Посвящения Оке Ивановичу Городовикову.

Реклама
Мана генерал Ока
Куукан Анатоль
Хөр күртлән Ока
Хөөнә ард дахла,
Хатуч баячудин зовлңгиг
Халун цогцарн даана.
Хальмгудин һашута җирһлиг
Теегин үрн үзнә,
Теднлә көвүн зөрәд
Төрскән сулдхкар ухална.
Ока хальмгудтаһан босна,
Октябьрск революцд орлцна,
Олн келн әмтнә
Ончта җирһл харсна.
Советск республик тогтад
Седкл төвкнү авчатл,
Теңгс-дала һатцас
Тован капиталистнр тосхна.
Теднә дөң күләҗәсн
Тенсн баячуд босцхана
Тенд-эндәс мөлкәд,
Туслң республикүр дәврнә...
Мана генерал Ока: шүлгин тасрха // Куукан, А. Җивр: шүлгүд болн поэм /
Куукан Анатоль. – Элст: Хальмг дегтр һарһач, 1967. – Х. 7-8.
Аакун бумб
Сусен Аксен
Тавн наста кеернь
Татлһиг учрт авчахш.
Төмр киитн уудыг
Таслхтдан күргҗ күтдлҗәнә.
Өмн хойр көлнь
Өврм сәәхн ишкдлтә,
Ардк хойр көлнь
Алд, алд алцхта.
Хунын дүрстә күзүтә,
Холын хаалһд дасмһа,
Дал, таша, нурһарн
Дегц, тегш шинҗтә.
Эмәл, татурасн үргсн
Эмнг мөрнә авъяста
Делсәд, довтлад одхла,
Делнь дуулм янзта.
Эзнь – теегин үрн –
Эңкр мана Ааку, –
«Җаңһрт» келгддг мет,
Җигтә сәәхн баатр.
Сусен, А. Аакун бумб: шүлг // Сусен Аксен / Хальмг Үнн. – 1984. – 29
сентября (№ 168). – Х. 3.
Наш Ока
Санджи Каляев
Золото рассыпал день осенний
По деревьям вызревших садов,
Силы набирая в отцветенье.
Жизнь идет ступеньками годов.
Жизнь идет, и с ней идти непросто.
Он прошел свою не налегке.
Было бы сегодня девяносто
Нашему могучему Оке.
Было б девяносто... Но не стало.
Жизнь его прошла не без следа –
Он глядит сегодня с пьедестала
Памяти народной сквозь года.
Применяют люди к жизни мерку –
Сколько прожил: сорок или век...
Но приходит Вечность на поверку –
И не жил как будто человек.
Был – и нет, растаял робкой тенью,
Сгинул искрой, выпав из огня.
Будто пыль взметнулась на мгновенье
Под копытом пылкого коня.
Жизнь людскую меряют не годы –
Дни свершений, подвигов, борьбы.
В жизни люди – сами коноводы,
Коноводы собственной судьбы.
Прожил жизнь свою Ока не сладко,
Чтоб зажечь светящий ныне свет.
Мне и вам он отдал без остатка
Богатырских восемьдесят лет.
Вижу сердцем взгляд его орлиный,
Портупеей стянутую грудь.
В жизни путь его не просто длинный,
Путь Оки – великий, честный путь.
Завещаю тем, кто вслед за нами
Путь продолжит дальше сквозь века:
Помните Оку. Он – наше знамя,
Наша честь и совесть – он, Ока.
Наш Ока: стихотворение // Каляев, С. Сын степей: стихи и поэмы / Санджи
Каляев; ред. Т. И. Петелина; худож. В.Е. Те; худ. ред. Е.Ф. Николаева. –
Москва: Изд-во «Советская Россия», 1974. – С. 24-25.
Шпага Городовикова
Давид Кугультинов
Вы генерала помните Оку?
Из-под усищ не видно подбородка...
Скуластый, смуглый... Сабля на боку,
Стремительная, легкая походка...
А постарел – стал тяжелее шаг,
Но скулам рябь морщинок побежала...
И до сих пор стоит в моих ушах
Чуть хрипловатый голос генерала!
Он говорил. И – словно тишина
Раздвинулась! А меж московских зданий
Зазвякали внезапно стремена!
И конница его воспоминаний
Нахлынула на нас!.. И генерал
Взглянул помолодевшими глазами,
Как будто вдруг он время зануздал
И, повернув, на полуслове замер.
Потом поднялся медленно и к нам
Вернулся с тростью тоненькой и гибкой.
Она была, как в вязи монограмм,
Вся в серебре.
И, как факир, с улыбкой,
Запрыгавшей в прищуренных глазах,
Как будто нам оказывая милость,
Он шпагу выхватил и сделал взмах,
И – взвизгнула она
и распрямилась!
Шпага Городовикова: отрывок из стихотворения // Кугультинов, Д. Я
твой ровесник: стихи и поэма / Давид Кугультинов; пер. с калм. Ю. Нейман и
др.; ред. Е. Н. Имбовиц; худож. И. А. Литвишко; худ. ред. И. Л. Лившиц. –
М.: Сов. Россия, 1968. – С. 55-56.
Из калмыцких степей, из-за Дона
Салават Городовиков
Из калмыцких степей, из-за Дона,
Смуглый всадник, раскосы глаза,
Славный сын кочего народа,
Кратко звонкое имя «Ока».
Верный конь нес его через годы,
Был бесстрашен полет орла...
А над степью сияют звезды
И всех ярче его звезда.
Городовиков, С.О. Из калмыцких степей, из-за Дона / Городовиков, С.О. Без
громких слов служа Отчизне... // Салават Городовиков // – Элиста: ЗАОр
«НПП «Джангар», 2013. – С. 11.
Открытие памятника Оке Ивановичу Городовикову
в Элисте в 1976 году
Даниил Долинский
Как будто только что клинок водвинул в ножны,
Коня он вздыбил и привстал, и руку поднял.
И – промеж пальцев потянулось солнце полдня,
Как будто иначе светилу – невозможно!
И были бьющие лучи – как будто стрелы
Его путей, где все атаки да погони...
И всем казалось: выпускал он их с ладони...
И все, дыханье затая, на них смотрели...
Какая стройка на окраине безлесной,
Какая улиц уходящих перспектива
Открылась с площади железного начдива,
Где сам начдив стоит, поистине – железный!
Вот-вот железно прозвучит его команда
И – даль расступится тотчас, и конной лавой
В огонь, за кровным за своим, а не за славой,
пойдут буденовцы лететь дорогой ада...
Вот-вот... Но нет!.. В тяжелой бурке из металла,
с рукою поднятой на уровне светила,
лицом к кормилице-степи, что возвратила
его навек, – в начале нового квартала
встречать рассветов медленную алость
он будет первым, как встречал их легендарно.
И будет солнце, поднимаясь, благодарно
К его ладони льнуть, пока светить осталось...
Открытие памятника Оке Ивановичу Городовикову в Элисте в 1976
году: стихотворение // Долинский, Д. Вторая половина дня: стихи / Даниил
Долинский; ред. О. Манджиев; худ. ред. Ф. Дубров. – Элиста: Калм. кн. издво, 1980. – С. 69-70.
Скачать