В Л.А. Серова ТЕМАТИЧЕСКАЯ ГРУППА «ХАРАКТЕР ТРУДА»

Реклама
Тематическая группа «характер труда» в немецких и русских паремиях
Л.А. Серова
ТЕМАТИЧЕСКАЯ ГРУППА «ХАРАКТЕР ТРУДА»
В НЕМЕЦКИХ И РУССКИХ ПАРЕМИЯХ
В
современном сопоставительном языкознании отмечается постоянный интерес исследователей к изучению паремий при сравнении нескольких языков, так как
именно в паремиях имеет место отражение языкового сознания людей, говорящих на этих языках.
В любом языке есть паремии, посвященные
труду. Для сопоставления методом сплошной
выборки были отобраны паремии на материале
немецкого и русского языков, демонстрирующие
характер труда.
Следует сразу отметить объемность данной
тематической группы паремий как в немецком,
так и в русском языках.
Сопоставление ключевых слов немецких
и русских паремий тематической группы «характер труда» позволяет определить следующий ряд
имеющихся сходств: Geschwind – скоро, быстро;
zur Zeit – время (завтра, сегодня); viel – много;
essen – кормить; schwitzen – потеть; die Axt – топор; hauen – рубить (колоть).
Проанализируем степень сходства перечисленных лексем. В обоих языках это ключевые лексемы: geschwind – скоро, быстро: Geschwind
getan, geschwind bereut (Быстро сделаем, быстро
раскаемся в сделанном); Лучше тихо, да вперед,
чем скоро, да потом назад; Думай медленно, работай быстро.
В немецких паремиях скорость работы оценивается негативно, как и в русских, ассоциируясь с поспешностью. Но в русских паремиях,
с другой стороны, приветствуется быстрота выполненной работы.
Лексема «geschwind» имеет изначальное значение «сильно, мощно» и восходит в лексеме
«swinde», «swind» с семантикой «мощно, быстро» (сравните: средневерхненемецкий geswindе).
Семантика geswind связана со значением «здоровый» типа: быстро, тотчас (geswind (kurz) zum
Backer gehen (тот час пойти к булочнику)1.
Русская лексема «скоро» образована от прилагательного «скорый». (сравните: украинский
скорий, древнерусский, старославянский скоръ,
болгарский скоро «скоро, быстро», сербохорватский скоро «недавно», словенский skor, skoro,
skoraj «скоро, почти», чешский skory «скорый»,
© Л.А. Серова, 2008
skoro «почти», словацкий skory, skoro, польский
skory «скорый», skoro «как только», «почти»,
верхнелужицкий skerje, нижнелужицкий skoro
«скоро», «почти». Она родственна таким германским словам, как древнеисландскому skari «молодая чайка», средненижненемецкому hot-schere
«сойка», scheren «спешить»2.
Русская лексема «быстро» восходит к прилагательному «быстрый» (сравните: украинский
бистрий, старославянский быстръ, сербохорватский бистар «ясный», словенский bistar «быстрый, бодрый, ясный, проницательный», чешский
bystry «быстрый, проворный», польский bystry
«быстрый, проницательный», нижнелужицкий
bytsy «ясный». Слово родственно древнеисландскому bysia «стремительно вытекать», норвежскому buse, шведскому busa «бросаться вперед»3.
Сравниваемые лексемы «скоро, быстро», не
являясь этимологически родственными словами,
обладают одинаковым значением «скорость выполняемого действия».
В обоих языках характер труда связан с понятием времени: Sorge in der Zeit, so hast du in der
Not (Необходимо проявлять заботу вовремя);
Делу время – потехе час.
Ключевыми словами в данном случае являются слова «die Zeit», «время».
Как в немецком, так и в русском языках,
«труд» в паремиях ассоциируется с пониманием
«много сделанного»: Viel hauen macht stumpfe
Beile (Много рубить – топоры затупить); За много дел не берись, а в одном отличись.
Ключевые лексемы «viel – много» подчеркивают в этом случае объем проделанного труда.
Лексема «viel» в немецких паремиях выражает
значение величины проделанной работы наряду
с другими значениями4.
Русская лексема «много» происходит от прилагательного «многий» и родственно таким германским словам, как готский manags «многий»,
древненемецкий manag «иной, некоторый», древнеирландскому manicc «частый, многочисленный»5. Значение «много» используется в русских
паремиях с семантикой «большое количество»6.
Таким образом, не наблюдается этимологическое родство лексем «viel», «много», но отмеВестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 4, 2008 221
ФИЛОЛОГИЯ
чается сходство их значений «выполнить большой
объем труда».
В обоих сравниваемых языках паремии представляют труд как источник достатка, ассоциируемого с едой: Wie zur Arbeit, so zum Essen (Какая
работа, такая и еда); Дело учит, и мучит, и кормит.
Немецкий глагол «essen» в паремиях выражает значение «питаться»7.
Русский глагол «кормить» в паремиях может
выражать значение «предоставлять кому-нибудь
пищу, питать», а конкретнее «содержать на своем иждивении»8.
Следовательно, глаголы «essen» и «кормить»
обладают лишь частичным сходством в значении
«обеспечивать кого-либо едой как источником
существования».
В немецких и русских пословицах, демонстрирующих характер труда, можно отметить выражение такого значения, как «трудоемкость физического труда, связанного с работой до пота».
Ключевыми словами в пословицах могут
быть: schwitzen – потеть: Mancher sauft, das er
schwitzt, und arbeitet das er friert (Некоторые потеют, когда пьют, и замерзают, когда работают);
Люди работают, а он потеет.
Целесообразно проанализировать этимологию
этих слов. Немецкий глагол «schwitzen» является
принадлежностью только немецкого языка в значении «выделять пот». Сравните: средневерхненемецкий «switzen», древневерхненемецкий «swizzen».
Глагол восходит к другому глаголу schwiessen в значении «истекать кровью», «сваривать, производить
сварку», который в свою очередь образован от существительного «der Schweiss» в значениях «пот,
испарина», в охоте «кровь дичи, собаки». И в этом
плане можно отметить соответствие древнеиндийскому «svidyati» (потеть). В немецком языке существует выражение с XVIII века «etwas verschwitzen»
в значении «забыть»9.
Русский глагол «потеть» образован от существительного «пот», встречаемого в таких славянских языках, как украинский nim, древнерусский,
старославянский потъ, болгарский пот, чешский,
польский, словацкий pot, верхнелужицкий pot.
Это слово связано с праславянским poktos, peko
в значении «пеку». В семантическом отношении
оно сравнимо с литовским Kaitinu, kaitini «нагревать», kaisti, kaistu «нагреваться»10.
Сравнение этимологии слов показывает отсутствие их родства. Но, с другой стороны, физический труд, связанный с усилиями, с потом – явле-
222
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 4, 2008
Л.А. Серова
ние универсальное, находящее свое отражение
во фразеосистемах любого языка. Как не вспомнить русскую идиому «Работа до кровавого
пота», которая является подтверждением предложенного высказывания.
Именно физический труд профессиональной
сферы находит свое отражение в паремиях обоих
языков. В них можно встретить отображение труда лесорубов, где ключевыми словами могут
быть: die Axt – топор; hauen – рубить, колоть: Von
vielen Sсhlanger wird die Axt stumpf (Если долго
бить топором, он притупится); Не бравшись за
топор, избы не срубишь.
В этимологическом плане немецкое существительное «die Axt» является общегерманским
словом (сравните: средневерхненемецкий ackes,
готский agizi, английский axe, шведский yxa)
и родственно греческому axine «топор», латинскому ascia «топор отделочника». Вероятнее всего данное существительное является в прошлом
старым словом малоазиатского происхождения,
путешествующее из одного языка в другой11.
Русское существительное «топор», встречаемое в других славянских языках (сравните: украинский monip, церковно-словянский топоръ, болгарский топор, словенский topor, чешский, словацкий topor, польский topor, верхнелужицкий
toporo, нижнелужицкий toporisco, «топорище».
Оно родственно древнеирландскому tapara «топор», персидскому teber, армянскому tapar12.
Немецкий глагол «hauen» в значении «рубить,
бить, колоть, обрабатывать, отрезать, косить, убирать
урожай» связан с аналогичными германскими словами типа: нидерландский houwen «рубить, бить,
колоть», английский tohew «обрабатывать, валить,
рубить, колоть», шведский hugga в значении «бить,
рубить, толкать, резать, колоть, раскалывать». Глагол
родственен таким словам в индоевропейских языках,
как: латинскому cudere «бить, толкать, выделять»,
русскому ковать, так как восходит в индоевропейскому корню kau «рубить, бить»13.
Русский глагол «рубить» имеет место в виде
ряда слов и в словянских языках (сравните: украинский рубити, болгарский рубаць, древнерусский рубити, болгарский ръбя, «подрубаю, делаю кайму», сербохорватский рубити, словенский robiti «окаймлять, рубить, бить», чешский
roubiti «рубить (строить); прививать (дерево),
словацкий rubat «рубить, бить», верхнелужицкий
rubac, нижнелужицкий rubas). Оно связано с литовским rembeti «покрываться рубцами», древ-
Тематическая группа «характер труда» в немецких и русских паремиях
неисландским ram(m)r «острый, горький», средневерхненемецким ranft «обрамление, край»14.
Глагол «колоть», также встречается в славянских
языках (сравните: украинский колоти, болгарский коля, сербохорватский клати, кольем, словенский klati, koljem чешский klati, koli – 1 л. ед.ч.,
kules – 2 л. eд.ч; польский kloc, kluc, верхнелужицкий kloc, нижнелужицкий klojs). Этот глагол
восходит к праславянскому kolti, koljo. Он проявляет родственные связи с такими словами индоевропейских языков, как литовским kalti, kalu
(ударяю молотом, топором; кую), латинским kalt
(бить, ковать), латинским percello (повернуть наземь, опрокинуть, толкнуть), ирландским cellach
(война), древнепрусским preicalis (наковальня)15.
Этимологический экскурс в историю данных
слов показывает, что они не являются этимологически родственными словами. Сходство их значений наблюдается лишь в их семантической соотнесенности к профессиональной лексике дровосека.
Таким образом, этимологический анализ ключевых слов, присутствующий в паремиях немецкого и русского языков, объединенных в тематическую группу «характер труда» показывает отсутствие их этимологического родства, и лишь
частичное сходство их современных значений.
Отличительной особенностью немецких паремий от русских является репрезентация такого
характера труда, который, в основном, является
привычным, нетрудным делом: Gewohnheit macht
gute Arbeiter (Привычка делает хороших рабочих);
Gern tun macht leichte Arbeit (Лёгкую работу делают охотнее).
Следовательно, в немецких паремиях характер труда дополнительно воспринимается как
дело легкое, не длящееся долго, связанное с привычкой немцев проявлять трудолюбие.
Что касается русских паремий данной тематической группы, то они характеризуют труд многообразнее, чем немецкие паремии. Труд связан
в русских паремиях с профессиональной деятельностью человека. Это и физический труд, в виде
учебы на примере ошибок, со стремлением
к мастерству: Дело спорится: что сошьём, то
и распорем; Клин тесать – мастерство казать.
Но в русских паремиях можно встретить характер труда, связанный как с позитивом, так
и с негативом.
С позитивом труда больше. Это – неторопливый, сладкий труд, с душой, любовью, с песнями
и смехом: Беседа дорогу коротает, а песня – ра-
боту; Чему посмеёшься – тому поработаешь.
Данная тематическая группа русских паремий
может демонстрировать негативный характер
труда, с хлопотами, мучениями: Дельце мало, да
хлопот много; Дел по горло, даже рук не хватает.
Таким образом, присутствующая как в немецких, так и в русских паремиях тематическая группа «характер труда» – это довольно объемное
образование, проявляющее моменты сходства,
связанные с изображением физического труда,
с демонстрацией желания сделать намеченное
быстро, вовремя и в большем объеме. Сходство
выступает в паремиях сопоставляемых языков
в возможности показа трудоемкости труда с подчеркиванием того, что труд обеспечивает сытую
жизнь. Немецкие паремии в отличие от русских
паремий демонстрируют привычку к трудолюбию, а русские паремии способны представить
профессиональный труд в большем многообразии, а также процесс осознания труда, как позитивного, так и негативного явления жизни.
Примечания
Herkunftswörterbuch der deutschen sprache. –
Berlin, Münhen, 1997. – C. 236.
2
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – СПб., 1996. – Т. 3. – С. 645.
3
Там же. – Т. 1. – С. 259–260.
4
Deutsches Universalwörterbuch. – Münhen,
2007. – C. 1847.
5
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – СПб., 1996. – Т. 2. – C. 632–633.
6
Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. – М., 2006. – С. 452.
7
Deutsches Universalwörterbuch. – Münhen,
2007. – C. 527.
8
Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. – М., 2006. – С. 373.
9
Herkunftswörterbuch der deutschen sprache. –
Berlin, Münhen, 1997. – C. 661.
10
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – СПб., 1996. – Т. 3. – C. 343.
11
Herkunftswörterbuch der deutschen sprache. –
Berlin, Münhen, 1997. – C. 56.
12
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – СПб., 1996. – Т. 4. – C. 79–80.
13
Herkunftswörterbuch der deutschen sprache. –
Berlin, Münhen, 1997. – C. 271.
14
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – СПб., 1996. – Т. 3. – C. 511.
15
Там же. – Т. 3. – С. 296.
1
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 4, 2008 223
Скачать