Духовное следствие - История рода Любомудровых

Реклама
Духовное следствие
“Страх перед живыми” поддерживается государством,
а “страх перед мертвыми” — церковью.
Г. Спенсер.
Последний настоятель церкви Нижне-Туринского завода, Александр Иванович Адрианов,
родился в 1858 году.
В 1882 г. он закончил Пермскую семинарию и до 1894 года учительствовал. Сразу по
окончании семинарии был направлен учителем в село Усть-Гаревское, под Пермью, а в
1886 году стал заведующим Нижнетуринского училища. В этом же году в училище
поступила учительницей
моя двоюродная прабабушка Александра Васильевна
Любомудрова. Вскоре они поженились, родили в браке троих детей.
Александр Иванович Адрианов был первым заведующим и учителем Нижнетуринского
двухклассного училища. Размещалось училище в двух зданиях, классы были оборудованы
четырехместными партами. Главные уроки – церковные, дети также обучались здесь
чтению, письму, счету, рукоделию. Применялись к детям телесные наказания за
ослушание и плохое прилежание. Учителя получали за работу ежемесячно 34 рубля.
Почетным блюстителем училища был купец 2-й гильдии Яков Васильевич Швецов.
6 января 1894 года «новопоставленный» диакон А.Адрианов был рукоположен во
священники Трех-Святительской церкви на место помощника настоятеля. А с 1896 года
назначен настоятелем Трех-Святительской церкви, в должности которого и состоял около
22 лет, вплоть до своего ареста большевиками в ноябре 1918 года.
Мне представляется, что Александр Адрианов был аполитичным человеком, но, что
называется, радетельным. Еще 25-30 лет назад многие жители Нижней Туры помнили и
рассказывали, как малышами были в буквальном смысле «приведены за ручку с улицы и
усажены за парту» лично о. Александром.
Постоянный член Совета попечения о народном образовании, о. Александр занимал еще и
должность духовного следователя округа. Кто такой духовный следователь? Это всегда
человек умный и сведущий. Когда корни происшествия уходили в недра самой
монастырской или церковной жизни, духовный следователь, с одной стороны, не
связанный формальностями общегражданского следственного процесса, а с другой
стороны, хорошо знающий все винтики церковного механизма, понимающий все нюансы
этого быта, наконец, имеющий неофициальные ходы к раскрытию правды, мог
совершеннее проследить некоторые доступные ему нити преступления, правильнее
представить картину события.
«За ревностное служение» о. Александр имел многочисленные награды: благословение,
набедренник, скуфья, камилавка, наперсный крест Св. Синода, орден св. Анны 3 степени.
В семейном архиве сохранились письма моего прадеда Павла Васильевича Любомудрова.
В октябре 1910 года он, будучи военным врачом и специалистом по внутренним болезням,
был командирован в Маньчжурию на подавление эпидемии чумы. Путешествовал он
поездом из Петербурга, в пути писал на почтовых открытках весточки семье, жене и
детям. Встрече с семейством Адриановых Павел Васильевич уделил много внимания в
этих записках, ведь Александра – родная сестра, а Сережа (старший сын Адриановых) –
племянник:
«Утром, около 10-ти часов, сплю себе наверху; вдруг слышу знакомый голос: «Господин
офицер!», а потом: «Дядя!» Привстаю, вижу – Сережа. Он недавно приехал из Петербурга
и в этом же поезде ехал в Верхотурье, вместе с Сашей. Ну, сейчас пришлось мне одеться,
умыться и здороваться, а потом угощались разными пряностями. Оказывается, Саша
хотела вместе со всеми еще накануне выехать, да опоздала на поезд. Вскоре приехали в
Верхотурье».
«На Вые (близ Туры) встретить выехал отец Александр Адрианов. Остальные все
попрощались, а он с мамой поехали до встречного поезда (в Верхотурье). Дорогой он
просил, чтобы я постарался устроить Сережу в Иркутскую семинарию. Доехали до
станции, где был встречный поезд. А он, оказывается, уже двигался. Так они и остались
без поезда. Придется ехать на лошадях. Дали мне кое-каких припасов, между прочим.
Саша банку с медом и маленькую - с паюсной икрой».
28 октября 1910 года. 7 с половиной часов вечера.
Выя… Крохотный земной клочок скорби, где в ноябре 1918 года был убит о. Александр
Адрианов.
Православное духовенство составляло отдельную группу лиц, ставших жертвами
гражданского конфликта 1917-1921 гг. Строго говоря, они пали от рук тех, кто по всем
признакам должен был быть их духовными детьми.
Обстоятельства ареста большевиками и убийства Александра Адрианова до сих пор
остаются белым пятном в истории Нижнетуринской церкви.
Было ли убийство о. Александра политическим? И да, и нет. Прежде всего, нужно
отвергнуть
вариант,
квалифицирующий
это
убийство
как
расправа
с
контрреволюционером по официальному приказу большевистских властей. Но
идеологическое
«оправдание»
убийства
Александра
Адрианова
давалось
коммунистической программой, объявлявшей своей задачей беспощадную борьбу с
духовенством как с реакционной частью населения.
Необходимо заметить, что о. Александр не был жертвой местных большевиков.
Летом-осенью 1918 г. по всему Уралу наблюдался подъем антибольшевистского
движения. Население среднеуральских заводов жило зажиточно, по сравнению с
районами центральной России. Многие занимались добычей золота и платины. Советы и
Комитеты бедноты, отряды милиции, продотряды с реквизициями и изъятиями вконец
озлобили население. С лета по Среднему Уралу начались стихийные выступления против
Советов. Так и в Нижнетуринском заводе 15 июля произошло «контрреволюционное»
выступление жителей завода. Многие участники подались в бега и, объявленные
Гороблагодатской ЧК «вне закона», жили по лесным покосам, хоронились по заимкам,
старательским станам.
Параллельно активизировалась деятельность Сибирского правительства в Омске.
Объединённая русско-чехословацкая белая армия начала широкое наступление на Урале.
Ключевые позиции на железной дороге занимали станции Выя, Гороблагодатская, откуда
открывался путь на Пермь, а там и до Москвы рукой подать. Здесь проходил Восточный
фронт.
На станции Выя в составе 3-ей бригады 29 дивизии дислоцировались 17-й Петроградский
полк — 500 штыков, сформирован из рабочих петроградских заводов. Прибыл в Пермь в
октябре по просьбе командования 3-ей Армии. Полк боевой опыт получил только под
Верхотурьем. Кавалерийский эскадрон (мадьяр) — 100 сабель. Батальон матросов
«питерский беспощадный» с бронепоездом (одно 3х дюймовое орудие, 8 пулеметов) и
блиндированный поезд (8 пулеметов) — 120-150 чел.
Эти петроградские рабочие и матросы и распорядились жизнью о. Александра Адрианова,
сначала взяв в заложники, а затем убив перед самым наступлением белодобровольцев.
В 20-х числах ноября 1918 года палачи вывели о. Александра Адрианова за стрелку на
Нижнюю Туру, слева от главного пути. В Помянике Екатеринбургской епархии за 1918
год сообщается, что 60-летнего настоятеля расстреляли, тело наскоро присыпали
неожиданно рано выпавшим снегом.
В РГБ попался источник "Известия Екатеринбургской епархии" конец 1918г., в нем есть
некролог на о.Александра Адрианова, написанный Виктором Старцевым. Где говорится,
что "о.Александр был расстрелян по приказу военно-полевого контроля, безчеловечными
извергами, в последние дни царствования красных на нижнетуринском заводе". Нашли
его спустя десять дней на станции Выя, с размозженным черепом и со скрещенными на
груди руками, что говорит о том, что перед смертью он молился, и смерть его была
стремительна. Вероятнее всего, мгновенная смерть наступила от выстрела в затылок с
близкого расстояния, когда на входе пулевое отверстие маленькое, а на выходе вырывает
огромный кусок. Вот и получился размозженный череп...
Тело перевезли в Нижнюю Туру, уже захваченную белыми войсками Северной колонны
Н. Казагранди. 29–30 ноября 1918 г. сибирские стрелки подполковника Н. Н. Казагранди с
блеском провели операцию на окружение 3-й бригады И. П. Вырышева в районе станции
Выя и полностью разгромили входящие в нее полки. К исходу дня 30 ноября овладели
Нижнетуринским заводом. Белые не уступали в ожесточении, после себя они оставили на
Вые целые «поленницы» из трупов красноармейцев.
После убийства А. Адрианова его жена, Александра, помешалась рассудком и вскоре
скончалась. Старший сын Сергей, который еще в 1915 году учился в Перми на курсах
миссионеров при семинарии, в 1919 году отступал с белой армией Колчака и погиб. Стоит
отметить, что полковым священником в эти годы при армии Колчака был протоиерей
Николай Любомудров, младший брат Александры Адриановой. Николай был расстрелян
позднее в Забайкалье, 26 ноября 1930 года, по обвинению в участии в монархическом
заговоре.
Сергей Адрианов, старший сын о. Александра
Дочь Анна (1888 г.р.) была замужем за священником Александром Мещеряковым. До
смерти о.Александра Адрианова он служил в Преображенском храме г. Надеждинска
(Серов), а после гибели о. Александра он сразу перевелся служить в Нижнюю Туру, где
служил до 1923 г. Потом они опять перебрались в Серовский район. Говорят, это была
принудительная высылка, из Серова семья уже не вернулась.
О младшем сыне в архиве есть лишь одно короткое упоминание: «Адрианов Александр
Александрович, лишен избирательных прав в Нижней Туре, сын попа». Кажется, он был с
каким-то «изъяном». Мама вспоминает, когда она в раннем детстве задавала много
нелепых вопросов, бабушка ей всякий раз выговаривала: «Ну что ты как Санушка
Адрианов».
Место захоронения о. Александра Адрианова неизвестно.
© Полина Любомудрова
Скачать