ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРИРОДНОГО И АНТРОПОГЕННОГО

Реклама
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРИРОДНОГО И АНТРОПОГЕННОГО ЛАНДШАФТОВ
ГОРОДА
С. Баймуратова,
канд. архитектуры, доц. кафедры «Архитектура»
ФГБОУ ВПО УГНТУ,
Уфа, Россия, e-mail: [email protected];
Ю. Расулева,
канд. архитектуры, проф. кафедры «Архитектура»
ФГБОУ ВПО УГНТУ,
Уфа, Россия, e-mail: [email protected];
Г. Вахитова,
архитектор, ЗАО ТАФ «Архпроект» СА РБ Архитектурная мастерская Д.Винкельмана,
Уфа, Россия, e-mail: [email protected]
Урбанистическая проблема взаимодействия антропогенной и природной среды связана,
прежде всего, с изменением естественного экологического каркаса города. Главным объектом
исследования здесь могут стать овражные территории, а главным предметом исследования – модели
взаимодействия овражных территорий с городом. Разработка моделей должна быть нацелена на
формирование механизма подключения города к овражным территориям как к источникам
экологической устойчивости.
В существующей проектной ситуации подобные модели могут применяться для решения как
локальных, например, ландшафтных, проблем, так и комплексных градостроительных задач.
Ключевые слова: урбанизм, антропогенный ландшафт, природный ландшафт, культурный
ландшафт, экологическая устойчивость
В прошлом города возникали на природном ландшафте, городская ткань следовала
особенностям рельефа и не противоречила своей природной первооснове[1]. Практические
соображения определяли выбор участков, ограниченных с двух–трех сторон глубокими
естественными понижениями – узкими долинами небольших рек, балками и оврагами.
Большинство российских городов обретало планировочную структуру, обусловленную
ландшафтной ситуацией. Это, к примеру, Москва, Курск, Воронеж, Нижний Новгород,
Елабуга, Балашов, а также Уфа. Овраги становились частью городской территории, и в
разное время город по-разному выстраивал с ними взаимоотношения [2]. Овраги города
Уфы, являясь элементами природной системы, увязанными с руслом реки Сутолоки, играли
роль экологического
каркаса, отвечая за гидрологические, аэрационные и
микроклиматические условия города. Со временем структура оврагов, на которой был
основан город, как система была утрачена и в настоящее время в первоначальном виде уже
не существует. Сегодня она представляет собой разрозненную структуру, насчитывающую
более шестидесяти оврагов, практически не увязанных между собой. Увеличение темпов
урбанизации, развитие техники преобразовали городской ландшафт, что привело к
активизации эрозионных процессов в оврагах, к утрате целостности природной системы в
городе и, как следствие, к общему дисбалансу экологической обстановки. Характер
взаимодействия оврагов с городской структурой стал конфликтным.
Для более подробного изучения данной проблемы была проведена инвентаризация
оврагов. Каждый овраг по-своему индивидуален, но в то же время существуют определенные
признаки, по которым их можно классифицировать. В данном исследовании ими стали
площадь территории и количество исторических слоев.
В результате были составлены «карты актуальности» овражных территорий в
зависимости от площади территории, исторических слоев и степени освоенности и, как
следствие, выявлены две основные группы оврагов по два типа в каждой группе, определены
их наиболее характерные примеры.
Первая группа – это овраги со значительным количеством исторических слоев,
максимально освоенные и преобразованные городом и территориально находящиеся
непосредственно в историческом центре города. В этой группе различаются два типа
оврагов: первый тип осваивался городом параллельно развитию всей городской структуры,
второй тип начал осваиваться в более поздние периоды. Изначально разная функциональная
составляющая оврагов обусловила некоторые различия в процессе их освоения и
градостроительного развития. Второй тип – овраги с минимальным количеством
исторических слоев, в меньшей степени, освоенные и преобразованные городом.
Примерами оврагов первой группы являются расположенные рядом Ногайский и
Спасский овраги. Первый ограничен улицами Пушкина, Новомостовой, Октябрьской
Революции и Воровского. Второй – улицами Октябрьской Революции, Цюрупы,
Коммунистической и Воровского. Расстояние от них до центра города менее одного
километра.
Ко второй группе можно отнести неосвоенные овражные территории, с
неблагоприятными геоморфологическими условиями и часто с максимальной степенью
озеленения. Привлекательность градостроительного освоения данных территорий
обусловлена
местоположением
в
городской
структуре,
но
неблагоприятное
геоморфологическое строение не позволяет использовать эту категорию оврагов в полной
мере. К первому типу данной группы относится Свалочный овраг, расположенный в
Сафроновской слободе. Овраг с динамичными геологическими характеристиками, с
проявлением оползневых явлений, подвержен эрозии. Ограничен улицами Города Галле,
Пархоменко, Сибирякова и Златоустовской. Расстояние до центра города около трех
километров.
Вторым типом данной группы является овраг со стабильными геологическими
характеристиками, с высокой степенью озеленения, территория которого ограничена
улицами Вишерской, Тихорецкой, Шелководной и проспектом С. Юлаева. На сегодняшний
день это нетронутая рекреационная зона, расстояние от которой до центра города около пяти
километров.
В ходе дальнейшего исследования обозначенные четыре оврага были
проанализированы по емкостным и потенциальным характеристикам.
Потенциал характеризуется совокупностью всех показателей, связанных с
возможностью освоения этих территорий городом (рис.1). К таким показателям можно
отнести ресурсный, территориальный, ландшафтный и культурный аспекты освоения.
Анализ исторического развития этих территорий позволил визуально представить изменения
этих показателей в виде карт и графиков.
Рис.1. Потенциальные характеристики территории на сегодняшний период.
Сост. Г. Вахитова.
Для каждого оврага были составлены карты и пространственные модели, а также
графики преобладания той или иной качественной характеристики в определенный
исторический период.
Каждый овраг наряду с остальными городскими территориями переживал
интенсивные и экстенсивные периоды градостроительного развития. На территории
Ногайского оврага это проявилось в виде смены функций от изначально оборонительной и
сельскохозяйственной к ремесленной и селитебной в 18 веке и к административной и
культурной в 19 веке в связи со становлением города административным центром
Оренбургской губернии. В 20 и начале 21 века территория характеризуется высокой
динамикой смены функций и интенсивным освоением.
Аналогичные процессы происходили и на территории Спасского оврага, но площадь
территории и более глубокое расположение на полуострове внесли некоторые отличия в
характер его освоения городом. Начало градостроительного освоения данного оврага
приходится на другой период развития города, что отразилось на динамике
градостроительных процессов и на его функциональном насыщении, однако в современных
условиях эти два оврага имеют схожие черты развития, поскольку оба располагаются в
исторической части города.
Овраги второй группы не подвергались столь сильному внешнему воздействию.
Отчасти в силу того, что эти территории находились в отдалении от центра города, отчасти из-за функционального насыщения прилегающих территорий, которые зачастую усугубляли
и без того неблагоприятные геоморфологические условия, служившие препятствием
освоению данных оврагов. В частности, анализ влияния внешнего воздействия на
территорию Свального оврага показал, что развитие прилегающих территорий началось
позже первых двух оврагов, только в 19 веке, в связи с отдаленным местоположением от
центра города. Преобладание промышленности на прилегающих к оврагу территориях и
преимущественно экстенсивный характер развития города привели к выделению оврагов из
городской ткани как неудобных для освоения территорий. В последующий интенсивный
период происходит постепенная утрата промышленной функции этой части города,
проявляются административная и торговая функции. На сегодняшний день наряду с
административной наблюдается небольшое развитие селитебной функции, что начинает
сказываться и на освоении оврага.
Анализ внешнего воздействия на территорию оврага, ограниченного улицами
Вишерской, Тихорецкой, Шелководной и проспектом С. Юлаева, показал, что развитие
прилегающих к оврагу территорий началось только с середины 20 века и первоначально
здесь преобладали селитебная и сельскохозяйственная функции. Затем их сменили
образовательная, промышленная, административные функции. На сегодняшний день
преобладание уходит в сторону селитебной и административной функций.
В целом, анализируя овражные территории с точки зрения их потенциала, можно
сделать вывод, что развитие оврагов имело пульсирующий и цикличный характер. За
границами овражных территорий он совпадает с пульсацией города, но, заходя на
территории оврагов, динамика пульсаций усиливается. Добавляется геоактивность самих
овражных территорий, напрямую связанная с емкостными показателями оврагов.
Емкость характеризуется уровнем антропогенной нагрузки, которую могут выдержать
исследуемые территории без необратимых последствий (рис. 2).
К емкостным характеристикам можно отнести: уклоны поверхностей, относительные
и абсолютные высоты, физические параметры степени освоенности территории,
геологические характеристики. Анализ емкостных характеристик выявляет картину
внутреннего устройства оврага и его современное состояние. Результаты вычисления
емкостных параметров были визуализированы в пространственных моделях, затем, в
зависимости от полученных характеристик, было проведено зонирование склонов от
благоприятных для освоения до неблагоприятных. Потенциальные и емкостные
характеристики отразились в разработанной проектной модели бесконфликтного
взаимодействия городской ткани с овражной территорией.
Рис.2. Емкостные характеристики, профиль. Сост. Г. Вахитова.
Рис.3. Структурные элементы оврага. Сост. Г. Вахитова.
В модели идеального оврага представлены разные способы и механизмы
подключения города к овражным территориям как к источникам экологической
устойчивости: архитектура и благоустройство, рекреация, инфраструктура. Каждый из трех
видов взаимодействия оврага с городом классифицируется по масштабу и значению в
городской структуре.
Для работы механизмов подключения необходимо сбалансированное воздействие на
тот или иной структурный элемент оврага (рис. 3). Основными структурными элементами
оврага являются дно, склон, бровка и искусственно засыпанное устье – это новый
структурный элемент, образовавшийся вследствие урбанизации данной территории (рис. 4).
Рис.4. Принципы работы склона, воронки, оврага и искусственно закрытого оврага.
Сост. Г. Вахитова.
Рис.5. Модель идеального оврага. Сост. Г. Вахитова.
На дне оврага скапливаются вредные вещества, от тяжелых металлов в воздухе до
вредных загрязнений в воде, их накопление происходит из-за неправильно устроенной
ливневой системы либо из-за засыпания устья. Поэтому основным средством
сбалансированного воздействия на данном уровне являются инженерные мероприятия,
направленные на выведение вредных веществ и оздоровление окружающей среды [4].
В мировой практике существуют различные варианты решения проблем очищения
городской среды. Одним из таких устройств являются скрубберы – устройства,
используемые для очистки твёрдых или газообразных сред от примесей. Принцип работы
такой системы изначально был применен на производстве. Но на сегодняшний момент идет
разработка и внедрение скрубберов в городскую среду. Такие системы независимы и
работают от энергии солнечных батарей.
Со склоном происходит стабилизационная работа – от укрепления склонов
озеленением до их террасирования системой экологических зданий с преобладанием зеленых
насаждений, которая и обеспечивает стабилизацию и оздоровление склона. Например, одной
из последних инноваций по очистки воздуха стали фасадные модули, разработанные
берлинской компании Elegant. Модули содержат в себе диоксид титана, запускающий
процесс очистки при контакте с солнечным светом. Prosolve370e может нейтрализовать
оксид азота, оксид серы, летучие органические соединения и другие загрязнения.
Самый верхний структурный элемент оврага – бровка – может быть представлен
архитектурой лэндформа как максимально бесконфликтный шов между поверхностью
архитектуры и земли, городом и природой.
На примере модели идеального оврага (рис. 5) можно проследить основные виды
взаимодействия антропогенного и природного ландшафтов на каждом структурном
элементе. В самом центре модели происходит выплеск экологической энергии, очищающей
и стабилизирующей городскую среду [5]. Данная модель может работать в качестве
ландшафтного и градостроительного инструментов. В существующей проектной ситуации
модель может применяться для решения как локальных проблем, так и для комплексных
градостроительных задач.
Библиография:
1) Зорина, Е.Ф. География овражной эрозии / Е.Ф. Зорина.— М.: изд-во МГУ, 2006. –
252-270с.
2) Синенко, С.Г. Неторопливые прогулки по Уфе. Городской путеводитель. /
С.Г. Синенко — Уфа: Китап, 2010. – 376 с.
3) Баймуратова, С.Х. Динамика освоения неудобных территорий в структуре
крупного города (на примере города Уфы): дис. ... канд. арх.: 05.05.04.— Защищена
2005;.- М, 2005. – 175 с.
4) Владимиров, В.В. Расселение и экология/ В.В. Владимиров. – М.: Стройиздат,
1996.–392 с.
5) Расулева, Ю.В. Имплозия. Схемаформа / Ю.В. Расулева, Р.Ф. Баймуратов, И.Н.
Сабитов, К.А. Донгузов — Нефтегазовое дело, 2012. – 100 с.
NATURAL AND ANTHROPOGENIC URBAN LANDSCAPES INTERACTION
S. Baymuratova,
PhD (Architecture), Associate professor, Department of Architecture,
USPTU, Ufa, Russia, e-mail: [email protected]
Yu. Rasuleva,
PhD (Architecture), Professor, Department of Architecture,
USPTU, Ufa, Russia, e-mail: [email protected]
G. Vakhitova,
Architect, JSC Creative Architectural Firm «Archproject», D. Winkelman’s architectural studio,
Ufa, Russia, e-mail: [email protected]
Urbanistic problem of anthropogenic and natural environment interaction is connected first of all with
the natural ecological urban structure change. Ravine territories here can become the object of research and
the models of ravine territories interaction with the city – its subject.
Development of these models must be directed on forming of the mechanism that connects the city
with ravine territories as sources of ecological steadiness. In present project situation such models can be
used for not only local, for example, landscape problems solutions, but also complex town-planning tasks.
Key words: urbanism, anthropogenic landscape, natural landscape, cultural landscape, ecological
steadiness
References:
1) Zorina, E.F. (2006) Geography of ravine erosion. Moscow: Moscow State University
Publishing (in Russian).
2) Sinenko, S.G. (2010) Unhurried walk in Ufa. Cityguide-book. Ufa: Kitap (in Russian).
3) Baymuratova, S. Kh. (2005) Dynamics of inconvenient territories mastering in the big
city structure (on the example of Ufa). PhD dissertation. Moscow (in Russian).
4) Vladimirov, V.V. (1996). Settling and ecology. Moscow: Stroyizdat (in Russian).
5) Rasuleva, Yu., V., et al. (2012) Implosion Schemeform. Ufa: Neftegazovoe delo (in
Russian).
Скачать