индивидуальный стиль исполнения социальных ролей

Реклама
индивидуальный стиль исполнения социальных ролей («творческая
индивидуальность»). Осознанно или неосознанно ими формируется
размытая или изменчивая идентичность. В Интернете можно
создать новую личность с новой биографией и именем и вступить в
коммуникацию с другими подобными. Он как раз и привлекателен
обезличенностью, а еще более – возможностью самому
конструировать образ собственного «Я». В виртуальных
сообществах тело не является «неотчуждаемой собственностью»:
все зависит от информации, которую сообщает о себе
пользователь. Можно стать кем угодно. По словам В. Лекторского,
возникает «расширенная реальность» и «виртуальная личность» и
формируется культура «реальной виртуальности», развивающаяся
в особом «киберпространстве» и «вневременном времени» – по
М. Кастельсу.
Совершенствование симуляционных технологий расширяет
перечень
возможностей
для
конструирования
более
«правдоподобных» новых реальностей. В данных виртуальных
мирах реальностью становятся знаки и информация, текст и
гипертекст,
«симулякры»
культуры,
которые
опосредуют
социальные процессы в обществе. Реальность как таковая с
живыми людьми и ситуациями перестает быть единственным
исходным объектом и предметом отражения системой средств
массовой информации и коммуникации. Накопленные человеческим
опытом образы, символы, знаки оказались самодостаточными для
воспроизводства и организации в качестве мнимой, виртуальной
реальности.
Таким образом, развитие современных инфокоммуникативных
технологий, особенно симуляционных, открывает не только новые
возможности для творческого развития личности, но в то же время
заключает угрозу, ставящую под вопрос существование культуры, а
следовательно, и бытие самого человека, поскольку человек вне
культуры не мыслится.
Е.В. Фаленкова
Феномен духовного странничества. История и современность
«История – это состарившаяся современность». Такое
утверждение можно встретить достаточно часто, оно вполне
обоснованно. Разве изменилась душевно-духовная сторона
человеческой жизни? Разве перестали действовать моральноэтические, духовные законы? Как бы человек не хотел прожить и
без них, веря, что свободен, – эти законы непреложны, они
действуют незримо и всегда ведут к результату.
158
Современный человек не перестал задаваться и вопросами
смысла своей жизни, не перестал жаждать познания и откровения
свыше.
Можно
наблюдать,
насколько
сильно
сегодня
интенсифицируются духовные поиски. Примером может служить
стремление современного человека прикоснуться к истокам своей
культуры, закрепленной в ее религиозной традиции, восстановить
некогда забытые формы сомоидентичности. К таковым относятся
культурное и религиозное паломничество, странничество.
Исследования,
раскрывающие
специфику
феномена
паломничества, ведутся сегодня достаточно активно. В то же время
часто исследователи не разводят понятия культурного и
религиозного паломничества, странничества, что приводит к
противоречивости в оценке данных традиций в целом. Обозначить
границы феномена странничества и показать, насколько данное
явление самобытно, многогранно и насколько отлично от
сакраментальной формы паломничества, довольно сложно, но
весьма необходимо, ведь в русском странничестве современный
человек может обнаружить откровение собственных религиозных и
духовных вопрошаний, оценить своеобразие и многогранность
отечественной духовной культуры.
Духовное странничество сочетает в себе ряд характеристик,
свойственных паломничеству как религиозному ритуалу, однако
заключает
и
оригинальные
формы
самоидентичности.
Воспринимаемое русским дореволюционным сознанием как особое
духовное состояние человека, как преемственность подвигов
первых христиан, подражающих Христу, учившему полностью
предаться воле Божьей и «искать прежде Царства Божия и правды
Его» (Мф., 19:34) и почитание которого закреплено святым
апостолом Павлом: «Страннолюбия не забывайте, ибо через него
некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам» (Евр. 13:2)
странничество некогда заняло особую нишу в социально-культурной
жизни общества и поддерживалось религиозной ментальностью.
Как феномен странничество сформировалось в русле
религиозной культуры. Определим смысл понятий «странник»,
«странничество».
В словаре В. Даля «странник» – «богомолец, нищий»;
С.И. Ожегова – «человек, странствующий пешком, ходящий на
богомолье»; в
святоотеческом
толковании
«странник»
–
«христианин, уверенный в действиях промысла Божия, покоряется
святой воле Его, и познает, что в здешней юдоли он есть странник,
идущий в свое Отечество»1.
1
Пр. Макарий Оптинский Письма к мирским особам. М., 2011.
159
В ряде исследований1 странничество считается сопряженным с
такими понятиями, как бродяжничество, скитальчество и
тунеядство. В связи с чем, возникает необходимость развести
феномен странничества с названными явлениями социальной
жизни.
Обратимся к значению слов. Тунеядец, как и праздный человек,
в исследуемых словарях В.И. Даля, С.И. Ожегова и Д.Н. Ушакова
имеет общее определение «живущий на чужой счет, чужим трудом,
бездельник, паразит, дармоед»2; «Бродяжничать – скитаться без
цели, вести бродячий образ жизни»3; «Скитальчество – действие по
значению глагола скитаться; передвижение, часто без цели или
определённого направления»4. Если мы возьмем весь блок слов,
характеризующих «скитальчество», то увидим, что лишь в одном
своем аспекте – там, где речь идет о корневом слове «скит» – это
явление соотносится с религиозной жизнью.
Таким образом, анализ исследуемых терминов показывает, что
феномен странничества – это самостоятельное явление, сущность
которого связана с религиозными и духовными исканиями человека.
Сравнительно новым направлением в науке становятся работы,
посвященные рассмотрению странничества как пространственного
перемещения различных социальных групп. В этом же в русле
исследователи рассматривают и традицию паломничества. Нередко
можно встретить утверждение: «слово странник связано с
паломничеством, потому что странники, совершая путешествия,
переходили от монастыря к монастырю, от святыни к святыне». Это
не вполне объективно. Наиболее точно выражает суть
паломничества такие термины как «богомолье» и «поклонничество»
(как поклонение святыне).
Несмотря на то, что в паломничестве ясно просматривается
национальное самосознание и духовный опыт русского народа, а
сквозь призму перемещения выявляются духовные основы
отечественной культуры, данное явление все же носит иной
характер и подразумевает иную цель, нежели странничество.
Во-первых, массовость, стихийность паломничества уже
отделяет его от инаковости странника. Во-вторых, паломник
ограничен пространством. Он «совершает путешествие к Святой
земле и другим географическим местностям, имеющим сакральное
значение с целью поклонения и молитвы». Кроме того, «паломник –
это человек, следующий прямым и сознательно выбранным путем».
1
Шляков А.В. Бродяжничество как феномен повседневной культуры: автореф. дис. … канд. социол. наук. Тюмень, 2009.
2
Ушаков Д.Н. Толковый словарь русского языка. М., 2001.
3
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1988.
4
Скитальчество. (Электронный ресурс). URL: http://ru.wiktionary.org/wiki
160
Странник же стремится духовно преобразиться, приблизиться к
одухотворению тленной плоти, углубляется в самопознание и
ставит себе задачей духовное самосовершенствование. В
экзистенциальном
смысле
он
не
имеет
определенной
пространственной ориентации, векторность придается лишь
внутреннему движению.
Духовное странничество – явление, характерное исключительно
для русской жизни, ставшее в связи с принятием православного
вероисповедания особенностью русского характера, русского
менталитета. Так, например, Н.А. Бердяев в «Русской идее»
характеризует
феномен
духовного
странничества
как
специфическое, свойственное исключительно русской душе
явление: «Эсхатологическая устремленность принадлежит к
структуре русской души. Странник ходит по необъятной русской
земле, никогда не оседает и ни к чему не прикрепляется. Странник
ищет правды, ищет Царства Божьего, он устремлен вдаль».
Постановка вопроса об истоках духовной жизни и духовном
странничестве встречается в трудах В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева,
Б.П. Вышеславцева, И.А. Ильина, Н.О. Лосского, В.В. Розанова,
С.Н. Трубецкого. Многочисленные примеры русского странничества
художественно описаны выдающимися отечественными классиками:
Н.С. Лесковым, В.Г. Короленко, Ф.М. Достоевским, Л.Н. Толстым,
А.П. Чеховым.
Следуя религиозным (православным) канонам, основываясь на
опыте отцов церкви, житийной литературе, Евангельских текстах и
посланиях святых апостолов определяются следующие виды
духовного странничества: монашество (схимничество, иночество);
отшельничество (пустынничество, затворничество, молчальничество);
духовное странничество в миру. Такой подвижник ведет жизнь
сообразно духовным евангельским ценностям, например: любовь,
милосердие, кротость, смирение. При этом онтология бытия такого
странника скрыта от глаз обывателей, и чем большие духовные
ценности присутствуют в этом человеке, тем больше он их скрывает
от внешнего мира, дабы не рассеиваться и не выказать себя святым
или праведным. По мысли богословов такой вид духовного
странничества является одним из самых сложных подвигов и
требует немалого духовного опыта.
Можно заключить, что странничество в целом, несмотря на то,
что уже на самых ранних стадиях своего развития приобретает
различные характеристики и значения (хождение по миру и
затворничество, поиск Божественной Истины на дорогах и поиск
Бога внутри себя, инаковость), воспринимается как подвиг борьбы
со своими страстями, помыслами, со своей человеческой природой.
161
Этот подвиг обусловлен определенными действиями: уклонение
от мирской жизни, следование примеру Христа и его учеников,
праведность, православное вероисповедание, рассудительность,
подвижничество, осознание своей греховности, нестяжательство,
инаковость, смирение, нищета, кротость, непрестанное молитвенное
правило, милосердие, покаяние.
В современном мире феномен странничества как проблема
духовного поиска себя в религиозно-пространственных перемещениях
вновь актуализируется. Диалектика социально-экономической и
культурной стабильности и нестабильности, устойчивости и
изменчивости создают, как это ни парадоксально звучит,
благоприятную почву для странничества. Для российского общества
это приобретает актуальность в связи с тем, что человек при
переходе из советского в постсоветское общество теряет устои в
своей жизни, происходит изменение массового сознания во всех
сферах жизни общества.
Как социокультурный феномен прошлого и современности
странничество является объектом изучения практически всех наук о
человеке и обществе. Символ пути предстает в качестве
универсального концепта человеческой культуры, так как передает
сущность всего бытия – его непрерывное движение. Вместе с тем
концепт пути, приобретая с течением времени новые смыслы,
способен к своеобразному преломлению в сознании отдельного
индивида.
Поэтому сегодня так важно понять и учесть исторический опыт
такого уникального самобытного явления, как русское духовное
странничество, выявить именно эту специфику перемещения
человека, увидеть в ней связь с религиозно-духовными исканиями,
культурными устоями, достижением полноты смысла жизни.
Е.В. Филиппова
Механизмы реализации контактоустанавливающего потенциала
обращения в условиях культурной универсализации
Развитие современной цивилизации поставило проблему
глобализации мира, адекватную вызовам XXI века. В условиях
глобализирующего мира происходят процессы, формирующие
общечеловеческие интересы и ценности. В этой связи особую
актуальность приобретают тенденции культурной универсализации,
которые находят отражение в сосуществовании различных
культурных элементов в едином общечеловеческом пространстве
(Cоколов, 2010, с. 410). Так, во всех человеческих языках
162
Скачать