Мнение эксперта: О реализации принципа рыночной экономики

Реклама
Проект «Конституционный мониторинг»
Мнение эксперта: О реализации принципа рыночной экономики в России
Татьяна Сырунина – эксперт Института права и публичной политики, проекта «Двадцать лет
демократического пути: укрепление конституционного порядка в современной России», ведущий
консультант управления конституционных основ публичного права Конституционного Суда
Российской Федерации
Статья 8 Конституции РФ провозглашает, что в Российской Федерации гарантируются среди прочего
поддержка конкуренции и свобода экономической деятельности. В условиях современного состояния
экономики, свидетельствующего о высокой степени ее монополизации и бюрократизации,
усугубляемых коррумпированностью государственного сектора и слабостью институтов, в том числе
института судебной власти, данные принципы выглядят в большей степени декларацией. Это
подтверждается статистикой: согласно составляемому Всемирным банком рейтингу стран по условиям
ведения бизнеса Россия занимает 120 место из 183 государств[1]. Индекс экономической свободы,
ежегодно рассчитываемый исследовательским центром Heritage Foundation, относит Российскую
Федерацию к категории «преимущественно несвободных» стран и располагает ее на 144-м месте, ниже
таких государств, как Лаос, Сирия, Вьетнам, Камерун, Пакистан, Мали и др[2]. Кроме того, в
соответствии с составляемым организацией Transperency International индексом восприятия коррупции
Россия в 2011 году занимает 143 место из 178 стран, имея более высокий уровень коррупции, чем,
например, в Никарагуа, Ливане, Танзании, Вьетнаме и т.д[3].
Невозможность свободного развития экономики по рыночному типу при данных показателях
осознается властью. Так, сразу после вступления в должность новый Президент Российской
Федерации подписал Указ от 7 мая 2012 года № 596 «О долгосрочной государственной экономической
политике»[4], в котором Правительству РФ поручено принять меры, направленные на «повышение
темпов и обеспечение устойчивости экономического роста, увеличение реальных доходов граждан
Российской Федерации, достижение технологического лидерства российской экономики». При этом от
Правительства требуется, в частности, повышение позиции Российской Федерации в рейтинге
Всемирного банка по условиям ведения бизнеса со 120-й в 2011 году до 50-й — в 2015 году и до 20-й —
в 2018 году.
Как достичь реального исполнения таких амбициозных замыслов – в тексте Указа приведены несколько
направлений для будущих преобразований. Предлагается, например, обеспечить до 1 января 2015
года существенное сокращение сроков прохождения процедур субъектами предпринимательской
деятельности и стоимости этих процедур в различных сферах государственного регулирования;
реализовать до 1 ноября 2012 года мероприятия по упрощению бухгалтерской (финансовой)
отчетности для отдельных категорий субъектов экономической деятельности; и даже создать до 1
декабря 2012 года институт уполномоченного по защите прав предпринимателей.
Предлагаемые изменения, в случае их грамотной проработки и эффективной имплементации, должны
некоторым образом улучшить ситуацию. Однако думается, что проблема и пути ее решения лежат
гораздо глубже.
Во-первых, свобода экономических отношений есть составная часть свободы в широком смысле.
Обществу, в котором политическая и правовая системы жестко контролируются центральной властью,
очень сложно обеспечить реальную свободу и независимость частных субъектов в экономической
сфере. Развитию малого и среднего предпринимательства в большей степени, чем предлагаемые
«точечные» меры, благоприятствует развитие гражданского общества, основанного на началах
самоуправления и децентрализации. Кроме того, для уверенного экономического развития необходимо
наличие широкой прослойки так называемого «среднего класса» или свободных собственников –
основных субъектов предпринимательства. В России же, наоборот, проводимые преобразования не
способствуют созданию такого класса, а лишь усиливают имущественное расслоение в обществе: по
© Сырунина Т., 2012
© Институт права и публичной политики, 2012
данным исследования, проведенного Высшей школой экономики, в повышении благосостояния,
ставшего возможным вследствие создания рыночной экономики, успешно участвуют только верхние,
наиболее состоятельные 20% населения. На долю верхних двух квинтилей приходится половина всего
прироста доходов. 40% населения с наименьшими доходами в настоящее время имеют меньший
доход, чем до начала экономических преобразований 90-х годов[5].
Во-вторых, развитие предпринимательства (в первую очередь малого и среднего) и модернизация
экономики возможны при наличии у собственников соответствующих стимулов. Ресурсодобывающая
направленность российской экономики разрушает стимулы к осуществлению преобразований,
демонополизации, развитию производственного и финансового секторов, а также сферы услуг. Таким
образом, для качественного «скачка» в показателях состояния экономики необходим выход из
сырьевой ловушки, который, однако, в краткосрочном плане не выгоден ни крупным компаниям, ни
государству, получающему огромную часть налоговых поступлений от нефтегазового бизнеса[6].
Фактически это означает, что переориентация экономики возможна только под действием внешних
факторов, например, существенного снижения мировых цен на энергоносители.
И, наконец, в-третьих, сама Конституция РФ содержит положения, тормозящие развитие в стране
рыночной экономики, основанной на началах свободы предпринимательства и поддержки конкуренции.
Статья 7 провозглашает Россию социальным государством, а значит, допускает принятие
перераспределительных мер, ограничивающих свободу экономической деятельности и создающих
преференции одним участникам рынка за счет других. Пределы вмешательства государства в
экономику, оправдываемого целями «создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и
свободное развитие человека», Конституцией не установлены, а значит, могут являться предметом
политического торга. Поскольку принцип социального государства, преследующий цель усилить
позиции слабых, неконкурентоспособных членов общества, кажется более понятным и «гуманным», и,
как следствие, является более популярным среди электората, чем принцип свободного рынка с его
жесткими и «бездушными» правилами игры, неминуемое столкновение данных принципов часто
разрешается именно в пользу первого.
Таким образом, несмотря на провозглашение на самом высоком – конституционном – уровне
ценностей рыночной экономики, для стимулирования с их помощью качественных преобразований
необходима совокупность экономических, политических и правовых мер, более глубоких, чем
предлагаемые в настоящее время. Движение к идеалу диверсифицированной рыночной экономики
может занять много лет и даже десятилетий, и главное, чтобы в этом длительном процессе не был
потерян основной вектор.
[1] http://russian.doingbusiness.org/rankings. 120-е общее место России согласно рейтингу «Ведение бизнеса 2012»
складывается из таких показателей, как регистрация предприятий (легкость открытия бизнеса) — 111-е место, получение
разрешений на строительство – 178-е место, подключение к системе электроснабжения – 183-е место, регистрация
собственности – 45-е место, кредитование — 98-е место, защита инвесторов – 111-е место, налогообложение – 105-е
место, и некоторых других.
[2] http://www.heritage.org/index/Ranking.
[3] http://cpi.transparency.org/cpi2011/results/.
[4] http://www.pravo.gov.ru, 07.05.2012.
[5] Доклад НИУ-ВШЭ «Уровень и образ жизни населения России в 1989—2009 годах» //
http://www.hse.ru/data/2011/04/05/1211687550/Mode_of_life.pdf.
[6] Поступления от нефтегазового сектора в последние годы (2010—2011) составляют около 50% от всех доходов бюджета
РФ. Об этом см. http://top.rbc.ru/economics/09/02/2011/540645.shtml, http://top.rbc.ru/economics/15/12/2011/630063.shtml.
2
Скачать