Документ 2241928

Реклама
среди корней на сухой земле. Он тыкался в
изгородь мордочкой, стучал по ней
передней лапой, что-то мурлыча сам себе.
Она потрепала Джейм​са по холке, но кот не
обратил на нее внимания.
— Старый ты дуралей, — сказала ему
Анна, — ну что ты здесь нашел?
Какие-то остывшие ошметки и обрывки
плоти, раскиданные по земле. Если не
считать размера и цвета, совсем как
внутренности. Изгибы напомнили ей
свиную печенку. Органы слабо светились.
Анна подобрала с земли кусок и тут же
уронила — он был теплый. Кот восхищенно
подскочил, поймал кусок и принялся его
трепать.
— Джеймс, — сказала Анна, — ты
отвратителен.
Потом, натянув садовые перчатки, в
каких обычно подрезала бархатцы, Анна
сунула
пару-тройку
объектов
в
пластиковый пакет и отнесла обратно в
дом. Опорожнила на стеклянное блюдо.
Выложенные на рабочий стол, выглядели
они как любая требуха — непривычными
являть себя миру. Цветом вроде настоек в
колбах, которые Анна девчонкой еще
видела на витринах аптек, — синие,
зеленые, глубоко-марганцовые, но уже
слегка поблекшие и обретающие на свету
галогеновой лампы кислотные оттенки.
Анна выудила из шкафчика свой лучший
вюстхофский
нож,
но
тут
же,
разнервничавшись, положила обратно.
Осмот​рев содержи​мое блюда с разных
ракурсов, она отправилась звонить Марни.
— Ты зачем звонишь? — спросила Марни
минут через пять.
— Я так думаю... я просто хотела с тобой
поделиться своим счастьем. По разным
поводам. Я так счастлива была.
Анна понимала, что на первый взгляд это
утверждение аб​сурд​но. На третьем десятке
она страдала анорексией и дважды неудач​но покушалась на самоубийство. Первый
муж, Майкл, — не лучший выбор —
однажды ночью ушел в море на МэннХилл-Бич к югу от Бостона и не вернулся.
Тела его так и не нашли. Талант​ливый
человек, но весьма неуравновешенный.
«Он был за​мечательным человеком, —
говорила Анна тем, кто спрашивал о Майк​ле, — но принимал многие вещи слишком
близко к сердцу». С тех пор она успела
снова выйти замуж, родить Марни и
прожить жизнь. Ее совместную жизнь с
отцом Марни, довольно неплохую, сперва в
Лондоне, а затем в этом тихом дорогом
доме у реки. Майкла такая жизнь не
устроила бы. Ему жизнь вообще давалась с
трудом, как своеобразное наказание.
— Никто из нас толком не понимал, как
жить, — сказала Анна.​
— Анна...
— У него были трудности.
Марни молчала.
— Ну, ты знаешь, — сказала Анна. — На
сексуальной почве. Твой отец в этом
отношении был куда лучше.
— Анна, эта информация для меня
избыточна.
Марни родилась из чувства вины и
облегчения, вызванного пропажей —
потерей — Майкла в ту ночь на МэннХилл-Бич. Озадаченная Анна вернулась
домой в Лондон и бросилась в постель к
первому встречному. Только так можно
было примирить​ся с собой, особенно на
таком расстоянии оттуда. Она ни о чем не
жалела, хотя временами воспоминания
заставляли ее относиться к Марни с
особенной нежностью. Тут ее посетила
внезапная обескураживающая вспышка:
Майкл согнулся над ней во тьме, и кто-то
из них говорит нечто вроде: «Искры! Везде
искры!»
— Анна? Анна, мне идти надо. Поздно
уже. Полночь.
— Ой, правда, дорогая?
— Тебе завтра к доктору Альперт, —
напомнила ей Марни.
— Боюсь, что я не помню в деталях
зачем, — ответила Анна неуверенным, но
исполненным протеста тоном.
— Хорошо, что я все записала.
Анна, испытав неожиданный прилив
зависти и любви, произнесла:
— О, Марни, надеюсь, тебе нравится
секс. Было бы отвратительно думать, что
ты лишена столь прекрасной услады.
Скачать