компаний, что означает: из 200 организаций, разделяющих принципы Хартии,
отчеты представили только 76).
Об этом же свидетельствует анализ ориентировочных данных.59 Если
попытаться определить общую сумму средств, которую российский бизнес
затрачивает на социальную ответственность (особенно на внешнюю), то
некоторое представление о ней дает следующий расчет. По официальным
данным, к крупному бизнесу относятся компании с годовым оборотом свыше 1
млрд. долларов. По итогам 2007 г. к ним «можно отнести 151 компанию».60 По
совокупной прибыли (до налогообложения и разнице между суммой прибыли и
суммой убытков) доля крупнейших корпораций в экономике России в 2007 г.
составляла 49,5% (Там же. С.73-74). К категории среднего бизнеса по
отечественной статистике относятся компании с годовым оборотом свыше 10
млн. долларов (в 2006 г. их насчитывалось около 13 тыс.). Их доля в общей
выручке от реализации продукции и услуг всех российских компаний составила
44%.
По мнению авторов цитируемой статьи, к среднему бизнесу, с учетом
международного опыта, следует относить фирмы с ежегодным оборотом от 50
млн. до 1 млрд. долларов. Таких компаний в России в 2006 г. было немногим
более 3 тыс. Причем, напомним мнение экспертов анализируемой монографии,
что
отнюдь не все крупнейшие компании имеют социальные программы
(программы социальной ответственности), что часть средств этих программ
тратится
59
на
внутренние
нужды
компаний
(внутренняя
социальная
Анализ дается по статье: Овчинников Г.К., Овчинникова М.В. О развитии
социальной ответственности бизнеса. // Журнал: Человеческий капитал. 2013.
№ 1 (49).
60
А. Яковлев, Ю.Симачев, Ю.Данилов. Российская корпорация: модели
поведения в условиях кризиса. // Вопросы экономики. № 6, 2009 г., с.73).
114
ответственность). С учетом всей этой арифметики совокупная сумма средств,
потраченных российским бизнесом по линии социальной ответственности,
выглядит весьма скромной, чтобы не сказать,
расходной частью бюджета
ничтожной по сравнению с
государства. В самом деле, по некоторым
(неполным) данным бизнес страны ежегодно тратит на социальные программы
около 150 млрд. рублей. Подчеркнем, на внутреннюю и внешнюю социальную
ответственность.61
Любопытно
сопоставить
эти
данные
с
соответствующими
показателями социальной ответственности бизнеса США.
«В США
корпорации, - пишет Л.Полищук, - играют сравнительно скромную роль в
американской благотворительности: в 2004 г. они предоставили 5% (12 млрд.
долл.) всех пожертвований, а частные лица – 75% (190 млрд. долл.). В России,
по имеющимся оценкам, в 2003 г. благотворительные пожертвования
российских компаний превысили 1,5 млрд. долл., а частные лица выделили на
благотворительные цели 100 млн. долл. Таким образом, пропорции между
корпоративной и частной благотворительностью
в России оказались
практически противоположными сложившимся на Западе». 62
61
Цит. по статье: В.Кашин, А.Нещадин, Г.Тульчинский. Методика оценки
эффективности корпоративной социальной политики (социальных инвестиций
и социального партнерства. // Человек и труд. № 5, 2009., с. 20.).
62
Л.Полищук.
государственное
Корпоративная
регулирование:
социальная
анализ
ответственность
институционального
выбора.
или
//
Вопросы экономики. № 10, 2009., стр. 5. Эти данные, кстати, наводят на
некоторые размышления. Если корпоративная и частная (личная) социальная
ответственность бизнеса США составляет примерно 250 млрд. долл. против 1,6
млрд. долл. российской корпоративной и частной ответственности. Цифры
разительные. (Правда, из статьи неясно, кто в США возмещает оставшиеся
20%).
115
Общий (примерный) итог финансовых затрат корпораций на нужды
социальной ответственности (в указанном году) выглядит так: США – 202
млрд. долларов, Россия – 1,6 млрд. долларов. В этой части по-своему
красноречивым фактом остается отношение руководителей компаний к
«Социальной Хартии российского бизнеса». Как уже отмечалось выше, ее
подписали около 200 компаний. Это немного, если сравнить эти данные с
приведенными цифрами - свыше 150
крупных компаний и
средних (с годовым оборотом от 50 млн. долл.).
63
свыше 3 тыс.
Отсюда можно сделать
вывод, что основная масса предпринимательского корпуса еще не
прошла
стадии цивилизования, живет и действует не столько по закону, сколько по
понятиям. 64
62
63
В.Г.Бочкарев. Указ. соч. С. 37.
Эти данные заимствованы из статьи Овчинникова Г.К. и Овчинниковой
М.В, указанной выше.
64
Еще один частный, но показательный факт из публикации в СМИ. «По
данным агентства Bloomberg, - говорится в заметке под названием
«Благотворительность или яхта», - 15 российских олигархов за последние 3
года потратили на благотворительные проекты 1,64 млрд долл. (примерно 1%
от капитала). Самый щедрый – как раз Роман Абрамович: 310 млн. долл. за 3
года (на свой футбольный проект – «Фонд «Национальная академия футбола» он тратил, по оценке, 30 млн. долл. в год). Далее следуют Алишер Усманов (247
млн.) и Виктор Вексельберг (160 млн.). При этом один только
фонд
американцев Гейтса и Баффетта пожертвовал на благотворительность за этот
период вдвое больше, чем все 15 наших богачей! «Наши мало тратят на
благотворительность, так как
предпочитают вкладывать деньги в яхты, -
считает политолог Виктор Милитарев. – Многих из тех, что разбогатели в 90-е,
не смущает вопиющее социальное неравенство в стране. Они, не стесняясь,
утверждают, что заработали честно и никому ничего не должны. И пример
116
В коллективной монографии, в главе под названием «Смысл и выгоды
социальной ответственности» предпринимается попытка подвести баланс
плюсов и минусов социальной ответственности бизнеса. О критике концепций
этой ответственности шла речь выше. Поэтому сосредоточим внимание на
плюсах. Несмотря на неочевидность экономических выгод от программ
социальной ответственности, пишут авторы, ряд исследований демонстрирует,
что
компании,
принимающие
у
себя
такие
программы,
получают
«существенные конкурентные преимущества». Прежде всего, в кадрах: а)
социальная забота о собственном персонале позволяет не только избежать
текучести
кадров,
но
и
привлекать
лучших
специалистов;
б)
рост
производительности труда; улучшение имиджа, рост репутации: «У нас пока
имидж, через какое-то время и рост прибыли…»; в) сохранение социальной
стабильности в обществе в целом; г) стабильность и устойчивость развития
компании
в
долгосрочной
перспективе;
д)
возможность
привлечения
инвестиционного капитала для социально-ответственных компаний выше, чем
для других. При этом отмечается, что такого рода преимущества наблюдаются
в рамках стратегического подхода к социальной ответственности, т.е. при
долгосрочном планировании такой деятельности.
Ту же позицию уверенно (без оговорок) развивает В.Г.Бочкарев.
Социальная ответственность бизнеса, пишет он, «дает ему
серьезные
экономические выгоды: улучшается репутация компании, что непосредственно
влияет на увеличение продаж и на позицию на рынке; увеличивается
производительность труда; повышается качество продукции или услуг,
западных миллионеров-благотворителей им не указ» // Аргументы и факты. №
36 (1713). 4-10 сентября 2013 г. С.79.
117
сокращаются операционные расходы; ослабляется контроль со стороны
государственных органов; облегчается доступ к инвестициям».65
Выделим здесь проблему, которая
не получила освещения в
монографии, выпущенной «Деловой Россией». Частью мы уже касались этой
проблемы, когда говорили о коллективном договоре. Так, в числе девяти
«универсальных принципов в сферах прав человека, труда и окружающей
среды», разработанных в рамках международной инициативы «Глобальный
договор», под № 3
значится: «к деловым кругам обращена просьба
поддерживать свободу ассоциаций и эффективное признание права на
коллективный договор». Более подробно эта идея развита в Стандарте ГИО
(GRI). Его отчетность предусматривает в числе прочих требований следующие:
«LA3. Доля работников, представленных независимыми профсоюзами или
иными добросовестными представителями, по географической территории;
либо
доля
работников,
участвующих
в
коллективном
договоре,
по
регионам/странам. LA15 (доп.). Описание официальных соглашений с
профсоюзами или другими добросовестными представителями работников по
вопросам охраны здоровья и безопасности труда и доля работников,
охваченных такими соглашениями. (Там же. С.50). В списке основных
требований Стандарта СО 8000 (SA 8000) также есть пункт (№ 4): «Свобода
объединений и право на коллективный договор: компания должна уважать
право трудящихся на создание и вступление в профсоюзы или на участие в
коллективных
переговорах;
там,
где
закон
запрещает
эти
свободы,
содействовать аналогичным видам союзов и переговорам». В книге нет
примеров, которые бы свидетельствовали, что программы социальной
ответственности тех или иных отечественных компаний содержат подобные
требования. На наш взгляд, данное обстоятельство свидетельствует о том, что
118
профсоюзное движение играет слабую роль в частном секторе российской
экономики.
Здесь в пору вернуться к проблеме теневого бизнеса
экономики66. Без нее портрет бизнеса будет не полон.
или теневой
Как отмечается в
литературе, теневой бизнес по сравнению с легальным всегда «процветает». Он
не обременен налогами и прочими «непроизводительными» расходами.
По экспертным оценкам (2002 г.), «на теневом рынке обращаются
денежные суммы, эквивалентные 40-50% валового внутреннего
продукта».
Общие доходы «преступного мира ежегодно составляют 2,5-3 трлн.руб.».
67
По другим оценкам, в 1973 г. теневой сектор экономики в СССР составлял
примерно 3% ВВП; в 1990-91 гг. – 10-11%; в современной России: в 1993 г.27% ВВП, а в конце 90-х г., согласно данным Московского института социоэкономических проблем, - уже 46% ВПП. В первом десятилетии ХХI века рост
теневого бизнеса удалось несколько обуздать: в настоящее время объемы
теневой экономии в России оцениваются «примерно в 25-35%». Огромные
суммы средств теневой бизнес затрачивает на подкуп чиновников всех уровней
(так сказать, социальная «безответственность»). Теневой бизнес, способствуя
неправедному обогащению определенной категории людей, оказывает на
общество, в общем и целом, развращающее влияние.
Особенность российской теневой экономики связана с такими
пороками, как: уход от налогов, бегство капитала за рубеж, двойная
66
В нашем исследовании понятия «теневой бизнес», «теневая экономика»
употребляются как синонимы, хотя это не одно и то же. Но для целей нашего
исследования их различие не имеет принципиального значения.
67
С.Э. Жилинский. Предпринимательское право. 3-е изд., измен. и дополн. М.
2002 С.32.
119
бухгалтерия, челночная и бартерная торговля, скрытая безработица, коррупция,
скрытая занятость; неравномерность развития в различных отраслях. По
оценкам российского Госкомстата, если в строительстве теневая экономика
составляет около 8% деятельности, то в торговле этот показатель превышает
63% ВВП.
Более конкретную картину развития теневого бизнеса в России
можно представить по материалам Интернета.
Таким образом, принимая во внимание реальные объемы социальной
ответственности легального бизнеса и примерные обороты теневого бизнеса,
можно
сказать, что российский бизнес крайне эгоистичен. Государству
России, если оно реально стремится к статусу социального государства, следует
удвоить или даже утроить свои усилия по цивилизованию российского бизнеса.
С одной стороны, необходимо расширить политико-правовые и прочие условия
формирования
каждой
компанией
социальных
программ
(программ
социальной ответственности). С другой, повысить требования к их качеству.
Особенно большая работа предстоит государству с теневым бизнесом.
Практика борьбы с этим бизнесом знает два пути его «цивилизования»: один
путь - создание условий его выхода из тени в сферу легальной деятельности,
второй – ужесточение законодательства, усиление контрольных механизмов в
отношении теневого бизнеса в целях пресечения его деятельности (в
особенности, «черного»).
Итак, общий вывод из анализа социальных программ бизнескорпораций, заключается в следующем. Во-первых, они представляют
прогрессивный шаг во всей социальной политике бизнеса в целом; выражают
высокий уровень доктринального мышления теоретиков и практиков бизнеса.
Во-вторых, расширяется тенденция внедрения этих программ в практику
корпораций. Расширяется и публичная отчетность о их реализации. Нарастает
и практическая эффективность социальной ответственности мирового бизнеса,
как в целом, так и в финансовом измерении. Конечно, в реальной истории
развития того же западного бизнеса, немало скандальных страниц, проявлений
120
социального эгоизма, случаев мошенничества, не говоря уже о его теневой
жизни (формах теневой экономики). Но общая тенденция его исторического
развития ясна: она заключается в
неуклонном процессе нарастания его
гуманистического содержания, социального облагораживания. Всего того, что
охватывается понятием – «цивилизование».
В развитии молодого российского бизнеса здесь можно отметить
определенный позитив: данная
закономерность присуща и ему. Объемы
эффективности постепенно увеличиваются. В целом он, конечно, заметно
отстает от западного собрата в части развития цивилизационных начал.
Причины отставания заключаются не только в общих масштабах и специфике
развития отечественного бизнеса (он прогрессирует, прежде всего, в сырьевых
отраслях промышленности), но и в его менталитете. Российские бизнесмены
еще живут психологией, образно выражаясь, первоначального накопления
капитала. Но вместе с тем, подчеркнем, общая тенденция его развития носит
позитивный характер.
2.3. Корпоративная социальная ответственность бизнеса и основные
модификации (направления) ее развития
Общая картина социальной ответственности современного бизнеса
будет неполной, если оставить в стороне основные модификации развития его
ответственности в западной литературе. Как уже отмечалось, история понятия
«корпоративная социальная ответственность» берет свое начало с 1953 года, с
момента выхода в свет книги американского ученого Г.Боуена. Книга принесла
автору заслуженную славу «отца КСО» (по выражению А.Кэролла). На наш
взгляд, заслуга Г.Боуена не ограничивается ролью родоначальника концепции
КСО в ее буквальном прочтении. Главная его заслуга заключается в том, что
ему удалось уловить сущность перехода бизнеса, его продвинутых корпораций
от этапа традиционных форм благотворительности (персонифицированной
филантропии, меценатства, спонсорства) к новому историческому этапу их
социальной
политики, дать этой политике емкое название – социальная
121
ответственность бизнеса. Этот переход занял целую историческую эпоху, с
конца Х1Х-го по середину ХХ –го столетия. Его сущность заключается в
институционализации этой ответственности, что особенно ярко выражается в
образовании специальных служб
(связи с общественностью и пр.) внутри
самих корпораций, формировании социальных программ ответственности, в
регулярной отчетности.
Идеи Г.Боуена быстро нашли общественное
признание. В их
эмпирическом развитии принято выделять несколько этапов. Первый назван
исследователями «вызревание и инновации» (1960-е гг.), второй – «развитие и
экспансия» (1970-е гг.), третий – «институционализация» (1980-е гг.),
четвертый - «зрелость» (1988-1996 гг.). Взятые сами по себе эти этапы мало что
дают для науки, для ума и сердца, поскольку носят в основном формальный
характер (зарождение, становление, развитие, зрелость). Тем более что
формирование социальной ответственности бизнеса, его корпораций как
объективного явления заняло довольно большой период. Существуют и другие
варианты структурирования этапов. 68
Но не будем здесь входить в детали сопоставления всех этих вариантов.
Отметим лишь один важный для нас момент. Примерно с 70-х гг. минувшего
века в западной научной литературе возникают и развиваются так называемые
«альтернативные темы» КСО. Это описательное, в общем-то, название,
приобрело чуть ли не категориальный характер. В виду имеются концепции: а)
корпоративной социальной деятельности, б) заинтересованных сторон, в)
корпоративного
гражданства,
г)
корпоративной
восприимчивости,
д)
корпоративной устойчивости.
68
Мы опираемся здесь на анализ эволюции КСО в книге
Ю.Е. Благова
«Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции». Второе
издание. // СПб. 2011.
122
В строгом смысле слова, заключенном
в семантике выражения
«альтернативные темы», речь идет уже не о самом понятии «КСО», а о его
заменителях
-
альтернативах.
И
действительно,
некоторые
западные
исследователи открыто отказываются от этого понятия. В качестве причины
указывают на неопределенность, расплывчатость его значения. Оно, по их
мнению, не раскрывает конкретного содержания этой ответственности, не дает
рецептов, как корпорации следует ее реализовывать,
69
не отражает
объективного усложнения отношений корпорации и общества, представленного
многочисленными агентами
- поставщики, конкуренты, потребители,
защитники окружающей среды и т.д. Более того, носит не столько позитивный,
сколько моральный (долженствующий) характер. (Ю.Е.Благов. С.81).
С этой критикой понятия КСО отчасти можно согласиться. В самом
начале нашего исследования
отмечалась проблематичность
выражения
«ответственность» бизнеса (применительно к русскому языку). Сами западные
исследователи также отмечают многозначность понятия «ответственность» (в
английском языке): а) ответственность как добродетель (личности); б)
ответственность как обозначение обязанности или долга; в) каузальное
значение: кто виновен, скажем, в происшедшем негативном событии (сбое)
(Ю.Е.Благов. С.19). В последнем случае ответственность возникает за
нарушение
человеком
(корпорацией, партнером)
каких-то
обязательств
(правил, законов и т.п.). Это последнее значение «ответственности» идет,
напомним, от юриспруденции. Оно фиксирует последействие (последствия).
Но социальная ответственность как таковая не сводится к последействию. Она
сколько результат, столько и предпосылка, условие действия. Она тем более
важна, что выводит нас на понятия свободы, свободы воли предпринимателя,
бизнесмена и, в конечном счете, на проблемы философии бизнеса. Мы, таким
образом, не видим основания для того, чтобы отказываться от категории в
значении КСО – корпоративная социальная ответственность.
69
Ю.Е.Благов. Указ. соч. С.47.
123
Но как тогда быть с указанными выше «альтернативными темами»,
которые по существу выступают в глазах многих исследователей в качестве
альтернативных концепций? Здесь невольно вспоминается идеологический в
своей
основе
мотив.
Социальная
ответственность,
сам
этот
термин,
понимаемый именно как навязываемый категорический императив, пугает
бизнесменов. Не случайно, многие из них воспринимают социальную
ответственность как еще один обязательный налог. Другие же трактуют ее,
повторим, как чисто моральный, т.е. не обязательный долг и на этом основании
не спешат тратить свою прибыль на удовлетворение социальные ожидания,
касается ли это местного населения и муниципальных властей подопечных
территорий, где расположены их предприятия или даже собственных
служащих. Отсюда стремление исследователей
отказаться от понятия
«социальная ответственность бизнеса».
Наша гипотеза состоит в том, что «альтернативные темы» отнюдь не
заменители понятия и самого явления КСО, а основные модификации
(направления, ракурсы) его эмпирического развития. Они, эти темы,
не
отвергают понятия КСО, а, напротив, системно раскрывают его характер. Их
можно было бы назвать
формами КСО. Но это последнее слишком
обязывающее определение.
Дело в том, что система КСО включает в свое
содержание теорию и практику. В рамках теории уже достаточно четко
обозначились фундаментальные (общетеоретические) и прикладные блоки.
Последние помимо эмпирических проблем включают чисто технологические
процедуры – формирование социальных программ, стандартов отчетности и
саму эту отчетность, методики измерения эффективности КСО и пр. Более того,
в
организационной
специализированные
структуре
службы
корпораций
(отделы,
возникли,
комитеты,
комиссии
повторим,
и
пр.),
регулирующие (обслуживающие) практическую социальную политику КСО.
Наконец,
подчеркнем,
что
эта
структура
системы
КСО
приобрела
международный характер (возведена в статус международной практики).
124
По этой логике «альтернативные темы» КСО должны, казалось бы,
иметь структуры, аналогичные или параллельной
самой
КСО. Но они не
имеют такой структуры и ограничены рамками интерпретации или, с нашей
точки зрения, основных модификаций теории КСО.
Еще одно замечание. Указанные «альтернативные темы» КСО
разрабатываются западными исследователями в основном применительно к
уровню
«микроэкономики».
Положительное
значение
этого
уровня
заключается в его прикладном характере, что открывает возможность
формулировать практические рекомендации для
управления деятельностью
корпораций, как в целом, так и в части развития их социальной
ответственности (ее структурирования,
измерения и т.д.). Не принижая
значения этого практического уровня, отметим, исходя из темы исследования,
что нас
интересуют
и вопросы более широкого характера, т.е. уровней
социальной ответственности бизнеса в целом. Поэтому, не дублируя всех
деталей исследования Ю.Е.Благова, мы рассматриваем систему выделенных
«альтернативных тем КСО» в качестве эвристического стимула исследования
основных модификаций
развития социальной ответственности бизнеса в
целом.
Выделим в этой связи две проблемы. Начнем с проблемы
иерархии
этих направлений, т.е. логической последовательности их рассмотрения.
Очевидно, здесь могут быть выдвинуты различные принципы. Можно
выстраивать их, эти модели, по историческому или хронологическому
принципу, т.е. по
времени возникновения и разработки конкретной
«альтернативной темы». В книге Ю.В.Благова, на которую, повторим, мы
опираемся, они рассмотрены в целом именно в такой последовательности:
корпоративная восприимчивость, корпоративная социальная деятельность,
заинтересованные
стороны,
корпоративное
гражданство,
корпоративная
125
устойчивость.
70
Бесспорно, такой порядок вполне оправдан, обладает рядом
достоинств. Но ему не противоречит и чисто логический подход, когда их
очередность рассматривается в соответствии с внутренней логикой их развития,
что, в общем-то, укладывается
в технологию единства логического и
исторического как метода научного исследования.
С нашей точки зрения, последовательность анализа интерпретационных
моделей КСО, т.е. основных ее модификаций следует выстраивать в
соответствии с исходным философским принципом рассмотрения объективной
реальности (материи), когда исходным и конечным
пунктом ее познания
выступает процесс взаимодействия тел (в объективном мире). Отправляясь от
этой логики, анализ указанных направлений КСО целесообразно начать с
«концепции
заинтересованных
сторон»,
или,
точнее,
взаимно
заинтересованных сторон (первый этап). Среди разработчиков этой концепции
Ю.Е.Благов указывает следующих
исследователей: Э.Фримен (1984),
Т.Дональдсон и Л.Престон (1995), Т.Джонс и А.Викс (1999), А.Керолл (1991),
Дж.Хендри (2001), А.Аргандонья (1998).
Что касается корпоративной
социальной деятельности, то она, в
сущности, охватывает весь процесс КСО, от формирования идей и программ до
практических действий, т.е. включительно
реальной практике. Среди
до реализации этих программ в
ее разработчиков:
Т.Джонс, Э.Эпштайн и
В.Фредерик, С. Сети, А.Керолл, В.Вартик и Ф.Кохрен. Д.Вуд и Д.Свансон
(Указ. монография автора. С.63). Поскольку момент реализации является
заключительным, замыкающим этапом, подбивающим итоги всего процесса
социальной деятельности в годовом ее измерении, предметно представляет ее
70
Особенно
четко
этот
момент
выражен
в
статье
Ю.Е.Благова
«Стратегический менеджмент».// Вестник Санкт-Петербургского университета.
Сер. Менеджмент. 2011.Вып.1. С.25-27
126
конкретные плоды, по которым оценивают ее эффективность,
постольку
логично ее анализ отнести к заключительному этапу.
«Концепция корпоративной восприимчивости» также охватывает весь
процесс КСО. Но особый акцент при этом делается, прежде всего,
адекватности и гибкости восприятии руководством корпорации
воздействий
на нее социальной среды и
на
различных
последующей разработке
соответствующей политики и ее реализации в практике. С нашей точки зрения,
анализ этой концепции (этого направления) следует отнести ко второй
модификации. Она укладывается в логику
парадигмы «вызов- ответ»,
апробированной, в частности, в рамках цивилизационного подхода А.Тойнби.
Важную роль в разработке этой концепции и определении ее места в
эволюции концепции КСО сыграли работы Р.Акермана и Р.Бауера, С.Сети и
Д.Вотава, А.Керолла и В.Фредерика. Начало ее разработки было положено в
1973 году. (Там же. С.47).
Анализ
«концепции корпоративного гражданства» составляет задачу
третьего этапа. Она также претендует на
целостную интерпретацию всей
системы КСО, ее теории и практики. Ее главная цель – преодолеть
характеристику системы КСО только как некой моральной системы и придать
КСО статус гражданско-правового или, скорее, гражданско-культурного
характера.
В ряду авторов, сформировавших концепцию корпоративного
гражданства Ю.Е.Благов указывает исследователей из профильных центров
бизнес-школ ведущих университетов Великобритании: Х.Уилмотт, А Крейн,
К.Марсден, Д.Маттен, Дж.Мун, Н.Мунши, В.Чеппл и П.Эдварс; США:
С.Уаддок, Д.Вуд, К.Давенпорт, Дж.Лонгсдон, О.Феррелл; Нидерландов:
И.Маигнан; Швецарии: А Шерер и Г.Палаццо. (Там же. С.155). Первые работы
этого направления относятся к концу ХХ века, что по времени совпало с общим
всплеском интереса к проблеме корпоративного гражданства. (Там же. С.159).
Таким образом, указанные направления исследования КСО, взятые со
стороны логики их взаимосвязи, представляют целостную систему КСО во
127
всем богатстве содержания и оттенков ее развития (на современном этапе). Их
можно рассматривать и как ступени (стадии) раскрытия сущности социальной
ответственности бизнеса в определенной логической последовательности. На
первой ступени содержание ее раскрывается через понятия концепции взаимно
заинтересованных сторон. В результате воссоздается структурная или
субъектно-объектная картина социального взаимодействия. Ведь все в мире,
тем более в мире людей, зачинается и развивается через взаимодействие. Оно онтологическое основание самой жизни, включая и бизнес.
Перейдем ко второй проблеме – содержательной, т.е. к анализу
указанных концепций (модификаций). Ссылка на взаимную заинтересованность
сторон, т.е., субъектов взаимодействия,
подчеркивает, что побудительной
силой взаимодействия людей (в данном случае бизнеса) выступают их
интересы, в основе которых лежат их жизненные потребности. Сама концепция
сформировалась, когда круг субъектов взаимодействия развился от простой
схемы «производитель – потребитель» до достаточно сложной многочленной
системы.
Ю.Е. Благов, к примеру, воспроизводит полную эмпирическую схему
этого взаимодействия. С одной стороны, – фирма, с другой, партнерствующие
организации (или субъекты), с которыми фирма вынуждена взаимодействовать
(входить в отношения): собственники; группы защиты
прав потребителей;
потребители; конкуренты; СМИ; работники, сотрудники фирмы; группы по
интересам; защитники окружающей среды; поставщики; правительственные
агентства; организации местных сообществ. Всего по этой, классической, так
сказать, схеме 11 субъектов, с которыми фирма (ее руководство) входит во
взаимодействие.71
71
С точки зрения микроэкономики, все это не лишено
Ю.Е.Благов. Корпоративная социальная ответственность: эволюция
концепции. Второе изд. СПб. 2011. С.80.
128
практического значения (прагматической целесообразности), рамками которой
ограничиваются, повторим, западные исследователи.
Но с точки зрения более широкого подхода (макроэкономики или
общества в целом) здесь возникает весьма сложная проблема. Отметим, что
выделенные «партнерствующие организации» далеко не равноценны по своим
социально-экономическим
масштабам, степени организованности и по
формализации своей социальной ответственности. Одно дело, собственники
(включая акционеров), работники, поставщики, смежники, правительственные
агентства и пр. Если брать эти организации со стороны их численности их
служащих, то счет идет
от сотни до десятков тысяч. Другое дело, –
потребители. Здесь уже иной масштаб измерения: как правило, счет идет на
сотни тысяч или даже миллионы. Первые представляют собой, повторим,
формализованные организации. Их социальная ответственность (обязательств и
пр.) также достаточно формализована (юридически оформлена).
Но вот потребители…Об их формализованной организации, повторим,
нет смысла говорить, потому что ее, как правило, нет. В лучшем случае, она
может быть представлена ассоциацией (службой) защиты прав потребителей.
Конечно, в защиту их прав могут эпизодически выступать СМИ, политические
партии, профсоюзы. Но это не меняет общей оценки: сами потребители, как
правило, не обладают, повторим, формализованной организацией. Точно также
нет смысла говорить об их формализованной ответственности.
Получается, следовательно, что они выступают в качестве некой
ведомой
массы,
не
имеющей
ни
относительно
самостоятельной
структурированной организации, ни какой-то особой роли (и голоса). Но с
другой стороны, существуют некие, так сказать, максимы здравого смысла (на
уровне обыденного сознания): «покупатель всегда прав», «потребитель –
король рынка». Они, конечно, могут звучать в качестве комплимента, чтобы
потрафить нраву этого, подчас весьма капризного
покупателя-потребителя
(товар-то надо продать, иначе прибыли не будет).
На деле проблема
129
оказывается
сложнее.
Вернемся к определению ответственности
как
некоторого соглашения заинтересованных сторон социального взаимодействия.
Поставим несколько лукавый вопрос: кого здесь считать заказчиком
производства той или иной продукции? Или, точнее, кто инициирует
ответственность на исполнение социального заказа? Формально – корпорации
(бизнес). Но реально – население, потребности которого, подчас скрытые, т.е.
не отрефлексированные в общественном сознании в понятийной форме,
улавливает бизнес и организует производство соответствующей продукции.
Подчас это выглядит по известному народному выражению: сходи туда, не
знаю куда, но принеси то, что нужно.
В этой связи следует различать инициирующую ответственность,
субъектом которой является
население как потенциальный потребитель. И
ответственность подрядную. Но поскольку этот потребитель не представляет
собой формализованной организации и потому его социальный заказ носит
самый общий, дисперсный (рассеянный), так сказать, характер. В этом заказе не
содержится никаких конкретных указаний на содержание и форму будущей
продукции (товара). Не формируются конкретные обязательства, кроме как
самого общего плана – продукция должны быть качественной. Решение всех
этих задач ложится на бизнес-корпорации. Корпорациям, так сказать,
предоставляется
полная
свобода,
вплоть
до
возможности
обмануть
потребителя, подсунув ему некачественный товар. Но потребитель оставляет за
собой главную функцию – функцию, образно выражаясь, генеральной приемки
выпущенной продукции,
что
осуществляется в факте ее покупки или,
напротив, отказа от покупки. Этот смысл как раз и выражается в формуле
«покупатель всегда прав». От этого, порой безмолвного и как бы безликого
заказчика зависит, в конечном счете, стабильность и устойчивость социальной
системы. Его мнением и доверием следует дорожить.
Вторая
модификация
(направление)
представлена
корпоративной восприимчивости (по сути, как бы
концепцией
развитие первой
130
модификации).
способности
Оно
характеризует,
руководства
с
одной
корпораций,
стороны,
его
познавательные
способность
учитывать
(воспринимать, улавливать) социальное умонастроение окружающей среды. А с
другой способность гибко реагировать на ожидания этой среды, поддерживая
общий
позитив
взаимных
отношений.
В
качестве
относительно
самостоятельных субъектов этой социальной среды на уровне микроэкономики
выступают наемные работники самой корпорации, далее, различные смежники
(поставщики), местные муниципальные органы власти и местное население
подопечных территорий (территорий расположения предприятий корпорации),
в более широком плане (макроэкономики) – государства и сообщества
потребителей.
С
точки
зрения
выстраивания
отношений
внутри
коллектива
корпорации показательны мысли В.Ракоти, развиваемые в статье «Мораль и
бизнес» (в части раскрытия обратной связи руководства организации с ее
работниками). Как показывают социологические опросы, пишет он, на всех
уровнях управления
человек не чувствует себя главной ценностью, ни в
деятельности коммерческих структур, ни в деятельности государственной
власти. Социальное расслоение россиян усиливает напряженность в трудовых
отношениях между наемным трудом и бизнесом. Большинство людей живет
надеждами на светлое будущее, как в части перспектив служебного роста, так
и в части повышения благополучия семьи. Причем, лишь немногие из них
проявляют
необходимую активность и настойчивость, чтобы претворить
надежды в реальность. Большинство же ведет себя пассивно, ожидая, когда на
него обратят внимание.
Поэтому
первейшей
знать
задачей
ответственные
устремление
кадровой
сотрудники
работников,
службы
должны
является,
коммерческой
подготавливать
быть
может,
структуры.
для
Ее
руководства
предложения о возможностях осуществления надежд работников, связанных с
их трудом и личной жизнью в целом. Разумеется, во благо самой коммерческой
131
организации. Бездушное отношение бизнесменов к наемным работникам
оборачивается
соответствующим
их
отношением
к
делам
компании,
дорогостоящему оборудованию, безразличием к потерям, неэкономному
расходованию материалов, энергии и т.д.
При хорошей обратной связи руководство компании может и обязано
оперативно улавливать умонастроения работников и принимать
устранению
негативных сторон
производственной жизни. Постоянно
меняющаяся конъюнктура рынка требует
совершенствования
меры по
производственного
от компании систематического
процесса.
оперативно разъясняться работникам, чтобы они
Нововведения
должны
сознательно и с должной
дисциплиной подходили к выполнению своих служебных обязанностей. 72
Здесь, в общем-то, ничего особо оригинального нет. Для вящей
убедительности сошлемся на доктрину человеческих отношений, исходным
пунктом развития которой послужил заводской эксперимент
Мейо в г.
Хоторно США в двадцатых годах ХХ в. Напомним суть дела: несмотря на все
попытки улучшить технические условия работы производственных участков
никак не удавалось повысить производительность труда рабочих. Ключ к
успеху эксперимента подсказал неожиданный эффект: внимание к рабочим со
стороны исследователей
коллективе,
что
улучшило
оперативно
сказалось
психологическую
на
повышении
атмосферу
в
дисциплины
и
производительности труда.
Это внутренняя сторона корпоративной восприимчивости. Не менее,
если не более, важен внешний план – внешняя социальная среда. Основные
субъекты этой среды - государство, партнеры,
общество в целом и его
неформализованные общности. Задача компании заключается в способности
уловить конъюнктуру рынка, социальные
ожидания населения. На первом
плане здесь взаимоотношения бизнеса с государством. Бизнес-корпорации
72
Валентин Ракоти. Мораль и бизнес. // Человек и труд. 2012. №5.С.17-18
132
руководствуются главным своим принципом – максимизации прибыли. А
государство – интересами общества в целом или, если буквально, –
максимизацией
социального
обеспечения
всех
слоев
общества
(идеал
государства всеобщего благоденствия). Государство, с одной стороны,
регламентирует деятельность бизнеса посредством юридических законов и
норм и контролирует их исполнение. С другой стороны, разрабатывая
стратегию развития общества, определяя цели задачи общества на перспективу,
оно тем самым формирует (подсказывает) площадки для
возможной
деятельности бизнеса, в том числе площадки для государственно-частного
партнерства. И тут уже многое зависит, насколько корпорации восприимчивы
к этим подсказкам.
Важна, далее, самодеятельная ориентация бизнеса в
эволюции
потребностей в массе населения, от подопечных территорий и регионов до и
общества в целом. Это очень важный момент с точки зрения развития доверия к
бизнесу в массе населения. Особенно, если принять во внимание специфику
менталитета российского народа. Как уже отмечалось, в массе своей народ
традиционно относится
к богачам с недоверием. По народной мудрости,
трудом праведным не наживешь палат каменных. Тем более, если принять во
внимание характер приватизации государственной собственности в 90-х годах
минувшего века и вообще весь период первоначального накопления
новороссийского капитала. Как выразился Д.А.Медведев, выступая на 1
Всероссийском форуме промышленников и предпринимателей 31 января 2008
г., (т.е. в период его президентства) экономически чековая приватизация
оказалась вполне оправданной (возродился институт частной собственности),
но «социально и политически…она стала почти провалом».73 Обобщая
характеристику этой ступени, следует сказать, что корпорации должны иметь в
своей структуре специализированные службы
по изучению ожиданий
общества (на постоянной, либо временной основе как своеобразные ВНИК –
73
См.: Просторы России. 2008. 6 февраля.
133
временные научно-исследовательские коллективы). Плодотворный пример
этого ВНИКа
- исследование, организованное «Деловой Россией», по
результатам которой была написана книга «Социальная ответственность
бизнеса – опыт России и Запада».
Строго говоря, концепция корпоративной восприимчивости объективно
выступает частью более широкого процесса, за которым в литературе уже
закрепилось название типа коммуникации предпринимательской деятельности.
74
Третья
особенно
модификация
важна
с
точки
(концепция
зрения
корпоративного гражданства)
развития
социально-юридического
самосознания субъектов бизнеса, социальной ответственности его корпораций.
Они должны ощущать себя гражданами данного государства (и общества) со
всей совокупностью наделенных конституцией прав и свобод, прав и
обязанностей этого гражданства.
Ю.Е.Благов, проанализировав позиции
западных исследователей – сторонников этой концепции, выделяет следующие
причины ее генезиса. Во-первых, интерпретация концепции КСО как
долженствования (нравственного долга), т.е. как добровольную обязанность
реализовывать
некую,
подчас
неопределенно
ответственность, продолжает весьма негативно
Корпоративное
же
коннотацию…занятия
гражданство
несет
широкую
моральную
восприниматься бизнесом.
для
него
«положительную
наряду с другими гражданами своего справедливого
места в обществе». Сама идея этого гражданства воспринимается бизнесом как
практически-ориентированная концепция, поскольку ему (его корпорациям)
предлагается не столько соглашаться с призывами ученых становится более
«социально-ответственными»,
74
сколько
формулировать
собственную
См., например: Предпринимательство. Учебник. Под ред. В.Я.Горфинкеля,
Г.Б.Поляка. 5-е изд. М.2009. Гл. 15 «Коммуникации в предпринимательской
деятельности».
134
программу, как стать «хорошим корпоративным гражданином». В соответствии
с юридическим
статусом хорошего, законопослушного гражданина
его
финансовая обязанность традиционно ограничивается уплатой установленных
государством налогов. Но сегодня этот статус предполагает более широкую
обязанность:
не
ограничиваться
госминимумом в деле
госналогом
(этим
своеобразным
социальной поддержки общества), а напрямую
принимать непосредственное участие
в социальном обеспечении низовых
слоев населения.
Во-вторых, идея этого гражданства зародилась как реакция на кризис
идеи
«государства всеобщего благоденствия». Кризис заключался
неспособности этого государства
разрешать
в
всю совокупность проблем
социального обеспечения населения. Тем самым кризис как бы предопределил
прямое участие бизнеса в соответствующих программах. Корпорации, пишет
Ю.Е.Благов, «достигнув
экономической мощи, сравнимой с мощью
национальных государств, стали способны не только претендовать на некие
права, но и играть роль гарантов соблюдения прав граждан».
75
Здесь, на наш
взгляд, надо было бы сказать чуть-чуть иначе. В силу неспособности
государства разрешить проблемы социального благополучия (благоденствия)
населения, но чтобы обеспечить устойчивое, стабильное (непоколебимое, так
сказать), развитие
страны, взоры государства и
гражданского общества
обратились на бизнес, чтобы призвать его к участию в решении этих проблем.
По А.Кэроллу, одного из основных разработчиков теории корпоративной
социальной ответственности на Западе, от компаний ожидают исполнения их
ответственности точно так же, как и от всех граждан. 76
Таким образом, объективное значение этой концепции усматривается в
стремлении западных исследователей преодолеть интерпретацию социальной
ответственности как только морального долга и обязанности, как некоторого
75
Ю.Е.Благов. Указ. соч. С.157.
135
добровольного обязательства, продиктованного нравственными мотивами
бизнесменов. Т.е. представить ее не
столько как моральный, но
как
гражданский долг.
Но имеется еще одна сторона (или, скорее, нюанс)
корпоративного гражданства,
концепции
не учтенная ни западными, ни российскими
исследователями. Она, эта сторона, особенно ярко выражена в ментальности
российского общества и связана с историческими условиями развития в стране
гражданского общества. Речь уже идет не о гражданстве как выражении
«государственной» подданности, т.е. подданности юридической, а о социальнополитической и нравственной «подданности» обществу, его коренным
интересам. В политических традициях нашего отечества понятие «гражданин»
имеет два значения: а) как юридически подданный своего государства со всеми
вытекающими отсюда обязанностями;
б) как «подданный» общества,
ставящий во главу угла своей жизнедеятельности интересы этого общества,
всех его членов. По слову поэта, «Будь гражданин, служа искусству, Для блага
ближнего живи, Свой гений, подчиняя чувству Все возвышающей любви».
Таким образом, в этой концепции заключена возможность более широкого
осознания бизнесом своей роли как одного из столпов гражданского общества.
Концепция
социальной
корпоративной
деятельности
раскрывает
последнюю, практическую ступень реализации социальной ответственности. Ее
активная разработка относится к 1980-1990 гг. В рамках этой деятельности
необходимо выделить, прежде всего, такие стороны, как этап формирования
программных документов - типовых моделей (образцов) социальных программ
(программ КСО), включая прорисовку основных аспектов ответственности,
разработку стандартов отчетности, критериев прозрачности реализации
социальной ответственности. А, во-вторых, в поле зрения исследователей в
рамках
этой концепции оказываются реальные результаты развития
социальной ответственности бизнеса, как во всей их конкретности, так и в
рамках социальной миссии бизнеса в целом.
136
Итак, указанный подход (через понятия модификации) представляется
нам более адекватным
ответственности:
ситуации эволюции социальной роли бизнеса, его
«альтернативные
темы»
КСО
интерпретируются
как
основные модификации развития именно его социальной ответственности. Он,
этот подход, сохраняет ведущую роль категории КСО
в рассмотрении
основных направлений, расширяет возможности более глубокого объективного
постижения всех сторон реального развития бизнеса.
Актуальной проблемой является, далее, разработка структурных
уровней социальной ответственности бизнеса. Нередко под ее уровнями
понимаются особенности микроэкономики (забота корпорации о своих
сотрудниках – внутренний уровень, о населении подопечных территорий –
внешний уровень). До сих пор исследователи ограничивались анализом
социальной ответственности именно в плане микроэкономики. Что, бесспорно,
важно. Но не менее важен ее анализ в рамках макроэкономики и системы
общества в целом. Последнее особенно
ценно для понимания социальной
миссии бизнеса в рамках того или иного общества и человеческой цивилизации
в целом.
Ограничимся здесь постановкой проблемы структурных уровней
социальной ответственности. Они связаны с социальной структурой общества.
Дополнительно
к
уровню конкретных компаний как практически
хозяйствующих субъектов
во всей их эмпирическом бытии выделим
следующие уровни: уровень классовой и уровень национальной социальной
ответственности.
77
Общее представление о классовом уровне ответственности
дает известная характеристика капиталистической формации на ее восходящем
этапе развития, представленной в одной из первых совместных работ К.Маркса
77
Мы опираемся здесь на статью: Овчинников Г.К. Социальная и классовая
ответственность бизнеса.// Alma mater. Вестник высшей школы. 2013. № 12.
137
и Ф.Энгельса - «Манифест коммунистической партии».
вершине
своего развития
78
Восходящий к
класс, в данном случае буржуазия, объективно
тянет за собой все прогрессивные слои и классы общества, революционизируя
как научно-технический, так и социально-политический, духовно-культурный
прогресс.
Ту
же
логику
можно
обнаружить
в
развитии
национальной
ответственности бизнеса. Здесь следует иметь в виду современную разработку
проблемы,
что
такое
нация
как
форма
цивилизационного
развития
человеческих обществ. Традиционно нация интерпретировалась как высшая
ступень социально-этнического развития (в ряду род, племя, народность,
нация).
Тот же К.Маркс с Ф.Энгельсом ставили в заслугу буржуазии, т.е.
капиталистической формации, что
она слила разобщенные этнические
общности (то бишь народности) в единую нацию в рамках той или иной
страны. Нация, другими словами, есть явление, производное в известном
смысле от буржуазного социально-экономического строя.
78
«Буржуазия все более уничтожает раздробленность средств производства,
собственности и населения. Она густила население, централизовала средства
производства,
Необходимым
концентрировала
следствием
собственность
в
руках
немногих.
этого была политическая централизация.
Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с
различными
интересами,
законами,
правительствами
и
таможенными
пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с
одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с
одной
таможенной
границей».
//
К.Маркс
и
Ф.Энгельс.
Избранные
произведения. В трех томах. Т.1.М.1966. С. 111.
См. об этом подробнее: Овчинников Г.К. Социальная и классовая
ответственность бизнеса.// Аlma mater. Вестник высшей школы. 2013. №12.
138
Сегодня, в противовес этой, социально-этнической, концепции нации,
развивается концепция политической или гражданской нации.79 Она опирается
на тот известный факт, что многие современные страны (государства), в том
числе бывший СССР и сегодняшняя Российская Федерация, представляют
собой
полиэтнические и многонациональные образования. С политико-
юридической, а также с социально-экономической, духовно-культурной точки
зрения эти страны выглядят как целостные и достаточно устойчивые
образования. На международной арене каждая из них выступает или, точнее,
представительствует как единая нация. В то же время тот факт, что СССР
распался в числе прочих причин
в силу межнациональных противоречий и
реальных конфликтов, свидетельствует, что политические или гражданские
нации менее устойчивы в точки зрения длительной исторической перспективы
развития. В этом плане они сильно уступают «этническим нациям» с
многовековой стабильностью (устойчивостью). Поэтому, с нашей точки зрения,
было бы правильнее говорить о политических (гражданских) нациях, как о
политических (гражданских) симбиозах «этнических наций». Этот симбиоз
может юридически оформляться в союз (самый яркий пример – СССР), т.е. как
федерация. Но может объективно существовать без такого оформления, как
это было в Российской империи в ХVIII- ХIХ вв.
Как бы там ни было, бизнес, точнее, конкретные корпорации любой
страны, пусть даже взятые в транснациональном
масштабе, вынуждены
учитывать ее национальные интересы, как экономически, так и политически.
Насколько этот момент чувствителен для нации и общества, свидетельствует
уже понятие «компрадорская буржуазия». Им награждают господствующий
класс, те или иные его слои, когда буржуазия не ценит суверенные границы
79
См., например: Тишков В.А. Об идее нации.// Общественные науки и
современность. 1990. №4. С.90-95. Он же автор соответствующей статьи в
Новой философской энциклопедии. В 4-х тт. Т.3. М.2001.
А.Л.Сафронов.
Этносы и нации. Онтология совместного бытия. М.Изд-во МГИУ. 2014. 177 с.
139
(интересы и ценности) своего материнского общества и подыгрывает другим
странам, олицетворяющим в данный момент времени мейнстрим исторического
развития. Другими словами, ради принципа максимизации прибыли, который
отражает всеядный характер бизнеса в аспекте территориальной экспансии, он
готов переступить через национальные границы. Ясно, он стремится туда, где
выгоднее условия для его деятельности. Понятно, что сегодня он выступает, так
сказать, коренником в процессах глобализации как экономической, так и
политической. Вместе с тем не подлежит сомнению, что человечество,
несмотря на ветры глобализации, живет и
национальных
квартирах»,
порождая
явно долго будет жить «в
различные
наднациональные
объединения (типа Европейского союза, Таможенного союза, возникающего на
бывшей территории СССР).
Бизнес по корням своим – национальное явление и потому должен
следовать логике его развития. Сущность этого принципа заключается в том,
что корпорации помимо заботы о собственном персонале, заботится еще о
социальном благополучии слабообеспеченных слоев населения подопечных
территорий, о социально-культурном обустройстве этих территорий), а также
через другие формы. В частности, на этот национальный уровень социальной
ответственности работает и собственно культурная политика корпораций
(спонсорная поддержка театров, вузов, и других
подобных учреждений
страны, скупка и возвращение на родину раритетов национального искусства
– картин и пр.).
С
точки
зрения
развития
национальной
(ответственности за национальный престиж, имидж)
ответственности,
российский бизнес
страдает существенными недостатками – от бегства капиталов за рубеж, слабое
инвестирование высокотехнологичных, наукоемких отраслей промышленности,
поощрение коррупции
до диких выходок «новых русских»
в части
развлечения за рубежами нашей страны (типа печально знаменитой истории
отпускных «удовольствий» Михаила Прохорова во Франции).
140
В научной литературе этим уровням не уделяется должного внимания.
Без их разработки научная картина социальной ответственности бизнеса
страдает односторонностью. Тем самым невольно скрадывается его социальная
миссия, сводя ее, фигурально выражаясь, к латанию дыр в социальном
обеспечении общества.
Отсюда и рекомендация – ввести в актив научно-
исследовательских разработок, а также в практику формирования социальных
программ
(и
соответствующих
направленные на развитие
стандартов)
и
мероприятия,
указанных структурных уровней социальной
ответственности бизнеса. Ресурсов государства
хватает.
проблемы
для их развития явно не
141
Выводы ко 2 главе:
Наши выводы из проведенного диссертационного исследования можно
сформулировать следующим образом.
1) Российский бизнес, реализуя свою свободу воли, закладывает основы
системы своей социальной ответственности. Во-первых, активно осваивается
опыт западных исследователей и на этой основе разрабатывается стратегия
развития социальной ответственности российского бизнеса. Во-вторых,
начинает осмысливаться и практический опыт исторического и современного
развития отечественного бизнеса. Принципиальное значение здесь приобретают
научные разработки отечественных исследователей (главным образом, из
сферы вузовской науки), а также
деятельность общественных объединений
бизнеса (РСПП и другие организации).
2) Закладывает практические основы КСО преимущественно определенная
часть крупного бизнеса, интересы которой простираются далеко за пределы
текущего времени. Его стратегия охватывают не только ближнюю и даже не
только среднесрочную, но и более длительную перспективу. Учет этих
длительных перспектив как раз и позволяет идеологам крупного бизнеса понять
значимость
социальной
ответственности
как
«железного
закона
ответственности». Только на этой основе можно завоевать и удержать
влиятельный авторитет и власть, не только в чисто экономическом, не только в
политическом, но и в общественно-моральном аспекте. Однако деятельности
одного крупного социально-ответственного бизнеса мало, чтобы утвердить эту
власть всерьез и надолго. Значительная же часть бизнеса, особенно в лице
среднего и мелкого (не говоря уже о теневом бизнесе) еще не поднялась до
осознания социальной ответственности как закономерности.
3) При всей важности первого практического опыта развития
ответственности ее нынешний уровень слабо соответствует
этой
ожиданиям
142
государства и общества.
Ее система носит крайне узкий, фрагментарный,
эмпирический характер. Осмысление этого опыта с точки зрения большой, т.е.
философски выверенной теории отстает от нужд практики. Общество и бизнес
вынуждены, по существу, двигаться вперед вслепую. А это чревато
социальными катаклизмами, безрассудной растратой ресурсов и исторического
времени.
Даже западный опыт, его пересадка на российскую почву вряд ли сразу
даст положительный результат. Если судить по печатным источникам
(монографии, статьи и т.д.), то складывается впечатление, что западная и
отечественная мысль, намеренно или в силу эмпирической зацикленности не
может преодолеть рамок микроэкономики, чтобы выйти на уровень широких,
социально-философских обобщений социальной ответственности того же
(собственного) бизнеса. Самым отстающим участком осмысления ситуации с
развитием социальной ответственности бизнеса является как раз философия
бизнеса.
Здесь было бы целесообразно сменить (точнее, расширить) парадигму
теоретического осмысления социальной ответственности бизнеса. Понятия
типа «бизнес», «бизнес-сообщество»
и пр., при всей их конкретно-
экономической, идеологической значимости, в теоретико-методологическом
отношения недостаточно продуктивны. Здесь не лишней может оказаться
классово-стратификационная методология.
Что означает «бизнес» вообще, и российский, в частности, с точки
зрения классового анализа? Означает это следующее. На сцену российской
истории выходит новый класс, малоизвестный нам игрок, у которого в России
нет серьезных, вековых традиций (хотя «дед» его – бизнес конца ХIХ-го начала ХХ вв., был, что называется, не последней статьи). Игрок, сильный,
дерзкий, с установкой идти напролом, не чураясь большого риска. Свободы,
предоставленной ему новой властью России, мало, хотя они, власть и бизнес,
143
дети одного исторического акта – либерально-демократической революции.
Реформы государства приобретают сплошь и рядом форму обвально-шоковой
терапии. А развитие бизнеса, во многом еще носит нездоровый характер:
«рынок, прибыль и ничего кроме прибыли» («все и сразу, здесь и сейчас!»).
Причем, к
власти поднимается не просто новый класс, а класс –
гегемон. По крайней мере, в потенции. Как он поведет себя, всесторонне
скажется на России, перспективах ее развития (либо «бразилизация», либо
все же бизнес с человеческим лицом). Если это так (бизнес - новый
социально-экономический класс), а реально так оно и получается, то в
осмыслении ситуации с социальной ответственностью бизнеса свою
положительную роль должны играть основные признаки и роли класса. По
этим признакам и ролям мы должны определять сущность и параметры
социальной ответственности бизнеса не просто как деловых людей, а именно
как класса в соответствии с проверенными критериями определения классов:
роль а) в развитии собственности на основные средства производства, б) в
организации
общественного
производства,
в)
в
историческом,
цивилизационном развитии общества, г) в способах и объемах получения
доходов (т.е. практически роль в развитии распределительных отношений).
144
Заключение
В литературе наметилась тенденция структурировать процесс
исторического
развития бизнеса на различные стадии. Различают в этой
связи стадию первоначального накопления («война всех против всех», по
известному определению); стадию самооправдания бизнеса перед обществом
(развивается благотворительность, спонсорство и пр.); стадию социального
партнерства (бизнес переходит к развитию
конструктивных социальных
связей со всеми субъектами социальной среды). С этой
точки зрения,
российский бизнес, «почти завершив первый этап,… активно втянулся во
второй, ограничиваясь
главным
образом благотворительностью и
несистемной поддержкой отдельных проектов».80 Но вектор движения
очевиден. Он состоит в
переходе к социальному партнерству всех
заинтересованных сторон, от государства до корпораций, от науки до
практики.
Можно уверенно сделать вывод, что отечественный бизнес в лице
своих
наиболее
ответственных
деятелей
(бизнесменов,
политиков,
идеологов) начинает осознавать себя как класс. Из состояния «класс в себе»
он переходит в класс для себя. Понятие «класс для себя» не следует понимать
так, что «исключительно для себя» вне учета интересов общества, т.е.
осознания своего места и роли в развитии общества в целом. Иначе он
рассорится с обществом. И тогда - новая революция или контрреволюция,
т.е. гражданская война, горячая и холодная. Класс с развитым самосознанием,
тем более класс, претендующий на историческую роль как класс-гегемон,
обязан учитывать интересы остальной части общества, т.е. быть с ней, так
сказать, в союзных (союзно-партнерских) отношениях во имя стабильности и
устойчивости общества в целом. Другими словами, «класс для себя» означает
«и для общества». Но одного сознания мало. Дело в определении того
80
См. цит. статью «Методика оценки…». // Человек и труд. № 5, 2009 г. с. 20.
145
объективного
социального фактора, который может заставить бизнес
ускорить переход к третьей стадии, т.е. в стадию позитивно полноценного
класса.
Тут мы снова возвращаемся к классовой теории. Во-первых, по
различным теориям классов, и особенно по Марксу-Ленину, у
гегемона
класса-
огромная локомотивная роль в инновационном развитии
производительных сил общества. Ее инновационный характер в этом плане
проявился наиболее ярко в промышленном перевороте. Все это азбучные
истины, прописанные не только в трудах основоположников марксизма, но и
в трудах ученых, стоявших на иных идейных и политических позициях. В
соответствии с этими азами теоретической мысли формируются и требования
к социальной ответственности бизнеса как класса.
По идее бизнес должен потянуть за собой всю экономику –
индустрию и сельское хозяйство, легкую и тяжелую промышленность,
сырьевую
(добывающую)
индустриальную
и
и
перерабатывающую,
постиндустриальную
высокотехнологичную). Но насколько
инновационен
традиционно(наукоемкую,
в этой части
современный российский бизнес? По истечении почти 25-летия нового
социально-экономического строя сырьевая приверженность бизнеса была и
остается краеугольным камнем его прибылей. Понять российский бизнес
можно: надо ловить в свои паруса мировую конъюнктуру (высокие цены на
углеводородное сырье) и накопить первоначальный капитал. Капитал был
накоплен, но куда он пошел? По логике он должен был пойти в
перерабатывающую промышленность (в переработку той же нефти, т.е. в
обновление
материально-технической
базы
промышленности,
в
строительство новых заводов). И конечно, в соответствии с исторической
логикой формирования нового хозяйственного уклада он должен был пойти в
новые отрасли промышленности, чтобы закрепить свой исторический успех.
В нашем случае - в наукоемкие высокотехнологичные отрасли. Не пошел,
146
сколько власть ни приглашает его. Даже сейчас, по прошествии почти
двадцати пятилетия нового строя какого-то особого желания идти с
инвестициями в указанные отрасли у него пока не обнаруживается: длинные
деньги его мало прельщают.
Здесь свое слово должны сказать классовые организации бизнеса, те же
профессиональные институты, о которых у нас шла речь (РСПП и др.) Свое
слово должны сказать и политические партии, которые ориентируются на
интересы бизнеса (та же «Единая Россия», прежде всего).
Поскольку развитые страны мира шагнули в постиндустриальную эпоху,
на знаменах которой написано «Информационная цивилизация», «Общество
знания», куда, кстати, стремится и Россия, бизнес должен был потянуть за
собой науку, научно-технический прогресс, образование, особенно высшее.
Про высокотехнологичные отрасли мы уже сказали. Что до науки, особенно до
фундаментальной, то она явно не прельщает российский бизнес. Уже в иных
средствах
массовой
информации
отмечают,
что
бизнесу
не
нужна
фундаментальная наука. И наш бизнес всей политикой в области своей
социальной ответственности как бы подтверждает это: не нужна ему ни наука,
ни фундаментальное образование.
Но тогда возникает вопрос, кто на Западе развивает фундаментальную
науку и высшее образование и, кстати, весьма успешно? Один из главных
субъектов – бизнес. Причем, науку как естественную, так и социальную. Кто
ввел знаменитый ныне институт Нобелевской премии и десятки других
разнообразных фондов для поощрения ученых, деятелей культуры? Пионеры
бизнеса. А что российский бизнес? Нет у него в настоящее время широкой
потребности ни в науке, ни в высшем образовании. Та же высшая школа
настойчиво стучится в двери бизнеса, что-то по крохам получает. Речь идет,
подчеркнем, не о благотворительности, а об основной деятельности бизнеса, о
его стратегических интересах (об инвестициях в указанные сферы). По идее, по
примеру западного собрата, наш бизнес должен
был потянуть за собой
147
высокую духовную культуру. Но пока и высокая культура оказалась ему не по
плечу. По плечу оказался пока шоу-бизнес, попса.
Фаза первоначального накопления капитала вроде бы уже подходит к
концу, если вообще уже не прошла. Возникает вопрос, куда ушли деньги?
Они ушли, во-первых, в простое воспроизводство, а в основном в те сферы, в
которых деньги оборачиваются в год-два – в банковскую сферу, торговлю, в
жилищное строительство, шоу-бизнес, игорный бизнес и пр.
Ушли, во-
вторых, в сферу личного потребления бизнесменов, их семей, (обогащение до
пределов кричащей роскоши, в отпускные удовольствия и пр.). Тип «нового
русского» стал уже предметов многих анекдотов и скандалов (в том числе и
за рубежом). О безмерных пристрастиях к роскоши новых можно судить по
сообщению отечественных СМИ . 81
Вторая роль – в общеисторическом плане, по исторической логике
новый класс – прогрессивный класс, способный по своей потенции
обеспечить движение общества вперед по шкале общего прогресса, особенно
в таких сферах, как свобода для всего общества, права человека, гуманизм и
т.д. Насколько новый класс (российский бизнес) соответствует требованиям
истории – в экономике, политике, морали, в культуре, ответить однозначно на
этот вопрос сегодня затруднительно. Особенно с учетом тех фактов, когда его
представители во имя чистогана готовы попирать
законы права и нормы
человеческой морали и никак не насытятся роскошью, богатством напоказ.
Не обернется ли старая зубная боль - как придать социализму человеческое
лицо новой зубной болью, как заполучить бизнес с человеческим лицом.
Старую проблему, закрыли, отправив социализм на свалку истории, теперь
новая проблема, как цивилизовать бизнес.
81
См.: например, «Рояль со стразами в кустах. Из-за кризиса число денежных
тузов в России сократилось. Но забавы их стали еще причудливее». //
Аргументы недели. № 37. Четверг 17 сентября 2008 г.
148
Иными словами проблема социальной ответственности бизнеса – это
не проблема его эмпирической благотворительности, его отчетности перед
местной и федеральной властью за свои скромные пока еще социальные
расходы (хотя она важна сама по себе). Если за спиной российского
дворянства – великая империя, выдающаяся светская культура, наука,
высокое искусство ХIХ-начала ХХ в. (вот он, венец высочайшей социальной
ответственности перед лицом истории!), то, что сулит нам нарождающийся
бизнес? Пока вроде ничего. Но как цивилизовать его? Дворянство
цивилизовалось тоже не само по себе, а в борьбе со старой аристократией и,
частью, с абсолютным самодержавием. Это с одной стороны. А с другой, – в
борьбе с низовыми классами и слоями – крестьянством, торговопромышленными слоями за распределение ресурсов и произведенных их
трудом благ. Подлинная социальная заслуга того же Петра Великого – не
создание современной его времени армии и флота, не прорыв к морю и
торговым путям, не подготовка плацдарма для развития науки и светской
культуры, хотя все это заслуги первейшей статьи, но в разрыве или, точнее,
в ограничении вековой традиции
брать на службу по знатности рода, в
переориентации с качеств родовой биографии личности на способности и
качества самой личности. Говоря современным слогом, он открыл свободный
(относительно, конечно) доступ к социальной (политической и пр.) карьере
выдвиженцев из простого народа. Прежде всего, в сфере государственной
(гражданской и воинской) службы.
Вопрос не только в том, потянет ли
новый класс экономику,
окажется ли прогрессивным в социально-политическом плане (насколько
предан демократии, идеалам свободы). Новый класс – это новые стандарты
жизни (материальные и духовные). Вопрос в том, насколько они окажутся
привлекательными и доступны для общества в целом? Пойдут ли в этот
фронтальный прорыв к новым горизонтам гуманизма другие слои и классы,
хватит ли у них сил и средств для этой цели. Сможет ли бизнес-класс
149
поделиться с ними плодами своей предприимчивости, или, напротив,
замкнется в кругу своих корпоративных интересов, обрекая окружающую
социальную среду на нищету и деморализацию? Будет он подминать их под
себя, или по-джентльменски сотрудничать.
В конечном счете, проблема заключается в том, способен ли бизнескласс
придать российской истории (цивилизации) второе дыхание?
Обернуться ли великие прибыли великими гражданскими характерами,
высочайшими достижениями науки, культуры, вот вопрос. Таким образом, за
проблемой эмпирической социальной ответственности бизнеса нам видится
высшая форма социальной ответственности, ответственности перед историей.
Новый класс должен осознавать свою историческую миссию, свою
высочайшую социальную ответственность. Должен обеспечить стабильный
мир социальной коэволюции.
С философской точки зрения социальная ответственность бизнеса как
класса включает следующие
(внутреннюю
формы: корпоративную ответственность
и внешнюю), историческую ответственность за судьбу
общества, в которой и которым он живет и здравствует. Он не просто
организатор
общественного
производства
(инициатор,
планировщик,
контролер и пр.). Он, если позволительно так выразиться, – формационный
организатор общества. Т.е. он – формационно-образующий фактор общества
(в марксовом смысле слова). На нем, далее, лежит ответственность за
формирование новых, более высоких стандартов образа жизни общества в
целом. Он, предприниматель и бизнесмен, социально ответственен перед
обществом не только в стенах своего служебного кабинета или в рамках
своей фирмы, но и за их пределами: в политике и в праве, в культуре и в
быту. Его этику следует соотносить не столько или не только с интересами
прибыли, но и с интересами национальными, где бы он не развивал свое дело
– в границах родного государства или вне его. Категорический императив –
150
относись к другим так, как бы ты хотел, чтобы эти другие относились к тебе,
остается императивом и для бизнеса.
Конечно, сама по себе эта ответственность не придет. Она есть
результат взаимодействия социальных общностей, общественных институтов
и организаций. Прежде всего, классов и
классовых организаций
-
профессиональных союзов, политических партий и прочих объединений
гражданского общества, сотрудничество которых, включая разнообразные
формы единства и борьбы (конкуренцию, соревнование и пр.),
способно
сформировать высокую взаимную ответственность. Все это проблемы
развитой социальной сферы.
И все же общество, (прежде всего те, кто находится вне рамок бизнеса),
призывает бизнес к социальной ответственности и остро негодует, когда не
встречает сочувствия с его стороны. У общества главный критерий оценки
развития
бизнеса: уровень социальной справедливости: почему у одних (у
меньшинства) доходы зашкаливают за все мыслимые
рамки, когда другие
(большинство) еле сводят концы с концами. У него, далее, один оперативный
инструмент побуждения бизнеса к благотворительности (даже
не к
благотворительности, это, в общем-то, частное дело, а к социальной
справедливости) – общественное мнение. Оперативный потому, что помимо
него есть оружие, так сказать, стратегического назначения
революция. Можно
напомнить, что
один
- социальная
из объективных
признаков
революционной ситуации в марксистском учении о революции – обострение
нужды сверх обычного.
Итак, политическое оправдание социальной
ответственности бизнеса – стабильность и благополучие той среды обитания, в
которой он ведет свое дело. Теоретики и практики бизнеса идут в основном по
пути его экономического оправдания. Они стараются убедить бизнес, что
социальная ответственность экономически выгодна (хотя, по их оговорке, это
не столь очевидно). Умный бизнесмен это сознает. Но драма в том, что одна
синичка погоды не делает.
Необходимо, чтобы это осознало бизнес-
151
сообщество, необходимо, чтобы у него были и реально действовали свои
активные организации (своего рода профсоюзы) для проведения общей
согласованной социально-ответственной политики (чтобы, в том числе
призывать «малосознательных» бизнесменов к ответственности). В сущности,
тот же Российский союз промышленников и предпринимателей, а равно другие
общественные организации, своего рода те же «профсоюзы». Они призваны
вырабатывать не только основы общей политики бизнеса (не только вопросы
защиты бизнеса от чрезмерного вмешательства государства в его дела и
создания, благоприятных политико-правовых условий для их развития). Они
должны думать о проблемах и мерах гуманизации отношений бизнеса с
обществом, с другими классами. Для зарвавшихся нуворишей должны быть
некие «суды чести». Это должно входить в обязанность надстроечных
организаций бизнеса. Наши
выходках представителей
ведущие СМИ, сообщающие об «отпускных»
бизнеса, не проявляют при этом своего рода
прокурорского характера.
Возвращаясь в заключение к социальной ответственности бизнеса,
укажем на ее общие достоинства, которые важны как для самого бизнеса, так и
для общества, в рамках которого он развивается. Во-первых, в ней реализуется
прямая социальная связь бизнеса с обществом. Это весьма ценно не только с
точки зрения общего благополучия общества, оперативного разрешения его
противоречий и конфликтов, но и с точки зрения взаимного доверия,
консолидации гражданского общества, поскольку и бизнес-сообщество, и
рядовые массы (и их различные организации вплоть до политических партий и
профсоюзов) составляют в совокупности гражданское общество в его
взаимодействии государством.
Во-вторых, она, социальная ответственность, более гибка, подвижна и
адресна, чем соответствующая деятельность государства. В-третьих, она носит
персонифицированный характер, как в плане конкретной компании, так и
152
конкретной личности бизнесмена – ее руководителя, что немаловажно для их
социального имиджа, что прямо влияет на успех самого бизнеса.
Вместе с тем следует думать о коэволюции государства и бизнеса в
развитии
социальной
ответственности.
Нельзя
всю
социальную
ответственность за социальное благополучие населения переводить на плечи
бизнеса. Есть одна особенность в его деятельности, которая чревата крупными
сбоями в развитии его социальной ответственности. Речь идет о кризисах,
которые переживает время от времени бизнес. В этот период компании
свертывают свою социальную ответственность. Более того, они сами
нуждаются в помощи. Эта особенность ярко проявилась в кризисе 2008-2009 гг.
В этот период на государство ложится двойная задача: поддержать социальное
обеспечение населения, что называется на должном уровне и помочь бизнесу
преодолеть кризис. Это функция
своеобразной подстраховки. Аналогичная
функция должна быть присуща и бизнесу, его ведущим слоям в части
поддержки
государства.
Собственно
говоря,
полнокровное
социальной ответственности бизнеса лежит в русле этой функции.
развитие
153
Библиография
1. Алейников А.В. Бизнес и власть в современном российском обществе:
социально-философский анализ. Диссертация на соискание ученой
степени доктора философских наук. СПб. 2010.
2. Амбарцумов А.А., Стерликов Ф.Ф. 1000 терминов рыночной экономики.
М.:1993
3. Андрунакиевич А.Н. Социальная ответственность бизнеса в России: в
поисках национальной модели / А.Н. Андрунакиевич // Труд и
социальные отношения. 2009. №1 С. 133-137.
4. Андерсен Б. Этика и бизнес / Б. Андерсен // Стандарты и качество. 2009.
№2. 310с.
5. Антонович И.В. Социокультурные аспекты явления благотворительности
// Милосердие и благотворительность в российской провинции: Тез.
докладов Всерос. конф. 22-23 марта 2002 г. / Под ред. Главацкого М.Е.
Екатеринбург, 2002. С.5-6.
6. Бабаева Л.В. Бизнес-элита – о времени о себе. Исследование менталитета
лидеров российского предпринимательства / Л.В. Бабаева, А.Е. Чирикова
// Деловые люди. 1995. №52 С.10-12
7. Баликоев
В.З.Общая
экономическая
теория.
Учебное
пособие.
Новосибирск. 1998. 528с.
8. Барандова Т. Клады ответов в недрах вопросов, или хроника одного
исследования / Т. Барандова // Вестник благотворительности. 2000. №6
(48) С.7-13.
154
9. Барышников М.Н. История делового мира России. М.1994.224 с.
10. Башлакова
А.П.
Теневая
экономика:
проблемы
определения
и
институциональные перспективы / под ред. Б.В. Сорвирова. Брянск:
Дельта, 2009. 161с.
11. Бачинская Т. Социально ответственный бизнес и СМИ: проблемы
взаимодействия. // Благотворительность в России. Социальные и
исторические исследования 2001. / Под ред. О.Л. Лейкинда. СПб. 2002.
С.454-461.
12. Беляева
Е.Ю.
Корпоративная
социальная
ответственность
и
благотворительная деятельность компаний. М.: Предпринимательство.
2006. – 205с.
13. Бикеева М.В. Социальная ответственность бизнеса: теория, методология,
практика.
Санкт-Петербург
Издательство
Политехнического
университета. 2012. 137с.
14. Благов Ю.Е. Корпоративная социальная деятельность: КСО как система:
(предисловие к разделу) // Вестник Санкт-Петербургского университета.
Сер. 8. Менеджмент. 2009. №3 С.32-37.
15. Благов Ю.Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция
концепции / Ю.Е. Благов; Высшая школа менеджмента СБбГУ. – СПб.:
Из-во «Высшая школа менеджмента». 2010. 272с.
16. Благов Ю.Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция
концепции – (2 – е изд). СПб: Изд-во «Высшая школа менеджмента»,
2011. 272 c.
155
17. Лейкинд О.Л., Орлова А.В., Ульянова Г.Н. Благотворительность в
России. Исторические и социально-экономические исследования / Под
ред. О.Л. Лейкинда СПб.: Изд-во журнала «Звезда», 2007. 510с.
18. Благотворительная Россия. История государственной, общественной и
частной благотворительности в России / Под ред. П.И.Лыкошина. СПб.
1901. 402с.
19. Бочарова, А.А. Политика корпоративной социальной ответственности:
пути реализации // Справочник по управлению персоналом. 2010. №4.
С.50-56.
20. Бочкарев В.Г. Социальная ответственность бизнеса М.: ТЕИС,2006. 171с.
21. Братющенко С.В. Корпоративная социальная ответственность бизнеса
как институт государственно-частного партнерства и эффективной
региональной и социальной политики // Регион: экономика и социология.
2007. №4. С.189-206.
22. Булавкина Л.В. Социальная ответственность – элемент бизнеса или
инструмент PR // Маркетинговые коммуникации. 2007. № 06(42) С. 386393.
23. Валькович
О.Н.,
ответственность:
Сланченко
российский
Л.И.
Корпоративная
социальная
опыт: Учебное пособие. Краснодар:
Кубанский гос. ун-т, 2012. 230с.
24. Валдайцев С.В. Оценка бизнеса. Учебник М.: Проспект, 2008. 576с.
25. Валентин Ракоти. Мораль и бизнес //Человек и труд № 4, 2012 . С.22-29.
26. Васильева
Г.П.
Историографический
аспект
вопросов
благотворительности на рубеже Х1Х-ХХ вв. // Журнал: Известия
Российского
государственного
им.А.И.Герцена. 2011. №130. 110с.
педагогического
университета
156
27. Фролов И.Т. Введение в философию: Учебник для высшей школы. (В 2
частях) М.: Республика 1989. Ч.2 252 с.
28. Виноградов Д.А. Особенности становления корпоративной социальной
ответственности
во
Франции.
//
Электронный
ресурс:
http:
www.terrahumana.ru/ arhiv// (дата обращения 30.03.2014)
29. Волков Г.М. Этика бизнеса: учебное пособие. М.: Московский гос. ин-т
электроники и математики, 2009 136с.
30. Генри Форд. Моя жизнь, мои достижения. 5-е изд. Минск. 2012. 352 с.
31. Григорьев А.Д. Бизнес, корпоративная благотворительность и власть в
современной России // Социальные механизмы управления устойчивым
развитием. СПб. Санкт – Петербургский государственный инженерно –
экономический университет. 2004. 199 c.
32. Гукова А.В., Аникина И.Д. Оценка бизнеса для менеджеров: учеб.
пособие М.: Омега – Л, 2006. 176с.
33. Демчук О.Н. Формирование социальной ответственности бизнеса в
сфере малого предпринимательства, М.: Финансы и статистика. 2011.
150с.
34. Зарецкий А.Д., Иванова Т.Е. Корпоративная социальная ответственность:
мировая и отечественная практика: учебное пособие. Краснодар.
Издательство КСЭИ. 2012. 97с.
35. Иванова Е.В. Зарубежный опыт социальной работы в рамках российской
благотворительности / Е.В. Иванова, Ж.Е. Иванова – М.: АСМИ, 2000.
170с.
36. Иншаков
О.В.
Социальная
ответственность
как
императив
институционального механизма адаптации предприятия к рыночным
157
условиям хозяйствования / О.В. Иншаков, Н.Н. Лебедева, Г.Г. Набиев.
Волгоград: ВолГУ. 2003. 52с.
37. Калашников
С.В.
Социальное
государство:
эволюция
и
этапы
становления // Человек и труд.2002 № 10. С.24-28
38. Канаева О.А. Корпоративная социальная ответственность: формирование
концептуальных основ / О.А. Канаева // Вестник Санкт-Петербургского
университета. Сер. 5. Экономика. 2010. Вып.4. с.25-39.
39. Каргалова М.В. Социальная ответственность как фактор эффективного
развития современного общества: Европ. опыт и Россия / М.В.Каргалова.
– Отв.: М.В. Каргалова М.: Ин.-т Европы РАН, 2002. 268с.
40. Карпухин С.В. Социальная ответственность личности как философская
проблема. СПб. 1999. 205с.
41. Г.Б.Клейнер. Какая экономика нужна России и для чего?// Вопросы
экономики. М. №10. 2013. 85с.
42. Клямкин И., Тимофеев. Теневая Россия. М. РГГУ. 2000. 195с.
43. Ковалев М. Социальная ответственность бизнеса / М. Ковалева // Охрана
труда и социальное страхование. – 2006. №3. С.50-55
44. Козловски
П.
Социальное
рыночное
хозяйство:
социальное
уравновешивание капитализма и всеобщность экономического порядка:
О концепции Альфреда Мюллера-Армака / П. Козловски. Социальное
рыночное хозяйство. СПб., 1999. 154с.
45. Костин А.Е. Корпоративная социальная ответственность и устойчивое
развитие: мировой опыт и концепции для России // Менеджмент в России
и за рубежом. 2005. №3. С.112-122.
158
46. Корпоративная социальная ответственность / Н.А. Кричевский, С.Ф.
Гончаров; Издательство-торговая корпорация «Дашков и Кш». – М.:
Дашков и Кш. 2007. 215с.
47. Корпоративная социальная ответственность в современной России:
теория и практика // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. –
2005. 124с.
48. Корпоративная социальная ответственность и социальные инвестиции.
Доклад о социальных инвестициях в России – 2008 // Общество и
экономика. 2008. №10-11. С.161-212.
49. Корпоративное управление и социальная ответственность бизнеса.
Всероссийская научно-практическая конференция (03 марта 2009 года,
Санкт-Петербург): материалы конференции / [ ред. кол.: д.э.н., доц.
Гусаков М.А. и др.] Санкт-Петербург: ИПРЭ РАН, 2009. 251с.
50. Корчагин А.В. Социализация российского бизнеса в современных в Сб.:
Управление экономической и социальной сферой: вопросы теории и
практики. – М.: Издательство «Перспектива». 2007. 125с.
51.Корпоративная социальная ответственность в современной России:
теория и практика // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. –
2005. – № 26 (278). С. 60-65
52. Косенко О.И., Шулус А.А. Социальная ответственность бизнеса: уроки
истории, опыт развитых стран и современной России: монография / О.И.
Косенко, А.А. Шулус. М.: ИД «АТИСО». 2008. 116с.
53. Кричевский
Н.А.,
Гончаров
С.Ф.
Корпоративная
ответственность. 2-е изд. М. Дашков и К. 2011. 280с.
социальная
159
54. Крестникова И. Корпоративная филантропия: мифы и реальность.
Результаты социологического исследования / И. Крестникова, Е.
Левшина. М.: CAF, 2002. 65с.
55. Кузеванова А.Л. Динамика ценностных принципов российских бизнесдеятельности: социологический анализ: дис. … докт. социолог наук. –
Волгоград, 2011. 175с.
56. Лапина Н. Социальная ответственность бизнеса: Какое будущее для
России? // Мировая экономика и международные отношения. 2006. №6.
С.31-38.
57. Лапуста М.Г.Предпринимательство. Учебник. М.2008. 608 с.
58. Ларионова Т.П. Благотворительная деятельность как ресурс социальной
политики (на примере Республики Татарстан) монография / Казань КГТУ.
2010. 149с.
59. Ларионова Т.П. Координация благотворительности в регионе: модель,
технологии деятельности, направления развития, Казань. 2009. 137с.
60. Листопад М.Е. Экономическая безопасность России: концептуальные
основы функционирования и развития: дис. … докт. экон. наук. СПб.
2011. 180с.
61. Литературная газета. Научная среда. Спецпроект ОАО «НК «Роснефть»"
и «Литературной газеты». 20 ноября 2013 г.; 27 ноября 2013 г.; 4 декабря
2013 г.; 11 декабря 2013 г.
62. Литовченко С., Дынин А. Бизнес готов поделиться с народом //
Коммерсант, 19.12.2002
63. М.Л.Лучко. Этика бизнеса – фактор успеха. М. ЭКСМО.2006. 282с.
64. Львов Д.С. Вернуть народу ренту. – М.: Эксмо, Алгоритм, 2004. 158с.
160
65. Макеева
В.Г.
Культура
предпринимательства:
Учебное
пособие.
ИНФРА. 210с.
66. Малинин Е.Д. О социальной ответственности предпринимателей / Е. Д.
Малинин // ЭКО 2000. №11. С.160-173
67. Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. (Изд. Второе). Т.23. 210с.
68. Маркс К. Экономические рукописи. В 2-х частях. М.1980. 1-я ч.564 с.; 2я ч.,619 с.
69. Мартынов В.Г. , Москаленко А.А. Кадровая политика как инструмент в
системе социальной ответственности бизнеса. Учебное пособие М:
«Нефтегазовое дело» / Москва. 2008. 187с.
70. Невская М.А. Трудовое право: учеб. пособие. / Шалагина М.А. – М.:
Омега-Л, 2009. 125с.
71. Новая экономическая энциклопедия. М. 2006. 225с.
73. Новая философская энциклопедия. В 4 томах. Т.3. М. 2001. 350с.
74. Новиков В.А. Толковый словарь. Термины рыночной экономики.
М.1994. 233 с.
75.
Овчинников
Г.К.,
Овчинникова
М.В.
О
развитии
социальной
ответственности бизнеса. // Человеческий капитал. №1 (49) 2013.М. ФГГРУ
ВПО «Российский государственный социальный университет» С.198-206.
76. Овчинников Г.К. Социальная классовая ответственность бизнеса.// Alma
mater. Вестник высшей школы. №12. 2013. С.110-114
77. Овчинников Г.К., Карлова Т.В., Васильева Т.В. К философии социально
справедливого общества.// Alma mater. Вестник высшей школы. 2014. №. 4.
С.85-92
161
78. Остроухова В.А. Влияние стратегии корпорации СО на деятельность
зарубежных и российских компаний в современных условиях. Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук.
Специальность 08.00.14. МГУ.2012.
79. От модернизации высшего образования к модернизации российского
общества. Монография. Под ред. Овчинникова Г.К. М.Изд-во МГИУ. 2008.
352 с.
80.
Оценка бизнеса. Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ,
доктора
экономических
наук,
профессора
А.Г.
Грязновой,
доктора
экономических наук, профессора М.А. Федотова, М.: Финансы и статистика.
2006. 210с.
81. В.Ракоти. Мораль и бизнес.// Человек и труд. №№4,5. 2012. С.25-32
82. Распоряжение Правительства РФ от 19.01.2006 №38-р « О программе
социально-экономического
развития
Российской
Федерации
на
среднесрочную перспективу (2006-2008 годы)».
83. Российская социологическая энциклопедия. Под общей ред. акад. РАН
Г.В. Осипова. М.: НОРМА: ИНФРА – М, 1998. 310с.
84.
Рудык.
Э.Н.
Социальное
предприятие,
социальная
экономика,
социальное государство. // Электронный ресурс: httр:// tverd 4.narod.ru/254.html. 2014.
85. Рыбина М.Н. Организационно-экономические условия формирования
конкурентоспособности
малого
предприятия
/
Менеджмент в России и за рубежом. 1999. №4 132с.
М.Н.
Рыбина
//
162
86.
Рыночное предпринимательство: теоретические основы и практика
регулирования. М. Институт международного права и экономики. 1994.
252с.
87. Павлов Р.Н. Институты социальной ответственности бизнеса и проблемы
корпоративного управления в России: Научно-методическая разработка /
Р.Н. Павлов. – М.: ИПК Госслужбы, 2003. 165с.
88. Перегудов С.П. Корпорации, общество, государство. М.2003. 220с.
89. Петрунин Ю.Ю., Борисов В.К. Этика бизнеса. // Академия народного
хозяйства при правительстве РФ. – М.: Издательство «ДЕЛО» 2011. 192с.
90.Петрунин Ю.Ю. Этика бизнеса: учеб. пособие для вузов. / Борисов В.К. –
М.: Дело, 2001. 120с.
91. Перегудова С.П., Семенко И.С. Корпоративное гражданство. Концепции,
мировая практика и российские реалии. – М. Прогресс – Тр., 2008. С.79-84.
92. Политическая экономия. Учебник для вузов. Рук. авторского колл-ва
Медведев В.А. М.1988.735 с.
93. Пономарев М.А. Формы организации взаимоотношений высших
учебных
заведений
и
коммерческих
организаций
в
условиях
инновационного развития экономики. Диссертация на соискание ученой
степени кандидата экономических наук. М. 2009. 150с.
94. Потапенко М.С. Благотворительность как экономический феномен / М.С.
Потапенко // Благотворительность в России. Социальные и исторические
исследования. 2002. [ под ред. О.Л. Лейкинда.] СПб.: Лики России. 2002.
232с.
163
95.
Пушкарев
Н.Н.
Романов
А.В.,
Пушкарев
Н.Ф.
Основы
предпринимательской деятельности фирмы: Учеб. пособие для вузов. / М.:
МГИУ, 1998. 230с.
96.
Савичева Е.Ю. Социальная ответственность предприятий малого
бизнеса в России: проблемы становления и перспективы реализации.
Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук.
Санкт-Петербург.
Санкт-Петербургский
государственный
университет.
2011. 190с.
97. Садреева Э.Ф. Корпоративная ответственность российского бизнеса:
проблемы становления и экономическая эффективность: Диссертация на
соискание ученой степени
кандидата социологических наук. Казань:
Казанский государственный финансово-экономический институт. 2010.
149с.
98. Савицкая Г.В. Теория анализа хозяйственной деятельности: учебное
пособие. – М.: ИНФРА-М, 2008. 125с.
99. Самсин А.И.Основы философии экономики. М. 2003. 271 с.
100. Самуэльсон П. Экономика. (В 2-х тт.): Учебник. (Пер. с англ.) М.:
«Ахтиар» 1990. 185с.
101. Семенов А.К. Психология рекламной деятельности: учеб. – М.: Дашков
и К, 2008. 340с.
102. Словарь делового человека. Под ред. В.Ф.Халипова. М.1994. 176 с.
103. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов /
А.Смит. – М.: Соцэкгиз,1962. 210с.
164
104. Соболева И. Социальная ответственность бизнеса: глобальный контекст
и российские реалии / И. Соболева // Вопросы экономики, 2005 – №10. –
С.90-102
105.
Солодкая
М.С.
Морально-этическая
ответственность
субъекта
управления // Credo ( Оренбург). 1998. №5. С.20-34.
106.
Социальная
ответственность
бизнеса
//
Вопросы
социального
обеспечения. 2008. №7. С.22-23.
107. Социальная ответственность бизнеса в условиях современной России:
теория и практика: Материалы заседания «круглого стола» / Под общ. ред.
В.С. Комаровского, Н.А. Волгина М.: Изд-во РАГС. 2005. 223с.
108. Социальная ответственность бизнеса: актуальная повестка / Под ред.
С.Е. Литовченко, М.И. Корсакова М.: Ассоциация менеджеров, 2003. 208с.
109. Социальная ответственность предприятий и организаций // Вопросы
социального обеспечения. 2009. №21. С.18-23
110. Социальная ответственность бизнеса и корпоративное гражданство //
Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 11. С.90-102.
111. Социально ответственный бизнес: глобальные тенденции и опыт СНГ /
Под ред. М.И. Либоракиной. – М.: Фонд «Институт экономики города».
2001. 72с.
112. Социальная ответственность компаний. Эффективные технологии
управления
социальными
инвестициями:
материалы
международной
конференции / Под ред. Рыльниковой И. М.: Агентство социальной
информации, 2005. 128с.
165
113. Социально-экономическое неравенство и его воспроизводство в
современной России / О.И. Шкаратан и др. М.: ОЛМА Медиа Групп. 2009.
560с.
114. Социальная ответственность ОАО Лукойл // http: // www.hrportal.ru/pages / okk/sk.ru. 2014. (дата обращения 15.11.2014г.)
115. Сотников И.В. Социальная ответственность бизнеса // Налоги (газета),
2006, № 3
116. Соколянский В.В. Этика бизнеса: Учеб. пособие. / Под ред. В.А.
Бородин. М.: МГИУ, 2006. 192с.
117.
Строганов
Р.
Корпоративная
социальная
ответственность
и
привлекательность компании как работодателя / Р.Строганов // Управление
персоналом. 2007. №18. С. 80-83
118. Стручалина А.П. Этика бизнеса: исторические и социально-культурные
предпосылки формирования этики бизнеса: учеб.пособие / А.П. Стручалина,
П.И. Стручалин, С.В. Коровина; Федеральное Агентство по образованию,
Волгоградский гос. технический ун-т. Волгоград: Политехник. 2005. 82с.
119.
Тульчинский
Г.Л.
Корпоративная
социальная
ответственность
(социальные инвестиции, партнёрство и коммуникации). СПб: Изд.:
Справочники Петербурга. 2006. 120с.
120. Туркин С. Российский бизнес учится социальной ответственности /
Бизнес и общество. 2000. №2 (9). С.28-32
121. Туркин С., Зачем бизнесу социальная ответственность // Управление
компанией. 2007. 154с.
122. Труд и занятость в России. 2011: стат. сб. М.: Росстат, 2011. 167с.
166
123. Уткин Э.А. Управление компанией. М.: ЭКМОС. 1997. 254с.
124. Философия. Учебник для вузов. / Под ред. В.В.Миронова. М.: Норма
2005. 928 с.
125. М.Фридман. Капитализм и свобода. Пер. с англ. М.: Новое издательство
2006. 236 с.
126. Фролов О. Ответственность работодателя / О. Фролов // Охрана труда и
социальное страхование. 2006. № 10. С.72-80.
127. Чепуренко А.Ю. Малое предпринимательство в России / // Мир России.
2001. Т.Х., №4. С. 130-161.
128. Черняк В.З. Оценка бизнеса. М.: Финансы и статистика, 1996. 175 с.
129. Черняк В.З. История предпринимательства. Учебное пособие для
студентов, обучающихся по экономическим специальностям. М.2010. 607 с.
130.Чурабова
Т.В. Социальная ответственность в рыночной экономике.
Работник, бизнес, государство. СПб. 2011. 320 с.
131.
Шереги
Ф.Э.
Социология
предпринимательства:
прикладные
исследования / Ф.Э. Шереги. – М.: Центр соц. прогноз., 2002. 536с.
132. Шихирев П.Н. Этические принципы ведения дел в России М.: Финансы
и статистика. 1999. 248с.
133. Шишкин С.В. Малое предпринимательство: сущность, место и роль в
национальной экономике / М.: ОЛМА-пресс, 2003. 351с.
134.
Шумпетер Й. Теория
экономического развития
(исследования
предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла
конъюнктуры) М.: Прогресс, 1992. 260с.
167
135. Нифаева О.В. Активизация социальной ответственности российского
предпринимательства. // «Менеджмент» в России и за рубежом. № 5 2012.
С.42-48.
136.
«Человек и труд» № 11/2010 Вера Иванова // Концепции
корпоративной социальной ответственности. С. 54-57.
137. Якимец В. Межсекторное социальное партнерство: основы, теория,
принципы, механизмы / В. Якимец. М.: Едиториал УРСС. 2004. 384с.
138. Яровой А.И. Корпоративная социальная ответственность в современной
России: опыт и перспективы развития . Диссертация на соискание ученой
степени кандидата политических наук. М..2010. 150с.
139. Berle A. The modern Corporation and Private Property / A.A. Berle, O.
Metras. –N.Y. – 1934
140. Bowen H.R. Social responsibilities of the businessmen – N.Y.: Harper &
Row. – 1953
141. Davis K. The Meaning and Score of Social Responsibility / K. Davis //
Contemporary management. Issues and Viewpoints. – Englewood Clifts, 1974
168
ОТЗЫВ
Овчинникова Германа Константиновича, научного руководителя аспиранта
Таганова Максима Викторовича, подготовившего диссертацию по теме
«Социальная ответственность бизнеса: философский анализ» на соискание
ученой степени кандидата философских наук по специальности социальная
философия.
Таганов Максим Викторович родился в 1987 г. Закончил в 2010 г.
экономический факультет Московского государственного индустриального
университета. За время работы по теме диссертационного исследования
проявил себя инициативным, добросовестным работником. Не будучи
специалистом по философии, активно осваивал общий вузовский курс
философии, аспирантский курс философии и истории науки, конкретную
философскую проблематику по теме диссертации, целеустремленно собирал и
анализировал необходимый материал по экономическим и социальным
вопросам бизнеса и его социальной ответственности, выдвигая оригинальные
идеи. Подготовленная им диссертация представляет собой оригинальное
исследование и может быть рекомендована к защите.
Овчинников Г.К., доктор философских наук,
профессор кафедры философии и истории
Московского государственного
индустриального университета
Скачать