Елена ЧЕБАЛИНА. Путь к истине. О новой книге В. Терентьева

Реклама
Елена ЧЕБАЛИНА
ПУТЬ
К ИСТИНЕ
Что есть истина? Этим вопросом задаётся человечество от начала времён. Этим вопросом пронизана книга Виктора Терентьева
«По дороге домой». Её автор, умело балансируя на стыке науки и
творчества, физики и лирики, через призму своих знаний, мироощущения, своей истории пытается донести до читателя всю многогранность человеческого бытия. Рассказы, очерки, стихи и философские
этюды искусно дополняют друг друга в общей цели поиска себя и
своего места в мире.
Возвращаясь домой, на родную землю, переосмысливая свою
жизнь в едином калейдоскопе судеб своих предков и земляков, автор задаётся множеством вопросов, особняком среди которых стоит один: «Зачем живу? Хотел бы я узнать…»
Оказавшись в эпицентре «эпохи перемен», вдоволь насытившись подлостью коррумпированных чиновников («Аукцион»), россыпями оболваненных сетевым маркетингом назойливых сограждан, так сладко поющих о реальной возможности прикоснуться к
пределу мечтаний «общества потребления» («Бриллианты над Парижем»), автор бежит «к тому, спрятавшемуся за горизонтом, ГОРОДУ ДЕТСТВА»:
Душу шире детских глаз раскрою я.
Память детства пусть меня простит.
Там, «на дне воронки, всасывающей настоящее», открывается нашему взору простой деревенский мальчик, добрый и
отзывчивый, восхищённо озирающий улицы города с первым
мороженым в руках или, как Мцыри, задумчиво глядящий вдаль
(«Моя Мекка»). Этот тёплый образ захватывает сердце. Но, чуть
развеивается туман воспоминаний, становится очевидным, что и
КРИТИКА. РЕЦЕНЗИИ. ОБЗОРЫ
О новой книге В. Терентьева
187
этот островок души зацепила безжалостная «рука времени». И вот уже «старушки, поддерживаемые ставшими вдруг заботливыми внуками», мужики в
сопровождении цветущих от предвкушения наживы жён идут, как на праздник, продавать землю приезжим купцам. И звенит в головах единственная
мысль: «Не продешевить!» И прорывается сквозь время крик души автора
фразой из уст одного из героев: «Я родной землёй не торгую!» («Передел
по-чёрному»).
И вот она, малая родина, где «везде следы ушедших поколений», где «черёмухи куст, на калеку похожий» и «вишни сок, как кровь Христа» напоминают о
пережитом:
Снова память волной
Обнажает душевные мели.
И вот он, бывший деревенский мальчик, повзрослевший, изрядно потрёпанный жизнью, снова вглядывается в расстилающуюся долину, пытаясь найти
ответы.
Но время, как удушливый аркан,
Немилосердно стягивает душу…
И здесь вплетаются в общую канву размышления автора о сущности понятия «свобода». И вновь «Вопросы, лишь вопросы без ответов / В душе моей,
как рыбы в полынье». Непрерывный поиск верного пути, поиск истины. Что
есть свобода в различных её проявлениях? И насколько она необходима человеку для достижения гармонии? Утверждается, что свобода является «главным
условием и средством развития человека».
Свобода творчества предстаёт в понимании автора как реализация потребности человеческой души в самовыражении. Когда человек творит, он
словно соприкасается с Первопричиной, интуитивно осознавая истинные ценности: «На изломе души / Зарождаются лучшие строфы». В моменты, когда
«распахнутая душа прикасается к чему-то возвышенному», единственной возможностью дальнейшего существования признаётся «обращённость к преобразованию мира и самого себя».
В этом контексте свобода совести видится как возможность познать себя
и мир через осмысление законов Вселенной. Бог есть Совесть, по утверждению автора, и, дав свободу выбора и «свободу поступать по совести», Он возложил на каждого из нас ответственность за судьбу человечества. Но готовы
ли мы её принять? И здесь между строк читается аналогия с Достоевским:
«Нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, сыскать поскорее того, пред кем преклониться». Тогда возникают
религии, базирующиеся на идолопоклонничестве, или рождаются атеисти-
188
ческие идеологии, по сути, являющиеся другой стороной той же
медали. А медаль эта — власть и
управление безропотными людьми. Но человечество свободно в
своём выборе, это завещано Создателем.
Аналогичные выводы напрашиваются из рассуждений о
свободе мысли. О том, что все
попытки человечества найти ответы на вопросы «Одиноки ли мы
во Вселенной?» и «Что скрывают
далёкие звёзды?» сводятся к одной неизменной цели — познанию себя, а через себя и мира.
Признав право каждого (в том
числе и других цивилизаций)
на свободу выбора, человек обратится к себе и приблизится к
пониманию того, что вся информация открыта во Вселенной и,
лишь совершенствуясь во взаимодействии с ней, мы сможем умножать
свои знания.
На этом этапе рождаются мысли о свободе развития. Каков дальнейший
путь становления человека? Наверняка, достигнув вышеупомянутого уровня
развития, цивилизация необратимо изменится. Но как? И тут автор, опираясь
на основные теории происхождения жизни во Вселенной, предполагает наличие природной «эволюционной стратегии», позволяющей человеку путём
направления энергии по творческому каналу и торможения физических и
сексуальных функций трансформироваться в единый «мыслящий энергоорганизм», на конечном этапе способный слиться «со своим Первоначалом в
Единое «Мыслящее» Космическое Тело, где гармонически завершается «путь
блужданий». Подобные образы светящихся энергетических шаров, сливающихся в единое целое, описаны в своё время ещё Карлосом Кастанедой. И
это отнюдь не противоречит религии в её изначальном, неискажённом понимании.
Я вырываюсь вновь из тесных стен,
Взрывая оболочку человека,
Взмываю в небо и сливаюсь с Тем,
Кто обещал прийти к исходу века.
189
И снова автор приходит к едва ли оспоримому выводу, что единственной и
вместе с тем недостижимой целью всех поисков человека является самопознание. К этой цели идёт автор через всю книгу. Идёт к истине в понимании себя
и мира, анализируя, переживая опыт предков и современников. «Аз есмь!» —
объявляет он, подобно брату своей бабушки из одноимённого рассказа.
И, несомненно, импонирует его способность сомневаться не только в том,
что сказано до него, но и в том, что выстроено им самим. Умело апеллируя
основными концепциями мироздания, тактично не отвергая ни одну из них, автор строит свои предположения. Обращаясь к мысли А. Галича: «Не бойтесь
золы, не бойтесь хулы, не бойтесь пекла и ада, а бойтесь единственно только
того, кто скажет: «Я знаю, как надо!», автор, в свою очередь, утверждает, что
«сомнения — это признак не слабости, а глубины души». К примеру, с остротой
заявляя в одной из статей, что «любая конфессия является лишь посредником
(излишним!) между человеком и Богом», он в то же время с искренней болью
переживает разрушение церквей, чёрным пятном лёгшее в историю нашей
страны:
Разрушенная церковь у дороги,
И монастырский остов, там, вдали…
По праву совести, по воле Бога
Веригами на душу нам легли.
………………………………….
Разрушенные церкви — с колоколен
Кресты ушли к погостам лагерей.
Таким образом, можно предположить, что автор, признавая роль церквей
в судьбе русского народа, всё-таки допускает мысль о том, что церковь не излишний посредник, а, напротив, даже необходимый элемент на пути человека
к Богу. Только, возможно, в иной форме, близкой к истинному учению Христа и
несущей это учение, свободной от политики, жажды власти и наживы. В форме
некоего помощника человеку на пути становления личности и осознания необходимости нести в мир истинные ценности. Помощника, способного, подобно
мудрому родителю, вовремя отойти в сторону и отпустить дитя в свободное
плавание.
И, в подтверждение своей способности сомневаться, автор высказывает мысль: «Если прочитавший этот сборник лишний раз задаст себе вопрос:
«Прав ли я?» — значит, не напрасно вынес автор на общий суд плоды «работы»
своей души, своё мировоззрение, свои вопросы без ответов».
В этом контексте снова остриём встаёт вопрос, поднятый в начале статьи:
«Что есть истина?» И единственно верным ответом на него будет афористичная присказка бабки Дуни («Аукцион»): «Хороший ответ — «не знаю».
190
Скачать