Льняное масло. Научные исследования

Реклама
Льняное масло
Flaxseed (linseed) oil
Альфа-линоленовая кислота АЛК
Alpha-linolenic acid ALA
Научные исследования
Автор-составитель Лыжин А.А.
Центр Фунготерапии
г.Челябинск, ул.Блюхера, 51
тел.: (351) 225-17-05, 230-31-49
www.фунго.рф
Июнь, 2014
1
Nutr Hosp. 2012 Sep-Oct;27(5):1598-604. doi: 10.3305/nh.2012.27.5.5907.
Flaxseed energy and macronutrients balance.
Gonçalves de Oliveira C1, Rodrigues Ferreira Cruz AC, Mayumi Nakajima V, Bressan J, de C Gonçalves
Alfenas R, Mattes RD, Brunoro Costa NM.
1Department of Nutrition, Universidad Federal Juiz de Fora, Juiz de Fora, MG, Brazil.
cristiane.oliveira@ufjf.edu.br
Flaxseed has functional properties in the reduction of the risk of chronic non-communicable diseases such
as cardiovascular disease, diabetes and cancer. Regardless of its high energy density, the consumption of
flaxseed tends to promote body weight maintenance. The purpose of this study was to evaluate energy and
macronutrient balance after flaxseed consumption.
SUBJECTS/METHODS: Twenty four healthy volunteers were allocated into 3 experimental groups, when
they consumed flaxseed (FS), defatted flaxseed flour (FF), or flaxseed oil (FO). During the control period they
were provided a diet without flaxseed products for 7-9 days. Following that diets containing 70 g of one of
the flaxseed products were consumed for another 7-9 day- period. Test foods were consumed exclusively in
the laboratory and fecal excretion was collected during the study. There was a higher energy excretion (P <
0.05) in the FF and FS groups, compared to their control and FO group.
RESULTS: The excretions of total lipid and the PUFA α-linolenic acid were higher in FS group (P < 0.05).
CONCLUSIONS: The intake of 70 g/day of FS and FF raised lipid and energy excretion, which may mitigated
the effect of flaxseed consumption on body weight.
Льняное энергии и макроэлементы баланса.
Льняное имеет функциональных свойств, снижение риска хронических
неинфекционных заболеваний, таких как сердечно-сосудистые заболевания, диабет и
рак. Независимо от его высокой плотностью энергии, потребление льняного семени,
как правило, стимулирует поддержания веса тела. Целью данного исследования было
оценить энергию и макроэлементов баланс после льняное потребления.
Предметам/методы: двадцать четыре здоровых добровольцев были выделены 3
экспериментальных групп, когда они пили льняное (FS), крупа льняное семя, мука (FF),
или льняного масла (FO). В течение контрольного периода, в который они были
предоставлены диету без льняное продукции в течение 7-9 дней. Следующее, что
диеты, содержащие 70 g одного из льняного продукты были израсходованы еще на 7-9
дней. Тест продукты были израсходованы исключительно в лабораторных, так и
выведение каловых собранные в ходе исследования. Там был высокий энергетический
экскреции (P < 0,05) в FF и FS групп, по сравнению с их ведома и контроля, FO группы.
Результаты: выделениями общих липидов и жирных кислот (PUFA) линоленовая кислота
были выше в FS группы (P < 0,05).
Выводы: поступление 70 г/сут (ТЭО) и FF поднял липидов и энергетических шлаков,
которые могут смягчить эффект льняное потребления на вес тела.
Asian Pac J Cancer Prev. 2011;12(9):2385-92.
Cancer chemopreventive potential of the Egyptian flaxseed oil in a rat colon carcinogenesis bioassay-implications for its mechanism of action.
Salim EI1, Abou-Shafey AE, Masoud AA, Elgendy SA.
1Department of Zoology, Faculty of Science, Tanta University, Tanta, Egypt.
elsayed.salim@science.tanta.edu.eg
The possible chemopreventive effects of natural Egyptian flaxseed oil on preneoplasia and cancer
formation were investigated in a rat medium-term colon carcinogenesis bioassay. Male Wistar rats were
divided into 6 groups. Groups 1, 3 and 5 were initiated by 1,2-dimethylhydrazine (DMH) 20 mg/kg body
weight s.c. 8 times, twice a week to initiate colon carcinogenesis. Groups 1 and 3 received 20% or 5%
flaxseed oil respectively in diet in post initiation stage until the end. Groups 2 and 4 served as a flaxseed dose
2
corresponding controls without carcinogen initiation, while rats in group 6 served as negative controls.
Distribution and total numbers of aberrant crypt foci (ACF), putative preneoplastic lesions, particularly those
with ≥4 aberrant crypts (ACs), and the numbers and sizes of colon tumors (adenoma and carcinoma) were
significantly decreased by both treatment doses of flaxseeds as compared to group 5. Histochemical
investigation revealed that the numbers of mucus-secreting cells in the colonic mucosa were reduced
gradually during progression of colon carcinogenesis. Intriguingly, flaxseed oil caused the numbers and
integrity of the mucus-secreting cells to retain close to normal levels and in a dose dependent manner.
Moreover, the hematological parameters were almost constant between the groups particularly at the dose
of 5% as compared to groups 5 and 6. PCNA-labeled indexes (PCNA-LI) in the DMH-initiated colonic mucosa
were found to be decreased by both doses of flaxseeds administration. In conclusion, the present study
showed that the post initiation dietary administration of flaxseeds oil suppressed DMH-induced colon
carcinogenesis in rats without significant side effects. The mechanism is likely to be through its inhibitory
effects on early cellular proliferation and modulation of mucin secretion properties in the initiated colonic
mucosa.
Противораковые химические потенциал египетского льняное масло в крысу
канцерогенез толстой кишки биопроб--последствия для его механизм действия.
Возможные химические эффекты натурального египетского льняное масло на
preneoplasia и раковых образований были исследованы в крысу в среднесрочной
перспективе канцерогенез толстой кишки биопроб. Самцов крыс линии Вистар были
разделены на 6 групп. Группы 1, 3 и 5 были начаты в 1,2-диметилгидразин (DMH) 20
мг/кг массы тела подкожно. 8 раза, два раза в неделю, чтобы инициировать
канцерогенез толстой кишки. Группы 1 и 3 получили 20% или 5% - льняного масла,
соответственно, в рационе питания в пост зарождения до конца. Группы 2 и 4 служил
льняное дозе, соответствующей управления без канцерогенов возбуждение, в то время
как крысы в группе 6 служил в качестве отрицательного контроля. Распределение и
общее число аберрантных склеп очагов (АКФ), предполагаемых preneoplastic
поражений, особенно тех, с не менее 4 аномальным крипт (ACs), и количество и размер
опухолей толстой кишки (аденома и карцинома) были значительно сократился на обеих
терапевтических дозах он по сравнению с группой 5. Гистохимические исследования
показали, что количество слизи-секретирующих клеток в слизистой оболочки толстой
кишки были сокращены постепенно, в ходе прогрессирования канцерогенез толстой
кишки. Интересно, что льняное масло является причиной чисел и целостности слизисекретирующих клеток удерживать, близкого к нормальному уровня и в зависимости от
дозы образом. Кроме того, гематологические показатели были почти постоянными
между группами, особенно в дозе 5% по сравнению с группы 5 и 6. PCNA-меченых
индексов (PCNA-LI) в Департамент инициировал слизистой оболочки толстой кишки
оказались снизился в обеих дозировках он администрации. В заключение, данное
исследование показало, что пост инициации диетическое администрации нефти он
подавил ДМГ-индуцированный канцерогенез толстой кишки крыс без значительных
побочных эффектов. Механизм, скорее всего, будет через его ингибирующее влияние
на ранней клеточной пролиферации и модуляции муцина секреции свойства в
инициировал слизистой оболочки толстой кишки.
Bratisl Lek Listy. 2011;112(4):161-4.
Improved efficacy of prebiotic by flaxseed oil and horse chestnut in experimental colon cancer.
Hijova E1, Chmelarova A, Bomba A.
3
1Institute of Experimental Medicine, Faculty of Medicine, Safarikiensis University, Kosice, Slovakia.
hijova@pobox.sk
This experimental work was designed to investigate the efficacy of prebiotic by itself and in combination
with Hyppocastani extractum siccum, and Lini oleum virginale on selected parameters in rats with
dimethylhydrazine induced colon cancer.
METHODS: Rats were randomly divided into 5 experimental groups of 12 rats each. Rats were fed with
high fat (HF) diet containing 10 % of fat, supplemented by prebiotic at a dose of 2 % of HF diet itself and in
combination with Hyppocastani extractum siccum at a dose of 1 % of diet and Lini oleum virginale at a dose
of 2 % of diet. Two weeks after the start of the diet dimethylhydrazine injections in dose 20 mg/kg b.w. were
applied (DMH, Merck, DE), two times at week interval. The activity of beta-glucuronidase, concentration of
lipid parameters, bile acids and short chain fatty acids were determined.
RESULTS: Prebiotic and its combinations with selected substances significantly decreased the activity of
bacterial enzyme beta-glucuronidase (p<0.001). Bile acids concentration was significantly decreased (p<0.01)
excepting combination of prebiotic with Horse chestnut. Self applied prebiotic decreased (p<0.001) lipids
parameters (total cholesterol and triacylglycerols), and enhanced short chain fatty acids production.
CONCLUSION: Prebiotics have protective effect and may be the useful candidate agents for colon cancer
prevention and treatment. The application of selected bioactive food components supported the effect of
prebiotics.
Improved efficacy of prebiotic by flaxseed oil and horse chestnut in experimental colon cancer.
This experimental work was designed to investigate the efficacy of prebiotic by itself and in combination
with Hyppocastani extractum siccum, and Lini oleum virginale on selected parameters in rats with
dimethylhydrazine induced colon cancer.
METHODS: Rats were randomly divided into 5 experimental groups of 12 rats each. Rats were fed with
high fat (HF) diet containing 10 % of fat, supplemented by prebiotic at a dose of 2 % of HF diet itself and in
combination with Hyppocastani extractum siccum at a dose of 1 % of diet and Lini oleum virginale at a dose
of 2 % of diet. Two weeks after the start of the diet dimethylhydrazine injections in dose 20 mg/kg b.w. were
applied (DMH, Merck, DE), two times at week interval. The activity of beta-glucuronidase, concentration of
lipid parameters, bile acids and short chain fatty acids were determined.
RESULTS: Prebiotic and its combinations with selected substances significantly decreased the activity of
bacterial enzyme beta-glucuronidase (p<0.001). Bile acids concentration was significantly decreased (p<0.01)
excepting combination of prebiotic with Horse chestnut. Self applied prebiotic decreased (p<0.001) lipids
parameters (total cholesterol and triacylglycerols), and enhanced short chain fatty acids production.
CONCLUSION: Prebiotics have protective effect and may be the useful candidate agents for colon cancer
prevention and treatment. The application of selected bioactive food components supported the effect of
prebiotics.
Повышение эффективности пребиотик по льняного масла и экстракты конского
каштана в экспериментальных рака толстой кишки.
Эта экспериментальная работа была предназначена для изучения эффективности
пребиотик сам по себе и в сочетании с Hyppocastani extractum siccum, и oleum Lini
virginale на выбранных параметров у крыс с диметилгидразин индуцированного рака
толстой кишки.
Методы: крысы были случайным образом разделены на 5 экспериментальных групп
из 12 крыс каждого. Крыс кормили с высоким содержанием жира (HF) диеты,
содержащей 10 % жира, дополняется пребиотик в дозе 2 % HF диетические себе и в
сочетании с Hyppocastani extractum siccum в дозе 1 % диетические и oleum Lini virginale
в дозе 2 % рациона. Через две недели после начала диеты диметилгидразин инъекции
в дозе 20 мг/кг М.Т. были применены (ДМГ", " мерк", DE), два раза в неделю интервал.
Активность бета-глюкуронидаза, концентрации липидов, желчных кислот и
короткоцепочечные жирные кислоты были определены.
Результаты: Пребиотик и его комбинации с выбранным веществам значительно
снизилась активность бактериальный фермент бета-глюкуронидаза (p<0,001). Желчных
4
кислот, существенно снизился (p<0.01), за исключением комбинации с пребиотиком
конского каштана. Самостоятельная Прикладная пребиотик снизился (p<0,001) липидов
параметров (общий холестерин и триглицериды), и расширенный короткоцепочечные
жирные кислоты производства.
Вывод: пробиотики обладают защитным эффектом и может быть полезно кандидат
агентов профилактики рака толстой кишки и лечения. Применение выбранного
биологически активных пищевых компонентов поддерживается эффект пребиотиков.
Повышение эффективности пребиотик по льняного масла и экстракты конского каштана
в экспериментальных рака толстой кишки.
Эта экспериментальная работа была предназначена для изучения эффективности
пребиотик сам по себе и в сочетании с Hyppocastani extractum siccum, и oleum Lini
virginale на выбранных параметров у крыс с диметилгидразин индуцированного рака
толстой кишки.
Методы: крысы были случайным образом разделены на 5 экспериментальных групп
из 12 крыс каждого. Крыс кормили с высоким содержанием жира (HF) диеты,
содержащей 10 % жира, дополняется пребиотик в дозе 2 % HF диетические себе и в
сочетании с Hyppocastani extractum siccum в дозе 1 % диетические и oleum Lini virginale
в дозе 2 % рациона. Через две недели после начала диеты диметилгидразин инъекции
в дозе 20 мг/кг М.Т. были применены (ДМГ", " мерк", DE), два раза в неделю интервал.
Активность бета-глюкуронидаза, концентрации липидов, желчных кислот и
короткоцепочечные жирные кислоты были определены.
Результаты: Пребиотик и его комбинации с выбранным веществам значительно
снизилась активность бактериальный фермент бета-глюкуронидаза (p<0,001). Желчных
кислот, существенно снизился (p<0.01), за исключением комбинации с пребиотиком
конского каштана. Самостоятельная Прикладная пребиотик снизился (p<0,001) липидов
параметров (общий холестерин и триглицериды), и расширенный короткоцепочечные
жирные кислоты производства.
Вывод: пробиотики обладают защитным эффектом и может быть полезно кандидат
агентов профилактики рака толстой кишки и лечения. Применение выбранного
биологически активных пищевых компонентов поддерживается эффект пребиотиков.
Appl Physiol Nutr Metab. 2014 Jun;39(6):663-78. doi: 10.1139/apnm-2013-0420. Epub 2013 Dec 23.
Flaxseed and its lignan and oil components: can they play a role in reducing the risk of and improving
the treatment of breast cancer?
Mason JK1, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Toronto, ON M5S 3E2,
Canada.
Flaxseed (FS), rich in the phytoestrogen lignans and α-linolenic acid-rich oil, has been suggested to have an
anticancer effect. Questions remain whether FS and its lignan and oil components are effective in reducing
breast cancer risk and tumour growth, and can interact beneficially with breast cancer drugs. To find
answers, in vitro, animal, observational, and clinical studies on FS and its lignan and oil components were
reviewed. The majority of studies in various rodent models show that 2.5%-10% FS diet or the equivalent
amount of lignan or oil reduces tumour growth. Ten percent FS and equivalent lignans do not interfere with
but rather increase the effectiveness of tamoxifen (80 mg/day) while the 4% FS oil increases
trastuzumab/Herceptin (2.5 mg/kg) effectiveness. Observational studies show that FS and lignan intake,
urinary excretion, or serum levels are associated with reduced risk, particularly in postmenopausal women.
Lignans reduce breast cancer and all-cause mortality by 33%-70% and 40%-53%, respectively, without
5
reducing tamoxifen effectiveness. Clinical trials show that FS (25 g/day with 50 mg lignans; 32 days) reduces
tumour growth in breast cancer patients and lignans (50 mg/day; 1 year) reduces risk in premenopausal
women. Mechanisms include decreased cell proliferation and angiogenesis and increased apoptosis through
modulation of estrogen metabolism and estrogen receptor and growth factor receptor signalling pathways.
More clinical trials are needed but current overall evidence indicates that FS and its components are
effective in the risk reduction and treatment of breast cancer and safe for consumption by breast cancer
patients.
Льняное и его lignan и компонентов нефти: они могут играть важную роль в
сокращении риска и повышению эффективности лечения рака молочной железы?
Льняное (FS), богатые фитоэстрогены лигнаны и Альфа-линоленовая кислота-богатые
нефтяные, было предложено, чтобы иметь противоопухолевый эффект. Вопросы
остаются ли FS и его lignan и компонентов нефти эффективны в снижении риска
развития рака молочной железы и роста опухоли, а также может взаимодействовать
благотворно с раком молочной железы препараты. Чтобы найти ответы, in vitro,
животных, наблюдений, клинических исследований на FS и его lignan и компонентов
нефти, были рассмотрены. Большинство исследований в различных грызунов модели
показывают, что на 2,5%-10% FS диеты или эквивалентной сумме в lignan или масло
уменьшает рост опухоли. Десять процентов FS и эквивалент лигнаны не мешают, а
скорее повысить эффективность тамоксифена (80 мг/сут), в то время как 4% FS нефть
растет трастузумаб/Герцептин (2.5 мг/кг) эффективности. Обсервационные
исследования показывают, что FS и lignan потребления, мочевыделения, или в
сыворотке крови связаны с уменьшенным риском, особенно у женщин в
постменопаузе. Лигнаны уменьшить рака молочной железы и смертности от всех
причин на 33%-70% и 40%-53%, соответственно, без снижения эффективности
тамоксифена. Клинические испытания показывают, что FS (25 мкг/сут, 50 мг лигнаны; 32
дня) снижает рост опухоли при раке молочной железы пациентов и лигнаны (50 мг/сут;
1 год) снижает риск у женщин в пременопаузе. Механизмы включают снижение
пролиферации клеток и кровеносных сосудов и повышение апоптоза с помощью
модуляции метаболизм эстрогенов и рецептор эстрогена и рецептор фактора роста
сигнальных путей. Более клинические испытания необходимы, но общие текущие
данные показывают, что FS и компоненты эффективного снижения риска рака молочной
железы и безопасной для потребления больных раком молочной железы.
Nutr Cancer. 2013;65(3):451-9. doi: 10.1080/01635581.2013.756921.
Dietary flaxseed-trastuzumab interactive effects on the growth of HER2-overexpressing human breast
tumors (BT-474).
Mason JK1, Fu MH, Chen J, Yu Z, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, Toronto, Ontario, Canada.
Flaxseed (FS) reduces breast tumorigenesis and human epidermal growth factor receptor 2 (HER2)
expression in postmenopausal patients and animal models. The primary treatment for HER2-overexpressing
tumors is trastuzumab (TRAS). FS oil enhances TRAS effectiveness in athymic mice but the FS effect is
unknown and was therefore determined. Athymic mice with established BT-474 tumors were fed the basal
diet (control), or 10% FS diet, with or without TRAS (2.5mg/kg) treatment for 5 wk. After 2 wk, TRAS and FS
reduced tumor size with a trend for an FS × TRAS interaction; however, after 5 wk, only TRAS reduced tumor
size and increased tumor apoptosis. FS did not further improve TRAS effect but increased overall survival.
TRAS reduced signaling biomarkers [phosphorylated HER2 and mitogen-activated protein kinase (MAPK)
proteins; Akt1, Akt2, MAPK, and estrogen receptor-α mRNA], FS reduced phosphorylated-Akt1 protein, and
FS × TRAS interactions were seen for HER2 mRNA and phosphorylated-Akt1 protein. FS, with and without
6
TRAS, increased tumor n-3 PUFA levels and serum lignans indicating potential roles in the observed effect. In
conclusion, TRAS reduces tumor growth by influencing HER2 signaling. Dietary FS has minimal tumorreducing effect, does not interfere with TRAS action, but improves overall survival in athymic mice.
Диетическое льняное семя-трастузумаб интерактивное воздействие на рост HER2overexpressing опухолей молочной железы человека (BT-474).
Льняное (FS) снижает опухолей молочной железы человека и рецептора
эпидермального фактора роста 2 (HER2) выражение в постменопаузе пациентов и
животных моделях. Основным для лечения HER2-overexpressing опухолей трастузумаб
(TRAS). FS масло усиливает TRAS эффективности в athymic мышей, но FS эффекта
неизвестен, и поэтому был определен. Athymic мышей с установленными BT-474
опухолей получали основной рацион (контроль), или 10% FS диеты, с или без TRAS (2,5
мг/кг) лечение в течение 5 нед. После 2 нед, TRAS и FS уменьшен Размер опухоли с
тенденцией для FS ч TRAS взаимодействия; однако, после 5 нед, только TRAS снижение
размера опухоли и увеличение опухоли апоптоза. FS не дальнейшего улучшения TRAS
эффект, но в целом возросла на выживание. TRAS снижение сигнализации биомаркеров
[фосфорилированных HER2 и митоген-активированный протеин киназы (MAPK) белков;
Akt1, Akt2, MAPK, и эстрогеновых рецепторов-a мРНК], FS снижение
фосфорилированных-Akt1 белка, и FS ч TRAS взаимодействий видели HER2 мРНК и
фосфорилированных-Akt1 белка. FS, С и без TRAS, увеличение опухоли n-3 ПНЖК и
сывороточные уровни лигнаны высказываниях, указывающих на потенциальное роли в
наблюдаемый эффект. В заключение, TRAS, уменьшает рост опухоли путем воздействия
HER2 сигнализации. Диетическое FS имеет минимальные опухоли-снижение эффекта,
не мешает TRAS действий, но и повышает общую выживаемость в athymic мышей.
Pak J Pharm Sci. 2013 Jan;26(1):199-208.
Flaxseed - a miraculous defense against some critical maladies.
Akhtar S1, Ismail T, Riaz M.
1Department of Food Science and Technology, Bahauddin Zakariya University, Multan, Pakistan.
saeedbzu@yahoo.com
Presence of omega-3, omega-6 rich oil, alpha-linoleic acid, dietary fibers, secoisolariciresinol diglucoside,
protein and minerals in flaxseed constitute a very strong basis for the utilization of flaxseed in various food
preparations as a curative agent. An extensive body of literature illustrates that flaxseed has gained a
significant position in the domain of nutritional sciences owing to its pivotal role as an antioxidant agent. The
review discusses at length, numerous health benefits of flaxseed typically focusing its preventive role against
cardiovascular diseases, cancer, diabetes and enhancement of spatial memory. Massive increase in the size
of population with a special emphasize to the developing countries, there is an urge for exploration of the
alternative dietary resources that can meet the dietary and nutritional needs of forthcoming generations.
With respect to its remarkable nutritional importance, the review in question enables researchers engaged
in nutritional sciences to further investigate the therapeutic value of flaxseed functional components and
their dietary application in various food products and availability in processed foods as well as in the human
cell line
.Льняное семя - чудесное защиту от некоторых критических болезней.
Наличие Омега-3, Омега-6 богатые нефтяные, Альфа-линолевой кислоты, пищевые
волокна, secoisolariciresinol диглюкозид, белков и минеральных веществ в льняное
образуют очень прочную основу для использования льняного в различные пищевые
продукты, как оздоровительное средство. Обширная подборка литературы показывает,
что льняное завоевал значительные позиции в области питания наук ввиду ее ведущей
7
роли в качестве антиоксиданта агента. В обзоре обсуждаются наконец,
многочисленные преимущества для здоровья, льняного, как правило, сосредоточив
свою профилактическую роль в борьбе против сердечно-сосудистых заболеваний, рака,
диабета и улучшение пространственной памяти. Масштабное увеличение численности
населения с особым акцентом на развивающихся странах, существует стремление к
освоению альтернативных пищевые ресурсы, которые могут встретиться на
диетические и пищевые потребности будущих поколений. С уважением к своим
замечательным питательную ценность, рассмотрение вопроса позволяет
исследователей, работающих в области наук о питании для дальнейшего изучения
терапевтической ценности льняное функциональных компонентов и их диетических
приложений в различных продуктах питания и наличия в пищевых продуктах, а также в
человеческие клетки линии.
Nutrients. 2011 Jan;3(1):1-26. doi: 10.3390/nu3010001. Epub 2010 Dec 30.
Components of an anticancer diet: dietary recommendations, restrictions and supplements of the Bill
Henderson Protocol.
Mannion C1, Page S, Bell LH, Verhoef M.
1The University of Calgary, Calgary, Alberta T2N 1N4, Canada. cmannion@ucalgary.ca
The use of complementary and alternative medicines including dietary supplements, herbals and special
diets to prevent or treat disease continues to be popular. The following paper provides a description of an
alternative dietary approach to the self-management and treatment of cancer, the Bill Henderson Protocol
(BHP). This diet encourages daily intake of raw foods, a combination of cottage cheese and flaxseed oil and a
number of supplements. Some foods and food groups are restricted (e.g., gluten, meat, dairy). Early
background theory that contributed to the protocol's development is presented as is a summary of relevant
evidence concerning the anti-cancer fighting properties of the individual components. Supplement intake is
considered in relation to daily recommended intakes. Challenges and risks to protocol adherence are
discussed. As with many complementary and alternative interventions, clear evidence of this dietary
protocol's safety and efficacy is lacking. Consumers of this protocol may require guidance on the ability of
this protocol to meet their individual nutritional needs.
Компоненты противораковой диеты: диетические рекомендации, ограничения и
дополнений Билл Хендерсон протокола.
Использование дополнительных и альтернативных лекарственных средств, в том
числе пищевые добавки, травы и специальные диеты для профилактики или лечения
заболеваний продолжает быть популярным. В следующей статье приводится описание
альтернативного диетический подход к самоконтролю и лечения рака, Билл Хендерсон
протокола (BHP). Эта диета способствует ежедневное употребление сырых продуктов,
сочетание творог и льняное масло и несколько дополнений. Некоторые продукты
питания и продовольственной групп ограничены (напр., клейковины, мясо, молочные
продукты). В начале фон теории, которые способствовали протокола развития
представлены как изложение соответствующих доказательств в отношении антипротивораковых свойств отдельных компонентов. Приложение потребление
рассматривается в связи с ежедневной рекомендуемые нормы потребления. Вызовы и
риски соблюдение протокола обсуждаются. Как и многих дополнительных и
альтернативных мер четких доказательств этого диетического протокола безопасности
и эффективности отсутствуют. Потребители данного протокола может потребовать
указания о возможности этого протокола для удовлетворения их индивидуальных
потребностей в питании.
8
1. Introduction
The Bill Henderson Protocol (BHP) is a diet that is proposed to treat cancer and was first described in 2004
[1] (p. xiv). The primary daily components are raw fruits, vegetables, gluten free whole grains, legumes and a
cottage cheese/flaxseed oil mixture [1] (pp. 102–103). Similar to other popularized and prescriptive diets,
the BHP recommends restriction of some foods (i.e., gluten and all dairy products other than cottage cheese)
and inclusion of supplements. The supplement list is extensive; products containing beta glucan, barley
grass, a multivitamin and mineral, and a nutrient combination of green tea, l-lysine, l-proline and vitamin C
[1] (pp. 126–127). The BHP presents a dietary regimen with little evidence supporting its composition. The
scientific background supporting the BHP is from 1950 and uses then known biochemistry that led to the
cottage cheese/flaxseed oil combination. Little evidence beyond testimonials exists at this time but public
interest persists. The following assessment provides the first in-depth analysis of the BHP.
Classified under the rubric of complementary and alternative medicine (CAM), the BHP is promoted as an
alternative intervention to conventional cancer treatments. Cancer patients may decline or discontinue
conventional treatments due to a limited understanding of effectiveness or concern with treatment side
effects. However they too may be unaware of the uncertainties involved if they choose an alternative
therapy. CAM information has been regarded as “empowering” as it broadens treatment and self-care
options [2]. As well, some studies report that CAM is more common among those cancer patients who suffer
from fears, uncertainties and dissatisfaction with the medical system [3]. The BHP holds widespread interest
for those who have rejected or experienced failure with conventional cancer treatments [4,5].
There is potential for harm in embracing nonconventional nutritional therapies for disease treatment. The
BHP is one of many diets utilizing a nutritional approach to decrease cancer risk or to treat cancer. Other
examples include the Gerson Diet, Hoxsey Herbal Therapy, the macrobiotic diet, Manner Metabolic Therapy
and Kelley Metabolic Therapy [6]. Little evidence supports the use and effectiveness of these diets to treat or
prevent cancer. Typical of such diets, one food is incorporated as a primary constituent and other foods are
eliminated because they are viewed as “harmful”. This can result in nutrient deficiencies especially if whole
food groups are eliminated. Often insufficient energy intake results and little attention is paid to
recommended nutrient intake from substantiated sources such as the Dietary Reference Intakes, Institute of
Medicine [7].
The BHP is easily accessible to the public via website and the published books “Cure your Cancer” (ebook
edition 2000, paperback edition 2003) and “Cancer-Free: Your Guide to Gentle Non-toxic Healing” (first
edition 2004, second edition 2007) [1] (p. ii). A third edition of Cancer-Free was released both as an ebook
and paperback in November 2008 [8]. Through these books and online sources, readers are given
justifications for the dietary recommendations of the BHP. These will be outlined, and discussed by any
available data from current research.
In May of 2009, the authors collaborated in the development of a survey disseminated to members of Bill
Henderson’s database. Respondents provided their opinions and experiences regarding Bill Henderson’s
products (e.g., books, newsletters, website, forums, etc.) and his protocol as well as describing their
experiences with conventional medicine, complementary and alternative medicine generally. Some of their
comments have been included here. Further details of this study will be published elsewhere (manuscript
currently under review) [9].
Введение
Билл Хендерсон протокола (BHP) диеты, предлагаемые для лечения рака, и впервые
описан в 2004 году [1] (стр. xiv). Основной ежедневно компоненты сырые фрукты,
овощи, клейковины цельного зерна, бобовых культур и творог/льняное масло в смеси
[1] (стр. 102-103). Аналогично другим популярным и предписывающий характер диеты,
BHP рекомендует ограничение некоторых продуктов питания (т.е., глютен и все
молочные продукты, кроме творога) и интеграции приложений. Приложение список
обширен; продукты, содержащие бета-глюкан, ростки ячменя, поливитаминов и
минеральных и питательных веществ сочетание зеленого чая, l-лизин, l-пролин и
витамин C [1] (стр. 126-127). BHP представлена режим питания с мало доказательств,
подтверждающих его состав. Научно-фон, поддерживающий BHP от 1950 г. и затем
9
использует известно, биохимия, что привело к творог/льняное масло комбинации.
Мало доказательств того, за отзывы существует на данный момент, но общественный
интерес сохраняется. Следующие оценки обеспечивает первый углубленный анализ
BHP.
Классифицированы под рубрикой комплементарной и альтернативной медицины
(CAM), BHP способствует как альтернативную программу традиционных методов
лечения рака. Онкологические больные могут отказаться или прекратить традиционные
методы лечения из-за ограниченного понимания эффективности или озабоченность
побочные эффекты лечения. Однако они тоже могут быть не в курсе
неопределенностей, имеющих если они выбирают альтернативную терапию. CAM
информация стала рассматриваться как “расширение прав и возможностей”, поскольку
она расширяет лечения и ухода за собой функции [2]. Также, некоторые исследования
сообщают, что камера является более распространенным среди тех, больных раком,
которые страдают от страхов, неуверенности и недовольства со стороны медицинской
системы [3]. BHP имеет широкий интерес для тех, кто отверг или провалы
традиционных методов лечения рака [4,5].
Существует потенциальный ущерб в обнимая нетрадиционного питания терапии для
лечения заболевания. BHP является одним из многих диет, использующих пищевые
подход к снижению риска развития рака или лечить рак. Другие примеры включают
Герсон диетические, Hoxsey фитотерапия, макробиотической диете, манере
Метаболической терапии и Келли Метаболической терапии [6]. Мало доказательств
того, поддерживает использование и эффективность этих диет для лечения и
профилактики рака. Типичный такой диеты, один питания включены в качестве
основной составляющей и другие продукты, исключены, поскольку они
рассматриваются как “вредные”. Это может привести к недостаточности питательных
микроэлементов, особенно если всей продовольственной группы исключаются. Часто
недостаточное потребление энергии результатов и мало внимания уделяется
рекомендуемых норм потребления пищевых веществ от обоснованных источников,
таких как ссылка среднесуточного, институт медицины [7].
BHP легко доступными для общественности через веб-сайт и изданы книги “лечение
рака” (ebook издание, 2000 г., в мягкой обложке, 2003) и “рак-бесплатно: Ваш
путеводитель в нежный нетоксичные исцеление” (первое издание, 2004 г., второе
издание, 2007) [1] (стр. ii). Третье издание без рака " был выпущен как в виде книги в
мягкой обложке в ноябре 2008 года [8]. Через эти книги и онлайн-источниках, читателей
приводятся обоснования для диетических рекомендаций BHP. Эти будут изложены и
обсуждены любые имеющиеся данные современных исследованиях.
В мае 2009 года, авторы сотрудничали в разработке опроса распространен среди
членов Билл Хендерсон базы данных. Респонденты высказали свои мнения и опыт в
отношении Билл Хендерсон продуктов (напр., книги, информационные бюллетени,
вебсайт, форумы и др.) и его протокола, а также с описанием их опыта традиционной
медицины, комплементарной и альтернативной медицины в целом. Некоторые их
комментарии были включены здесь. Дальнейшие детали этого исследования будут
опубликованы в другом месте (рукопись в настоящее время на стадии рассмотрения).
2. The Basis for the BHP
The dietary suggestions, restrictions and supplements of the BHP address the processes Bill Henderson
believes lead to the development of a variety of cancers. They include (1) lack of oxygen to the cells, (2) a
10
weak immune system, (3) excessive acidity, and (4) toxicity in the body as a result of accumulation of
tobacco, alcohol, asbestos, and teeth that have undergone root canal teeth [1] (pp. 44–45, 127–128).
Borrowing from the Budwig Diet: An Historical Basis for Lack of Oxygen The BHP incorporates principal
components of the Budwig Diet which was developed in the early 1950s by German chemist Dr. Johanna
Budwig (1908–2003). She was a licensed pharmacist and published researcher [10,11,12] with doctorates in
chemistry and physics [13] (p. 4). Budwig was searching for a diet to treat a variety of degenerative and
autoimmune diseases. In the early 1950’s, while a senior research scientist in the German Federal Health
Office, she observed that many of the cancer treating drugs being evaluated contained sulphydryl groups
[13] (p. 10). Budwig believed that sulphydryl compounds were important to cellular metabolism, and in
particular cellular respiration [13] (pp. 97–98). She focused her research on the development of cancer as a
consequence of an aberration of cellular respiration, that in the absence of sulphydryl groups and/or a fatty
acid partner, a low oxygen environment would be produced that would encourage cancerous cells to
proliferate [13] (pp. 97–98). Note that it was in 1953 the Nobel Prize was awarded to Hans Krebs for his
discovery of the Citric Acid Cycle [14].
Budwig’s theory is based upon the work of Otto Warburg (1883–1970) [13] (pp. 11–13). Warburg was an
earlier Nobel Prize Laureate (1931) for the discovery of the nature and action of the respiratory enzyme [15],
the first of the so-called yellow enzymes, or flavoproteins [16]. Warburg’s scientific efforts produced a large
body of work and publications in highly respected journals such as Science (1928, 1956) [17,18,19].
According to Budwig, Warburg theorized that cellular respiration, like many chemical reactions, was
dependent upon substrate availability, specifically a sulphydryl group and an unknown saturated fatty acid,
which he failed to identify [13] (pp. 11–13).
Budwig, although supportive of Warburg’s work, believed he was looking for the wrong fatty acid. From
1949 to 1952, Budwig and colleague H.P. Kaufmann developed new paper chromatography techniques to
identify and quantify fatty acids, the success of which she says initiated widespread research into blood lipids
[20] (pp. 5–6) [21,22,23,24,25,26,27,28,29,30,31,32]. Budwig describes how in 1953 she applied these
techniques to blood samples of healthy and sick individuals, documenting the differences in fatty acid
profiles [13] (p. 101) [24], making her one of the first scientists to question the health implications of fat
consumption [20] (pp. 6–7). Modifying the type of dietary fat became the foundation for the development of
the Budwig Diet [20] (p. 23). The modification and reduction of dietary fats in the prevention and treatment
of cardiovascular disease and cancer has featured prominently in the last 50 years of dietary research
[33,34].
2. Основой для BHP
Диетические рекомендации, ограничения и дополнений BHP адрес процессы Билл
Хендерсон считает, что приводит к развитию различных видов рака. Они включают : (1)
недостаток кислорода к клеткам, (2) ослабление иммунной системы, (3) повышенной
кислотности, и (4) токсичности в организме в результате накопления табака, алкоголя,
асбеста, и зубы, которые прошли корневых каналов зубов [1] (стр. 44-45, 127-128).
Заимствование эту диету: исторический основе недостатка кислорода BHP включает в
себя основные компоненты эту диету, которая была разработана в начале 1950-х годов
немецкий химик доктор Джоанна эту (1908-2003). Она была лицензированного
фармацевта и опубликованы исследователь [10,11,12] с докторскую степень по химии и
физике [13] (стр. 4). Эту искал диеты для лечения различных дегенеративных и
аутоиммунных заболеваний. В начале 1950-х годов, в то время как старший научный
сотрудник Федерального бюро здравоохранения, она отметила, что многие раковые
лечении препаратами, оцениваемого содержащиеся сульфгидрильных групп [13] (стр.
10). Эту верил, что сульфгидрильных соединений были важны в клеточном обмене
веществ, и в частности клеточного дыхания [13] (стр. 97-98). Она сконцентрировала
свои исследования на развитие рака, как следствие нарушение клеточного дыхания, что
в отсутствие сульфгидрильных групп и/или жирные кислоты, партнер, низкой
кислородной среде бы быть произведены, которые будут стимулировать раковые
11
клетки размножаются [13] (стр. 97-98). Обратите внимание, что это было в 1953 году
Нобелевская премия была присуждена Ханс Кребс " за открытие цикла лимонной
кислоты [14].
Эту теория основывается на работе Отто Варбург (1883-1970) [13] (стр. 11-13). Варбург
был раньше, лауреат Нобелевской премии 1931 года " за открытие природы и действия
дыхательного фермента [15], первый так называемый " желтый ферментов, или
необходимы [16]. Варбург научные работы производится большой объем работы и
публикации в уважаемых журналах, таких как науки (1928 г., 1956 г.) [17,18,19]. По эту,
Warburg предположили, что клеточное дыхание, как и многие химические реакции,
зависит от субстрата, наличие, в частности, сульфгидрильных групп неизвестных
насыщенные жирные кислоты, которые он так и не смог определить [13] (стр. 11-13).
Эту, хотя и поддерживает Warburg работы, верил, что он искал неправильно жирные
кислоты. С 1949 по 1952 год, и эту коллега H.P. Кауфман разработаны новые бумажной
хроматографии методов идентификации и количественного определения жирных
кислот, успех которой говорит она инициировала широкое исследование липидов в
крови [20] (стр. 5-6) [21,22,23,24,25,26,27,28,29,30,31,32]. Эту описывает, как в 1953 году
она применил эти методы для образцов крови здоровых и больных людей,
документирование различия в жирные кислоты профили [13] (стр. 101) [24], что делает
ее одной из первых ученых, вопрос здоровья последствия потребления жиров [20] (стр.
6-7). Изменяя Тип жиров в питании стал основой для разработки эту диету [20] (стр. 23).
Изменение и сокращение потребляемых жиров в профилактике и лечении сердечнососудистых заболеваний и рака занимает видное место в последние 50 лет пищевых
исследований [33,34].
3. A Rationale for the Dietary Components: Restoring an Oxygen Rich Environment
Budwig believed that patients with cancer required highly unsaturated fatty acids (HUFAs now referred to
as PUFA’s or polyunsaturated fatty acids), specifically linoleic acid (LA) and linolenic acid (LNA) to act as raw
materials for cell membrane formation and to drive cellular respiration [13] (pp. 97–98). Diets lacking these
fatty acids offered limited substrate for reactions and resulted in an oxygen poor environment, impeding
cellular metabolism. Flaxseed oil, which contains 18–20% LA, 58–60% LNA and lesser amounts of saturated
and monounsaturated fat [35], is a key component of Budwig’s diet. It was Budwig’s theory that when the
highly unsaturated fatty acids of flaxseed oil interacted with sulphydryl groups from cottage cheese, the
stored energy in the fatty acids would be released remedying the oxygen poor environment [13] (p. 102).
Mechanisms of carcinogenesis have evolved since Budwig’s time. In the last twenty years, acceptance has
grown for endogenous mechanisms of carcinogenesis including oxygen free radicals (OFR). OFR’s arise from
the cellular oxygen reduction reactions and are highly reactive. They attack cell components such as lipids,
damage DNA damage and induce mutations [36,37].
3.1. Increasing the Solubility of Fats
The sulphydryl groups, cysteine and methionine, in cottage cheese, were described by Budwig as
substances that facilitated the mobilization of fat by increasing solubility [20] (p. 30).Through her
experiments using paper chromatography Budwig found that blending sulphydryl containing cottage cheese
with flaxseed oil would improve the solubility of the flaxseed oil, a reaction that did not occur with the
saturated fats derived from pork fat. She reasoned that the sulphydryl groups in the amino acids, hydrogen
bonded with the unsaturated fatty acids, forming a lipoprotein [13] (p. 20). Lipoproteins are the building
blocks of the phospholipid bilayer, or as Budwig called them “the external skin of the cell” [20] (p. 17). The
proper function of cellular membranes is vital as it mediates the flow of materials in and out of the cell.
Budwig felt the combination of these two substances (i.e., cottage cheese and flaxseed oil) was important
because the bond created by the opposing charges generated the “electromotor force” of a lipoprotein [13]
(pp. 99–100), which she claimed provided the only path for fast and focused transport of electrons in
biological systems [13] (p. 92). It was not until 1978 that Peter Mitchell received a Nobel Prize for his work on
12
energy production in mitochondria [38].
3.2. Restrictions of the Budwig Diet
Processed fats, such as the hydrogenated fat found in margarines were prohibited in the Budwig diet [1]
(pp. 104–106). Budwig believed these solid fats were oxygen inert [20] (pp. 9, 21). She also opposed the use
of synthetic supplements, such as single vitamins or multivitamin compounds, claiming that synthetic
nutrients did not function well in the body [13] (p. 43). Further, she felt that the use of synthetic antioxidants
would block the restoring effect she believed flaxseed oil had on cellular respiration [13] (p. 50). There is
some recent evidence that the potency of antioxidant effects in plant cells may differ between natural and
synthetic vitamin E, but Budwig could only have suspected this [39]. Promotion of synthetic supplements is
the major difference between the BHP and the original Budwig diet. The BHP suggests many vitamin
supplements, some exceeding tolerable upper intake levels.
3. Обоснование пищевых компонентов: восстановление среде, богатой
кислородом
Эту верил, что у пациентов с раком требуется ненасыщенных жирных кислот (HUFAs
теперь называют ПНЖК или полиненасыщенные жирные кислоты), особенно
линолевой кислоты (LA) и линоленовая кислота (LNA) выступать в качестве сырья для
формирования клеточных мембран и для езды клеточного дыхания [13] (стр. 97-98).
Диеты не хватает этих жирных кислот ограниченно субстрат для реакции, и в результате
в кислородной среде бедных, препятствующих клеточного метаболизма. Льняное
масло, которое содержит 18-20% ла, 58-60% LNA и меньшее количество насыщенных и
мононенасыщенных жиров [35], является ключевым компонентом эту диеты. Именно
эту теорию, что когда ненасыщенных жирных кислот льняное масло
взаимодействовали с сульфгидрильных групп из творога, накопленной энергии в
жирных кислот будет выпущен устранить бедных кислородом среде [13] (стр. 102).
Механизмы канцерогенеза эволюционировали, начиная эту. В последние двадцать лет,
принятие вырос на эндогенные механизмы канцерогенеза в том числе свободные
радикалы кислорода (РТ). OFR s возникают из-клеточной реакции восстановления
кислорода и обладают высокой реакционной способностью. Они атакуют клеточные
компоненты, такие как липиды, ущерб, повреждение ДНК и вызывать мутации [36,37].
3.1. Увеличивается растворимость жиров
В сульфгидрильных групп, цистеин и метионин, в твороге, были описаны как эту
веществ, что способствует мобилизации жира за счет увеличения растворимости [20]
(стр. 30).Through ее эксперименты с использованием бумажной хроматографии эту
установлено, что смешивание сульфгидрильных содержащих творог с льняное масло
улучшения растворимости льняное масло, реакция, которая не была выполнена с
насыщенных жиров, полученных из свиного жира. Она рассуждала, что
сульфгидрильных групп в аминокислот, связанных водородными связями с
ненасыщенными жирными кислотами, образуя липопротеинов [13] (стр. 20).
Липопротеины строительных блоков фосфолипидного бислоя, или, как эту называли их
“внешние кожные клетки” [20] (стр. 17). Правильное функционирование клеточных
мембран, является жизненно важным, поскольку оно является посредником
материальных потоков в и из клетки. Эту почувствовал сочетание этих двух веществ
(т.е., творог и льняное масло) было важно, поскольку облигаций созданы
противоположными начислений “электромотор силу” липопротеина [13] (с. 99-100),
которое, как она утверждает, предоставляемых единственный путь быстро и
сфокусировано транспорт электронов в биологических системах [13] (стр. 92). Он не был
до 1978 года, Питер Митчелл получил Нобелевскую премию за работы в области
13
производства энергии в митохондриях [38].
3.2. Ограничения эту диету
Обработанные жиры, такие как гидрогенизированный жир, содержащийся в
маргарины были запрещены в эту диету [1] (стр. 104-106). Эту верили в эти твердые
жиры были кислорода, инертных [20] (стр. 9, 21). Она также выступила против
использования синтетических добавок, таких, как единый витамины и поливитаминные
соединения, утверждая, что синтетические питательные вещества не хорошо
функционировать в организме [13] (стр. 43). Кроме того, она считала, что
использование синтетических антиоксидантов бы блокировать восстановление эффект
она верила, льняное масло было на клеточного дыхания [13] (стр. 50). Есть некоторые
недавние свидетельства того, что активность антиоксидантов в клетках растений может
отличаться от естественного, так и синтетического витамина Е, но эту могла только
подозревал это [39]. Продвижение синтетических добавок, существует большое
различие между BHP и оригинальные эту диету. BHP предлагает множество
витаминные добавки, некоторые из которых превышают допустимого верхнего
потребления.
4. Cancer and the Budwig Diet
A conventional cancer theory claims that cancer is a disease involving rapid or uncontrolled cellular
division as a result of changes in genetic information of cells [40] (p. 31). Errors in replication can either kill a
cell or cause mutations that may lead to cancer [40] (p. 31). Budwig felt that cancer was a result of
incomplete cellular division. She claimed that cells would begin the process of mitosis, but fail to completely
divide due to the lack of substrate required to make the lipoprotein rich cellular membrane. The product of
incomplete division would then be quarantined by the body through the formation of a tumour [13] (pp. 13–
14) [20] (pp. 17–20). This theory allegedly accounts for the polyploidy, or the presence of multiple sets of
chromosomes that can be observed in cancer cells. Budwig further claimed that the biochemical activity of
highly unsaturated fatty acids would accelerate the rate of cell division resulting in the self-destruction of
formed tumours [20] (pp. 17–20) [13] (p. 97). Today, cancer is considered to be a complex multistep disorder,
the result of a combination of factors including exposure to radiation and/or carcinogens (damage to DNA),
infection, genetics, aging, immune function disorders, and lifestyle factors such as smoking [41] (pp. 998–
1000).
4. Рак и эту диету
Обычный рак теория утверждает, что рак-это заболевание, при высоких или
неконтролируемого клеточного деления в результате изменений в генетической
информации клетки [40] (стр. 31). Ошибки при репликации может либо убить ячейки
или вызывать мутации, которые могут привести к раку [40] (стр. 31). Эту почувствовал,
что рак является результатом неполного клеточного деления. Она утверждала, что
клетки бы начать процесс митоза, но не полностью разделить из-за отсутствия сырья,
необходимых для липопротеинов богатые клеточной мембраны. Продукт неполного
разделения затем будет помещена в карантин тело через формирование опухоли [13]
(стр. 13-14) [20] (стр. 17-20). Эта теория якобы счетов для полиплоидия, или наличие
нескольких наборов хромосом, которые могут наблюдаться в раковых клетках. Эту
далее утверждал, что биохимическую активность ненасыщенных жирных кислот,
ускорит скорость деления клеток, в результате самоуничтожения образуются опухоли
[20] (стр. 17-20) [13] (стр. 97). Сегодня рак считается сложный многоэтапный
расстройство, в результате сочетания факторов, в том числе радиационного облучения
и/или канцерогены (повреждения ДНК), инфекции, генетике старения, иммунные
нарушения функции, такие факторы образа жизни, как курение [41] (стр. 998-1000).
14
5. Modifications of the Budwig Diet for Inclusion in the BHP
In Cancer Free, Bill Henderson recommends principal components of the Budwig Diet but
adds a variety of other substances that would not have received Budwig’s endorsement. True
to prescriptive diets that emphasize ritual [42], Henderson suggests precise amounts of the
cottage cheese/flax seed combination (2/3 cup of 1% or 2% organic cottage cheese (no
preservatives), 6 tablespoons flaxseed oil) to be eaten immediately to avoid oxidation [1] (p.
103). Stevia (a natural sweetener), almonds, strawberries or blueberries are suggested
additions to improve palatability and provide antioxidants [1] (pp. 102–103). Contrary to
Budwig’s recommendations, Henderson advocates the strict avoidance of alcohol and meat
and encourages the use of artificial antioxidants [1] (pp. 57–59, 121) [13] (p. 50, pp. 117–118)
[20] (p. 34).
Lipid Metabolism: A Modern Perspective
Since the 1950’s we have gained a greater understanding as to how all exogenous fats, regardless of type,
are absorbed and transported. Through mechanical, enzymatic and hormonal factors dietary fats are melted,
emulsified, lysed and absorbed. In the duodenum, the products of the partial lipid digestion, namely
monoacyglycerols, lysolecithin, cholesterol and fatty acids, combine with bile salts to form micelles, that are
small enough to access the intramicrovillus spaces of the intestinal membrane [43]. Bile salts render micelles
sufficiently water soluble to penetrate the water layer bathing the enterocytes. Upon interaction with the
brush border of these cells, the lipid contents of the micelle diffuse out of the micelle and into the
enterocyte. Once in the enterocyte most of the products of fatty acid digestion are resynthesized to form
triacylglycerols, phosphatidylcholine and cholesteryl esters. Short chain fatty acids enter portal circulation
directly and are attached to albumin for transportation to other tissue sites [43]. Resynthesized lipids are
joined with protein to form chylomicrons, apolipoprotein A and B [44] (p. 96). Chylomicrons are excreted
from the enterocyte into the lacteals, which carry them to the thoracic duct and later into the bloodstream
to the liver, muscle and adipose tissue [41] (p. 17).
There was limited understanding of fat metabolism in 1950 to inform Budwig’s theory. While high density
lipoproteins (HDL) and low density lipoproteins (LDL) had been identified, it wasn’t until the 1970’s that
apopeptides were discovered and their role and the role of lipoproteins in general, was more clearly
understood [45]. The discovery of the LDL receptor in 1974 (Brown and Goldstein) provided the missing link
in the understanding of fatty acid transport and the potential role various fats could play in human health
[46]. In the absence of this knowledge, Budwig erroneously concluded that sulfur containing amino acids
methionine and cysteine were required for the solubility and transport of fatty acids. Sulfur atoms play a role
in the formation of esters produced during fatty acid digestion and taurine from cysteine, is a component of
bile salts [44] (pp. 95–101), but these were not the mechanisms upon which Budwig’s theory focused.
Budwig was strongly opposed to the intake of processed fats. Today, we recognize these fats as trans-fats,
most commonly produced during partial hydrogenation of vegetable oils to increase the shelf life of foods.
Trans-fats have been associated with a number of adverse health effects [47,48]. The American Dietetic
Association, the Institute of Medicine, US Dietary Guidelines, and the National Cholesterol Education Project
recommend limiting dietary trans-fat intake from processed foods wherever possible based on evidence that
has demonstrated that a 2% increase in energy intake from trans-fat is associated with a 23% increase in
cardiovascular risk [49]. Health Canada has had a Trans-Fat Task Force since 2005 that is poised to mandate
recommendations made in 2007 that the food industry limit the trans-fat content of vegetable oils and soft
margarines to two per cent of the total fat content and five percent total fat content in other foods [50].
There is some evidence to support Budwig’s belief regarding different fats and health implications, which
we know today to be an important consideration in the development of cardiovascular disease, specifically
atherosclerosis [41] (pp. 878–880). But at the highest level of evidence, that being meta-analysis of
randomized controlled trials, causality is less certain. In Hooper’s et al. (2001), systematic review of 27
randomized controlled trials (30,092 person years of observation) including modified or reduced fat intake,
they reported a reduction of cardiovascular events of 16% (0.84; 0.72 to 0.99) and a reduction of
cardiovascular mortality of 9% (0.91; 0.77 to 1.07) [34]. However, The Women’s Health Initiative Randomized
Controlled Dietary Modification Trial involving almost 50,000 women over an 8 year period found no
15
significant effect of a low-fat diet on risk of invasive breast cancer or total cancer incidence [51]. It would
appear that other lifestyle factors including regular exercise, smoking cessation, weight reduction, low-fat
diet, and reduced alcohol intake have the potential to decreased the risk of some cancers, but long term
prospective studies are needed to establish causality. In 2005, Dietary Reference Intakes were published
addressing dietary fat and other macronutrients [7]. The panel of authors state that there is insufficient
evidence to set a defined level of fat intake at which risk of inadequacy or prevention of chronic disease
occurs, but they recommend an estimate of total fat would be 20–35% of energy, and have termed that an
Acceptable Macronutrient Distribution Range (AMDR) [7].
The use of flaxseed oil for the treatment of cancer has recently received scientific support but has not
been studied as extensively as lignans in flax seed. Two studies published in 2010 have shown flaxseed oil to
increase the effectiveness of two drugs used for the treatment of breast cancer, tamoxifen and trastuzumab,
by increasing apoptosis and reducing cancer cell proliferation [52,53]. However, the use of flaxseed oil in
conjunction with pharmaceutical drugs was never intended by Budwig or by BHP so these results cannot
validate their claims.
5. Модификации эту диету для включения в л.с.
В рак бесплатно, Билл Хендерсон рекомендует основные компоненты эту диету, но и
добавляет множество других веществ, которые бы не получили эту поддержку. Правда
к директивному диеты подчеркнуть, что ритуал [42], Хендерсон предполагает точное
количество творога/лен посевной комбинации (2/3 стакана 1% или 2% органических
творог (без консервантов), 6 столовых ложки льняного масла) надо съесть немедленно,
чтобы избежать окисления [1] (стр. 103). Стевия (натуральный подсластитель), миндаль,
земляники или черники предложены дополнения для улучшения вкусовых и
обеспечивает антиоксидантами [1] (стр. 102-103). Вопреки эту рекомендаций,
Хендерсон адвокатов строгий отказ от алкоголя и мяса и поощряет использование
искусственных антиоксидантов [1] (стр. 57-59, 121) [13] (стр. 50, стр. 117-118) [20] (стр.
34).
Липидный Обмен: Современные Перспективы
Начиная с 1950-х мы получили более глубокое понимание того, как все экзогенные
жиры, независимо от их типа, поглощаются и транспортируются. Через механические,
ферментативных и гормональных факторов пищевые жиры растаял, плацента,
растворенном и всасывается. В двенадцатиперстной кишке, продукция частичное
переваривание липидов, а именно monoacyglycerols, lysolecithin, холестерина и жирных
кислот, в сочетании с желчных солей в виде мицеллы, которые достаточно малы, чтобы
получить доступ к intramicrovillus пространств кишечной стенки [43]. Желчных солей
render мицелл достаточно, растворимых в воде проникать в водный слой купания
энтероцитов. При взаимодействии с кистью границы этих клеток, липидный состав
мицеллярных диффузных из мицеллярных и в enterocyte. Однажды в enterocyte
большинство продуктов жирных кислот пищеварение переделали в форме
триглицериды, фосфатидилхолина и эфиры холестерина. Короткоцепочечные жирные
кислоты введите портальное кровообращение и непосредственно привязаны к
альбумин для транспортировки в другие ткани сайты [43]. Переделали липидов
соединяются с белками форме хиломикроны, аполипопротеина A и B [44] (стр. 96).
Хиломикроны выводятся из enterocyte в lacteals, которые несут их в грудной проток, а
затем в кровоток в печени, мышцах и жировой ткани [41] (стр. 17).
Там было ограниченное понимание жировой обмен в 1950 году, чтобы сообщить эту
теорию. В то время как липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) и липопротеинов
низкой плотности (ЛПНП) были определены, оно не было до 1970-х годов, что
apopeptides были обнаружены и их роль и роль липопротеидов в общем, была более
16
четко понимать, [45]. Открытие ЛПНП-рецепторов в 1974 г. (коричневого и Goldstein),
при условии, недостающее звено в понимании жирных кислот, транспорте и
потенциальную роль различных жиров может играть в здоровье человека [46]. В
отсутствие этого знания, эту ошибочно заключил, что серосодержащие аминокислоты
метионин и цистеин, потребовались растворимость и транспорт жирных кислот. Атомы
серы играть определенную роль в формировании эфиры, производимые в ходе
жирными кислотами и таурин из цистеина, является частью желчных солей [44] (с. 95101), но это были не те механизмы, на которых эту теорию сосредоточенным.
Эту решительно выступает против потребление переработанных жиров. Сегодня мы
признаем, жиров, транс-жиров, чаще всего производится при частичной
гидрогенизации растительных масел, чтобы увеличить срок хранения пищевых
продуктов. Транс-жиры были связаны с рядом неблагоприятных последствий для
здоровья [47,48]. Американской диетической ассоциации, институт медицины США
диетические рекомендации, и национального проекта " Образование холестерина
рекомендовать ограничение потребления транс-жиров из обработанных пищевых
продуктов везде, где это возможно, на основе доказательств, что показал, что 2% - го
увеличения потребления энергии из транс-жиров связано с 23% увеличение риска
сердечно-сосудистых заболеваний [49]. Министерство здравоохранения Канады, был
транс-жиров задача в силу в 2005 году, что готовится мандата рекомендаций,
вынесенных в 2007 году, пищевой промышленности ограничить транс-жира,
растительного масла и мягких маргаринов до двух процентов от общего содержания
жиров и пять процентов общего содержания жира в других пищевых продуктах [50].
Существует ряд доказательств, подтверждающих эту веру, касающиеся различных
жиров и последствия для здоровья людей, которую мы знаем сегодня, чтобы быть
важным фактором в развитии сердечно-сосудистых заболеваний, в частности,
атеросклероза [41] (стр. 878-880). Но на высшем уровне свидетельствует, что, будучи
Мета-анализ рандомизированных контролируемых испытаний, причинно-следственная
связь является менее определенной. В Хупера et al. (2001), систематический обзор 27
рандомизированных контролируемых испытаний (30,092 человеко-лет наблюдения), в
том числе модифицированные или сниженное потребление жиров, они сообщили,
снижение сердечно-сосудистых событий 16% (0.84; 0,72 до 0.99) и снижение сердечнососудистой смертности на 9% (0.91; 0.77 до 1,07) [34]. Однако, Women's Health Initiative
Рандомизированное контролируемое изменение питания судебного разбирательства с
участием почти 50 000 женщин за 8-летний период не нашел существенное влияние
диета с низким содержанием жиров на риск инвазивного рака молочной железы или
общая заболеваемость раком [51]. Казалось бы, что другие факторы образа жизни,
включая регулярные физические упражнения, отказ от курения, снижение веса, диета с
низким содержанием жиров и снижение потребления алкоголя имеют потенциал к
снижению риска развития некоторых видов рака, но и долгосрочные перспективные
исследования необходимы для установления причинно-следственной связи. В 2005
году, ссылка среднесуточного были опубликованы обращаясь пищевых жиров и других
макроэлементы [7]. Панель авторы утверждают, что доказательств недостаточно, чтобы
установить определенный уровень жиров, при котором риск неадекватности или
профилактика хронических болезней происходит, но они рекомендуют оценку общего
жира бы 20-35% энергии, и определили, что приемлемым Макроэлементов
распределения спектра (AMDR) [7].
17
Употребление льняного масла для лечения рака, которые недавно получила научное
сопровождение но не была изучена так же тщательно, как лигнаны в льняном семени.
Два исследования, опубликованные в 2010 году показали, льняное масло, чтобы
увеличить эффективность двух препаратов, используемых для лечения рака молочной
железы, тамоксифен и трастузумаб, за счет увеличения апоптоз и пролиферацию
раковых клеток, снижая [52,53]. Однако употребление льняного масла в сочетании с
фармацевтическими препаратами не должно, по эту или по BHP таким образом, эти
результаты не могут подтвердить свои претензии.
6. The Supplemental Components of the Bill Henderson Protocol
6.1. Beta-Glucan: Strengthening the Immune System
Beta-glucan is a complex polysaccharide found in the cell walls of bacteria and fungi [54]. Henderson
suggests a baker’s yeast (Saccharomyces cerevisiae) derivative in a specified dose of 500 mg/50 pounds body
weight taken in the morning in a fasted state [1] (pp. 126–127). This step, he purports will boost immune
function, helping immune cells to recognize and destroy cancer cells [1] (p. 91).
There is a growing body of research on the use of beta-glucan for immune stimulation and modulation,
although the research conducted to date has primarily consisted of in vitro studies using human cancer cells
lines and animal studies [55,56,57,58,59]. Application of the results to human cases is limited. A 2007 study
reported a significant increase (from 48–50% to 61–69%) in monocyte production in 23 women with
advanced breast cancer after 15 days of oral ingestion [60]. This has not been replicated to date. A recent
review article by Chan, Chan and Sze (2009) reported that beta-glucans of differing sizes and branching
patterns may have variable immune potency and result in a variety of clinical effects. To date there are no
high quality clinical trial data available on assessing the effectiveness of purified beta-glucans and cancer
treatment [57].
6.2. Barley Grass: Countering Acidity
Barley grasses are the new sprouts of barley and contain a wide range of nutrients and plant hormones.
Henderson encourages the use of barley grass, considered alkaline, to counter the excess acidity he believes
to be a contributing factor in the development of cancer [1] (p. 119). In his book Cancer-Free (2007)
Henderson makes a claim that barley grass contains 3000 enzymes that are used by the body [1] (p. 118).
Enzymes are proteins and will be metabolized in the same way as other dietary proteins and denatured
during digestion. The therapeutic use of supplemental enzymes to treat exocrine pancreatic insufficiency is
supported, but the supplements manufactured for this purpose are pH sensitive and survive strong stomach
acid to deliver concentrated, therapeutic doses [61], unlike barley grass derivatives.
Specific evidence supporting the use of an alkaline diet or alkaline supplements in cancer is not available.
Research on this issue as related to bone health and osteoporosis is somewhat contradictory. Arnett (2008)
reported that diet or drugs that shift the body’s acid-base balance towards alkalinity may be useful for the
treatment of bone loss disorders [62]. Research from Canada, also from 2008, showed a linear association
between changes in calcium excretion in response to changes in acid excretion, but it could not be
established that the calcium was coming from mobilized bone [63]. In a follow-up 2010 cohort study, it was
concluded that low urine pH from acid excretion is not a predictor of osteoporosis risk [64]. How these
results might translate to issues related to cancer has not been elucidated.
More specific to the BHP, a German study (2009) demonstrated that the use of a multimineral supplement
containing alkaline ash minerals significantly increased the pH of subjects’ blood and urine [65]. If bodily pH
does in fact play a role in cancer, this study does suggest that alkalizing supplementation could be useful, but
this is preliminary research only.
Although many studies on barley are available, there are no studies related specifically to barley grass. The
nutritional composition of wheat grass is close to barley grass and in one pilot study of 60 participants,
wheat grass reduced the haematological toxicity related to chemotherapy in breast cancer patients [66].
6.3. Nutrient Mixture: The Claim of Preventing Metastases
The BHP advocates the use of a nutrient mixture of vitamin C, the essential amino acid l-lysine and the
non-essential amino acid L-proline. The therapeutic use of this combination was initially described by Dr.
Mathias Rath and Dr. Linus Pauling in the 1990s [67,68] and is purported to counter the mechanisms that
lead to the metastasis of cancer [69]. Green tea was added to the nutrient mixture as it was found to
18
improve the effect [69,70]. In his book Cancer-Free (2007), Henderson makes the claim that this nutrient
mixture will slow down or completely stop the spread of the cancer [1] (p. 114).
The Dr. Rath Research Institute in California conducts research on patho-mechanisms including cancer, and
on the beneficial effects of micronutrients in various chronic diseases. They have published over two dozen
studies from 2004 to 2009 related to the use of the nutrient mixture for cancer. These studies were
performed on human cancer cell lines and mice models. Cancers studied include skin cancer, liposarcoma,
glioma, osteosarcoma, testicular cancer, melanoma, lung, renal adenocarcinoma, cervical, mesothelioma,
bladder, fibrosarcoma, ovarian, mammary, breast, pancreatic, prostate, colon, Ewing’s sarcoma and
lymphoma. The primary focus of these studies has been to assess the ability of this nutrient mixture to
inhibit the expression of enzymes known as matrix metalloproteinases (MMPs). MMPs have been found to
be up-regulated in nearly every type of human cancer and are correlated with advanced stage, invasive and
metastatic cancers [97]. The studies conducted by the Rath Institute showed a dose dependent inhibition of
MMP expression.
Conversely, the only independent study testing this nutrient mixture’s effect on cancer is a recent German
study involving of an animal model of neuroblastoma. Results suggested that this nutrient mixture was
ineffective when tested on mice with induced tumours and spontaneous liver metastases [98]. A greater
amount of objective, independent review of this nutrient mixture would help provide a basis for more firm
conclusions to be drawn.
Studies involving independent components of the mixture do exist. Demeule, Brossard, Page, Gingras and
Beliveau (2000) published a study confirming the use of green tea polyphenols to inhibit MMP activity in rat
and human tissue, with catechins epigallocatechin gallate and epicatechin gallate showing the greatest level
of MMP inhibition [70].
Henderson credits Dr. Rath’s work and suggests including the nutrient mixture, but does not recommend
Rath’s brand of expensive supplements [1] (pp. 113–114) (Table 1). Rath’s supplement lacks external
investigation, raising the possibility of bias for his findings.
6. Дополнительные компоненты Билл Хендерсон протокола
6.1. Бета-Глюкан: укрепление иммунной системы
Бета-глюкан-это комплекс полисахаридов найти в клеточной стенки бактерий и
грибов [54]. Хендерсон предполагает пекарских дрожжей (Saccharomyces cerevisiae)
производные в указанной дозе 500 мг/50 кг массы тела принимать утром в постился
государства [1] (стр. 126-127). Этот шаг, он претендует на то, будет стимулировать
иммунные функции, помогая клетки иммунной системы распознавать и уничтожать
клетки рака [1] (стр. 91).
Растет объем исследований по использованию бета-глюкан для стимуляции
иммунной модуляции и, хотя исследования, проведенные до настоящего времени в
основном состояла из исследования in vitro с использованием человеческих раковых
клеток линии и в исследованиях на животных [55,56,57,58,59]. Применение результатов
на случаи заболевания людей ограничен. В исследовании 2007 года отмечается
значительный рост (от 48-50% до 61-69%) в моноцитарно производства в 23 женщины с
раком молочной железы после 15 дней перорально [60]. Это не был воспроизведен на
сегодняшний день. В недавней обзорной статье Чан, Чан Цзе и (2009) сообщили, что
бета-глюканов разных размеров и структуры ветвления может иметь переменную
иммунной активности, так и в результате в различных клинических эффектов. На
сегодняшний день нет высокое качество данных клинических исследований доступны
на оценке эффективности очищенной бета-глюканов и лечения рака [57].
6.2. Травы Ячменя: Противодействие Кислотности
Ячмень травы новые побеги ячменя и содержат широкий спектр питательных веществ
и гормонов растений. Хендерсон рекомендует использовать травы ячменя, считается
щелочной, чтобы противостоять избыточную кислотность он полагает, является
19
фактором, способствующим развитию рака [1] (стр. 119). В своей книге " рак-бесплатно
(2007) Хендерсон утверждает, что травы ячменя содержит 3000 ферменты, которые
используются в организме [1] (стр. 118). Ферменты-это белки, и будет метаболизируется
точно так же, как и другие пищевые белки и денатурированного в процессе
пищеварения. Терапевтическое использование дополнительных ферментов для
лечения экзокринной недостаточности поджелудочной железы поддерживается, но в
добавок, изготовленных для этой цели pH чувствительной и выжить сильной кислоты
желудка, чтобы доставить концентрированный, терапевтических дозах [61], в отличие
от травы ячменя производных.
Конкретных доказательств, подтверждающих использование щелочная диета или
щелочные добавки в рак не доступен. Исследования на эту проблему как на здоровье
костей и остеопороз является несколько противоречивым. Арнетт (2008) сообщили, что
диета или лекарства, которые сдвиг в организме кислотно-щелочное равновесие в
сторону щелочности может быть полезным для лечения костных потерь расстройств
[62]. Результаты исследований из Канады, а также от 2008 года, показали линейной
связи между изменениями в выведения кальция в ответ на изменения в экскрецию
кислоты, но она не может быть установлено, что кальций, который шел из
мобилизованных кость " [63]. В последующие 2010 когортного исследования, был
сделан вывод, что низкий уровень рН мочи от кислоты экскреция не предиктором
риска остеопороза [64]. Как эти результаты могут перевести на вопросы, связанные с
раком не выяснен.
Более конкретные BHP, немецкий исследования (2009) показали, что использование
multimineral добавка золы, содержащих щелочных минералов значительно
увеличилось рН субъектов крови и мочи [65]. Если телесных pH действительно играть
роль в развитии рака, данное исследование позволяет предположить, что
подщелачивания добавки могут быть полезными, но это только предварительные
исследования.
Хотя многие исследования ячменя доступны, нет исследований, касающихся
конкретно травы ячменя. Состав пищевых веществ из ростков пшеницы близка к травы
ячменя и в одном пилотном исследовании 60 участников, ростков пшеницы снижен
гематологическая токсичность, относящиеся к химиотерапии у больных раком
молочной железы [66].
6.3. Питательной смеси: иск предотвращения метастазов
BHP выступает за использование питательной смеси витамин C, незаменимая
аминокислота l-лизин и незаменимых аминокислот L-пролина. Терапевтическое
использование этой комбинации было впервые описано д-р Матиас Рат и д-р Лайнус
Полинг в 1990-е годы [67,68] и якобы счетчик механизмы, которые приводят к
метастазированию рака [69]. Зеленый чай был добавлен в питательную смесь, как
оказалось, для улучшения эффекта [69,70]. В своей книге " рак-бесплатно (2007),
Хендерсон делает заявление, что это питательная смесь будет замедлить или
полностью остановить распространение рака [1] (стр. 114).
Dr. Rath-исследовательского института в Калифорнии проводит исследования по
patho-механизмы, в том числе и рак, и благотворного влияния микроэлементов в
различных хронических заболеваний. Им опубликовано более двух десятков
исследований с 2004 по 2009, связанных с использованием питательной смеси для
рака. Эти исследования были выполнены на клеточных линий рака человека и мышей
20
моделей. Раки изучены, включают рак кожи, липосаркома, глиома, остеосаркома, рак
яичек, меланомы, легких, почек аденокарцинома шейки матки, мезотелиома, мочевого
пузыря, фибросаркома, яичников, молочной железы, молочной железы,
поджелудочной железы, предстательной железы, толстой кишки, саркома Юинга и
лимфомы. Основной фокус этих исследований была оценка способности этой
питательной смеси для подавления экспрессии ферментов, известный как матриксных
металлопротеиназ (ММП). Мгэс было обнаружено до регулируемых почти во всех типах
рака человека и коррелируются с продвинутой стадии, инвазивных и метастатическим
раком [97]. Исследования Rath института, показал, что в зависимости от дозы
ингибирование ММП выражение.
И наоборот, только независимое исследование этой питательной смеси воздействие
на рак недавнее исследование с участием немецких животной модели, нейробластома.
Результаты позволяют предположить, что эта питательная смесь была неэффективной
при испытаниях на мышах с индуцированной спонтанных опухолей и метастазов в
печени [98]. Больший объем объективной, независимой проверки этой питательной
смеси обеспечит основу для более твердых выводов.
Исследования с участием независимых компонентов смеси существуют. Demeule,
Brossard, страницы, Gingras и Beliveau (2000) опубликовал исследование,
подтверждающих использование полифенолы зеленого чая подавляют активность
ММР в крысу и тканей человека, с катехины эпигаллокатехин галлат и эпикатехин галлат
показав наибольший уровень ММП торможения [70].
Хендерсон кредитов Dr. Rath работы и предполагает, в том числе питательной смеси,
но не рекомендую Rath бренда дорогих добавок [1] (с. 113-114) (табл. 1). Rath в
дополнение отсутствует внешняя разведка, повышая возможность смещения для своих
выводов.
Table 1
Specific brands and doses for supplements suggested in the BHP [1] (pp. 126–127).
Component Source recommended by BHP
Daily dose recommended while on the BHP
Cottage cheese
organic, low fat
2/3 Cup (mixed with flaxseed oil)
Flaxseed oil Barleans
6 Tablespoons (mixed with cottage cheese)
Beta glucan Transfer Point 500 mg/23 kg body weight
Barley grass Green Supreme
20 tablets divided into three doses
Heart plus Our Health Coop
2 capsules/TID, to be taken with green tea extract
Green tea extract Our Health Coop
1 capsule/TID, to be taken with Heart plus
Daily advantage Mountain Home Nutritionals 1 packet/BID (8 capsules/packet)
6.4. Multivitamin/Mineral Supplement
The inclusion of this supplement in the BHP is part of the megavitamin trend popularized in the seventies.
The multivitamin/mineral supplement is a combination including 65 vitamins, minerals, essential fatty acids,
amino acids, anti-oxidants, digestive enzymes, herbs and “superfoods” (Table 2 and Table 3). A comparison of
this combination to the recommended Daily Recommended Intakes (DRI) for males and females ages of 51–
70 years is provided [7]. Based on data collected from the 2009 survey of BHP consumers, the 51–70 years
age range were the most frequent users of the BHP [9].
Table 2
Supplemental nutrient intake recommended in the Bill Henderson Protocol compared to Institute of
Medicine’s DRIs.
Nutrient
Total daily amount advised in the BHP [1] (pp. 57–59)
Daily recommended intake (male
51–70 y) [7] Daily recommended intake (female 51–70 y) [7] Tolerable upper intake level (adults 19–70
y) [99]
Vitamin A 3030 µg/10000 IU * 900 µg or 2970 IU
700 µg or 2310 IU
3000 µg/day
21
Vitamin C 4000 mg *
90 mg 75 mg 2000 mg/day
Vitamin D 40 µg/1600 IU 10 µg or 400 IU
10 µg or 400 IU
50 µg/day
Vitamin K 120 µg **
120 µg 90 µg ND
Vitamin E 800 IU/536 mg
15 mg 15 mg 1000 mg/day
Thiamin
100 mg **
1.2 mg 1.1 mg ND
Riboflavin 100 mg **
1.3 mg 1.1 mg ND
Niacin
352 mg *
16 mg 14 mg 35 mg/day
Vitamin B6 220 mg *
1.7 mg 1.5 mg 100 mg/day
Folic Acid 800 µg 400 µg 400 µg 1000 µg/day
Vitamin B12
200 µg **
2.4 µg 2.4 µg ND
Biotin
600 µg **
30 µg 30 µg ND
Pantothenic acid 300 mg **
5 mg 5 mg ND
Calcium
2000 mg
1200 mg
1200 mg
2.5 g/day
Iodine
200 µg 150 µg 150 µg 1100 µg/day
Magnesium 1000 mg *
420 mg
320 mg
350 mg/day
Zinc 40 mg 11 mg 8 mg 40 mg
Selenium 400 µg 55 µg 55 µg 400 µg/day
Copper
4000 µg
900 µg 900 µg 10000 µg/day
Manganese 20 mg *
2.3 mg 1.8 mg 11 mg/day
Chromium 400 µg **
30 µg 20 µg ND
Molybdenum
200 µg 45 µg 45 µg 2000 µg/day
Potassium 200 mg
4.7g 4.7g ND
Choline
200 mg
550 mg
425 mg
3.5 g/day
Vanadium 0.300 mg
ND
ND
1.8 mg/day
Boron
2 mg ND
ND
20 mg
Quercitin 100 mg
ND
ND
ND
N-acetyl cysteine 100 mg
ND
ND
ND
Trace mineral complex
50 mg ND
ND
ND
PABA
60 mg ND
ND
ND
Inositol
200 mg
ND
ND
ND
Silica
52 mg ND
ND
ND
Rutin
20 mg ND
ND
ND
Hesperidin 20 mg ND
ND
ND
Beta Carotene
15000 IU
ND
ND
ND
Tocotrienols40 mg ND
ND
ND
Coenzyme Q10
20 mg ND
ND
ND
Alpha lipoic acid 20 mg ND
ND
ND
Lutein
12 mg ND
ND
ND
Lycopene 6 mg ND
ND
ND
EPA (eicosapentaenoic acid)
200 mg
ND
ND
ND
DHA (docosahexaenoic acid)
300 mg
ND
ND
ND
Omega 3 fatty acids
100 mg
1600 mg
1100 mg
ND
Gamma linolenic acid
100 mg
ND
ND
ND
Ox bile
100 mg
ND
ND
ND
Pancreatin 100 mg
ND
ND
ND
Lipase
20 mg ND
ND
ND
Cellulase 20 mg ND
ND
ND
Maltase
20 mg ND
ND
ND
Protease 20 mg ND
ND
ND
Amylase
20 mg ND
ND
ND
ND: No data are available on a recommended or maximum intake;
* Intake recommended exceeds the tolerable upper limit (UL);
** Nutrient exceeds DRI, no UL has been established and caution is advised.
22
Six recommended nutrient supplements (vitamin A, C, B6, niacin, magnesium and manganese) exceed the
tolerable upper intake level (UL), the highest level of daily intake that is likely to pose no risk of adverse
health effects in most people [99]. Intake levels of vitamin A and C of this magnitude are known to cause
nausea, vomiting, headaches, and insomnia and diarrhea and abdominal bloating respectively [41] (pp. 83,
113). Vitamin K, B12 thiamin, riboflavin, pantothenic acid, biotin and chromium do not have a UL
established, but caution is advised when exceeding recommended daily amounts (RDA). The BHP suggested
intake of these nutrients exceeds the RDA in some cases by 100 times or greater. Combinations of these
nutrients in excess may result in adverse effects but remain unknown.
The “Herbal Superfood Booster” (Table 3) contains a list of herbal components and the daily dose
suggested in the BHP [1] (pp. 57–59). Evaluations from the Natural Standard online database and the
American Pharmaceutical Association on the efficacy of each are provided, with the increasing health risk
represented by a letter (A–D) or number (1–5), respectively.
Table 3
Daily advantage superfood herbal booster.
Daily advantage herbal
Daily dose suggested in the BHP
Natural standard grade
American
Pharmaceutical Association’s numerical value
Spirulina 1500 mg
C (various)
4
Turmeric 400 mg
C*
3
L-Taurine 400 mg
B (nutritional deficiency)
N/A
Siberian ginseng root and extract 460 mg
C*
2
Bee pollen 200 mg
C ** 3
L-Carnitine 200 mg
A (nutritional deficiency)
3
Royal jelly 100 mg
N/A 4
Astragalus 100 mg
C *** 3
Ginger root 100 mg
C ** 1
Gymnema sylvestre
100 mg
B (diabetes) 2
Green tea extract 100 mg
C*
3
Panax ginseng
80 mg C
2
Gingko biloba
20 mg C *** 1
N/A: Herbal has not been evaluated by source; * For cancer treatment/prevention; ** For the side effects
of cancer therapy; *** For cancer treatment/prevention and the side effects of cancer therapy.
Natural Standard was founded by clinicians and researchers to provide high quality, evidence-based
information about complementary and alternative therapies [100]. An international collaboration of more
than 100 academic institutions, Natural Standard uses a comprehensive methodology and reproducible
grading scales, to provide information that is evidence-based, consensus-based, and peer-reviewed, tapping
into the collective expertise of a multidisciplinary Editorial Board [101].
The letter grades assigned by Natural Standard are based on the quality and quantity of evidence for the
use of foods, nutrients and herbs for the treatment of various medical conditions. The letter grades are
defined as [102]:
A- strong scientific evidence;
B- good scientific evidence;
C- unclear or conflicting scientific evidence;
D- fair scientific evidence;
F- strong negative evidence.
The American Pharmaceutical Association (APA) is a national, professional society of pharmacists whose
mission is to support pharmacists in their ability to educate and advise the public on the safety and efficacy
of medicines [103] (p. xi). In their publication Practical Guide to Natural Medicine, the APA assessed dietary
supplements of herbs and amino acids. Numerical values were assigned to herbs and nutrients based on the
quality and quantity of available research. The following is how each numerical value was defined:
Years of use and extensive, high-quality studies indicate that this substance is very effective and safe
when used in commonly reported dosages.
According to a number of well-designed studies and common use, this substance appears to be
relatively effective and safe when used in commonly reported dosages.
23
Studies on the effectiveness and safety of this substance are conflicting or there are not enough studies
to draw a conclusion.
Research indicates that this substance will not fulfill the claims made for it, but that it is also unlikely to
cause any harm.
Studies indicate that there is a definite hazard in using this substance, even in recommended amounts
[103] (pp. 12–13).
Таблица 1
Конкретных марок и дозы добавки, предлагаемые в BHP [1] (стр. 126-127).
Компонент источника, рекомендованные компанией BHP суточную дозу
рекомендуется во время BHP
Творог органических, с низким содержанием жира 2/3 чашки (смешанное льняное
масло)
Льняное масло Barleans 6 столовых ложек (смешанные с творогом)
Бета-глюкан Transfer Point (500 мг/23 кг веса тела
Ячмень трава зеленая Верховного 20 таблеток разделить на три дозы
Сердце плюс наше здоровье Coop 2 капсулы/TID, которые должны быть приняты с
экстрактом зеленого чая
Экстракт зеленого чая наше здоровье Coop 1 капсула/TID, которые должны быть
приняты с сердцем плюс
Ежедневно преимущество Mountain Home. * сертификат 1 пакет/BID (8 капсул/пакет)
6.4. Поливитамины/Минеральные Добавки
Включение этой добавки в BHP является частью megavitamin тенденция в обиход в
семидесятых. Мультивитаминов/минеральные добавки-это сочетание в том числе 65
витамины, минералы, незаменимые жирные кислоты, аминокислоты, антиоксиданты,
ферменты, трав и “желательные” (Таблица 2 и Таблица 3). Сравнение этой комбинации
рекомендуется ежедневно рекомендуемые нормы потребления (DRI) для мужчин и
женщин в возрасте от 51-70 лет [7]. На основе данных, полученных из опроса в 2009
году BHP потребителей, 51-70 лет возрастной диапазон наиболее часто пользователи
BHP [9].
Таблица 2
Дополнительное потребление питательных веществ, рекомендованных в протоколе
Билла Хендерсона по сравнению с Институтом медицины Dri.
Питательных веществ общая суточная сумма посоветовал в BHP [1] (стр. 57-59)
ежедневная Рекомендуемая норма потребления (мужской 51-70 y) [7] ежедневная
Рекомендуемая норма потребления (женский 51-70 y) [7] допустимая верхний уровень
потребления (взрослых 19-70 y) [99]
Витамин А 3030 мкг/10000 ме * 900 мкг или 2970 ме 700 мкг или 2310 ме 3000 мкг/сут
Витамин C 4000 мг * 90 мг 75 мг 2000 мг/день
Витамин D 40 мкг/1600 ме на 10 мкг или 400 ме, 10 мг или 400 ме 50 мкг/сутки
Витамин K 120 мкг ** 120 мкг 90 мкг ND
Витамин Е 800 ме/536 мг 15 мг 15 мг, 1000 мг/день
Тиамин 100 мг ** 1.2 1.1 мг мг ND
Рибофлавин 100 мг ** 1.3 1.1 мг мг ND
Ниацин 352 мг * 16 мг, 14 мг 35 мг/день
Витамин B6 220 мг * 1,7 мг 1.5 мг 100 мг/день
Фолиевая кислота 800 мкг и 400 мкг и 400 мкг 1000 мкг/сут
24
Витамин В12 200 мкг ** 2.4 мкг 2,4 мкг ND
Биотин 600 мкг ** 30 мкг 30 мкг ND
Пантотеновая кислота 300 мг ** 5 мг, 5 мг ND
2000 мг кальция 1200 1200 мг мг 2,5 г/день
200 мкг йода 150 мкг 150 мкг 1100 мкг/день
Магний 1000 мг * 420 320 мг мг 350 мг/день
Цинк 40 мг 11 8 мг 40 мг мг
400 мкг, Селена 55 мкг 55 мкг и 400 мкг/день
Медь 4000 мкг 900 мкг 900 мкг 10000 мкг/день
Марганца 20 мг * 2.3 1.8 мг мг 11 мг/день
400 мкг, хрома ** 30 мкг 20 мкг ND
Молибден 200 мкг 45 мкг 45 мкг 2000 мкг/день
Калия 200 мг 4.7g 4.7g ND
Холин 200 мг 550 мг 425 мг 3,5 г/день
Ванадий 0.300 мг ND ND 1,8 мг/день
Бор-2 мг ND ND 20 мг
Quercitin 100 мг ND ND ND
N-ацетилцистеин 100 мг ND ND ND
Минерал, сложный 50 мг ND ND ND
ПАБК 60 мг ND ND ND
Инозитол 200 мг ND ND ND
Кремнезема 52 мг ND ND ND
Рутин 20 мг ND ND ND
Гесперидин 20 мг ND ND ND
Бета-каротин 15000 ме ND ND ND
Токотриенолы 40 мг ND ND ND
Коэнзим Q10 20 мг ND ND ND
Альфа-липоевая кислота 20 мг ND ND ND
Лютеин 12 мг ND ND ND
Ликопин 6 мг ND ND ND
EPA (эйкозапентаеновая кислота) 200 мг ND ND ND
DHA (докозагексаеновая кислота) 300 мг ND ND ND
Омега-3 жирные кислоты 100 мг 1600 1100 мг мг ND
Гамма-линоленовая кислота 100 мг ND ND ND
Ox желчи 100 мг ND ND ND
Панкреатин 100 мг ND ND ND
Липазы 20 мг ND ND ND
Целлюлазы 20 мг ND ND ND
Maltase 20 мг ND ND ND
Протеазы 20 мг ND ND ND
Амилаза 20 мг ND ND ND
ND: не имеются данные о рекомендуемых или максимальное потребление;
 Рекомендуемая доза превышает верхний допустимый предел (UL);
 ** Питательных веществ превышает DRI, не UL была создана и осторожность.
Шесть рекомендуемые питательные добавки (витамины А, С, В6, ниацин, магния и
марганца) превышает верхний допустимый уровень потребления (UL), высокий уровень
25
суточного потребления, что, скорее всего, не представляют никакого риска
неблагоприятных последствий для здоровья большинства людей [99]. Норма
потребления витамина A и C такого масштаба, как известно, вызывают тошноту, рвоту,
головные боли и бессонница, понос и вздутие живота соответственно [41] (стр. 83, с.
113). Витамин K, B12, тиамин, рибофлавин, пантотеновая кислота, биотин и хрома не
иметь UL создана, но осторожность при превышении рекомендуемой суточной суммы
(RDA). BHP предложила потребление этих веществ превышает удаленный доступ к
данным в некоторых случаях в 100 и более раз больше. Комбинации этих питательных
веществ в избыток может привести к серьезным последствиям, но остаются
неизвестными.
“Травяной супер-пупер ракета-носитель” (табл. 3) содержит список травяных
компонентов и суточную дозу предложил в BHP [1] (стр. 57-59). Оценки от природных
стандартном режиме онлайн баз данных и американская фармацевтическая
ассоциация по эффективности каждой предусмотрены, в связи с ростом риска для
здоровья в лице буквы (a-D) или номер (1-5), соответственно.
Таблица 3
Ежедневно преимущество супер-пупер травяные ракеты-носителя.
Ежедневно преимущество травяные суточная доза предложил в BHP природных
стандартного сорта американской фармацевтической ассоциации численное значение
Спирулина 1500 мг C (различных) 4
Куркума 400 мг C * 3
L-таурин 400 мг B (дефицита питательных веществ) N/A
Сибирского женьшеня и экстракт 460 мг C * 2
Пчелиная пыльца 200 мг C ** 3
L-карнитин 200 мг (дефицита питательных веществ) 3
Маточное молочко 100 мг N/A 4
Астрагал 100 мг C *** 3
Корень имбиря 100 мг C ** 1
Gymnema sylvestre 100 мг B (сахарный диабет) 2
Экстракт зеленого чая-100 мг C * 3
Panax ginseng 80 мг 2 C
Гинкго билоба 20 мг C *** 1
N/A: травяные не было оценено по источникам; * Для лечения рака/профилактики; **
для побочные эффекты терапии рака; *** для лечения рака/профилактика и побочные
эффекты терапии рака.
Природный стандарт был основан клиницистов и исследователей, чтобы обеспечить
высокое качество, основанный на фактических данных информацию о дополнительных
и альтернативных методов лечения [100]. Международное сотрудничество более чем
100 научных учреждений, природных стандарт использует комплексную методику и
Воспроизводимые градации шкалы, чтобы предоставить информацию, на основе
доказательств, на основе консенсуса, и peer-reviewed, используя коллективный опыт
междисциплинарного редколлегии [101].
Буквенные оценки присвоены по естественным эталоном основаны на качество и
количество доказательств для использования продуктов питания, питательные
вещества и травы для лечения различных заболеваний. Буквенные оценки
определяются как [102]:
26
 Сильные научные доказательства;
 B - хорошие научные доказательства;
 C - нечеткие или противоречивые научные данные;
 D - ярмарка научных доказательств;
 F - сильные отрицательные доказательства.
Американская фармацевтическая ассоциация (APA) - это национальные,
профессиональные общества фармацевтов, миссией которой является поддержка
фармацевтов в их способность обучать и консультировать общественность по
безопасности и эффективности лекарственных средств [103] (стр. xi). В своей
публикации практическое руководство по натуральной медицине, апа (начисленных
пищевых добавок из трав и аминокислот. Численные значения были отнесены к травы
и питательных веществ, основанная на качество и количество имеющихся
исследований. Следующее-это то, как каждый численное значение было определено:
Лет использования и широкий, качественные исследования показывают, что это
вещество является очень эффективным и безопасным при использовании в обычно
сообщали о дозировках.
По мнению ряда хорошо продуманных исследований и общего пользования, это
вещество является достаточно эффективным и безопасным при использовании в
обычно сообщали о дозировках.
Изучение эффективности и безопасности этого вещества являются противоречивыми,
или не достаточно исследований, чтобы делать вывод.
Исследования показывают, что это вещество не выполнит требований, предъявляемых
для него, но что он также вряд ли причинят никакого вреда.
Исследования показывают, что существует определенная опасность использования
этого вещества, даже в рекомендуемых количествах [103] (стр. 12-13).
7. Dietary Restrictions of the Bill Henderson Protocol: Reducing Toxicity
The BHP prohibits meat, dairy products (with the exception of cottage cheese), gluten, sugar, processed
food and alcohol. Links between cancer and diet have been investigated [33,104,105,106], but it is difficult to
make general conclusions and by extension, recommendations regarding the restriction of entire food
groups. The BHP does not take into account calculation of energy needs, which is an important consideration
for prescribed diets [107].
7.1. Meat
Conclusions about cancer risk and the consumption of meat are difficult to make given the state of current
evidence. In a case control study from Uruguay (2009), 846 cases and 846 controls were followed estimating
meat consumption and lung cancer risk. Total meat consumption of red meat and processed meat are
reported to be associated with an increased risk of cancer, while total intake of white meat, poultry and fish
did not increase risk [108]. Intake of red meat also appears to be associated with an increased risk of breast
cancer [109,110] although the variables controlled in studies vary widely such as menopausal status and
cooking practices, making it difficult to draw definitive conclusions [110,111]. The intake of saturated fat,
found in higher amounts in animal products, has been linked to breast cancer [33]. Colon cancer risk has also
been correlated with intakes of red meat, pan fried meat and processed meat mutagens [112]. Fish and
specifically the consumption of omega 3 fatty acids, has been associated with a lowered cancer risk [33,113],
and more specifically, decreased mortality from prostate cancer [114].
7.2. Dairy
A link between cancer and dairy products has not been established, although there are hypotheses about
the risks of milk and milk product consumption associated with an increase in growth hormone/insulin like
growth factor-1 that is triggered by the ingestion of milk protein [115]. The recent publication from the
European Prospective Investigation into Cancer and Nutrition reported an association between high dairy
intake, high serum concentrations of IGF-1 and an increased risk for prostate cancer [33]. Conflicting
27
evidence exists regarding the role of dairy in the development of colorectal cancer. It has been reported that
high dairy intakes during childhood resulted in a near tripling in the odds of developing colorectal cancer in
adulthood [116]. Conversely, two recent studies suggest that a higher intake of dairy products is associated
with a lower risk of colon cancer [117,118]. High calcium intake has also been correlated with a lower risk of
colorectal cancer [117]. Fortified milk and milk products are also a source of vitamin D, which has been
associated with a reduced risk of cancer [119,120]. The BHP recommends a supplement containing 40
µg/1600 IU of vitamin D [1] (pp. 57–59), four times the current daily recommended intake of vitamin D.
7.3. Gluten
Gluten, found in a variety of grains including wheat, does contain several proteins that are known causes
of respiratory and food allergies as well as contact hypersensitivity, in certain individuals [121], but this
reaction is not associated with an increased risk of cancer.
Celiac disease is described as a small intestine mucosal disorder that is gluten dependent and often
characterized by nutrient malabsorption, diarrhea and weight loss [122]. A known complication of celiac
disease is the development of bowel cancers [41] (p. 713). A 2009 article reported that if celiac disease was
first diagnosed later in life, lymphoma was detected more often than in cases of early diagnosis, the possible
culprit being duration of exposure to gluten [123]. The same study also postulated that those with celiac
disease may actually be at a lower risk of gastric and colon cancers than previously thought due the celiac
characteristic symptoms of impaired absorption and quick excretion of fat, fat soluble substances,
hydrocarbons and other potentially carcinogenic substances [123]. In the general population however, an
increased risk of cancer from gluten ingestion has not been established.
7.4. Sugar and Processed Food
Foods high in sugar can replace nutrient dense foods, delivering more calories and fewer nutrients. Poor
nutrition can lead to numerous health consequences including anemia, delayed immune response and
prolonged wound healing. Foods with a high glycemic index have been linked to insulin resistance, which has
been correlated with an increased risk for pancreatic cancer [124,125]. In a 2009 cohort study intended to
assess this risk, those with the highest intake of fructose and glucose were found to be at higher risk for
pancreatic cancer [124]. Positive associations have also been made between diets with a high glycemic load
and both esophageal adenocarcinoma [126] and breast cancer [127,128,129].
High sugar intake is associated with weight gain and obesity. A 2008 study reported that “an estimated
33,966 new cancers (4% of all estimated cancers) in males and 50,535 (7% of all estimated cancers) in
females diagnosed in 2007, or 6% of all cancers, may be potentially attributable to obesity [130]. Without
the impact of rising obesity rates, incidence rates might have declined (instead of remaining stable) from
1988–1994 to 2001–2004 for uterus, breast and certain other cancers” [130]. The following, by the World
Cancer Research Fund and The American Institute for Cancer Research, is a list of mechanisms by which
obesity can increase cancer risk as reported in their publication “Food, Nutrition, Physical Activity and the
Prevention of Cancer: A Global Perspective”:
Obesity causes an elevation of insulin and leptin levels, which can promote the growth of cancer.
Elevated leptin levels are associated with colorectal and prostate cancer.
Insulin resistance is increased, causing the pancreas to compensate by increasing insulin production.
Hyperinsulinaemia is correlated with an increased risk of cancers of the colon and endometrium, and
possibly of the pancreas and kidney.
Higher levels of body fat increases the level of estradiol in men and women and may also raise
testosterone levels in women. Increased levels of these sex steroid hormones are strongly associated with
endometrial cancer and postmenopausal breast cancer and may increase risks for colon and other cancers.
Adipose tissue promotes inflammatory factors in the body. Obese individuals have higher concentrations
of interleukin-6, C-reactive protein and tumour necrosis factor. Leptin, which again is raised in cases of
obesity, also functions as an inflammatory cytokine. Chronic inflammation can increase ones risk of cancer
[40] (p. 39).
There is also a potential link between sugar and cancer involving the effect of sugar on the immune
system. It has been reported that the daily ingestion of 75–100 g of simple sugars, including glucose, sucrose,
fructose and honey has been found to induce a fifty percent drop in the activity of white blood cells for two
to five hours [131]. The immune system plays a central role in the elimination of altered and unhealthy cells,
including cancer cells.
28
7.5. Alcohol
Alcohol intake has been associated with an increased risk for certain cancers including breast, rectal and
pancreatic cancers [132,133,134]. There is conflicting data on the effect of alcohol consumption and prostate
cancer. While heavy drinking, 50 g or more per day, has been positively associated with prostate cancer
[135], 36 g or more per day has been shown to decrease the risk of benign prostatic hyperplasia [136], a
marker for prostate cancer risk. A 2009 study evaluated lifetime alcohol exposure and its link to cancer risk in
men and concluded that moderate and high alcohol consumption increased risk for cancers of the
esophagus, stomach, colon, liver, pancreas, lung and prostate. Cancer association was strongest for beer and
to a lesser extent spirits [137]. Red wine, on the other hand, may offer some protective benefits against a
number of degenerative diseases. In a study looking at the effect of alcohol on breast density, a strong
intermediate marker for breast cancer risk, red wine showed a consistent inverse association, unlike other
types of alcohol [138]. The protective mechanism associated with red wine is often attributed to red wine’s
content of resveratrol [139]. A recent study suggested that the benefits of red wine include, but are not
limited to resveratrol, but may also involve its red pigments [140]. Clearly, the type and amount of alcohol
consumed is a factor in cancer risk and supports Henderson’s recommendation for restriction.
7. Пищевые ограничения Билл Хендерсон протокола: снижения токсичности
BHP запрещает мясо, молочные продукты (кроме творога), клейковины, сахара,
обработанные пищевые продукты и алкоголь. Связи между раком и диетой, были
исследованы в [33,104,105,106], но это трудно делать общие выводы и, следовательно,
рекомендации по ограничению всего продовольственной группы. BHP не принимать во
внимание расчет потребностей в энергии, что является важным для предписанной
диеты [107].
7.1. Мясо
Выводы об риск рака и потребление мяса трудно сделать, учитывая состояние
действующего свидетельства. В исследование " случай-контроль " из Уругвая (2009), 846
случаев и 846 управления последовали оценки потребления мяса и риска развития рака
легких. Общее потребление мяса, красного мяса и мясных полуфабрикатов, как
сообщается, связаны с повышенным риском рака, в то время как общее потребление
белого мяса, птицы и рыбы не увеличивают риск [108]. Потребление красного мяса, как
представляется, также связаны с повышенным риском рака молочной железы [109,110]
хотя переменные в контролируемых исследованиях широко варьируются, таких как
менопаузы и методов приготовления пищи, поэтому трудно сделать окончательные
выводы [110,111]. Потребление насыщенных жиров, найти в больших количествах в
продуктах животного происхождения, были связаны с раком молочной железы [33].
Риск рака толстой кишки также были сопоставлены с потребления красного мяса,
обжаренные на сковороде мясо и мясные мутагенов [112]. Рыба и, в частности,
потребление Омега-3 жирных кислот, был связан с пониженным риском возникновения
рака [33,113], и, в частности, снижение смертности от рака предстательной железы
[114].
7.2. Молочные
Связь между раком и молочные продукты не был установлен, хотя есть гипотезы о
рисках, молока и молочных продуктов потребления, связанный с увеличением гормон
роста/инсулин, как фактор роста-1, который срабатывает при приеме внутрь молочного
белка [115]. Недавняя публикация от европейского Проспективного исследования рака
и питания сообщалось о взаимосвязи между высоким уровнем потребления молочных,
высокие сывороточные концентрации ИФР-1 и повышенный риск развития рака
простаты [33]. Противоречивые доказательства, касающиеся роли молочной развития
колоректального рака. Сообщалось, что высокое потребление молочных в детстве
29
привело почти к утроению в вероятность развития колоректального рака в зрелом
возрасте [116]. Наоборот, две недавние исследования предполагают, что более высокое
потребление молочных продуктов, связанных с уменьшением риска рака толстой кишки
[117,118]. Высокое потребление кальция имеет также были связаны с меньшим риском
колоректального рака [117]. Витаминизированное молоко и молочные продукты также
являются источником витамина D, которое ассоциируется со снижением риска рака
[119,120]. BHP рекомендует добавка, содержащая 40 мкг/1600 ме витамина D [1] (стр.
57-59), четыре раза текущая ежедневная Рекомендуемая норма потребления витамина
Д.
7.3. Глютен
Клейковины, найденные в различных зерновых, включая пшеницу, содержит
несколько белков, которые известны причины дыхательной и пищевой аллергии, а
также контактной гиперчувствительности, в некоторых особей [121], но эта реакция не
связана с повышенным риском рака.
Целиакия описывается как слизистой оболочки тонкой кишки расстройство, которое
клейковины и зависимых часто характеризуется нарушением всасывания питательных
веществ, диарея и потеря веса [122]. Известное осложнение целиакии является
развитие рака кишечника [41] (стр. 713). В статье 2009 года сообщалось, что при
целиакии заболевание было впервые диагностировано позднее в жизни, лимфомы был
обнаружен чаще, чем в случаях ранней диагностики, возможный виновник бытия
Длительность воздействия клейковины [123]. В этом же исследовании также
постулируется, что у людей с целиакией может на самом деле быть в более низкий риск
рака желудка и толстой кишки, чем считалось ранее из-за целиакией характерные
симптомы нарушений всасывания и быстрое выведение жира, жирорастворимых
веществ, углеводородов и других потенциально канцерогенных веществ [123]. В общей
популяции, однако повышенный риск развития рака употребление в пищу глютена, не
установлено.
7.4. Сахар и обработанных пищевых продуктов
Продукты с высоким содержанием сахара может заменить питательных пищевых
продуктов, предоставляя больше калорий и меньше питательных веществ. Плохое
питание может привести к многочисленным последствиям для здоровья, включая
анемию, задержка иммунного ответа и длительное заживление ран. Продукты с
высоким гликемическим индексом, были связаны с инсулинорезистентностью, которая
была связана с повышенным риском рака поджелудочной железы [124,125]. В 2009
когортное исследование, призванное оценить этот риск, респонденты с высоким
уровнем потребления фруктозы и глюкозы, были выявлены более высокий риск рака
поджелудочной железы [124]. Положительные ассоциации также были достигнуты
между диеты с высоким гликемическим индексом нагрузки и как аденокарцинома
пищевода [126] и рака молочной железы [127,128,129].
Высокое потребление сахара связано с увеличением веса и ожирения. Исследования
2008 года, сообщил, что “по оценкам 33,966 новых случаев заболевания раком (4% всех
предполагаемых случаев рака) у мужчин и 50,535 (7% всех предполагаемых случаев
рака) у женщин, отмеченных в 2007 году, или 6% всех раковых заболеваний,
потенциально может быть, относимые на счет ожирения [130]. Без влияния роста
ожирения, заболеваемости, возможно, сократилось (вместо того, чтобы оставаться
стабильными) от 1988-1994 в 2001-2004 для матки, молочной железы и некоторых
30
других видов рака” [130]. Следующий Всемирный фонд исследований рака и
американского института по исследованию рака, список механизмов, с помощью
которых ожирение может увеличить риск рака как сообщал в своей публикации
“продовольствия, питания, физической активности и профилактики рака: глобальная
перспектива”:
Ожирение вызывает повышение инсулина и лептина уровнях, которые могут
способствовать развитию рака. Повышенные уровни лептина связаны с
колоректального рака и рака предстательной железы.
Сопротивление инсулина увеличивается, вызывая поджелудочной железы
компенсировать за счет увеличения производства инсулина. Hyperinsulinaemia
коррелирует с повышенным риском рака толстой кишки и эндометрия, и, возможно,
поджелудочной железы и почек.
Высокий уровень жира в организме, повышает уровень эстрадиола в мужчин и
женщин, и могут также повысить уровень тестостерона в женщин. Повышенные уровни
эти половые стероидные гормоны тесно связаны с постменопаузе с раком эндометрия
и раком молочной железы и может увеличить риски для толстой кишки и другими
видами рака.
Жировая ткань способствует факторов воспаления в организме. Лицам, страдающим
ожирением, имеют более высокие концентрации интерлейкина-6, C-реактивного белка
и фактора некроза опухоли. Лептин, который снова поднят в случаях ожирения, также
выполняет функции воспалительных цитокинов. Хроническое воспаление может
увеличить них риск рака [40] (стр. 39).
Существует также потенциальная связь между сахаром и рака, включая влияние
сахара на иммунную систему. В ней сообщалось, что ежедневный прием 75-100 г
простых Сахаров, в том числе глюкозы, сахарозы, фруктозы и мед был найден, чтобы
вызвать пятидесятипроцентное снижение активности лейкоцитов в течение двух-пяти
часов [131]. Иммунная система играет центральную роль в ликвидации изменены и
нездоровых клеток, в том числе и раковые клетки.
7.5. Алкоголь
Употребление алкоголя ассоциируется с повышенным риском для некоторых видов
рака, включая рак молочной железы, прямой кишки и поджелудочной железы
[132,133,134]. Существуют противоречивые данные о влиянии потребления алкоголя и
рака предстательной железы. В то время как пьянство, 50 г и более в сутки, был
положительно связан с раком предстательной железы [135], 36 г и более в сутки, как
было показано снижение риска доброкачественной гиперплазии предстательной
железы [136], маркером риска развития рака простаты. В 2009 году в исследовании
оценивались жизни воздействии алкоголя и его связь риска развития рака у мужчин и
пришли к выводу, что умеренное и высокое потребление алкоголя повышенный риск
рака пищевода, желудка, толстой кишки, печени, поджелудочной железы, легких и
предстательной железы. Ассоциация по борьбе с раком был сильнейший для пива и, в
меньшей степени духов [137]. Красное вино, с другой стороны, может предложить
некоторые защитные выгоды от многих дегенеративных заболеваний. В исследовании,
глядя на действие алкоголя на груди плотности, сильный промежуточных маркером
риска развития рака молочной железы, красное вино показало последовательное
Обратная связь, в отличие от других видов алкоголя [138]. Защитный механизм,
связанный с красным вином часто объясняется красное вино содержание ресвератрола
31
[139]. Недавнее исследование показало, что польза красного вина включают, но не
ограничиваются ресвератрол, но может также включать его красных пигментов [140].
Ясно, тип и количество потребляемого алкоголя является одним из факторов риска
возникновения рака и поддерживает Хендерсон рекомендации для ограничения.
8. Discussion
This paper has summarized the available evidence on the anti-cancer properties of the components of the
Bill Henderson Protocol. Prospective longitudinal studies with intermittent measures are not available for
testing the efficacy of the BHP. Some data exists on some of the individual components suggested as part of
the protocol. The protocol was created by Bill Henderson, motivated by his own interest in curing cancer [1]
(p. xiii). To date, much of the evidence for the BHP has taken the form of user testimonials [141,142]. The
vulnerability of seriously ill people may increase their susceptibility to attaching truth to testimonials.
Henderson attempts to dissuade potential BHP followers from investing in conventional therapies by
challenging the trust consumers typically have in the expertise of conventional practitioners and suggesting
that they alone can manage their illness [1] (pp. 1–4). People may believe that the BHP is as effective as
conventional treatment and may choose to forgo such interventions, possibly significantly affecting their
outcomes.
As a large component of his six component diet, Bill Henderson suggests cottage cheese and flaxseed oil
recommended by Dr. Johanna Budwig in the 1950s. While it is known that the essential fatty acids found in
flaxseed oil, as well as methionine and cysteine, are important in human health, with modern advancements
to our understanding in areas of human physiology, lipid metabolism and lipoproteins, Budwig’s fervent
belief in these combined substances as cure for cancer appears overly simplistic. Although Budwig lived until
2003, and was actively lecturing until the late 1990s, there does not appear to have been any attempts to
test her theories using modern technology or different source materials, such as fish oil.
An additional constraint to the interpretation and understanding of Budwig’s work is that it was originally
published in German. While English translations are available, they are primarily copies of lectures, letters
and transcribed interviews. The foundations of her theory seem at times to be “lost in translation” making it
difficult to review and evaluate her theories.
The information available on the supplements that are a part of the BHP is limited. The use of a betaglucan supplement as an immune stimulant does appear to be supported by scientific research, although
there is still much to assess about the value of differing beta-glucan sources and concentrations
[55,57,58,60]. Similarly, scientific data on the use of barley grass for cancer is limited. Barley grass, like wheat
grass, is commonly viewed as a highly nutritive food, but the benefits may be greatest when the grass is
pressed into a juice and consumed fresh. The processing of the grass into a powder for use in capsules offers
the benefits of convenience and perhaps for some, easier palatability, but might reduce some of its nutritive
value.
The combination of lysine, proline, ascorbic acid and green tea extract has been studied by The Dr. Rath
Research Institute and based on their published work, has shown this nutrient mixture to be a promising
anti-cancer proliferation agent. This has been at least partially supported by research into the individual use
of green tea extracts or ascorbic acid in cancer treatment. However, the one independent published study on
the use of the nutrient mixture as a whole showed it to be ineffective against the cancer studied
(neuroblastoma) [98]. A greater amount of objective, independent research would help provide a broader
look at the issue and benefit those looking to draw more firm conclusions.
Adherence to the BHP comes with several challenges; the first being the high number of pills to swallow
on a daily basis. If one strictly adheres to all the components of the protocol, a minimum of 46 pills and 6
tablespoons of flaxseed oil are required each day. For cancer patients with digestive difficulties, including
nausea and/or obstructions, this may not be possible. A common side effect of consuming large amounts of
oil is nausea and this may impede adherence in taking the full amount of flaxseed oil. Those people
intolerant of dairy products may find the ingestion of cottage cheese challenging. If one is able to consume
all the required components of the protocol, the doses of certain nutrients including vitamin A, C, B6, niacin,
magnesium and manganese exceed the tolerable upper levels of intake. Depending on the individual, this
may or may not produce side effects.
The possibility of conventional drugs interacting with the protocol supplements may also be of concern.
For example, those on anticoagulants may be at risk of agonistic effects from an increased intake of
32
supplements such as vitamin E, ginger, Ginkgo biloba, ginseng and omega 3 fatty acids, which can interfere
with the expected therapeutic effects [103] (pp. 269–271, 295) [148].
The dietary guidelines of the BHP are restrictive, eliminating some of the most common foods in the
Western diet. For many, this drastic dietary change may be one of the greatest challenges to protocol
compliance and there is conflicting data about the value of eliminating the restricted foods. The nutritional
status of cancer patients may already be compromised by virtue of their disease symptoms and further
dietary restrictions may have negative effects such as insufficient energy intake. Supplementation in excess
of recommended dietary intakes may trigger adverse effects that are unexpected. Evaluation of the potential
benefits of the BHP in comparison to its potential negative effects in this population needs to be undertaken.
Moreover, potential protocol adherents are encouraged to forgo conventional treatment, albeit for a limited
period of time, to try the BHP and delay or attenuate treatment with known benefits.
8. Обсуждение
В настоящем документе обобщены имеющиеся свидетельства о противораковых
свойствах компонентов Билл Хендерсон протокола. Проспективных когортных
исследований с прерывистым меры не доступны для тестирования эффективности BHP.
Некоторые данные, свидетельствующие о некоторых отдельных компонентов,
поставленные в рамках протокола. Протокол был создан Билл Хендерсон, мотивируя
свой интерес в лечении рака [1] (стр. xiii). На сегодняшний день много доказательств по
BHP приняло форму отзывы пользователей [141,142]. Уязвимость тяжелобольных
людей может увеличить свою восприимчивость к присоединения к истине отзывы.
Хендерсон попытки сдержать потенциальных BHP последователей от инвестирования в
обычных методов лечения, вызвав доверие потребителей, как правило, имеют опыт
обычных практиков и предполагая, что только они могут управлять своим
заболеванием [1] (стр. 1-4). Люди могут полагать, что BHP является столь же
эффективным, как и обычное лечение и, возможно, отказываются от подобных
вмешательств, возможно, существенно влияющих на их результаты.
Как значительная часть его шесть компонент диеты, Билл Хендерсон предполагает,
творог и льняное масло, рекомендованное д-р Джоанна эту в 1950-х годах. Пока
известно, что жирные кислоты, содержащиеся в льняном масле, а также метионин и
цистеин, играют важную роль в здоровье человека, с современными достижениями в
нашем понимании в области физиологии человека, метаболизм липидов и
липопротеинов, в эту горячую веру в сочетании этих веществ в качестве лекарства от
рака представляется чрезмерно упрощенным. Хотя эту жил до 2003 года, и активно
лекции до конца 1990-х, там, кажется, не имеют никаких попыток, чтобы проверить
свою теорию, используя современную технологию или различных исходных
материалов, таких как рыбий жир.
Дополнительным ограничением для толкования и понимания эту работу, что
первоначально она была опубликована в Германии. А перевод на английский язык, они,
прежде всего, копии лекций, письма и расшифровывал интервью. Основы ее теория
кажутся порой были “трудности перевода”, что делает ее трудно рассмотреть и оценить
ее теории.
Информация, доступная на добавки, которые являются частью BHP ограничено.
Использование бета-глюкан дополнения, как иммунный стимулятор, по-видимому, не
подкреплены научными исследованиями, хотя многое еще предстоит оценить, о
значении различных бета-глюкан источников и концентрации [55,57,58,60].
Аналогичным образом, научные данные об использовании травы ячменя для рака
ограничено. Травы ячменя, пшеницы, как трава, обычно рассматривают как весьма
33
питательную, но выгоды могут быть довольно большими, когда трава нажатии на сок и
потребляются. Обработка травы в порошок для использования в капсулах предлагает
преимущества удобство и, возможно, для некоторых проще вкусовые качества, но
может уменьшить ее питательную ценность.
Сочетание лизина, пролина, аскорбиновой кислоты и экстракта зеленого чая был
изучен Dr. Rath-исследовательского института и на основе опубликованной работы,
показали, что этот питательной смеси перспективной анти-рак распространения агента.
Это было, по крайней мере, частично поддерживаются исследования в
индивидуальное пользование экстракты зеленого чая, или аскорбиновой кислоты в
лечении рака. Однако, один независимый опубликовано исследование использования
питательной смеси в целом показал ее неэффективность против рака учился
(нейробластома) [98]. Большее количество объективных, независимых исследований
могло бы обеспечить более широкий взгляд на проблему и в пользу тех, кто хочет
нарисовать более твердые выводы.
Соблюдение BHP поставляется с несколькими проблемами; первый-количество
пилюли на ежедневной основе. Если один строго соблюдает все компоненты
протокола, минимум 46 таблетки и 6 столовых ложки льняного масла необходимы
каждый день. Для пациентов с раком пищеварительной трудности, в том числе тошнота
и/или других препятствий, это не может быть возможным. Частым побочным эффектом
использования больших объемов нефти тошнота, и это может затруднить соблюдения,
принимая полную сумму льняное масло. Тех людей с непереносимостью молочных
продуктов может найти проглатывание творог сложной. Если кто-то способен
потреблять все необходимые компоненты протокола дозы определенных питательных
веществ, включая витамин А, С, В6, ниацин, магния и марганца превышает верхний
допустимый уровень потребления. В зависимости от индивидуальных, это может быть
или может не вызывать побочные эффекты.
Возможности традиционных препаратов, взаимодействующих с протоколом добавки
могут также вызывать обеспокоенность. Например, те, на антикоагулянтов может
оказаться под угрозой социальных эффектов от увеличения потребления добавки, такие
как витамин Е, имбирь, гинкго билоба, женьшень и омега-3 жирных кислот, которые
могут помешать ожидаемый терапевтический эффект [103] (с. 269-271, 295) [148].
Диетические рекомендации по BHP имеют ограничения, устранения некоторых
наиболее распространенных продуктов в Западной диеты. Для многих это резкое
изменение рациона питания может быть одной из самых больших проблем для
соблюдения протокола и существуют противоречивые данные о стоимости устранения
запретной пищи. Пищевого статуса больных раком, может быть уже взломано в силу
своей болезни, симптомы и дальнейшего ограничения в питании может иметь
негативные эффекты, такие, как недостаточное потребление энергии. Добавки
превышение рекомендуемой рациону могут вызвать побочные эффекты, которые будут
неожиданными. Оценка потенциальных преимуществ из BHP в сравнении с их
потенциальные негативные последствия в этой популяции должна быть проведена.
Кроме того, потенциальные протокола приверженцев предлагается отказаться от
традиционного лечения, пусть даже на ограниченный период времени, чтобы
попытаться BHP и отсрочить или смягчить лечение известные преимущества.
9. Conclusion
The Bill Henderson protocol is a dietary approach for the treatment and management of cancer. Presently,
34
the protocol as a whole has not been evaluated, although varying amounts of evidence exist for some of its
components. While there is some historical suggestion of a scientific rationale for this protocol, its claims
remain unproven. Certainly further study is needed. Future investigations should consider whether this
protocol meets the nutritional requirements of consumers with cancer and if it has any impact on morbidity
and mortality in this patient group. Information on dietary information needs to be made available to
consumer groups so that they may make informed choices when undertaking such self-management
regimens.
9. Заключение
Билл Хендерсон протокола диетический подход для лечения рака. В настоящее
время, протокол в целом не была оценена, хотя разное количество доказательств того,
существуют только для некоторых его компонентов. А существуют какие-то
исторические предложение научное обоснование настоящего протокола, его претензии
остается недоказанной. Безусловно, необходимы дальнейшие исследования. Будущие
исследования должны рассмотреть, является ли этот протокол отвечает питательным
потребностям потребителей с раком, и если он имеет никакого влияния на уровень
заболеваемости и смертности в этой группе пациентов. Информация о диетических
информация должна быть доступна для групп потребителей, чтобы они могли
принимать обоснованные решения при проведении такого самоуправления схем.
BMC Complement Altern Med. 2011 Nov 8;11:109. doi: 10.1186/1472-6882-11-109.
Estrogenic botanical supplements, health-related quality of life, fatigue, and hormone-related symptoms
in breast cancer survivors: a HEAL study report.
Ma H1, Sullivan-Halley J, Smith AW, Neuhouser ML, Alfano CM, Meeske K, George SM, McTiernan A,
McKean-Cowdin R, Baumgartner KB, Ballard-Barbash R, Bernstein L.
1Division of Cancer Etiology, Department of Population Sciences, Beckman Research Institute, City of
Hope, Duarte, CA 91010, USA. hma@coh.org
It remains unclear whether estrogenic botanical supplement (EBS) use influences breast cancer survivors'
health-related outcomes.
METHODS: We examined the associations of EBS use with health-related quality of life (HRQOL), with
fatigue, and with 15 hormone-related symptoms such as hot flashes and night sweats among 767 breast
cancer survivors participating in the Health, Eating, Activity, and Lifestyle (HEAL) Study. HRQOL was measured
by the Medical Outcomes Study short form-36 physical and mental component scale summary score. Fatigue
was measured by the Revised-Piper Fatigue Scale score.
RESULTS: Neither overall EBS use nor the number of EBS types used was associated with HRQOL, fatigue,
or hormone-related symptoms. However, comparisons of those using each specific type of EBS with non-EBS
users revealed the following associations. Soy supplements users were more likely to have a better physical
health summary score (odds ratio [OR] = 1.66, 95% confidence interval [CI] = 1.02-2.70). Flaxseed oil users
were more likely to have a better mental health summary score (OR = 1.76, 95% CI = 1.05-2.94). Ginseng
users were more likely to report severe fatigue and several hormone-related symptoms (all ORs ≥ 1.7 and all
95% CIs exclude 1). Red clover users were less likely to report weight gain, night sweats, and difficulty
concentrating (all OR approximately 0.4 and all 95% CIs exclude 1). Alfalfa users were less likely to experience
sleep interruption (OR = 0.28, 95% CI = 0.12-0.68). Dehydroepiandrosterone users were less likely to have
hot flashes (OR = 0.33, 95% CI = 0.14-0.82).
CONCLUSIONS: Our findings indicate that several specific types of EBS might have important influences on
a woman's various aspects of quality of life, but further verification is necessary.
Эстрогенные Ботанический добавки, связанное со здоровьем качество жизни,
усталость, и гормон-связанных симптомов у людей, перенесших рак молочной
железы: исцелить отчета об исследовании.
Остается неясным, является ли эстрогенные Ботанический приложение (EBS)
35
использовать влияет выживших рака молочной железы " здоровье соответствующих
результатов.
Методы: обследовано ассоциации EBS использования со здоровьем качества жизни
(HRQOL), с усталостью, и с 15 гормон-связанных такие симптомы, как приливы и ночные
поты среди 767, переживших рак молочной железы, участвующих в здоровье, еда,
деятельности и образа жизни (HEAL) исследования. HRQOL измеряли Medical Outcomes
Study short form-36 физического и психического компонента шкале Оценка резюме.
Усталость была измерена с Пересмотренным-Пайпер усталость шкала баллов.
Результаты: ни общей EBS, ни количество EBS типов, используемых был связан с
HRQOL, усталость, или гормон-связанных с ними симптомов. Тем не менее, сравнение
тех, кто использует каждого конкретного вида EBS с non-EBS пользователей выявил
следующих ассоциаций. Соевые добавки пользователей, более вероятно, имеют более
физическое здоровье сводная оценка (отношение шансов [или] = 1.66, 95%
доверительный интервал [CI] = 1.02-2.70). Льняное масло пользователи имели больше
шансов получить лучшее психическое здоровье сводная оценка (или = 1.76%, 95% ди =
1.05-2.94). Женьшень пользователей, были более склонны сообщать сильная усталость
и несколько гормон-связанных с ними симптомов (все ОРС не менее 1,7 и все 95% СНГ
исключить 1). Красный клевер пользователей были менее склонны сообщать, веса,
ночная потливость, и трудности концентрации (все или около 0,4 и все 95% СНГ
исключить 1). Люцерна пользователей были менее подвержены прерывания сна (или =
0.28%, 95% ди = 0.12-0.68). Дегидроэпиандростерон пользователей было меньше
шансов у горячие вспышки (или = 0.33, 95% CI = 0.14-0.82).
Выводы: полученные нами результаты показывают, что некоторые конкретные типы
EBS может иметь важное влияние на женщину различные аспекты качества жизни, но и
в дальнейшей проверке необходимо.
J Toxicol Environ Health A. 2011;74(12):757-68. doi: 10.1080/15287394.2011.567950.
Effects of flaxseed lignan and oil on bone health of breast-tumor-bearing mice treated with or without
tamoxifen.
Chen J1, Saggar JK, Ward WE, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Toronto, Ontario,
Canada.
Previous studies showed that flaxseed lignan (secoisolariciresinol diglucoside, SDG) and oil (FO) inhibit
established breast tumor growth in athymic mice with or without tamoxifen (TAM) treatment. TAM was
found to increase bone mineral content (BMC) and density (BMD) in breast cancer patients. It is not known
whether SDG or FO alone or combined with TAM affects bone health. Hence, the effects of SDG and FO,
alone or in combination, on BMC, BMD, and biomechanical bone strength in ovariectomized athymic mice
with established human breast tumors (MCF-7) treated with or without TAM were studied. In a factorial
design, mice were divided into four non-TAM and four TAM groups. Each group consisted of mice fed a basal
diet (BD), SDG (1 g/kg), FO (38.5 g/kg) or SDG + FO (combination) diets. The TAM group had TAM implants
that provide a 5-mg TAM dose released over 60 d. TAM exerted an overall significant effect in increasing
BMC, BMD, and biomechanical strength in femurs and lumbar vertebra. Without TAM treatment, SDG
produced significant lower femur BMD (6%) while FO produced lower vertebrae BMC (8%) and BMD (6%).
With TAM treatment, SDG and FO did not exert an effect on BMC and BMD at the femur or vertebra. SDG
and FO produced no marked effect on biomechanical bone strength with or without TAM treatment. In
conclusion, FS components did not significantly attenuate the positive effects on bone induced by TAM in
this model system, indicating no apparent adverse effects on bone health.
Последствия льняное lignan и нефти на здоровье костей груди-опухоль-подшипник
36
мышей, получавших тамоксифен или без.
Предыдущие исследования показали, что льняное lignan (secoisolariciresinol
диглюкозид, СДГ) и нефти (FO), препятствуют создана рост опухоли молочной железы в
athymic мышей с или без тамоксифен (TAM) лечения. Там было обнаружено увеличение
содержание минералов в костях (BMC) и плотности (про) больных раком молочной
железы. Неизвестно, был ли SDG или FO в одиночку или в сочетании с TAM сказывается
на здоровье костей. Следовательно, воздействие SDG и FO, в одиночку или в
комбинации, на BMC, БМД, и биомеханических прочность костей в ovariectomized
athymic мышей с установленными человеческих опухолей молочной железы (MCF-7)
относились с или без него там были изучены. В факториала дизайн, мыши были
разделены на четыре номера-там и там четыре группы. Каждая группа состояла из
мышей кормили в основной рацион (ор), СДГ (1 г/кг), FO (38.5 г/кг) или SDG + FO
(сочетание) диеты. Там в группе были там имплантаты, которые обеспечивают 5-мг там
доза выпустил свыше 60 d. Там оказала в целом существенное влияние на увеличение
BMC, БМД, и биомеханических силы в бедра и поясничного позвонка. Без TAM лечения,
SDG привело к существенному ниже бедра МПК (6%), а FO произведенных нижних
позвонков BMC (8%) и БМД (6%). TAM лечения, СДГ и FO не оказывают влияния на BMC
и МПК в бедра или позвоночника. SDG и FO не дали ощутимый эффект на
биомеханические прочности костей с или без TAM лечения. В заключение компонентов
FS не существенно ослабляет положительный эффект на костную индуцированных там в
этой модели системы, что указывает на отсутствие очевидных побочных эффектов на
здоровье костей.
Food Chem Toxicol. 2010 Aug-Sep;48(8-9):2223-6. doi: 10.1016/j.fct.2010.05.052. Epub 2010 May 24.
Flaxseed oil-trastuzumab interaction in breast cancer.
Mason JK1, Chen J, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Toronto, ON, Canada.
Flaxseed oil (FO), which is rich in n-3 fatty acid, is commonly consumed by breast cancer patients because
of its potential anti-cancer effects. Trastuzumab (TRAS) is the primary drug for epidermal growth factor
receptor 2 (HER2) positive breast cancer. We investigated in athymic mice whether combining dietary FO
(8%) with TRAS treatment (2.5 or 5mg/kg body weight) can cause better or adverse effect on established
human breast tumors overexpressing HER2 (BT-474). Control tumors significantly grew 187%, TRAS2.5
treated tumors did not change, while TRAS5, FO+TRAS2.5 and FO+TRAS5 treated tumors significantly
regressed 75%, 89% and 84%, respectively, after 4weeks treatment. Two weeks after stopping TRAS
treatment while continuing on same diet, tumor size in FO+TRAS2.5 group was 87% lower than in TRAS2.5
group and was not different from TRAS5 group with or without FO. Combined TRAS2.5 treatment with FO
caused a significantly lower tumor cell proliferation and higher apoptosis compared to TRAS2.5 treatment
alone and showed similar effect to TRAS5 treatment with or without FO. Hence, FO did not interfere with
TRAS but rather enhanced its tumor-reducing effects and combined FO and low dose TRAS was as effective
as high dose TRAS treatment.
Льняное масло-трастузумаб взаимодействия в развитии рака молочной железы.
Льняное масло (FO), которая богата n-3 жирных кислот, обычно потребляемых
больных раком молочной железы из-за своей потенциальной антираковым действием.
Трастузумаб (TRAS) является основным наркотиком для рецептора эпидермального
фактора роста 2 (HER2) положительного рака молочной железы. Мы исследовали в
athymic мышей, является ли сочетание пищевых FO (8%) с TRAS лечения (2,5 или 5 мг/кг
веса тела), может привести к лучшему или негативное влияние на установленных
37
опухолей молочной железы человека overexpressing HER2 (BT-474). Контроль опухолей
значительно вырос на 187%, TRAS2.5 лечение опухолей не изменилась, в то время как
TRAS5, FO+TRAS2.5 и FO+TRAS5 лечение опухолей значительно изменился в 75%, 89% и
84%соответственно, 4 недели после лечения. Две недели после прекращения TRAS
лечения, продолжая на такой же рацион, Размер опухоли в FO+TRAS2.5 группы составил
87% ниже, чем в TRAS2.5 группы и не отличался от TRAS5 группы С или без FO. В
сочетании TRAS2.5 лечения с FO вызывали значительно ниже пролиферации
опухолевых клеток и выше апоптоза по сравнению с TRAS2.5 только в лечении, и
показали схожий эффект TRAS5 лечения с или без FO. Следовательно, FO не мешать
TRAS, а, скорее, укрепила его опухоль-уменьшение эффектов и сочетается FO и низких
доз TRAS было так же эффективно, как высокие дозы TRAS лечения.
Nutr Cancer. 2010;62(4):533-42. doi: 10.1080/01635580903532440.
The effect of secoisolariciresinol diglucoside and flaxseed oil, alone and in combination, on MCF-7
tumor growth and signaling pathways.
Saggar JK1, Chen J, Corey P, Thompson LU.
1University of Toronto, Toronto, Ontario, Canada M5S 3E2.
Flaxseed (FS), an oilseed containing high amounts of the phytoestrogen lignan, secoisolariciresinol
diglucoside (SDG), and n-3 fatty acid, alpha-linolenic acid-rich oil (FO), has been shown to inhibit the growth
of established human breast tumors (MCF-7) in ovariectomized (OVX) athymic mice. However, the major FS
component responsible for this effect and the mechanism(s) of its action are unclear. Hence, this study
determined, in a 2 x 2 factorial design, the effect of SDG and FO, alone or in combination, on the growth of
established human estrogen receptor positive (ER+) breast tumors and the potential mechanism(s) of its
action. OVX mice with established ER+ human breast tumors (MCF-7) were treated for 8 wk with basal diet
(BD, control) or BD supplemented with SDG (1 g/kg), FO (38.5 g/kg), or SDG + FO. All treatments reduced the
tumor growth, but SDG had the greatest effect primarily through reducing tumor cell proliferation rather
than increasing apoptosis. SDG had a main effect in the reduction of PS2, BCL2, and IGF-1R mRNA
expression, whereas FO had a main effect only in PAKT reduction. SDG alone also lowered the ERalpha,
ERbeta, EGFR, BCL2 mRNA, and PMAPK protein, indicating that its effect involves the modulation of the ERand growth factor receptor-mediated signaling pathways.
Эффект secoisolariciresinol диглюкозид и льняное масло в чистом виде и в
сочетании, на MCF-7 опухолевого роста и сигнальных путей.
Льняное (FS), масличных культур, содержащих большое количество фитоэстрогены
lignan, secoisolariciresinol диглюкозид (SDG), и n-3 жирные кислоты, Альфа-линоленовая
кислота-богатые нефтяные (FO), было показано, подавляют рост установленных прав
опухолей молочной железы (MCF-7) в ovariectomized (OVX) athymic мышей. Тем не
менее, основные FS компонент, ответственный за этот эффект и механизм(ы) его
действия остаются неясными. Таким образом, это исследование установило, в 2 х 2
факториал-дизайн, эффект SDG и FO, в одиночку или в комбинации, на рост
установленных прав положительными рецепторами эстрогенов (ER+) опухолей
молочной железы и потенциальный механизм(ы) его действия. OVX мышей с
установленными ER+ человеческих опухолей молочной железы (MCF-7) получали
лечение в течение 8 нед с помощью соответствующей диеты (BD, управления) или BD
дополнена SDG (1 г/кг), FO (38.5 г/кг), или SDG + FO. Все процедуры снижение роста
опухоли, но SDG имели наибольший эффект в первую очередь за счет сокращения
распространения опухолевых клеток, а не на повышении апоптоза. SDG имел главный
эффект в снижении PS2, BCL2, и IGF-1R экспрессии мРНК, в то время как FO имел
38
главный эффект только в PAKT снижение. SDG в одиночку также понизило ERalpha,
ERbeta, EGFR, BCL2 мРНК, и PMAPK белка, с указанием, что его влияние посредством
модуляции ER - и рецептор фактора роста-опосредованной сигнальных путей.
Mol Nutr Food Res. 2010 Oct;54(10):1414-21. doi: 10.1002/mnfr.200900521.
Flaxseed oil reduces the growth of human breast tumors (MCF-7) at high levels of circulating estrogen.
Truan JS1, Chen JM, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, University of Toronto, Toronto, ON, Canada.
Flaxseed (FS) has been shown to attenuate mammary tumorigenesis, possibly due to its high α-linolenic
acid (ALA)-rich oil (FSO) content. This study determined the effect of FSO on the growth of estrogen
receptor-positive human breast tumors (MCF-7) in ovariectomized athymic mice at high premenopausal-like
estrogen (E2) levels. Mice with established MCF-7 tumors were fed basal diet (control) or basal diet
supplemented with FSO (40 g/kg) for 8 wks. Compared with control, FSO reduced tumor size (33%, p<0.05)
and tumor cell proliferation (38%, p<0.05) and increased apoptosis (110%, p<0.001). FSO also reduced
human epidermal growth factor receptor-2 (79%, p<0.05) and epidermal growth factor receptor (57%,
p=0.057) expression, which then may have led to a reduction in Akt (54%, p<0.05) and phosphorylation of
mitogen-activated protein kinase (MAPK) to phosphorylated MAPK (pMAPK, 28%, p<0.05). Insulin-like
growth factor-1 receptor, vascular endothelial growth factor receptor, MAPK and phosphorylated Akt were
not affected. FSO increased (p<0.001) serum ALA, eicosapentaenoic acid and docosahexaenoic acid and, in
vitro, ALA reduced MCF-7 cell proliferation (33%, p<0.001). Thus, FSO regressed estrogen receptor-positive
human breast tumorigenesis at high E2 levels via downregulation of the growth factor mediated pathway,
likely through its ALA content, and may explain the anti-tumorigenicity of FS.
Льняное масло снижает рост человека опухолей молочной железы (MCF-7) на
высокий уровень циркулирующих эстрогенов.
Льняное (FS) был показан для уменьшения опухолей молочной железы, возможно,
из-за его высокой линоленовая кислота (АЛК)-богатые нефтяные (ФСО) Контента. В этом
исследовании определяется эффект ФСО на рост эстроген-положительных человеческих
опухолей молочной железы (MCF-7) в ovariectomized athymic мышей при высоких
пременопаузе-как эстроген (E2) уровнях. Мышей с установленными MCF-7 опухолей
кормили основной рацион (управления) или базальной диете с ФСО (40 г/кг) в течение
8 недель. По сравнению с контролем, ФСО снижение размера опухоли (33%, p<0,05) и
пролиферации опухолевых клеток (38%, p<0,05) и повышение апоптоза (110%, p<0,001).
ФСО также сокращение человеческого рецептора эпидермального фактора роста-2
(79%, p<0,05) и рецептора эпидермального фактора роста (57%, p=0.057) выражения,
которые затем, возможно, привели к сокращению Akt (54%, p<0,05) и
фосфорилирования митоген-активированный протеин киназы (MAPK)
фосфорилированных MAPK (pMAPK, 28%, p<0,05). Инсулиноподобный фактор роста-1рецепторов, рецептора фактора роста сосудистого эндотелия, MAPK и
фосфорилированных Akt не были затронуты. ФСО увеличение (p<0,001) в сыворотке
Ала, эйкозапентаеновая кислота и докозагексаеновая кислота и in vitro, Ала снижение
MCF-7 клеточной пролиферации (33%, p<0,001). Таким образом, ФСО регрессировал,
эстроген-рецептор-положительных человеческих опухолей молочной железы при
высоких E2 уровнях через подавление фактора роста, опосредованный путь, скорее
всего, в результате его Ала содержимого, можно объяснить и анти-tumorigenicity FS.
Nutr Cancer. 2009;61(2):276-83. doi: 10.1080/01635580802419764.
39
Effects of dietary flaxseed on intestinal tumorigenesis in Apc(Min) mouse.
Bommareddy A1, Zhang X, Schrader D, Kaushik RS, Zeman D, Matthees DP, Dwivedi C.
1Department of Pharmaceutical Sciences, South Dakota State University, Brookings, SD 57007, USA.
Dietary flaxseed has been shown to prevent azoxymethane (AOM)-induced colorectal cancers in male
Fisher rats. The present study was designed to investigate the chemopreventive effects of dietary flaxseed on
the development of intestinal tumors in Apc(Min) mice. Apc(Min) mice were divided into five different
groups, fed with control (AIN-93M meal), corn meal, flaxseed meal, corn oil, and flaxseed oil supplemented
diets. Results showed that dietary flaxseed significantly decreased (P < 0.05) tumor multiplicity and size in
the small intestine and colon as compared to control, corn-treated groups. Intestine, colon, and serum
samples of corn-treated groups showed higher levels of omega -6 fatty acids, whereas the flaxseed treated
groups exhibited higher levels of omega -3 fatty acids. Lignans were detected in the serum, intestine, and
colon samples for flaxseed meal group. COX-1 and COX-2 expression in the colon samples from the flaxseed
meal group were significantly lower (P < 0.05) as compared to the corn meal group. Dietary flaxseed may be
chemopreventive for intestinal tumor development in Apc(Min) mice possibly by increasing omega -3 fatty
acid levels, lignans, and decreasing COX-1 and COX-2 levels.
Последствия пищевого льняного семени на кишечных опухолей в Apc(мин) мыши.
Диетическое льняного семени, как было показано, чтобы предотвратить
azoxymethane (AOM)-индуцированной колоректального рака в мужской Фишер крыс.
Настоящее исследование было разработано, чтобы исследовать химические эффекты
биологически активных льняное на развитие кишечных опухолей в Apc(мин) мышей.
Apc(мин) мыши были разделены на пять различных групп, получавших управления
(Айн-93М еды), кукурузная мука, льняное, кукурузное масло и льняное масло
дополнены диеты. Результаты показали, что пищевые льняное значительно снизился (P
< 0,05) опухоли, Размер кратности и в тонкой кишки и толстой кишки по сравнению с
контролем, кукуруза обработанная групп. И толстого кишечника, и образцы сыворотки
кукуруза обработанная группы показали более высокий уровень Омега-6 жирных
кислот, в то время как льняное группах, получавших выставляются выше уровень Омега
-3 жирных кислот. Лигнаны были обнаружены в сыворотке крови, тонкой кишки и
толстой кишки образцы для льняного жмыха группы. ЦОГ-1 и ЦОГ-2 выражение в
толстой кишке образцы из льняного жмыха группы были достоверно ниже (P < 0,05) по
сравнению с кукурузной муки группы. Диетическое льняное могут быть химические для
развития опухолей кишечника в Apc(мин) мышей, возможно, путем увеличения Омега 3 жирные кислоты в крови, лигнаны, и снижение ЦОГ-1 и ЦОГ-2 уровнях.
Prostate. 2009 Apr 1;69(5):548-58. doi: 10.1002/pros.20905.
Dietary fatty acid quality affects AR and PPARgamma levels and prostate growth.
Escobar EL1, Gomes-Marcondes MC, Carvalho HF.
1Department of Cell Biology, Institute of Biology, State University of Campinas (UNICAMP), Campinas,
SP, Brazil.
Fatty acids are among the most important nutritional factors associated with the ethiopathogenesis of
prostate cancer, therefore the main objective of this work was to evaluate the effect of quality of fatty acid
on the rat ventral prostate growth, tissue organization, and expression of androgen receptor (AR) and
peroxisome proliferation activator receptor gamma (PPARgamma).
METHODS: Wistar rats were distributed into five groups, which were fed isocaloric normolipidic diets
containing soybean oil (7% Control), linseed (7% or 3.5% linseed plus 3.5% soybean oil) and rendered pork
fat (7% or 3.5% lard plus 3.5% soybean oil) for 10 weeks after weaning.
RESULTS: At the end of treatment, the experiments demonstrated that lard and linseed oil caused opposite
effects on prostatic growth. While the lard promoted an increase in prostatic weight associated to epithelial
hyperplasia (confirmed by stereology); the linseed resulted in a significantly lighter organ.
40
Immunohistochemistry and Western blotting demonstrated increased expression of AR and PPARgamma in
groups fed with lard diet, while linseed oil promoted a decrease.
CONCLUSIONS: Prostatic growth is influenced by dietary fatty acids with concurrent variation in the
expression of AR and PPARgamma. PPARgamma might represent the link between diet and prostate growth
and AR expression and function. Since the levels of testosterone were altered it is also possible that prostatic
changes are secondary to systemic effects of the diet.
Диетическое жирных кислот, влияет на качество АР и PPARgamma уровнях и рост
простаты.
Жирные кислоты являются одними из самых важных пищевых факторов, связанных с
ethiopathogenesis предстательной железы, поэтому основной целью настоящей работы
была оценка влияния качества жирные кислоты крыс вентральной простаты рост, ткани
организации и экспрессии рецептора андрогена (AR) и активатора пролиферации
распространения " активатор " гамма-рецепторов (PPARgamma).
Методы: крыс линии Вистар были распределены на пять групп, которые кормили
isocaloric normolipidic диет, содержащих соевого масла (7% Control), льняное (7%, или на
3,5% льняное плюс 3,5% соевого масла) и оказываемых свиного жира (7%, или на 3,5%
сало плюс 3,5% соевого масла) в течение 10 недель после отъема.
Результаты: в конце лечения, эксперименты показали, что жир и льняное масло
вызвало противоположный эффект на рост аденомы. А сало способствовало
увеличение предстательной железы вес, связанные с эпителиальной гиперплазии
(подтверждено stereology); льняное масло вылилось в значительно легче органа.
Иммуногистохимии и вестерн-блоттинга продемонстрировали увеличение выражение
АР и PPARgamma в группах, получавших с салом диете, в то время как льняное масло
способствует снижению.
Выводы: рост аденомы влияют диетическое жирных кислот с одновременным
различия в экспрессии АР и PPARgamma. PPARgamma может представлять взаимосвязь
между рационом питания и рост простаты и АР выражения и функции. Поскольку
уровни тестостерона были изменены возможно также, что изменения предстательной
железы являются вторичными по отношению к системным изменениям диеты.
J Soc Integr Oncol. 2007 Summer;5(3):92-105.
Flax and flaxseed oil (Linum usitatissimum): a review by the Natural Standard Research Collaboration.
Basch E1, Bent S, Collins J, Dacey C, Hammerness P, Harrison M, Smith M, Szapary P, Ulbricht C, Vora M,
Weissner W; Natural Standard Resource Collaboration.
1Memorial Sloan-Kettering Cancer Center, New York, NY, USA.
The objective of this study was to evaluate the scientific evidence on flaxseed, including expert opinion,
folkloric precedent, history, pharmacology, kinetics/dynamics, interactions, adverse effects, toxicology, and
dosing. Electronic searches were conducted in 9 databases, 20 additional journals (not indexed in common
databases), and bibliographies from 50 selected secondary references. No restrictions were placed on the
language or quality of the publications. All literature collected pertained to efficacy in humans, dosing,
precautions, adverse effects, use in pregnancy/lactation, interactions, alteration of laboratory assays, and
mechanisms of action. Standardized inclusion/exclusion criteria are used for selection. Grades were assigned
using an evidence-based grading rationale. A review of the literature on flaxseed yielded 13 categories for
which flaxseed had been studied in humans, including constipation/laxative, attention-deficit hyperactivity
disorder, hyperlipidemia, atherosclerosis/coronary artery disease, breast cancer, cyclic mastalgia (breast
pain), menopausal symptoms, hyperglycemia/diabetes, hypertension, lupus nephritis, human
immunodeficiency virus/acquired immune deficiency syndrome (HIV/AIDS), and prostate cancer. Most of the
available evidence investigates the efficacy of alpha-linoleic acid found in flaxseed compared with fish oil,
41
and almost all of the available studies are poor quality. Although flaxseed and flaxseed oil have several
promising future uses, the available literature does not support recommendation for any condition at this
time.
Лен и льняное масло (Linum usitatissimum): обзор по естественным эталоном
научного сотрудничества.
Целью настоящего исследования была оценка научных доказательств того, льняное,
включая мнения экспертов, фольклорные прецедент, истории, фармакологии,
кинетики/динамика взаимодействия, побочные эффекты, токсикологии и дозирования.
Электронные обыски были проведены в 9 баз данных, 20 дополнительных журналов
(не индексируется в общих баз данных), библиографии из 50 выбранных вторичных
обращений. Каких-либо ограничений на язык или качество публикаций. Все литературе
собраны касаются эффективность в организме человека, дозирования, меры
предосторожности, побочные эффекты, использовать в беременности и лактации,
взаимодействие, изменение лабораторных анализов, и механизмы действия.
Стандартизированные критерии включения/исключения используются для выбора.
Классы были присвоены с помощью научно обоснованной классификации
обоснование. Обзор литературы по льняное семя дало 13 категорий, для которых
льняное были изучены в организме человека, в том числе запоры/слабительное,
синдромом дефицита внимания и гиперактивности, гиперлипидемия,
атеросклероз/ишемическая болезнь сердца, рак молочной железы, циклических
масталгия (боль в груди), симптомы менопаузы, гипергликемия/диабет, гипертония,
волчаночный нефрит, вирус иммунодефицита человека/синдром приобретенного
иммунодефицита (ВИЧ/СПИД), и рак предстательной железы. Большинство имеющихся
доказательств исследует эффективность Альфа-линолевая кислота, которая содержится
в льняном по сравнению с рыбьим жиром, и почти все имеющиеся исследования,
являются низкое качество. Хотя льна и льняного масла имеют несколько перспективных
использования в будущем, доступной литературе не поддерживает рекомендации для
любых условий в данный момент.
Food Chem Toxicol. 2007 Jan;45(1):153-9. Epub 2006 Aug 30.
Flax seed oil and flax seed meal reduce the formation of aberrant crypt foci (ACF) in azoxymethaneinduced colon cancer in Fisher 344 male rats.
Williams D1, Verghese M, Walker LT, Boateng J, Shackelford L, Chawan CB.
1Nutrition and Carcinogenesis Laboratory, Department of Food and Animal Sciences, Alabama A&M
University, P.O. Box 1628, Normal, AL 35762, USA.
Flax seed oil and flax seed meal are good sources of omega-3 fatty acids. The objective of this study was to
explicate the effects of feeding flax seed oil and flax seed meal on AOM-induced aberrant crypt foci (ACF) in
Fisher 344 male rats. Following an acclimatization period, rats were divided into six groups and fed AIN 93G
diet Control (C), C+7 and 14% soybean oil (SBO), C+7 and 14% flax seed oil (FSO) and C+10 and 20% flax seed
meal (FSM). All rats received 16 mg/kg body weight of AOM at 7 and 8 weeks of age. The rats were
euthanized with CO2 at 17 weeks of age. FSM and FSO reduced the incidence of ACF which are putative
precursor lesions in the development of colon cancer in the distal colon by 88% and 77%, in the proximal
colon by 86% and 87% with a total reduction of 87.5% and 84%, respectively. Glutathione-S-transferase (GST)
activities were significantly (P<0.05) higher in rats fed C+7 and 14% FSO and C+10 and 20% FSM, as
compared to rats fed C+SBO diets. Results of this study showed that FSO and FSM reduced the incidence of
AOM-induced ACF formation and may therefore be effective chemopreventive agents.
42
Масло из семян льна и льняного семени еды уменьшает образование аберрантных
склеп очагов (АКФ) в azoxymethane-индуцированного рака толстой кишки в Фишер
344 самцов крыс.
Масло из семян льна и льняного семени еды являются хорошим источником Омега-3
жирных кислот. Целью данного исследования было изложить влияние кормления
масло из семян льна и льняного семени еды на АОМ-индуцированной аномальным
склеп очагов (АКФ) в Фишер 344 самцов крыс. После акклиматизации период, крысы
были разделены на шесть групп и ФРС Айн 93G контроля питания (C), C+7 и 14% соевого
масла (SBO), C+7 и 14% льняное масло (ФСО) и C+10 и 20% льняное семя, мука (ФШМ).
Все крысы получили 16 мг/кг веса тела (АОМ в 7 и 8-недельного возраста. Крысы были
умерщвлены с СО2 на 17-недельного возраста. FSM и ФСО снизилась заболеваемость
АКФ, которые являются предполагаемыми предвестник поражения в развитии рака
толстой кишки в дистального отдела толстой кишки на 88% и 77%, в проксимальном
отделе толстой кишки на 86% и 87% при общем сокращении 87,5% и
84%соответственно. Глутатион-S-трансферазы (GST) деятельности были достоверно
(р<0,05) выше, у крыс, получавших C+7 и 14% ФСО и C+10 и 20% ФШМ, по сравнению с
крыс, получавших C+SBO диеты. Результаты исследования показали, что ФСО и ФШМ
снизилась заболеваемость АОМ-индуцированной АКФ формирования и может быть,
следовательно, эффективные химические агенты.
Nutr Cancer. 2006;54(2):216-22.
Chemopreventive effects of dietary flaxseed on colon tumor development.
Bommareddy A1, Arasada BL, Mathees DP, Dwivedi C.
1Department of Pharmaceutial Sciences, South Dakota State University, Brookings, SD 57007, USA.
Fatty acid composition of dietary fat plays a vital role in colon tumor development in animal models. Fats
containing omega-6 fatty acids (e.g., corn oil) enhanced and omega-3 fatty acids (e.g., flaxseed oil) reduced
chemically induced colon tumor development in rats. Lignans have also been shown to prevent colon tumor
development in experimental animals. The objective of this investigation is to study the effects of dietary
flaxseed meal, a source of both omega-3 fatty acid and lignans, on colon tumor development and compare
them with the effects of dietary corn meal. Male Fischer rats, two groups of 24 each, were assigned to the
AIN-93M diet supplemented with either 15% corn meal or 15% flaxseed meal, respectively. Carcinogenesis
was initiated with subcutaneous injections of azoxymethane (15 mg/kg) once a week for 3 consecutive wk.
After 35 wk of initiation, rats were anesthetized with ether. Blood was collected by cardiac puncture, and rats
were sacrificed. The gastrointestinal tract was isolated. The site, size, and number of tumors were recorded.
The fatty acid analysis of the collected serum and colon samples was performed. Expression of
cyclooxygenase (COX)-1 and COX-2 was performed by Western blot method. Lignan levels in serum and colon
samples were assayed. Colon tumor incidence, multiplicity, and size were found to be 82.6% and 29.4%; 1.3
and 0.3; and 44.4 and 5.3 mm(2) in corn and flaxseed meal groups, respectively. Colon and serum samples of
the corn meal group showed higher levels of omega-6 fatty acid levels whereas the flaxseed meal group
exhibited higher levels of omega-3 fatty acids. COX-1 and COX-2 expression in the flaxseed group was
significantly lower (P < 0.05) as compared to the corn group. Dietary flaxseed meal containing high levels of
omega-3 fatty acids and lignans is effective in preventing colon tumor development when compared with
dietary corn meal possibly by increasing omega-3 fatty acid levels and decreasing COX-1 and COX-2 levels.
Химические эффекты биологически активных льняное на опухоль толстой кишки
развития.
Жирнокислотный состав жиров в питании играет жизненно важную роль в опухоль
толстой кишки развития в животных моделях. Жиры, содержащие Омега-6 жирных
кислот (напр., кукурузное масло), усовершенствованные и омега-3 жирных кислот
43
(напр., льняное масло) Сокращенное химически индуцированного развития опухолей
толстой кишки крыс. Лигнаны также было показано, что для предотвращения развития
опухолей толстой кишки у экспериментальных животных. Целью данного исследования
является изучение влияния биологически активных льняного жмыха, источник Омега-3
жирных кислот и лигнаны, на опухоль толстой кишки развития и сравнить их с
результатами диетическое кукурузная мука. Мужчина Фишер крыс, две группы по 24
каждый, были назначены Айн-93М диете с 15% кукурузной муки или 15% льняного
жмыха, соответственно. Канцерогенез была начата при подкожной инъекции
azoxymethane (15 мг/кг один раз в неделю в течение 3 последовательных wk. После 35
wk посвящения, крысы были под наркозом с эфира. Кровь была собрана в сердце
прокол, и крысы были принесены в жертву. Желудочно-кишечный тракт был
изолирован. Сайт, размер и число опухолей были записаны. Жирные кислоты анализ
собранной сыворотки и толстой кишки образцов был проведен. Выражение
циклооксигеназы (ЦОГ) - 1 и ЦОГ-2 была выполнена методом вестерн-блот. Lignan
уровнях в сыворотке и толстой кишки образца были протестированы. Опухоль толстой
кишки заболеваемости, кратность, и размер оказались на 82,6% и 29,4%; в 1,3 и 0,3; и
44,4 и 5,3 мм(2) в кукурузе и льняного жмыха групп, соответственно. Толстой и образцы
сыворотки из кукурузной муки группы показали более высокий уровень Омега-6
жирные кислоты в крови, тогда как льняного жмыха группы выставляются выше
уровень Омега-3 жирных кислот. ЦОГ-1 и ЦОГ-2 выражение в льняное группе была
значительно ниже (P < 0,05) по сравнению кукурузы группы. Диетическое льняное
пищи, содержащей высокий уровень Омега-3 жирных кислот и лигнаны эффективна в
профилактике развития опухолей толстой кишки, когда по сравнению с диетическими
кукурузной муки, возможно, путем увеличения Омега-3 жирные кислоты в крови и
снижение ЦОГ-1 и ЦОГ-2 уровнях.
Br J Nutr. 2005 Oct;94(4):510-8.
Effects of a flaxseed mixture and plant oils rich in alpha-linolenic acid on the adenoma formation in
multiple intestinal neoplasia (Min) mice.
Oikarinen SI1, Pajari AM, Salminen I, Heinonen SM, Adlercreutz H, Mutanen M.
1Department of Applied Chemistry and Microbiology (Nutrition), PO Box 66, FIN-00014 University of
Helsinki, Finland. seija.oikarinen@helsinki.fi
Flaxseed is a dietary source of possible chemopreventive compounds such as lignans and alpha-linolenic
acid (ALA). To study the effects of a flaxseed mixture on adenoma formation in multiple intestinal neoplasia
mice, the mice were fed a diet containing 2.7 % flaxseed, 4.5 % fibre and 3.7 % ALA. To elucidate the effect of
oils of the mixture we also composed a diet without flaxseed but with the same oil composition. The median
number of adenomas in the small intestine was fifty-four for the control group, and thirty-seven (P=0.023)
and forty-two (P=0.095) for flaxseed and oil groups, respectively. Compared with controls (1.2 mm), the
adenoma size was smaller in the flaxseed (0.9 mm; P=0.002) and oil (1.0 mm; P=0.012) groups. Both diets
changed the proportions of n-3 and n-6 fatty acids in the colonic mucosa. Membrane beta-catenin and
protein kinase C (PKC)-zeta levels were reduced in the adenoma v. mucosa (P<0.05), and an inverse
association was found between the membrane PKC-zeta in the mucosa and the adenoma number (r -0.460,
P=0.008, n 32). Only the flaxseed diet increased lignan levels in the caecum (P=0.002) and in plasma
(P=0.002) but they were not associated with tumour formation. The results suggest that the preventive
effect of flaxseed on colon carcinogenesis may be due to the oil part of flaxseed, and the loss of beta-catenin
and PKC-zeta from the membranes of the mucosal tissue may play a permissive role in intestinal tumour
development.
44
Последствия льняное смеси и растительные масла богаты Альфа-линоленовой
кислоты на аденома формирование в нескольких кишечника неоплазии (мин)
мышей.
Льняное является диетическим источником возможных химические соединения,
такие как лигнаны и Альфа-линоленовая кислота (АЛК). Для изучения эффектов льняное
смеси на аденома формирование в нескольких кишечных, онкологических мышей,
мышей кормили пищей, содержащей 2.7 % льняное, 4.5 % волокна и 3,7 % АЛК. Для
выяснения влияния масла, смеси мы также состоит диету без льняное семя, но с тем же
состава нефти. Среднее число аденомы в тонкой кишке было пятьдесят четыре для
управления группой, и тридцать семь (р=0,023) и сорок два (P=0.095), льняное семя и
масло групп, соответственно. По сравнению с контролем (1,2 мм), аденома Размер был
меньше, в льняное (0,9 мм; P=0,002) и нефти (1,0 мм; р=0,012) групп. Обе диеты
изменил пропорции n-3 и n-6 жирных кислот в слизистой оболочки толстой кишки.
Мембраны бета-катенин и протеинкиназы с (ПКС)-Зета уровнях были снижены в
аденома v. слизистой оболочки (P<0,05), и была выявлена обратно пропорциональная
зависимость между мембраной PKC-Зета в слизистой оболочке и аденомы число (r0.460, р=0,008, n 32). Только в рацион льняное увеличилось lignan уровнях в слепой
кишке (P=0,002) и в плазме крови (P=0,002), но они не были связаны с формирование
опухоли. Результаты позволяют предположить, что профилактическая эффект льняное
на канцерогенез толстой кишки может быть из-за нефти, часть из льняного семени, и
потеря бета-катенин и ПКС-Зета от мембраны слизистой оболочки может играть
разрешительный роль в опухоли кишечника развития.
Cancer Lett. 2006 Mar 28;234(2):168-75.
Flaxseed and its components reduce metastasis after surgical excision of solid human breast tumor in
nude mice.
Chen J1, Wang L, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Room 318, 150 College
St., Toronto, ON, Canada M5S 3E2.
This study determined the effect of 10% flaxseed (FS) and its components, secoisolariciresinol diglycoside
(SDG) and flaxseed oil (FO) alone or in combination (SDG+FO), on the metastasis and recurrence of human
breast tumor after excision in nude mice. Mice were injected orthotopically with human breast cancer cells
(MDA-MB-435) and fed basal diet (BD). When the tumors reached an average size of 110 mm(2) (0.9 g),
surgical excisions were performed, and the mice were assigned to one of five diet groups for 7 weeks. The
total incidence of metastasis was significantly lower in the FS, SDG, and SDG+FO groups. Reduced lung and
lymph node metastases were observed in the FS and SDG+FO groups. In the FS and FO groups, a greater
reduction in lung and total metastases was found when excised tumors were <or=0.9 versus >0.9 g. There
was no significant difference in tumor recurrence among groups. In conclusion, FS and its components
inhibited tumor metastasis but not tumor recurrence after surgical excision of the primary tumor.
Льняное и его компонентов снизить метастазирования после хирургического
удаления твердых опухоли молочной железы человека в ню мышей.
В этом исследовании определяется эффект 10% льняное (FS) и его компоненты,
secoisolariciresinol diglycoside (СДГ) и льняное масло (FO) самостоятельно или в
комбинации (SDG+FO), на метастазов и рецидива опухоли молочной железы человека
после иссечения в ню мышей. Мышей вводили orthotopically с клеток рака молочной
железы человека (MDA-MB-435) и ФРС основной рацион (ор). Когда опухоли достигнута
средний размер 110 мм(2) (0,9 г), хирургического удаления были выполнены, и мыши
45
были отнесены к одной из пяти диетические групп в течение 7 недель. Общая
заболеваемость метастазов был значительно ниже в FS, СДГ, и SDG+FO групп. Снижение
легких и метастазами в лимфатические узлы наблюдались в FS и SDG+FO групп. В FS и
FO группы, большее сокращение легких и общее метастазы был найден, когда опухоли
были иссечены <или=0.9 против > - 0,9 г. Не было никаких существенных различий в
опухолевый рецидив среди групп. В заключение, FS и компоненты подавлял метастазов
опухоли, но не рецидивов опухоли после хирургического удаления первичной опухоли.
Int J Cancer. 2005 Sep 20;116(5):793-8.
The inhibitory effect of flaxseed on the growth and metastasis of estrogen receptor negative human
breast cancer xenograftsis attributed to both its lignan and oil components.
Wang L1, Chen J, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Toronto, ON, Canada.
Our previous studies have shown that dietary flaxseed (FS) can reduce the growth and metastasis of
human estrogen receptor negative (ER-) breast cancer in nude mice. The aims of our study were to
determine (i) whether the tumor inhibitory effect of FS was due to its oil (FO), lignan secoisolariciresinol
diglycoside (SDG), or both components, and (ii) whether the effect on tumor growth was related to increased
lipid peroxidation. Athymic nude mice were orthotopically injected with ER- breast cancer cells (MDA-MB435) and 8 weeks later were fed either the basal diet (BD) or BD supplemented with 10% FS, SDG, FO, or
combined SDG and FO (SDG + FO) for 6 weeks. The SDG and FO levels were equivalent to the amounts in the
10% FS. Compared to the BD group, the tumor growth rate was significantly lower (p < 0.05) in the FS, FO,
and SDG + FO groups, in concordance with decreased cell proliferation and increased apoptosis; however,
these did not significantly relate to the lipid peroxidation, indexed as malonaldehyde (MDA), in the primary
tumors. Lung metastasis incidence was reduced (16-70%) by all treatments, significantly in the FS and SDG +
FO groups. The distant lymph node metastasis was significantly decreased (52%) only in the FO group.
Although the total metastasis incidence was lowered (42%) significantly only in the SDG + FO group, all
treatment groups did not differ significantly. In conclusion, FS reduced the growth and metastasis of
established ER- human breast cancer in part due to its lignan and FO components, and not to lipid
peroxidation.
Ингибирующее действие льняное на рост и метастазирование рецептор эстрогена
негативного рака молочной железы человека xenograftsis обусловлено как его lignan
и компонентов нефти.
Наши предыдущие исследования показали, что диета льняное (FS) может привести к
сокращению роста, так и метастазирования человеческого эстрогена отрицательным
(ER-) рака молочной железы в ню мышей. Целью нашего исследования являлось
определение (я), является ли опухоль ингибирующее действие FS был из-за своей нефти
(FO), lignan secoisolariciresinol diglycoside (SDG), или оба компонента, и (ii) будет ли
эффект на рост опухоли было связано с усилением перекисного окисления.
Бестимусных мышей были orthotopically вводят с помощью ER - клеток рака молочной
железы (MDA-MB-435) и 8 недель кормили либо базисной диеты (BD) или BD с
добавлением 10% FS, СДГ, FO, или в сочетании SDG и FO (SDG + FO) в течение 6 недель.
SDG и FO уровнях были эквивалент суммы в 10% FS. По сравнению с BD группы, опухоли
темп роста был значительно ниже (p < 0,05) в FS, FO, и SDG + FO групп, в соответствии со
снижением пролиферации клеток и увеличение апоптоза; однако это существенно не
касаются перекисного окисления липидов, с учетом индексации, malonaldehyde (MDA),
в первичной опухоли. Легочные метастазы заболеваемость сократилась (16-70%) на все
виды лечения, значительно в FS и SDG + FO групп. В отдаленных метастазов в
лимфатических узлах значительно снизилось (52%) только в FO-группы. Хотя общее
46
метастазов была снижена заболеваемость (42%) существенно только в SDG + FO группы,
всех терапевтических группах достоверно не отличались. В заключение, FS сократил
рост и метастазирование создана ER - рака молочной железы человека отчасти из-за
своей lignan и FO компонентов, и не к перекисному окислению липидов.
Nutr Cancer. 2005;51(1):52-8.
Chemopreventive effects of dietary flaxseed oil on colon tumor development.
Dwivedi C1, Natarajan K, Matthees DP.
1Department of Pharmaceutical Sciences, South Dakota State University, Brookings, SD 57007, USA.
Chandradhar.Dwivedi@sdstate.edu
Fatty acid composition of dietary fat, primarily the levels of omega-3 and omega-6 polyunsaturated fatty
acids, has shown profound effect on colon tumor development in animal studies. Fats containing omega-6
fatty acids (for example, corn oil) enhanced and omega-3 fatty acids (for example, fish oil and mustard oil)
reduced chemically induced colon tumors in rats. The purpose of this study was to investigate the effects of
dietary flaxseed oil (containing alpha-linolenic acid, an omega-3 polyunsaturated fatty acid) on
azoxymethane-induced colon tumor in rats and how it compared with the dietary corn oil-treated group.
Male Fischer rats, separated into 2 groups of 30, were assigned to the AIN-93M diet, which was
supplemented with either 15% corn oil or 15% flaxseed oil. Carcinogenesis was initiated with subcutaneous
injections of azoxymethane (15 mg/kg) once a week for three consecutive weeks. Thirty-five weeks after
initiation, the rats were sacrificed under ether anesthesia. Blood was collected by cardiac puncture. The
gastrointestinal tract was isolated and flushed with ice-cold normal saline. The site, size, and number of
tumors were recorded. The incidence and multiplicity of the tumors in the colon were determined. The fatty
acid composition in the serum, colon, and tumors was estimated by using gas chromatography-flame
ionization detection. Colon tumor incidence was found to be 100% and 54%, whereas multiplicity was found
to be 3.1 and 0.7 tumors per rat in corn oil- and flaxseed oil-treated groups, respectively. Tumor size was
significantly larger in the corn oil-treated group than in the flaxseed oil group. Colon and serum samples of
the corn oil group showed an increase in the omega-6 fatty acid levels, whereas the flaxseed oil group
exhibited an increase in the omega-3 fatty acid levels. The results indicate that dietary flaxseed oil,
containing high levels of omega-3 fatty acids, is effective in preventing colon tumor development when
compared with dietary corn oil containing omega-6 fatty acids in rats.
Химические эффекты пищевого льняного масла на опухоль толстой кишки
развития.
Жирнокислотный состав пищевых жиров, в первую очередь, уровень Омега-3 и
Омега-6 полиненасыщенных жирных кислот, показал глубокое воздействие на опухоль
толстой кишки развитие в исследованиях на животных. Жиры, содержащие Омега-6
жирных кислот (например, кукурузное масло), усовершенствованные и омега-3 жирных
кислот (например, рыбий жир и масло горчичное) Сокращенное химически
индуцированных опухолей толстой кишки крыс. Цель настоящего исследованияизучение влияния биологически активных льняное масло (содержащее Альфалиноленовой кислоты, Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты) на azoxymethaneиндуцированных опухолей толстой кишки крыс и как он по сравнению с диетическим
кукурузное масло группе, получавшей. Мужчина Фишер крыс, разделенных на 2 группы
по 30, были назначены Айн-93М диеты, которая была дополнена либо 15% кукурузного
масла или 15% льняного масла. Канцерогенез была начата при подкожной инъекции
azoxymethane (15 мг/кг) раз в неделю на протяжении трех недель подряд. Тридцать
пять недель после посвящения, крысы были принесены в жертву под эфирного наркоза.
Кровь была собрана в сердце прокол. Желудочно-кишечный тракт был изолирован и
промыть холодной, как лед нормальный солевой раствор. Сайт, размер и число
47
опухолей были записаны. Заболеваемость и кратность опухолей толстой кишки были
определены. Состав жирных кислот в сыворотке крови, толстой кишки, опухоли
оценивали с помощью газовой хроматографии-ионизация в пламени обнаружения.
Опухоль толстой кишки заболеваемости оказался 100% и 54%, в то время как
множественность оказался 3.1 и 0,7 опухолей на крысу в кукурузное масло и льняное
масло-группах, получавших соответственно. Размер опухоли был значительно больше в
кукурузное масло группе, получавшей чем в flaxseed oil group. Толстой и образцы
сыворотки кукурузного масла группы показали рост в Омега-6 жирные кислоты в крови,
в то время как льняного масла группы наблюдалось увеличение Омега-3 жирные
кислоты в крови. Результаты показывают, что пищевые льняного масла, содержащие
высокий уровень Омега-3 жирных кислот, является эффективным в предотвращении
развития опухолей толстой кишки, когда по сравнению с диетическими кукурузного
масла, содержащие Омега-6 жирных кислот в крыс.
Mol Cell Biochem. 2003 Apr;246(1-2):83-90.
Methodologic challenges in designing clinical studies to measure differences in the bioequivalence of n3 fatty acids.
Morris DH.
Mainstream Nutrition, Toronto, Ontario, Canada. mainnut@primus.ca
Although epidemiologic studies suggest a role for alpha-linolenic acid (ALA) in the prevention of coronary
heart disease and certain types of cancer, the findings of clinical studies suggest that ALA is inferior
biologically to the n-3 long-chain fatty acids because its bioconversion to eicosapentaenoic acid (EPA) and
docosahexaenoic acid (DHA) is limited in humans and because the magnitude of its biologic effects is smaller
than that of EPA and DHA. This paper reviews several methodologic issues that may confound the findings of
clinical studies and complicate our interpretations of them: the ALA and EPA + DHA dietary enrichment
levels; the choice of tissue; the choice of lipid species; and the method of reporting fatty acid composition.
Although the ALA enrichment levels used in most clinical studies can be achieved by consuming ground
flaxseed, flaxseed oil, canola oil and other ALA-rich plants as part of a typical dietary pattern, the EPA + DHA
enrichment levels are not practical and can only be obtained from fish oil supplements. The lack of
consistency in the choice of lipids species and the reporting of data makes it difficult to compare outcomes
across studies. The choice of tissue (blood) for analysis is a limitation that probably cannot be overcome. The
use of practical ALA and EPA + DHA dietary enrichment levels and some standardization of clinical study
design would allow for greater comparisons of outcomes across studies and ensure a more realistic analysis
of how individual n-3 fatty acids differ in their biologic effects in humans.
Методологические проблемы, связанные с проектированием клинических
исследованиях, чтобы оценить различия в биоэквивалентности n-3 жирных кислот.
Хотя эпидемиологические исследования позволяют предположить, роль Альфалиноленовая кислота (АЛК) в профилактике ишемической болезни сердца и некоторых
видов рака, результаты клинических исследований показывают, что Ала уступает
биологически n-3 жирных кислот с длинной цепью, потому что его биоконверсии к
эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) и докозагексаеновая кислота (DHA) limited в людях и
поскольку масштабы его биологических эффектов меньше, чем EPA и DHA. В настоящем
документе рассматривается ряд методологических проблем, которые могут повлиять на
результаты клинических исследований и осложняют наши интерпретации: Ала и ЭПК +
ДГК обогащения пищевых уровнях; выбор тканей; выбор липидов видов; и метод
отчетности, состав жирных кислот. Хотя Ала обогащения уровней, используемых в
большинстве клинических исследований может быть достигнуто путем уничтожать
48
землю, льняное семя, льняное масло, рапсовое масло и другие Ала-растения, богатые,
как часть типичной структуре потребления, ЭПК + ДГК уровня обогащения не практичны
и могут быть получены только от добавок рыбьего жира. Отсутствие
последовательности в выборе липидов видов и представления данных затрудняет
сравнение результатов различных исследований. Выбор ткани (кровь) для анализа-это
ограничение, которое, вероятно, не могут быть преодолены. Использование
практических Ала и ЭПК + ДГК диетическое уровней обогащения и некоторые
стандартизация клинического исследования дизайн позволят повысить сравнения
результатов различных исследований и обеспечения более реалистичный анализ того,
как индивидуальные n-3 жирных кислот отличаются в своих биологических воздействий
на человека.
Biochim Biophys Acta. 2003 Apr 17;1637(3):193-9.
Effects of dietary linseed, evening primrose or fish oils on fatty acid and prostaglandin E2 contents in the
rat livers and 7,12-dimethylbenz[a]anthracene-induced tumours.
Jelińska M1, Tokarz A, Oledzka R, Czorniuk-Sliwa A.
1Department of Bromatology, Faculty of Pharmacy, The Medical University of Warsaw, Banacha 1, 02097, Warsaw, Poland.
We examined the influence of diets supplemented with fish and vegetable oils on fatty acid and
prostaglandin E2 (PGE2) contents in livers of non-7,12-dimethylbenz[a]anthracene (DMBA)- and DMBAtreated rats, and in DMBA-induced tumours. Decreased concentrations of saturated fatty acids and increased
unsaturated fatty acid levels were observed in liver phospholipids of rats fed these oils. There was a marked
difference in the concentrations of fatty acids found in the tumours and those present in liver lipids. Oleic
acid was the main unsaturated fatty acid found in the tumour tissue. Both liver and tumour PGE2 contents
were clearly correlated to the diet. The PGE2 concentrations were decreased in livers and tumours of rats fed
fish (FO) and linseed oils (LO).
Последствия пищевого льняного семени, масло энотеры или рыбы, масла, жирные
кислоты и простагландина Е2 содержание в печень крысы и 7,12dimethylbenz[a]антрацен-индуцированных опухолей.
Мы исследовали влияние диеты дополнена рыбы и растительных масел, жирных
кислот и простагландина Е2 (pge2 и др) содержание в печени номера-7,12dimethylbenz[a]антрацен (ДГМА)- и DMBA крыс, и в ДГМА-индуцированных опухолей.
Пониженные концентрации насыщенных жирных кислот и повышение ненасыщенные
жирные кислоты в крови наблюдались фосфолипидов в печени крыс кормили этих
масел. Существуют заметные различия в концентрации жирных кислот содержится в
опухолей и присутствующих липидов в печени. Олеиновая кислота была главной
ненасыщенных жирных кислот, в опухолевой ткани. Оба печени и опухоли pge2 и др
содержание были, несомненно, связано с диеты. В pge2 и др концентрации снизились в
печени и опухоли крыс кормили рыбой (FO) и льняного масла (LO).
Am J Med. 2002 Dec 30;113 Suppl 9B:71S-88S.
Bioactive compounds in foods: their role in the prevention of cardiovascular disease and cancer.
Kris-Etherton PM1, Hecker KD, Bonanome A, Coval SM, Binkoski AE, Hilpert KF, Griel AE, Etherton TD.
1Graduate Program in Nutrition, Pennsylvania State University, University Park, Pennsylvania, USA.
"Bioactive compounds" are extranutritional constituents that typically occur in small quantities in foods.
They are being intensively studied to evaluate their effects on health. The impetus sparking this scientific
inquiry was the result of many epidemiologic studies that have shown protective effects of plant-based diets
on cardiovascular disease (CVD) and cancer. Many bioactive compounds have been discovered. These
49
compounds vary widely in chemical structure and function and are grouped accordingly. Phenolic
compounds, including their subcategory, flavonoids, are present in all plants and have been studied
extensively in cereals, legumes, nuts, olive oil, vegetables, fruits, tea, and red wine. Many phenolic
compounds have antioxidant properties, and some studies have demonstrated favorable effects on
thrombosis and tumorogenesis and promotion. Although some epidemiologic studies have reported
protective associations between flavonoids or other phenolics and CVD and cancer, other studies have not
found these associations. Various phytoestrogens are present in soy, but also in flaxseed oil, whole grains,
fruits, and vegetables. They have antioxidant properties, and some studies demonstrated favorable effects
on other CVD risk factors, and in animal and cell culture models of cancer. However, because phytoestrogens
act both as partial estrogen agonists and antagonists, their effects on cancer are likely complex.
Hydroxytyrosol, one of many phenolics in olives and olive oil, is a potent antioxidant. Resveratrol, found in
nuts and red wine, has antioxidant, antithrombotic, and anti-inflammatory properties, and inhibits
carcinogenesis. Lycopene, a potent antioxidant carotenoid in tomatoes and other fruits, is thought to protect
against prostate and other cancers, and inhibits tumor cell growth in animals. Organosulfur compounds in
garlic and onions, isothiocyanates in cruciferous vegetables, and monoterpenes in citrus fruits, cherries, and
herbs have anticarcinogenic actions in experimental models, as well as cardioprotective effects. In summary,
numerous bioactive compounds appear to have beneficial health effects. Much scientific research needs to
be conducted before we can begin to make science-based dietary recommendations. Despite this, there is
sufficient evidence to recommend consuming food sources rich in bioactive compounds. From a practical
perspective, this translates to recommending a diet rich in a variety of fruits, vegetables, whole grains,
legumes, oils, and nuts.
Биологически активных соединений в продуктах питания: их роль в профилактике
сердечно-сосудистых заболеваний и рака.
"Биологически активных соединений" extranutritional составляющих, которые обычно
возникают в небольших количествах в продуктах питания. Они в настоящее время
интенсивно изучается, чтобы оценить их влияние на здоровье. Толчком искриться это
научное расследование было результатом многих эпидемиологических исследований
показали, что защитный эффект растительной диеты при сердечно-сосудистых
заболеваний (ССЗ) и рака. Многие биологически активных соединений были
обнаружены. Эти соединения широко изменяются в зависимости от химической
структуры и функции и сгруппированы соответственно. Фенольные соединения,
включая подкатегории, флавоноиды, присутствующие во всех растений и подробно
исследованы в зерновых, бобовых, орехов, оливкового масла, овощей, фруктов, чая,
красного вина. Многие фенольных соединений обладают антиоксидантными
свойствами, и некоторые исследования показали благоприятное воздействие на
тромбоз и образованию опухолей и продвижение. Хотя некоторые
эпидемиологические исследования показали, защитные ассоциаций между
флавоноиды или фенолов и других ССЗ и рака, другие исследования не обнаружили
этих объединений. Различные фитоэстрогены являются в настоящее время СОЮ, но и
льняное масло, цельные зерна, фрукты и овощи. Они обладают антиоксидантными
свойствами, и в некоторых исследованиях было показано благоприятное влияние на
другие факторы риска ССЗ, и в животных и клеточных моделей рака. Однако, потому что
фитоэстрогены выступать как в качестве частичной эстрогена агонистов и антагонистов,
их действие на раковые скорее всего комплекса. Гидрокситирозол, один из многих
фенолов в оливки и оливковое масло, является мощным антиоксидантом. Резвератрол,
найденный в орехах и красное вино, обладает антиоксидантными,
антитромботические, и противовоспалительными свойствами, подавляет
канцерогенеза. Ликопин, мощный антиоксидант, каротиноид, помидоры и другие
овощи, - это мысли, чтобы защитить против предстательной железы и другие
50
онкологические заболевания, и подавляет рост опухолевых клеток у животных.
Сероорганических соединений вещества, содержащиеся в чесноке и Луке,
изотиоцианаты в крестоцветных овощей, и монотерпенов в цитрусовых фруктов, вишни
и травы, которые обладают антиканцерогенными действия в экспериментальных
моделях, а также рассматриваются результаты. В резюме, многочисленные
биологически активных соединений представляется, оказывают благотворное
воздействие на здоровье. Многочисленные научные исследования должны быть
проведены прежде, чем мы можем начать делать научно-обоснованных рекомендаций
о питании. Несмотря на это, существует достаточно доказательств, чтобы
рекомендовать потребление пищевых продуктов, которые богаты биологически
активных соединений. С практической точки зрения это означает, что рекомендации
диета, богатая разнообразием фруктов, овощей, цельного зерна, бобовые,
растительные масла, орехи.
J Nutr Sci Vitaminol (Tokyo). 2001 Oct;47(5):363-6.
Comparative effect of dietary olive, safflower, and linseed oils on spontaneous liver tumorigenesis in
C3H/He mice.
Thuy NT1, He P, Takeuchi H.
1Department of Applied Biological Chemistry, Faculty of Agriculture, Shizuoka University, Japan.
In male C3H/He mice, which frequently develop spontaneous liver tumorigenesis, 5 wk of age and
weighing about 20 g, the comparative effects on liver tumor incidence from the feeding of olive oil (OLI),
safflower oil (SAF), and linseed oil (LIS) diets for 50 wk, the concentrations of total cholesterol (T-CHOL),
triacylglycerol (TG), lipid peroxides in the plasma and liver, and the activities of aspartate aminotransferase
(AST) and alanine aminotransferase (ALT) in the plasma were examined. The changes in body weight and liver
weight were not different among dietary groups. The number of mice bearing liver adenoma was greater in
the SAF group than in the OLI and LIS groups. Liver carcinoma was observed in the SAF group, but not in the
OLI and LIS groups. The concentrations of T-CHOL in the plasma and liver were higher in the OLI group than
in the other groups. TG levels in the plasma and liver were highest in the OLI group and followed in order by
the SAF and LIS groups. The concentration of plasma lipid peroxide was higher in the LIS group than in the
other groups. Liver lipid peroxide content was extremely high in the LIS group, medium in the SAF group, and
low in the OLI group. The activity of AST was highest in the OLI group and followed in order by the SAF and
LIS groups. ALT activity was higher in the OLI group than in the other groups. A positive relationship between
spontaneous liver tumorigenesis and the concentrations of T-CHOL, TG, and lipid peroxide or AST and ALT
activities was hardly observed. These results suggested that spontaneous tumorigenesis in the liver of male
C3H/He mice bred for 50 wk was suppressed by being supplied with OLI and LIS, compared with SAF, which
had no direct relation to the concentrations of T-CHOL, TG, and lipid peroxide in the plasma and liver and the
activities of plasma AST and ALT.
Сравнительный эффект пищевых оливковое, подсолнечное, льняное масла на
спонтанных опухолей печени в C3H он мышей.
В мужской C3H он мышей, которые часто развитие спонтанных опухолей печени, 5 wk
возраста и весом около 20 г, сравнительного воздействия на опухоли печени
заболеваемости от кормления оливкового масла (Оли), подсолнечное масло (SAF)и
льняное масло (LIS), диеты для 50 wk, концентрации общего холестерина (T-CHOL),
триглицеридов (тг), перекисей липидов в плазме крови и печени, и деятельность
аспартатаминотрансферазы (АСТ) и аланинаминотрансферазы (АЛТ) в плазме были
рассмотрены. Изменения массы тела и веса печени не были среди различных пищевых
групп. Количество мышей, несущих аденома печени была больше в SAF, чем в группе,
Оли и Лис групп. Карцинома печени наблюдалось в SAF группы, но не в Оли и Лис
51
групп. Концентрации T-CHOL в печени и плазме были выше у Оли группе, чем в других
группах. Триглицеридов в плазме крови и печени были самыми высокими в Оли группы
и следовать в порядке, SAF и Лис групп. Концентрация липидов плазмы перекиси была
выше, чем в LIS группе, чем в других группах. Печень перекиси липидов контент был
чрезвычайно высоким в LIS группу средних SAF группы, и низко в Оли группы.
Активность АСТ был самым высоким в Оли группы и следовать в порядке, SAF и Лис
групп. ALT активность была выше, чем в Оли группе, чем в других группах.
Положительная связь между спонтанных опухолей печени и концентрации T-CHOL, TG,
и перекиси липидов или АСТ и АЛТ деятельность была практически не выявлено. Эти
результаты позволяют предположить, что спонтанных опухолей в печени самцов C3H он
мышей, выведенных для 50 wk было подавлено поставляются с Оли и Лис, по
сравнению с SAF, которые не имели прямого отношения к концентрации T-CHOL, TG, и
перекиси липидов в плазме крови и печени и деятельности плазмы АСТ и АЛТ.
Breast Cancer Res Treat. 2000 Dec;64(3):287-96.
Effect of melatonin and linolenic acid on mammary cancer in transgenic mice with c-neu breast cancer
oncogene.
Rao GN1, Ney E, Herbert RA.
1Environmental Toxicology Program, National Institute of Environmental Health Sciences, National
Institutes of Health, Research Triangle Park, NC 27709, USA. rao@niehs.nih.gov
Breast cancer is one of the most common cancers and is a leading cause of mortality in women. The TG.NK
transgenic mouse line expresses the c-neu breast cancer oncogene under the control of a MMTV promoter
and appears to be a useful animal model for evaluation of intervention strategies to delay/prevent breast
cancer. Fiber-rich nonpurified diet (NTP-2000) and some retinoid analogues have been shown to significantly
delay the development of mammary cancer in the TG.NK model. Four-week-old hemizygous TG.NK female
mice with MMTV/c-neu oncogene fed NTP-2000 diet were gavaged with 0.05-0.2 ml of flaxseed oil as the
source of omega-3 rich PUFA, or melatonin at 50-200 mg/kg or a combination of 0.10 ml flaxseed oil and 50
mg/kg melatonin in a gavage volume of 0.2 ml per mouse with corn oil as the vehicle for 30 weeks. The time
course of the mammary tumor incidence pattern was advanced by flaxseed oil compared to the control. At
the high dose (0.2 ml) of flaxseed oil, when the omega-6: omega-3 PUFA ratio was closer to 1, there was
some delay in the growth of mammary tumors. Melatonin delayed the appearance of palpable tumors and
the growth of the tumors with a dose-related statistically significant negative trend for the incidence of
tumors. The combination of flaxseed oil and melatonin caused a significant decrease in the number of
tumors and tumor weight per mouse compared to the control and to flaxseed oil but not to melatonin alone.
Flaxseed oil may delay the growth of mammary tumors if the omega-6:omega-3 PUFA ratio of fat consumed
is closer to 1. Melatonin has the potential to markedly delay the appearance of palpable mammary tumors.
Studies are in progress with the TG.NK mouse model to understand the histological and molecular changes
associated with the dose-response pattern of mammary tumor incidence and growth after treatment with a
broad range of doses of melatonin.
Влияние мелатонина и линоленовая кислоты на молочной железы у трансгенных
мышей с c-ной молочной железы онкоген.
Рак молочной железы является одним из самых распространенных видов рака и
является ведущей причиной смертности среди женщин. В TG.NK трансгенных мышей
линии выражает c-ной молочной железы онкоген под контролем MMTV промоутер, и,
кажется, полезные модели животных для оценки стратегий вмешательства
задержек/профилактики рака молочной железы. Богатые клетчаткой nonpurified диеты
(NTP-2000) и некоторые ретиноид аналогов, как было показано, значительно замедлить
развитие рака молочной железы в TG.NK модели. Четыре недели от роду hemizygous
52
TG.NK самок мышей с MMTV/c-ной онкоген ФРС NTP-2000 диетические были gavaged с
0,05-0,2 мл льняное масло как источник Омега-3 богатых ПНЖК, или мелатонина в 50200 мг/кг или сочетание 0.10 мл льняного масла и 50 мг/кг мелатонин в калийную
объема 0,2 мл на мышь с кукурузного масла в качестве транспортного средства в
течение 30 недель. Время протекания опухоли молочной железы, заболеваемость
шаблон выдвинул льняное масло по сравнению с контролем. В высоких дозах (0,2 мл)
льняного масла, когда Омега-6: Омега-3 ПНЖК соотношение было близко к 1,
произошла некоторая заминка в росте опухоли молочных желез. Мелатонин
подкорректировал время появления пальпируемые опухоли и рост опухолей с дозой
статистически значимый отрицательный тренд для частота опухолей. Сочетание
льняное масло и мелатонин вызывает существенное снижение числа опухолей и
опухолеподобных вес на мышь по сравнению с контролем и льняное масло, но не
мелатонина в одиночку. Льняное масло может задержать рост опухоли молочных
желез, если Омега-6:Омега-3 ПНЖК соотношение потребляемых жиров ближе к 1.
Мелатонин обладает потенциалом существенно отсрочить появление пальпируемые
опухоли молочных желез. Исследования ведутся с TG.NK модели мыши, чтобы понять,
гистологические и молекулярные изменения, связанные с " доза-реакция " образец
опухоли молочной железы падения и рост после лечения в широком диапазоне доз
мелатонина.
Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2000 Jul;9(7):719-25.
The effect of flaxseed and wheat bran consumption on urinary estrogen metabolites in premenopausal
women.
Haggans CJ1, Travelli EJ, Thomas W, Martini MC, Slavin JL.
1Department of Food Science and Nutrition, University of Minnesota, St. Paul 55108, USA.
Estrogen is metabolized along two competing pathways to form the 2-hydroxylated and the 16alphahydroxylated metabolites. Based on proposed differences in biological activities, the ratio of these
metabolites, 2-hydroxyestrogen:16alpha-hydroxyestrone (2:16alpha-OHE1), has been used as a biomarker
for breast cancer risk. Women with an elevated 2:16alpha-OHE1 ratio are hypothesized to be at a decreased
risk of breast cancer. Flaxseed, the most significant source of plant lignans, and wheat bran, an excellent
source of dietary fiber, have both been shown to have chemoprotective benefits. Some of these benefits
may be attributable to their influence on endogenous sex hormone production and metabolism. We
examined the effect of flaxseed consumption alone and in combination with wheat bran on urinary estrogen
metabolites in premenopausal women. Sixteen premenopausal women were studied for four feeding
treatments lasting two menstrual cycles each in a randomized cross-over design. During the four feeding
treatments, subjects consumed their usual diets supplemented with baked goods containing no flaxseed or
wheat bran, 10 g of flaxseed, 28 g of wheat bran, or 10 g of flaxseed plus 28 g of wheat bran/day. Urinary
excretion of 2-hydroxyestrogen and 16alpha-hydroxyestrone, as well as their ratio, 2:16alpha-OHE1, were
measured by enzyme immunoassay. Flaxseed supplementation significantly increased the urinary 2:16alphaOHE1 ratio (P = 0.034), but wheat bran had no effect. These results suggest that flaxseed may be
chemoprotective in premenopausal women.
Эффект льняное и пшеничных отрубей потребления на мочевой метаболитов
эстрогенов у женщин в пременопаузе.
Эстроген метаболизируется вдоль двух конкурирующих пути к форме 2гидроксилированных и 16alpha-гидроксилированных метаболитов. На основе
предложенной различия в биологической деятельности, отношение этих метаболитов,
2-hydroxyestrogen:16alpha-hydroxyestrone (2:16alpha-OHE1), была использована в
качестве биомаркера для риска рака молочной железы. Женщины с повышенным
53
2:16alpha-OHE1 отношение предположили быть на снижение риска рака молочной
железы. Льняное, наиболее значительным источником завод лигнаны и пшеничные
отруби, отличным источником пищевых волокон, как было показано, chemoprotective
выгоды. Некоторые из этих выгод может быть связано с их влиянием на эндогенные
половой гормон производства и обмена веществ. Мы исследовали влияние льняное
потребления самостоятельно и в сочетании с пшеничных отрубей на мочевой
метаболитов эстрогенов у женщин в пременопаузе. Шестнадцать женщин в
пременопаузе были изучены четыре процедуры кормления в течение двух
менструальных циклов в произвольной перекрестным дизайном. В течение четырех
процедуры кормления, предметы, потребляемые их обычных диет дополнена
хлебобулочные изделия, не содержащие льняное или отруби пшеницы, 10 г льняного
семени, 28 г пшеничных отрубей, или 10 г льняного семени плюс 28 г пшеничных
отрубей/день. Экскреция 2-hydroxyestrogen и 16alpha-hydroxyestrone, а также их
соотношение, 2:16alpha-OHE1, определяли с помощью иммуноферментного анализа.
Льняное добавок значительно увеличилось мочевыводящих 2:16alpha-OHE1 отношение
(P = 0.034), но пшеничных отрубей не произвело никакого эффекта. Эти результаты
позволяют предположить, что льняное семя, может быть chemoprotective у женщин в
пременопаузе.
Nutr Cancer. 2000;36(1):33-41.
Effect of an alpha-linolenic acid-rich diet on rat mammary tumor growth depends on the dietary
oxidative status.
Cognault S1, Jourdan ML, Germain E, Pitavy R, Morel E, Durand G, Bougnoux P, Lhuillery C.
1Laboratoire de Nutrition et Sécurité Alimentaire, Institut National de la Recherche Agronomique, Jouyen-Josas, France.
To investigate whether the oxidative status of an 18:3(n-3) polyunsaturated fatty acid (PUFA)-enriched diet
could modulate the growth of chemically induced rat mammary tumors, three independent experiments
were performed. Experiments I and II examined the variation of tumor growth by addition of antioxidant
(vitamin E) or a prooxidant system (sodium ascorbate/2-methyl-1,4-naphthoquinone) to a 15% linseed oil
diet rich in 18:3(n-3). Experiment III addressed the role of PUFA in the tumor growth modulation by vitamin
E. For this purpose, we compared the effect of vitamin E in 15% fat diets containing a high level of 18:3(n-3)
(linseed oil, high-PUFA diet) or devoid of 18:3(n-3) (hydrogenated palm/sunflower oil, low-PUFA diet). In
Experiments I-III, tumor growth increased in the presence of vitamin E compared with control (without
vitamin E). Furthermore, it decreased when prooxidant was added. In contrast, no difference was observed
when the diet was low in PUFA, suggesting that sensitivity of PUFA to peroxidation may interfere with tumor
growth. This observation was supported by growth kinetic parameter analysis, which indicated that tumor
growth resulted from variations in cell loss but not from changes in cell proliferation. These data show that,
in vivo, PUFA effects on tumor growth are highly dependent on diet oxidative status.
Влияние Альфа-линоленовая кислота-богатый рацион крыс роста опухоли
молочной железы зависит от диетических оксидативный статус.
Для исследования того, оксидативный статус 18:3(n-3) полиненасыщенные жирные
кислоты (ПНЖК)-обогащение диеты может модулировать рост химически
индуцированного крыса опухоли молочных желез, три независимые эксперименты
были проведены. Эксперименты I и II рассмотрены вариации опухолевого роста
добавлением антиоксидантов (витамин E), или прооксидантной системы (аскорбат
натрия/2-метил-1,4-нафтохинона) 15% - льняного масла диета, богатая 18:3(n-3).
Эксперимент III, была рассмотрена роль ПНЖК в опухолевого роста при модуляции
витамин Е для этого мы сравнили эффект витамина Е В 15% жиров, содержащие
54
высокий уровень 18:3(n-3) (льняное масло, высокого ПНЖК диеты) или лишенный
18:3(n-3) (гидрогенизированное пальмовое/подсолнечного масла с низким ПНЖК
диеты). В экспериментах I-III опухоль увеличилась в присутствии витамина Е по
сравнению с контролем (без витамин Е). Кроме того, она снизилась, когда
прооксидантно был добавлен. В отличие от этого, нет никакой разницы наблюдался,
когда диета была низкой в ПНЖК, предполагая, что чувствительность ПНЖК для
перекисного окисления липидов может помешать росту опухоли. Это наблюдение, был
поддержан ростом кинетической анализ параметров, которые показали, что рост
опухоли в результате вариаций в ячейке потери, но не от изменения в клеточной
пролиферации. Эти данные показывают, что in vivo, ПНЖК влияние на рост опухоли
сильно зависит от рациона питания, оксидативный статус.
Carcinogenesis. 1996 Jun;17(6):1373-6.
Flaxseed and its lignan and oil components reduce mammary tumor growth at a late stage of
carcinogenesis.
Thompson LU1, Rickard SE, Orcheson LJ, Seidl MM.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Ontario, Canada.
Flaxseed, a rich source of mammalian lignan precursor secoisolariciresinol-diglycoside (S.D.) and alphalinolenic acid (ALA), has been shown to be protective at the early promotion stage of carcinogenesis. The
objective of this study was to determine whether supplementation with flaxseed, its lignan or oil fractions,
beginning 13 weeks after carcinogen administration, would reduce the size of established mammary tumors
(present at the start of treatment) and appearance of new tumors in rats. Dietary groups consisted of the
basal diet (BD, 20% corn oil) alone or supplemented with a gavage of 2200 nmol/day S.D. [S.D., equal to level
in 5% flaxseed (F)], 1.82% flaxseed oil (OIL, equal to level in 5% F) or 2.5% or 5% flaxseed (2.5% F and 5% F,
respectively). After 7 weeks of treatment, established tumor volume was over 50% smaller in all treatment
groups (OIL, 2.5% F, 5% F, P < 0.04; S.D., P < 0.08) while there was no change in the BD group. New tumor
number and volume were lowest in the S.D. (P < 0.02) and 2.5% F (P < 0.07) groups. The combined
established and new tumor volumes were smaller for the S.D., 2.5% F and 5% F groups (P < 0.02) compared
to the OIL and BD groups. The high negative correlation (r = -0.997, P < 0.001) between established tumor
volume and urinary mammalian lignan excretion in the BD, S.D., 2.5% F and 5% F groups indicates that the
reduction in tumor size is due in part to the lignans derived from the S.D. in flaxseed. However, there was no
relationship between new or total tumor development and urinary lignan levels. The effect of flaxseed oil
may be related to its high ALA content. In conclusion, the S.D. in flaxseed appears to be beneficial
throughout the promotional phase of carcinogenesis whereas the oil component is more effective at the
stage when tumors have already been established.
Льняное и его lignan и компонентов нефти, снижению роста опухоли молочной
железы на поздней стадии канцерогенеза.
Льняное, богатый источник млекопитающих lignan-прекурсоров secoisolariciresinoldiglycoside (С.Д.) и Альфа-линоленовая кислота (АЛК), было показано, что защитный на
раннем этапе продвижения канцерогенеза. Целью этого исследования было
определить, является ли добавки, льняное семя, его lignan или фракций нефти, в начале
13 недель после канцероген администрирования, позволило бы сократить Размер
созданного опухолей молочной железы (в настоящее время в начале лечения) и
появление новых опухолей у крыс. Пищевые группы состояли из базисной диеты (BD,
20% кукурузного масла) самостоятельно или дополнять с калийную 2200 нмоль/день
С.Д. [С.Д., равном уровне в 5% льняное (F)], 1.82% льняное масло (Масло, равного
уровня в 5% F) или 2,5% или 5% льняное (2.5% F и 5% F, соответственно). После 7 недель
лечения, установленный объем опухоли составила более 50% меньше во всех группах
55
лечения (нефти, 2,5% F, 5% F, P < 0.04; С.Д., P < 0.08), пока нет никаких изменений в BD
группы. Новая опухоль количество и объем были самые низкие в С.Д. (P < 0,02) и 2,5% F
(P < 0.07) групп. В сочетании существующих и новых объемов опухоли были меньше
(для С.Д., 2.5% F и 5% F групп (P < 0,02) по сравнению с нефтяным и BD групп. Высокая
отрицательная корреляция (r = 0.997, P < 0,001) между установленного объема опухоли
и мочевыводящих млекопитающих lignan экскреции в BD, С.Д., 2.5% F и 5% F групп
указывает на то, что уменьшение размера опухоли отчасти из-лигнаны производным от
С.Д. льняное. Однако, не существует никакой связи между новыми или общее развитие
опухоли и мочевыводящих lignan уровнях. Эффект льняное масло может быть связано с
его высокой Ала Контента. В заключение С.Д. льняное, кажется, быть полезным на
протяжении всей рекламной стадии канцерогенеза в то время как нефтяной
составляющей более эффективные на стадии, когда опухолей, уже созданы.
Cancer Lett. 1992 Apr 15;63(2):159-65.
Flaxseed supplementation and early markers of colon carcinogenesis.
Serraino M1, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, University of Toronto, Ontario, Canada.
Since flaxseed ingestion produces potentially anticarcinogenic lignans in the colon, this study determined
whether flaxseed decreases the risk for colon carcinogenesis. Following a single injection of azoxymethane
(15 mg/kg body wt.), five groups of male Sprague-Dawley rats were fed a high-fat (20% corn oil) basal diet
with or without supplementation with 5% or 10% flaxseed meal (FM) or flaxseed flour (FF) for four weeks.
Upon sacrifice, colons were examined for aberrant morphology and cell proliferation. In the descending
colon of supplemented groups, the total number of aberrant crypts and foci were significantly reduced by
41-53% and 48-57%, respectively. The labeling index (LI) was also 10-22% lower in these groups, except for
the 5% FM group. While these effects are not linearly related to the level of flaxseed fed, it suggests that
flaxseed feeding may reduce the risk for colon carcinogenesis.
Льняное добавок и ранние маркеры канцерогенез толстой кишки.
С льняное проглатывание производит потенциально антиканцерогенное лигнаны в
толстой кишке, в этом исследовании определяется ли льняное снижает риск для
канцерогенез толстой кишки. После однократной инъекции azoxymethane (15 мг/кг
массы тела мас.), пять групп мужского Sprague-Dawley крыс кормили с высоким
содержанием жиров (20% кукурузного масла) с помощью соответствующей диеты с или
без добавки с 5% или 10% льняного шрота (FM) или льняное семя, мука (FF), в течение
четырех недель. По жертву, двоеточия были изучены аномальным морфологии и
пролиферации клеток. В нисходящей ободочной дополнительных групп, общее число
аберрантных склепы и очаги были значительно сокращены на 41-53% и 48-57%,
соответственно. Маркировка индекс (LI) был также 10-22% ниже в этих групп, за
исключением 5% FM group. Хотя эти эффекты не являются линейно связан с уровнем
льняное ФРС, это говорит о том, что льняное вскармливание может уменьшить риск для
канцерогенез толстой кишки.
J Nutr. 1990 Dec;120(12):1601-9.
Effect of dietary alpha-linolenic acid on growth, metastasis, fatty acid profile and prostaglandin
production of two murine mammary adenocarcinomas.
Fritsche KL1, Johnston PV.
1Department of Food Science, University of Illinois, Urbana-Champaign 61801.
56
The purpose of this study was to determine whether dietary (n-3) fatty acids would affect mammary
tumor growth and metastasis. Weanling female BALB/c mice were fed diets that contained 10% corn oil (CO),
linseed oil (LO) or a fish oil-corn oil mix (FO) for 3-8 wk prior to receiving subcutaneous injections of one of
two syngeneic mammary tumor cell types (410 and 410.4). Tumor growth was assessed by monitoring mean
tumor diameter and tumor weight upon removal. Feeding LO, but not FO, reduced the growth (p less than
0.05) of 410.4 mammary tumors compared with growth in those fed CO. Metastasis data paralleled the
tumor growth rate. Feeding LO and FO enhanced (p less than 0.005) incorporation of (n-3) fatty acids into
tumors. Tumor prostaglandin E (PGE) production was reduced (p less than 0.005) by LO and FO, compared
with CO. FO feeding reduced 410.4 tumor PGE synthesis more (p less than 0.05) than LO feeding, yet tumor
growth was only inhibited by LO. These data suggest an inhibitory effect of dietary linolenic acid [i.e., 18:3 (n3)] on mammary tumor growth and metastasis. However, this effect did not directly correlate with dietinduced changes in PGE synthesis.
Влияние биологически активной Альфа-линоленовой кислоты на рост,
метастазирование, жирных кислот и простагландинов двух мышиных
аденокарциномы молочной железы.
Целью данного исследования было определить, могут ли пищевые (n-3 жирных
кислот бы повлиять на рост опухоли молочной железы и метастазов. Цеха самки мышей
BALB/c, рацион, содержащий 10% кукурузного масла (CO), льняное масло (LO) или
рыбы, масла-кукурузное масло смешать (FO), 3-8 нед до получения подкожной
инъекции одного из двух сингенных типов клеток опухоли молочной железы (410 и
410.4). Рост опухоли оценивали путем мониторинга значит, диаметр опухоли и опухоли
вес после удаления. Кормление ло, но не FO, снижение роста (p менее 0,05) 410.4
опухолей молочной железы по сравнению с ростом в тех ФРС CO. Метастазы данных
параллельно темпы роста опухоли. Кормление FO, LO и расширенный (p менее 0.005)
введение (n-3 жирных кислот в опухоли. Опухоль простагландин е (PGE) производство
сократилось (p менее 0.005) LO и FO, по сравнению с CO. FO кормления снижение 410.4
опухоли синтез ПГЕ больше (p менее 0,05), чем LO кормления, но рост опухоли был
только тормозится ло. Эти данные позволяют предположить, тормозящее влияние
диетических линоленовой кислоты [т.е., 18:3 (n-3)] на рост опухоли молочной железы и
метастазов. Однако, этот эффект не прямо коррелирует с помощью диетыиндуцированные изменения синтез ПГЕ.
J Appl Bacteriol. 1985 Jan;58(1):37-43.
Production and metabolism of lignans by the human faecal flora.
Borriello SP, Setchell KD, Axelson M, Lawson AM.
Lignans have, until recently, been found only in plants. Enterolactone and enterodiol are the major lignans
present in the urine of humans and have a potential physiological protective role against cancer. It has been
shown that these compounds can be formed in vitro by human faecal flora and that enterodiol is oxidized to
enterolactone by bacteria that are present in stools at a concentration of up to 10(3)/g. It was also possible
to produce both of these lignans in vitro from linseeds and from secoisolariciresinol, a precursor present in
linseed, by bacteria present in stools, at a concentration of between 10(3) and 10(4)/g. Enterolactone was
produced from matairesinol, a more abundant plant lignan than secoisolariciresinol, after incubation with a
mixed faecal flora under both aerobic and anaerobic conditions. In each case conversion was dependent on
the presence of viable bacteria. These findings indicate that a number of different pathways operate to
produce enterolactone and enterodiol depending on the ingested dietary precursor.
Производство и метаболизм лигнаны человеческими фекалиями флоры.
Лигнаны, до недавнего времени, были найдены только в растениях. Enterolactone и
enterodiol являются основными лигнаны присутствуют в моче человека и имеют
57
потенциал физиологические защитные роль в борьбе против рака. Показано, что эти
соединения могут быть сформированы в условиях in vitro, человеческих фекалий флоры
и что enterodiol окисляется до enterolactone бактериями, которые присутствуют в стуле
в концентрации до 10(3)/g. Он был также можно производить оба этих лигнаны in vitro
из льняного семени от secoisolariciresinol, предшественник нынешнего льна, бактерии
присутствуют в стуле, в концентрации от 10(3) и 10(4)/g. Enterolactone был произведен
из matairesinol, более обильной растительной lignan чем secoisolariciresinol, после
инкубации с смешанных фекалий под флоры как в аэробных, так и анаэробных
условиях. В каждом случае преобразования зависит от присутствия жизнеспособных
бактерий. Эти результаты показывают, что число различных путей работать, чтобы
производить enterolactone и enterodiol в зависимости от того, попадая в организм
пищевых прекурсоров.
Nutrition. 2012 Jan;28(1):67-75. doi: 10.1016/j.nut.2011.03.004. Epub 2011 Jul 27.
Dietary walnuts inhibit colorectal cancer growth in mice by suppressing angiogenesis.
Nagel JM1, Brinkoetter M, Magkos F, Liu X, Chamberland JP, Shah S, Zhou J, Blackburn G, Mantzoros CS.
1Division of Endocrinology, Diabetes, and Metabolism, Beth Israel Deaconess Medical Center, Harvard
Medical School, Boston, Massachusetts, USA.
Animal studies have demonstrated that dietary supplementation with flaxseed oil inhibits colorectal
cancer growth. Recent data indicate that walnuts have strong antiproliferative properties against colon
cancer cells in vitro but no previous study has assessed the effects of walnuts in vivo or performed a joint
evaluation of flaxseed oil and walnuts. The aim of the present study was to examine the effect of dietary
walnuts on colorectal cancer in vivo and to comparatively evaluate their efficacy in relation to flaxseed oil.
METHODS: HT-29 human colon cancer cells were injected in 6-wk-old female nude mice. After a 1-wk
acclimation period, mice (n = 48) were randomized to diets containing ∼19% of total energy from walnuts,
flaxseed oil, or corn oil (control) and were subsequently studied for 25 d.
RESULTS: Tumor growth rate was significantly slower in walnut-fed and flaxseed-fed mice compared with
corn oil-fed animals (P < 0.05) by 27% and 43%, respectively. Accordingly, final tumor weight was reduced by
33% and 44%, respectively (P < 0.05 versus control); the differences between walnut and flaxseed diets did
not reach significance. We found no differences among groups in metabolic and hormonal profile, serum
antioxidant capacity, or inflammation (P > 0.05). However, walnuts and flaxseed oil significantly reduced
serum expression levels of angiogenesis factors, including vascular endothelial growth factor (by 30% and
80%, respectively), and approximately doubled total necrotic areas despite smaller tumor sizes (P < 0.05
versus control). Dietary walnuts significantly decreased angiogenesis (CD34 staining; P = 0.017 versus
control), whereas this effect did not reach significance in the flaxseed oil group (P = 0.454 versus control).
CONCLUSION: We conclude that walnuts in the diet inhibit colorectal cancer growth by suppressing
angiogenesis. Further studies are needed to confirm our findings in humans and explore underlying
mechanisms.
Диетическое грецкие орехи тормозят колоректального рака рост мышей путем
подавления ангиогенеза.
Исследования на животных показали, что пищевые добавки с льняное масло
тормозит колоректального рака роста. Последние данные показывают, что грецкие
орехи имеют сильные антипролиферативные свойства от рака толстой кишки клеток в
условиях in vitro, а не предыдущие исследования было оценить влияние грецких орехов
in vivo или выполнена совместная оценка льняное масло, грецкие орехи. Целью
настоящего исследования явилось изучение влияния биологически активной грецких
орехов на колоректального рака in vivo и сравнительно оценить их эффективность в
отношении льняное масло.
58
Методы: HT-29 человеческих клеток рака толстой кишки вводили в 6-wk-старый
обнаженной женщины мышей. После 1-wk период акклиматизации, мышей (n = 48)
были рандомизированы для диет, содержащих около 19% от общего объема энергии,
грецкие орехи, льняное масло, или масло кукурузное (контроля) и, впоследствии, были
изучены в течение 25 d.
Результаты: опухоль темп роста был значительно медленнее, в Орехово-ФРС и
льняное кормили мышей по сравнению с кукурузное масло-кормили животных (р <
0,05) на 27% и 43%, соответственно. Соответственно, окончательное опухоль была
снижена на 33% и 44%, соответственно (P < 0,05 по сравнению с контролем); различия
между орех и льняное диеты не достигли значения. Мы не обнаружили никаких
различий между группами в нарушениях обмена веществ и гормонального профиля, по
антиоксидантной активности сыворотки, или воспаление (P > 0,05). Однако, грецкие
орехи, льняное масло сыворотке крови значительно снижается уровень экспрессии
факторов ангиогенеза, в том числе и фактора роста эндотелия сосудов (на 30% и 80%,
соответственно), и примерно в два раза общей некротических участков, несмотря на
меньшие размеры опухоли (P < 0,05 по сравнению с контролем). Диетическое грецких
орехов значительно снизилась ангиогенеза (CD34 окрашивание; р = 0,017 по сравнению
с контрольной), принимая во внимание, что этот эффект не достигли значения в flaxseed
oil group (P = 0.454 сравнению с контролем).
Вывод: мы заключаем, что грецких орехов в рационе питания, препятствуют
колоректального рака роста путем подавления ангиогенеза. Необходимы дальнейшие
исследования, чтобы подтвердить наши выводы в организме человека и исследовать
глубинные механизмы.
Nutr Cancer. 2011;63(2):242-7. doi: 10.1080/01635581.2011.523498.
Chemopreventive effects of dietary canola oil on colon cancer development.
Bhatia E1, Doddivenaka C, Zhang X, Bommareddy A, Krishnan P, Matthees DP, Dwivedi C.
1Department of Pharmaceutical Sciences, South Dakota State University, Brookings, South Dakota
57007, USA.
Fatty acid composition of dietary fat plays a vital role in colon tumor development in animal models. Fats
containing ω-6 fatty acids (e.g., corn oil) enhanced and ω-3 fatty acids (e.g., flaxseed oil) reduced chemically
induced colon tumor development in rats. The objective of the present investigation was to study the effects
of dietary canola oil, a source of ω-3 fatty acid on azoxymethane-induced colon cancer development in
Fischer rats and compare with dietary corn oil. Dietary canola oil significantly (P<0.05) decreased colonic
tumor incidence and tumor multiplicity as compared to dietary corn oil in rats. Fatty acid analysis showed
that corn oil group had higher levels of ω-6 fatty acid levels, whereas the canola oil groups exhibited higher
levels of ω-3 fatty acids from the colon and serum samples of rats. For the mechanistic study, COX-2
expression in the colon samples from the canola oil group was significantly lower (P<0.05) as compared to
the corn oil group. Taken together, dietary canola oil may be chemopreventive for colon tumor development
in Fischer rats as compared to possibly by increasing ω-3 fatty acid levels and decreasing COX-2 levels.
Химические эффекты биологически активных масло канолы на развитие рака
толстой кишки.
Жирнокислотный состав жиров в питании играет жизненно важную роль в опухоль
толстой кишки развития в животных моделях. Жиры, содержащие Омега-6 жирных
кислот (напр., кукурузное масло), усовершенствованные и омега-3-жирных кислот
(напр., льняное масло) Сокращенное химически индуцированного развития опухолей
толстой кишки крыс. Целью настоящего исследования было изучение влияния
59
биологически активных масло канолы, источником Омега-3 жирных кислот на
azoxymethane-индуцированного рака толстой кишки развития Фишер крыс и сравнить с
диетическими кукурузное масло. Пищевые масла канола (canola) достоверно (р<0,05)
снизилась Толстой распространенности опухоли и опухоли кратности по сравнению с
диетическим кукурузного масла в крыс. Жирные кислоты анализ показал, что
кукурузное масло группе была выше уровня Омега-6 жирные кислоты в крови, в то
время как масло канолы групп выставлены выше уровня Омега-3-жирных кислот из
толстой и образцы сыворотки крыс. Для механистической исследования, COX-2
выражение в толстой кишке образцов из рапсового масла группе была значительно
ниже (P<0,05) по сравнению с кукурузного масла группы. Взятые вместе, диетическое
масло канолы может быть химические для развития опухолей толстой кишки в Фишер
крыс по сравнению возможно, путем увеличения Омега-3-жирные кислоты в крови и
снижение ЦОГ-2 уровнях.
Mol Nutr Food Res. 2010 Mar;54(3):415-25. doi: 10.1002/mnfr.200900068.
Dietary flaxseed lignan or oil combined with tamoxifen treatment affects MCF-7 tumor growth through
estrogen receptor- and growth factor-signaling pathways.
Saggar JK1, Chen J, Corey P, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Toronto, ON, Canada.
This study aimed to elucidate which component of flaxseed, i.e. secoisolariciresinol diglucoside (SDG)
lignan or flaxseed oil (FO), makes tamoxifen (TAM) more effective in reducing growth of established estrogen
receptor positive breast tumors (MCF-7) at low circulating estrogen levels, and potential mechanisms of
action. In a 2 x 2 factorial design, ovariectomized athymic mice with established tumors were treated for 8
wk with TAM together with basal diet (control), or basal diet supplemented with SDG (1 g/kg diet), FO (38.5
g/kg diet), or combined SDG and FO. SDG and FO were at levels in 10% flaxseed diet. Palpable tumors were
monitored and after animal sacrifice, analyzed for cell proliferation, apoptosis, ER-mediated (ER-alpha, ERbeta, trefoil factor 1, cyclin D1, progesterone receptor, AIBI), growth factor-mediated (epidermal growth
factor receptor, human epidermal growth factor receptor-2, insulin-like growth factor receptor-1,
phosphorylated mitogen activated protein kinase, PAKT, BCL2) signaling pathways and angiogenesis (vascular
endothelial growth factor). All treatments reduced the growth of TAM-treated tumors by reducing cell
proliferation, expression of genes, and proteins involved in the ER- and growth factor-mediated signaling
pathways with FO having the greatest effect in increasing apoptosis compared with TAM treatment alone.
SDG and FO reduced the growth of TAM-treated tumors but FO was more effective. The mechanisms involve
both the ER- and growth factor-signaling pathways.
Диетическое льняное lignan или масла в сочетании с тамоксифен лечения влияет
MCF-7 роста опухоли через эстроген - рецептор фактора роста и-сигнальных путей.
Это исследование с целью выяснения того, какой компонент льняного семени, т.е..
secoisolariciresinol диглюкозид (SDG) lignan или льняного масла (FO), делает тамоксифен
(TAM) более эффективен в снижении роста установленных положительными
рецепторами эстрогенов опухолей молочной железы (MCF-7) при низких
циркулирующих эстрогенов, и возможные механизмы действия. В 2 х 2 факториалдизайн, ovariectomized athymic раковых опухолей мышей с обрабатывали в течение 8
нед с TAM вместе с основной рацион (контроль), или базальной диете с SDG (1 г/кг
корма), FO (38.5 г/кг корма), или в сочетании SDG и FO. SDG и FO были на уровне 10%
льняное диеты. Пальпируемые опухоли, контролировались и после жертвоприношения
животных, проанализированы для клеточной пролиферации и апоптоза, ERопосредованной (ER-Альфа -, ER-бета, трилистника фактор 1, циклин D1, рецепторы
прогестерона, AIBI), фактора роста-опосредованной (рецептора эпидермального
60
фактора роста, человеческого рецептора эпидермального фактора роста-2, инсулинподобный рецептор фактора роста-1, фосфорилированных митоген активированный
протеин киназы, PAKT, BCL2) сигнальных путей и кровеносных сосудов (vascular
endothelial growth factor). Все процедуры снижение роста TAM-лечение опухолей на
снижение пролиферации клеток, экспрессию генов и белков, участвующих в ER - и
фактора роста-опосредованной сигнальных путей с FO, имеющих наибольший эффект в
повышении апоптоза по сравнению с TAM только лечение. SDG и ФО снижение роста
TAM-лечение опухолей но FO была более эффективной. Механизмы привлечения ER - и
фактора роста-сигнальных путей.
Carcinogenesis. 1999 Sep;20(9):1831-5.
Exposure to flaxseed or its lignan component during different developmental stages influences rat
mammary gland structures.
Tou JC1, Thompson LU.
1Department of Nutritional Sciences, University of Toronto, 150 College Street, Toronto, Ontario, Canada
M5S 3E2.
Reduction of the highly proliferative terminal end bud (TEB) structures in the developing mammary gland
by differentiation to alveolar buds (ABs) and lobules has been suggested to be protective against mammary
cancer. Flaxseed is high in alpha-linolenic acid (ALA) and secoisolariciresinol diglycoside (SDG). SDG is the
precursor of mammalian lignans, which can affect mammary gland structures. Thus, the objective of this
study was to determine the effect of lifetime, gestation and lactation or after-weaning exposure to 5 or 10%
flaxseed or SDG and flaxseed oil components on the mammary gland structures of virgin female rat offspring
at post-natal day 50. Lifetime or gestation and lactation exposure to flaxseed altered mammary gland
structure development, whereas exposure to flaxseed after weaning had no effect. Lifetime or gestation and
lactation exposure to 5% flaxseed caused endocrine changes, as suggested by delayed puberty onset and
reduced number of estrous cycles. These changes reduced exposure to endogenous estrogens, leading to
atrophy of mammary TEB structures. SDG, but not flaxseed oil, at the level found in 5% flaxseed produced
similar effects as 5% flaxseed. This suggested that the lignans were the component in flaxseed responsible
for the observed effects. Lifetime or gestation and lactation exposure to 10% flaxseed also caused endocrine
changes, as suggested by early puberty onset and lengthened cycles due to prolonged estrus. This increased
exposure to endogenous estrogens and stimulated mammary gland differentiation, as indicated by fewer
TEBs and more ABs. Thus, lifetime or gestation and lactation exposure to 5 or 10% flaxseed induced
structural changes in the mammary gland that may potentially reduce mammary cancer risk.
Воздействие льняное или его lignan компонента во время различных стадий
развития влияет крыса молочной железы структур.
Снижение высокой пролиферативной конце терминала бутон (TEB) структур в
развивающихся молочной железы путем дифференциации альвеолярного почки (ABs) и
дольки и было предложено, чтобы обеспечить защиту против рака молочной железы.
Льняное высоко в Альфа-линоленовая кислота (АЛК) и secoisolariciresinol diglycoside
(SDG). SDG-предтеча млекопитающих лигнаны, которые могут повлиять на молочной
железы структур. Таким образом, целью настоящего исследования было определение
влияния жизни, беременности и лактации или после отъема воздействия 5 или 10%
льняное или SDG и льняное масло компонентов на молочной железы структур Девы
потомства самок крыс в постнатальном день 50. Срок службы или срок беременности и
лактации воздействия льняное изменены молочной железы разработка структуры,
принимая во внимание воздействие льняное после отлучения, не произвело никакого
эффекта. Срок службы или срок беременности и лактации воздействия 5% льняное
вызвано эндокринными изменениями, как предложил задержка полового созревания
61
начала и уменьшено количество эстрального цикла. Эти изменения уменьшили
воздействие эндогенных эстрогенов, ведущих к атрофия молочных теб структур. SDG,
но не льняное масло, на уровне, находящемся в 5% льняное семя дало аналогичные
эффекты в виде 5% льняного семени. Это позволило предположить, что лигнаны были
компонента в льняное отвечает за наблюдаемые эффекты. Срок службы или срок
беременности и лактации экспозиции на 10% льняное также вызвано эндокринными
изменениями, как это предложил в начале наступления полового созревания и
удлиненный циклов по причине затяжной течки. Это усиление воздействия эндогенных
эстрогенов и стимулировали молочной железы дифференциации, как указано меньше
автоматически, позволяя машине двигаться и более ABs. Таким образом, срок службы
или срок беременности и лактации воздействия 5 или 10% льняное индуцированных
структурные изменения в молочной железе, которые могут снизить риск рака молочной
железы.
Nutr Cancer. 1997;29(2):174-80.
Amount and type of dietary lipid modulate rat hepatic cytochrome P-450 activity.
Chen HW1, Lii CK, Wu MH, Ou CC, Sheen LY.
1Department of Nutrition, Chung Shan Medical College, Taichung, Taiwan.
The influence of the amount and type of dietary lipid on rat hepatic cytochrome P-450 activities in the
presence and absence of inducer administration was investigated. Weanling male Sprague-Dawley rats were
fed fat-free or 20% beef tallow, olive oil, corn oil, linseed oil, or menhaden oil diets in combination with one
of the following three treatments: no inducer, intraperitoneal injection of phenobarbital (75 mg/kg body wt)
for three consecutive days before they were killed, or intragastric administration of acetone (5 ml/kg) one
day before they were killed. Twenty percent linseed oil and menhaden oil diets induced the highest level of
activity among the different fat types in the presence of phenobarbital and acetone. Cytochrome P-450IIB1
activity was induced to a significantly greater extent by acetone administration in conjunction with the 20%
menhaden oil diet than in conjunction with the other dietary oils (p < 0.05). In the presence of acetone, 20%
beef tallow, 20% linseed oil, and 20% menhaden oil diets significantly induced cytochrome P-450IIE1 activity
compared with the fat-free diet (p < 0.05). In conclusion, cytochrome P-450IIB1 and P-450IIE1 activities in
rats were significantly increased by specific inducers, and dietary lipid was necessary for this effect. Diets
supplemented with linseed and menhaden oils were most effective in inducing this activity.
Количество и тип биологически активных липидов модулировать крыса печени
системы цитохрома р-450 деятельности.
Влияние количества и вида биологически активных липидов в печени крыс цитохрома
P-450 мероприятий в присутствии и в отсутствие индуктора администрации была
исследована. Цеха мужчина Sprague-Dawley крыс кормили обезжиренные или 20%
говяжий жир, оливковое масло, кукурузное масло, льняное масло, или menhaden нефти
диеты в сочетании с одним из трех следующих процедур: не индуктор,
внутрибрюшинное введение фенобарбитала (75 мг/кг живой вес) в течение трех
последовательных дней до того, как они были убиты, или внутрижелудочное введение
ацетон (5 мл/кг) за один день до того, как они были убиты. Двадцать процентов
льняное масло и menhaden нефти диеты индуцированных самый высокий уровень
активности среди различные типы жира в присутствии фенобарбитал и ацетона.
Цитохром р-450IIB1 деятельности был вынужден значительно большей степени,
ацетоном администрирования в сочетании с 20% menhaden нефти диету, чем в
сочетании с другими пищевыми маслами (p < 0,05). В присутствии ацетон, 20% говяжий
жир, 20% - льняного масла, и 20% menhaden нефти диеты значительно наведенная
62
активность цитохрома р-450IIE1 деятельности по сравнению с обезжиренные диеты (p <
0,05). В заключение, цитохром р-450IIB1 и P-450IIE1 деятельность у крыс были
значительно увеличены на конкретных препаратов и пищевых липидов было
необходимых для этого эффекта. Диеты дополнена льняное и menhaden масла
наиболее эффективны в стимулировании этой деятельности.
Gerodontology. 1995 Jul;12(1):12-7.
Comparison of the effect of the linseed extract Salinum and a methyl cellulose preparation on the
symptoms of dry mouth.
Andersson G1, Johansson G, Attström R, Edwardsson S, Glantz PO, Larsson K.
1Department of Maxillofacial Surgery, University Hospital, Malmö, Sweden.
The effect of a linseed extract Salinum and a sodium carboxymethyl cellulose preparation called MAS-84
was compared with regard to its effect on the symptoms of dry mouth. Twenty patients with xerostomia,
who had been treated for cancer in the head and neck by radiation were recruited from the clinic for
maxillofacial surgery, Malmo University Hospital. Following radiation treatment the salivation was severely
reduced. The symptoms of a general feeling of a dry mouth, difficulties in chewing and swallowing, taste
disturbances, problems with speech and mouth burning were registered on a subjective verbal rating scale.
In addition plaque index and gingival bleeding were determined. The study design was crossover and
performed single blind. The experimental period was 7 weeks. The patients were randomly divided into 2
groups. One group used Salinum and the other MAS-84 for 3 weeks. The fourth week was a wash out period
and for the next three weeks the patients shifted preparation. Each of the preparations was used ad libitum.
Registrations of the various parameters were undertaken on days 0, 7 and 21 of the respective period. At the
initial examination all patients reported considerable disturbances from mouth-dryness. These symptoms
were reduced in 15 patients during the Salinum period and in 9 during the MAS-84 period. The relief was
significantly more pronounced during the use of Salinum compared to that during the use of the methyl
cellulose preparation. On day 21 plaque and gingival bleeding were significantly reduced during the Salinum
period but not during the MAS-84 period. The results of the present study confirm those of a previous pilot
study and indicate that the linseed mucilage significantly reduced the symptoms of dry mouth. This effect
increased with increasing time of saliva substitute use. The linseed mucilage Salinum appeared to be a
suitable saliva replacement in mouth dry patients.
Сравнение влияния экстракт семян льна Salinum и метилцеллюлоза подготовки на
симптомы, сухость во рту.
Эффект экстракт семян льна Salinum и карбоксиметилцеллюлозы препарата под
названием MAS-84 был сравнен с учетом ее влияния на симптомы, сухость во рту.
Двадцать пациентов с ксеростомия, кто лечился от рака головы и шеи, радиацией, были
набраны из клиники челюстно-лицевой хирургии, Мальме университетской больницы.
Следующие лучевой терапии слюноотделение была значительно сокращена. Симптомы
общее ощущение сухости во рту, трудности при жевании и глотании, вкусовые
нарушения, проблемы с речью и рот горящий были зарегистрированы на субъективном
вербальной шкале. Кроме того налета индекс и кровоточивость десен были
определены. Дизайн исследования был кроссовер и провели один слепой.
Экспериментальный период было 7 недель. Пациенты были случайным образом
разделены на 2 группы. Одна группа использовала Salinum и других MAS-84 в течение 3
недель. Четвертая неделя была промыть период и в течение последующих трех недель
пациентам сместился подготовки. Каждый из препаратов, используемых в
неограниченном количестве. Регистрация различных параметров были предприняты в
дни 0, 7 и 21 соответствующего периода. При первичном обследовании у всех больных
отмечено значительных возмущений во рту сухость. Эти симптомы были снижены в 15
63
больных в течение Salinum период и в 9 течение MAS-84 период. Облегчение было
значительно более выраженным при использовании Salinum по сравнению с этим при
использовании метилцеллюлоза подготовки. На 21-й день налета и кровоточивость
десен были значительно уменьшены в течение Salinum периода, но не во время MAS-84
период. Результаты настоящего исследования подтверждают те предыдущего
экспериментального исследования, а также указать, что слизь льняного семени
значительно уменьшились симптомы-сухость во рту. Этот эффект увеличивается с
увеличением времени слюны заменить использовать. Льняное слизь Salinum оказался
подходящий слюны замена в рот сухой пациентов.
Br J Cancer. 1990 Dec;62(6):897-902.
Insulin-tumour interrelationships in EL4-lymphoma or thymoma-bearing mice. II. Effects of dietary
omega-3 and omega-6 polyunsaturated fatty acids.
Yam D1, Fink A, Nir I, Budowski P.
1Weizmann Institute of Science, Rehovot, Israel.
Male C57BL/65 mice received a basal diet supplemented with 4% soya-bean oil, linseed oil or fish oil, in
which the major polyunsaturated fatty acids were linoleic acid, alpha-linolenic acid and long chain omega-3
fatty acids, respectively. Groups of animals were injected into the right flank with EL4-lymphoma cells, others
with thymoma cells. Tumour implantation caused a gradual decrease in food consumption with both types of
tumour, while body weight increased, especially in the EL4-bearing animals receiving the soya-bean diet. The
weight gain was due to body water accumulation and was accompanied by decreases in body fat and minor
changes in carcass protein and ash contents. The dietary treatments did not produce significant differences
in tumour incidence and mortality, but tumour size was decreased by diets supplying omega-3 fatty acids: in
the EL4 mice tumour weight was markedly depressed by linseed oil, compared to soya-bean oil, whereas
thymoma tumour weight was lowest in mice receiving fish oil and highest in the soya-bean oil group. Both
types of tumour caused pronounced hypoglycaemia and hyperinsulinaemia in the hosts, and the effect was
modulated by the diets in the EL4 but not in the thymoma animals: the plasma glucose level was especially
low in the linseed oil group and relatively highest in the soya-bean oil treatment. The degree of
hyperinsulinaemia depended on the diet only in the thymoma-bearing mice, with linseed and fish oils
producing higher insulin levels than soya-bean oil. A slight hyperinsulinaemia was also observed in linseed
and fish oil-fed control mice. Serum triglycerides were elevated in tumour-bearing animals, without
consistent differences between dietary treatments. Although no clear pattern emerged concerning total
cholesterol and LDL levels, HDL values were strongly affected by the type of oil: in the control animals linseed
oil caused an increase in HDL-cholesterol compared to the other two oils. The thymoma-bearing mice
responded to the linseed and fish oil diets with greatly elevated HDL-cholesterol levels. The results point to
important differences in the responses of the two implanted tumours and hosts not only to the omega-6 and
omega-3 fatty acids, but also to the type of dietary omega-3 fatty acids, namely alpha-linolenic acid and long
chain fish oil polyunsaturated fatty acids.
Инсулин-опухоль взаимосвязей в EL4-лимфома или тимомы-подшипник мышей. II.
Эффекты биологически активных Омега-3 и Омега-6 полиненасыщенных жирных
кислот.
Мужской линии C57BL/65 мышей получали основной рацион дополняется 4% масло
соевое, льняное масло и рыбий жир, в котором основных полиненасыщенных жирных
кислот были линолевая кислота, линоленовая и длинные цепочки жирных кислот
Омега-3, соответственно. Группы животных были выведены на правом фланге с EL4лимфоидные клетки, другие с тимомой клеток. Опухоль имплантации вызвало
постепенное снижение потребления продуктов питания с обоих типов опухолей, в то
время как масса тела увеличилась, особенно в EL4 зверей получения соевого питания.
Набор веса именно из-за накопление воды в организме и сопровождалось
64
уменьшением количества жира в организме и незначительные изменения в тушу белка
и содержание золы. Диетическое Лечение не дало существенных различий в опухоли
заболеваемости и смертности, но размер опухоли был снизился на диетах поставки
Омега-3 жирных кислот: в EL4 опухоли мышей вес был заметно подавлен льняное
масло, по сравнению с соевого масла, в то время как тимома опухоли вес наименьшийв мышей, получавших рыбьего жира и высоким в соевого масла группы. Оба типа
опухолей обусловлено выраженной гипогликемии и hyperinsulinaemia в хозяев, и
эффект был модулируются диеты в EL4, но не в тимома животных: уровень глюкозы в
плазме был особенно низок в льняном масле группы и относительно высоких в соевого
масла лечения. Степень hyperinsulinaemia зависит от рациона только в тимомыподшипник мышей, льняным и рыбий жир производить более высокие уровни
инсулина, чем соевого масла. Небольшое hyperinsulinaemia наблюдалась и в льняном и
рыбий жир-ФРС контрольных мышей. Уровня триглицеридов в сыворотке оказались
повышенными в опухоли зверей, без последовательной различия между диетическое
лечение. Хотя нет четкой тенденции появились относительно общего холестерина и
ЛПНП, ЛПВП значения были сильно влияет Тип масла: в контрольной группе животных
льняное масло вызван увеличением ЛВП-холестерина по сравнению с двумя другими
маслами. В тимомы-подшипник мышей ответил льняное масло и рыбий жир диеты с
резко повышенными HDL-холестерина. На результаты указывают на значительные
различия в ответах двух имплантированных опухолей и проходят не только к Омега-6 и
омега-3 жирных кислот, а также к типу пищевых Омега-3 жирных кислот, а именно
Альфа-линоленовой кислоты и длинные цепи, рыбы, масла полиненасыщенные
жирные кислоты.
Обзоры
J Am Coll Nutr. 2013;32(3):194-9. doi: 10.1080/07315724.2013.791147.
Lignan content of the flaxseed influences its biological effects in healthy men and women.
Almario RU1, Karakas SE.
1Department of Internal Medicine, Division of Endocrinology, Diabetes and Metabolism, University of
California at Davis, Davis, California, USA.
OBJECTIVE: The omega-3 polyunsaturated fatty acid (n-3 PUFA) as well as lignan components of flaxseed
(FLX) can have beneficial effects. In this 6-week-long, randomized, double-blinded, placebo-controlled study,
we investigated the effects of FLX lignans on cardiovascular risk factors.
METHODS: Thirty-seven subjects (13 men and 24 women, age: 54±7 years, body mass index [BMI]: 29.7±1
kg/m2) consumed nutrition bars with similar macronutrient contents. The fatty acid composition and the
lignan contents of the bars differed significantly. Two FLX bars both contained 3.0 g of alpha linolenic acid
(ALA: 18:3 n-3) but different amount of lignans (0.15 g vs. 0.41 g).
RESULTS: High-lignan FLX decreased total cholesterol (C) by 12% (p=0.044), LDL-C by 15% (p=0.022), and
oxidized (Ox)-LDL by 25% (p=0.035). Regular FLX tended to increase Ox-LDL by 13% (p=0.051). The difference
between the effects of high-lignan vs. regular lignan FLX on Ox-LDL was highly significant (p=0.004).
CONCLUSION: High-lignan FLX has the unique property of decreasing Ox-LDL, which is an independent risk
factor for cardiovascular disease.
Lignan содержание льняное влияет на его биологические эффекты у здоровых
мужчин и женщин.
Цель: Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты (n-3 (PUFA), а также lignan
65
компонентами льняного семени (БСЭ) может оказать благотворное влияние. В 6недельное, рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемого
исследования, нами было изучено влияние FLX лигнаны на сердечно-сосудистые
факторы риска.
Методы: тридцать семь субъектов (13 мужчин и 24 женщины, возраст: 54 б 7 лет,
Индекс Массы тела [ИМТ]: 29.7 Б 1 кг/м2), потребляемого питания, баров с
аналогичными содержание макроэлементов. Состав жирных кислот и lignan
содержимое баров существенно отличались. Два FLX бары и содержащиеся 3,0 г Альфалиноленовая кислота (АЛК: 18:3 n-3), но разное количество лигнаны (0,15 г против 0.41
g).
Результаты: высокая-lignan FLX снизился уровень общего холестерина (C) - на 12%
(p=0.044), ХС-ЛПНП на 15% (р=0,022), окисленные (вол)-ЛПНП-на 25% (р=0,035).
Регулярные FLX тенденцию к увеличению вол-ЛПНП-на 13% (p=0,05 до 1). Разница
между влияния высокой lignan против регулярных lignan FLX на вол-ЛПНП была
статистически значимой (p=0,004).
Вывод: High-lignan FLX имеет уникальное свойство снижение вол-ЛПНП, который
является независимым фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний.
Animal. 2013 Oct;7(10):1671-80. doi: 10.1017/S1751731113001067. Epub 2013 Jun 28.
Effect of different contents of extruded linseed in the sow diet on piglet fatty acid composition and
hepatic desaturase expression during the post-natal period.
de Quelen F1, Boudry G, Mourot J.
1INRA, UR1341 ADNC, F-35000 Rennes, France.
n-3 polyunsaturated fatty acids (n-3 PUFA) contribute to the normal growth and development of
numerous organs in the piglet. The fatty acid composition of piglet tissues is linked to the fatty acid
composition of sow milk and, consequently, to the composition of sow diet during the gestation and
lactation period. In this study, we investigated the impact of different contents of extruded linseed in the sow
diet on the fatty acid composition and desaturase gene expression of piglets. Sows received a diet containing
either sunflower oil (low 18:3n-3 with 18:3n-3 representing 3% of total fatty acids) or a mixture of extruded
linseed and sunflower oil (medium 18:3n-3 with 9% of 18:3n-3) or extruded linseed (high 18:3n-3 with 27%
of 18:3n-3) during gestation and lactation. Fatty acid composition was evaluated on sow milk and on
different piglet tissues at days 0, 7, 14, 21 and 28. The postnatal evolution of delta5 (D5D) and delta6 (D6D)
desaturase mRNA expression was also measured in the liver of low 18:3n-3 and high 18:3n-3 piglets. The
milk of high 18:3n-3 sows had higher proportions of n-3PUFA than that of low 18:3n-3 and medium 18:3n-3
sows. Piglets suckling the high 18:3n-3 sows had greater proportions of 18:3n-3, 20:5n-3, 22:5n-3 and 22:6n3 in the liver, and of 22:5n-3 and 22:6n-3 in the brain than low 18:3n-3 and medium 18:3n-3 piglets. D5D and
D6D mRNA expressions in piglet liver were not affected by the maternal diet at any age. In conclusion,
extruded linseed in the sow diet modifies the n-3PUFA status of piglets during the postnatal period.
However, a minimal content of 18:3n-3 in the sow diet is necessary to increase the n-3PUFA level in piglet
liver and brain. Moreover, modifications in the n-3PUFA fatty acid composition of piglet tissue seem linked to
the availability of 18:3n-3 in maternal milk and not to desaturase enzyme expression.
Влияние различных содержание экструдированного льняного семени в матку
диеты на пятачок состав жирных кислот в печени и desaturase выражение в
постнатальный период.
n-3 полиненасыщенных жирных кислот (n-3 (PUFA) способствуют нормальному росту
и развитию многочисленных органов, в пятачок. Жирно-кислотный состав пятачок
тканей связан с жирнокислотного состава сеять молока и, соответственно, к составу
сеять диеты во время беременности и в период кормления грудью. В этой работе
66
изучено влияние различных содержание экструдированного льняного семени в матку
диеты на состав жирных кислот и desaturase экспрессии генов поросят. Свиноматок
получил диеты, содержащей либо подсолнечное масло (low 18:3n-3 с 18:3n-3
составляет 3% от общих жирных кислот) или смесь из экструдированного льняного и
подсолнечного масла (среда 18:3n-3 с 9% 18:3n-3) или экструдированные льна (высокие
18:3n-3 с 27% 18:3n-3) во время беременности и лактации. Жирнокислотный состав
оценивали на сеять молоко и на разных пятачок тканей, в дни 0, 7, 14, 21 и 28.
Послеродовой эволюции delta5 (D5D) и delta6 (D6D) desaturase экспрессии мРНК была
также измерена в печени малой 18:3n-3 и высокие 18:3n-3 поросят. Молоко высокого
18:3n-3 свиноматок имели более высокий процент n-3PUFA чем ниже 18:3n-3 и
среднего 18:3n-3 свиноматок. Поросят-сосунков высокого 18:3n-3 свиноматок обладали
большей пропорции 18:3n-3, 20:5n-3, 22:5n-3 и 22:6n-3 в печени, и 22:5n-3 и 22:6n-3 в
мозге, чем ниже 18:3n-3 и среднего 18:3n-3 поросят. D5D и D6D мРНК выражения в
пятачок печени не пострадали от диеты матери в любом возрасте. В заключение,
экструдированный льняного семени в матку диетические изменяет n-3PUFA статус
поросят в послеродовой период. Однако, минимальным содержанием 18:3n-3 в сеять
диеты необходимо увеличить в n-3PUFA уровне пятачок в печени и головном мозге.
Кроме того, изменения в n-3PUFA жирнокислотный состав пятачок ткани, кажется,
связано с наличием 18:3n-3 в материнское молоко и не desaturase фермента
выражение.
Metabolism. 2013 May;62(5):686-93. doi: 10.1016/j.metabol.2012.11.007. Epub 2013 Jan 22.
Flaxseed oil does not affect inflammatory markers and lipid profile compared to olive oil, in young,
healthy, normal weight adults.
Kontogianni MD1, Vlassopoulos A, Gatzieva A, Farmaki AE, Katsiougiannis S, Panagiotakos DB,
Kalogeropoulos N, Skopouli FN.
1Department of Nutrition and Dietetics, Harokopio University, Athens, Greece.
OBJECTIVE: Olive oil (OO) is a rich source of monounsaturated fat and bioactive components that exert
strong anti-oxidant and anti-inflammatory properties. Flaxseed oil (FO) is rich in α-linolenic n-3 fatty acid
(ALA), which also exhibits anti-inflammatory effects. This randomized, cross-over study aimed at exploring
whether diet's enrichment with FO could beneficially alter inflammatory markers and lipid profile, compared
to OO, in a sample of normal weight, apparently healthy young adults.
MATERIALS AND METHODS: Participants were supplied with 15 mL/day of either FO or OO. Each
intervention and the wash-out period lasted 6 weeks. Dietary, anthropometric and physical activity variables
were recorded at the beginning and the end of each intervention. Serum biochemical and inflammatory
markers were measured. Compliance to the intervention was evaluated by fatty acid analysis in erythrocytes.
Repeated Measures ANOVA was used to assess the effect of the treatment.
RESULTS: Thirty seven participants completed the study. No difference between the two interventions was
observed in adiponectin, TNF-α, high sensitivity-CRP or glucose levels and lipid profile. At the end of the FO
period, participants exhibited significant reductions in total (-5.0%) and LDL-cholesterol (-6.7%) levels (all
P<0.01). During the FO and the OO period serum adiponectin changes were significantly correlated with
changes in erythrocyte %ALA (rs=0.34, P=0.007) and in erythrocyte %EPA (r(s)=0.47, P=0.01), respectively.
CONCLUSIONS: Daily consumption of FO did not confer any benefit in inflammatory or biochemical
markers in normal weight young adults, who traditionally use olive oil as the main edible oil.
Льняное масло не влияет маркеров воспаления и липидного профиля по
сравнению с оливковым маслом, молодой, здоровый, нормальный вес взрослых.
Цель: оливковое масло (ОО) - это богатый источник мононенасыщенных жиров и
биологически активных компонентов, которые оказывают сильные антиоксидантные и
67
противовоспалительные свойства. Льняное масло (FO) богата линоленовая n-3 жирные
кислоты (ALA), который также проявляет противовоспалительное действие. Это
рандомизированное, перекрестное исследование, направленное на изучение ли диета
обогащения с FO может благотворно alter маркеров воспаления и липидного профиля
по сравнению с OO, в выборке из нормального веса, здоровых молодых взрослых.
Материалы и методы: участники были обеспечены 15 мл/сут либо FO или OO. Каждый
вмешательства и смыванию период длился 6 недель. Диетическое,
антропометрические и физической активности переменные были записаны в начале и в
конце каждого вмешательства. Сыворотке крови и биохимических маркеров
воспаления были измерены. Соответствие вмешательства была оценена анализ
жирных кислот в эритроцитах. Повторные измерения (ANOVA) был использован для
оценки эффекта лечения.
Результаты: тридцать семь участников завершили учебу. Никакой разницы между
двумя вмешательства наблюдалось в адипонектина, TNF-a, высокая чувствительностьCRP или уровни глюкозы и липидного профиля. В конце FO период, участники
демонстрировали значительное снижение в общей сложности (-5.0%) и LDLхолестерина (-6.7%) уровней (P<0.01). В ходе FO и ОО период сыворотке крови
адипонектина изменения были существенно коррелирует с изменениями в
эритроцитов %АЛК (rs=0.34, P=0,007) и эритроцитов %EPA (r(s)=0,47,
P=0.01)соответственно.
Выводы: ежедневное потребление FO, не создают никакой пользы от того,
воспалительные или биохимические маркеры, при нормальной массе молодых
взрослых, которые традиционно используют оливковое масло в качестве основного
пищевого масла.
Nutr Res. 2012 Dec;32(12):921-7. doi: 10.1016/j.nutres.2012.08.007. Epub 2012 Sep 26.
Flaxseed oil supplementation decreases C-reactive protein levels in chronic hemodialysis patients.
Lemos JR1, Alencastro MG, Konrath AV, Cargnin M, Manfro RC.
1Post Graduation Medicine: Medical Sciences Program, School of Medicine, Federal University of Rio
Grande do Sul. Porto Alegre, RS, Brazil. joanarnlemos@terra.com.br
Malnutrition and chronic inflammation in dialysis patients negatively impact their survival prognosis, and
nutrients, such as omega-3 oils, are postulated to reduce proinflammatory response. In this randomized,
double-blind, multicenter, placebo-controlled trial, we investigated the effects of flaxseed oil (FO) on the
inflammatory state of patients with chronic renal failure undergoing renal replacement therapy with
hemodialysis (HD). We hypothesized that FO supplementation lowers C-reactive protein (CRP) levels. One
hundred sixty patients with chronic renal failure who received HD therapy of 3 dialysis units over a 3-month
period in South Brazil were included. The patients received blind doses of FO (1 g twice a day) and placebo
(mineral oil, 1 g twice a day) for a period of 120 days. Inflammation was observed in 89 patients (61%) at the
beginning of the study. There was a correlation between CRP and the body mass index (R(s) = 0.22; P = .022)
and high-density lipoprotein cholesterol (R(s) = -0.23; P = .032), and the CRP levels decreased significantly
over time in the group that received FO compared with the control group (P < .001). During the study period,
33.3% of the FO group changed from an inflamed to a not-inflamed category, whereas only 16.9% changed in
the mineral oil group (P = .04). We conclude that the administration of FO decreases the CRP levels and that
inflammation in HD patients appears to be correlated to their body mass index and reduced high-density
lipoprotein cholesterol levels. Studies with a larger number of patients and over a longer duration are
necessary to corroborate these findings.
Льняное масло добавок снижает уровни с-реактивного белка в хронические
пациенты на гемодиализе.
68
Недоедание и хронические воспаления у пациентов, находящихся на гемодиализе
негативно сказаться на их выживание прогноз, и питательные вещества, такие, как
масла Омега-3, постулируется, снизить провоспалительных ответ. В это
рандомизированное, двойное слепое, многоцентровое, плацебо-контролируемого
исследования, нами было изучено влияние льняное масло (FO) на воспалительные
состояния пациентов с хронической почечной недостаточностью, перенесших
заместительной почечной терапии гемодиализом (HD). Мы предположили, что FO
добавок снижает уровень C-реактивного белка (CRP) уровнях. Сто шестьдесят пациентов
с хронической почечной недостаточностью, которые получили HD терапии 3 диализа
единиц в течение 3-месячного периода в Южной Бразилии были включены. Больные
получали слепой доз FO (1 г два раза в день) и плацебо (минеральные масла, 1 г два
раза в день) в течение 120 дней. Воспаление наблюдалось в 89 пациентов (61%) в
начале исследования. Была выявлена корреляция между ПКИ и индексом массы тела
(R(s) = 0.22; P = .022) и уровня холестерина липопротеинов высокой плотности (R(s) = 0.23; P = .032), и уровень СРБ, значительно уменьшились с течением времени в группе,
получавшей FO по сравнению с контрольной группой (P < .001). За исследуемый период
на 33,3% FO группа изменила от воспаленного не воспаленные категории, в то время
как лишь 16,9% изменилось в минерального масла группы (P = .04). Мы заключаем, что
администрация FO снижает уровень СРБ и что воспаление в HD пациентов-видимому,
коррелирует с их Индекс Массы тела и снижение уровня холестерина липопротеинов
высокой плотности уровней. Исследования с большим числом пациентов, а за более
длительный срок, необходимых для подтверждения этих выводов.
Vopr Pitan. 2012;81(3):4-10.
[Nutritional value and functional properties of flaxseed].
[Article in Russian]
Martinchik AN, Baturin AK, Zubtsov VV, Molofeev VIu.
The nutritional value and functional properties of flaxseed Linum Usitatissimum L. are analyzed. There are
three groups of compounds in the flaxseeds, characterized by specific biological activity and functional
properties: PUFA omega-3 family, soluble dietary fiber in the form of mucus, and lignans, which have
phytoestrogen properties. Data on the chemical composition of flaxseed, obtained from various sources, are
characterized by high variability. The flaxseeds contain 35-45% oil, which contains 9-10% of saturated fatty
acids (palmitic and stearic), about 20% monounsaturated fatty acids (mainly oleic acid), and more than 70%
alpha-linolenic fatty acids acid. The protein content in seeds of flax varies from 20-30%. Proteins of flaxseeds
are limited by lysine, but are characterized by a high coefficient of digestibility (89,6%) and biological value
(77,4%). The content of dietary fiber reaches 28% by weight of whole seed, with the ratio of soluble and
insoluble fractions from 20:80 until 40:60. According to the content of B-group vitamins and some minerals
flaxseeds are close to the crops. Vitamin E in the flaxseeds is mainly in the form of gamma-tocopherol (9,2
mg/100 g of seeds). Flaxseed is the richest in the vegetable world source of lignans (up to 0,7-1,5% of dry
weight of seed), among which prevails secoisolariciresinol diglucoside. The chemical composition of flaxseed
has identified areas in the study of preventive and functional properties. PUFA omega-3 family, dietary fibers
and phytoestrogen lignans determine hypolipidemic and antiatherogenic actions of flaxseed. Flax seeds
under the conditions of storage and processing technologies are harmless food product. Consumption of 50
g/day of flaxseed showed no adverse effects in humans.
[Питательную ценность и функциональные свойства льняного].
Пищевую ценность и функциональные свойства льняного Linum Usitatissimum L.
анализируются. Существует три группы соединений в он, характеризуется
специфической биологической активности и функциональных свойств: ПНЖК Омега-3
69
семьи, растворимые пищевые волокна в виде слизи, и лигнаны, что фитоэстрогены
обладают свойствами. Данные о химическом составе льняное, полученных из
различных источников, характеризуются высокой изменчивостью. Тот он содержать 3545% нефти, которая содержит 9-10% насыщенных жирных кислот (пальмитиновой и
стеариновой), около 20% мононенасыщенных жирных кислот (в основном олеиновой
кислоты), и более 70% Альфа-линоленовой кислоты жирные кислоты. Содержание
белка в семенах льна колеблется от 20-30%. Белки он ограничены лизин, но
характеризуются высоким коэффициентом усвояемости (89,6%) и биологической
ценности (77,4%). Содержание пищевых волокон достигает 28% по весу все семя, с
отношением растворимыми и нерастворимыми фракциями, с 20:80 до 40:60. По
содержанию витаминов группы В и некоторые минералы, он близки к посевам.
Витамин E он, в основном, в виде гамма-токоферол (9,2 мг/100 г семян). Льняное
является богатейшим в растительном мире источник лигнаны (до 0,7-1,5% от веса
сухого семени), среди которых преобладает secoisolariciresinol диглюкозид. Химический
состав льняное определены площадки в исследование профилактических и
функциональные свойства. ПНЖК Омега-3 семьи, пищевых волокон и фитоэстрогенов
лигнаны определить, гиполипидемическими и антиатерогенное действия льняного
семени. Семена льна в условиях хранения и обработки технологии безвредны пищевой
продукт. Потребление 50 г/день льняное показал никаких неблагоприятных
воздействий на человека.
Nutrition. 2011 Nov-Dec;27(11-12):1101-7. doi: 10.1016/j.nut.2011.05.012. Epub 2011 Jul 2.
Implications of dietary α-linolenic acid in bone health.
Kim Y1, Ilich JZ.
1Department of Nutrition, Food and Exercise Sciences, Florida State University, Tallahassee, Florida,
USA.
Recent evidence implies the benefit of ω-3 polyunsaturated fatty acids in bone health. Although
eicosapentaenoic acid and docosahexaenoic acid, present in fish oil, have been extensively researched, much
less is known about the influence of α-linolenic acid (ALA; present in flaxseeds), a metabolic precursor of
eicosapentaenoic acid and docosahexaenoic acid, on bone. Our objective was to evaluate the published
literature and distinguish between the individual effects of flaxseed oil and flax lignans on bone to elucidate
the exact role of ALA in skeletal biology. The search was conducted in several databases resulting in 129
articles of which 30 were eligible for inclusion in this review. The studies showed that consumption of whole
flaxseeds did not lead to a marked improvement of osteoporotic bones in humans and animals. However,
when combined with estrogen therapy, flaxseed supplementation offered an extra benefit to bone in animal
models. Similar results were found in studies conducted with flaxseed oil (predominantly ALA), but the
favorable role of flaxseed oil was more obvious in various pathologic conditions (kidney disease, obesity with
insulin resistance), resulting in improved bone properties. In contrast, despite a marginal estrogenic effect,
the consumption of flax lignans resulted in little benefit to bone and the effect was limited to early life of
females only in animal models. Based on the available studies, it could be concluded that supplementation
with flaxseeds may contribute to some improvement in osteoporotic bone properties but the boneprotective effect may be attributed to ALA, not to the lignan fraction of flaxseeds.
Последствия пищевых линоленовая кислоты в здоровье костей.
Последние данные подразумевает выгоду Омега-3-полиненасыщенных жирных
кислот в здоровье костей. Хотя эйкозапентаеновая кислота и докозагексаеновая
кислота присутствует в рыбе, масле, были всесторонне исследованы, гораздо меньше
известно о воздействии Альфа-линоленовая кислота (АЛК; в настоящее время он),
метаболический предшественник эйкозапентаеновая кислота и докозагексаеновая
70
кислота, на кости. Наша цель состояла в том, чтобы оценить, опубликованных в научной
литературе, и различать отдельные эффекты льняного масла и льна лигнаны на кости и
выяснения точной роли Ала в скелетной биологии. Обыск проводился в несколько баз
данных, в результате чего 129 статей, 30 из которых были включены в этот обзор.
Исследования показали, что потребление цельного он не привели к заметному
улучшению остеопороз костей человека и животных. Однако, при комбинированной
терапии с эстрогенами, льняное добавок, предлагаемых дополнительную пользу кости
в животных моделях. Аналогичные результаты были получены в исследованиях,
проведенных с льняное масло (преимущественно ALA), но выгодное роль льняное
масло было более очевидным в различных патологических состояниях (заболевание
почек, ожирения с инсулинорезистентность), в результате чего улучшается свойства
костей. В противоположность этому, несмотря на незначительное эстрогенный эффект,
потребление льняного лигнаны привели в небольшую выгоду для кости, и эффект был
ограничен начале жизни женщин только в животных моделях. На основании
имеющихся исследований, можно сделать вывод, что употребление с он может
способствовать некоторое улучшение в остеопорозом свойства костей, но костизащитный эффект может быть объяснен Ала, не lignan фракция он.
J Nutr Biochem. 2010 Sep;21(9):781-92. doi: 10.1016/j.jnutbio.2009.12.004. Epub 2010 Apr 10.
Mechanisms underlying the cardioprotective effects of omega-3 polyunsaturated fatty acids.
Adkins Y1, Kelley DS.
1Western Human Nutrition Research Center, ARS, USDA, University of California Davis, CA 95616, USA.
Typical omega 3 polyunsaturated fatty acids (n-3 PUFAs) are docosahexaenoic acid and eicosapentaenoic
acid in the form of fish oils and alpha linolenic acid from flaxseed oil. Epidemiological studies suggested the
benefits of n-3 PUFA on cardiovascular health. Intervention studies confirmed that the consumption of n-3
PUFA provided benefits for primary and secondary prevention of cardiovascular disease. Evidence from
cellular and molecular research studies indicates that the cardioprotective effects of n-3 PUFA result from a
synergism between multiple, intricate mechanisms that involve antiinflammation, proresolving lipid
mediators, modulation of cardiac ion channels, reduction of triglycerides, influence on membrane
microdomains and downstream cell signaling pathways and antithrombotic and antiarrhythmic effects. n-3
PUFAs inhibit inflammatory signaling pathways (nuclear factor-kappa B activity) and down-regulate fatty acid
(FA) synthesis gene expression (sterol regulatory element binding protein-1c) and up-regulate gene
expression involved in FA oxidation (peroxisome proliferator-activated receptor alpha). This review examines
the various mechanisms by which n-3 PUFA exert beneficial effects against CVD.
Механизмы, лежащие в основе кардиопротективный эффект Омега-3
полиненасыщенных жирных кислот.
Типичные Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты (n-3 Пнжк)
докозагексаеновой и эйкозапентаеновой кислоты в форме рыбий жир и Альфалиноленовой кислоты из льняного масла. Эпидемиологические исследования показали
преимущества n-3 ПНЖК на здоровье сердечно-сосудистой системы. Интервенционные
исследования подтвердили, что потребление n-3 ПНЖК в предоставлении льгот для
первичной и вторичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.
Доказательства из клеточных и молекулярных исследований указывает на то, что
кардиопротективный эффект n-3 ПНЖК в результате синергизма между несколькими,
замысловатые механизмы вовлечения противовоспалительную, proresolving липидов
посредников, модуляции сердечного ионных каналов, снижение триглицеридов,
влияние на мембрану microdomains и вниз по течению клеточных сигнальных путей и
71
антитромботической и антиаритмические эффекты. n-3 Пнжк подавляют
воспалительные сигнальных путей (ядерный фактор каппа-в деятельности) и
регулируют жирные кислоты (FA) синтез экспрессии генов (стерина регуляторный
элемент binding protein-1С) и регулируют экспрессию генов, вовлеченных в FA
окисления (активатора пролиферации пероксисом рецептора Альфа). В этом обзоре
рассматриваются различные механизмы, с помощью которых n-3 ПНЖК оказывают
благотворное воздействие от ССЗ.
[Natural source of omega-3-linseed-oil: its particular qualities and metabolic changes in the organism].
[Article in Russian]
Guseva DA.
The article provides the data on linseed-oil contained alpha-linolenic acid (C18:3), one of omega-3 family
PUFA acids, and its metabolites in the body-ecosatrtraenoic acid (C20:5), docosahexaenoic acid (C22:6) and
docosapentaenoic acid (C22:5). There was presented the role of all these acid in decreasing the risk of heart
diseases, primarily the myocardial infartion and coronary heart disease. Food enrichment by linseed-oil
alpha-linolenic acid was proposed.
[Природный источник Омега-3-и льняного масла: его особенности и
метаболических изменений в организме].
В статье представлены данные о содержащейся в льняном масле одной из
полиненасыщенных жирных кислот семейства ?-3 - альфа-линоленовой кислоте, АЛК
(С18:3), и ее метаболитах в организме. Показана роль АЛК и ее метаболитов по
сравнению с рыбьим жиром на снижение риска возникновения сердечно-сосудистых
заболеваний, прежде всего инфаркта миокарда и ишемической болезни сердца.
Рассматриваются предложения по обогащению пищевых продуктов АЛК льняного
масла.
J Cardiovasc Pharmacol. 2009 Nov;54(5):369-77. doi: 10.1097/FJC.0b013e3181af04e5.
Flaxseed and cardiovascular health.
Prasad K.
Author information
Department of Physiology, University of Saskatchewan, Saskatoon, Canada. k.prasad@usask.ca
Flaxseed and its components may improve cardiovascular health because of their numerous attributes.
Flaxseed contains 35% of its mass as oil, of which 55% is alpha-linolenic acid (ALA). Flax meal, which is devoid
of oil, contains the lignan secoisolariciresinol diglucoside (SDG). Flaxseed, flaxseed with very low ALA,
flaxseed oil, flax lignan complex (FLC), and SDG reduce the development of hypercholesterolemic
atherosclerosis by 46%, 69%, 0%, 73%, and 34%, respectively, in the rabbit model. FLC and SDG slow the
progression of atherosclerosis but have no effect in regression of atherosclerosis. Suppression of
atherosclerosis by flaxseed is the result of its lignan content and not the result of ALA content. Suppression
of atherosclerosis is associated with lowering of serum lipids and antioxidant activity. Effects of flaxseed on
serum lipids in experimental animals are variable from no change to slight reduction. Flaxseed oil does not
affect serum lipids, except for a slight reduction in serum triglycerides. Lignan in general reduces serum total
cholesterol and low-density lipoprotein cholesterol and raises serum high-density lipoprotein cholesterol.
SDG and its metabolites have antioxidant activity. Flaxseed and flaxseed oil do not have antioxidant activity
except they suppress oxygen radical production by white blood cells. Flaxseed oil/ALA has variable effects on
inflammatory mediators/markers (interleukin [IL]-1beta, IL-2, IL-4, IL-6, IL-10, tumor necrosis factor-alpha,
interferon-gamma, C-reactive protein, and serum amyloid A). Doses of ALA less than 14 g/d do not affect
inflammatory mediators/markers, but 14 g/d or greater reduce inflammatory mediators/markers. Flaxseed
oil decreases soluble vascular cell adhesion molecule-1 but has no effect on soluble intracellular adhesion
72
molecule-1, soluble E-selectin, and monocyte colony-stimulating factor. Flaxseed has variable effects on IL-6,
high-sensitivity C-reactive protein, and soluble vascular cell adhesion molecule-1. FLC reduces plasma levels
of C-reactive protein but has no effects on IL-6, tumor necrosis factor-alpha, soluble intracellular adhesion
molecule-1, soluble vascular cell adhesion molecule-1, or monocyte chemoattractant protein. Flaxseed has a
very small hypotensive effect, but flaxseed oil does not lower blood pressure. However, SDG is a very potent
hypotensive agent. Flaxseed oil decreases platelet aggregation and increases platelet activating inhibitor-1
and bleeding time. Flaxseed and FLC have no effect on the hemopoietic system. SDG is a potent angiogenic
and antiapoptotic agent that may have a role in cardioprotection in ischemic heart disease. In conclusion,
flaxseed, FLC, and SDG, but not flaxseed oil, suppress atherosclerosis, and FLC and SDG slow progression of
atherosclerosis but have no effect on regression. Flaxseed oil suppresses oxygen radical production by white
blood cells, prolongs bleeding time, and in higher doses suppresses serum levels of inflammatory mediators
and does not lower serum lipids.
Льняное и сердечно-сосудистых заболеваний.
Льняное и его компоненты могут улучшить здоровье сердечно-сосудистой системы
из-за их многочисленных атрибутов. Льняное семя содержит 35% ее массы нефти, из
которых 55% - это Альфа-линоленовая кислота (АЛК). Льняной жмых, который лишен
масла, содержит lignan secoisolariciresinol диглюкозид (SDG). Льняное семя, льняное
семя с очень низким Ала, льняное масло, лен lignan комплекс (ФОК), и SDG снижения
развития повышенным уровнем холестерина, атеросклероз, 46%, 69%, 0%, 73%, и 34%,
соответственно, в кролика модели. FLC и SDG замедлить прогрессирование
атеросклероза, но не имеют никакого эффекта в регрессии атеросклероза. Подавление
атеросклероз, льняное семя-это результат его lignan содержание, а не результат Ала
Контента. Подавление атеросклероза, связанные со снижением уровня сывороточных
липидов и антиоксидантной активностью. Последствия льняное на уровни липидов в
сыворотке крови экспериментальных животных переменной никаких изменений к
незначительному сокращению. Льняное масло не влияет на уровни липидов в
сыворотке крови, за исключением небольшого снижения уровня триглицеридов в
сыворотке. Lignan в целом снижает уровень общего холестерина и липопротеидов
низкой плотности холестерина и повышает сыворотке крови уровня холестерина
липопротеинов высокой плотности. SDG и его метаболиты не обладают
антиоксидантной активностью.
Льна и льняного масла не обладают антиоксидантной активностью, за исключением
того, они подавляют радикалов кислорода производство белых кровяных клеток.
Льняное масло/Ала имеет переменную воздействие на воспалительные
медиаторы/маркеры (интерлейкинов [ил]-1beta, IL-2, IL-4, IL-6, IL-10, фактор некроза
опухоли-Альфа, интерферон-гамма -, C-реактивного белка, и сывороточного амилоида
а). Дозы Ала менее 14 г/сут не влияет на воспалительные медиаторы/маркеры, но 14
g/d или больше уменьшению воспалительных медиаторов/маркеры.
Льняное масло уменьшает растворим сосудистой cell adhesion molecule-1, но не
имеет никакого эффекта на растворимых внутриклеточных молекулы адгезии-1,
растворим E-селектина, и моноци-колониестимулирующий фактор. Льняное
переменная имеет влияние на ил-6, высокочувствительного с-реактивного белка, и
растворимых сосудистой cell adhesion molecule-1. FLC снижает плазменный уровень Cреактивного белка, но не имеет никакого влияния на ил-6, фактора некроза опухолейАльфа, растворим внутриклеточных молекулы адгезии-1, растворим сосудистой cell
adhesion molecule-1, или моноцитарно хемоаттрактантом белка.
Льняное имеет очень маленький гипотензивный эффект, но льняное масло не более
73
низкое кровяное давление. Однако, SDG является очень мощным гипотензивное
средство. Льняное масло уменьшает агрегацию тромбоцитов, увеличивает активации
тромбоцитов и ингибитора-1 и время кровотечения. Льняное и FLC не имеют никакого
эффекта на кроветворная система. SDG является мощным ангиогенных и
антиапоптотических агент, который может играть роль в кардиопротекция
ишемической болезни сердца.
В заключение, льняное, FLC, и СДГ, но не льняное масло, подавить атеросклероза, и
FLC и SDG замедления прогрессирования атеросклероза, но не влияют на регрессии.
Льняное масло подавляет радикалов кислорода производство белых кровяных клеток,
удлиняет время кровотечения, и в более высоких дозах подавляет сывороточные
уровни воспалительных медиаторов и не понижают уровни липидов в сыворотке
крови.
Crit Rev Food Sci Nutr. 2008 May;48(5):402-10. doi: 10.1080/10408390701424303.
Advances in dietary enrichment with n-3 fatty acids.
Moghadasian MH.
Department of Human Nutritional Sciences, University of Manitoba and Canadian Center for Agri-food
Research in Health and Medicine, St. Boniface Hospital Research Centre, Winnipeg, Canada.
mmoghadasian@sbrc.ca
Evidence for the effectiveness of the enrichment of food products with n-3 fatty acids by inclusion of
either plant- or fish-derived materials in the diets of chickens, turkeys, ostriches, cows, pigs, and goats has
been reviewed. Both linseed oil/meal and fish products can increase the levels of total n-3 fatty acids in
animal products, including milk, eggs, meat, and deli products. The extent of this increase in n-3 fatty acid
contents seems to be dependent on the nature of diet supplementation. Encapsulation of linseed oil may
result in higher milk cow ALA contents, as compared to unprotected linseed oil. Available literature indicates
that the levels of EPA and DHA in food products may be increased more, if the animals' diet was
supplemented with fish products rather than linseed products. However, organoleptic properties of food
products may be compromised. This pitfall may be reduced by the addition of antioxidants and/or
application of micro-encapsulation. Generation of transgenic animals and plants has shown very promising
results. Thus far, transgenic pigs and mice have been successfully generated. These animals have a low ratio
of n-6:n-3 fatty acids in their tissues and milk. The advantages and disadvantages of the above-mentioned
methods have been discussed. The evidence for health-promoting effects of such enriched food products has
been included.
Авансы в диетических обогащения с n-3 жирных кислот.
Доказательства эффективности обогащения пищевых продуктов с n-3 жирных кислот
за счет включения либо растения или рыбы материалы, получаемые в рационах
цыплят, индейки, страусы, коров, свиней и коз, были пересмотрены. Как льняное
масло/питание и рыбных продуктов может увеличить уровни общего n-3 жирных
кислот в продуктах животного происхождения, включая молоко, яйца, мясо, и
гастрономических продуктов. Масштабы этой увеличить в n-3 жирных кислот,
содержание, кажется, зависит от характера диетические добавки. Инкапсуляция
льняного масла может привести к более высокой коровьего молока Ала содержание, по
сравнению с незащищенным льняное масло. Доступной литературы указывает на то,
что уровень ЭПК и ДГК в пищевых продуктах могут быть увеличены более, если
животные " диета была дополнена рыбной продукции, а не льняного продукции.
Однако органолептические свойства пищевых продуктов может быть нарушена. Эта
опасность может быть уменьшен путем добавлением антиоксидантов и/или
74
применение микро-инкапсуляция. Поколение трансгенных животных и растений,
показали весьма обнадеживающие результаты. До сих пор трансгенных свиней и
мышей были успешно созданы. Эти животные имеют низкий коэффициент n-6:n-3
жирных кислот в тканях и молоко. Преимущества и недостатки вышеупомянутых
методов, были обсуждены. Доказательства для укрепления здоровья эффекты, такие
обогащенные пищевые продукты.
Orv Hetil. 2008 Apr 6;149(14):627-37. doi: 10.1556/OH.2008.28296.
[Omega-3 polyunsaturated fatty acids in the prevention of atherosclerosis].
[Article in Hungarian]
Varga Z.
Debreceni Egyetem Orvos- és Egészségtudományi Centrum, Altalános Orvostudományi Kar
Belgyógyászati Intézet, I. Belgyógyászati Klinika, ebrecen.
Cardioprotective action of omega-3 polyunsaturated fatty acids such as eicosapentaenoic and
docosahexaenoic acid in fish and alpha-linolenic acid in plants was demonstrated in primary and secondary
clinical trials. Fish oil therapy causes a marked decrease in serum triacylglycerol and very low density
lipoprotein levels and increases moderately high density lipoprotein levels without any adverse effects.
Omega-3 fatty acids decrease slightly, but significantly blood pressure, enhance endothelial function, they
have anti-aggregator, anti-thrombotic and anti-inflammatory effects as well. These beneficial effects are in
connection with modification of gene transcription levels of some key molecules such as nuclear factorkappaB and sterol element binding receptor protein-1c, which regulate for example expression of adhesion
molecules or several receptors involved in triglyceride synthesis (hepatocyte X receptor, hepatocyte nuclear
factor 4alpha, farnesol X receptor, and peroxisome proliferator-activated receptors). On the basis of these
observations, the supplementation of the diet with omega-3 fatty acids (fish, fish oil, linseed, and linseed oil
or canola oil) is advisable in primary and secondary prevention.
[Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты в профилактике атеросклероза].
Кардиопротекторное действие Омега-3 полиненасыщенных жирных кислот, таких как
эйкозапентаеновой и докозагексаеновой кислот в рыбе и Альфа-линоленовой кислоты
в растениях была продемонстрирована в первичных и вторичных клинических
испытаний. Рыбий жир терапия вызывает заметное снижение в сыворотке крови
триглицеридов и липопротеинов очень низкой плотности уровней и увеличивает
умеренно высокой плотности уровни липопротеина без неблагоприятных эффектов.
Омега-3 жирные кислоты, снижение незначительно, но значительно кровяное
давление, улучшить функцию эндотелия, они имеют анти-агрегатор,
антитромботический и противовоспалительное действие. Эти благотворные эффекты в
связи с внесением изменений в транскрипции генов, уровень некоторых ключевых
молекул, таких как ядерный фактор-kappaB и стерина элемент связывания белка
рецептора-1С, которые регулируют например экспрессии адгезивных молекул или
несколько рецепторов, участвующих в синтеза триглицеридов (гепатоцитов X
рецепторов, гепатоцитов ядерный фактор 4alpha, farnesol X рецепторов, и активатора
пролиферации пероксисом рецепторы). На основании этих наблюдений, в дополнение
диеты с Омега-3 жирные кислоты (рыба, рыбий жир, льняное семя и масло льняное
или рапсовое масло) желательно в первичной и вторичной профилактике.
Am J Clin Nutr. 2008 Feb;87(2):498S-503S.
Mechanisms by which botanical lipids affect inflammatory disorders.
Chilton FH1, Rudel LL, Parks JS, Arm JP, Seeds MC.
75
1Center for Botanical Lipids, Wake Forest University, Winston Salem, NC, USA. schilton@wfubmc.edu
Changes in diet over the past century have markedly altered the consumption of fatty acids. The dramatic
increase in the ingestion of saturated and n-6 fatty acids and concomitant decrease in n-3 fatty acids are
thought to be a major driver of the increase in the incidence of inflammatory diseases such as asthma,
allergy, and atherosclerosis. The central objective of the Center for Botanical Lipids at Wake Forest University
School of Medicine and the Brigham and Women's Hospital is to delineate the mechanisms by which fatty
acid-based dietary supplements inhibit inflammation leading to chronic human diseases such as
cardiovascular disease and asthma. The key question that this center addresses is whether botanical n-6 and
n-3 fatty acids directly block recognized biochemical pathways or the expression of critical genes that lead to
asthma and atherosclerosis. Dietary supplementation with flaxseed oil, borage oil, and echium oil affects the
biochemistry of fatty acid metabolism and thus the balance of proinflammatory mediators and atherogenic
lipids. Supplementation studies have begun to identify key molecular and genetic mechanisms that regulate
the production of lipid mediators involved in inflammatory and hyperlipidemic diseases. Echium oil and
other oils containing stearidonic acid as well as botanical oil combinations (such as echium and borage oils)
hold great promise for modulating inflammatory diseases.
Механизмы, с помощью которых Ботанический липидов влияет на воспалительные
заболевания.
Изменения в рационе питания в течение прошлого столетия заметно изменили
потребление жирных кислот. Резкое увеличение употребления насыщенных и n-6
жирных кислот и сопутствующих снижение n-3 жирных кислот являются считается
одним из основных факторов роста заболеваемости воспалительными заболеваниями,
такими как астма, аллергия, атеросклероз. Главная цель центра Ботанический липидов
в Wake Forest University School of Medicine и Brigham and Women's Hospital, чтобы
очертить механизмы, с помощью которых жирные кислоты, пищевые добавки на
основе подавляют воспаление, приводят к развитию хронических заболеваний
человека, таких как сердечно-сосудистые заболевания и астма. Ключевой вопрос, что
этот центр адресов ли Ботанический n 6 и n-3 жирных кислот непосредственно блок
признается биохимических путей или выражения критических гены, которые приводят к
астме и атеросклероза. Пищевые добавки, льняное масло, Масло бурачника, и echium
масло влияет на биохимии, метаболизм жирных кислот и, таким образом, баланс
провоспалительных медиаторов и атерогенных липидов. Добавки исследования начали
определения ключевых молекулярных и генетических механизмов, которые регулируют
производство липидов посредников, участвующих в воспалительных и hyperlipidemic
заболеваний. Echium масла и других масел, содержащих stearidonic кислоты, а также
Ботанический нефти комбинации клавиш (например, echium и масла огуречника)
имеют большой потенциал для работы в режиме регулирования-воспалительных
заболеваниях.
Biomed Khim. 2004 Jan-Feb;50(1):25-43.
[Biological activity of linseed oil as the source of omega-3 alpha-linolenic acid].
[Article in Russian]
Ipatova OM1, Prozorovskaia NN, Baranova VS, Guseva DA.
1Orehovich Institute of Biomedical Chemistry, Russian Academy of Medical Sciences, Pogodinskaya, 10,
Moscow, 119121, Russia.
Flaxseed oil is the most abundant plant source of omega-3 fatty acid, alpha-linolenic acid omega-3. This
review focuses on the biological effects of dietary alpha-linolenic acid (ALA) compared with long-chain
omega-3 derivatives. ALA is not equivalent in its biological effects to the long-chain omega-3 fatty acids
found in marine fish oils. However, ALA is metabolized to eicosapentaenoic acid, which may replace
76
arachidonic acid in membrane phospholipides. Ingestion of flaxseed oil may alter the generation of
eicosanoids, procoagulant activity and other membrane-dependent responses and exert antiallergic,
antiatherosclerotic, antiarrhythmic effects. Beneficial effects of flaxseed oil have been shown in prevention
and management of cardiovascular disease.
[Biological activity of linseed oil as the source of omega-3 alpha-linolenic acid].
Flaxseed oil is the most abundant plant source of omega-3 fatty acid, alpha-linolenic acid omega-3. This
review focuses on the biological effects of dietary alpha-linolenic acid (ALA) compared with long-chain
omega-3 derivatives. ALA is not equivalent in its biological effects to the long-chain omega-3 fatty acids
found in marine fish oils. However, ALA is metabolized to eicosapentaenoic acid, which may replace
arachidonic acid in membrane phospholipides. Ingestion of flaxseed oil may alter the generation of
eicosanoids, procoagulant activity and other membrane-dependent responses and exert antiallergic,
antiatherosclerotic, antiarrhythmic effects. Beneficial effects of flaxseed oil have been shown in prevention
and management of cardiovascular disease.
Биологическая активность льняного масла как источника омега-3 альфалиноленовой кислоты
Льняное масло - самый богатый растительный источник омега-3 жирных кислот.
Обзор посвящен биологическим эффектам а-линоленовой кислоты (АЛК) омега-3 в
сравнении с эффектами ее длинноцепочечных омега-3 производных. По своей
биологической активности АЛК не эквивалентна жирным кислотам омега-3,
присутствующим в жире морских рыб. Она метаболизируется до эйкозапентаеновой
кислоты и может замещать арахидоновую кислоту в мембранных фосфолипидах.
Льняное масло может изменять продукцию эйкозаноидов, прокоагулянтную активность
и другие мембраносвязанные реакции и проявлять антиаллергическое,
антиатеросклеротическое, антиаритмическое свойства. Показано, что льняное масло
оказывает благотворное влияние в предупреждении и лечении сердечно-сосудистых
заболеваний.
Биологическая активность льняного масла как источника омега-3 альфалиноленовой кислоты
О.М. Ипатова1, Н.Н. Прозоровская1, В.С Баранова1, Д.А. Гусева2 1Государственное
учреждение научно-исследовательский институт биомедицинской химии им. В.Н.
Ореховича РАМН, г. Москва 2Московская государственная технологическая академия,
Москва, ул. Земляной вал, 73
Льняное масло - самый богатый растительный источник омега-3 жирных кислот
Обзор посвящен биологическим эффектам а-линоленовой кислоты (АЛК) омега-3 в
сравнении с эффектами ее длинноцепочечных омега-3 производных. По своей
биологической активности АЛК не эквивалентна жирным кислотам омега-3,
присутствующим в жире морских рыб. Она метаболизируется до эйкозапентаеновой
кислоты и может замещать арахидоновую кислоту в мембранных фосфолипидах.
Льняное масло может изменять продукцию эйкозаноидов, прокоагулянтную активность
и другие мембраносвязанные реакции и проявлять антиаллергическое,
антиатеросклеротическое, антиаритмическое свойства. Показано, что льняное масло
оказывает благотворное влияние в предупреждении и лечении сердечно-сосудистых
заболеваний.
Использованные сокращения:
БАД - биологически активная добавка;
ЛК — линолевая кислота (18:2 омега-6);
АК - арахидоновая кислота (20-4 омега-6);
77
АЛК — альфа-линоленовая кислота (18:3 омега-3),
ГЛК - гамма-линоленовая кислота (18:3 омега-6);
ДГК — докозагексаеновая кислота (22:6 омега-3);
ДПК - докозапентаеновая кислота (225 омега-3);
ИЛ - интерлейкины,
ИБС - ишемическая болезнь сердца;
ЛВП - липопротсины высокой плотности;
ЛНП — липопротеины низкой плотности;
ЛОНП - липопротеины очень низкой плотности;
ЛТ - лейкотриены;
ПГ - простагландины;
ПГ1 - простациклины;
ПНЖК - полиненасыщенные жирные кислоты;
ТО - тромбоксаны;
ФНО- фактор некроза опухоли;
ФХ - фосфатидилхолин;
ФЭ - фосфатидилэтаноламин;
ЭПК - эйкозапентаеновая кислота (20:5 омега-3)
ВВЕДЕНИЕ. После установления неблагоприятного влияния насыщенных жиров на
организм человека значительно выросло потребление растительных масел, богатых
полиненасыщенными жирными кислотами (ПНЖК) омега-6, вследствие чего в рационе,
в частности, населения западных стран, многократно увеличилось соотношение ПНЖК
семейств омега-6 и омега-3: от традиционного 1:1-2:1 до 20:1-30:1 [1]. Жирные кислоты
омега-6 и омега-3 различаются по количеству и местоположению двойных связей в
цепи атомов углерода. Так, у жирных кислот омега-3 первая двойная связь расположена
у третьего от конца цепи атома углерода, тогда как у омега-6 жирных кислот - у шестого.
Предшественниками жирных кислот омега-6 и омега-3 являются эссенциальные, или
незаменимые, жирные кислоты линолевая (ЛК; 18:2 омега-6) и сс-линоленовая (АЛК;
18:3 омега-3), соответственно.
Диеты с высоким содержанием ПНЖК омега-6 могут повышать уровень линолевой
кислоты и понижать уровень холестерина в тканевых фосфолипидах, способствуя тем
самым уменьшению риска сердечно-сосудистых заболеваний [2]. Однако такие диеты
могут привести к избыточному повышению содержания арахидоновой кислоты (АК;
С20:4 омега-6) и поэтому могут оказывать провоспалительное действие [2]. Но
действительно ли высокое потребление ПНЖК омега-6 является эффективным
средством профилактики сердечно-сосудистых заболеваний?
Например, Израиль - одна из стран с самым высоким в мире отношением
полиненасыщенных/насыщенных жиров в пищевом рационе, которое на 8% выше, чем
в США, и на 10-12% вьпые, чем в большинстве европейских стран [3]. Однако в Израиле
наблюдается широкое распространение сердечно-сосудистых болезней, гипертензии,
инсулиннезависимого сахарного диабета и тучности, т.е. Всех болезней, которые
ассоциируются с гиперинсулинемией и инсулиновой резистентностью. Основываясь на
результатах проведенных исследований, авторы полагают, что высокое потребление
ПНЖК омега-6 может иметь отдаленные побочные эффекты, имеющие отношение к
гиперинсулинемии, атеросклерозу и онкогенезу [3]. Анализ целого ряда исследований
78
указывает, что высокое содержание в диете ПНЖК омега-6 способствует изменениям в
физиологическом состоянии протромбической и проагрегационной направленности,
которые характеризуются повышением вязкости крови, спазмом и сужением сосудов,
уменьшением времени свертывания [4].
Возникновение интереса к ПНЖК омега-3 обусловлено результатами
эпидемиологических исследований 70-х годов прошлого столетия, которые показали,
что присутствие в пищевом рационе больших количеств холодноводной рыбы, жиры
которой обогащены ПНЖК омега-3, ассоциируется с пониженной встречаемостью
некоторых хронических болезней [5]. В последующие десятилетия было
продемонстрировано
наличие
значимой
обратной
корреляции
между
распространенностью сердечно-сосудистых заболеваний, смертностью больных от этой
патологии и содержанием в их рационе ПНЖК омега-3 [6]. На сегодняшний день
установлено, что ПНЖК омега-3 необходимы для нормального роста и развития и
играют важную роль в предупреждении и лечении ишемической болезни сердца (ИБС),
гипертензии, диабета 2-го типа, артрита, других воспалительных и аутоиммунных
нарушений и рака [1, 4]. Они обладают гиполипидемическим, антиатерогенным,
гипотензивным, антиаритмическим и тромболитическим действием, выраженность
которого, однако, в значительной степени зависит от количества и особенно от
соотношения в рационе ПНЖК омега-6 и омега-3 [7, 8].
Поскольку льняное масло, как и рыбий жир, является источником ПЬГЖК омега-3,
естественно, возникают вопросы: эквивалентны ли эти два источника по своей
биологической активности и какими именно лечебно-профилактическими свойствами
обладаег льняное масло? Ответам на эти вопросы и посвящен данный обзор.
1. Пищевые источники ПНЖК омега-3
Если основным источником ПНЖК омега-6, а именно линолевой кислоты, являются
растительные масла (например, сафлоровое - 76%, подсолнечное — 72%, соевое - 54%)
[9], то источником ПНЖК омега-3 обычно считаются морские продукты (рыба, креветки,
омары, крабы, моллюски) [10]. Арахидоновая кислота часто встречается вместе с
линолевой кислотой, особенно в арахисовом масле. В подавляющем большинстве
исследований, посвященных изучению биологической активности и лечебнопрофилактических свойств ПНЖК омега-3, в качестве их источника используют рыбу
(анчоусы, сельдь, скумбрию, сайру, тунца и др.), жиры которой содержат
эйкозапентаеновую (ЭПК; 20:5 омега-3) и докозагексаеновую (ДГК; 22:6 омега-3)
жирные кислоты. Так, например, содержание (г/100 г продукта) ЭПК и ДГК составляет,
соответственно, в сельди атлантической - 0,7 и 0,9; скумбрии - 0,9 и 1,6; тунце - 0,4 и 1,2
[10], тогда как в тунцовом жире - 7% и 23% [9]. Эти кислоты отсутствуют в растительных
маслах.
Из семейства омега-3 в них встречается только а-линоленовая кислота (АЛЬС; 18:3),
самым богатым источником которой, помимо масла периллы (58%), является льняное
масло (57%) [9, 11]. Заметные количества АЛК (обычно не более 10%) содержат,
например, соевое и рапсовое масла [9]. В морской рыбе АЛК обычно встречается в
следовых количествах, хотя содержание в сельди атлантической и скумбрии достигает
0,1 г/100 г продукта. Между тем, например, в анчоусах и тунце АЛК не обнаружена [10].
Эссенциальные жирные кислоты содержатся в большом количестве в растительных
маслах и в относительно малых количествах присутствуют в тканях животных. Следует
упомянуть, однако, что зарубежные авторы часто относят к эссенциальным кислотам
79
еще арахидоновую кислоту [12]. Именно высоким содержанием АЛК обусловлен
повышенный интерес к льняному маслу. Льняное масло имеет следующий
жирнокислотный состав: на долю 18:3 омега-3 приходится 49-64%; 18:2 омега-6 - 1418%; на долю мононенасыщенной олеиновой кислоты (18:1 омега-9) - 14-16% и
насыщенных жирных кислот - до 10% [11]. Кроме того, льняное масло содержит
прекрасно сбалансированный природой пул антиоксидантов и их синергистов;
проявляет высокую антирадикальную активность и является вполне самодостаточным в
плане антиокислительной защиты [11]. Хотя в нем отсутствуют ПНЖК омега-3 с более
длинной углеродной цепочкой, характерные для рыб, однако, присутствуют обе
эссенциальные жирные кислоты, ЛК и АЛК, которые служат отправной точкой для
метаболизма омега-6 и омега-3, в процессе которого посредством десатурации
(введения двойной связи) и элонгации (удлинения цепи) образуются более
ненасыщенные и более длинноцепочечные жирные кислоты.
2. Метаболизм омега-6 и омега-3
Общепринято, что метаболизм омега-6 берет начало от поступающего с пищей
линолеата:
линолевая кислота (18:2) -> у-линоленовая кислота (18:3) → -> дигомо-у-линоленовая
(20:3)-≫арахидоновая кислота (20:4) -≫(22:4) —≫(24:4) -≫-> (24:5) -> (22:5);
а метаболизм омега-3 берет начало от поступающего с пищей линолената: алиноленовая кислота (18:3)-≫(18:4)—> (20:4)—≫эйкозапентаеновая (20:5)-≫-> (22:5) —≫
(24:5) -≫(24:6) -≫докозагексаеновая кислота (22:6) [13, 14].
Следует отметить, что омега-6 и омега-3 семейства ненасыщенных жирных кислот у
млекопитающих метаболически не взаимозаменяемы. Производные арахидоновой,
дигомо-у-линоленовой и эйкозапентаеновой кислот составляют семейство
эйкозаноидов, которые обладают целым рядом важных физиологических и
фармакологических свойств. В большинстве случаев основным продуцентом
эйкозаноидов является арахидоновая кислота, эйкозаноиды которой проявляют более
высокую биологическую активность, чем эйкозаноиды, образованные из дигомо-улиноленовой кислоты и ЭПК. Между тем, ЭПК и ДГК подавляют образование
эйкозаноидов арахидоновой кислоты, а ЭПК служит еще субстратом для синтеза
альтернативных эйкозаноидов. При этом, арахидоновая кислота является весьма
важным компонентом фосфолипидов , а ДГК входит в состав фосфолипидов мозга.
В связи с вышесказанным крайне важным является вопрос о влиянии экзогенных (т.е.
поступающих в организм с пищей) жирных кислот омега-3 и омега-6 на метаболизм
эссенциальных жирных кислот. Кроме того, поскольку льняное масло является богатым
источником "родоначальника" семейства омега-3, может ли оно служить адекватной
заменой жиру рыб?
3. Влияние экзогенных жирных кислот омега-3 и омега-6 на метаболизм
эссенциальных жирных кислот
Проведен целый ряд экспериментальных исследований влияния экзогенных жирных
кислот омега-3 и омега-6 на метаболизм эссенциальных жирных кислот, которое
оценивали, главным образом, по изменению содержания их метаболитов ЭПН (омега3) и АК (омега-6) в липидах тканей разных органов.
Исследования в основном носят сравнительный характер и направлены на
сопоставление либо эффектов жирных кислот омега-6 и омега-3 растительного
происхождения, либо омега-3 растительного происхождения и омега-3,
80
присутствующих в жире рыб.
3.1. Печень. Влияние поступающих с пищей омега-3 и омега-6 жирных кислот на
метаболизм эссенциальных жирных кислот исследовали по активности десатураз
жирных кислот в микросомах печени крыс, которые в течение трех недель получали
рацион, обогащенный подсолнечным маслом как источником ЛК (омега-6) или
льняным маслом как источником АЛК (омега-3) или жиром рыб как источником
длинноцепочечных жирных кислот омега-3 (ЭПК и ДГК) [15].
Животные контрольной группы получали обычный гранулированный корм.
Исследование показало, что подсолнечное масло и льняное масло повышают в 1,5-2,5
раза по сравнению с контролем активность дельта-6-десатуразы, использующей в
качестве субстрата ЛК или АЛК. Активность дельта-5-десатуразы (ведущей в случае
метаболизма омега-3 к образованию ЭПК, а в случае омега-6 метаболизма - к
образованию АК) льняное масло повышало в 3,5 раза, а подсолнечное - в 2,5 раза. Все
обогащенные жиром рационы ингибировали активность дельта-9-десатуразы. При
рационе, обогащенном жиром рыб, активность всех десатураз была значительно ниже
активности, наблюдаемой при рационах, обогащенных растительным маслом. Как и
следовало ожидать, в фосфолипидах печени наблюдалось увеличение содержания АК
при рационе, обогащенном подсолнечным маслом, заметное снижение при рационе,
обогащенном льняным маслом, и значительное снижение при рационе, обогащенном
жиром рыб. Содержание ЭПК в фосфолипидах печени было равнозначно высоким как
при рационе, обогащенном жиром рыб, так и при рационе, обогащенном льняным
маслом; однако высокое содержание ДГК наблюдалось только в случае рациона,
обогащенного жиром рыб. Таким образом, льняное масло снижает содержание
арахидоновой кислоты и повышает содержание эйкозапентаеновой кислоты в
фосфолипидах печени, способствуя тем самым увеличению отношения ЭПК/АК.
Исследовали влияние поступающих с пищей жирных кислот омега-3 (АЛК и ЭПК) на
содержание арахидоновой кислоты во фракциях эфиров холестерола и
триацилглицерола плазмы и печени крыс, которых в течение 28 дней содержали на
рационе, обогащенном льняным маслом или жиром рыб [16]. Оба рациона вызывали
повышение уровня 20:4 омега-6 во фракции эфиров холестерола печени и во фракции
триацилглицеролов липидов плазмы, и снижение этого показателя в эфирах
холестерола плазмы. Авторы считают, что снижение содержания 20:4 омега-6 в
фосфолипидах, обычно наблюдаемое после потребления жира рыб, может быть
частично обусловлено перемещением арахидоновой кислоты из фосфолипрдов в
триацилглицеролы и/или эфиры холестерола той же самой ткани.
Предполагается, что триацилглицеролы и эфиры холестерола могут играть роль
буфера в поддержании гомеостаза уровня арахидоновой кислоты в тканевых
фосфолипидах.
Исследования, выполненные на животных, показали, что поступающая с пищей АЛК
снижает содержание 20:4 омега-6 в плазматических и тканевых липидах [17]. При
мегадозах АЛК уменьшение доли арахидоновой кислоты в фосфолипидах
осуществляется посредством ингибирования десатуразных активностей и
перераспределения арахидоновой кислоты из фосфолипидов в пулы нейтральных
липидов. Однако при низких дозах АЛК такое перераспределение проявляется в
меньшей степени. Установлено, что поступающая с пищей АЛК понижает уровень
холестерина в крови и ткани печени.
81
Singer с соавт. исследовали изменения в содержании жирных кислот омега-6 и омега3 в печени крыс со спонтанной гипертензией и с нормальным кровяным давлением
после добавления в рацион на протяжении 22 недель ПНЖК омега-3 с углеродной
цепочкой разной длины, а именно АЛК (льняное масло) и ЭПК (жир печени трески); при
этом контрольным рационом служил коммерческий гранулированный корм [18].
Авторы установили, что добавление в рацион льняного масла приводит к
значительному повышению по сравнению с контролем содержания АЛК, особенно в
триглицеридах и во фракции свободных жирных кислот, и ЭПК, особенно в
фосфолипидах фосфатидилэтаноламине (ФЭ) и фосфатидилхолине (ФХ). Снижение ДГК
наблюдалось, главным образом, в нейтральных липидах. Что касается жирных кислот
омега-6, то было обнаружено значимое снижение ЛК в триглицеридах и во фракции
свободных жирных кислот одновременно с повышением в фосфолипидах.
Между тем, во всех липидах наблюдалось снижение содержания арахидоновой
кислоты. Добавление рыбьего жира в рацион животных со спонтанно повышенным и с
нормальным давлением вызывало значительное повышение по сравнению с
контролем содержания ЭПК и ДГК, тогда как АЛК не была обнаружена ни в одном
классе липидов. Содержание омега-6 кислот, ЛК и АК заметно снизилось, тогда как
содержание докозаеновых кислот повысилось. Таким образом, полученные результаты
указывают, что различия в действии экзогенных жирных кислот омега-3 на эндогенный
профиль жирных кислот омега-3 обусловлены разницей в длине углеродной цепочки.
Кроме того, после включения в рацион льняного масла (как источника АЛК) имели
место совершенно иные изменения в содержании ЛК в нейтральных липидах и
фосфолипидах. Не было обнаружено влияния ни одного из рационов на давление
крови ни у животных со спонтанной гипертензией, ни у нормотензивных животных.
Авторы отмечают, что отношение полиненасыщенные/насыщенные жирные кислоты не
отражало изменений в величине отношений ЭПК/АК и омега-З/омега-6 жирных кислот.
3.2. Жировая ткань. Иные результаты были получены при исследовании жировой
ткани крыс со спонтанной гипертензией и нормальным кровяным давлением после
включения в рацион на протяжении 22 недель льняного масла как источника АЛК или
жира печени трески как источника ЭПК [19]. Животные контрольной группы получали
стандартный коммерчески доступный гранулированный корм. Обнаружены следующие
изменения в содержании метаболитов омега-3 после добавки льняного масла: уровень
ЭПК в жировой ткани оставался неизменным, тогда как уровни докозапентаеновой
кислоты (ДПК) и ДГК заметно снижались. Уменьшалось также и содержание кислот
омега-6: линолевой и арахидоновой. Включение в рацион трескового жира привело к
увеличению по сравнению с контролем содержания всех жирных кислот омега-3: ЭПК,
ДПК, ДГК, а также АЛК. Что касается жирных кислот омега-6, то имело место резкое
снижение уровня ЛК, но повышение уровня АК.
Отношение полиненасыщенные/насыщенные жирные кислоты возрастало после
использования льняного масла, однако снижалось после трескового жира .
Полученные результаты указывают, что именно длина углеродной цепочки
экзогенных жирных кислот омега-3 определяет дифференцированность их действия на
содержание других жирных кислот сем. омега-3; жирных кислот омега-6: линолевой и
арахидоновой; а также на соотношение полиненасыщенных и насыщенных жирных
кислот в жировой ткани. Авторами не было обнаружено влияния добавок в рацион ни
льняного масла, ни трескового жира на давление крови ни у крыс со спонтанной
82
гипертензией, ни у крыс с нормальным давлением.
3.3. Мозг и сердце. Исследование жирнокислотного профиля фосфолипидов мозга
ткани и фосфатидилэтаноламина сердечной ткани двух поколений крыс после
включения в рацион ПНЖК омега-3, источником которых служил жир морской рыбы
или льняное масло, показало, что по сравнению с льняным маслом жир рыб более
эффективен в повышении уровней 22:6 омега-3, 20:5 омега-3, 22 :э омега-3 и снижении
20:4 омега-6 и 22:5 омега-6 [20]. Рацион, содержащий льняное масло, вызывал
значимое повышение только уровня 22:6 омега-3.
С целью установления пищевой потребности в 18:3 омега-3, необходимой для
поддержания нормального состава мембран у взрослых животных, определяли
концентрацию 22:6 омега-3 в ткани мозга (миелин и нервные окончания), печени и
сердца взрослых крыс после содержания их на рационе, включающем разные
количества 18:3 омега-3 [21]. Пищевой потребностью авторы считают то минимальное
количество 18:3 омега-3, поступающей с пищей, которое поддерживает в тканях
максимальный уровень 22:6 омега-3 и минимальный уровень 22:5 омега-6. В
результате исследования было установлено, что минимальное количество 18:3 омега-3,
которое способствует поддержанию максимальной концентрации 22:6 омега-3 в ткани
мозга, сердца и печени взрослых крыс, составляет 1,3 г/кг корма (0,26% энергетической
ценности). При меньших количествах 18:3 омега-3 высокий уровень 22:6 омега-3
сохраняется только в нервной ткани, в остальных тканях происходит ее замещение
жирной кислотой 22:5 омега-6.
3.4. Плазма. Вызывает интерес проверка эффекта льняного масла при дефекте
метаболизма 22:6 омега-3, проведенная на двух группах карликовых пуделей, одна из
которых включала здоровых животных, а другая - животных с наследуемой
прогрессивной дегенерацией сетчатки, которая характеризуется сниженным уровнем в
плазме 22:6 омега-3 [22]. Обе группы собак ежедневно получали добавку льняного
масла. Исследовали изменения жирнокислотного состава липидов плазмы под
влиянием льняного масла. Забор крови для анализа производили у собак "на пустой
желудок" в определенные сроки до начала опыта, во время и после его завершения. Не
было обнаружено различий между двумя группами собак в уровне 18:3 омега-3, 20:5
омега-3 и 22:5 омега-3, что указывает на отсутствие нарушений в системе элонгации и
десатурации на участке метаболизма 18:3 омега-3 —> 22:5 омега-3. Добавка льняного
масла вызывала снижение уровня 22:6 омега-3 в обеих группах, но в значимо большей
степени у собак, страдающих прогрессивной дегенерацией сетчатки, поэтому величина
отношения 22:5/22:6 у этих пуделей была гораздо выше. Чтобы определить в целом
влияние добавки 18:3 омега-3 на метаболизм ПНЖК у собак, авторы объединили
результаты обеих групп и провели сравнительный анализ данных, полученных до
начала опыта и при его завершении. Сравнительный анализ показал, что добавка 18:3
омега-3, источником которой является льняное масло, вызывает прогнозируемое
увеличение 18:3 омега-3, 20:5 омега-3 и 22:5 омега-3, но приводит к снижению уровня
22:6 омега-3.
3.5. Эритроциты. Крысы вплоть до 4-месячного возраста получали рацион,
обогащенный АЛК или ЛК (или соевым маслом в качестве контроля) [23]. Не
обнаружено существенных различий в фосфолипидном составе эритроцитов между
группами с разным рационом, однако различия в отношении АЛК/ЛК в рационах нашли
отражение в отношении омега-З/омега-6 С20 и С22 высоконенасыщенных жирных
83
кислот, за исключением 22:6 омега-3, в фосфолипидах. Несмотря на значимые различия
в жирнокислотном составе фосфолипидов, не выявлены сколько-нибудь заметные
различия между группами в склонности эритроцитов к деформируемости, вязкости
цельной крови и гематологических показателях. Полученные результаты указывают, что
благотворное влияние диеты, обогащенной АЛК, по сравнению с диетой, обогащенной
ЛК, проявляется без значимых изменений в этих параметрах.
3.6. Лимфоциты. Используя в качестве источника АЛК льняное масло и ЛК подсолнечное масло, исследовали влияние разных соотношений в рационе жирных
кислот омега-6:омега-3 (112,5:1; 14,8:1; 6,5:1; 0,81:1 и 0,33:1 в случае чистого льняного
масла) на уровень липидов в сыворотке крови и функции лимфцитов [24]. Обнаружено,
что по мере снижения соотношения жирных кислот омега-6:омега-3 происходит
снижение уровня холестерина, триацилглицерола и насыщенных жирных кислот;
прогрессивное снижение доли омега-6 жирных кислот, ЛК и АК, и прогрессивное
увеличение доли АЛК. Рацион оказывал влияние на жирнокислотный состав
лимфоцитов сыворотки и селезенки, при этом по мере увеличения в рационе
количества АЛК и снижения отношения омега-6/омега-З наблюдалось прогрессивное
уменьшение доли линолевой и арахидоновой кислот и прогрессивное увеличение доли
АЛК. Жирные кислоты ЭПК и ДГК присутствовали в лимфоцитах сыворотки, но не были
обнаружены в лимфоцитах селезенки. Было установлено, что обогащение рациона
льняным маслом приводит к значительному подавлению пролиферации лимфоцитов
селезенки в ответ на митоген Т-клеток конканавалин А и активности природных клетоккиллеров лимфоцитов селезенки, измеренных ex vivo. Это исследование показывает,
что АЛК приводит к снижению уровня липидов в сыворотке и подавлению функций
лимфоцитов ex vivo и in vivo. В этом аспекте льняное масло также эффективно, как жир
рыб.
3.7 Сердце. Исходя из того что жирнокислотный профиль фосфолипидов миокарда
может играть важную роль в регуляции активности ключевых ферментов, Demaison с
соавт. исследовали влияние поступающего с кормом льняного и подсолнечного масла
на некоторые механические и метаболические параметры изолированного
работающего сердца крыс, а также влияние профиля полиненасыщенных кислот в
фосфолипидах на метаболизм жирных кислот в культивируемых кардиомиоцитах и в
изолированном перфузируемом сердце [25,26]. С этой целью, до изъятия у крыс
сердца, они в течение 8 недель получали полу синтетический корм, содержащий 10%
либо подсолнечного масла как источника 18:2 омега-6 (72%), либо льняного масла как
источника 18:3 омега-3 (54%). Включение в рацион льняного масла приводило к
значительному снижению отношения омега-6/омега-З за счет накопления в
фосфолипидах сердца 22:6 омега-3. Механическую работу изолированного сердца
оценивали по частоте сердечных сокращений, венечному и аортному току перфузата.
Метаболизм липидов оценивали по внутриклеточному метаболизму введенного в
перфузат меченого пальмитата (1-14С пальмитат). Обнаружено, что на механической
работе сердца заметно не отражаются различия в рационе крыс, у которых был изъят
этот орган.
Изменения в профиле ПНЖК - замещение жирных кислот омега-6 жирными
кислотами омега-3 полиненасыщенными жирными кислотами омега-3 не оказывали
влияния на окисление пальмитата, но включение его в фосфолипиды было заметно
выше в том случае, если животные, у которых было изъято сердце, получали льняное
84
масло. Кардиомиоциты инкубировали в среде, содержащей либо 18:2 омега-6 и 20:4
омега-6, либо 18:3 омега-3 и 20:5 омега-3. Показано, что ПНЖК омега-3 вызывают
значительное снижение отношения омега-6/омега-З в фосфолпидах мембран за счет
накопления более короткоцепочечных кислот омега-3, чем 22:6 [26]. Обогащенные
омега-3 или омега-6 жирными кислотами кардиомиоциты проявляли сходную
интенсивность окисления пальмитата. Таким образом, индуцированные льняным
маслом изменения в профиле ПНЖК в фосфолипидах миокарда не сказываются ни на
сократительной функции сердечной мышцы, ни на окислении жирных кислот.
Bordoni с соавт. исследовали метаболизм 18:2 омега-6 и 18:3 омега-3 в
культивируемых кардиомиоцитах и влияние на него различных ПНЖК [27]. Контролем
служили кардиомиоциты, культивируемые в среде, содержащей только 18:2 омега-6 и
18:3 омега-3. В случае опыта в среду еще добавляли (по отдельности или вместе) 18:3
омега-6, 20:5 омега-3 и 22:6 омега-3. Показано, что в контрольных кардиомиоцитах
около 25% линолевой и около 90% а-линоленовой кислоты превращаются в другие
ПНЖК. Добавление у-линоленовой кислоты (ГЛК; 18:3 омега-6) не влияло на
превращение линолевой кислоты в более ненасыщенные жирные кислоты, тогда как
добавление жирных кислот омега-3, по отдельности или вместе, оказывало
значительное ингибирующее действие.
Сочетанное добавление ПНЖК омега-6 и омега-3 показало, что 18:3 омега-6, повидимому, играет роль противовеса, частично уравновешивая ингибирующее действие
20:5 омега-3 и 22:6 омега-3 на процессы десатурации и элонгации линолевой кислоты.
Добавление 18:3 омега-6 оказывало значительное влияние на превращение 18:3 омега3 в более ненасыщенные метаболиты. Согласно данным газожидкостной
хроматографии, каждая добавленная в среду жирная кислота включалась в липиды
кардиомиоцитов, поэтому величина отношения омега-6/омега-З значительно
варьировала в зависимости от добавляемых ПНЖК. Только в случае добавления всех
трех ПНЖК (ГЛК+ЭПК+ДГК) отношение омега-6/омега-3 в липидах кардиомиоцитов
было наиболее близким по величине к аналогичному отношению в контрольных
кардиомиоцитах.
4. Влияние экзогенных жирных кислот омега-3 на образование эйкозаноидов
В зависимости от предшественника (линолеата, арахидоната и а-линолената) или от
непосредственного источника экзогенных жирных кислот омега-3 (дигомо-улинолената, арахидоыата и эйкозопентаеноата) эйкозаноиды можно разделить на три
группы, в каждую из которых входят простагландины (ПГ), тромбоксаны (ТО) и
лейкотриены (ЛТ). Однако часто эйкозаноиды подразделяют на простаноиды и ЛТ, при
этом простаноиды включают ПГ, простациклины (ПГ-1) и ТО [12].
Синтезируются эйкозаноиды в нанограммовых количествах и обладают сильными
физиологическими свойствами. С активностью эйкозаноидов связаны, в той или иной
степени, давление крови, свертывание крови, воспаление, онкогенез и иммунные
реакции [29]. Во многих случаях неблагоприятное действие эйкозаноидов,
образующихся из метаболитов омега-6, уравновешивается благоприятным действием
эйкозаноидов, образующихся из метаболита омега-3, что приобретает особую
значимость при хронических заболеваниях.
Недостаток жирных кислот омега-3 в пищевом рационе ведет к снижению отношения
жирных кислот омега-3/омега-6 , что способствует и снижению этого отношения в
тканях, т.е. повышенной доле арахидоновой кислоты по сравнению с
85
эйкозапентаеновой, что в свою очередь может стимулировать образование
эйкозаноидов.
Так, повышенное содержание АК может стимулировать продукцию ТО (ТОА2),
которые образуются в тромбоцитах и после выхода в кровяное русло вызывают
сужение кровеносных сосудов и агрегацию тромбоцитов. Поступающие в организм
человека с рыбой или жиром рыб ЭПК и ДГК частично замещают омега-6 жирные
кислоты (главным образом арахидоновую кислоту) в клеточных мембранах, особенно в
мембранах тромбоцитов, эритроцитов, нейтрофилов, моноцитов и гепатоцитов [1], и
способствуют снижению продукции метаболитов ПГЕ2, уменьшению концентраций
ТОА2, снижению образования ЛТВ4 (индуктор воспаления и сильный индуктор
хемотаксиса и прилипания лейкоцитов), увеличению концентраций ТОА3 (слабый
фактор агрегации тромбоцитов и сужения сосудов), повышению концентрации
простациклина ПГ)3, вызывая общее увеличение простациклина в целом посредством
увеличения ПГ) 3 без снижения ПГ12 (оба эти простациклина являются активными
сосудорасширяющими факторами и ингибиторами агрегации тромбоцитов) и
повышению концентраций ЛТВ5 (слабый индуктор воспаления и хемотаксиса
лейкоцитов) [4, 30].
В последние десятилетия достаточно убедительно продемонстрированы
антитромботические свойства жирных кислот омега-3, присутствующих в липидах
морских рыб. Экспериментально доказано, что АЛК (присутствующая в больших
количествах в льняном масле) метаболизируется до ЭПК, которая может замещать
арахидоновую кислоту в мембранных фосфолипидах. Означает ли это, что АЛК
способна изменять продукцию эйкозаноидов, прокоагулянтную активность и другие
мембранозависимые реакции? Как отражается на продукции эйкозаноидов
соотношение в рационе АЛК и ЛК? И наконец, может ли АЛК быть столь же эффективна
в модуляции синтеза вазоактивных эйкозаноидов - тромбоксана и простациклина, как
жирные кислоты омега-3, присутствующие в жире рыб?
Ответы на эти и другие вопросы должны дать дальнейшие исследования.
4.1. Простаноиды. Как уже говорилось выше, соотношение в рационе жирных кислот
омега-3 и омега-6 оказывает влияние на жирнокислотный состав липидов, в частности,
на уровень в них ЭПК и АК. Исследование влияния экзогенных жирных кислот омега-3 и
изменений в соотношении омега-3 :омега-6 в рационе на соотношение ЭПК:АК в
тромбоцитах имеет большое значение, поскольку отношение ЭПК/АК является
маркером продукции тромбоксана и способности тромбоцитов к агрегации. Дело в том,
что ЭПК является предшественником ПГ3 и ТО,, которые ингибируют высвобождение
ЛК из фосфолипидов и образование ПГ2 и ТО2, к тому же ПГ13 обладает сильными
антиагрегационными свойствами [12].
Leece и Allman исследовали влияние изменения соотношения АЛК:ЛК в рационе
животных на соотношение ЭПК:АК в тромбоцитах [31J. Исследование выполнено на
четырех группах крыс, каждая из которых получала один из рационов, различающихся
соотношением АЛК:ЛК, а именно 1:7,1:4,1:1 или 1,3:1.
Спустя 4 недели был произведен забор крови из брюшной аорты и проанализирован
жирнокислотный состав тромбоцитов. Результаты показали, что отношение ЭПК/АК в
тромбоцитах значительно выше при соотношениях в рационе АЛК:ЛК 1:1 и 1,3:1, чем
при соотношениях 1:7 и 1:4. Таким образом, по мере увеличения в диете АЛК и
отношения АЛК/ЛК происходит увеличение отношения ЭПК/АК в тромбоцитах.
86
Похожие результаты были получены при исследовании влияния величины отношения
ЛК/АЛК в рационе домашней птицы на продукцию эйкозаноидов легкими [32]. Три
группы цыплят с момента вылупливания до 8-недельного возраста получали рацион,
включающий 1% гидрогенизированного кокосового масла, а далее в течение трех
недель одна группа получала рацион, включающий 10% соевого масла, другая - рацион,
включающий 5% соевого + 5% льняного масла; третья группа получала рацион,
включающий 10% льняного масла.
Величина отношения ЛК/АЛК в рационах составляла 7,48; 1,17 и 0,32 соответственно.
Контролем служили цыплята, которые в течение 11 недель получали рацион,
включающий 10% соевого масла. Продукция ПГ¥2а, ПГЕ, ТОВ2 и 6-кето-П]Т1а была ниже
у птиц, которые получали льняное масло. Общая продукция простаноидов в опытных
группах с величиной отношения ЛК/АЛК в рационе 7,48; 1,17 и 0,32 составляла 95, 42 и
22% соответственно от продукции в контрольной ipynne. Величина отношения АК/ЛК в
сывороточных липидах опытных групп составляла 0,96, 0,52 и 0,21 соответственно.
Таким образом, содержание арахидоновой кислоты было самым низким в группе птиц,
получавших льняное масло. Полученные данные свидетельствуют, что посредством
изменения отношения в пище жирных кислот омега-6/омега-З можно модулировать
продукцию легочных эйкозаноидов.
Результаты экспериментальных исследований дают основание считать, что
опосредованное через эйкозаноиды действие 18:3 омега-3 аналогично действию
липидов морских рыб [33]. Это заключение основано на результатах, указывающих на
34%-ное снижение мочевой экскреции 11-дегидротромбоксана В2 через 7 недель
после изменения в рационе соотношения жирных кислот омега-6:омега-3 от 28:1 до 1:1
и, следовательно уменьшения величины отношения омега-6/омега-З. Похожая картина
наблюдалась и в отношении экскреции 2,3-динор-6-оксо-простагландина Fl a , Нужное
соотношение жирных кислот получали сочетанием оливкового и кукурузного масел
(3:1), канолового и льняного масел (3:1). На основании полученных результатов авторы
заключают, что АЛК является эффективным модулятором биосинтеза тромбоксана и
простациклина.
Об антитромботических свойствах экзогенной АЛК свидетельствуют результаты,
полученные при исследовании влияния добавки (40 г в течение 23 дней) в
низкожировую диету льняного масла (как источника АЛК) или подсолнечного масла
(как источника ЛК) на жирнокислотный состав и функцию тромбоцитов у 11 здоровых
студентов мужского пола [34]. Анализ жирнокислотного состава показал, что после
потребления льняного масла содержание ЭПК в тромбоцитах возрастает более чем в
два раза (р<0,05), тогда как при добавке подсолнечного масла остается неизменным. В
результате увеличения содержания ЭПК наблюдалось значимое увеличение (р<0,05)
отношения ЭПК/АК, которое считается маркером продукции тромбоксана и
способности тромбоцитов к агрегации. Реакция агрегации тромбоцитов,
индуцированная 0,75 и 2 мкг коллагена, была значительно слабее у лиц, получавших
льняное масло. Авторы делают вывод, что растительные масла с высоким содержанием
АЛК, в частности льняное масло, благодаря своим антитромботическим свойствам
могут служить профилактическим средством против сердечно-сосудистых заболеваний.
Похожие результаты были получены и другими авторами при исследовании,
проведенном на 10 здоровых молодых людях, которые на протяжении 4 недель
получали рацион с добавкой льняного масла [35]. Было обнаружено, что 9 г АЛК в день
87
вызывают значимое увеличение в тромбоцитах ПНЖК омега-3, а именно АЛК, ЭПК и
ДГК , что способствует увеличению отношения ЭПК/АК. Кроме того, после добавки в
рацион 9 г АЛК наблюдалось значительно большее снижение концентрации
холестерина в плазме и липопротеинах низкой плотности (ЛНП), чем после добавки 1,4
г/день.
Для выяснения, что определяет степень ингибирования биосинтеза эйкозаноидов из
арахидоновой кислоты - соотношение жирных кислот омега-3 и омега-6 или
абсолютное количество ПНЖК омега-3 в рационе, были проведены исследования на
крысах, которые в течение трех месяцев получали рацион, содержащий разные
количества АЛК или жира менхадена при постоянном отношении жирных кислот омегаЗ/омега-6 [36]. Постоянство соотношения омега-3 и омега-6 жирных кислот сохраняли
добавлением сафлорового масла как источника омега-6. Полученные результаты
показали, что и АЛК, и жир менхадена значимо снижают содержание арахидоновой
кислоты в фосфолипидах печени, тромбоцитов и легких, а также концентрации
синтезированных в тканях эйкозаноидов. Однако в пределах одной и той же группы
животных не было обнаружено зависимости эффекта от количества присутствующих в
рационе жирных кислот омега-3 того или иного происхождения на фоне сохранения
постоянства отношения жирных кислот омега-З/омега-6. Эти результаты указывают, что
определяющим фактором в подавлении биосинтеза эйкозаноидов из арахидоновой
кислоты является именно соотношение омега-3 и омега-6 жирных кислот, а не
абсолютное количество жирных кислот омега-3 в пищевом рационе.
Однако по мнению других авторов, имеют значение как количество жирных кислот
омега-3 в рационе, так и отношение омега-6/омега-З [37]. Это мнение основано на
результатах исследования жирнокислотного состава фосфолипидов тромбоцитов и
плазмы и продукции простаноидов у лиц с содержанием липидов в крови в пределах
нормы после нахождения их на разных диетах. Содержание АЛК и величина отношения
ЛК/АЛК в экспериментальных диетах были следующими: 0,8% и 27,4; 6,5% и 6,9; 6,6% и
3,0; 13,4% и 2,7 соответственно, для обеспечения которых использовали разные
сочетания растительных масел (подсолнечного, оливкового, соевого, рапсового и
льняного). Выявлены заметные различия в жирнокислотном составе фосфолипидов
тромбоцитов и плазмы. Тем не менее, содержание в фосфолипидах 18:1 омега-9, 18:2
омега-6 и 18:3 омега-3 отражало жирнокислотный состав диет, хотя, как отмечают
авторы, АЛК включалась в фосфолипиды в очень небольших количествах. Между тем,
установлено, что и количество АЛК, и величина отношения ЛК/АЛК в рационе
оказывают значительное влияние на уровень жирных кислот омега-3 с более длинной
углеродной цепочкой, особенно на уровень ЭПК, в фосфолипидах плазмы и
тромбоцитах. Что касается образования эйкозаноидов, то продукция 6-кето-ШТ1 а была
значимо выше после диеты с высоким содержанием АЛК и низкой величиной
отношения ЛК/АЛК, чем после диеты с низким содержанием АЛК и высокой величиной
отношения ЛК/АЛК. Между тем, не было обнаружено влияния источника жирных
кислот в диете на продукцию ТОА3 и время кровотечения.
4.2. Лейкотриены. Как известно, лейкотриены (ЛТ) образуются только под действием
5-липоксигеназы в лейкоцитах, клетках мастоцитомы, тромбоцитах и макрофагах в
ответ на иммунологические и неиммунологические стимулы [12].
На крысах пяти линий исследовали влияние поступающих с кормом жирных кислот
омега-3 на образование омега-3 и омега-6 метаболитов, протекающее под действием
88
5-липоксигеназы лейкоцитов [38]. В качестве источника жирных кислот омега-3
использовали льняное масло и жир рыб. Определяли жирнокислотный состав
мембранных фосфолипидов и относительную скорость выработки ЛТВ4 и ЛТВ5
клетками перитонеального экссудата крыс пяти линий. Выявлена связь между
содержанием в мембранных фосфолипидах жирных кислот -предшественников (АК и
ЭПК) и скоростью синтеза их соответствующих продуктов (ЛТВ5 ч ЛТВ4), однако
интенсивность синтеза ЛТВ4 была функцией сразу двух факторов - концентрации как
АК, так и ЭПК. Авторы выявили наличие сильной линейной зависимости (коэффициент
корреляции = 0,99) между отношением ЭПК/АК в фосфолипидах клеточных мембран и
отношением ЛТВ5/ЛТВ4, вырабатываемых этими клетками in vitro. При этом, ни фактор
генетической вариабельности (линия крыс), ни источник ЭПК (ЭПК, поступающая с
жиром рыбы, или ЭПК, эндогенно синтезированная из а-линоленовой кислоты) не
оказывали влияния на выявленную связь.
Не было выявлено различий в синтезе ЭПК или ЛТВ4 между моноцитами,
выделенными у лошадей контрольной группы и лошадей, которые в течение
предшествующих 8 недель получали рацион, обогащенный льняным маслом [39J.
Изолированные моноциты инкубировали в течение 6 ч в присутствии Escherichia coli
055:В5 эндотоксина. Между тем, прокоагулянтная активность и продукция ТОВ2
моноцитами от животных, получавших льняное масло, были снижены на 51% и 71%
соответственно по сравнению с контрольными моноцитами.
Жирнокислотный анализ мембранных фосфолипидов показал снижение отношения
жирных кислот омега-6/омега-З в моноцитах от животных, получавших льняное масло.
Авторы считают, что полученные результаты дают основание предполагать, что с
помощью добавки к пище АЛК, а именно льняного масла, можно изменять реакцию на
эндотоксин посредством уменьшения синтеза потенциально опасных клеточных
медиаторов.
В какой-то степени проверкой этого предположения может служить следующее
исследование. In vitro исследовали индуцированный эндотоксином синтез
эйкозаноидов и экспрессию прокоагулянтной активности перитонеальными
макрофагами, выделенных у крыс, получавших контрольный рацион или рацион,
обогащенный льняным маслом, a in vivo исследовали действие эндотоксина на уровень
эйкозаноидов в плазме, лейкоцитарную формулу и проницаемость капилляров [40].
Эти исследования продемонстрировали значительно более слабую реакцию in vitro
макрофагов, выделенных у крыс, получавших льняное масло, по сравнению с
макрофагами от контрольных животных. Между тем, в реакциях на эндотоксин in vivo
не наблюдалось существенных различий между контрольными и опытными
животными. Не было обнаружено также различий в жирнокислотном составе общих
липидов и фосфолипидов в печени и плазме между контрольными и опытными
животными. Объясняя расхождения между результатами, полученными in vitro и in vivo,
авторы предполагают следующие возможности: (1) льняное масло может оказывать на
функцию макрофагов влияние, не зависимое от а-линоленовой кислоты; (2) льняное
масло может изменять жирнокислотный состав фосфолипидов макрофагов еще до
изменения жирнокислотного состава фосфолипидов других тканей и (3) сниженные
реакции перитонеальных макрофагов in vitro могут не отражать системных реакций на
эндотоксин in vivo.
Известно, что добавка в рацион жирных кислот разной степени полиненасыщенности
89
приводит к включению их в клеточные мембраны, однако влияние их на образование
эйкозаноидов и другие клеточные функции часто не соответствует степени изменений в
жирнокислотном составе мембран в целом [41]. По мнению авторов, этот феномен
может быть связан с компартментализацией ПНЖК как в пределах органелл, так и в
пределах мембран.
Так, например, аминофосфолипиды распределены ассимметрично между бислоями
мембран большинства клеток человека. Эти фосфолипиды высоко обогащены ПНЖК и,
как известно, специфически взаимодействуют с рядом мембранных белков. В
эритроцитах человека исследовали трансмембранное распределение молекулярных
видов этаноламиновых фосфолипидов и фосфатидилсеринов до и в конце 4-недельной
диетической добавки в диету жирных кислот омега-3. Селективное включение жирных
кислот омега-3 происходило в этаноламиновые фосфолипиды внутреннего слоя
мембраны, особенно в алкенил-ацилльные виды. Включаясь в фосфатидилсерин,
жирные кислоты омега-3, особенно ДГК, замещали жирные кислоты омега-6 и омега-9.
Эти данные могут быть положены в основу объяснения разных клеточных реакций в
ответ на обогащение жирными кислотами омега-3 и различий в степени изменений,
вызываемых диетой, в ответных реакциях, определяемых функциями внутреннего и
наружного слоя мембраны.
5. Влияние экзогенной а-линоленовой кислоты на образование цитокинов
Цитокины - растворимые белковые медиаторы, продуцируемые клетками после их
активации специфическими стимулами [13, 42]. Интерлейкин 1 (ИЛ-1) стимулирует
пролиферацию Т и В лимфоцитов и высвобождение других цитокинов (ИЛ-2, ИЛ-6) и
индуцирует гипотензию, лихорадку, потерю веса, нейтрофилию и острофазную
реакцию, а фактор некроза опухоли (ФНО) является медиатором естественного и
приобретенного иммунитета и важным связующим звеном между специфическими
иммунными реакциями и острым воспалением [13].
Продукция этих цитокинов в малых количествах крайне благоприятна в плане
ответной реакции на инфекцию, однако избыточная продукция может быть опасной,
поскольку ассоциируется с септическим шоком и хроническими воспалительными
заболеваниями [42]. Эйкозаноиды арахидоновой кислоты модулируют продукцию
провоспалительных и иммунорегуляторных цитокинов.
Если содержание АЛК в диете оказывает значительное влияние на уровень
эндогенных ПНЖК с более длинной углеродной цепочкой, особенно ЭПК, то как оно
отражается непосредственно на продукции цитокинов?
Исследования, проведенные на добровольцах, получавших диету, обогащенную
льняным маслом (13,7 г в день), и диету, обогащенную подсолнечным маслом, сходную
с их обычной диетой, показали, что льняное масло снижает ex vivo продукцию ИЛ-1(5 и
ФНО мононуклеарными клетками периферической крови [43]. Включение в диету (20:5
омега-3 + 22:6 омега-3) в капсулах привело к дальнейшему снижению продукции обоих
цитокинов. Авторы продемонстрировали наличие корреляции между содержанием
20:5 омега-3 в мононуклеарных клетках и продукцией ИЛ-ip и ФНО-а.
Однако наблюдаются некоторые расхождения в результатах, полученных при
исследовании действия льняного масла на продукцию цитокинов ex vivo. Так, в одном
случае льняное масло в рационе свиней (105 г/кг; 4 недели) снижало продукцию ИЛ-2
лимфоцитами легочных альвеол и продукцию ФНО бронхо-альвеолярными
макрофагами [44]; в другом случае повышало продукцию ФНО перитонеальными
90
макрофагами (125 г/кг; 4 недели) или не оказывало никакого влияния (100 г/кг; 3
недели) [45].
В какой степени зависит от типа пищевого источника жирных кислот омега-3 их
влияние на индуцированный синтез ФНО и эйкозаноидов перитонеальными
макрофагами? Исследовали действие рациона, обогащенного кукурузным маслом или
льняным маслом или жиром менхэдена, который в течение 8 недель получали крысы,
на индуцированный эндотоксином или кальциевым ионофором (А23187) синтез ФНО и
эйкозаноидов перитонеальными макрофагами этих животных [46].
Определяли жирнокислотный состав фосфолипидов макрофагов; активность ФНО и
синтез эйкозаноидов в ответ на эндотоксин и А23187. После диеты, обогащенной
льняным маслом или жиром менхэдена, наблюдалось снижение отношения омега6/омега-З в фосфолипидах макрофагов в 24 и 55 раз соответственно. Основной и
индуцированный эндотоксином синтез ФНО возрастал только после рыбьего жира,
льняное масло не оказывало влияния. Но и жир менхэдена и льняное масло, по
сравнению с кукурузным маслом, значительно снижали основной и индуцированный
эндотоксином и А23187 синтез эйкозаноидов, однако жир менхэдена, по сравнению с
льняным маслом, действовал более эффективно.
6. Может ли льняное масло служить адекватной заменой жиру рыб?
Имеется целый ряд исследований, результаты которых указывают на
неэквивалентность растительного и рыбного источников жирных кислот омега-3.
Например, исследовали влияние диет, обогащенных ЛК (сафлоровое масло, 14
г/день), АЛК (льняное масло, 9 г/день) или ПНЖК омега-3 (жир рыб, 3,8 г/день), на
липопротеины у лиц, страдающих умеренной холестеринемией [47]. Лишь после
использования диеты, обогащенной жиром рыб, наблюдались заметные
благоприятные изменения, а именно: снижение концентрации липопротеинов очень
низкой плотности (ЛОНП), уровня триацилглицерола и холестерина в плазме и
снижение максимально стимулированной продукции тромбоксана.
Однако значительному повышению уровня холестерина в липопротеинах высокой
плотности (ЛВП) способствовало только льняное масло.
Между тем, обнаружены весьма слабые различия между влиянием АЛК и ПНЖК
омега-3 морских рыб на гемостатические факторы у здоровых лиц, а именно на
концентрацию фибриногена в плазме и активность антитромбина III и фактора VII [48],
хотя показано, например, что только длинноцепочечные ПНЖК омега-3 способны
понижать уровень триацилглицерола [49], понижать систолическое давление крови, но
повышать холестерин в ЛНП по сравнению с жирными кислотами омега-3 и омега-6
растительного происхождения [50]. Как указывалось ранее, льняное масло значительно
снижает уровень холестерина в плазме и ЛНП [35].
Установлено, что у вегетарианцев отмечены более низкие концентрации ПНЖК в
тромбоцитах и плазме и наблюдается более высокая склонность тромбоцитов к
агрегации, чем у всеядных. В этом аспекте вегетарианцы, как никто другой, подходят
для проверки влияния диетической АЛК на факторы риска атеросклероза и тромбоза.
Такое исследование было проведено [51]. В течение 14 дней две равные группы
мужчин-вегетарианцев получали диету с низким содержанием АЛК при соотношении
омега-3:омега-6 = 1:20 (сафлоровое масло и вырабатываемый на нем маргарин). Далее,
еще в течение 14 дней, одна группа получала диету с умеренным содержанием АЛК
при соотношении омега-3 :омега-6=1:3 (каноловое масло и соответствующий
91
маргарин), а другая группа - диету с высоким содержанием АЛК при соотношении
омега-3 :омега-6 = 1:1 (льняное масло и соответствующий маргарин). Полученные
результаты продемонстрировали, что включение в диету АЛК, источником которой
служит каноловое или льняное масло, ведет к значительному увеличению ЭПК, ДГК, в
целом ПНЖК омега-3 и отношения омега-З/омега-6 и снижению отношения АК/ЭПК в
фосфолипидах тромбоцитов и плазмы, а также понижению уровня триацилглицеролов
в плазме. Установлено, что оба растительных масла (каноловое, в котором доля ЛК =
20,9% и АЛК = 9,2%, и льняное, в котором доля ЛК = 16,1% и АЛК = 54,9%) оказывают
сходное действие на жирнокислотный профиль фосфолипидов тромбоцитов и липидов
плазмы. Однако эти изменения не вызывают значимых изменений в
агеросклеротических и тромботических факторах риска, что, согласно предположению
авторов, может быть обусловлено относительно короткой продолжительностью (4
недели) исследования и образованием слишком малых количеств ЭПК, эндогенный
синтез которой из АЛК хотя и возможен у людей, но протекает очень медленно. Авторы
считают, что синтез слишком малых количеств ЭПК и других длинноцепочечных ПНЖК
омега-3 после АЛК-обогащенной диеты достаточно ясно свидетельствует, что два
основных источника ПНЖК омега-3 (растительное масло и рыба) не эквивалентны для
человека по своему биологическому действию.
По мнению других авторов, АЛК метаболизируется до ЭПК у человека в значительных
количествах и может частично компенсировать действие ограниченного потребления
рыбы на содержание в плазме длинноцепочечных жирных кислот омега-3 [52]. Это
мнение основано на результатах сравнительного исследования влияния двух
ограниченных по рыбе экспериментальных диет, в которых источником омега-6 и
омега-3 служили растительные масла и соотношение омега-6:омега-3 составляло 3:1
или 23:1, на жирнокислотный состав трех фракций плазмы: триглицеридов, эфиров
холестерола и фосфолипидов у 40 практически здоровых женщин и мужчин в возрасте
20-46 лет (все жители Финляндии). После диеты с высоким содержанием АЛК
(соотношение омега-6:омега-3 - 3:1) наблюдалось значимое повышение уровня АЛК в
триглицеридах и эфирах холестерола (от 1,7% до 3,4% и от 0,9% до 1,3% соответственно;
р<0,001) практически без изменения в них уровня ЭПН, тогда как после диеты с
соотношением омега-6:омега:3 = 23:1 наблюдалось значимое снижение (р<0,01) и
уровня АЛК, и уровня ЭПН во всех трех фракциях.
Не выявлено значимых различий между двумя экспериментальными диетами в
снижении уровня ДГК в эфирах холестерола. Между тем, уровень ДПК и ДГК в
фосфолипидах оставался более высоким после рациона с высоким содержанием АЛК,
чем после рациона с низким содержанием АЛК (р<0,001 и р<0,05 соответственно).
Согласно заключению авторов, АЛК метаболизируется до ЭПК у человека в
значительной степени, определяемой потреблением примерно 50 г рапсового масла в
день.
С целью определения (а) оптимальной дозы длинноцепочечных (>С18) ПНЖК омега3, необходимой для гиполипидемического и антитромботического эффектов, и (б)
эффективности использования АЛК как заменителя жира рыб, были проведены
исследования на 20 практически здоровых мужчинах (20-46 лет), соблюдавших диету, в
которой сохранялся постоянный уровень ЛК, но изменялся уровень жирных кислот
омега-3, либо за счет (>С18) ПНЖК омега-3, либо за счет АЛК [53].
Результаты показали, что для снижения уровня триглицеридов необходимы 1,4 г , а
92
для антитромботического эффекта, о котором судили по повышению уровня (>С 18)
ПНЖК омега-3 в фосфолипидах плазмы и тромбоцитов и по снижению агрегации
тромбоцитов, достаточно 0,6 г. Добавка АЛК способствовала снижению уровня
холестерина в плазме, но не оказывала влияния на уровень триглицеридов. Добавка
АЛК вызывала также повышение уровня (>С18) ПНЖК омега-3 в фосфолипидах плазмы
и тромбоцитов, которое сопровождалось снижением агрегации тромбоцитов. Эти
данные свидетельствует об антитромботическом эффекте АЛК.
На основании абсолютного увеличения (>С18) ПНЖК омега-3 в фосфолипидах плазмы
при добавке (>С18) ПНЖК омега-3 и при добавке АЛК авторы вычислили, что 3,7 г АЛК
могут проявлять биологическую активность, аналогичную активности 0,3 г (>18С) ПНЖК
омега-3. Авторы считают, что наиболее благоприятным отношением омега-6/омега-З в
рационе, в частности, вегетарианцев, является отношение, равное примерно восьми.
Исходя из результатов исследования эффекта добавок в диету, включающих печень
трески и соевое масло; очищенный рыбий жир после а-линолената или смесь льняного
масла и жира печени трески, автор пришел к выводу, что длшшоцепочечные жирные
кислоты омега-3 примерно в два раза эффективнее АЛК в поддержании нормальных
концентраций жирных кислот омега-3 в липидах плазмы и эритроцитов [54]. Это
исследование было выполнено на 9 пациентах с клиническими симптомами дефицита
жирных кислот омега-3, развившегося в результате длительного нахождения на
зондовом питании (2,5-12,5 лет), при котором они получали только 0,02-0,09% калорий
в виде жирных кислот омега-3.
Полученные данные показали, что для достижения средне-нормальной
концентрации в липидах жирных кислот омега-3 необходима добавка в диету 1,0-1,2%
АЛК и что необходимое содержание в диете АЛК составляет как минимум 0,2-0,3%
общей энергетической ценности.
Следует заметить, что какой бы привлекательной ни казалась идея обогащения
тканей эйкозапентаеновой кислотой посредством увеличения добавки а-линоленовой
кислоты, к ней надо подходить с осторожностью, поскольку можно не получить
желаемого результата. Дело в том, что относительные доли жирных кислот в
фосфолипидах будет определять, по-видимому, конкуренция между жирными
кислотами омега-3 и омега-6 за ферменты, участвующие в элонгации и последующем
ацилировании. Кроме того, десатурация линолевой и а-линоленовой кислот
подвержена весьма тонкому регулированию и влиянию целого ряда факторов. При
увеличении количества АЛК в рационе крайне важно учитывать ее соотношение с ЛК;
соотношение жирных кислот омега-3 и омега-6, а также соотношение
полиненасыщенных и насыщенных жирных кислот в рационе.
Таким образом, результаты большинства исследований указывают на
неэквивалентность таких источников ПНЖК омега-3, как льняное масло и жир рыб, что,
впрочем, не вызывает удивления, поскольку льняное масло содержит 18:3 омега-3, а
жир рыб - 20:5 омега-3 и 22:6 омега-3, которые являются более длинноцепочечными и
более полиненасыщенными метаболитами АЛК. С другой стороны, поскольку АЛК
является предшественником ЭПК и ДГК, степень эквивалентности может определяться
количеством а-линоленовой кислоты. Для получения, например, эквивалентного
количества ЭПК и ДГК требуется более чем десятикратное количество АЛК [53, 4]. Кроме
того, по эквивалентности проявляемой биологической активности, 3,7 г АЛК
эквивалентны 0,3 г длинноцепочечных ПНЖК омега-3, при этом 11 г АЛК дают в
93
результате метаболизма 1 г длинноцепочечных ПНЖК омега-3. В этом случае
оптимальным для метаболизма АЛК будет отношение в рационе ЛК/АЛК = 4 , т.е. 15 г
ЛК и 3,7 г АЛК [4]. Между тем, другие авторы считают, что наиболее эффективным,
например, в плане модуляции синтеза вазоактивных эйкозаноидов - тромбоксана и
простациклина, является сооотношение омега-6:омега-3 = 1:1, при котором действие
диетической АЛК аналогично действию липидов морских рыб [33J.
Таким образом, соотношение в рационе ЛК:АЛК играет большую роль не только в
метаболизме АЛК, но и проявлении биологической активности.
Однако, представляется более правильным оценивать в рационе соотношение
жирных кислот омега-6:омега-3. Как показывают исследования последнего
десятилетия, для сохранения оптимального физического и психического здоровья
необходимы не только эссенциальные жирные кислоты, но и сбалансированность
ПНЖК омега-6 и омега-3. Наиболее благоприятным соотношением жирных кислот
омега-6: омега-3 в диете считается соотношение и 1-2:1 [4].
Следует отметить, что некоторые авторы считают эссенциальными не только ЛК и
АЛК, но и ряд их полиненасыщенных метаболитов, поскольку продукты десатурацииэлонгации обладают более сильными функциями, чем их предшественники [55]. С
учетом физиологических эффектов эссенциальных жирных кислот их потребление
должно значительно превышать их минимальные потребности, особенно в аспекте
профилактики атеросклероза, иммунной дисфункции, сердечно-сосудистых и ряда
других заболеваний.
На основании обширных исследований влияния противоатеро-склеротической диеты
с различным содержанием и отношением жирных кислот омега-6/омега-З на
нарушения липидного обмена у лиц, страдающих ишемической болезнью сердца
(ИБС), гиперлипопротеинемией и гипертонической болезнью,
Погожевой [7] были установлены оптимальные диапазоны количества ПНЖК омега-3
(3-7 г) и отношения омега-6/омега-З (6,5-1,3) в рационе, способствующие
максимальному проявлению рационом гипохолестеринемического, гипотриглицеридемического, антиатерогенного, гипотензивного и тромболитического действия.
Однако сравнительное изучение эффектов различных компонентов жировой природы
касалось только подсолнечного масла как источника омега-6 и трескового жира как
источника омега-3; растительные источники ПНЖК омега-3 не изучались.
7. Лечебно-профилактические свойства льняного масла
К сожалению, льняному маслу посвящено относительно мало исследований, причем
большая часть из них выполнена на животных. Однако о некоторых лечебнопрофилактических свойствах льняного масла можно говорить с достаточной долей
уверенности. Анализ известных литературных данных доказывает, что льняное масло
обладает антиатеросклеротическим, антиаритмическим, антитромботическим,
противовоспалительным и антиаллергическим свойствами и может быть использовано
для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, в терапии острого и
хронического воспаления и нарушений, связанных с чрезмерно активной иммунной
реакцией. В основе лечебно-профилактических свойств льняного масла лежит
способность АЛК оказывать влияние на метаболизм эссенциальных жирных кислот,
соотношение жирных кислот омега-З/омега-6 и ЭПК/АК, а также синтез эйкозаноидов и
цитокинов, о чем говорилось выше.
7.1 Антиатеросклеротическое действие. Общепризнанным фактором риска
94
атеросклероза и обусловленной им ишемической болезни сердца (ИБС) являются
гиперлипопротеинемии, из которых наиболее часто встречается повышенное
содержание в крови общего холестерина и холестерина ЛНП, при этом степень риска
находится в прямой зависимости от уровня холестерина ЛНП и в обратной - от
холестерина ЛВП [56]. Льняное масло значительно снижает уровень холестерина в
плазме и в ЛНП [35], но при этом повышает его в ЛВП [47].
7.2 Антиаритмическое действие. Экспериментальные и клинические исследования
свидетельствуют, что ПНЖК омега-3, присутствующие в жире рыб, предупреждают
сердечные аритмиии, в частности желудочковую экстрасистолию, которая является
причиной 80% случаев внезапной смерти [57]. Аналогичный эффект экспериментально
продемонстрирован и для ПНЖК растительного происхождения [58]. Исследовали
действие разных рационов, которые на протяжении 10 недель получали крысы, на риск
сердечных аритмий в изолированном сердце в условиях ишемии и повторной
перфузии, а также размер ишемической зоны и жирнокислотный состав ткани
миокарда. Полученные результаты продемонстрировали снижение риска
желудочковой экстрасистолии после рациона с высоким содержанием ПНЖК. Самый
сильный защитный эффект наблюдался у рациона, включавшего жир сардин; несколько
слабее - у рациона, включавшего льняное масло; и далее - у рациона с кукурузным
маслом. Частота встречаемости фибрилляции (мерцания) желудочков составляла при
низкожировой диете - 75%, кокосовом масле - 67%, кукурузном масле — 44%, льняном
масле - 40% и при жире сардин - 10%. Та же последовательность наблюдалась в
отношении продолжительности периода до появления первой экстрасистолы, частоты
встречаемости желудочковой тахикардии и желудочковой экстрасистолии, вызванной
реперфузией. Различные рационы оказывали значимое влияние на жирнокислотный
состав ткани миокарда и на соотношение жирных кислот омега-3 :омега-6. Таким
образом, насыщенные жирные кислоты обладают проаритмическим действием, а
ПНЖК омега-6 и омега-3 обладают антиаритмическим действием, но особенно
эффективны в этом плане ПНЖК омега-3 жира рыб, а также АЛК льняного масла.
7.3 Антитромботическое действие. Льняное масло повышает в тромбоцитах уровень
ЭПК и отношение ЭПК/АК, которое считается маркером продукции тромбоксана и
способности тромбоцитов к агрегации [34]; снижает агрегацию тромбоцитов и
ослабляет прокоагулянтную активность.
7.4 Антиаллергическое действие. Продемонстрировано положительное влияние
диеты, обогащенной растительным маслом с высоким содержанием АЛК (58%), при
атопическом дерматите [59]. Через 3-4 месяца у пациентов было отмечено
значительное увеличение отношений омега-З/омега-6 и ЭПК/АК в фосфолипидной
фракции сыворотки и значительное снижение высвобождения лейкотриена С4 из
полиморфноядерных лейкоцитов зимозаном. У 50% пациентов наблюдалось
клиническое улучшение Эти результаты дают основание считать, что ежедневный
рацион, обогащенной а-линоленовой кислотой, может дать хорошие результаты при
лечении аллергических заболеваний.
Антиаллергический эффект АЛК продемонстрирован in vitro на клетках RBL-2H3 [60].
Предварительная обработка клеток а-линоленовой кислотой приводила к повышению
концентрации АЛК и ДГК, слабому снижению ЛК и заметному снижению АК во всех
нейтральных липидах, фракции свободных жирных кислот и всех фосфолипидах, а
также к значительному снижению содержания гистамина и заметному подавлению его
95
высвобождения, стимулированного антигеном или А23187.
Результаты исследований, проведенных на мышах, которые в течение двух месяцев
получали рационы, различающиеся по величине отношения АЛК/ЛК (<0,01; 0,36; 1,0 и
3,9) показали, что высокое содержание АЛК (АЛК/ЛК = 3,9) значительно подавляет
индуцированную антигеном реакцию иммуноглобулина Е и снижает смертность от
анафилактического шока, индуцированного вторичным введением антигена [61].
Авторы полагают, что увеличение отношения жирных кислот омега-З/омега-6 в
пищевом рационе может быть эффективным средством ослабления тяжести
аллергической реакции немедленного типа.
И в заключение, несмотря на определенную схожесть по своему действию, льняное
масло и жир морских рыб конечно же не могут служить адекватной заменой друг другу.
Оба продукта содержат жирные кислоты омега-3, но это разные кислоты. В льняном
масле около 73% жирных кислот являются полиненасыщенными, при этом льняное
масло содержит в два раза больше омега-3 жирных кислот, а соотношение жирных
кислот омега-6: омега-3 составляет 0,3:1- Но дело не только в жирнокислотном составе.
Льняное масло, помимо эссенциальных жирных кислот, содержит также композицию
биологически активных минорных компонентов и представляет собой уникальный
продукт со сбалансированным природой составом, обладающий высокой
антирадикальной активностью [11]. Более низкая степень ненасыщенности жирных
кислот, присутствие токоферолов и их синергиста фосфатидилхолина лежат в основе
одного из преимуществ потребления льняного масла перед жиром морских рыб ослабление проблемы недостаточности витамина Е. Очевидно, к льняному маслу не
следует относиться только как к источнику а-линоленовой кислоты, его следует
рассматривать как натуральный биологически активный комплекс, обладающий
лечебно-профилактическими свойствами, полезный потенциал которого еще
полностью не изучен.
Braz J Med Biol Res. 1998 Apr;31(4):467-90.
Immunoregulatory and anti-inflammatory effects of n-3 polyunsaturated fatty acids.
Calder PC.
Division of Human Nutrition, School of Biological Sciences, University of Southampton, UK.
1. Fish oils are rich in the long-chain n-3 polyunsaturated fatty acids (PUFAs), eicosapentaenoic (20:5n3) and docosahexaenoic (22:6n-3) acids. Linseed oil and green plant tissues are rich in the precursor fatty
acid, alpha-linolenic acid (18:3n-3). Most vegetable oils are rich in the n-6 PUFA linoleic acid (18:2n-6), the
precursor of arachidonic acid (20:4n-6). 2. Arachidonic acid-derived eicosanoids such as prostaglandin E2 are
pro-inflammatory and regulate the functions of cells of the immune system. Consumption of fish oils leads to
replacement of arachidonic acid in cell membranes by eicosapentaenoic acid. This changes the amount and
alters the balance of eicosanoids produced. 3. Consumption of fish oils diminishes lymphocyte proliferation,
T-cell-mediated cytotoxicity, natural killer cell activity, macrophage-mediated cytotoxicity, monocyte and
neutrophil chemotaxis, major histocompatibility class II expression and antigen presentation, production of
pro-inflammatory cytokines (interleukins 1 and 6, tumour necrosis factor) and adhesion molecule expression.
4. Feeding laboratory animals fish oil reduces acute and chronic inflammatory responses, improves survival
to endotoxin and in models of autoimmunity and prolongs the survival of grafted organs. 5. Feeding fish oil
reduces cell-mediated immune responses. 6. Fish oil supplementation may be clinically useful in acute and
chronic inflammatory conditions and following transplantation. 7. n-3 PUFAs may exert their effects by
modulating signal transduction and/or gene expression within inflammatory and immune cells.
Иммунорегуляторный и противовоспалительный эффекты n-3 полиненасыщенных
96
жирных кислот.
Рыбий жир богат длинной цепью n-3 полиненасыщенных жирных кислот (Пнжк),
эйкозапентаеновая (20:5n-3) и докозагексаеновой (22:6 N-3) кислоты. Льняное масло и
зеленый тканях растений богаты предшественник жирные кислоты, Альфалиноленовой кислоты (18:3n-3). Большинство растительных масел, богатых n-6 ПНЖК
линолевой кислоты (18:2n-6), предшественник арахидоновой кислоты (20:4n-6). 2.
Арахидоновая кислота, производные эйкозаноидов, таких как простагландина E2
провоспалительных и регулировать функции клеток иммунной системы. Потребление
рыбных жиров приводит к замене арахидоновой кислоты в клеточные мембраны,
эйкозапентаеновая кислота. Это изменение количества и изменяет баланс
эйкозаноидов производится. 3. Потребление рыбьего жира уменьшает пролиферацию
лимфоцитов, т-клеточной опосредованной цитотоксичности, активность натуральных
киллеров, макрофаг-опосредованной цитотоксичности, моноциты и хемотаксис
нейтрофилов, гистосовместимости класса II выражение и презентации антигена,
продукции провоспалительных цитокинов (интерлейкинов 1 и 6, фактор некроза
опухолей) и молекулы адгезии выражение. 4. Кормления лабораторных животных,
рыбий жир снижает острые и хронические воспалительные реакции, улучшает
выживание, эндотоксины и в моделях аутоиммунных и продлевает срок выживания
трансплантированных органов. 5. Скармливания рыбьего жира уменьшает клеточноопосредованный иммунный ответ. 6. Рыбий жир добавок может быть клинически
полезным при острых и хронических воспалительных условиях, а также после
трансплантации. 7. n-3 Пнжк может оказывать свое действие по модулирующий сигнал
трансдукции и/или экспрессии генов в течение воспалительных и иммунных клеток.
Prog Lipid Res. 1986;25(1-4):177-80.
Dietary linolenic acid in man--an overview.
Zöllner N.
Vorstand der Medizinischen Poliklinik der Universität, München, F.R.G.
Small amounts of linolenic acid are ubiquitous in human food but only a few foodstuffs contain sizable
amounts, namely some plant oils, butter and fish; in marine fish, linolenic acid is accomplished by
eicosapaentaenoic acid, highly exceeding linolenic acid in quantity. Of the linolenic acid ingested, some is
incorporated into phospholipids and cholesteryl esters, very little is elongated and eventually converted to
prostaglandins; probably most linolenic acid is used as fuel. Polyunsaturated fatty acids of the (n-3)-series
should no longer be considered to be similar with respect to their metabolic fate and their effects. In
particular, results from experiments with "eskimo diets" may not be applied to considerations of linolenic
acid. There may be a small dietary requirement for linolenic acid, possibly only for growing children; yet it is
prudent to recommend diets which are not devoid of linolenic acid, especially in formula diets or parenteral
nutrition. Some experiments suggest that high doses of linolenic acid exert untoward effects by inhibiting
prostaglandin synthesis of the 1- and 2-series. The ratio between linoleic and linolenic acid in relevant
experiments was such that only excessive use of linseed oil could produce them under conventional dietary
conditions. Still it must be considered prudent to keep the linolenic acid content of foods well below that of
linoleic acid.
Диетическое линоленовой кислоты в человеке-обзор.
В небольших количествах линоленовая кислота широко распространены в
человеческой пищи, но лишь немногие продукты питания содержат значительные
суммы, а именно некоторые растительные масла, сливочное масло и рыба; в морской
рыбе, линоленовая кислота осуществляется путем eicosapaentaenoic кислоты, что
97
значительно превышает линоленовой кислоты в количестве. Из линолевой кислоты в
организм, некоторые из них включены в фосфолипидов и эфиры холестерина, очень
немного удлиненное, в конечном счете, обращен к простагландинов; вероятно,
наиболее линоленовая кислота используется в качестве топлива. Полиненасыщенные
жирные кислоты (n-3)-серии не должны больше рассматриваться как схожие с
уважением к их метаболического пути и их последствия. В частности, результаты
экспериментов с "эскимо диеты" не могут быть применены к соображения
линоленовой кислоты. Там может быть небольшой диете для линоленовая кислота,
возможно, только для растущих детей, но это целесообразным рекомендовать диет,
которые, как правило, не лишены линоленовой кислоты, особенно в Формуле диеты
или парентерального питания. Некоторые эксперименты показывают, что высокие дозы
линоленовой кислоты оказывают неблагоприятного воздействия за счет ингибирования
синтеза простагландинов из 1 - и 2-серии. Соотношение между линолевая и
линоленовая кислоты в соответствующих экспериментов была такой, что только
чрезмерное употребление льняного масла могли бы производить их под обычные
пищевые условиях. Еще он должен быть сочтено разумным держать линоленовая
кислота содержания пищевых продуктов значительно ниже, линолевая кислота.
Food Chem Toxicol. 2014 Jun;68:99-107. doi: 10.1016/j.fct.2014.03.011. Epub 2014 Mar 15.
Protective effect of dietary flaxseed oil on arsenic-induced nephrotoxicity and oxidative damage in rat
kidney.
Rizwan S1, Naqshbandi A1, Farooqui Z1, Khan AA2, Khan F3.
1Department of Biochemistry, Faculty of Life Sciences, Aligarh Muslim University, Aligarh 202002, U.P.,
India.
2Department of Anatomy, Faculty of Medicine, J.N. Medical College, Aligarh Muslim University, Aligarh
202002, U.P., India.
3Department of Biochemistry, Faculty of Life Sciences, Aligarh Muslim University, Aligarh 202002, U.P.,
India. Electronic address: drfarahkhan23@gmail.com.
Arsenic, a naturally occurring metalloid, is capable of causing acute renal failure as well as chronic renal
insufficiency. Arsenic is known to exert its toxicity through oxidative stress by generating reactive oxygen
species (ROS). Flaxseed, richest plant based dietary source of ω-3 polyunsaturated fatty acids (PUFAs) and
lignans have shown numerous health benefits. Present study investigates the protective effect of flaxseed oil
(FXO) on sodium arsenate (NaAs) induced renal damage. Rats prefed with experimental diets (Normal/FXO
diet) for 14days, were administered NaAs (20mg/kg body weight i.p.) once daily for 4days while still on the
experimental diets. NaAs nephrotoxicity was characterized by increased serum creatinine and blood urea
nitrogen. Administration of NaAs led to a significant decline in the specific activities of brush border
membrane (BBM) enzymes both in kidney tissue homogenates and in the isolated membrane vesicles. Lipid
peroxidation and total sulfhydryl groups were altered upon NaAs treatment, indicating the generation of
oxidative stress. NaAs also decreased the activities of metabolic enzymes and antioxidant defence system.
Histopathological studies supported the biochemical findings showing extensive damage to the kidney by
NaAs. In contrast, dietary supplementation of FXO prior to and alongwith NaAs treatment significantly
attenuated the NaAs-induced changes.
Защитный эффект пищевого льняного масла на мышьяк-индуцированной
нефротоксичности и окислительного повреждения почки крысы.
Мышьяк, естественным metalloid, способные вызвать острой почечной
недостаточности, а также хронической почечной недостаточности. Мышьяк, как
известно, оказывают его токсичности путем окислительного стресса путем генерации
активных форм кислорода (АФК). Льняное, богатых растительной пищевой источник
98
Омега-3-полиненасыщенных жирных кислот (Пнжк) и лигнаны показали
многочисленные преимущества для здоровья. Настоящее исследование посвящено
изучению защитный эффект льняного масла (FXO) натрия арсенат (Наас)
индуцированное повреждение почек. Крыс prefed с экспериментальными диеты
(Normal/FXO диету) на 14дней, которые вводили в NaAs (20 мг/кг массы тела в / б.) один
раз в день и продолжалась 4 дня, пока еще на экспериментальной диеты. NaAs
нефротоксичность было характерно увеличение содержания в сыворотке крови
креатинина и азота мочевины крови. Администрация NaAs привело к значительному
снижению в конкретной деятельности кисти границу мембраны (BBM) обоих
ферментов в почках гомогенатов тканей и изолированных мембранные везикулы.
Перекисное окисление липидов и всего сульфгидрильных групп были изменены по
NaAs лечения, с указанием поколения окислительного стресса. NaAs также снизился в
деятельности ферментов метаболизма и антиоксидантной системы защиты.
Гистопатологические исследования подтверждают биохимических данных, которые
свидетельствуют обширные повреждения почек при Наан. В отличие от диетических
добавок FXO до и вместе NaAs лечения значительно ослабило Наан-индуцированных
изменений.
Lipids Health Dis. 2013 Nov 14;12:173. doi: 10.1186/1476-511X-12-173.
Cheek cell fatty acids reflect n-3 PUFA in blood fractions during linseed oil supplementation: a controlled
human intervention study.
Grindel A, Staps F, Kuhnt K1.
1Department of Nutritional Physiology, Institute of Nutrition, Friedrich Schiller University, Dornburger
Straße 24, Jena 07743, Germany. katrin.kuhnt@uni-jena.de.
Adequate biomarkers for the dietary supply of fatty acids (FA) are FA of adipose tissue and blood fractions.
In human studies, invasive sample collection is unpleasant for subjects. In contrast, cheek cell sampling can
be considered as a non-invasive alternative to investigate FA status.The aim of this study was to analyze
whether cheek cell FA composition reflect the supplementation of alpha-linolenic acid (ALA) using a linseed
oil mixture compared to olive oil supplementation. Additionally, it was investigated if cheek cell FA
composition correlates with the FA composition of plasma, red blood cells (RBC) and peripheral blood
mononuclear cells (PBMC) before and during both interventions.
METHODS: During a 10-week randomized, controlled, double-blind human intervention study, 38 subjects
provided cheek cell and blood samples. After a two-week run-in period, the test group (n = 23) received 17
g/d of an ALA-rich linseed oil mixture, while the control group (n = 15) received 17 g/d of an omega-3 (n-3)
polyunsaturated FA (PUFA)-free olive oil. Cheek cells and blood were collected on days 0, 7 and 56 of the 8week intervention period.
RESULTS: Compared to olive oil, the linseed oil intervention increased ALA and also the endogenously
converted long-chain n-3 metabolites eicosatetraenoic-, eicosapentaenoic- and docosapentaenoic acid in
cheek cells (P ≤ 0.05). Docosahexaenoic acid remained unchanged. Reflecting the treatment, the n-6/n-3
ratio decreased in the test group. In general, cheek cell FA reflected the changes of FA in blood fractions.
Independent of treatment, significant correlations (P ≤ 0.05) of n-6 PUFA and n-3 PUFA between cheek cells
and plasma, RBC and PBMC were found, except for linoleic acid and ALA.
CONCLUSIONS: The changes in FA composition of cheek cells confirmed that ALA from linseed oil
increased endogenously derived n-3 PUFA in cheek cell lipids. These changes in cheek cells and their
correlation to the respective FA in blood fractions indicate the cheek cell FA profile as an adequate noninvasive biomarker for short-term n-3 PUFA intake and metabolism. Therefore, cheek cell FA can be used in
human intervention studies or large-scale epidemiological studies, especially for assessment of the n-3 PUFA
status.
Щеки ячейки жирных кислот отражают n-3 ПНЖК в крови фракций при льняного
99
масла пищевые добавки: контролируемое исследование вмешательства человека.
Адекватные биомаркеров для диетического питания жирных кислот (FA) FA жировой
ткани и фракций крови. В гуманитарных исследованиях, инвазивных сбора проб
неприятных субъектов. В отличие от щеку ячеек отбора проб может рассматриваться
как неинвазивная альтернатива для расследования FA status.The целью данного
исследования было проанализировать, соответствует ли щеку ячейки FA отражает
состав добавок Альфа-линоленовая кислота (АЛК), используя смесь льняного масла по
сравнению с оливковым маслом добавок. Кроме того, было исследовано если щеку
ячейки FA состав коррелирует с FA состав плазмы, эритроцитов (RBC) и мононуклеарных
клеток периферической крови (МПК) до и во время оба выступления.
Методы: в течение 10-недельное рандомизированное, контролируемое, двойное
слепое исследование вмешательства человека, 38 предметам при условии щеку клетки
и образцы крови. После двух-недельного вводного периода, контрольной группы (n =
23) получил 17 g/d Ала-богатая смесь льняного масла, в то время как в контрольной
группе (n = 15) получено 17 g/d Омега-3 (n-3) полиненасыщенные FA (ПНЖК)-бесплатно
оливковое масло. Щеки клеток и крови были собраны в дни 0, 7 и 56 8-недельного
вмешательства период.
Результаты: по сравнению с оливковое масло, льняное масло вмешательства
увеличилось Ала, а также эндогенно преобразованы длинной цепью n-3 метаболитов
арахидоновая-, эйкозапентаеновая и docosapentaenoic кислоты в щеку клеток (P = <
0.05). Докозагексаеновая кислота остался неизменным. Отражая лечения, n 6/n-3
коэффициент снизился в тест-группу. В общем, на щеке ячейки FA отражает изменения
в FA фракций крови. Независимые лечения, значимые корреляции (P = < 0,05) n-6 ПНЖК
и n-3 ПНЖК между щеку клеток и плазмы", " РБК " и МКПК были найдены, кроме
линолевой кислоты и Ала.
Выводы: изменения в FA состав щеку клеток подтвердил, что Ала из льняного масла
увеличился эндогенно производных n-3 ПНЖК в щеку клеточных липидов. Эти
изменения в щеку клеток и их корреляция соответствующих FA в фракций крови
указывают на щеке ячейки FA профиля в качестве адекватного неинвазивный
биомаркеров для краткосрочных n-3 ПНЖК всасывание и метаболизм. Поэтому щеку
ячейки FA может быть использован вмешательства человека в исследованиях или
крупных эпидемиологических исследований, особенно для оценки n-3 ПНЖК статус.
J Oleo Sci. 2013;62(9):709-15.
Favorable effects of flaxseed supplemented diet on liver and kidney functions in hypertensive Wistar
rats.
Al-Bishri WM.
Department of Biochemistry, College of Science for Girls, King Abdulaziz University, Jeddah, Saudi
Arabia. wad.m2012@hotmail.com
Hypertension is a major risk factor for cardiovascular diseases and is detrimental to several organs
including the liver and kidneys. The flaxseed-derived polyunsaturated fatty acids including the omega-3 and
omega-6 essential fatty acids have been shown to blunt the effects of hypertension. It is however, unclear
whether the flaxseed, which is rich in these essential fatty acids, could improve the liver and kidney
dysfunctions observed in the hypertensive condition. To test this, functional markers of the liver and kidneys,
including aspartate aminotransferase (AST), alanine aminotransferase (ALT), blood urea nitrogen (BUN), uric
acid (UA), creatinine, and renin were examined in hypertensive male Wistar rats fed a flaxseed diet.
Normotensive rats maintained on a standard diet were rendered hypertensive with a daily administration of
100
cyclosporin A (CYS) (25 mg/kg) for 4 weeks. Subsequently, hypertensive rats were either fed a standard diet
alone or a flaxseed-supplemented standard diet (FLX; 10% W/W) for 8 weeks. Compared to normotensive
rats, standard diet-fed hypertensive rats had significantly elevated blood pressure, altered lipid profile, and
increased plasma levels of tissue markers measured immediately following the CYS treatment and thereafter
at 4 and 8 week intervals. On the other hand, rats fed the FLX-supplemented diet had significantly lower
blood pressure, an improved lipid profile and decreased tissue marker levels measured after 4 and 8 week
durations. The data demonstrate for the first time the favourable effects of FLX in improving liver and kidney
functions in the hypertensive condition. These effects are likely to be mediated by the alpha-linolenic acid
(ALA) and linoleic acid (LA) contents of flaxseed oil due to its demonstrated ability to lower the blood
pressure.
Благоприятное воздействие льняное дополнить диету на функции печени и почек,
при гипертонической крыс линии Вистар.
Артериальная гипертензия является одним из основных факторов риска сердечнососудистых заболеваний и пагубно влияет на несколько органы, включая печень и
почки. Льняное семя-производные полиненасыщенных жирных кислот, в том числе
Омега-3 и Омега-6 жирных кислот показали, смягчение последствий гипертонии. Это,
однако, неясным, является ли льняное, который является богатым в этих незаменимых
жирных кислот, может улучшить печени и почек, нарушения, наблюдаемые в
гипертонические состояния. Чтобы проверить это, функциональные маркеры функции
печени и почек, в том числе и аспартатаминотрансферазы (АСТ),
аланинаминотрансферазы (АЛТ), азот мочевины крови (BUN), мочевой кислоты (UA),
креатинина, и ренин были рассмотрены в гипертонической мужчина подопытных крыс
кормили льняное диеты. Нормотензивных крыс поддерживается на стандартной диете
были оказаны гипертонической с ежедневным приемом циклоспорина (CYS) (25 мг/кг)
в течение 4 недель. Впоследствии, гипертензивных крыс были либо ФРС стандартной
диеты в одиночку или льняное семя-дополнить стандартную диету (FLX; 10% W/W) в
течение 8 недель. По сравнению с нормотензивных крыс, стандартной диеты-ФРС
гипертензивных крыс было значительно повышено кровяное давление, изменению
липидного профиля, и повышение плазменного уровня биологических маркеров
измеряется сразу после CYS лечения, а затем через 4 и 8 недельными интервалами. С
другой стороны, крыс, получавших FLX-дополнены рационе были значительно более
низкое кровяное давление, улучшением липидного профиля и снижение ткани маркер
измеренные уровни после 4 и 8 недель продолжительности. Приведенные данные
показывают, впервые благоприятные эффекты FLX в улучшении функции печени и почек
в гипертонические состояния. Эти последствия могут быть опосредованы Альфалиноленовая кислота (АЛК) и линолевой кислоты (LA) содержание льняного масла из-за
его способности снижать артериальное давление.
Indian J Med Res. 2013 Jun;137(6):1193-8.
Inhibitory effect of polyunsaturated fatty acids on apoptosis induced by Streptococcus pneumoniae in
101
alveolar macrophages.
Saini A1, Harjai K, Chhibber S.
1Department of Microbiology, Panjab University, Chandigarh, India.
Apoptosis is considered as a major defense mechanism of the body. Multiple pathogens induce
macrophage apoptosis as a mode of immune evasion. In earlier studies, n-3 polyunsaturated fatty acids
(PUFA) have been reported to be protective against neuronal apoptosis and neuronal degeneration, seen
after spinal cord injury. In this study, we tried to evaluate the role of n-3 polyunsaturated fatty acids on the
process of macrophage phagocytic activity and apoptosis in mice.
METHODS: Mice were divided into three groups (n=60); Group I was fed on sea cod oil; Group II on
flaxseed oil supplementation for 9 wk along with standard laboratory chow diet. Group III was fed on
standard diet and served as control. After supplementation, phagocytic and apoptotic (morphological
staining: acridine orange plus ethidium bromide; H-33342 plus propidium iodide staining and DNA ladder
formation) activities of mouse alveolar macrophages were assessed.
RESULTS: Alveolar macrophages (obtained from sea cod oil and flaxseed oil fed group mice) showed
significant increase in bacterial uptake as well as intracellular killing (P 0.05) of Streptococcus pneumoniae.
Significant decrease (P<0.05) in apoptotic cells was observed among alveolar macrophages from sea cod and
flaxseed oil fed mice whereas maximum apoptosis was observed in control alveolar macrophages on
interaction with bacteria in vitro which was confirmed by DNA laddering.
INTERPRETATION & CONCLUSIONS: These findings suggest that dietary supplementation with n-3
polyunsaturated fatty acids to mice led to enhanced phagocytic capability of their alveolar macrophages as
well as provided protection against apoptosis upon challenge with S. Pneumoniae.
Ингибирующее действие полиненасыщенных жирных кислот на апоптоза,
индуцированного Streptococcus pneumoniae в альвеолярных макрофагов.
Апоптоз-это рассматривается как основной механизм защиты организма. Несколько
патогенных микроорганизмов вызывать макрофагов апоптоза как режим иммунной
уклонения от уплаты налогов. В более ранних исследованиях, n-3 полиненасыщенных
жирных кислот (ПНЖК), как сообщается, были защищать от апоптоз нейронов и
нейронов дегенерации, видел, как после травмы спинного мозга. В этом исследовании
мы попытались оценить роль n-3 полиненасыщенных жирных кислот в процессе
фагоцитарной активности макрофагов и апоптоза у мышей.
Методы: мыши были разделены на три группы (n=60); Групповой я был подан на море
трески нефти; II группа на льняное масло добавок для 9 wk наряду со стандартным
лабораторным чау диеты. Группа III был сыт по стандартной диеты и служили в качестве
контроля. После добавок, фагоцитарную и апоптоза (морфологические окрашивание:
акридиновый оранжевый плюс бэ; H-33342 плюс пропидия окрашивание и ДНК
лестнице формирования) деятельности мыши альвеолярных макрофагов оценивали.
Результаты: Альвеолярных макрофагов (полученные от моря трески, льняное масло и
масло, поступающее группы мышей) показали значительный рост бактериальных
поглощения, а также внутриклеточных убийство (P 0,05) Streptococcus pneumoniae.
Достоверное снижение (P<0,05) в апоптотических клеток наблюдалось среди
альвеолярных макрофагов от моря трески и масло льняного семя кормили мышей, в то
время как максимальная апоптоза наблюдается управления альвеолярных макрофагов
по взаимодействию с бактериями in vitro, что было подтверждено в ДНК laddering.
Интерпретация и выводы: эти результаты показывают, что пищевые добавки с n-3
полиненасыщенных жирных кислот для мышей приводит к улучшению фагоцитарной
способности их альвеолярных макрофагов, а также при условии защиты от апоптоза на
вызов с S. pneumoniae.
Can J Microbiol. 2013 Jul;59(7):503-10. doi: 10.1139/cjm-2012-0521.
Dietary supplementation with omega-3 polyunsaturated fatty acids ameliorates acute pneumonia
102
induced by Klebsiella pneumoniae in BALB/c mice.
Sharma S1, Chhibber S, Mohan H, Sharma S.
1Department of Microbiology, Panjab University, Chandigarh, India. sonica.sharma@sify.com
The immune benefits associated with the optimal intake of dietary fatty acids are widely known. The
objective of the present investigation was to elucidate the role of omega-3 polyunsaturated fatty acids (n-3
PUFA) food source on acute pneumonia induced by Klebsiella pneumoniae. Three different n-3 PUFA
preparations (cod liver oil, Maxigard, and flaxseed oil) were orally supplemented and infection was induced
in different groups of experimental mice. Mice fed olive oil and normal saline served as oil and saline
controls, respectively. After 2 weeks of fatty acid feeding, no effect on the establishment of infection was
observed when acute pneumonia was induced in animals. On the other hand, 6 weeks of n-3 PUFA
administration was found to improve resistance in mice, as reduced lung bacterial load coupled with
significant improvement in pathology was seen in infected mice. Alveolar macrophages collected from all 3
groups of mice fed n-3 PUFA exhibited a significant decrease in the level of apoptosis following infection with
K. pneumoniae and an enhanced in vitro phagocytic potential for the pathogen. Lower lung levels of nitric
oxide, malondialdehyde, and lactate dehydrogenase were associated with a decrease in the severity of tissue
damage. There was a significant increase in the lung levels of pro-inflammatory cytokines (tumor necrosis
factor alpha (TNF-α) and interleukin-1 beta (IL-1β)). No significant change was observed in the levels of
interleukin-10 (IL-10). This study highlights that dietary n-3 PUFA supplementation exerts an overall
beneficial effect against acute experimental pneumonia. This mechanism is operative through upregulation
of nonspecific and specific immune defenses of the host.
Пищевые добавки с Омега-3 полиненасыщенных жирных кислот, улучшает острой
пневмонии, индуцированных Klebsiella pneumoniae мышей BALB/c.
Иммунная выгоды, связанные с оптимальное потребление жирных кислот широко
известны. Целью настоящего исследования было выяснение роли Омега-3
полиненасыщенные жирные кислоты (n-3 (PUFA) источником питания на острой
пневмонии, индуцированных Klebsiella pneumoniae. Три различных n-3 ПНЖК
препаратов (печень трески, Maxigard, и льняное масло) были устно и дополнениями
инфекции в различных группах индуцированных экспериментальных мышей. Мыши,
которых кормили оливковое масло и нормальный солевой раствор подается как нефть
и физраствор, соответственно. После 2 недель жирные кислоты кормления, не влияет
на создание инфекции был замечен при острой пневмонии было наведено в животных.
С другой стороны, 6 недель n-3 ПНЖК администрации найден для повышения
резистентности у мышей, как сокращение легких бактериальной нагрузки в сочетании
со значительным улучшением патологии было видно зараженных мышей.
Альвеолярных макрофагов, собранных со всех 3 группах мышей кормили n-3 ПНЖК
отмечалось значительное снижение уровня апоптоза после инфицирования с K.
pneumoniae и расширения in vitro фагоцитарную потенциал для патогена. Нижних
отделах легких уровень оксида азота, малонового диальдегида, и лактатдегидрогеназы
были связаны со снижением тяжести повреждения тканей. Наблюдался значительный
рост в легких уровни провоспалительных цитокинов (фактор некроза опухоли Альфа
(TNF-A) и интерлейкин-1 бета (IL-1b)). Никаких значительных изменений не
наблюдалось в уровни интерлейкина-10 (ил-10). В этом исследовании подчеркивается,
что пищевые n-3 ПНЖК добавок оказывает общее благотворное действие против
экспериментальной острой пневмонии. Этот механизм оперативного через upregulation
неспецифическую и специфическую иммунную защиту хозяина.
J Anim Sci. 2013 Jul;91(7):3253-64. doi: 10.2527/jas.2012-5874. Epub 2013 May 8.
Echium oil and linseed oil as alternatives for fish oil in the maternal diet: Blood fatty acid profiles and
103
oxidative status of sows and piglets.
Tanghe S1, Millet S, De Smet S.
1Laboratory for Animal Nutrition and Animal Product Quality, Department of Animal Production, Ghent
University, Proefhoevestraat 10, B-9090 Melle, Belgium.
Echium oil (source of stearidonic acid) and linseed oil (source of α-linolenic acid) were evaluated as
alternatives for fish oil in the diet of sows to increase the docosahexaenoic acid (DHA) status of the offspring.
The hypothesis was that echium oil would be more efficient than linseed oil to increase the DHA
concentration, as it bypasses the enzyme Δ6-desaturase. In addition, it was determined whether adding
PUFA to the diet affected the plasma oxidative status. Sows were fed either a palm oil diet or a diet
containing 1% linseed oil, echium oil, or fish oil from d 73 of gestation and during lactation (n = 16 per
dietary treatment). Total oil concentrations in the diets were similar among dietary treatments. Blood
samples were taken for fatty acid analysis and oxidative status of sows on d 73 and 93 of gestation and at
parturition and the lightest and heaviest piglet per litter at birth and weaning. Colostrum was also sampled.
No effect of diet was observed on total number of piglets born (13.7 ± 0.4), number of weaned piglets (10.8
± 0.4), and gestation length (114.8 ± 0.2 d). Piglets from sows fed fish oil had lighter birth weights (1.41 ±
0.03 kg) than piglets from the linseed oil diet (1.54 ± 0.03 kg; P = 0.006), with no difference between the
palm oil (1.45 ± 0.03 kg) and echium oil diet (1.49 ± 0.03 kg). Daily BW gain until weaning was less for piglets
from sows fed the fish oil diet (214 ± 5 g) compared with piglets from sows fed the echium oil (240 ± 5 g; P <
0.001) or linseed oil diet (234 ± 5 g; P = 0.02). Compared with the palm oil diet, echium and linseed oil in the
maternal diet increased the DHA concentration in the colostrum and the sow and piglet plasma to the same
extent (1.1 to 1.4-fold; P < 0.001). On the fish oil diet, 20.7-fold, 10-fold, and 2.4-fold increases in DHA in
colostrum, sow, and piglet plasma, respectively, were observed (P < 0.001). At 1% in the maternal diet,
echium oil had, thus, no benefit over linseed oil and resulted in a twofold less DHA concentration in the
plasma of piglets compared with fish oil. Including n-3 PUFA in the maternal diet did not affect oxidative
status of the mother or the offspring.
Echium масло и льняное масло в качестве альтернативы для рыбы, масла в
материнской диете: крови жирных кислот профили и оксидативный статус
свиноматок и поросят.
Echium нефти (источник stearidonic кислоты) и льняное масло (источник линоленовая
кислота) были оценены в качестве альтернативы для масла рыбы в рацион свиноматок
увеличить докозагексаеновая кислота (DHA) статус потомство. Гипотеза о том, что
echium нефть будет более эффективным, чем льняное масло, чтобы увеличить DHA
концентрации, как он обходит фермента Δ6-desaturase. Кроме того, было установлено,
добавляя ли ПНЖК к диете, пострадавших в плазме оксидативный статус. Свиноматок
кормили либо пальмового масла диеты или диеты, содержащей 1% льняного масла,
echium масла или рыбьего жира от d 73 беременности и в период лактации (n = 16 в
диетического лечения). Общая концентрация нефтепродуктов в рационе были похожи
между диетическое лечение. Были взяты пробы крови для жирной кислоты анализ и
оксидативный статус свиноматок на d 73 и 93 беременности и родов и легким и
тяжелым пятачок за литр при рождении и отлучения. Молозиво также отведать. Нет
эффекта от диетотерапии, наблюдалось общее число родившихся поросят (на 13,7 б
0,4), число поросят (на 10,8 б 0,4), и беременности длина (114.8 б 0,2 г). Поросят от
свиноматки ФРС рыбий жир было легче вес при рождении (1.41 б 0,03 кг), чем поросята
рацион льняное масло (1.54 б 0,03 кг; р = 0,006), нет никакой разницы между
пальмового масла (1.45 б 0,03 кг) и echium нефти диеты (1.49 б 0,03 кг). Ежедневно BW
прибыль до отлучения была ниже поросят от свиноматки ФРС в рацион рыбий жир (214
б 5 g) по сравнению с поросят от свиноматки кормили echium нефти (240 б 5 г; р < 0,001)
или льняное масло диеты (234 б 5 г; P = 0.02).
По сравнению с пальмовое масло, диетические, echium и льняное масло в
104
материнской диете увеличилось DHA концентрации в молозиве и сеять, и пятачок
плазмы в таком же объеме (в 1,1-1,4 раза; P < 0,001). В рацион рыбий жир, 20.7 раз, 10
раз, и в 2,4 раза увеличивается в DHA в молозиве, сеять и пятачок плазмы,
соответственно, не наблюдалось (P < 0,001). На 1% в материнской диете, echium нефти,
таким образом, никакой выгоды за льняного масла и вылилось в два раза меньше DHA
концентрации в плазме поросят по сравнению с рыбьим жиром. В том числе n-3 ПНЖК
в материнской диета не влияет на оксидативный статус матери или потомство.
Biol Trace Elem Res. 2013 Jun;153(1-3):279-90. doi: 10.1007/s12011-013-9669-9. Epub 2013 Apr 24.
Dietary flaxseed oil supplementation mitigates the effect of lead on the enzymes of carbohydrate
metabolism, brush border membrane, and oxidative stress in rat kidney tissues.
Rizwan S1, Naqshbandi A, Khan F.
1Department of Biochemistry, Faculty of Life Sciences, Aligarh Muslim University, Aligarh, India.
Lead is a heavy metal widely distributed in the environment. Lead is a ubiquitous environmental toxin that
is capable of causing numerous acute and chronic illnesses. Human and animal exposure demonstrates that
lead is nephrotoxic. However, attempts to reduce lead-induced nephrotoxicity were not found suitable for
clinical use. Recently, flaxseed oil (FXO), a rich source of ω-3 fatty acids and lignans, has been shown to
prevent/reduce the progression of certain types of cardiovascular and renal disorders. In view of this, the
present study investigates the protective effect of FXO on lead acetate (PbAc)-induced renal damage. Rats
were pre-fed normal diet and the diet rich in FXO for 14 days, and then, four doses of lead acetate (25 mg/kg
body weight) were administered intraperitoneally while still on diet. Various serum parameters, enzymes of
carbohydrate metabolism, brush border membrane (BBM), and oxidative stress were analyzed in rat kidney.
PbAc nephrotoxicity was characterized by increased serum creatinine and blood urea nitrogen. PbAc
increased the activities of lactate dehydrogenase and NADP-malic enzyme, whereas it decreased malate and
glucose-6-phosphate dehydrogenase, glucose-6-phosphatase, fructose-1, 6-bisphosphatase, and BBM
enzyme activities. PbAc caused oxidant/antioxidant imbalances as reflected by increased lipid peroxidation
and decreased activities of superoxide dismutase, glutathione peroxidase, and catalase. In contrast, FXO
alone enhanced the enzyme activities of carbohydrate metabolism, BBM, and antioxidant defense system.
FXO feeding to PbAc-treated rats markedly enhanced resistance to PbAc-elicited deleterious effects. In
conclusion, dietary FXO supplementation ameliorated PbAc-induced specific metabolic alterations and
oxidative damage by empowering antioxidant defense mechanism and improving BBM integrity and energy
metabolism.
Диетическое льняное масло добавок снижает влияние свинца на ферментов
углеводного обмена, кисти границу мембраны, и окислительного стресса у крыс
тканей почки.
Свинец-это тяжелый металл широко распространен в окружающей среде. Свинец
является повсеместное окружающей токсин, способный вызывать многочисленных
острых и хронических заболеваний. Человека и животных экспозиция демонстрирует,
что свинец является нефротоксичен. Однако попытки снижения, обусловленные
воздействием свинца нефротоксичность не были найдены подходящие для
клинического использования. Недавно, льняное масло (FXO), богатый источник Омега3-жирных кислот и лигнаны, как было показано, чтобы предотвратить/снизить
прогрессирование отдельных видов сердечно-сосудистых и почечных заболеваний. В
связи с этим, настоящее исследование посвящено защитный эффект на FXO, свинца
ацетата (Кпбав)-индуцированное повреждение почек. Крысы были предварительно
накормив обычный режим питания и диета, богатая FXO в течение 14 дней, а затем,
четыре дозы свинца ацетата (25 мг/кг массы тела) вводили внутрибрюшинно в то же
время на диете. Различные параметры сыворотки, ферменты углеводного обмена,
105
кисти границу мембраны (BBM)и окислительного стресса были проанализированы в
почки крысы. Кпбав нефротоксичность было характерно увеличение содержания в
сыворотке крови креатинина и азота мочевины крови. Кпбав увеличилось деятельности
лактатдегидрогеназы и НАДФ-яблочная фермента, в то время как она снизилась малат и
глюкозо-6-фосфат-дегидрогеназа глюкоза-6-фосфатазы, фруктоза-1, 6-bisphosphatase, и
BBM активности ферментов. Кпбав вызвало окислитель/антиоксидант дисбалансы как
отражено увеличение перекисного окисления липидов и снизился деятельности
супероксиддисмутазы, глутатионпероксидазы и каталазы. В отличие от этого, FXO
только усиленная активность ферментов углеводного обмена, BBM, и системы
антиоксидантной защиты. FXO для кормления Кпбав крыс значительно улучшенное
сопротивление Кпбав-вызвал вредных последствий. В заключение, диетическое FXO
добавок мелиорированных Кпбав-индуцированной конкретных метаболических
изменений и окислительного повреждения путем усиления антиоксидантной защиты и
совершенствования механизма BBM целостности и энергетического обмена.
Pak J Pharm Sci. 2013 Jan;26(1):199-208.
Flaxseed - a miraculous defense against some critical maladies.
Akhtar S1, Ismail T, Riaz M.
1Department of Food Science and Technology, Bahauddin Zakariya University, Multan, Pakistan.
saeedbzu@yahoo.com
Presence of omega-3, omega-6 rich oil, alpha-linoleic acid, dietary fibers, secoisolariciresinol diglucoside,
protein and minerals in flaxseed constitute a very strong basis for the utilization of flaxseed in various food
preparations as a curative agent. An extensive body of literature illustrates that flaxseed has gained a
significant position in the domain of nutritional sciences owing to its pivotal role as an antioxidant agent. The
review discusses at length, numerous health benefits of flaxseed typically focusing its preventive role against
cardiovascular diseases, cancer, diabetes and enhancement of spatial memory. Massive increase in the size
of population with a special emphasize to the developing countries, there is an urge for exploration of the
alternative dietary resources that can meet the dietary and nutritional needs of forthcoming generations.
With respect to its remarkable nutritional importance, the review in question enables researchers engaged
in nutritional sciences to further investigate the therapeutic value of flaxseed functional components and
their dietary application in various food products and availability in processed foods as well as in the human
cell line.
Льняное семя - чудесное защиту от некоторых критических болезней.
Наличие Омега-3, Омега-6 богатые нефтяные, Альфа-линолевой кислоты, пищевые
волокна, secoisolariciresinol диглюкозид, белков и минеральных веществ в льняное
образуют очень прочную основу для использования льняного в различные пищевые
продукты, как оздоровительное средство. Обширная подборка литературы показывает,
что льняное завоевал значительные позиции в области питания наук ввиду ее ведущей
роли в качестве антиоксиданта агента. В обзоре обсуждаются наконец,
многочисленные преимущества для здоровья, льняного, как правило, сосредоточив
свою профилактическую роль в борьбе против сердечно-сосудистых заболеваний, рака,
диабета и улучшение пространственной памяти. Масштабное увеличение численности
населения с особым акцентом на развивающихся странах, существует стремление к
освоению альтернативных пищевые ресурсы, которые могут встретиться на
диетические и пищевые потребности будущих поколений. С уважением к своим
замечательным питательную ценность, рассмотрение вопроса позволяет
исследователей, работающих в области наук о питании для дальнейшего изучения
106
терапевтической ценности льняное функциональных компонентов и их диетических
приложений в различных продуктах питания и наличия в пищевых продуктах, а также в
человеческие клетки линии.
INTRODUCTION
Flaxseed (Linum usitatissimum) is an agronomic crop that produces small seeds which are further utilized
for the extraction of oil, meal and powder preparation. The seed is a healthy source of oil containing polyunsaturated fatty acids, digestible proteins, and lignans. Apart from being an affluent source of α-linolenic
acid (ALA) oil, flaxseed has a great potential to provide good quality protein, soluble dietary fibers and
considerable amount of healthy plant phenolics. Diverse utilization of flax dates back to more than 6000 BC
with respect to their specific nutritional components. Daily dietary consumption of these nutrients
possessing nutraceutical properties in the form of flaxseed supplemented diet may reduce chances of
cardiovascular disorders, breast, prostate and colon cancers development (Giada, 2010; Jhala and Hall,
2010).
Flax seed is rapidly gaining popularity as an emerging functional food for its potential bioactive
compounds i.e. -linolenic acid (ALA), fiber, and lignans secoisolariciresinol diglycoside (SDG) which shows to
be anti-carcinogenic, anti-oxidative and anti-estrogenic. A substantial transition from non food uses of
flaxseed to its utilization as a part of human diet due to its potential health benefits and chemo-protective
properties linked with omega-3s and lignan phytoestrogens that has been witnessed specifically in the
western societies (Singh et al., 2011).
Major nutritional components of flaxseed include ALA rich oil, protein, minerals and a greater proportion
of nonnutritional lignan-rich dietary fiber. On the dry weight basis, flaxseed contain 20% protein, 27% total
dietary fiber 41% oil, 4% ash and 8% moisture. Albeit, flaxseed proteins are not complete in nature but the
deficiency may be overcome effectively by enrichment with products containing amino acids that form
complete proteins (Madhusudhan, 2009). To deal such a constraint, flaxseed is substituted with dairy and
meat based products. Among the protein fractions, being the storage protein in flaxseed, globulin constitutes
up to 66% of its total protein contents (Chung et al., 2005).
Flaxseed nutritional profile predominantly exhibit significant health promoting properties with almost
everything that positively affect cholesterol levels resulting in a beneficial impact on cardiovascular disorders
and cancer risks. Polyunsaturated fatty acids including omega-3 and ALA, soluble dietary fiber, and lignans
having cardio-protective effects have been accepted as vital components of flaxseed making it unique in the
array of functional foods. Daily dietary consumption patterns of flaxseed in hypercholesterolemic patients
have been reported to lower down the total cholesterol to a significant extent (Dahl et al., 2005; Bassett et
al., 2009).
Higher protein and dietary fiber content of flaxseed add up its functional characteristics in flaxseed based
dietary patterns. Flax meals, after oil extraction contains 35.5% protein, 3.5% fat, 6% ash and 70% total
digestible nutrients (Lay and Dybing, 1989). Significant amount of protein, soluble fibers and lignan contents
represents nutritional prospects of flax seed meal and positively associated with health beneficial properties
including antioxidant, estrogenic and anti-estrogenic qualities (Hall et al., 2006).
Acid and alkaline soluble fractionation of flaxseed yields 66.5 g and 71.1 g per 100 g protein, 23.0 g and
21.5 g per 100 g carbohydrate, and 1.80 g and 2.10 g per 100 g fat. Mueller et al. (2010) has reported acid
soluble fraction of flaxseed carbohydrate and dietary fibers to contain 33.3 g and 32.3 g per 100 g protein,
55.6 g and 57.3 g per 100 g carbohydrate and 0.30 g and 0.60 g per 100 g fat.
Flax seed as a nutritional additive for the preparation of certain dietary items like baked products, ready to
eat cereals and fiber bars having good health impacts has been widely recognized in all parts of the world.
Supplementation of flax seed in a variety of foods have been well established as a mean to enhance the
nutritional profile of the food e.g. addition of flaxseed flour in corn tortillas increases total protein and fat
contents of the final product. Different flours are used in bread recipes to improve nutritional profiles of
finished product.
Wheat flour cannot be claimed as complete nutritional recipes due to deficiency of some essential
components like lysine and presence of some health intolerable elements that might cause allergies and
celiac diseases. Flours extracted from some other edible grains like oat, barley, flaxseed can provide an
ample quantity of good quality protein and dietary fiber and contribute effectively in the reduction of
chronic disorders like cardiovascular diseases, cancer and diabetes (Pourafshar et al., 2010). Enrichment of
107
corn tortilla with ground flaxseed at a concentration of 20% increases fat and protein percentage from 42.7120.0g and 91.0-129.3g per kg of the finished product, respectively (Rendon-Villalobos et al., 2009).
Similarly, organoleptically acceptable cookies can be prepared by supplementing 20% flax in foods as an
ingredient (Hussain et al., 2006).
Flaxseed is commercially processed for oil extraction, powder preparation and improvement of
physicochemical properties. Numerous processing techniques of flaxseed that operates during oil extraction
right from cleaning up to solvent extraction increase its protein, ash and soluble carbohydrate contents with
an increase of in vitro protein digestibility. Comparing egg protein with alkaline soluble protein fractions of
flaxseed, higher emulsification properties with higher contents of SDG have been observed (Mueller et al.,
2010).
Введение
Льна (Linum usitatissimum) Агрономическая урожай, который производит мелких
семян, которые в дальнейшем используются для добычи нефти, мука и порошок для
приготовления. Семя-это здоровый источник нефти, содержащие полиненасыщенные
жирные кислоты, легко усваиваемые белки, и лигнаны. Помимо того, что богатые
источник Альфа-линоленовая кислота (АЛК), масло, льняное имеет большой потенциал,
чтобы обеспечить хорошее качество белка, растворимые пищевые волокна и немалые,
здоровое растение фенолов. Разнообразные применения льна восходит к более чем
6000 г. до н.э. в отношении их конкретных питательных компонентов. Ежедневно
диетического потребления этих веществ, обладающих нутрицевтиков свойства в виде
льняного дополнены диета может уменьшить шансы от сердечно-сосудистые
заболевания, рак молочной железы, простаты и толстой кишки развития (Giada, 2010;
Jhala и зал, 2010).
Семена льна, стремительно набирает популярность в качестве новой
функциональной пищи для потенциальных биологически активных соединений, т.е.. линоленовая кислота (АЛК), волокна, лигнаны и secoisolariciresinol diglycoside (SDG),
которые, как показывает антиканцерогенные, антиокислительных и анти-эстрогенных.
Значительный переход от non food использует льняного его использование, как часть
рациона человека из-за его потенциальные выгоды для здоровья и химио-защитные
свойства, связанные с Омега-3 и lignan фитоэстрогены, что наблюдается, в частности, в
западных обществ (Singh et al., 2011 г.).
Основных питательных компонентов льняное включают Ала богатые масла, белки,
минералы и большая часть nonnutritional lignan-богатые клетчаткой. На основе сухого
веса, льняного семени содержится до 20% белка, 27% Итого пищевые волокна 41%
масла, 4% золы и влажности 8%. Хотя, льняное белки не полное в природе, но этот
недостаток может быть преодолен эффективно путем обогащения продуктов,
содержащих аминокислоты, которые образуют целые белки (Мадхусуджан, 2009). Дело
такое ограничение, льняное заменяется молочных и мясных продуктов. Среди
белковых фракций, будучи хранения белка в льняное, глобулинов и составляет 66% от
общего содержания белка (Chung et al., 2005).
Льняного пищевого профиля преимущественно значительную укреплению здоровья
свойства практически со всем, что положительно влияет на уровень холестерина в
результате благотворное влияние на сердечно-сосудистые заболевания и рак рисков.
Полиненасыщенных жирных кислот, в том числе Омега-3 и Ала, растворимые пищевые
волокна, и лигнаны, имеющих сердечно-защитные эффекты были приняты в качестве
жизненно важными компонентами льняного что делает его уникальным в массиве
функционального питания. Ежедневно диетического потребления в льняное пациентов
108
с повышенным уровнем холестерина, были зарегистрированы для снижения общего
холестерина в значительной степени (Dahl et al., 2005; Бассетт et al., 2009 г.).
Высоким содержанием белка и клетчатки содержание льняное добавить свои
функциональные характеристики в льняное на основе структуры питания. Лен блюда,
после добычи нефти содержится на 35,5% белка, 3,5% жирности, 6% золы и 70% всего
усваиваемые питательные вещества (лежать и Dybing, 1989). Значительное количество
белка, растворимые волокна и lignan содержание представляет собой питательную
перспективы льняного жмыха и положительно влияет на здоровье полезными
свойствами, в том числе антиоксидант, эстрогенные и анти-эстрогенных качеств (Hall et
al., 2006).
Кислотные и щелочные растворим фракционирования льняное доходность 66,5 г и
71.1 г на каждые 100 г белка, 23.0 g и 21,5 г на 100 г углеводов, и 1.80 g и 2.10 г на 100 г
жира. Мюллер et al. (2010) сообщило кислоты растворимых фракций льняного
углеводов и пищевых волокон содержат 33.3 g и 32,3 г на каждые 100 г белка, 55.6 g и
57,3 г на 100 г углеводов и 0,30 г и 0.60 г на 100 г жира.
Семена льна, в качестве пищевой добавки для приготовления определенных
диетических предметы, такие как хлебобулочные изделия, готовые к употреблению
зерновых и волоконно-бары, имеющих хорошее здоровье воздействие получило
широкое признание во всех регионах мира. Добавки из льняного семени в различных
пищевых продуктах, уже прочно утвердились в качестве средства для улучшения
пищевого профиля пищи, например. помимо льняного муки в кукурузные лепешки
увеличивает общее содержание жира и белка в конечном продукте. Различные мука
используется в рецепты хлеба, чтобы улучшить питание профилей готовой продукции.
Пшеничная мука не может быть заявлен как по питательности корма рецепты из-за
дефицита некоторые важные компоненты, как лизин и присутствие некоторых
медицинских недопустимых элементов, которые могут вызвать аллергию и целиакии.
Мука, извлеченные из некоторых других съедобных зерен, как овса, ячменя, льна
может обеспечить достаточное количество полноценных белков и клетчатки и
эффективного вклада в снижение хронических заболеваний, таких как сердечнососудистые заболевания, рак и диабет (Pourafshar et al., 2010). Обогащение кукурузная
лепешка с льняное землей в концентрации 20% увеличивает белка и жира в процентах
от 42.7-120.0g и 91.0-129.3g за кг готовой продукции, соответственно (Rendon-Villalobos
et al., 2009 г.). Аналогично, органолептическим методом приемлемым печенье можно
приготовить путем добавления 20% лен в пищевые продукты в качестве ингредиента
(Hussain et al., 2006).
Льняное семя-это промышленно переработанных для добычи нефти), порошок для
приготовления и улучшения физико-химических свойств. Многочисленные методы
обработки льна, который действует во время добыча нефти справа от уборки до двух
экстракции растворителем увеличить количество белков, ясень и растворимых
углеводов содержание с увеличением in vitro усвояемость белка. Сравнивая яичный
белок, щелочная растворимых фракций белков льняного семени, более высокие
эмульгирующие свойства с высоким содержанием SDG наблюдались (Мюллер et al.,
2010).
EXCELLING FEATURES OF FLAXSEED
Flaxseed fibers
Most specific ingredient of flaxseed that could exert positive effects on blood cholesterol level is its fiber
109
that has been tested by numerous studies both on animals and humans. Flaxseed contains 28g of dietary
fibers per 100g of seed, thirty three percent of it constitute soluble dietary fiber and associated with
enhanced insulin sensitivity, and significant blood cholesterol reduction that ultimately lower down the level
of cardiovascular risk factors (Pereira et al., 2004). Flaxseed being an increasingly used dietary supplement
possesses several human health benefits and its insoluble fibers hold a strong waterbinding capacity thus
providing bulk to the diet making it substantially beneficial for the treatment of constipation, irritable bowel
syndrome and diverticular disease.
Soluble fibers of flaxseed have shown to exert a positive effect in controlling hypoglycemic conditions,
reduction in constipation and serum cholesterol levels, colorectal cancer, breast cancer and prostate cancer
with significant reduction in cardiovascular diseases. Tarpila et al. (2005) reports flaxseed supplemented diet
to raise the serum enterolactone levels that lessens frequency of acute coronary heart diseases ultimately
reducing coronary deaths cases. Numerous findings reporting the consequences of flaxseed consumption on
the lipid profile of blood indicate a considerable improvement in human blood lipids profile in type 2
diabetes. Lignans reduce "bad" LDL-cholesterol (LDL-C) levels thus having a good impact on cardiovascular
health. Flaxseed fiber, mucilage gums and insoluble lignans, in addition to their natural laxative effects show
the great tendency to reduce blood glucose levels in response to normal dietary carbohydrate intake and
help out in reduction of certain menopausal symptoms.
Flaxseed phyto-oestrogens in the form of lignans have been extensively studied due to their potential
health benefits. Daily dietary supplementation of SDG derived from flaxseed extract for a period of 6 to 8
weeks significantly reduces total cholesterol and LDL cholesterol by 22.0% and 24.38%, respectively. Similarly
significant improvement in glycemic control but no predominant reduction in the level of fasting glucose as
well as development of insulin resistance was observed (Pan et al., 2007). Various flaxseed species have been
reported to contain SDG and its diastereoisomers up to a level of 2.59 and 0.5%, respectively (Eliasson et al.,
2003). A dietary supplementation of SDG higher dose i.e. 600 mg for a period of 6 to 8 weeks significantly
lowered fasting plasma glucose up to 25-56 and 24-96%, respectively (Zhang et al., 2008). Tendency to use
flaxseed hull as a potential source of SDG and carrying hepatoprotective properties has been on the peak in
the recent years. Pretreatment of flaxseed SDG given to rats potentially restores hepatic enzymes including
catalase by 37.70%, peroxidase by 108.22% and superoxide dismutase by 23.89% at a dietary SDG
supplementation of 150 μg/kg body weight (Rajesha et al., 2010).
Maternal intake of 25% flaxseed supplemented diets for a period of 21 days, significantly reduces milk
total cholesterol and increases 17 b-estradiol and leptin. During the normal period of lactation, maternal
dietary effects of flaxseed were assessed on the body mass composition and the milk profile of the mother.
Further feeding of offspring at this milk for a period of 21days, reduces overall body mass including body and
visceral fat masses (Troina et al., 2010).
ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЬНЯНОЕ
Льняного волокна
Наиболее конкретный компонент из льняного семени, что может оказать позитивное
влияние на уровень холестерина в крови-это клетчатка, которая была протестирована
на многочисленные исследования, как на животных, так и людей. Льняное семя
содержит 28 г пищевых волокон 100г. семя, тридцати трех процентов составляют
растворимых пищевых волокон и связанных с повышенной чувствительность к
инсулину, и значительному снижению уровня холестерина в крови, что, в конечном
счете, снизить уровень сердечно-сосудистых факторов риска (Pereira et al., 2004).
Льняное будучи все чаще используется пищевая добавка обладает несколькими
полезными для здоровья человека и его нерастворимые волокна занимают сильные
waterbinding потенциала, таким образом, предоставление массового диете, что делает
его существенно полезными для лечения запоры, синдром раздраженного кишечника и
дивертикулярной болезнью.
Растворимые волокна льняного показали, оказывают положительный эффект при
борьбе с гипогликемических условий, снижение запор и холестерина в сыворотке
110
крови, колоректального рака, рака молочной железы и рака предстательной железы, со
значительным снижением сердечно-сосудистых заболеваний. Tarpila et al. (2005 г.)
сообщает, льняное дополнить диету, чтобы поднять сыворотке enterolactone уровня,
что снижает частоту развития острых коронарных заболеваний сердца, в конечном
счете, снижение коронарного случаев смертей. Многочисленные находки отчетности
последствия льняное потребления на липидный профиль крови указывают на
значительное улучшение человеческого профиль липидов в крови при СД 2 типа.
Лигнаны снижению уровня "плохого" LDL-холестерина (LDL-C) уровнях, таким образом,
имеет положительное влияние на сердечно-сосудистую систему. Льняное волокно,
слизь десен и нерастворимые лигнаны, в дополнение к их естественным слабительным
действием показывают большую тенденцию к снижению уровня глюкозы в крови в
ответ на обычные пищевые потребление углеводов и помочь в снижении некоторых
симптомов менопаузы.
Льняное фито-эстрогены в виде лигнаны были самым тщательным образом изучены
из-за их потенциальной пользы для здоровья. Ежедневные добавки СДГ, полученных из
льняного семени экстракта в течение периода от 6 до 8 недель значительно снижает
уровень общего холестерина и холестерина ЛПНП на 22,0% и 24.38%, соответственно.
Аналогичным образом, значительное улучшение гликемического контроля, но не
преобладает снижение уровня глюкозы крови натощак, как также развитие
резистентности к инсулину наблюдалось (Pan et al., 2007). Различные льняное видов,
как сообщается, содержит SDG и его диастереомеров до уровня 2.59 и 0,5%,
соответственно (Элиассон et al., 2003). Диетическая добавка СДГ большей дозы, т.е.. 600
мг в течение периода от 6 до 8 недель значительно снижен уровень глюкозы в плазме
крови натощак до 25-56 и 24-96%, соответственно (Zhang et al., 2008). Тенденция
использовать льняное корпуса в качестве потенциального источника SDG и балансовой
гепатопротекторными свойствами была на пике в последние годы. Предварительная
обработка льна SDG дано крыс потенциально восстанавливает печеночные ферменты, в
том числе каталазы 37.70%, пероксидазы 108.22% и супероксиддисмутазы по 23.89% в
диетическом SDG добавок 150 мкг/кг массы тела (Rajesha et al., 2010).
Потребление матерью 25% льняное дополнены диеты сроком на 21 день,
значительно молоко снижает уровень общего холестерина и повышает 17-b-эстрадиола
и лептина. При нормальной период лактации, материнской диетическое эффекты
льняного были оценены на массы тела состава и молоко профиль матери. В
дальнейшем кормление потомства в это молоко сроком на 21 день, уменьшает общей
массы тела, включая кузов и висцеральной жировой массы (Troina et al., 2010).
Flaxseed oil
Unsaturated and poly unsaturated oils are preferred over animal fats due to their potential health benefits.
Beside conventional plant sources, flaxseed is thought to be containing an ample quantity of oil with higher
percentage of poly unsaturated fatty acids (PUFA).
Human body, under ideal conditions needs a balanced proportion of some healthy essential fatty acids i.e.
omega-3 and omega-6 but in actual scenario, modern western diets are deficient in these essential fatty
acids.
This state of affairs might be controlled by flaxseed that can supply ample quantity of essential fatty acid
omega-3. It has been reported that higher omega-6 intake have a tendency of clotting blood platelets
forming the basis of thrombosis eventually leading to atherosclerosis (Madhusudhan, 2009).
Oil seeds provide a healthy oil profile that may have potential as a source of specialty oils on the ground of
their immense health properties. Oils rich in unsaturated and poly unsaturated fatty acids and tocopherol
111
are preferred to be added in infant’s formulas and different food products to gain maximum nutraceutical
and health related properties (Moyad, 2005; Bozan and Temelli, 2008). Special diets can be formulated using
flaxseed oil to meet the standard health requirements. Such kind of supplemented products can be
effectively used by the community with special dietary requirements (Rendon-Villalobos et al., 2009).
Previous studies indicate that flaxseed hull oil extraction with different solvents and extraction technique
can yield 9 to 28% oil with a variant profile of neutral lipids, phospholipids, acidic lipids and free fatty acids
i.e. 92.5%, 3.1%, 2.4% and 2.1%, respectively. Oils with highest antioxidant capacity were extracted by
supercritical CO2 yielding the hull with maximum SDG level i.e. 53 mg/g (Oomah and Sitter, 2009). Beside
SDG, flaxseed oil contains many phenolic compounds like ferulic acid, coumaric acid, diphyllin, vanillin
pinoresinol and p-hydroxybenzoic acid (Herchi et al., 2011). Almost 57% of total flaxseed fat is consist of
omega-3 poly unsaturated fats that if included in dietary habits can increase blood clotting time and
subsequently reduce blood pressure and cardiac stroke risks. Lignan glycosides of flaxseed oil vary during
storage period at different storage temperatures, as well as light and dark periods.
SDG quantified from flaxseed lipids by a reliable and sensitive HPLC method revealed preserving effect of
flaxseed oil from oxidative deterioration during lower storage temperatures and dark periods (Bravi et al.,
2011).
Dietary fatty acid, ALA has been reported to reduce cardiovascular risks on dietary supplementation
(Harper et al., 2006). Flaxseed oil contains 58.3% γ-linolenic acid among major fatty acids. Being a rich source
of γ-tocopherol, 100g of flaxseed oil contains 79.4 mg of γ-tocopherol. Flax seed oil has shown to
comparatively less oxidative stability as compared with safflower and poppy seed oil i.e. 1.57h, 2.87h and
5.56h, respectively at 110ºC (Bozan and Temelli, 2008).
Льняное масло
Ненасыщенные и полиненасыщенные масла являются более предпочтительным, чем
жиры животного происхождения из-за их потенциальной пользы для здоровья. Кроме
обычных растительных источников, льняное считается, содержащих большое
количество нефти с более высоким процентом полиненасыщенные жирные кислоты
(ПНЖК).
Человеческое тело, при идеальных условиях, нуждается в сбалансированной
пропорции некоторых здоровых незаменимых жирных кислот т.е.. Омега-3 и Омега-6,
но в настоящем случае современного Западного диетах не хватает в этих незаменимых
жирных кислот.
Такое положение дел может управляться льняное, которые могут обеспечить
достаточное количество незаменимых жирных кислот Омега-3. Сообщалось, что выше
Омега-6 потребления есть тенденция свертывания крови тромбоцитов, лежащих в
основе тромбоза в конечном итоге, приводят к атеросклерозу (Мадхусуджан, 2009).
Масло семян обеспечить здоровое нефтяного профиля, которые могут иметь потенциал
в качестве источника специальности масел на землю свои огромные здоровья свойства.
Масла, богатые ненасыщенные и полиненасыщенные жирные кислоты и токоферола
предпочитают быть добавлены в младенца формул и другой пищевой продукции,
чтобы получить максимальную косметологии и здоровья, связанным свойства (Moyad,
2005; Bozan и Temelli, 2008). Специальные диеты может быть сформулирована на
основе льняного масла соответствуют стандарту-санитарных требований. Такого рода
дополнениями продукты могут быть эффективно использовано сообщества
специальные требования к питанию (Rendon-Villalobos et al., 2009 г.).
Предыдущие исследования показывают, что льняное корпуса добыча нефти с
различными растворителями и технологии экстракции может доходность 9 до 28%
нефти с вариантом профиля нейтральных липидов, фосфолипидов, кислой липидов и
свободных жирных кислот т.е.. На 92,5%, 3.1%, 2,4% и 2,1%, соответственно. Масла с
высоким антиоксидантным потенциалом, были извлечены сверхкритического СО2
112
уступая корпуса с максимальной SDG уровне, то есть. 53 мг/г (Oomah и няня, 2009).
Рядом SDG, льняное масло содержит много фенольных соединений, как феруловая
кислота, кумариновая кислота, diphyllin, ванилин pinoresinol и p-гидроксибензойной
кислоты (Herchi et al., 2011 г.). Почти 57% от общего льняное жира состоят из Омега-3
полиненасыщенные жиры, которые в случае включения в пищевые привычки могут
увеличение времени свертывания крови и впоследствии снизить артериальное
давление и частоту сердечных сокращений риска инсульта. Lignan гликозиды льняное
масло варьируются в течение периода хранения в различных температурах хранения, а
также периодов света и темноты.
SDG количественно от льняное липидов надежный и чувствительный метод ВЭЖХ
показал, сохраняя эффект льняное масло от окислительной порчи во время низких
температур хранения и темных периодов (Bravi et al., 2011 г.).
Диетическое жирные кислоты, аля была сообщил снизить риск сердечно-сосудистых
заболеваний на диетических добавок (Harper et al., 2006). Льняное масло содержит
58.3% гамма-линоленовая кислота среди основных жирных кислот. Являясь богатым
источником гамма-токоферола, 100 г льняное масло содержит до 79,4 мг гамматокоферол. Льняное масло показало сравнительно менее окислительная стабильность
по сравнению с сафлоровое и маковое масло т.е.. 1.57h, 2.87h и 5.56h, соответственно
на 110 ºC (Bozan и Temelli, 2008).
Health significance of flaxseed
In addition to soybeans, oats, psyllium, garlic, tea, fish, grapes and nuts, flaxseed is proven to be the
functional food that not only justify the nutritional requirements but also impart its characteristic role in
preventing various diseases. Omega-3 fatty acids contents of flax seed oil anticipates numerous health
promising properties including reduction in the incidence of aberrant crypt foci (ACF) which is a precursor
lesion in developing colon. In rat model, glutathione-s-transferase (GST) activities that have been found to
increase on feeding 14% flaxseed oil and 20% flaxseed meal as compared to controlled rats and those fed
with soybean oil diets (Williams et al., 2007).
Serum Lipid Profile Improvement Flaxseed and products derived thereof, improve the lipids pool of blood
by reducing total and LDL cholesterol e.g. SDG isolates of flaxseed have been characteristically represented to
reduce atherosclerosis development in rabbits demonstrating it to be a very effective antioxidant with serum
lipids lowering ability. This has also been found to suppress hypercholesterolemia atherosclerosis
development. A regular diet supplemented with flaxseed isolated SDG at a rate of 20mg/kg body weight/day
reduces atherosclerosis lesions development from 84 to 24% (Prasad, 2008). Regular dietary consumption of
flaxseed SDG significantly decreases LDL-C levels thus maintaining lower level of bad cholesterol as compared
to high density lipoprotein cholesterol. Oral administration of 100mg flaxseed SDG for a period of 12 weeks
can decrease blood cholesterol level and hepatic disorders induced by hypercholesterolemia in humans
(Fukumitsu et al., 2010).
Other studies suggested a regular intake of 25% flaxseed supplemented diet for a period of 180 days to
attain significant reduction in serum LDL and triacylglycerols.
Similarly a dietary intake of 10% flaxseed for a period of 30 days has indicated a substantial reduction in
blood cholesterol level of rat models (Abdel-Rahman et al., 2010).
Synthesis of bile acids greater than normal level is associated with the consumption of flaxseed and its oil.
A comparative study conducted to evaluate the effect of flaxseed and its derived oil on in the Golden Syrian
Hamsters after ovariectomy, increased bile acid synthesis with subsequent reduction in blood cholesterol
(Lucas et al., 2011).
Здоровья значимость льняное
Кроме сои, овса, подорожника, чеснок, чай, рыба, виноград и орехи, льняное
оказался функциональных продуктов питания, которые не только обосновать
потребности в питании, но и распространять свою характерную роль в профилактике
113
различных заболеваний. Омега-3 жирные кислоты, содержание льняное масло
предполагает многочисленные оздоровительные свойства перспективных, в том числе
снижение частоты аберрантных склеп очагов (АКФ), который является предвестником
поражения в развивающихся толстой кишки. В крысиной модели, глутатион-sтрансферазы (GST) мероприятий было обнаружено увеличение на кормление 14%
льняного масла и 20% льняного шрота по сравнению с контролируемой крыс,
питающихся с соевое масло диеты (Williams et al., 2007).
Улучшение липидного спектра льна и продуктов, полученных их, улучшить липидов
луже крови за счет снижения общего холестерина и ЛПНП например. SDG изолятов
льняное было характерно представлены снизить развития атеросклероза у кроликов,
демонстрируя, что это очень эффективный антиоксидант с липидов сыворотки крови
снижение способности. Это также было установлено, подавить гиперхолестеринемия,
атеросклероз развития. Регулярной диете с льняное изолированные SDG в размере 20
мг/кг массы тела/сут снижает атеросклероза развития поражений от 84 до 24% (Прасад,
2008). Регулярные диетическое потребление льняного SDG значительно снижает
уровень LDL-C уровнях и таким образом поддерживать более низкий уровень " плохого
" холестерина по сравнению холестерина липопротеинов высокой плотности.
Пероральный прием 100 мг льняное SDG в течение 12 недель может снизить уровень
холестерина в крови, заболевания печени, индуцированных гиперхолестеринемии у
людей (Fukumitsu et al., 2010).
Другие исследования показали, регулярным приемом 25% льняное дополнить диету в
течение периода в 180 дней, чтобы достичь значительного снижения в сыворотке крови
ЛПНП и триглицеридов.
Аналогично рацион 10% льняное сроком на 30 дней, продемонстрировало
значительное снижение уровня холестерина в крови крыс моделей (Abdel-Rahman et al.,
2010).
Синтез желчных кислот больше, чем нормальный уровень связан с потреблением
льняное семя и масло. Сравнительное исследование, проведенное с целью оценки
влияния льняное и его производные нефти в золотой сирийских хомячков после
ovariectomy, повышенный синтез желчных кислот с последующим понижением уровня
холестерина в крови (Lucas et al., 2011 г.).
Cardiovascular Protection
Among the wide range of functional foods, flaxseed stands out as a potential candidate containing
therapeutic value for cardiovascular risk reduction. Major constituents of the flaxseed i.e. α-linolenic acid,
soluble fibers and lignans have been shown to be promising for atherosclerotic cardiovascular diseases
prevention. Beside cardiovascular diseases, various components of flaxseed possess antioxidant, antiinflammatory, anti-carcinogenic, hypoglycemic, anti-platelet properties (Bloedon and Szapary, 2004;
Verghese et al., 2011).
An emerging class of phytoestrogens i.e. ALA and dietary lignans have been reported by Mandasescu et al.
(2005) to be excessively available in flaxseed and believed to carry lipid-lowering and antioxidant properties
that positively alter cardiovascular risk. Being a good source of ALA, flaxseed increases its levels in serum if
consumed with regular diet. In another study by Bloedon et al. (2008) on flaxseed demonstrated modest low
density lipoprotein cholesterol (LDL-C) reducing effect on lipoproteins and improved insulin sensitivity in
hyperlipidemic adults. The study conferred a reduction in LDL-C by ~14% levels after continuous
consumption for a period of 5weeks as compared to wheat. The aforementioned findings are well supported
by the work of Dodin et al. (2005) that ingestion of yellow flaxseed powder ~ 40g reduces blood serum HDL
cholesterol levels of menopausal women to a significant extent.
Eicosanoides derived from omega-3-fatty acids, present in flaxseed primarily improves heart function by
114
reducing blood cholesterol. A proportionate effect on blood cholesterol concentration and low-density
lipoprotein fraction has been linked with higher concentrations of flaxseeds in the diets indicating greater
reduction in LDL protein, serum and liver cholesterol (Gambus et al., 2004; Cintra et al., 2006). Various
studies report significant beneficial effect of flaxseed on the heart function suggesting a daily consumption
of 40g of whole yellow omega flaxseed ground into powder and supplemented in baked products modulates
several CVD risk markers (Dodin et al., 2005; Mandasescu et al., 2005; Bloedon et al., 2008).
Сосудистых Защиты
Среди широкого спектра функциональных продуктов, льняное выделяется в качестве
потенциального кандидата, содержащих терапевтическое значение для снижения
риска сердечно-сосудистых заболеваний. Основными составляющими льняного т.е..
Альфа-линоленовая кислота, растворимые волокна и лигнаны было показано, что
перспективным для атеросклеротических профилактики сердечно-сосудистых
заболеваний. Кроме сердечно-сосудистых заболеваний, различных компонентов или
льняное обладают антиоксидантными, противовоспалительными, антиканцерогенные,
гипогликемических, анти-свойства тромбоцитов (Bloedon и Szapary, 2004; Verghese et al.,
2011 г.).
Развивающийся класс фитоэстрогены, т.е. Ала и диетическое лигнаны, сообщили
Mandasescu et al. (2005) чрезмерно доступны в льняное и, как считается, несут
гиполипидемической и антиоксидантными свойствами, которые положительно
изменить риска сердечно-сосудистых заболеваний. Являясь хорошим источником Ала,
льняное повышает его уровень в сыворотке крови при употреблении обычной диете. В
другом исследовании Bloedon et al. (2008 г.), льняное семя, продемонстрировали
скромный уровень холестерина липопротеинов низкой плотности (LDL-C) снижение
эффекта на липопротеидов и повышение чувствительности к инсулину в hyperlipidemic
взрослых. Исследование присваивается степень снижения уровня ХС-ЛПНП примерно
на 14% уровнях после непрерывного потребления в течение периода или 5weeks по
сравнению с пшеницей. Вышеупомянутых выводов хорошо поддерживается работа
Додин et al. (2005) , попадании внутрь или желтый порошок льняного семени ~ 40г
снижает сыворотке крови ХС ЛПВП, женщины в период менопаузы, в значительной
степени.
Eicosanoides производный от класса Омега-3-жирных кислот, присутствующих в
льняное, в первую очередь, улучшает работу сердца путем снижения уровня
холестерина в крови. Пропорциональное влияние на крови концентрацию холестерина
и липопротеинов низкой плотности доля была связана с повышением концентрации
или он в диеты с указанием большее снижение ЛПНП белка, сыворотки и холестерина в
печени (Gambus et al., 2004; Cintra et al., 2006). Различные исследования показывают
значительный положительный эффект или льняное на сердечную функцию, предлагая
ежедневного потребления или 40г целых желтый omega льняное смолотый в порошок и
дополнениями в хлебобулочных изделий модулирует несколько маркеров риска
развития ССЗ (Додин et al., 2005; Mandasescu et al., 2005; Bloedon et al., 2008).
Free radical scavenging
Some highly reactive compounds commonly recognized as reactive oxygen species (ROS) that generate
due to exposure of endothelial cells to some radioactive sources and lead to certain degenerative disorders
(Szotowski et al., 2007). Formation of free radicals in diabetic patients has been represented by Maritim et al.
(2003) as a process of oxidation and non-enzymatic glycation of glucose and proteins followed by its
degradation. Some more precise studies have reported lungs damages probably linked with free radicals
(Kinniry et al., 2006; Lee et al., 2008).
Studies on dietary flaxseed have confirmed its role as a potential radio protector against radiation induced
115
injuries during x-ray radiation therapy for oncological treatments (Lee et al., 2009). Being a rich source of
natural antioxidants, dietary supplementation of flaxseed has been gaining popularity. Flax lignans possess
antioxidant properties; specifically SDG isolated from flaxseed has shown direct hydroxyl radical scavenging
properties to inhibit lipid peroxidation in some in vitro studies.
Бесплатный антирадикальное
Некоторые высоко реакционноспособных соединений, широко признаны в качестве
активных форм кислорода (АФК), которые генерируют из-за воздействия или
эндотелиальные клетки некоторых радиоактивных источников и привести к
определенным дегенеративные заболевания (Szotowski et al., 2007). Образование
свободных радикалов в диабетических пациентов был представлен Maritim et al. (2003)
как процесс окисления и неферментативные гликирования глюкозы и белков с
последующим его деградации. Более подробные исследования показали, повреждения
легких, возможно, связано со свободными радикалами (Kinniry et al., 2006; Lee et al.,
2008).
Исследования пищевого льняного подтвердили свою роль в качестве потенциального
радио защиты от индуцированных радиацией повреждений во время рентгеновского
излучения терапии для лечения онкологических (Lee et al., 2009 г.). Являясь богатым
источником природных антиоксидантов, пищевых добавок или льняное набирает
популярность. Лен лигнаны обладают антиоксидантными свойствами; в частности SDG
изолированы от льняное показал, непосредственно радикал гидроксила очистки
свойства ингибировать перекисное окисление липидов в некоторые исследования in
vitro.
Cancer preventive and curative potential
A new genomic technology namely nutritional modulation of carcinogenic pathways has been under
investigation in the form of functional foods with specific nutrients having therapeutic values as preventive
and curative strategy for the treatment of some complicated health disorders. Tendency to cure the maladies
like gastric ulcers, cardiovascular disorders, prostate and colorectal carcinoma by utilization of functional
foods is increasing day by day. Smoking, alcoholism, lack of physical activity, imbalanced dietary intake and
poor nutrition has been associated to the onset of such health issues. Seeds of edible crops are often used in
the normal dietary patterns of Asian and African communities, while their role as functional food ingredients
and a preventive as well as curative strategy for cancer have been frequently discussed by researchers.
Investigations into the flaxseed for cancer prevention owing to its s bioactive metabolic components have
been made and have proven to be beneficial (Bergman et al., 2007). A broad study have been reported by
Power and Thompson (2011) critically focusing reduction in the process of cancer progression in relation to
the consumption of flaxseed and its antioxidant, estrogenic, and antiestrogenic effects that influence the
prostate cellular proliferation.
Phytoestrogens are biologically active estrogenic compounds found in flaxseed that influence protein
synthesis, cell proliferation, hormone metabolism, angiogenesis and intracellular enzymes (Branca and
Lorenzetti, 2005). Mammalian metabolites of flaxseed lignans i.e. enterodiol and enterolactone can serve as
a protective approach to cope with pre-cancer cellular alterations. Like phytoestrogens, flaxseed lignans
metabolize estrogens and are supposed to serve in prostate and breast cancer prevention strategies as an
adjuvant in hormone replacement therapy (Thompson et al., 2005; Knust et al., 2006; Adolphe et al., 2010).
Acid hydrolysis followed by alcoholic extraction in the form of hexane and ethyl acetate mixture is the most
suitable strategy for the extraction of flaxseed lignans active components i.e. secoisolariciresinol (97%
purity) and anhydro secoisolariciresinol (98% purity). Anhydro secoisolariciresinol act as cancer modulator
and its extraction from flaxseed lignans is comparatively more efficient than secoisolariciresinol. Modulation
concentration of flaxseed secoisolariciresinol for breast cancer cells development has been reported as 50100 μM by Lehraiki et al. (2010). Diets formulated by fat restriction and flaxseed supplementation, if
included in regular dietary plan can affect the prostate cell biology.
Omega-6 and omega-3 fatty acids sources i.e. fats with natural or enriched higher concentration from corn
116
oil and flaxseed oil, respectively, play a significant role in inhibiting development of chemically induced
tumors in laboratory animals thus reducing chances of colon cancer initiation (Bhatia et al., 2011). At a lower
levels of oestradiol, reducing effect on the growth of oestrogen receptors and breast cancer cells of human
have been demonstrated by n-3 fatty acid rich fractions of flaxseed cotyledon. Flaxseed cotyledons based
diet feed to tumor induced mice (82g/kg) for a period of 8 weeks significantly lowers the cell proliferation
process and reduces tumor growth area (Chen et al., 2011). Dietary combination of flaxseed oil (8%) with
primary anticancer drugs can significantly reduce breast tumor development ~89% as compare to primary
drug treatment alone for a period of 4 weeks (Mason et al., 2010).
Рак профилактический и лечебный потенциал
Новый геномных технологий, а именно питания модуляции канцерогенных пути был
под следствием в виде функциональных продуктов питания с специфические
питательные вещества, имеющие терапевтические ценности, как профилактические,
так и лечебные стратегии для лечения некоторых тяжелых заболеваний. Тенденция,
чтобы вылечить болезни, как язва желудка, сердечно-сосудистые заболевания, рак
предстательной железы и колоректального рака путем использования функциональных
продуктов питания растет день ото дня. Курение, алкоголизм, отсутствие физической
активности, несбалансированного рациона питания и плохого питания был связан с
возникновением таких проблем в области здравоохранения. Семена съедобных культур
часто используются в обычном рационе азиатских и африканских общинах, в то время
как их роль в качестве функциональных пищевых ингредиентов и как
профилактическое, так и лечебной стратегии для рака часто обсуждается
исследователями. В ходе расследования льняное по профилактике рака благодаря
своей s биологически активных компонентов метаболического были сделаны и
оказались выгодными (Бергман et al., 2007). Широкое исследование, сообщили власти
и Томпсон (2011 г.) критически фокусировки снижение в процессе прогрессирования
рака в отношении потребления льняное и его антиоксидантная, эстрогенное, и
антиэстрогенным эффекты предстательной железы, которые влияют на клеточную
пролиферацию.
Фитоэстрогены являются биологически активных эстрогенные вещества, которые
находятся в льняное, которые влияют на синтез белков, пролиферации клеток,
метаболизма гормонов, ангиогенез и внутриклеточных ферментов (Бранка и
Лоренцетти, 2005). Млекопитающих метаболитов льняного лигнаны т.е.. enterodiol и
enterolactone может служить защитным подход, чтобы справиться с pre-клеточного рака
изменений. Как фитоэстрогены, льняное лигнаны метаболизма эстрогенов и призваны
служить в простаты и рака груди стратегий профилактики в качестве адъювантной
гормональной заместительной терапии (Thompson et al., 2005; Knust et al., 2006; Адольф
et al., 2010). Кислотного гидролиза с последующим алкогольные добычи в виде гексана
и смеси этилацетата является наиболее подходящей стратегии для извлечения льняное
лигнаны активные компоненты, т.е. secoisolariciresinol (97% чистоты) и anhydro
secoisolariciresinol (98% чистоты). Ангидро secoisolariciresinol действовать как рак
модулятор и ее извлечение из льняного семени лигнаны сравнительно более
эффективным, чем secoisolariciresinol. Модуляция концентрации льняное
secoisolariciresinol для клеток рака молочной железы развития как сообщалось 50-100
мкм Lehraiki et al. (2010). Диеты, сформулированное ограничением жиров и льняное
добавки, если они включены в регулярные диетического плана может повлиять на
предстательной клеточной биологии.
Омега-6 и омега-3 жирных кислот источников т.е.. жиры натуральные или
117
обогащенного более высокой концентрации от кукурузное масло и льняное масло,
соответственно, играют важную роль в подавлении развития химически
индуцированных опухолей у лабораторных животных, уменьшая таким образом шансы
на рак толстой кишки инициации (Bhatia et al., 2011 г.). На нижние уровни эстрадиола,
уменьшая влияние на рост эстрогенных рецепторов клеток рака молочной железы
человека были продемонстрированы на n-3 жирных кислот богатых фракций льняное
cotyledon. Льняное семядоли на основе диетические корма для индуцированных
опухолей мышей (82g/кг) в течение 8 недель значительно снижает пролиферацию
клеток процесс и снижает рост опухоли области (Chen, Chen et al., 2011 г.). Диетическое
сочетание льняное масло (8%) с начальной противораковые препараты могут
значительно уменьшить опухоль груди развития ~89% по сравнению с первичной
лекарственной только в лечении, в течение 4 недель (Mason et al., 2010).
Hypoglycemic effects of flaxseed
Global health surveys estimates devastating effects of diabetes in the next few decades afflicting a great
size of World population. Looking forward to cope such malignancies, long term strategies can be built by
reediting the daily dietary plans. Flaxseed flour supplementation in the diet has been suggested as a
preventive measure against diabetes and associated other complications (Maritim et al., 2003; Ugochukwu
et al., 2003). Diets supplemented with flaxseeds have shown to exert an improved liver and kidney
antioxidant enzymes activities of diabetic animals. Diabetes is more or less associated with the higher levels
of plasma and kidney malonaldialdehyde (MDA) in addition to the reduction of the antioxidant enzymes
pool.
Significant reduction in MDA levels with tubular dilation and glomerular hypertrophy of histological
section of rat’s kidney has been proposed by Makni et al., (2010) suggesting dietary intake of flaxseed based
diet for 10 weeks very helpful for the prevention of diabetes and its complications. Diabetic complications in
the form of oxidative stress and macrosomia can be observed in fetus of diabetic mothers. Dietary
supplementation of fatty acids as proposed by modern research could be help full to counter such
complications in mother’s womb by her improved dietary patterns. Flaxseed fats being rich in ω3-and ω6polyunsaturated fatty acids in the flaxseed based diets of diabetic mothers are reported to be a remedy of
diabetic complications in mothers as well as her offspring by decreasing MDA levels and increasing liver
enzyme concentration (Makni et al., 2011).
In addition to C-peptide, insulin growth factors (IGF) and binding proteins (IGF-BP) in the form of IGF-1 and
IGFBP3 are recognized as insulin growth marker. The growth markers production as well as circulation is
however affected by non-healthy dietary patterns. Flaxseed supplementation in the regular diets of
postmenopausal women demonstrates no negative effect on the circulation of insulin markers in serum
(Sturgeon et al., 2011).
Гипогликемическое действие льняного
Глобальное медико-санитарных обследований оценок разрушительные последствия
диабета, в ближайшие несколько десятилетий, поразившую большой объем мирового
населения. Глядя вперед, чтобы справиться такие злокачественные новообразования,
долгосрочные стратегии могут быть построены reediting ежедневные пищевые планы.
Льняное семя, мука дополнительное Введение в рацион был предложен в качестве
превентивной меры против диабета и связанных с ними других осложнений (Maritim et
al., 2003; Ugochukwu et al., 2003). Диеты дополнена он показал оказывать улучшение
функции печени и почек, активность антиоксидантных ферментов диабетических
животных. Диабет-это более или менее ассоциированные с высшими уровнями плазмы
и почечный malonaldialdehyde (MDA) в дополнение к сокращению антиоксидантных
ферментов бассейн.
Значительное снижение MDA уровня с трубчатым расширение и клубочковой
гипертрофия-гистологическое отделение крысы, почек предложил Makni et al., (2010 г.),
118
что рацион льняное основе диета в течение 10 недель очень полезно для профилактики
сахарного диабета и его осложнений. Диабетические осложнения в виде
окислительного стресса и макросомия можно наблюдать у плода
диабетической матерей. Пищевые добавки жирных кислот, как предлагают нам
современные исследования могут помочь полная борьбы с такими осложнениями в
утробе матери на ее улучшение структуры питания. Льняное жиры, богатые ω3-и ω6полиненасыщенных жирных кислот льняное на основе диабетической диеты матери
сообщили средством диабетических осложнений у матери, а также ее потомство путем
уменьшения MDA уровнях и повышение концентрации печеночных ферментов (Makni
et al., 2011 г.).
В дополнение к C-пептида и инсулина факторы роста (ИФР) и связывающих белков
(IGF-ВР) в виде IGF-1 и IGFBP3 признаются инсулина роста маркер. Рост маркеры
производства, а также обращения, однако, влияет курение здорового рациона питания.
Льняное добавок в регулярный рацион питания женщин в постменопаузе, не
демонстрирует негативное влияние на циркуляцию инсулина маркеров в сыворотке
крови (осетр et al., 2011 г.).
Improvement of spatial memory
Loss in spatial memory is very much associated with accumulation of lipid peroxide in the hippocampus.
Higher levels of flaxseed nutritional as well as nonnutritional components like antioxidants in the form N-3
fatty acids most often referred as ω-3 fatty acids i.e. ALA, docosahexaenoic acid (DHA) and dietary fibers i.e.
lignans, in addition to reduction of body mass reduces levels of lipid peroxide in the hippocampus. Studies on
flax feed dam suggest that improvement in hippocampus ALA and DHA concentration results in reduction of
spatial memory inhibitors thus increases learning ability of flaxseed feed dams (Fernandes et al., 2011).
Улучшение пространственной памяти
Потери пространственной памяти очень многое связано с накоплением перекиси
липидов в гиппокампе. Более высокие уровни льняное питания, а также nonnutritional
компоненты, такие как антиоксиданты в виде N-3 жирных кислот наиболее часто
упоминается как Омега-3-жирных кислот, т.е.. Ала, докозагексаеновая кислота (DHA) и
пищевых волокон), т.е. лигнаны, помимо снижения массы тела, снижает уровень
липидов перекиси в гиппокампе. Исследования по льна RSS плотины позволяют
предположить, что повышение в гиппокампе Ала и DHA концентрации приводит к
снижению пространственной памяти ингибиторов таким образом, повышает
способность к обучению льняного RSS плотин (Фернандес et al., 2011 г.).
Consumer acceptance of flaxseed and its consumption patterns
As a functional food, flaxseed is supplemented in different food preparations to enhance their food value
with the help of its bioactive compounds like dietary fibers and n-3 fatty acids. Sensory acceptability of such
nutritious and healthy foods is very much associated with the functional components of these diets. Higher
amounts of flaxseed flour supplementation in bakery products beside their potential health benefits in the
form of its functional components like α-Linolenic acid, lignan and antioxidants might affect organoleptic
properties (Aliani et al., 2011). Acceptance of flaxseed as a dietary functional food ingredient in cakes
assessed at structured nine point hedonic scale revealed consumer acceptance up to 30% supplementation
level (Moraes et al., 2010).
Flaxseed breads beside their higher contents of mono and polyunsaturated fatty acids are well accepted
on the ground of color, texture and firmness (Calderelli et al., 2010). Flaxseed fatty acids are less heat stable
and results in production of some oxidized products and contaminants like acrylamide and hydroxymethyl
furfural.
Corn starch with higher amylase contents can be used to form complexes with flaxseed oil particles that
significantly reduce lipid oxidation and prevent formation of acrylamide and hydroxymethyl furfural during
flaxseed supplemented bread baking (Gokmen et al., 2011).
119
Sensory acceptance scores for appearance, flavor, tenderness, juiciness and overall acceptability of
flaxseed flour supplemented beef patties decreases by increasing its supplementation level. Organoleptically
acceptable and nutritionally improved beef patties have been primed by Bilek and Turhan (2009) suggesting
supplementation levels of flaxseed flour ~ 6%. Flaxseed flour added to wheat flour as a fortifying strategy
needs to be investigated to earn utmost beneficial outcomes.
However, the nutritional and pecuniary aspects of such fortification should be evaluated for their possible
effects on sensorial and functional characteristics of the finished food products in addition to the
bioavailability of the essential food components (Akhtar et al., 2010).
Принятие потребителями льняное и его структуры потребления
В качестве функциональных пищевых продуктов, льняное дополняется в разные
пищевые продукты для повышения их пищевой ценности с помощью биологически
активных соединений типа пищевых волокон и n-3 жирных кислот. Сенсорные
приемлемости таких питательной и здоровой пищи, очень многое связано с
функциональными компонентами этих диет. Большее количество льняное семя, мука
добавок в хлебобулочных изделиях рядом с их потенциальные преимущества для
здоровья в виде функциональных компонентов, таких как Линоленовая кислота, lignan
и антиоксиданты, которые, возможно, влияют на органолептические свойства (Aliani et
al., 2011 г.). Принятие льняное качестве биологически активной добавки к
функциональный пищевой ингредиент торты, оцениваемые по структурированной
девять целых гедонического масштаб выявленных приемлемости для потребителей до
30% добавок уровня (Мораес et al., 2010).
Льняное хлеб рядом с их повышенное содержание моно-и полиненасыщенных
жирных кислот хорошо принимаются на основании цвета, текстуры и упругость
(Calderelli et al., 2010). Льняное жирные кислоты меньше тепла, стабильный и
результатов в производстве некоторых окисленные продукты и загрязнители, такие как
акриламида и оксиметилфурфурол.
Кукурузный крахмал с высшим содержание амилазы может быть использован
образовывать комплексы с льняное масло частиц, что значительно снизить окисление
липидов и предотвращения образования акриламида и оксиметилфурфурол во время
льняное дополнены выпечки хлеба (Gokmen et al., 2011 г.).
Сенсорные принятие баллы за внешний вид, вкус, нежность, сочность и общую
приемлемость льняное семя, мука дополнены котлеты из говядины снижается за счет
увеличения его употребление уровне. Органолептическим методом приемлемым и
питательно улучшение котлеты из говядины были начальным Билек и Турхан (2009 г.),
что добавок уровней льняное семя, мука около 6%. Льняное семя, мука добавлена мука
пшеничная как общеукрепляющее стратегия должна быть исследована, чтобы
заработать максимальную положительных результатов.
Однако, пищевые и материальный аспекты таких укреплений должны быть оценены
на предмет их возможного воздействия на вкусовые и функциональные характеристики
готовой пищевой продукции, в дополнение к биодоступность из важнейших
компонентов питания (Ахтар et al., 2010).
Table 1: Summary of some major studies on various health aspects of flaxseed from 1995 to 2004
References Conclusion
Thompson (1995) Lignans isolated from flaxseed reduces intestinal absorption of testosterone and can
inhibit proliferation of prostate tissue.
Cunnane et al. (1995) Higher rate of flaxseed flour substitution in the rats diets exhibit a significant decline
in the serum, liver and LDL cholesterol
Geil et al. (1995) Serum cholesterol is associated with prostate cancer and dietary intervention with
120
flaxseed reduces serum cholesterol by 4.2 to 10.9% in men.
Cunnane et al. (1995) Jenkins et al. (1999) Reduction in the LDL cholesterol is attributed to flaxseed
soluble fibers.
Arjmandi et al. (1998) 40g daily dietary intake of flaxseed reduces HDL-C ~ 4.6% in postmenopausal
women. Meanwhile higher rate of HDL-C has been noticed in men as compared to women.
Expert Panel on Food Safety and Nutrition (1998) Unique nutritional profile of flaxseed associated with its
polyunsaturated fatty acids and soluble dietary fibers recognize the crop world wise as health beneficial food
source.
Denis et al. (1999) Thomas, (1999) Yip et al. (1999) Plant based n-3 fatty acids being linked with
triglycerides reduction are widely accepted. Being a rich source of ALA, flaxseed is one of the best plant
sources that serve the purpose adequately.
Denis et al. (1999) Thomas, (1999) Low fat flaxseed based diets are recognized as rich source of
phytoestrogens that can effect prostate cellular proliferation.
Sciarra & Toscano (2000) ALA derived from flaxseed oil could be a remedial strategy in patients facing
higher blood pressures.
Connor (2000) Dietary lignans and phytoestrogens have a strong potential to reduce lipid levels in addition
to their antioxidant properties. Flaxseed is a well recognized source of such miraculous functional food
components.
Demark et al. (2001) Reduction in the rate of prostate proliferation and increase in the apoptotic index of
prostate cancer patients adheres to the low-fat, flaxseed-supplemented diets as compared to the historic
controls.
Lemay et al. (2002) Women reported as hypercholestrolemic when fed with 40g flaxseed supplemented
diets daily, a significant reduction in their cholesterol level was noticed.
Banerjee & Maulik (2002) Flaxseed dietary fibers carry anti-inflammatory and anti-proliferative properties
that are thought to reduce the risk of atherosclerosis.
Lucas et al. (2002) Feeding postmenopausal women with diets supplemented with 40g of flaxseed daily for
a continuous period of 3 months reduces serum cholesterol up to 6% as compared to a wheat flour control
diet.
Bhathena et al. (2003) Rats studies reveal flaxseed based diets to reduce plasma total cholesterol on
regular ingestion.
Goodstine (2003) Free radical scavenging and serum lipid capabilities are associated with flaxseed dietary
fibers that not only reduce the rate of tumor epithelial proliferation but also increase apoptotic index as
compared to the controls.
Vollmer et al. (2003) Researchers explored flaxseed diet in relation to prostatic hyperplasia, suggesting
more epidemiologic studies to be conducted.
Bhathena et al. (2003) A minor but significant reduction in the level of liver transaminases is associated
with flaxseed. However, no such findings representing significant changes have been reported from human.
Reduction in hepatosteatosis (fatty liver condition) by dietary intake of flaxseed has been observed in rat
models.
Pereira et al. (2004) On the weight basis, flaxseed is comprised of 28% dietary fibers. Soluble fiber
constitutes about 9.33% of dietary fibers and predominately associated with cholesterol reduction and
reduced risk of cardiovascular diseases as well as improved sensational secretion of insulin.
Zhao et al. (2004) Dietary inclusion of flaxseed in the regular diets reduces HDL-C up to 10.5% as compared
to sunflower and fish oil i.e. 5.6 and 3%, respectively.
Bemelmans et al. (2004) Demark- Wahnefried et al. (2004) Lucas et al. (2004) Low fats diets formulated
flaxseed supplementation might create some positive changes in prostate cell biology and linked characters.
Таблица 1: Обзор некоторых основных исследований по различным аспектам
здравоохранения льняного с 1995 по 2004 год
Ссылки Вывод
Томпсон (1995) Лигнаны изолированы от льняное снижает кишечного всасывания
тестостерона и может ингибировать пролиферацию ткани простаты.
Cunnane et al. (1995) высокие темпы льняное семя, мука замену крыс диеты
121
демонстрируют значительное снижение в сыворотке крови, печени и холестерина
ЛПНП
Geil et al. (1995) сывороточного холестерина, связанного с раком простаты и
диетического вмешательства льняное снижает уровень холестерина сыворотки крови
на 4,2% до 10,9% у мужчин.
Cunnane et al. (1995) Jenkins et al. (1999) снижение уровня холестерина ЛПНП,
объясняется льняное растворимых волокон.
Arjmandi et al. (1998) 40г ежедневный рацион льняное снижает HDL-C до 4.6% у
женщин в постменопаузе. Между тем высокие темпы HDL-C была замечена и у мужчин,
чем у женщин.
Экспертная комиссия по безопасности пищевых продуктов и питания (1998)
уникальный питательный профиль льняное, связанные с его полиненасыщенных
жирных кислот и растворимые пищевые волокна признать культур мира мудры, как
полезны для здоровья источник пищи.
Denis et al. (1999) Томас (1999) Yip et al. (1999), завод " на основе n-3 жирных кислот
может быть связана с триглицеридов снижение широко приняты. Являясь богатым
источником Ала, льняное является одним из лучших растительных источников, которые
служат цели адекватно.
Denis et al. (1999) Томас (1999) с низким содержанием жира льняное на основе диеты
признаны богатым источником фитоэстрогенов, которые могут повлиять
предстательной клеточную пролиферацию.
Шарра и Тоскано (2000) Ала, полученных из льняного масла может быть
корректирующей стратегии у пациентов, к которым предъявляются повышенные
кровяное давление.
Коннор (2000), диетического лигнаны и фитоэстрогены обладают мощным
потенциалом для снижения уровня липидов в дополнение к их антиоксидантными
свойствами. Льняное является признанным источником чудесного функциональных
пищевых компонентов.
Демарк et al. (2001) снижение ставки предстательной распространения и увеличения
апоптотического индекса пациентами с раком простаты придерживается низкой
жирности, льняное семя-дополнены диеты по сравнению с историческими управления.
Лимей et al. (2002) женщин как сообщили hypercholestrolemic при подаче 40г льняное
дополнены диеты, ежедневно, значительное уменьшение их уровня холестерина было
замечено.
Банерджи & Маулик (2002) льняное пищевых волокон несут противовоспалительное
и антипролиферативными свойствами, которые полагают, снижают риск атеросклероза.
Лукас et al. (2002) грудью женщин в постменопаузе с диеты дополнена 40 г льняного
семени ежедневно в течение непрерывного периода 3 месяцев снижает уровень
холестерина в сыворотке до 6% по сравнению с пшеничной мукой контрольный рацион.
Bhathena et al. (2003) крыс исследования показывают, льняное на основе диеты для
снижения плазме общего холестерина на регулярное употребление.
Goodstine (2003) бесплатно антирадикальное и липидов сыворотки возможности,
связанные с пищевые волокна льняного, что не только уменьшит скорость
эпителиальные опухоли распространения, но и увеличить апоптотического индекса по
сравнению с контролем.
Vollmer et al. (2003) ученые исследовали льняное диеты применительно к
122
гиперплазии предстательной железы, предлагая более эпидемиологических
исследований.
Bhathena et al. (2003) несовершеннолетнего, но значительного снижения уровня
печеночных трансаминаз связан с льняное. Однако такие выводы, представляющие
значительные изменения были зарегистрированы от человека. Снижение
hepatosteatosis (жирная печень) рацион льняное наблюдается в модели крыс.
Pereira et al. (2004) на основе веса, льняное семя состоит из 28% пищевых волокон.
Растворимые волокна составляет около 9.33% пищевых волокон преимущественно
связанные снижение уровня холестерина и снижение риска сердечно-сосудистых
заболеваний, а также улучшение сенсационные секреции инсулина.
Zhao et al. (2004), диетического включения льняного в обычной диеты снижает HDL-C
до 10,5% по сравнению с подсолнечником и рыбьего жира, т.е. 5,6% и 3%,
соответственно.
Bemelmans et al. (2004) Демарк - Wahnefried et al. (2004) Лукас et al. (2004) низкий
уровень жиров диеты сформулированы льняное дополнения могут создать некоторые
положительные изменения в предстательной клеточной биологии и связанных
символов.
CONCLUSIONS
New and safer trends towards the development of nutritionally enriched foods with medicinal importance
are on the peak. Various ailments related to unhealthy dietary patterns, environmental stress induced
degenerative disorders and overburdened life styles are few major possible reasons behind digestive
disorders, cardiovascular risks and certain chronic diseases like cancer. Hence there is an immense need of
developing strategies towards development of preventive instead of curative plans by selecting most
appropriate dietary patterns that could effectively meet nutraceutical challenges. Flaxseed is a forgotten
nutritional crop that is augmented with various nutraceutical components including ω-3 and ω-6, ALA,
dietary fibers i.e. Lignan specifically secoisolariciresinol diglucoside. A plentiful work has been performed in
last decade at nutritional and health beneficial properties of the flaxseed up to animal as well as human cell
lines level that suggest its incorporation in regular dietary pattern as a preventive measure against certain
health disorders including chronic diseases. Flaxseed flour and oil supplementation in normal diets has been
accepted by sensory penalist at certain acceptable dosage levels where its health beneficial effects can
effectively be met.
Выводы
Новых и более безопасных тенденции к развитию полноценных обогащенных
продуктов питания с лечебное значение на вершине. Различных заболеваний,
связанных с нерациональным структуры питания, экологического стресса,
индуцированного дегенеративных расстройств и перегружены стиля жизни являются
несколько крупных возможные причины нарушения пищеварения, риск сердечнососудистых заболеваний и некоторых хронических заболеваний, таких как рак.
Следовательно, существует огромная потребность в разработке стратегий, нацеленных
на развитие профилактических вместо лечебных планов путем выбора наиболее
подходящей структуры питания, которые могли бы эффективно удовлетворять
нутрицевтиков проблем. Льняное забытое питания сельскохозяйственных культур,
дополненная различными компонентами нутрицевтиков в том числе Омега-3 и Омега6, Ала, пищевых волокон), т.е. Lignan специально secoisolariciresinol диглюкозид.
Обильное работа была выполнена в последнее десятилетие на питанием и здоровьем,
полезные свойства льняного до животного, а также человеческих клеточных линий
уровня, что говорить о его включение в регулярный режим питания в качестве
профилактического меры против определенных нарушений здоровья, в том числе
123
хронических заболеваний. Льняное семя, мука и масло, что способствует нормальной
диеты была принята сенсорных penalist в некоторой допустимой дозы уровнях, где его
здоровье благотворное влияние могут быть эффективно выполнены.
Am J Clin Nutr. 2013 Jan;97(1):195-207. doi: 10.3945/ajcn.112.043117. Epub 2012 Dec 5.
Dietary oils and FADS1-FADS2 genetic variants modulate [13C]α-linolenic acid metabolism and plasma
fatty acid composition.
Gillingham LG1, Harding SV, Rideout TC, Yurkova N, Cunnane SC, Eck PK, Jones PJ.
1Richardson Centre for Functional Foods and Nutraceuticals, University of Manitoba, Winnipeg, Canada.
Desaturation of dietary α-linolenic acid (ALA) to omega-3 (n-3) long-chain fatty acids (FAs) is mediated
through FA desaturases (FADS1-FADS2) and may be influenced by dietary FA composition.
OBJECTIVE: We investigated the effects of diets enriched in flaxseed oil (FXCO) or high-oleic acid canola oil
(HOCO) compared with a Western diet (WD) and FADS1-FADS2 single nucleotide polymorphisms (SNPs) on
plasma FAs and [U-(13)C]ALA metabolism.
DESIGN: In a randomized crossover design, 36 hyperlipidemic subjects consumed 3 isoenergetic diets
enriched in FXCO (20.6 g ALA/d), HOCO (2.4 g ALA/d), or WD (1.3 g ALA/d) for 4 wk. On day 27, blood was
sampled 0, 24, and 48 h after the subjects (n = 26) consumed 45 mg [U-(13)C]ALA. The subjects were
genotyped for 4 FADS SNPs.
RESULTS: FXCO increased (P < 0.001) plasma ALA, EPA, and docosapentaenoic acid (DPA), with no change
in DHA compared with the HOCO or WD diets. At 24 and 48 h, [U-(13)C]ALA recovered as plasma [(13)C]EPA
and [(13)C]DPA were lower (P < 0.001) after the FXCO diet than after the HOCO and WD diets. No change in
[(13)C]DHA was observed between diets. Minor allele homozygotes of rs174545, rs174583, rs174561, and
rs174537 had lower (P < 0.05) plasma EPA, arachidonic acid (AA), EPA/ALA, and AA/linoleic acid compositions
and lower (P < 0.05) plasma [(13)C]EPA enrichment at 24 and 48 h in comparison with carriers of the major
allele after all diets. SNPs were not associated with plasma composition of DHA or [(13)C]DHA enrichment.
CONCLUSION: An increase in ALA intake resulting in increased plasma EPA composition may be
cardioprotective, especially in minor allele homozygotes.
Пищевые масла и FADS1-FADS2 генетические варианты модуляции [13]линоленовая
кислота обмен веществ и состав жирных кислот в плазме.
Десатурации пищевых линоленовая кислота (ALA), Омега-3 (n-3) жирных кислот с
длинной цепью (ФАС) опосредуется через FA desaturases (FADS1-FADS2) и могут быть
подвержены влиянию пищевых FA состава.
Цель: нами было изучено влияние диеты, обогащенной льняное масло (FXCO) или с
высоким содержанием олеиновой кислоты, масло канолы (НОСО) по сравнению с
западной диете (WD) и FADS1-FADS2 однонуклеотидных полиморфизмов (SNP) на
плазменных ФАС и [U-(13)C]Ала метаболизм.
Дизайн: в рандомизированных дизайн кроссовера, 36 hyperlipidemic субъектов
потребляемой 3 isoenergetic диеты, обогащенные FXCO (20,6 г Ала/d), НОСО (2,4 г
Ала/d), или WD (1,3 г Ала/d) в течение 4 нед. На 27-й день, были отобраны пробы крови
0, 24 и 48 ч после субъектов (n = 26) потребляется 45 мг [U-(13)C]Ала. Испытуемые были
генотипированы для 4 причуды ОП.
Результаты: FXCO увеличилось (р < 0,001) плазмы Ала, EPA, и docosapentaenoic
кислоты (DPA), без каких-либо изменений в DHA по сравнению с НОСО WD или диеты.
Через 24 и 48 ч, [U-(13)C]Ала, извлеченных в виде плазмы [(13)C]EPA и [(13)C]DPA были
ниже (P < 0,001) после FXCO диету, чем после НОСО и WD диеты. Никаких изменений в
работе [(13)C]DHA наблюдалось между диеты. Незначительные аллель-гомозиготы по
rs174545, rs174583, rs174561, и rs174537 была ниже (P < 0.05) в плазме EPA,
124
арахидоновая кислота (AA), EPA/АЛК, и AA/линолевая кислота композиции и ниже (P <
0.05) в плазме [(13)C]EPA обогащения через 24 и 48 ч, по сравнению с носителями
основных аллель после всех диет. Онп не были связаны с плазменным состав ДГК или
[(13)C]DHA обогащения.
Вывод: увеличение Ала потребления в результате чего повышается в плазме EPA
композиция может быть кардиопротекторное, особенно в незначительных аллель
гомозигот.
Am J Clin Nutr. 2009 Aug;90(2):288-97. doi: 10.3945/ajcn.2009.27469. Epub 2009 Jun 10.
Meta-analysis of the effects of flaxseed interventions on blood lipids.
Pan A1, Yu D, Demark-Wahnefried W, Franco OH, Lin X.
1Key Laboratory of Nutrition and Metabolism, Institute for Nutritional Sciences, Shanghai Institutes for
Biological Sciences, Chinese Academy of Sciences and Graduate School of the Chinese Academy of Sciences,
Shanghai 200031, China.
Several clinical trials have investigated the effects of flaxseed and flaxseed-derived products (flaxseed oil or
lignans) on blood lipids; however, the findings have been inconsistent.
OBJECTIVE: We aimed to identify and quantify the effectiveness of flaxseed and its derivatives on blood
lipid profiles.
DESIGN: A comprehensive literature search was performed on the basis of English reports of randomized
controlled trials of flaxseed or its derivatives on lipid profiles in adults, which were published from January
1990 to October 2008. Attempts also were made to access unpublished data. Study quality was assessed by
using the Jadad score, and a meta-analysis was conducted.
RESULTS: Twenty-eight studies were included. Flaxseed interventions reduced total and LDL cholesterol by
0.10 mmol/L (95% CI: -0.20, 0.00 mmol/L) and 0.08 mmol/L (95% CI: -0.16, 0.00 mmol/L), respectively;
significant reductions were observed with whole flaxseed (-0.21 and -0.16 mmol/L, respectively) and lignan (0.28 and -0.16 mmol/L, respectively) supplements but not with flaxseed oil. The cholesterol-lowering effects
were more apparent in females (particularly postmenopausal women), individuals with high initial
cholesterol concentrations, and studies with higher Jadad scores. No significant changes were found in the
concentrations of HDL cholesterol and triglycerides.
CONCLUSIONS: Flaxseed significantly reduced circulating total and LDL-cholesterol concentrations, but the
changes were dependent on the type of intervention, sex, and initial lipid profiles of the subjects. Further
studies are needed to determine the efficiency of flaxseed on lipid profiles in men and premenopausal
women and to explore its potential benefits on other cardiometabolic risk factors and prevention of
cardiovascular disease.
Мета-анализ последствий льняное вмешательств на уровень липидов в крови.
Несколько клинических исследований изучалось воздействие лен и льняное
производных продуктов (льняное масло или лигнаны) на уровень липидов в крови; тем
не менее, результаты были противоречивы.
Цель: мы стремились выявить и количественно оценить эффективность льняное и его
производных на липидный профиль крови.
Дизайн: проведено комплексное изучение литературы поиск был выполнен на
основе английского отчеты о рандомизированных контролируемых испытаниях
льняного или его производных на липидный профиль у взрослых, которые были
опубликованы в период с января 1990 года по октябрь 2008 года. Попытки были
сделаны, чтобы получить доступ неопубликованные данные. Исследование качества
был оценен с помощью Jadad балл, и Мета-анализ был проведен.
Результаты: двадцать восемь исследования были включены. Льняное вмешательства
снижение общего холестерина и ЛПНП на 0,10 ммоль/л (95% CI: -0.20, 0.00 ммоль/л) и
0,08 ммоль/л (95% CI: -0.16, 0.00 ммоль/л, соответственно); значительное снижение
125
было отмечено целом льняное (-0.21 и-0,16 ммоль/л, соответственно) и lignan (-0.28,0,16 ммоль/л, соответственно) дополняет, но не с льняное масло. От снижения
холестерина была более очевидной у женщин (особенно женщин в
постклимактерическом периоде), у лиц с высокой начальной концентрации
холестерина, и исследования с высшим Jadad баллов. Никаких существенных
изменений не обнаружено концентраций холестерина ЛПВП и триглицеридов.
Выводы: льняное значительно снижается циркулирующих общего и LDL-холестерина
концентрации, но изменения были зависит от вида вмешательства, секс, и начальный
уровни липидов в плазме крови испытуемых. Необходимы дальнейшие исследования
для определения эффективности льняное на липидный профиль у мужчин и женщин в
пременопаузе, и изучить потенциальные выгоды на других cardiometabolic факторы
риска и профилактика сердечно-сосудистых заболеваний.
INTRODUCTION
Cardiovascular disease (CVD) is the leading cause of mortality worldwide (1). Healthy dietary practices
presumably play critical roles in the disease prevention. In recent years, a growing body of evidence from
epidemiologic studies and randomized controlled trials (RCTs) has shown the cardiovascular protective
effects of various foods and dietary factors, such as nuts, fish, plant sterols, soy protein, and isoflavones (2,
3). Flaxseed (linseed, Linum usitatissimum), an edible oil seed/grain and one of the oldest arable crops, was
recently acknowledged as a functional food (4) and gained much attention because of its unique nutrient
components and potential effect on the prevention of CVD (5). In addition to being the richest plant source
of α-linolenic acid (ALA; 50–62% of flaxseed oil, or ≈22% of whole flaxseed) and lignans (range: 0.2–13.3
mg/g flaxseed), flaxseed is an essential source of dietary fiber (28% by weight), of which 25% is in the soluble
form (5–7).
Previous animal studies suggest that flaxseed reduces both total and LDL cholesterol (8, 9). Flaxseed
lignans also are shown to have cholesterol-lowering effect and could regress the atherosclerotic process (10,
11). Owing to the promising results in preclinical models, many clinical trials have been performed to
determine the outcomes of flaxseed intervention (whole flaxseed, flaxseed oil, or lignans) on various
cardiometabolic risk factors, particularly blood lipids (5, 7, 12, 13). However, the findings from most of the
previous clinical trials were inconsistent, and the discrepancies could be attributed to small sample size,
insufficient study duration, variation in study designs, and diversity of the test product. Therefore, given the
increased statistical power afforded by meta-analysis and the enhanced precision of estimating effect sizes
across several modest-sized trials, we conducted such an analysis to evaluate whether administration of
flaxseed or its derivatives could improve blood lipids (total, LDL, and HDL cholesterol and triglycerides).
Введение
Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) является ведущей причиной смертности во
всем мире (1). Здоровые пищевые привычки, предположительно, играют важную роль
в профилактике заболеваний. В последние годы все больше доказательств того,
эпидемиологических исследований и рандомизированных контролируемых испытаний
(РКИ), показал, сердечно-сосудистой защитные эффекты различных продуктов питания
и диетических факторов, таких как орехи, рыба, растительные стерины, соевый белок, и
изофлавоны (2, 3). Льняное (льняное, Linum usitatissimum), пищевое масло семян/зерна
и одна из старейших сельскохозяйственных культур, недавно была признана в качестве
функционального питания (4) и получил много внимания из-за его уникальных
питательных компонентов и потенциальное влияние на профилактику ССЗ (5). В
дополнение к богатым завода источник Альфа-линоленовая кислота (АЛК; 50-62%
льняное масло, или ≈22% всей льняное) и лигнаны (в диапазоне 0.2-на 13,3 мг/г,
льняное), льняное незаменимый источник пищевых волокон (28% по весу), из которых
25% - в растворимой форме (5-7).
Предыдущие исследования на животных позволяют предположить, что льняное
126
снижает общего и LDL-холестерина (8, 9). Льняное лигнаны также показано, что уровень
холестерина, снижение эффекта и может регрессировать атеросклеротического
процесса (10, 11). Благодаря многообещающие результаты в доклинических моделей,
многие клинические испытания были проведены для определения результатов льняное
вмешательства (весь льняное семя, льняное масло, или лигнаны) на различных
cardiometabolic факторов риска, в частности, уровень липидов в крови(5, 7, 12, 13).
Однако данные, полученные от большинства предыдущих клинических испытаниях
были противоречивы, и расхождения могут быть отнесены к небольшой размер
выборки, недостаточная Длительность исследования, различия в исследовании
конструкций и разнообразие продукта испытания. Поэтому, учитывая повышенный
статистическую мощность, обеспечиваемая Мета-анализа и повышенная точность
оценки влияния размеров через несколько скромных размеров испытания, мы провели
такой анализ, чтобы оценить, может ли администрация льняное или его производные
могут повысить уровень липидов в крови (общий, ЛПВП и холестерола-ЛПВП и
триглицеридов).
Discussion
Overall, flaxseed supplementation was associated with a decrease in blood total and LDL-cholesterol
concentrations but did not substantially affect HDL cholesterol and triglycerides. These changes varied
substantially depending on the treatment form of flaxseed, quality of the study, sex, and initial lipid profile of
the subjects.
Our results showed that whole flaxseed interventions were associated with significant reductions in total
and LDL cholesterol, whereas flaxseed oil interventions were not. Flaxseed contains a large amount of fiber
(28% by weight), and 25% of the fiber is in the soluble form (4, 5, 7). Dietary soluble fiber has been proven to
have cholesterol-lowering effects, causing significant decreases in total and LDL cholesterol (−0.045 and
−0.057 mmol/L per gram, respectively) (48). The daily doses used in the flaxseed interventions included in
this meta-analysis ranged from 20.0 to 50.0 g/d (median dose: 38.0 g). Therefore, estimates of the effect of
the soluble fiber on total and LDL cholesterol were calculated as −0.12 and −0.15 mmol/L, respectively.
Additionally, flaxseed is one of the richest sources of dietary lignans (range: 0.2–13.3 mg/g) (5–7), and
purified lignans also have been shown to reduce total and LDL cholesterol in animal studies (10, 11). Human
data, however, are still limited; only 5 studies have used lignan supplements (17, 22, 33, 34, 43). Moreover,
the results were largely determined by one of the studies (43). Hence, further studies are still needed to
confirm whether lignans alone have a cholesterol-lowering effect.
In contrast, this meta-analysis found that flaxseed oil treatment did not significantly reduce total and LDLcholesterol concentrations compared with the control regimens. Such results are consistent with a recent
meta-analysis that reported neutral effects of ALA on total and LDL cholesterol compared with the control
arms (49). One of the plausible explanations for the null findings is that the effects of flaxseed oil may have
been masked by the use of MUFA- or n−6 PUFA–enriched oils as the control regimen in these studies.
Previous studies have indeed shown that dietary replacement of MUFAs or n−6 PUFAs for saturated fatty
acids also has a cholesterol-lowering effect (50, 51). It was noticed that flaxseed oil treatment induced a
modest but nonsignificant decrease in total and LDL cholesterol compared with baseline values (data not
shown). Prospective epidemiologic studies also reported a reduced relative risk of coronary heart disease
when saturated or trans fatty acids were replaced with ALA (52). Taken together, our results and those of
others (49) indicate that the effect of ALA on blood lipids is similar to that of MUFAs or n−6 PUFAs, and
whether replacement of ALA for saturated or trans fatty acids could lower blood lipids remains to be
elucidated. Nevertheless, flaxseed oil has consistently been found to induce a significant increase in the
proportion of n–3 fatty acids in the plasma (16, 18, 25–27) or erythrocyte membranes (15, 42) and a
decrease in the ratio of n–6 to n–3, which may have other benefits for CVD (53). However, the long-term
consequences of such an effect remain unclear.
According to the results of this meta-analysis, it appears that initial cholesterol profiles exert a powerful
moderating effect on changes in lipid concentrations: the beneficial effects of flaxseed and its derivatives
were only observed among those with relatively high initial cholesterol concentrations. Therefore, we
127
speculate that these high initial concentrations made the subjects more likely to be influenced by the
intervention. An alternative explanation, however, is regression toward the mean. It was also observed that
the high-quality studies seemed to have a greater cholesterol-lowering effect than did the poor-quality
studies (measured by the Jadad score). This may be attributed to the fact that generally adequate sample
sizes in the high-quality studies permitted a greater statistical power to detect any beneficial effects of the
treatments.
The cholesterol-lowering effect of flaxseed and its products was more remarkable in women than in men.
This difference was more striking in postmenopausal women, who tended to experience increased total and
LDL-cholesterol concentrations as a result of estrogen decline (54). The actual causes for the sex difference
are unknown. However, we noticed the following: 1) most of the comparisons (14 of 17) in men used
flaxseed oil as the interventions, whereas all of the comparisons in women used flaxseed (5 of 8) or lignans
(3 of 8) as the interventions; 2) most of the comparisons (12 of 17) in men had low initial cholesterol
concentrations, whereas all of the comparisons in women (8 of 8) had a high initial cholesterol
concentrations; 3) more than half of the comparisons (10 of 17) in men were of low study quality, whereas
most of the comparisons (6 of 8) in women were of high study quality. Therefore, we are uncertain whether
the observed differential sex effects were the consequence of the study design (type of intervention, initial
cholesterol profiles of the subjects, and study quality) or inherent biological variation. Therefore, the
effectiveness of flaxseed or lignan interventions on blood lipids in hypercholesterolemic men or
premenopausal women still remains unclear and needs to be evaluated in the future.
Finally, we did not observe any significant effects of flaxseed or its derivatives on HDL cholesterol and
triglycerides. These findings are generally consistent with individual reports, in which 70–90% of trials
showed neutral effects on these 2 lipid variables.
The intervention using whole flaxseed, in females or in individuals with high initial lipid concentrations,
reduce total or LDL cholesterol by ≈ 0.2 mmol/L, which is estimated to result in a reduction of ≈3% in allcause mortality and of 6% in both coronary heart disease–related mortality and total events (55). Therefore,
the effects of flaxseed on dyslipidemia appear to be clinically significant. Although we believe that this metaanalysis provides useful information for clinicians and researchers alike, the findings must be interpreted
with caution because of the following weaknesses. For some studies, the SDs of the net changes were not
available and were estimated as the average of the SDs of the baseline and endpoint biomarkers. For the
crossover studies, we used means and SDs separately on intervention and control phases. Furthermore, the
effects of flaxseed on lipid profiles are not uniform because of the substantial heterogeneity among
individual studies, ie, the studies were conducted in a variety of populations and had different study designs,
methods, and criteria. Indeed, we found that the cholesterol-lowering effects were related to the type of
intervention, study quality, sex, and initial lipid profiles. However, influences of the other covariates, such as
the quality of products and the amount of specific bioactive components in flaxseed and their bioavailability
could not be fully determined because of the lack of information in most of the existing studies. Efforts
should be made to include detailed nutrient contents in future studies.
In this meta-analysis, we assessed the effectiveness of flaxseed and its derivatives on circulating lipid
concentrations by reviewing available published and unpublished RCTs. The results suggest that flaxseed
consumption reduces blood total and LDL-cholesterol concentrations, and this effect was more evident in
studies that used whole flaxseed, that enrolled women (particularly postmenopausal women), and that were
of high quality and in subjects with high initial cholesterol concentrations. Therefore, flaxseed consumption
may be a worthwhile dietary approach for preventing hypercholesterolemia, particularly in specific patient
subgroups. This systematic review not only provides a thorough synthesis of recent studies that evaluated
the lipid-modulating effects of flaxseed but also facilitates the identification of future research priorities.
Further studies are needed with large sample sizes, adequate durations, and solid study designs to
investigate the effectiveness of flaxseed supplementation on cardiometabolic risk factors other than blood
lipids, on various chronic diseases (eg, the metabolic syndrome and diabetes), and ultimately on CVD-related
morbidity and mortality. Such studies are particularly important in individuals at high risk of CVD and need to
be carried out in a wide variety of populations (eg, men and pre- and postmenopausal women) given the
evidence of differential effects.
Обсуждение
В целом, льняное добавок было связано со снижением в крови общего и LDL128
холестерина концентрации но существенно не влияет на уровень холестерина ЛПВП и
триглицеридов. Эти изменения существенно различается в зависимости от формы
лечения льняного семени, качества образования, пола, начального и липидный
профиль субъектов.
Наши результаты показали, что в целом льняное мероприятий, связанных с
значительному сокращению общего и LDL холестерина, в то время как льняное масло
вмешательств не было. Льняное семя содержит большое количество клетчатки (28% по
весу), и 25% волокна в растворимую форму (4, 5, 7). Растворимые пищевые волокна, как
доказано, имеет снижения холестерина, вызывая значительное снижение общего
холестерина и ЛПНП (-0.045-0.057 ммоль/л / г, соответственно) (48). Суточные дозы,
используемые в льняное вмешательств, включенных в данный Мета-анализ колебалась
от 20,0-50,0 г/г (средняя доза: 38,0 г). Таким образом, оценки воздействия растворимые
волокна на общего холестерина и ЛПНП были рассчитаны как-0,12 до 0,15 ммоль/л,
соответственно. Кроме того, льняное является одним из богатейших источников
пищевых лигнаны (в диапазоне 0.2-на 13,3 мг/г) (5-7), и очищенная лигнаны также
продемонстрировали снижение общего холестерина и ЛПНП в исследованиях на
животных (10, 11). Человеческий данных, однако, по-прежнему ограничено, всего в 5
исследованиях были использованы lignan добавки(17, 22, 33, 34, 43). Более того, эти
результаты во многом определялись в одном из исследований (43). Следовательно,
дальнейшие исследования необходимы для подтверждения того, лигнаны только
уровень холестерина, снижение эффекта.
В отличие от предыдущего, этот Мета-анализ показал, что льняное масло лечения
существенно не снижают общего и LDL-холестерина концентрации по сравнению с
контрольной схемы. Такие результаты согласуются с недавно проведенный Метаанализ, который сообщил, нейтральное воздействие на Ала общего холестерина и
ЛПНП, по сравнению с контрольной оружия (49). Одним из возможных объяснений для
нулевые результаты, что последствия льняное масло, возможно, были в масках путем
использования MUFA - или n-6 ПНЖК, обогащенный маслами, как контроль режима в
этих исследованиях. Предыдущие исследования действительно показали, что пищевые
замена MUFAs или n-6 Пнжк для насыщенных жирных кислот также имеет холестерина,
снижение эффекта (50, 51). Было замечено, что льняное масло лечения
индуцированных скромный, но лишь незначительную снижение общего холестерина и
ЛПНП по сравнению с исходными значениями (данные не показаны). Проспективных
эпидемиологических исследований также отмечают снижение относительного риска
развития ишемической болезни сердца, когда насыщенные или ненасыщенные
жирные кислоты были заменены Ала (52). Взятые вместе, наши результаты и других лиц
(49) указывают на то, что эффект Ала на уровень липидов в крови аналогична MUFAs
или n-6 Пнжк, и может ли замена Ала для насыщенные или ненасыщенные жирные
кислоты может снизить уровень липидов в крови остается до конца не изучены. Тем не
менее, льняное масло неизменно был найден, чтобы вызвать значительное увеличение
доли n-3 жирных кислот в плазме (16, 18, 25-27) или мембранах эритроцитов (15, 42) и
уменьшение соотношения n 6 и n-3, которые могут иметь другие преимущества для
CVD (53). Однако в долгосрочной перспективе последствия такого влияния, остаются
неясными.
По результатам данного Мета-анализа, представляется, что начальный уровень
холестерина профили оказывают мощное сдерживающее воздействие на изменения
129
концентрации липидов: благотворные последствия льняное и его производные были
обнаружены только среди тех, с относительно высокие начальные концентрации
холестерина. Таким образом, мы полагаем, что эти высокие начальные концентрации
составили предметы, скорее всего, будут влиять вмешательства. Альтернативное
объяснение, однако, является регрессии к среднему значению. Было также отмечено,
что высокое качество исследований, казалось, больше холестерина, снижение эффекта,
чем плохого качества исследований (измеряется Jadad балл). Это может быть
объяснено тем, что, как правило, адекватной выборки в качественных исследований,
разрешенных большей статистической мощностью для выявления любой
положительный эффект лечения.
Холестерина-снижение эффекта льняного семени и ее продукции составила более
примечательно у женщин, чем у мужчин. Эта разница была более поражает женщин в
постменопаузе, которые имели тенденцию к повышению общего и LDL-холестерина
концентрации в результате снижение эстрогена (54). Реальные причины для секса
разница неизвестны. Тем не менее, мы заметили следующее: 1) большинство
сравнений (14 из 17) у мужчин льняное масло используется в качестве вмешательства,
принимая во внимание, что все сравнения использовали женщины, льняное (5 из 8)
или лигнаны (3 из 8) в качестве меры; 2) большинство сравнений (12 из 17) у мужчин
имели низкие начальные концентрации холестерина, в то время как все сравнения у
женщин (8 из 8) имел высокие начальные концентрации холестерина; 3) более
половины сравнения (10 17) у мужчин были низкого качества исследований, в то время
как большинство сравнений (6 из 8) в женщины были высокого качества исследований.
Поэтому, мы уверены, является ли наблюдаемое дифференциальных секс эффекты
были следствием дизайн исследования (Тип вмешательства, начальный уровень
холестерина профили субъектов, и исследование качества) или внутренние
биологические вариации. Поэтому эффективность льняное или lignan вмешательств на
уровень липидов в крови в повышенным уровнем холестерина, мужчины или женщины
в пременопаузе-прежнему остается неясным, и должна оцениваться в будущем.
Наконец, мы не наблюдали каких-либо существенных последствий льняного или его
производных на уровень холестерина ЛПВП и триглицеридов. Эти выводы в целом
согласуются с отдельными докладами, в которых 70-90% испытания показали,
нейтральное влияние на эти 2 липидов переменных.
Вмешательства, используя всю льняное, в самок или у лиц с высокой начальной
концентрации липидов, уменьшает общее или LDL холестерина ≈ на 0,2 ммоль/л,
которые, по оценкам, приведет к сокращению объема ≈3% смертности от всех причин и
от 6% в обоих ишемической болезни сердца и смертность Итого событий (55). Таким
образом, последствия льняное на дислипидемии оказаться клинически значимыми.
Хотя мы считаем, что этот Мета-анализ предоставляет полезную информацию для
клиницистов и исследователей, результаты должны интерпретироваться с
осторожностью из-за следующих недостатков. Для некоторых исследований, SDs чистые
изменения не были доступны и были оценены как средние SDs исходной и конечной
точки биомаркеров. Для перекрестных исследованиях мы использовали средства и SDs
отдельно на вмешательство и контроль фаз. Кроме того, последствия льняного на
липидный профиль не являются единообразными в виду существенной разнородности
в отдельных исследований, т.е. исследований, которые были проведены в различных
группах населения и имели различные исследования образцов, методы и критерии.
130
Действительно, мы обнаружили, что для снижения уровня холестерина эффекты были
связаны с видом вмешательства, исследования качества, секс, начального и липидный
профиль. Однако, влияния других регрессоров, такие, как качество продукции и объем
специфических биологически активных компонентов в льняное и их биодоступность не
может быть полностью определена из-за недостатка информации, в большинстве
существующих исследований. Усилия должны быть сделаны, чтобы включать
подробные содержания питательных веществ в будущих исследованиях.
В данном Мета-анализе, мы оценили эффективность льняное и его производных на
циркулирующих концентрации липидов путем рассмотрения имеющихся
опубликованных и неопубликованных РКИ. Результаты показывают, что потребление
льняного снижает содержание в крови общего и LDL-холестерина концентрации, и этот
эффект был более очевидной в исследованиях, которые использовали весь льняное,
что поступил женщин (особенно женщин в постклимактерическом периоде), и которые
были высокого качества и в субъектах с высокой начальной концентрации холестерина.
Поэтому льняное потребление может быть стоит диетический подход к
предотвращению гиперхолестеринемия, особенно в конкретной группы пациентов.
Этот систематический обзор не только обеспечивает тщательный синтез последние
исследования, которые оценивали уровень липидов, регулирующее воздействие
льняное семя, но также облегчает выявление приоритетов будущих исследований.
Необходимы дальнейшие исследования выборки большого размера, адекватной
длительности и твердых исследование образцов для оценки эффективности льняное
добавок на cardiometabolic факторы риска, чем другие липиды крови, при различных
хронических заболеваний (например, метаболического синдрома и сахарного диабета),
и, в конечном счете, на развитие ССЗ, связанных с заболеваемостью и смертностью.
Такие исследования особенно важно для лиц с высоким риском ССЗ и должны быть
выполнены в самых различных групп населения (например, мужчины и пре - и
постменопаузе) учитывая данные разностные эффекты.
Am J Clin Nutr. 2008 Sep;88(3):801-9.
Flaxseed oil and fish-oil capsule consumption alters human red blood cell n-3 fatty acid composition: a
multiple-dosing trial comparing 2 sources of n-3 fatty acid.
Barceló-Coblijn G1, Murphy EJ, Othman R, Moghadasian MH, Kashour T, Friel JK.
1Department of Pharmacology, University of North Dakota, Grand Forks, ND, USA.
An increase in plasma n-3 fatty acid content, particularly eicosapentaenoic acid (20:5n-3; EPA) and
docosahexaenoic acid (22:6n-3; DHA), is observed after consumption of fish oil-enriched supplements.
Because alpha-linolenic acid (18:3n-3; ALA) is the direct precursor of EPA and DHA, ALA-enriched
supplements such as flax may have a similar effect, although this hypothesis has been challenged because of
reported low conversion of ALA into DHA.
OBJECTIVE: To address this question, we designed a clinical trial in which flax oil, fish-oil, and sunflower oil
(placebo group) capsules were given to firefighters (n = 62), a group traditionally exposed to cardiovascular
disease risk factors.
DESIGN: Firefighters were randomly divided into 6 experimental groups receiving 1.2, 2.4, or 3.6 g flax
oil/d; 0.6 or 1.2 g fish oil/d; or 1 g sunflower oil/d for 12 wk. Blood was drawn every 2 wk, and the total
phospholipid fatty acid composition of red blood cells was determined.
RESULTS: s expected, fish oil produced a rapid increase in erythrocyte DHA and total n-3 fatty acids. The
consumption of either 2.4 or 3.6 g flax oil/d (in capsules) was sufficient to significantly increase erythrocyte
total phospholipid ALA, EPA, and docosapentaenoic acid (22:5n-3) fatty acid content. There were no
131
differences among groups in plasma inflammatory markers or lipid profile.
CONCLUSIONS: The consumption of ALA-enriched supplements for 12 wk was sufficient to elevate
erythrocyte EPA and docosapentaenoic acid content, which shows the effectiveness of ALA conversion and
accretion into erythrocytes. The amounts of ALA required to obtain these effects are amounts that are easily
achieved in the general population by dietary modification.
Льняное масло и рыбий жир капсула потребления изменяет человека красных
кровяных клеток, n-3 жирных кислот состав: несколько дозирования пробную
сравнение 2-х источников n-3 жирных кислот.
Увеличение в плазме n-3 жирных кислот, содержание, в частности,
эйкозапентаеновая кислота (20:5n-3; ЭПК) и докозагексаеновой (22:6n-3; DHA),
наблюдается при потреблении рыбьего жира, обогащенных БАД. Поскольку Альфалиноленовой кислоты (18:3n-3; Ала) является прямым предшественником EPA и DHA,
Ала-обогащенного добавки, такие как лен, может иметь подобный эффект, хотя эта
гипотеза была поставлена под сомнение из-за сообщили о низком преобразования АЛК
в DHA.
Задача: рассмотреть этот вопрос, мы разработали клинические испытания, в которых
льняное масло, рыбий жир, подсолнечное масло (контрольная группа) капсулы были
даны пожарных (n = 62), группа традиционно подверженных сердечно-сосудистых
факторов риска.
Дизайн: пожарные были случайным образом разделены на 6 экспериментальных
групп, получающих 1.2, 2.4, или 3,6 г, льняное масло/d; 0,6 или 1,2 г рыбьего жира/сут;
или по 1 г подсолнечного масла/сут в течение 12 нед. Была взята кровь каждые 2 нед., а
общий состав жирных кислот фосфолипидов в крови красных кровяных клеток
определяли.
Результаты: s ожидалось, рыба, нефть, добываемая быстрому увеличению
эритроцитов DHA и всего n-3 жирных кислот. Потребление либо 2,4 или 3,6 г, льняное
масло/d (в капсул) было достаточно, чтобы значительно увеличить скорость оседания
эритроцитов общее фосфолипидных Ала, EPA, и docosapentaenoic кислоты (22:5n-3)
содержание жирных кислот. Не было никаких различий между группами в плазме
крови маркеров воспаления или липидного профиля.
Выводы: потребление Ала-обогащенных добавками в течение 12 нед было
достаточно, чтобы поднять уровень эритроцитов EPA и docosapentaenoic содержанием
кислоты, которая показывает эффективность Ала преобразования и аккреции в
эритроциты. Суммы Ала, необходимые для получения этих эффектов являются суммы,
которые легко достигаются в общей популяции путем изменения режима питания.
Am J Clin Nutr. 2003 May;77(5):1287-95.
Lack of effect of foods enriched with plant- or marine-derived n-3 fatty acids on human immune
function.
Kew S1, Banerjee T, Minihane AM, Finnegan YE, Muggli R, Albers R, Williams CM, Calder PC.
1Institute of Human Nutrition, University of Southampton, Southampton, United Kingdom.
Greatly increasing dietary flaxseed oil [rich in the n-3 polyunsaturated fatty acid (PUFA) alpha-linolenic acid
(ALA)] or fish oil [rich in the long-chain n-3 PUFAs eicosapentaenoic (EPA) and docosahexaenoic (DHA) acids]
can reduce markers of immune cell function. The effects of more modest doses are unclear, and it is not
known whether ALA has the same effects as its long-chain derivatives.
OBJECTIVE: The objective was to determine the effects of enriching the diet with ALA or EPA+DHA on
immune outcomes representing key functions of human neutrophils, monocytes, and lymphocytes.
132
DESIGN: In a placebo-controlled, double-blind, parallel study, 150 healthy men and women aged 25-72 y
were randomly assigned to 1 of 5 interventions: placebo (no additional n-3 PUFAs), 4.5 or 9.5 g ALA/d, and
0.77 or 1.7 g EPA+DHA/d for 6 mo. The n-3 PUFAs were provided in 25 g fat spread plus 3 oil capsules. Blood
samples were taken at 0, 3, and 6 mo.
RESULTS: The fatty acid composition of peripheral blood mononuclear cell phospholipids was significantly
different in the groups with higher intakes of ALA or EPA+DHA. The interventions did not alter the
percentages of neutrophils or monocytes engaged in phagocytosis of Escherichia coli or in phagocytic
activity, the percentages of neutrophils or monocytes undergoing oxidative burst in response to E. coli or
phorbol ester, the proliferation of lymphocytes in response to a T cell mitogen, the production of numerous
cytokines by monocytes and lymphocytes, or the in vivo delayed-type hypersensitivity response.
CONCLUSION:
An intake of <or= 9.5 g ALA/d or <or= 1.7 g EPA+DHA/d does not alter the functional activity of
neutrophils, monocytes, or lymphocytes, but it changes the fatty acid composition of mononuclear cells.
Отсутствие эффекта пищевых продуктов, обогащенных растительными или морских
производных n-3 жирных кислот на иммунные функции.
Значительно увеличивая льняное масло диетическое [богатых в n-3
полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) и Альфа-линоленовая кислота (АЛК)] или
рыбий жир [богатых в длинной цепью n-3 Пнжк эйкозапентаеновой (ЭПК) и
докозагексаеновая (ДГК) кислоты] может уменьшить маркеры иммунную функцию
клетки. Последствия все более скромной дозы неясны, и неизвестно, будет ли Ала
имеет те же последствия, как его длинные цепочки производных.
Цель: цель состояла в том, чтобы определить влияние обогащения рациона с Ала или
ЭПК+ДГК на иммунную результаты, представляющие основные функции человеческого
нейтрофилы, моноциты и лимфоциты.
Дизайн: в плацебо-контролируемое, двойное слепое исследование в параллельных,
150 здоровых мужчин и женщин в возрасте 25-72 y были рандомизированно
распределены в 1 из 5 мероприятий: плацебо (никаких дополнительных n-3 Пнжк), 4,5
и 9,5 г Ала/d, и 0,77, или на 1,7 г ЭПК+ДГК/сут в течение 6 мес. N-3 Пнжк были
предоставлены в 25 г жира распространения плюс 3 капсулы масла. Образцы крови
были взяты на 0, 3 и 6 мес.
Результаты: жирнокислотного состава мононуклеарных клетках периферической
крови фосфолипидов, существенно отличались в группах с более высоким уровням
потребления Ала или ЭПК+ДГК. Выступавшие не изменять процент нейтрофилы,
моноциты или осуществляющих фагоцитоз Escherichia coli или фагоцитарной
активности, процент нейтрофилы, моноциты или перенесших окислительного взрыва в
ответ на E. coli или форболовым эфир, пролиферация лимфоцитов в ответ на Т-клеток
митогена, производства многочисленных цитокинов моноциты и лимфоциты, или in
vivo замедленного типа, реакции гиперчувствительности.
Вывод: Потребление <или= 9,5 г Ала/d или <или= 1.7 г ЭПК+ДГК/d не меняет
функциональную активность нейтрофилов, моноцитов и лимфоцитов, но это изменения
жирнокислотного состава мононуклеарных клеток.
Am J Clin Nutr. 2003 Jan;77(1):226-33.
Supplementing lactating women with flaxseed oil does not increase docosahexaenoic acid in their milk.
Francois CA1, Connor SL, Bolewicz LC, Connor WE.
133
1Division of Endocrinology, Metabolism and Clinical Nutrition, the Department of Medicine, Oregon
Health and Science University, Portland 97239-3098, USA.
Flaxseed oil is a rich source of 18:3n-3 (alpha-linolenic acid, or ALA), which is ultimately converted to
22:6n-3 (docosahexaenoic acid, or DHA), a fatty acid important for the development of the infant brain and
retina.
OBJECTIVE: The objective of this study was to determine the effect of flaxseed oil supplementation on the
breast-milk, plasma, and erythrocyte contents of DHA and other n-3 fatty acids in lactating women.
DESIGN: Seven women took 20 g flaxseed oil (10.7 g ALA) daily for 4 wk. Breast-milk and blood samples
were collected weekly before, during, and after supplementation and were analyzed for fatty acid
composition.
RESULTS: Breast milk, plasma, and erythrocyte ALA increased significantly over time (P < 0.001) and after 2
and 4 wk of supplementation (P < 0.05). Over time, 20:5n-3 (eicosapentaenoic acid, or EPA) increased
significantly in breast milk (P = 0.004) and in plasma (P < 0.001). In addition, plasma EPA increased
significantly (P < 0.05) after 2 and 4 wk of supplementation. There were significant increases over time in
breast-milk 22:5n-3 (docosapentaenoic acid, or DPA) (P < 0.02), plasma DPA (P < 0.001), and erythrocyte DPA
(P < 0.01). No significant changes were observed in breast-milk, plasma, or erythrocyte DHA contents after
flaxseed oil supplementation.
CONCLUSIONS: Dietary flaxseed oil increased the breast-milk, plasma, and erythrocyte contents of the n-3
fatty acids ALA, EPA, and DPA but had no effect on breast-milk, plasma, or erythrocyte DHA contents.
Дополняя кормящих женщин льняное масло не увеличивает докозагексаеновая
кислота в молоке.
Льняное масло является богатым источником 18:3n-3 (Альфа-линоленовая кислота,
или ALA), которая в конечном итоге преобразуются в 22:6n-3 (докозагексаеновой
кислоты, или DHA), жирные кислоты важны для развития ребенка мозга и сетчатки
глаза.
Цель: целью данного исследования было определение влияния льняного масла
добавок на грудном молоке, плазмы, эритроцитов и содержание DHA и других n-3
жирных кислот в кормящих женщин.
Дизайн: семь женщин заняла 20 г, льняное масло (10,7 г Ала) ежедневно в течение 4
нед. В грудном молоке и крови были собраны образцы еженедельно до, во время и
после приема препаратов и был проанализирован состав жирных кислот.
Результаты: грудное молоко, плазмы и эритроцитов Ала существенно увеличилось с
течением времени (P < 0,001) и через 2 и 4 нед лечения (P < 0,05). Со временем 20:5n-3
(эйкозапентаеновая кислота, или EPA) значительно увеличилось в грудное молоко (P =
0,004) и в плазме крови (P < 0,001). Кроме того, плазма EPA увеличился значительно (P <
0,05) через 2 и 4 нед лечения. Произошло значительное увеличение с течением
времени в грудном молоке 22:5n-3 (docosapentaenoic кислоты, или DPA) (P < 0,02),
плазменный DPA (P < 0.001), и эритроцитов, DPA (P < 0.01). Никаких существенных
изменений не наблюдалось в грудное молоко, плазмы, эритроцитов или DHA
содержание после льняное масло добавок.
Выводы: льняное масло диетическое увеличение грудного молока, плазмы,
эритроцитов и содержание n-3 жирные кислоты (ALA), EPA, и DPA, но не оказали
влияния на грудное молоко, плазмы, эритроцитов или DHA содержание.
Heart. 2006 Feb;92(2):166-9. Epub 2005 May 12.
Effect of alpha linolenic acid on cardiovascular risk markers: a systematic review.
Wendland E1, Farmer A, Glasziou P, Neil A.
134
1Graduate Studies Program in Epidemiology, Federal University of Rio Grande do Sul, Porto Alegre,
Brazil.
To determine whether dietary supplementation with alpha linolenic acid (ALA) can modify established and
emerging cardiovascular risk markers.
DESIGN: Systematic review and meta-analysis of randomised controlled trials identified by a search of
Medline, Embase, Cochrane Controlled Trials Register (CENTRAL), and the metaRegister of Controlled Trials
(mRCT).
PATIENTS: All human studies were reviewed. MAIN OUTCOME MEASURES: Changes in concentrations of
total cholesterol, low density lipoprotein (LDL) cholesterol, high density lipoprotein (HDL) cholesterol, very
low density lipoprotein (VLDL) cholesterol, triglyceride, fibrinogen, and fasting plasma glucose, and changes
in body mass index, weight, and systolic and diastolic blood pressure.
RESULTS: 14 studies with minimum treatment duration of four weeks were reviewed. ALA had a significant
effect on three of the 32 outcomes examined in these studies. Concentrations of fibrinogen (0.17 micromol/l,
95% confidence interval (CI) -0.30 to -0.04, p = 0.01) and fasting plasma glucose (0.20 mmol/l, 95% CI -0.30
to -0.10, p < 0.01) were reduced. There was a small but clinically unimportant decrease in HDL (0.01 mmol/l,
95% CI -0.02 to 0.00, p < 0.01). Treatment with ALA did not significantly modify total cholesterol,
triglycerides, weight, body mass index, LDL, diastolic blood pressure, systolic blood pressure, VLDL, and
apolipoprotein B.
CONCLUSIONS: Although ALA supplementation may cause small decreases in fibrinogen concentrations
and fasting plasma glucose, most cardiovascular risk markers do not appear to be affected. Further trials are
needed, but dietary supplementation with ALA to reduce cardiovascular disease cannot be recommended.
Влияние Альфа-линоленовая кислота маркеров сердечно-сосудистого риска:
систематический обзор.
Чтобы определить, могут ли пищевые добавки с альфа-линоленовая кислота (АЛК)
могут изменять существующих и появление новых маркеров сердечно-сосудистого
риска.
Дизайн: систематический обзор и Мета-анализ рандомизированных контролируемых
испытаний, выявленных в результате поиска в Medline, Embase, Cochrane Controlled
Trials Register (Центральный), и metaRegister контролируемых испытаний (mRCT).
Пациентов: все человеческие исследования были рассмотрены. Основные критерии
оценки: изменения концентрации общего холестерина, липопротеинов низкой
плотности (ЛПНП), липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) холестерина,
липопротеинов очень низкой плотности (ЛПОНП) холестерина, триглицеридов,
фибриноген, и глюкозы в плазме натощак, и изменения массы тела, вес, и
систолического и диастолического артериального давления.
Результаты: 14 исследований, минимальный курс лечения рассчитан на четыре
недели были пересмотрены. Ала оказали значительное влияние на трех из 32
рассмотрены результаты этих исследований. Концентрации фибриногена (0.17
micromol/л, 95% доверительный интервал (ди) -0.30-0.04, p = 0.01) и глюкозы в плазме
крови натощак (0,20 ммоль/л, 95% ди от 0,30 до-0.10, p < 0.01) были сокращены. Там
была небольшая, но клинически неважно снижение уровня холестерина ЛПВП (0.01
ммоль/л, 95% CI-0.02 0.00, p < 0,01). Лечение с Ала существенно не изменяют общего
холестерина, триглицеридов, вес, Индекс Массы тела, ЛПНП, диастолического
давления, повышение систолического артериального давления, холестерина ЛПОНП,
аполипопротеина б.
Выводы: несмотря на то, Ала добавок может вызвать небольшое уменьшение
концентрации фибриногена и глюкозы в плазме натощак, большинство маркеров
сердечно-сосудистого риска, как представляется, не будут затронуты. Дальнейшие
испытания необходимы, но диетических добавок с Ала снизить сердечно-сосудистых
135
заболеваний не может быть рекомендовано.
DISCUSSION
This systematic review provides the most reliable assessment yet of whether ALA is associated with
established and emerging risk markers for coronary heart disease. Our systematic review indicates that ALA
significantly affects fibrinogen and fasting plasma glucose concentrations, decreasing fibrinogen
concentrations by 0.17 μmol/l and fasting glucose by 0.20 mmol/l. No other statistically or clinically
significant findings were evident in the quantitatively evaluated cardiovascular risk markers.
A limitation of the meta‐analysis was that most trials were small; they did not describe the method of
randomisation and not all of them were blinded. For some potential risk markers we were unable to identify
two or more studies to allow pooling. We were unable to obtain data from unpublished studies and did not
attempt to obtain patient level data. Although we did not adjust statistically for multiple comparisons, the
two clinically important differences we observed were highly significant. The subgroup analysis showed no
significant difference by either type or dose of placebo; the small dose of olive oil used as a placebo (table 1
1)) is therefore unlikely to have masked any important differences.
On the basis of estimates from a meta‐analysis of observational studies, a 2.9 μmol/l reduction in
fibrinogen concentration would lead to a relative risk reduction of 80% in coronary heart disease.20
Therefore, a reduction of 0.17 μmol/l attributable to ALA would be expected to lead to a reduction of 6% in
coronary heart disease. This is a much smaller reduction than that observed in the Lyon diet heart study, in
which patients were randomly assigned to a Mediterranean diet and margarine high in ALA. Fibrinogen is
therefore unlikely to mediate a clinically important effect of ALA on cardiovascular risk.
ALA is a metabolic precursor of DHA and EPA and any risk reduction may be mediated through conversion
to this fatty acid. However, the metabolic overall conversion rate is low2 and varies between the sexes, being
higher in women.21 Our review suggests that the impact of ALA on decreased cardiovascular risk is unlikely
to be mediated through conversion to DHA or EPA, since we noted no changes consistent with increased
concentrations of these fatty acids.
Although supplementation with ALA may lead to a small decrease in fibrinogen concentrations and fasting
plasma glucose, most established cardiovascular risk factors or emerging risk markers do not appear to be
affected. Further trials are needed but on the basis of this meta‐analysis, dietary supplementation with ALA
to reduce cardiovascular disease cannot be recommended.
Обсуждение
Этот систематический Обзор содержит наиболее надежных оценок еще того Ала
связан с существующими и новыми маркеров риска ишемической болезни сердца. Наш
систематический обзор показывает, что Ала существенно влияет концентрация
фибриногена и концентрации глюкозы в плазме натощак, снижение концентрации
фибриногена на 0,17 мкмоль/л глюкозы крови натощак на 0,20 ммоль/л. Никаких
других статистически или клинически значимые результаты были очевидны в
количественно оценивается маркеров сердечно-сосудистого риска.
Ограничение Мета-анализа является то, что большинство исследований были
маленькими, они не описывают метод рандомизация и не все они были ослеплены.
Для некоторых потенциальных маркеров риска, мы не смогли определить два или
больше исследований, чтобы разрешить создание пулов. Мы не смогли получить
данные из неопубликованных исследований, и не пытаться получить пациента уровне
данных. Хотя мы не приспосабливались статистически нескольких сравнений двух
клинически значимых различий мы наблюдали, были очень значительны. Подгруппа
анализы показали отсутствие существенных различий либо типу или дозу плацебо;
малые дозы оливкового масла, используемого в качестве плацебо (табл. 11)), таким
образом, не скрывает какие-либо важные различия.
На основе оценок из Мета-анализ эмпирических исследований, 2,9 мкмоль/л,
снижение концентрации фибриногена бы привести к относительному снижению риска,
80% - в венечных сосудов сердца disease.20 поэтому уменьшение 0,17 мкмоль/л,
136
приходящихся на Ала, как ожидается, будет приводить к снижению на 6% на фоне
ишемической болезни сердца. Это намного меньше, чем сокращение наблюдалось в
Лионе диетические исследования сердца, в которых пациенты были рандомизированы
на средиземноморской диете и маргарин высоко в Ала. Фибриноген таким образом,
маловероятно, чтобы выступить клинически значимым эффектом Ала сердечнососудистого риска.
Ала-метаболический предшественник DHA и EPA и любое снижение риска может быть
опосредовано через обращение к этой жирной кислоты. Однако, метаболические
общий коэффициент конверсии low2 и колеблется между мужчинами и женщинами,
будучи выше в women.21 наш анализ предполагает, что влияние Ала на снижение риска
сердечно-сосудистых заболеваний, вряд ли могут быть опосредованы через
преобразование в EPA и DHA, поскольку мы не отметили никаких изменений,
согласующихся с увеличением концентрации этих жирных кислот.
Хотя добавок Ала может привести к небольшому снижению концентрации
фибриногена и глюкозы в плазме натощак, большинство действующих факторов риска
сердечно-сосудистых или возникающих маркеров риска, как представляется, не будут
затронуты. Дальнейшие испытания необходимы, но на основе данного Мета-анализа,
диетических добавок с Ала снизить сердечно-сосудистых заболеваний не может быть
рекомендовано.
Am J Clin Nutr. 2012 Dec;96(6):1262-73. doi: 10.3945/ajcn.112.044040. Epub 2012 Oct 17.
α-Linolenic acid and risk of cardiovascular disease: a systematic review and meta-analysis.
Pan A1, Chen M, Chowdhury R, Wu JH, Sun Q, Campos H, Mozaffarian D, Hu FB.
1Department of Nutrition, Harvard School of Public Health, Harvard Medical School, Boston, MA 02115,
USA. ephanp@nus.edu.sg
Prior studies of α-linolenic acid (ALA), a plant-derived omega-3 (n-3) fatty acid, and cardiovascular disease
(CVD) risk have generated inconsistent results.
OBJECTIVE: We conducted a meta-analysis to summarize the evidence regarding the relation of ALA and
CVD risk.
DESIGN: We searched multiple electronic databases through January 2012 for studies that reported the
association between ALA (assessed as dietary intake or as a biomarker in blood or adipose tissue) and CVD
risk in prospective and retrospective studies. We pooled the multivariate-adjusted RRs comparing the top
with the bottom tertile of ALA using random-effects meta-analysis, which allowed for between-study
heterogeneity.
RESULTS: Twenty-seven original studies were identified, including 251,049 individuals and 15,327 CVD
events. The overall pooled RR was 0.86 (95% CI: 0.77, 0.97; I² = 71.3%). The association was significant in 13
comparisons that used dietary ALA as the exposure (pooled RR: 0.90; 95% CI: 0.81, 0.99; I² = 49.0%), with
similar but nonsignificant trends in 17 comparisons in which ALA biomarkers were used as the exposure
(pooled RR: 0.80; 95% CI: 0.63, 1.03; I² = 79.8%). An evaluation of mean participant age, study design
(prospective compared with retrospective), exposure assessment (self-reported diet compared with
biomarker), and outcome [fatal coronary heart disease (CHD), nonfatal CHD, total CHD, or stroke] showed
that none were statistically significant sources of heterogeneity.
CONCLUSIONS: In observational studies, higher ALA exposure is associated with a moderately lower risk of
CVD. The results were generally consistent for dietary and biomarker studies but were not statistically
significant for biomarker studies. However, the high unexplained heterogeneity highlights the need for
additional well-designed observational studies and large randomized clinical trials to evaluate the effects of
ALA on CVD.
Линоленовая кислота и риск сердечно-сосудистых заболеваний: систематический
137
обзор и Мета-анализ.
Предыдущие исследования Альфа-линоленовая кислота (АЛК), растительные Омега-3
(n-3 жирных кислот, и сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) риск вызвали
противоречивые результаты.
Цель: мы провели Мета-анализ, обобщить факты, касающиеся отношения Ала и риска
развития ССЗ.
Дизайн: мы искали несколько электронных баз данных через января 2012 года
исследования, в котором сообщалось об ассоциации между Ала (оценивается как
поступление с пищей или в качестве биомаркеров в крови и жировой ткани) и риска
развития ССЗ в проспективных и ретроспективных исследований. Мы объединили
многомерного-откорректированными по сравнению с верху, с низу тертиль Ала
использованием случайных эффектов Мета-анализа, которые позволили между
исследование неоднородности.
Результаты: двадцать семь оригинальных исследований были выявлены, в том числе
251,049 лиц и 15,327 ССЗ событий. Общий пул руб. составила 0,86 (95% CI: 0.77, 0.97; I2 =
71.3%). Ассоциация была значительной в 13 сравнения, используемых пищевых Ала,
как экспозиция (складочный RR: 0.90; 95% CI: 0.81, 0.99; I2 = 49.0%), с похожими, но
лишь незначительную тенденции в 17 сравнений, в которых Ала были использованы в
качестве биомаркеров воздействия (складочный RR: 0,80; 95% ди: 0.63, 1.03; I2 = 79.8%).
Оценка означает участника, возраст, дизайн исследования (перспективных, по
сравнению с ретроспективной), оценка воздействия (self-сообщил диета по сравнению
с биомаркер), и результат [fatal ишемической болезни сердца (ИБС), нефатального ИБС,
общая ИБС или инсульта] показал, что никто не были статистически значимыми
источниками неоднородности.
Выводы: в обсервационных исследований, высшего Ала позиция связана с умеренно
низкого риска ССЗ. Результаты были в целом согласуется с пищей, и биомаркеров для
исследования, но не были статистически значимыми для исследования биомаркеров.
Тем не менее, высокая необъяснимые неоднородность подчеркивает необходимость
дополнительного хорошо продуманные обсервационных исследований и крупных
рандомизированных клинических испытаний по оценке воздействия на Ала ССЗ.
DISCUSSION
In this systematic review and meta-analysis of dietary and biomarker studies of ALA and CVD, we found
that overall ALA exposure was associated with a modestly lower risk of CVD. Evaluation of subtypes of
studies showed that dietary ALA was associated with a lower risk of CVD, particularly CHD death. The pooled
risk estimate was generally similar for ALA biomarker concentrations, but the results were not statistically
significant. Overall, these data support potential cardiovascular benefits of ALA. However, significant
unexplained heterogeneity was seen, and there were too few studies that evaluated specific combinations of
ALA exposure measurements (eg, diet, serum, plasma, phospholipids, cholesterol esters, and adipose tissue)
and disease subtypes (eg, CHD death, nonfatal MI, and stroke) to evaluate potential causes of this
heterogeneity.
In the past several decades, numerous studies have been conducted to identify potential beneficial effects
of seafood omega-3 fatty acids, particularly EPA and DHA, on cardiovascular outcomes. A meta-analysis of
cohort studies and clinical trials suggested that daily consumption of 250 mg EPA/DHA reduced the risk of
fatal CHD by 36% (41). Our meta-analysis suggests that ALA consumption may also confer cardiovascular
benefits, and each 1 g/d increment of ALA intake was associated with a 10% lower risk of CHD death. Prior
reviews evaluating ALA and CVD risk found only nonsignificant trends toward potential benefits (3, 4, 42).
Our work considerably expands on these prior reviews by evaluating both dietary and biomarker studies and
by including several recent investigations (20–22, 36).
138
Although nutrient biomarkers are generally considered superior to dietary estimates, the best exposure
metric for ALA remains unclear. After consumption and absorption, ALA is extensively oxidized, and a very
small proportion is converted to EPA (5, 6). Thus, the biomarker concentration of ALA in circulating blood
compartments or adipose tissue may not strongly reflect dietary consumption (7). Rather, ALA
concentrations in different tissues and lipid fractions may to a similar or even greater extent reflect various
biologic pathways for metabolism and incorporation of ALA (7). Consistent with this, dietary estimates of ALA
consumption do not correlate strongly with biomarker concentrations (average correlation of 0.35 for
adipose tissue and 0.24 for blood concentrations) (7). Blood biomarker concentrations may also be limited in
that they generally reflect exposures over the prior few weeks, rather than longer periods, which may be
most relevant for risk of chronic diseases (7). On the other hand, self-reported estimates of ALA consumption
are limited by measurement error because of imperfect participant recall and nutrient database information.
Dietary ALA intakes were measured by different methods (food-frequency questionnaires, dietary history,
and 4-d and 7-d dietary records) in various studies. Food-frequency questionnaires generally measure
relatively long-term dietary habits, whereas 4-d and 7-d dietary records usually measure short-term dietary
intakes. Dietary ALA data were also expressed in different formats (crude intake, energy adjusted by using
the residual method, and percentage of energy). Furthermore, ALA comes from several dietary sources,
including specific vegetable oils, nuts, spreading fats, soups, sauces, and even animal products (meat) (43),
with potential heterogeneity of major sources between different populations. For instance, vegetable oil–
containing margarines may be a major source of ALA in the Netherlands (44), whereas mayonnaise, creamy
salad dressings, margarine, butter, and red meat may be major sources in the United States (45), and meats
may be a nontrivial source in other nations (46). Overall, because of the different strengths and limitations of
dietary compared with biomarker measures, the optimal measure for determining ALA exposure remains
uncertain. A strength of our meta-analysis was that we evaluated both dietary and biomarker estimates, and
the general similarity of the findings is reassuring.
Our findings support the need for further experimental and clinical studies to elucidate potential pathways
of effects of ALA on CVD outcomes. Endogenous conversion of ALA to EPA is limited (<10%) and generally
much lower in men than in women (47, 48). Whether ALA has beneficial effects beyond conversion to EPA
remains unclear (49). Limited evidence suggests that ALA could have some independent role in
cardiovascular health. Goyens et al (50) found that, among healthy elderly subjects, short-term ALA
supplementation improved concentrations of LDL cholesterol and apolipoprotein B more favorably than
EPA/DHA supplementation. ALA and EPA/DHA may also share some common mechanisms, such as
experimentally observed antiarrhythmic properties (51, 52), beneficial effects on thrombosis (53), and
clinically observed improvement in endothelial function (54) and inflammatory factors (55). A direct or
indirect antiarrhythmic effect of ALA could partially explain why ALA appeared protective against CHD death
in our analysis. ALA intake is also correlated with the overall intakes of other PUFAs (ie, omega-6 fatty acids
and EPA/DHA), which may provide beneficial effects on CVD. A previous investigation reported that the
association between ALA intake and CHD risk was not influenced by background omega-6 fatty acids intake,
but may be modified by EPA/DHA intake (56). Further studies are needed to investigate whether ALA has
independent effects on cardiovascular health, or the effects can be modified by intake of other fatty acids.
Our findings highlight the need for an appropriately designed, randomized, placebo-controlled clinical trial
to evaluate the effects of dietary ALA on incidence of CVD. Very few prior clinical trials of ALA have been
performed, and each with important limitations. In the Lyon Diet Heart Study (57), 605 post-MI patients were
randomly assigned to a Mediterranean diet, including margarine supplemented with ALA (1.1 g/d),
compared with a low-fat diet. Over a mean follow-up of 27 mo, the intervention group experienced a
markedly lower incidence of CVD (RR: 0.27; 95% CI: 0.12, 0.59), especially cardiac death (RR: 0.24; 95% CI:
0.07, 0.85); however, very few total events occurred (n = 41 CVD events), and the multicomponent nature of
the dietary intervention makes it difficult to ascribe the benefits to ALA (54). A trial in India of an IndoMediterranean ALA-rich diet among 1000 patients with established CHD found similar results over a 1-y
follow-up (58), but the interventions were not blinded and the validity of results from this group of
investigators has been questioned (59). A larger double-blind, placebo-controlled trial among 4837 post-MI
patients tested the effects on cardiovascular events of 400 mg EPA+DHA/d and/or 2 g ALA/d, by using a 2 × 2
factorial design. Because of fewer than expected events, ALA was not compared with placebo as originally
planned, but rather with the factorial combination of EPA+DHA (50%) and placebo (50%). After a follow-up
139
period of 40 mo, only a nonsignificant trend toward lower CVD risk was found for ALA (RR: 0.91; 95% CI:
0.78, 1.05) compared with a combined control group receiving EPA+DHA or placebo (60). Additionally, this
study was underpowered to detect an effect on CHD death, with only 17% power to detect a 25% reduction
(1). Notably, all prior clinical trials were also secondary prevention interventions conducted among patients
with established CHD, rather than primary prevention trials, which would most closely correspond to the
observational studies of ALA and CVD risk in the present meta-analysis.
Several limitations should be considered. Our search was limited to English publications, and non-English
or unpublished reports may exist. We identified large variations in study designs, methods for ALA
measurement, covariate adjustments, and specific outcomes evaluated. Although we did not identify these
variations as statistically significant sources of heterogeneity, such heterogeneity may limit the validity of the
overall pooled results. Although all studies adjusted for major CVD risk factors and many adjusted for
additional dietary or biomarker factors, residual confounding by imprecisely measured or unmeasured
factors is possible.
In conclusion, this systematic review and meta-analysis of both dietary and biomarker studies suggests
that ALA exposure is associated with a moderately lower risk of CVD. Our findings suggest that ALA
consumption may be beneficial and highlight the need for additional well-designed observational studies and
randomized clinical trials to evaluate the effects of ALA on CVD risk.
Обсуждение
В этот систематический обзор и Мета-анализ пищевых и исследований биомаркеров
Ала и ССЗ, мы нашли, что в целом Ала экспозиции была связана с скромно снизить риск
ССЗ. Оценка подтипы исследования показали, что пищевые Ала была связана с
меньшим риском ССЗ, особенно ИБС смерти. Совокупные оценки риска в основном был
похож на Ала концентрации биомаркеров, но результаты не были статистически
значимыми.
В целом эти данные подтверждают потенциал сердечно-сосудистую систему Ала.
Однако, большое необъяснимое неоднородность было видно, и было слишком мало
исследований, в которых изучались конкретные комбинации Ала измерений
экспозиции (например, диетические, сыворотка, плазма, фосфолипидов, холестерина
эфиров и жировой ткани) и болезни подтипы (например, ИБС смерть, нефатальный им
и инсульта) для оценки возможных причин этой неоднородности.
В последние несколько десятилетий, многочисленные были проведены исследования
для определения потенциальных благотворное влияние морепродуктов Омега-3
жирных кислот, особенно EPA и DHA, на сердечно-сосудистые исходы. Мета-анализ
когортных исследованиях и клинических испытаниях выяснилось, что ежедневное
употребление 250 мг EPA/DHA снижен риск фатальной ИБС на 36% (41).
Наша Мета-анализ показывает, что Ала потребления также может даровать сердечнососудистую систему, и каждый 1 г/сут прирост Ала потребления было связано с 10%
ниже риск смерти от ИБС. До отзывы оценки Ала и риска ССЗ нашел только лишь
незначительную тенденцию к потенциальные выгоды (3, 4, 42). Наша работа
значительно расширяет возможности предыдущих обзоров, оценивая как диетическое
и исследований биомаркеров и включить несколько недавних исследований (20-22, 36).
Хотя питательных биомаркеров, как правило, считаются лучшими для диетического
оценкам, за лучшую экспозицию метрики для Ала, остается неясным. После
потребления и поглощения, Ала активно окисляется, и очень небольшая часть
преобразуется в EPA (5, 6). Таким образом, концентрации биомаркеров Ала в
циркулирующей крови отсеках или жировой ткани может не полностью отражать
диетического потребления (7). А, Ала концентрация в различных тканях и фракций
липидов может, в такой же или даже в большей степени отражают различные
140
биологические путей метаболизма и включение Ала (7). В соответствии с этим,
диетическое оценки Ала потребления не сильно коррелируют с концентрации
биомаркеров (средняя корреляция 0,35 жировой ткани и 0.24 для концентрации в
крови) (7). Крови концентрации биомаркеров также может быть ограничен в том, что
они, как правило, отражает колебания за предыдущие несколько недель, а не на
периоды, которые могут быть наиболее актуальной для риска хронических
заболеваний (7).
С другой стороны, самооценка оценки Ала потребление ограничено наличием
ошибок измерения из-за несовершенной участник вспомнить и питательных
информацию из базы данных. Диетическое Ала потребления были измерены с
помощью различных методов (продукты питания-частота анкет, диетическое истории, и
4-d и 7-d диетическое записей) в различных исследованиях. Еда-частота анкет, как
правило, измеряют относительно долгосрочных пищевые привычки, в то время как 4-d
и 7-d диетическое записи обычно учета краткосрочных рациону. Диетическое Ала
данные также были выражены в различных форматах (сырой потребление энергии
отрегулировать с помощью остаточного метода, и процент энергии).
Кроме того, Ала поступает из нескольких источников питания, в том числе
специальных растительных масел, орехов, распространение жиры, супы, соусы, и даже
продукты животного происхождения (мясо) (43), с потенциальными неоднородности
основных источников между различными группами населения. Например,
растительные масла, содержащие маргарины может стать основным источником Ала в
Нидерландах (44), в то время как майонез, сливочный для салата, маргарин, сливочное
масло и красное мясо может быть основным источникам в США (45), мясо может быть
нетривиальной источник в других наций (46). В общем, ввиду разные сильные и слабые
стороны пищевых по сравнению с биомаркеров меры, оптимальной мерой для
определения Ала воздействия остается неопределенным. Мощь нашей Мета-анализа
является то, что мы оценили как диетическое и биомаркеров оценкам, общее сходство
результаты обнадеживают.
Наши результаты подтверждают необходимость для дальнейших лабораторных и
клинических исследований для выяснения потенциальных путей воздействия на Ала
исходов ССЗ. Эндогенные преобразования Ала EPA ограничено (<10%) и, как правило,
гораздо меньше мужчин, чем женщин (47, 48). Ли Ала оказывает благотворное влияние
за пределы преобразования EPA остается неясным (49).
Ограниченные данные показывают, что Ала может иметь самостоятельную роль в
профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. Goyens et al (50), показало, что среди
здоровых пожилых лиц, краткосрочные Ала добавок улучшает концентрацию
холестерина ЛПНП и аполипопротеина B более благосклонно, чем EPA/DHA добавок.
Ала и EPA/DHA могут также иметь некоторые общие механизмы, такие как
экспериментально наблюдаемых антиаритмические свойства (51, 52), благотворно
влияют на тромбоз (53), и клинически наблюдается улучшение функции эндотелия (54)
и факторов воспаления (55). Прямое или косвенное антиаритмический эффект Ала
может частично объяснить, почему Ала появились защитные против смерти от ИБС в
нашем анализе. Ала потребление также коррелирует с общей потребления других Пнжк
(ie, Омега-6 жирных кислот (EPA/DHA), которые могут оказывать благотворное влияние
на развитие ССЗ.
В предыдущем исследовании, сообщили, что ассоциация между Ала потребления и
141
риска ИБС не повлияло на фоне жирных кислот Омега-6 калорий, но и могут быть
изменены по EPA/DHA потребление (56). Необходимы дальнейшие исследования,
чтобы выяснить, возможно ли Ала имеет независимое влияние на здоровье сердечнососудистой системы, или последствия могут быть изменены путем всасывания других
жирных кислот.
Наши результаты свидетельствуют о необходимости соответствующим образом
спроектированных, рандомизированное, плацебо-контролируемого клинического
исследования, с целью оценки влияния диетических Ала о заболеваемости ССЗ. Очень
немногие до клинических испытаний Ала были выполнены, и каждый с существенными
ограничениями. В Лионе диетические исследования сердца (57), 605 пост-ми пациентов
были рандомизированы на средиземноморской диете, включая маргарин дополнена
Ала (1,1 г/г), по сравнению с низким содержанием жиров. Над средним последующих
27 МО, группа вмешательства опытного заметно снизить заболеваемость ССЗ (ор: 0.27;
95% CI: 0.12, 0.59), особенно в сердечной смерти (ор: 0.24; 95% CI: 0.07, 0.85); однако,
очень мало общего произошли события (n = 41 ССЗ событий), и многокомпонентный
характер диетического вмешательства затрудняет приписывать преимущества Ала (54).
Испытание в Индии, индо-средиземноморской Ала-диета среди 1000 больных с
установленной ИБС были получены аналогичные результаты за 1-y (58), но
вмешательства не были ослеплены и обоснованность результатов от этой группы
следователей, было поставлено под сомнение (59). Большего двойное слепое, плацебоконтролируемое исследование среди 4837 пост-ми больных изучали воздействие на
сердечно-сосудистых событий 400 мг ЭПК+ДГК/d и/или 2 г Ала/d, используя 2 ч 2
факториал-дизайн. Потому что меньше ожидаемых событий, аля была не в сравнении с
плацебо, как это первоначально планировалось, а, скорее, с факториал сочетание
ЭПК+ДГК (50%) и плацебо (50%). После периода наблюдения 40 mo, только лишь
незначительную тенденцию к снижению риска развития ССЗ был найден Ала (RR: 0,91;
95% ди: 0.78, 1.05) по сравнению с контрольной группы, получавших комбинированный
ЭПК+ДГК или плацебо (60). Кроме того, в этом исследовании была недостаточна, чтобы
обнаружить эффект ИБС на смерть, лишь 17% мощность, чтобы обнаружить снижение
на 25% (1).
Примечательно, что все предыдущие клинические испытания были также вторичных
мер профилактики, проведенного среди больных с установленной ИБС, а не первичной
профилактики испытаний, которая бы наиболее точно соответствуют обсервационных
исследований Ала и риска ССЗ в настоящее Мета-анализа.
Некоторые ограничения, которые должны быть рассмотрены. Наш поиск был
ограничен англоязычной литературе, а не английский или неопубликованные отчеты
могут существовать. Мы выявили значительные вариации в исследовании конструкций,
методов Ала измерения, ковариантные коррективы, и конкретные результаты оценены.
Хотя мы не обнаружили этих изменений, как статистически значимые источники
неоднородности, такие неоднородности могут ограничивать действие общей
объединенные результаты. Хотя все исследования, скорректированной для основных
факторов риска и многие скорректированы для пищевой или биомаркеров факторы,
остающиеся в замешательство по неточно измеренных или неизмеренных факторов
возможна.
В заключение данного систематического обзора и Мета-анализа и диетическим и
биомаркеров исследования свидетельствуют о том, что Ала позиция связана с
142
умеренно низкого риска ССЗ. Наши исследования показывают, что Ала потребление
может быть полезным и подчеркивают необходимость дополнительных хорошо
продуманные обсервационных исследований и рандомизированных клинических
исследованиях по оценке воздействия на Ала риска развития ССЗ.
Hypertension. 2013 Dec;62(6):1081-9. doi: 10.1161/HYPERTENSIONAHA.113.02094. Epub 2013 Oct 14.
Potent antihypertensive action of dietary flaxseed in hypertensive patients.
Rodriguez-Leyva D1, Weighell W, Edel AL, LaVallee R, Dibrov E, Pinneker R, Maddaford TG, Ramjiawan B,
Aliani M, Guzman R, Pierce GN.
1St Boniface Hospital Research Centre, 351 Tache Ave, Winnipeg, Manitoba, Canada R2H 2A6.
gpierce@sbrc.ca.
Flaxseed contains ω-3 fatty acids, lignans, and fiber that together may provide benefits to patients with
cardiovascular disease. Animal work identified that patients with peripheral artery disease may particularly
benefit from dietary supplementation with flaxseed. Hypertension is commonly associated with peripheral
artery disease. The purpose of the study was to examine the effects of daily ingestion of flaxseed on systolic
(SBP) and diastolic blood pressure (DBP) in peripheral artery disease patients. In this prospective, doubleblinded, placebo-controlled, randomized trial, patients (110 in total) ingested a variety of foods that
contained 30 g of milled flaxseed or placebo each day over 6 months. Plasma levels of the ω-3 fatty acid αlinolenic acid and enterolignans increased 2- to 50-fold in the flaxseed-fed group but did not increase
significantly in the placebo group. Patient body weights were not significantly different between the 2 groups
at any time. SBP was ≈ 10 mm Hg lower, and DBP was ≈ 7 mm Hg lower in the flaxseed group compared with
placebo after 6 months. Patients who entered the trial with a SBP ≥ 140 mm Hg at baseline obtained a
significant reduction of 15 mm Hg in SBP and 7 mm Hg in DBP from flaxseed ingestion. The antihypertensive
effect was achieved selectively in hypertensive patients. Circulating α-linolenic acid levels correlated with
SBP and DBP, and lignan levels correlated with changes in DBP. In summary, flaxseed induced one of the most
potent antihypertensive effects achieved by a dietary intervention.
Мощный антигипертензивное действие биологически активных льняное у больных
гипертонической болезнью.
Льняное семя содержит Омега-3-жирных кислот, лигнаны, и волокна, которые вместе
могут обеспечить преимущества для пациентов с сердечно-сосудистыми
заболеваниями. Животное исследования выявили, что пациенты с заболеваниями
периферической артерии может воспользоваться преимуществами от диетических
добавок с льняное. Гипертония, как правило, ассоциируются с заболеваниями
периферической артерии. Целью исследования было изучить влияние ежедневное
потребление льняного семени на систолического (сад) и диастолического
артериального давления (ДАД) в периферических артерий у пациентов. В этой
перспективе, двойное слепое, плацебо-контролируемое, рандомизированное
исследование пациентов (в общей сложности 110) попадает разнообразные продукты,
которые содержали 30 г молотого льняного семени или плацебо каждый день в
течение 6 месяцев. Плазменные уровни Омега-3-жирные кислоты линоленовая кислота
и enterolignans увеличилось в 2 до 50 раз в льняное кормили группы, но существенно не
в группе плацебо. Пациент на вес тела не имеют статистически значимых различий
между 2 группами в любое время. Сад был ≈ 10 мм рт.ст. ниже, и ДАД был ≈ 7 мм рт.ст.
ниже, в льна в группе по сравнению с плацебо после 6 месяцев. Пациенты,
вовлеченные в эксперимент, с SBP менее 140 мм рт.ст. при таких исходных получено
достоверное сокращение на 15 мм рт. ст. в SBP и 7 мм рт.ст. ДАД из льняного семени
приеме внутрь. Гипотензивный эффект был достигнут выборочно у больных
гипертонической болезнью. Циркуляционные линоленовая кислоты в крови
143
коррелирует с сад и ДАД, и lignan уровни связаны с изменениями в ДАД. В резюме,
льняное индуцированных один из самых мощных гипотензивный эффект, который
достигается путем диетического вмешательства.
Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2009 Mar-Apr;13(2):133-9.
Treatment of carpal tunnel syndrome with alpha-lipoic acid.
Di Geronimo G1, Caccese AF, Caruso L, Soldati A, Passaretti U.
1UO Chirurgia della Mano e dei Nervi Periferici, Presidio Ospedaliero dei Pellegrini, Napoli, Italy.
a.digeronimo@alice.it
Carpal Tunnel Syndrome (CTS) is the most common peripheral mononeuropathy; its symptoms and
functional limitations significantly penalize the daily activities and quality of life of many people. While
surgery is reserved to most severe cases, the earlier stages of disease may be controlled by a
pharmacological treatment aimed to "neuroprotection", i.e. to limiting and correcting the nerve damage.
Our study was aimed to compare the efficacy of a fixed association of alpha-lipoic acid (ALA) 600 mg/die and
gamma-linolenic acid (GLA) 360 mg/die, and a multivitamin B preparation (Vit B6 150 mg, Vit B1 100 mg, Vit
B12 500 microg daily) for 90 days in 112 subjects with moderately severe CTS. Demographic, case-history
and treatment efficacy data were collected; the Boston questionnaire was administered and the patients
were evaluated by Hi-Ob scale and electro-myography. A significant reduction in both symptoms scores and
functional impairment (Boston questionnaire) was observed in ALA/GLA group, while the multivitamin group
experienced a slight improvement of symptoms and a deterioration of functional scores. Electromyography
showed a statistically significant improvement with ALA/GLA, but not with the multivitamin product. The HiOb scale showed significant efficacy of ALA/GLA in improving symptoms and functional impairment, while in
the multivitamin group the improvement was significant, but less marked than in the ALA/GLA group. In
conclusion, the fixed association of ALA and GLA proved to be a useful tool and may be proposed for
controlling symptoms and improving the evolution of CTS, especially in the earlier stages of disease.
Лечение синдрома запястного канала с альфа-липоевой кислоты.
Кистевой туннельный синдром (КТС) является наиболее распространенным
периферической мононевропатия; его симптомов и функциональных ограничений,
существенно вредят повседневной деятельности и качества жизни многих людей. Пока
операция предназначена для самых тяжелых случаях, на более ранних стадиях
заболевания могут управляться с помощью фармакологического лечения,
направленные на "нейропротекторов", т.е. ограничения и исправляя повреждения
нерва. Наше исследование с целью сравнить эффективность фиксированной
ассоциации Альфа-липоевая кислота (АЛК) 600 мг/die и гамма-линоленовая кислота
(GLA) 360 мг/die, и поливитамины B) подготовки и (вит В6 150 мг, Витамин B1 100 мг,
витамин В12 500 микрогр в день) в течение 90 дней в 112 предметам с умеренно
выраженными CTS. Демографические, кейс-история и эффективности лечения были
собраны данные; Бостоне была распространена анкета с вопросами и больных
оценивали с помощью Hi-оф масштаба и электро-миографии. Значительное снижение
симптомов баллов и функциональные нарушения (Бостон вопросник) наблюдалось в
Ала/GLA группы, в то время как поливитаминный группе наблюдалось незначительное
улучшение, ухудшение симптомов и функциональных баллов. Электромиография
показал статистически значимое улучшение с ALA/GLA, но не с поливитаминный
продукт. Hi-оф масштаба показали значительную эффективность Ала/GLA в улучшении
симптомов и функциональных нарушений, в то время как в составе поливитаминных
группе значительное улучшение было, но менее выражены, чем в Ала/GLA группы. В
заключение фиксированной ассоциации Ала и GLA оказалась полезным инструментом
и может быть предложена для контроля симптомов и улучшения эволюции CTS,
144
особенно на ранних стадиях заболевания.
J Oleo Sci. 2007;56(7):347-60.
Antihypertensive effect and safety of dietary alpha-linolenic acid in subjects with high-normal blood
pressure and mild hypertension.
Takeuchi H1, Sakurai C, Noda R, Sekine S, Murano Y, Wanaka K, Kasai M, Watanabe S, Aoyama T, Kondo K.
1Research Laboratory, The Nisshin Oillio Group, Ltd., Yokosuka, Kanagawa, Japan. h-takeuchi@nisshinoillio.com
We investigated the antihypertensive effect and safety of alpha-linolenic acid (ALA) in human subjects. In
Experiment 1, subjects with high-normal blood pressure and mild hypertension ingested bread containing 14
g of common blended oil (control oil) or ALA-enriched oil for 12 weeks. The test oil contained 2.6g/14 g of
ALA. The subjects ingested strictly controlled meals during the study period. Systolic blood pressure was
significantly lower in the ALA group than in the control group after ingestion of the test diet for 4, 8 and 12
weeks. Diastolic blood pressure was significantly lower in the ALA group than in the control group after
ingestion of the test diet for 12 weeks. In Experiment 2, we evaluated the safety of high intake of ALA (7.8
g/d), particularly its effects on oxidation in the body and blood coagulation. Normotensive, highnormotensive and mildly hypertensive subjects ate bread that contained 42 g of the control oil or the test oil
for 4 weeks. No significant difference was noted in the lipid peroxide level, high-sensitive C-reactive protein
level, plasma prothrombin time or activated partial thromboplastin time between the two groups. No
abnormal changes were noted after test diet ingestion on blood test or urinalysis, and no adverse event
considered to have been induced by the test oil was observed in Experiment 1 and 2. These results suggest
that ALA have an antihypertensive effect with no adverse effect in subjects with high-normal blood pressure
and mild hypertension.
Антигипертензивный эффект и безопасности пищевых Альфа-линоленовой кислоты
у пациентов с высоким нормальным артериальным давлением и умеренной
гипертонией.
Мы исследовали антигипертензивной эффективности и безопасности применения
Альфа-линоленовая кислота (АЛК) в человеке. В эксперименте 1, субъекты с высоким
нормальным артериальным давлением и умеренной гипертонией проглотил хлеб,
содержащий 14 g общих смесь растительных масел (масла управления) или Алаобогащенный маслом в течение 12 недель. Тест масла, содержащегося 2,6 г/14 г Ала.
Субъектов в организм строго контролируемых блюда в течение всего периода
исследования. Систолическое кровяное давление было значительно ниже в Ала-группе,
чем в контрольной группе после приема внутрь теста диета для 4, 8 и 12 недель.
Диастолическое кровяное давление было значительно ниже в Ала-группе, чем в
контрольной группе после приема внутрь теста диету в течение 12 недель. В
эксперименте 2, мы оценили безопасность высокого уровня потребления Ала (7,8 г/г), в
частности ее влияние на окисления в организме и свертываемость крови.
Нормотензивных, высокого нормотензивных и мягко гипертонической участники ели
хлеб, который содержал 42 г контроля уровня масла или масла испытания в течение 4
недель. Нет существенной разницы, - отметили в перекиси липидов уровне,
высокочувствительного с-реактивного белка уровне, плазменный протромбинового
времени или активированного частичного тромбопластинового времени между двумя
группами. Никаких патологических изменений отмечено не было после теста
диетические попадании на анализ крови или мочи, и никакие неблагоприятные
события, как считается, были наведены теста на нефть наблюдалось в эксперименте 1 и
2. Эти результаты позволяют предположить, что Ала имеют антигипертензивный эффект
никаких побочных эффектов у лиц с высоким нормальным артериальным давлением и
145
умеренной гипертонией.
Am J Clin Nutr. 1997 Sep;66(3):591-8.
Alpha-linolenic acid and marine long-chain n-3 fatty acids differ only slightly in their effects on hemostatic
factors in healthy subjects.
Freese R1, Mutanen M.
1Department of Applied Chemistry and Microbiology (Nutrition), University of Helsinki, Finland.
riitta.freese@helsinki.fi
The effects of alpha-linolenic acid (ALA, 18:3n-3), eicosapentaenoic acid (EPA, 20:5n-3), and
docosahexaenoic acid (DHA, 22:6n-3) on hemostatic factors were compared. Healthy subjects (29 women
and 17 men aged 20-44 y) received either linseed oil (average ALA intake: 5.9 g/d) or fish oil plus sunflower
oil (average EPA + DHA intake: 5.2 g/d) for 4 wk. The supplemented amount of fat was 1.19 mg/kJ (1 g/200
kcal) calculated energy expenditure. Stability of habitual diets was monitored. Blood samples were collected
at baseline, at the end of the experimental period, and after a 12-wk follow-up period. Different changes in
the study groups were seen only in serum cholesterol and triacylglycerols, platelet fatty acid composition,
and ADP-induced platelet aggregation. The treatments did not differ in their effects on collagen-induced
platelet aggregation and thromboxane production, aggregation to the thromboxane A2 mimic I-BOP, urinary
excretion of 11-dehydro-thromboxane B2 and beta-thromboglobulin, bleeding time, plasma fibrinogen
concentration, antithrombin III activity, factor VII coagulant activity, or activity of plasminogen activator
inhibitor 1. The results indicate that supplemented ALA from vegetable oil and EPA and DHA from a marine
source have largely parallel effects on hemostatic factors.
Альфа-линоленовая кислота и морских длинной цепью n-3 жирных кислот лишь
немного отличается по своим последствиям от факторов гемостаза у здоровых
испытуемых.
Влияние Альфа-линоленовая кислота (АЛК, 18:3n-3), эйкозапентаеновая кислота (EPA,
20:5n-3)и докозагексаеновая кислота (DHA, 22:6n-3) на гемостатический факторов
сравнивались. Здоровых испытуемых (29 женщин и 17 мужчин в возрасте 20-44 y)
получали либо льняное масло (в среднем Ала потребление: 5.9 Г/Г), или рыба масла и
подсолнечного масла (в среднем ЭПК + ДГК потребление: 5.2 г/сут) в течение 4 нед.
Дополненного количество жира составил 1,19 мг/kJ (1 г/200 ккал), который
рассчитывается расход энергии. Стабильность привычной диеты, был проведен
мониторинг. Образцы крови были собраны на исходном уровне, в конце
экспериментального периода, и после 12-wk периода наблюдения. Различные
изменения в учебные группы были замечены только в сыворотке крови холестерина и
триглицеридов, тромбоцитов жирнокислотный состав, и АДФ-индуцированной
агрегации тромбоцитов. Процедуры, которые не отличаются по своим последствиям на
коллаген-индуцированную агрегацию тромбоцитов и тромбоксана производства,
агрегации для тромбоксана А2 имитировать я-БОП, экскреция 11-dehydro-тромбоксана
В2 и бета-thromboglobulin, время кровотечения, концентрация фибриногена в плазме,
антитромбин III, активность фактора VII коагулянта активности или активности
ингибитора активатора плазминогена 1. Результаты показывают, что дополняется Ала из
растительного масла и EPA и DHA из морской источник в основном параллельно
воздействие на гемостатический факторов.
Nutr Rev. 1995 Jul;53(7):194-7.
alpha-Linolenic acid: a preventive in secondary coronary events?
Hartman IS.
146
Simmons College, Boston, MA 02215, USA.
In a 5-year study of survivors of a first myocardial infarction, the effect of an alpha-linolenic acid-enriched
diet (experimental) was compared with the prudent diet of the American Heart Association (control) in
prevention of secondary coronary events. After a mean follow-up of 27 months, there were 5 nonfatal
myocardial infarctions and 3 cardiac deaths in the experimental group versus 17 nonfatal myocardial
infarctions and 16 cardiac deaths in the control group. Overall mortality was 20 in the control and 8 in the
experimental group. An alpha-linolenic acid-enriched diet appears to be effective in secondary prevention of
coronary events, but a follow-up trial with a larger sample size is suggested.
Альфа-Линоленовая кислота: профилактическое в средней коронарных событий?
В 5-летнего исследования лиц, переживших первый инфаркт миокарда, влияние
Альфа-линоленовая кислота, обогащенной диете (экспериментальных) был по
сравнению с прудент диетические американской ассоциации сердца (контроля) в
профилактике вторичного коронарных событий. После средний период наблюдения-до
27 месяцев, что было 5 нефатального инфаркта миокарда и 3 сердечной смерти в
экспериментальной группы по сравнению с 17 нефатального инфаркта миокарда и 16
кардиологическая смертность в контрольной группе. Общая смертность была 20 в
контрольной и 8 в экспериментальной группе. Альфа-линоленовая кислотадиетические обогащенные оказывается эффективной вторичной профилактики
коронарных событий, но последующее судебное разбирательство с большего размера
выборки предложил.
Br J Nutr. 1993 Mar;69(2):443-53.
High alpha-linolenic acid flaxseed (Linum usitatissimum): some nutritional properties in humans.
Cunnane SC1, Ganguli S, Menard C, Liede AC, Hamadeh MJ, Chen ZY, Wolever TM, Jenkins DJ.
1Department of Nutritional Sciences, Faculty of Medicine, University of Toronto, Canada.
Although high alpha-linolenic acid flaxseed (Linum usitatissimum) is one of the richest dietary sources of
alpha-linolenic acid and is also a good source of soluble fibre mucilage, it is relatively unstudied in human
nutrition. Healthy female volunteers consumed 50 g ground, raw flaxseed/d for 4 weeks which provided 1213% of energy intake (24-25 g/100 g total fat). Flaxseed raised alpha-linolenic acid and long-chain n-3 fatty
acids in both plasma and erythrocyte lipids, as well as raising urinary thiocyanate excretion 2.2-fold. Flaxseed
also lowered serum total cholesterol by 9% and low-density-lipoprotein-cholesterol by 18%. Changes in
plasma alpha-linolenic acid were equivalent when 12 g alpha-linolenic acid/d was provided as raw flaxseed
flour (50 g/d) or flaxseed oil (20 g/d) suggesting high bioavailability of alpha-linolenic acid from ground
flaxseed. Test meals containing 50 g carbohydrate from flaxseed or 25 g flaxseed mucilage each significantly
decreased postprandial blood glucose responses by 27%. Malondialdehyde levels in muffins containing 15 g
flaxseed oil or flour/kg were similar to those in wheat-flour muffins. Cyanogenic glycosides (linamarin,
linustatin, neolinustatin) were highest in extracted flaxseed mucilage but were not detected in baked muffins
containing 150 g flaxseed/kg. We conclude that up to 50 g high-alpha-linolenic acid flaxseed/d is palatable,
safe and may be nutritionally beneficial in humans by raising n-3 fatty acids in plasma and erythrocytes and
by decreasing postprandial glucose responses.
Высокое содержание Альфа-линоленовая кислота льна (Linum usitatissimum):
некоторые питательные свойства человека.
Хотя высокое содержание Альфа-линоленовая кислота льна (Linum usitatissimum)
является одним из богатейших источников питания Альфа-линоленовой кислоты, а
также она является хорошим источником растворимых волокон слизь, оно
сравнительно малоизученных в питании человека. Здоровые женщины-волонтеры,
потребляемой 50 г молотого, сырое льняное/сут в течение 4 недель, при условии, что
12-13% энергии, потребляемой (24-25 г/100 г жиров). Льняное поднял Альфа147
линоленовой кислоты и длинной цепью n-3 жирных кислот в обоих плазмы и
эритроцитов, липидов, а также повышение уровня мочевой тиоцианата экскреции в 2,2
раза. Льняное также снижен уровень общего холестерина на 9% и низкой плотности
липопротеина-холестерина на 18%. Изменения в плазме Альфа-линоленовая кислота
были эквивалентны, когда 12 г, Альфа-линоленовая кислота/d был представлен в
качестве сырья, льняное семя, мука (50 g/d) или льняное масло (20 г/сут), предлагая
высокую биодоступность Альфа-линоленовой кислоты из молотого льняного семени.
Тест блюда, содержащие 50 г углеводов из льняного семени или 25 г, льняное семя,
слизь каждый существенно снизилась постпрандиальной глюкозы в крови ответы на
27%. Уровень малонового диальдегида в кексы, содержащий 15 г льняного масла или
муки/кг были похожи на те, в пшеничной муки кексы. Cyanogenic гликозиды (linamarin,
linustatin, neolinustatin) были самыми высокими в добываемой льняное слизь, но не
были обнаружены в пекли булочки, содержащие 150 г, льняное/кг. Мы делаем вывод,
что до 50 g высокая-Альфа-линоленовая кислота льняное/d является приятным,
безопасным и может быть питательно, полезно в человека путем повышения n-3
жирных кислот в плазме и эритроцитах, а также снижение постпрандиальной глюкозы
ответы.
Biosci Biotechnol Biochem. 2012;76(8):1577-9. Epub 2012 Aug 7.
In vivo anti-tumor activity of a new doxorubicin conjugate via α-linolenic acid.
Huan M1, Cui H, Teng Z, Zhang B, Wang J, Liu X, Xia H, Zhou S, Mei Q.
The conventional chemotherapy agent, doxorubicin, is of limited clinical use because of its systemic
toxicity toward normal healthy tissue. A new doxorubicin conjugate with α-linolenic acid showed good antitumor activity with lower toxicity than free doxorubicin and exhibited an active tumor-targeting profile due
to the introduction of α-linolenic acid which might be an effective tumor-targeting moiety for the
modification of chemotherapeutics.
In vivo противоопухолевой активностью нового доксорубицин конъюгат через
линоленовая кислоты.
В традиционной химиотерапией агента, доксорубицин, ограниченное клиническое
применение в силу своей системной токсичности по отношению к нормальной
здоровой ткани. Новый доксорубицин сопряженных с линоленовая кислоты показали
хорошие противоопухолевой активностью, с более низкой токсичностью, чем бесплатно
доксорубицин и экспонируется активных опухолей-таргетинга профиль из-за введения
Альфа-линоленовую кислоту, которая может быть эффективным опухоли-таргетинга
компонент для модификации химиотерапия.
Recent Pat Food Nutr Agric. 2010 Nov;2(3):181-6.
Food applications for flaxseed and its components: products and processing.
Giada Mde L.
Department of Basic and Experimental Nutrition, Institute of Nutrition, Health Sciences Center, Federal
University of Rio de Janeiro, Rio de Janeiro, Brazil. mlgiada@nutricao.ufrj.br
Flaxseed is the richest plant source of omega-3 fatty acid (α-linolenic acid) and the phytohormone lignans.
It is also an essential source of high-quality protein and dietary fiber. Additionally, flaxseed has potential to
be a source of phenolic compounds. Because of the beneficial physiological effects of its components, this
seed is considered a functional food. It can contribute to the reduction of several diseases such as diabetes
mellitus, arteriosclerosis and cancer. Food products and processing with regards to flaxseed are presented in
148
this article. The article also presents some promising patents on food applications for flaxseed and its
components. In addition, some potential opportunity areas are also discussed along with the impact of the
use of this seed and its components in foods.
В пищевой промышленности для льняное и его компоненты: продукты и
обработки.
Льняное является богатейшим завода источник Омега-3 жирные кислоты
(линоленовая кислота) и фитогормона лигнаны. Он также является важным источником
высококачественного белка и клетчатки. Кроме того, льняное семя, имеет потенциал,
чтобы быть источником фенольных соединений. Потому что благотворное
физиологическое воздействие ее компонентов, это семя рассматривается
функциональная пища. Это может способствовать сокращению ряда заболеваний, таких
как сахарный диабет, атеросклероз и рак. Продуктов питания и переработки с учетом
льняное представлены в этой статье. В статье также представлена некоторых
перспективных патентов на еду приложений для льняное и его компонентов. Кроме
того, некоторые потенциальные возможности областях, а также обсуждается наряду с
влиянием использования этого семени и ее компонентов в продуктах питания.
Food Chem Toxicol. 2014 May 21;70C:163-178. doi: 10.1016/j.fct.2014.05.009. [Epub ahead of print]
α-Linolenic acid: Nutraceutical, pharmacological and toxicological evaluation.
Kim KB1, Nam YA2, Kim HS2, Hayes AW3, Lee BM4.
1College of Pharmacy, Dankook University, 119 Dandae-ro, Cheonan, Chungnam 330-714, Republic of
Korea.
2Division of Toxicology, College of Pharmacy, Sungkyunkwan University, Suwon, Gyeonggi-do 440-746,
Republic of Korea.
3Harvard School of Public Health, 665 Huntington Ave, Boston, MA 02115, USA.
4Division of Toxicology, College of Pharmacy, Sungkyunkwan University, Suwon, Gyeonggi-do 440-746,
Republic of Korea. Electronic address: bmlee@skku.edu.
α-Linolenic acid (ALA), a carboxylic acid with 18 carbons and three cis double bonds, is an essential fatty
acid needed for human health and can be acquired via regular dietary intake of foods that contain ALA or
dietary supplementation of foods high in ALA, for example flaxseed. ALA has been reported to have
cardiovascular-protective, anti-cancer, neuro-protective, anti-osteoporotic, anti-inflammatory, and
antioxidative effects. ALA is the precursor of longer chain omega-3 fatty acids, eicosapentaenoic acid (EPA)
and docosahexaenoic acid (DHA), but its beneficial effects on risk factors for cardiovascular diseases are still
inconclusive. The recommended intake of ALA for cardiovascular health is reported to be 1.1-2.2g/day.
Although there are limited toxicological data for ALA, no serious adverse effects have been reported. The
evidence on an increased prostate cancer risk in association with dietary ALA is not conclusive. Based on the
limited data currently available, it may be concluded that ALA may be beneficial as a
nutraceutical/pharmaceutical candidate and is safe for use as a food ingredient.
Линоленовая кислота: Нутрицевтиков, фармакологическая и токсикологическая
оценка.
Линоленовая кислота (АЛК), карбоновая кислота с 18 углей и три СНГ двойных связей,
- это незаменимые жирные кислоты, необходимые для здоровья человека и могут быть
приобретены через регулярный рацион продукты, содержащие Ала или пищевых
добавок пищевых продуктов с высоким содержанием Ала, например, льняное. Ала, как
сообщается, имеют сердечно-сосудистые заболевания-защитных, анти-рак, нейрозащитную, остеопорозом, противовоспалительное, антиоксидантное. Ала-предтеча
дольше цепочки жирных кислот Омега-3, эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) и
докозагексаеновая кислота (DHA), но ее благотворное влияние на факторы риска
149
сердечно-сосудистых заболеваний по-прежнему безрезультатно. Рекомендуемая норма
потребления Ала здоровья сердечно-сосудистой системы, как сообщается, составляет
1.1-2.2г/день. Хотя существуют ограниченные данные по токсичности для Ала, нет
серьезных побочных эффектов не зарегистрировано. Доказательств того, повышенный
риск рака предстательной железы в ассоциации с диетическими Ала не является
исчерпывающим. На основе ограниченных данных, доступных в настоящее время,
можно сделать вывод, что Ала может быть полезным в качестве пищевых добавок и
фармацевтических кандидата и является безопасной для использования в качестве
пищевого ингредиента.
Mol Pharm. 2014 May 5;11(5):1378-90. doi: 10.1021/mp4004139. Epub 2014 Apr 10.
Synthesis of doxorubicin α-linolenic acid conjugate and evaluation of its antitumor activity.
Liang CH1, Ye WL, Zhu CL, Na R, Cheng Y, Cui H, Liu DZ, Yang ZF, Zhou SY.
1Department of Pharmaceutics, School of Pharmacy, Fourth Military Medical University , Xi'an 710032,
China.
Doxorubicin (DOX) is a broad-spectrum antitumor drug used in the clinic. However, it can cause serious
heart toxicity. To increase the therapeutic index of DOX and to attenuate its toxicity toward normal tissues,
we conjugated DOX with either α-linolenic acid (LNA) or palmitic acid (PA) by a hydrazone or an amide bond
to produce DOX-hyd-LNA, DOX-ami-LNA, DOX-hyd-PA, and DOX-ami-PA. The cytotoxicity of DOX-hyd-LNA on
HepG2, MCF-7, and MDA-231 cells was higher compared to that of DOX, DOX-ami-LNA, DOX-hyd-PA, and
DOX-ami-PA. The cytotoxicity of DOX-hyd-LNA on HUVECs was lower than that of DOX. DOX-hyd-LNA released
significantly more DOX in pH 5.0 medium than it did in pH 7.4 medium. DOX-hyd-LNA induced more
apoptosis in MCF-7 and HepG2 cells than DOX or DOX-ami-LNA. Significantly more DOX was released from
DOX-hyd-LNA in both MCF-7 and HepG2 cells compared with DOX-ami-LNA. Compared to free DOX, a
biodistribution study showed that DOX-hyd-LNA greatly increased the content of DOX in tumor tissue and
decreased the content of DOX in heart tissue after it was intravenously administered. DOX-hyd-LNA improved
the survival rate, prolonged the life span, and slowed the growth of the tumor in tumor-bearing nude mice.
These results indicate that DOX-hyd-LNA improved the therapeutic index of DOX. Therefore, DOX-hyd-LNA is
a potential compound for use as a cancer-targeting therapy.
Синтез доксорубицин линоленовая кислота конъюгата и оценка противоопухолевой
активностью.
Доксорубицин (DOX) широкого спектра действия противоопухолевого препарата,
применяемые в клинике. Однако, это может привести к серьезным сердце токсичности.
Увеличить терапевтический индекс DOX и, чтобы уменьшить его токсичность по
отношению к нормальным тканям, мы конъюгированных DOX либо линоленовая
кислота (LNA) или пальмитиновая кислота (па) гидразона или амидной связи
производить DOX-hyd-LNA, DOX-ами-LNA, DOX-hyd-па, и DOX-ами-па. Цитотоксичность
DOX-hyd-LNA на HepG2, MCF-7, и MDA-231 клеток была выше по сравнению с DOX, DOXами-LNA, DOX-hyd-па, и DOX-ами-па. Цитотоксичность DOX-hyd-LNA на HUVECs была
ниже, чем DOX. DOX-hyd-LNA Выпущено значительно больше DOX в рН 5,0 среды, чем
это было в рН 7,4 среднего. DOX-hyd-LNA настроение апоптоза в MCF-7 и клеток HepG2
чем DOX или DOX-ами-LNA. Значительно более DOX был освобожден из-DOX-hyd-LNA в
обоих MCF-7 и клеток HepG2 по сравнению с DOX-ами-LNA. По сравнению с
бесплатными DOX, biodistribution исследование показало, что DOX-hyd-LNA значительно
увеличивается содержание DOX в опухолевой ткани и снижение содержания DOX в
ткани сердца после того, как она была внутривенно. DOX-hyd-LNA улучшить
выживаемость, длительного жизненного цикла, а также замедлить рост опухоли,
150
опухоли, несущих ню мышей. Эти результаты показывают, что DOX-hyd-LNA улучшение
терапевтического индекса DOX. Поэтому, DOX-hyd-LNA-потенциальные соединения для
использования в качестве рак-ориентация терапии.
Mol Clin Oncol. 2013 May;1(3):444-452. Epub 2013 Feb 15.
Marine- and plant-derived ω-3 fatty acids differentially regulate prostate cancer cell proliferation.
Eser PO1, Vanden Heuvel JP1, Araujo J2, Thompson JT1.
1Department of Veterinary Science and Center of Molecular Toxicology and Carcinogenesis,
Pennsylvania State University, University Park, PA 16802;
2Department of Genitourinary Medical Oncology, The University of Texas MD Anderson Cancer Center,
Houston, TX 77030, USA.
Fish oil contains the marine ω-3 polyunsaturated fatty acids (ω-3 PUFAs) docosahexaenoic (DHA) and
eicosapentaenoic acid (EPA). The consumption of diets rich in these fatty acids is associated with a decreased
incidence of prostate cancer. However, there is limited knowledge regarding the non-marine ω-3 PUFA αlinolenic acid (ALA). To study which ω-3 PUFAs are more effective in prostate cancer prevention, and
whether the mechanisms of action are conserved between them, we investigated the effect of DHA, EPA and
ALA on the human prostate cancer cell lines PC-3 and LNCaP. Different trends of inhibition of PC-3 cell
proliferation were observed for the three ω-3 PUFA, with DHA having the most pronounced effects on cell
proliferation, while ALA had the minimum effects of the three ω-3 PUFAs. All the ω-3 PUFAs decreased fatty
acid synthase (FASN) mRNA. Concerning genes involved in inflammation, cell cycle and apoptosis, DHA
regulated the most genes in all categories, followed by EPA and then ALA. In addition, DHA and EPA increased
the gene expression of the pro-apoptotic protein activating transcription factor 3 mRNA. Moreover, these
two fatty acids significantly induced apoptosis. In conclusion, while some mechanisms of cancer cell
inhibition are conserved among ω-3 PUFA, the extent, magnitude, and duration of transcriptional changes
vary for each individual fatty acid.
Морские и растительные Омега-3-жирных кислот дифференцированно регулирует
пролиферацию клеток предстательной железы.
Рыбий жир содержит морских Омега-3-полиненасыщенных жирных кислот (Омега-3
Пнжк) и докозагексаеновая (ДГК) и эйкозапентаеновая кислота (EPA). Потребление
диеты, богатой этих жирных кислот связано с уменьшением заболеваемости раком
простаты. Однако, существуют ограниченные знания в отношении Курение на всей
территории морских Омега-3 ПНЖК линоленовая кислота (АЛК). В обучении, которое
Омега-3 Пнжк являются более эффективными в профилактике рака простаты, и есть ли
механизмы действия сохраняются между ними, мы исследовали влияние DHA и EPA и
Ала на человеческих клеточных линий рака простаты ПК-3 и LNCaP. Различные
тенденции торможения ПК-3 пролиферации клеток наблюдали за три Омега-3-ПНЖК, с
DHA, имеющих наиболее выраженное влияние на пролиферацию клеток, в то время как
ALA было по минимуму воздействие трех Омега-3 Пнжк. Все Омега-3 Пнжк снизилась
жирные кислоты синтазы (FASN) мРНК. В отношении генов, участвующих в воспалении,
клеточного цикла и апоптоза, DHA регулируются наиболее генов во всех категориях, за
которым следуют EPA и тогда аля. Кроме того, DHA и EPA повышенной экспрессии генов
про-белков апоптоза активации транскрипционного фактора 3 мРНК. Более того, эти
два жирных кислот значительно индуцированного апоптоза. В заключение, хотя
некоторые механизмы раковых клеток, торможение сохраняются между Омега-3ПНЖК, степени, масштабов и продолжительности транскрипционных изменения
различаться для каждого отдельного жирные кислоты.
Introduction
Prostate cancer is one of the most commonly diagnosed types of cancer in males as well as the second
151
leading cause of cancer death in males in the United States. Prostate cancer is a clinically heterogeneous
disease that varies in its biological aggressiveness. Metastatic prostate cancer is incurable, and the primary
treatment consists of androgen deprivation, which leads to apoptosis of cancer cells and regression of
tumors (1,2). However, response to treatment is temporary due to the surviving tumor cells that emerge as
androgen-independent. Prostate cancer has long been linked to obesity and nutrition in incidence and
mortality (3,4), although the role of dietary fatty acids in the etiology or prevention of this disease has not
been fully elucidated yet.
Fatty acids are the primary energy source for prostate cancer cells and androgens upregulate fatty acid
synthase (FASN), the enzyme responsible for the de novo synthesis of fatty acids (5). FASN is increased in
prostate adenocarcinoma as compared to normal prostatic tissue and is a marker of prostate cancer
recurrence, poor prognosis and higher Gleason grade (6). Sterol response element binding protein-1c
(SREBP-1c) is a positive regulator of FASN expression through binding elements in the FASN promoter. Diets
rich in ω-3 polyunsaturated fatty acids suppress SREBP-1 mRNA and the active nuclear form of the SREBP-1
protein (7–10). Consequent downregulation of FASN has been associated with cell cycle arrest and induction
of apoptosis due to nutrient deprivation in several types of cancer, including breast and prostate cancer,
which rely on the activity of this enzyme as an energy source (5,11–13).
Androgen ablation and androgen receptor (AR) antagonism therapy in patients with prostate cancer
initially induces cell cycle arrest and apoptosis (14,15). However, cancer cells eventually lose dependence on
androgens, leading to progression of the androgen-independent tumors (16). Numerous mechanisms have
been postulated to account for the conversion from the androgen-dependent to androgen-independent
state, including the aberrant activation of androgen receptor by a variety of growth factors. Cytokines and
chemokines, produced by activated resident immune cells, are the most important components regulating
the tumor growth micro-environment (17–19). Many of these signaling molecules are also able to function in
an autocrine manner. Both androgen-dependent and -independent prostate cancer cells produce high levels
of the macrophage chemotactic protein-1 (MCP-1) compared to normal prostate epithelial cells (20). MCP-1
acts as an autocrine growth and pro-metastatic factor in prostate cancer (21,22). Notably, pro-inflammatory
cytokines such as inter-leukin (IL)-1, IL-6 and tumor necrosis factor (TNF) are able to affect cancer risk (23–
26).
Androgen-independent prostate cancer cells do not enter apoptosis upon androgen depletion, however,
they maintain the ability to enter the apoptotic pathway (27). An alternative way to modulate apoptosis is by
regulating the expression levels of essential apoptotic genes. The anti-apoptotic factor B-cell
leukemia/lymphoma 2 (Bcl-2) and the tumor suppressor p53 are two such candidate genes (28). Additionally,
activating transcription factor-3 (ATF-3) is a stress-response gene that is involved in numerous cell processes,
particularly growth regulation and apoptosis. Wild-type ATF-3 is a transcription factor that regulates the
activation of genes involved in cell growth regulation (29). Two isoforms of ATF-3 induce apoptosis through
different mechanisms. While the transcription factor ATF-3 derived from splice variant 1 of the gene directly
elicits transcriptional changes, variant 4 lacks the leucine zipper region needed to associate with DNA (30).
Instead, it induces apoptosis by suppressing the transcription factor nuclear factor-κB (NF-κB), which leads to
subsequent inhibition of the downstream anti-apoptotic factors such as Bcl-2 (28,31).
An increase in dietary ω-3 fatty acids has been linked to good prostate health (3,32) and prevention of
prostate cancer progression to androgen independence (33). In general, there is good concurrence that fish
oil is beneficial in reducing the risk of prostate cancer. However, there are several studies indicating that men
with a high dietary intake of ALA have a >3-fold increase in prostate cancer development (34,35). The data
on the efficacy of individual fatty acids and their effects on cellular mechanisms are less defined. Therefore,
it is important to understand how individual members of the ω-3 fatty acids are able to have discordant
effects on cancer risk and prognosis. To better understand the effects of individual fatty acids and to gain
insight into potential mechanisms that may benefit prostate cancer patients, the prostate cancer cell lines
PC-3 and LNCaP, which represent androgen-independent and -dependent disease, respectively, were used in
this study to determine whether PUFAs have a suppressive effect on cell proliferation. We found that,
although all the fatty acids decreased the cell viability of androgen-dependent and -independent cell lines,
they were demonstrated to have different rates of activity. These findings are significant for dietary
recommendations as well as the potential design and use of supplements in the prevention of prostate
cancer.
152
Введение
Рак предстательной железы является одним из наиболее часто диагностируется видов
рака у мужчин, а также второй ведущей причиной смерти от рака у мужчин в
Соединенных Штатах. Рак простаты является клинически гетерогенное заболевание,
которое варьируется в его биологическая агрессивность. Метастатический рак
простаты, рак неизлечим, и основное лечение состоит уровнем андрогенов, что
приводит к апоптоз раковых клеток и регрессии опухолей (1,2). Однако, ответ на
лечение временных из-за сохранившихся клеток опухоли, которые возникают как
андроген-независимого. Рак предстательной железы уже давно связаны с ожирением и
питание в заболеваемости и смертности (3,4), хотя роль биологически активных жирных
кислот в этиологии и профилактике этого заболевания до конца не выяснено, но.
Жирные кислоты являются основным источником энергии для клеток рака
предстательной железы и андрогенов upregulate жирные кислоты синтазы (FASN),
фермента, ответственного за de novo синтеза жирных кислот (5). FASN увеличивается в
аденокарциномы предстательной железы по сравнению с нормальной ткани
предстательной железы и является маркером рецидива рака простаты, плохого
прогноза и выше Gleason ранга (6). Стерол ответ элемент binding protein-1С (SREBP-1c) это положительный регулятор FASN выражение посредством связывания элементов в
FASN промоутер. Диеты, богатые Омега-3-полиненасыщенные жирные кислоты
подавляют SREBP-1 мРНК и активной ядерной форме SREBP-1 белок (7-10).
Последующим угнетением FASN был связан с клеточного цикла и индукция апоптоза в
связи питательных лишения в течение нескольких видов рака, включая рак молочной
железы и рака предстательной железы, которые полагаются на активность этого
фермента в качестве источника энергии (5,11-13).
Андроген абляции и рецепторов андрогенов (AR) антагонизм терапии у пациентов с
раком простаты, изначально вызывает клеточного цикла и апоптоза (14,15). Однако
раковые клетки в конечном итоге потерять зависимость от андрогенов, ведущих к
прогрессированию андроген-независимого опухолей (16). Многочисленные механизмы
были постулируется, за счет преобразования андрогенов-зависимых к андрогеннезависимого государства, в том числе аномальным активации рецептора андрогена
разнообразные факторы роста. Цитокины и хемокины, производства активированного
резидентов иммунные клетки, наиболее важные компоненты, регулирующие
опухолевого роста микро-среды (17-19). Многие из этих сигнальных молекул также
способны функционировать в аутокринными образом. Как андроген-зависимые и
независимые клетки рака предстательной железы выделяют высокий уровень
макрофагов хемотаксической белка-1 (MCP-1) по сравнению с нормальных
эпителиальных клеток предстательной железы (20). MCP-1 действует как аутокринными
роста и pro-метастатический фактором рака предстательной железы (21,22). В
частности, провоспалительные цитокины, такие как " Интер " -leukin (ил)-1, IL-6 и фактор
некроза опухоли (ФНО) способны влиять на риск рака (23-26).
Андроген-независимого клетки рака простаты, не вводите апоптоза при андрогенов
истощения, тем не менее, они сохраняют способность войти в пути апоптоза (27).
Альтернативный способ модуляции апоптоза путем регулировать уровни экспрессии
основных генов апоптоза. Анти-апоптоза фактором B-клеточный лейкоз/лимфома 2
(Bcl-2) и опухолевого супрессора р53 двух таких генов-кандидатов (28). Кроме того,
активация транскрипционных факторов-3 (АТФ-3) - это стресс-реакции генов,
153
вовлеченных в многочисленные клеточные процессы, в частности, регуляции роста и
апоптоз. Дикий Тип АТФ-3 является транскрипционным фактором, который регулирует
активации генов, участвующих в регуляции роста клеток (29). Две изоформы АТФ-3
индуцировать апоптоз с помощью различных механизмов. В то время как
транскрипционный фактор, АТФ-3 производные от сращивания 1 вариант Гена
непосредственно вызывает транскрипционной изменения, вариант 4 не хватает лейцин
молния области, необходимые для связывания с ДНК (30). Вместо этого, он индуцирует
апоптоз путем подавления фактора транскрипции ядерный фактор-κB (NF-κB), что
приводит к последующим ингибированием ниже по течению антиапоптозных такие
факторы, как Bcl-2 (28,31).
Увеличение в рационе питания Омега-3-жирных кислот была связана с хорошего
здоровья простаты (3,32) и предотвращение прогрессирования рака простаты
андрогенов независимости (33). В целом, наблюдается хорошее совпадение, что рыбий
жир является полезным в снижении риска развития рака простаты. Однако, есть
несколько исследований, которые показывают, что мужчины с высоким пищей Ала
иметь >3-кратное увеличение предстательной железы развития (34,35). Данные по
эффективности отдельных жирных кислот и их воздействие на клеточные механизмы
являются менее определенными. Следовательно, важно понять, как отдельные члены
Омега-3-жирные кислоты способны иметь нестройно влияние на риск рака и прогноз.
Чтобы лучше понять последствия отдельных жирных кислот, а также получить
представление о возможных механизмов, которые могут принести пользу рак
предстательной железы, рак предстательной железы клеточные линии PC-3 и LNCaP,
которые представляют андроген-независимые и зависимые заболевания,
соответственно, были использованы в данном исследовании, чтобы определить,
является ли Пнжк оказывают угнетающее действие на пролиферацию клеток. Мы
обнаружили, что, хотя все жирные кислоты уменьшился на жизнеспособность клеток
андрогена-зависимые и независимые клеточных линий, они были
продемонстрированы разные показатели деятельности. Эти результаты важны для
диетических рекомендаций, а также потенциал для разработки и использования БАД в
профилактике рака предстательной железы.
Discussion
The treatment of androgen-independent (PC-3) and -dependent (LNCaP) prostate cancer cell lines with
individual ω-3 fatty acids at 100 μM inhibited cell growth in a time-dependent manner. This concentration
was selected since several previous studies have demonstrated that basal level in subjects fed balanced diets
yielded plasma concentrations for DHA >80 μM and EPA in the range of 25–30 μM (38–40). Furthermore,
supplementation with fish oil increased DHA and EPA to serum concentrations >125 μM (38). For consistency
reasons, ALA was examined at the same concentration even though most studies indicate that basal levels
are lower compared to those for DHA and EPA with ranges from 7 to 25 μM (39–41) and supplementation
levels only reaching 35 μM (40).
All the ω-3 fatty acids effectively inhibited the proliferation of PC-3 and LNCaP prostate cancer cells. The
androgen-dependent LNCaP cell line demonstrated a delay in response that may be attributed to the slower
cell division observed in this cell line as compared to PC-3 cells. Based on the fact that DHA leads to a more
rapid and extensive effect on cell proliferation and gene expression, there appear to be different
mechanisms of inhibition by the ω-3 PUFAs. DHA was the most efficient and potent inhibitor of PC-3
proliferation, followed by EPA and then ALA. The observation that ALA was the least toxic of the fatty acids
examined indicates that, although the 100 μM concentration has not been reported in vivo, overt toxicity
with this molecule in the cell model used in this study is unlikely. To examine whether the differences
observed in the viability assay were a result of mechanistic differences, we investigated the pathways
154
involved in fatty acid metabolism, cell cycle regulation, and apoptosis.
All the ω-3 PUFAs examined modulated fatty acid synthesis by decreasing the accumulation of SREBP-1c
mRNA. Moreover, additional studies have shown that ω-3 fatty acids inhibit the cleavage of inactive to active
SREBP-1c (10). In prostate cancer tissue, the majority of SREBP-1 staining is nuclear compared to cytosolic in
the normal prostate tissue indicating the activation of SREBP-1. The inhibition of SREBP-1c, a major regulator
of FASN, leads to accumulation of cholesteryl esters within the cell, resulting in cell cycle arrest (42). Since
fatty acid metabolism is an important source of energy for prostate cancer cells, the inhibition of SREBP-1c
and its target gene FASN is likely to have contributed to the decrease in PC-3 and LNCaP cell viability
observed in this study following treatment with the ω-3 fatty acids. The low density lipoprotein receptor
pathway is important in providing cells with essential fatty acids, especially those for prostaglandin synthesis.
None of the ω-3 fatty acids used in this study altered the transcription of LDLR or SREBP-2, a potent regulator
of the LDLR promoter, indicating that this pathway was not involved in the observed inhibition. While all the
ω-3 fatty acids examined resulted in equal inhibition of SREBP-1c and FASN (∼50% reduction), they exhibited
different efficiencies in the inhibition of proliferation. This suggested that alternative apoptotic or antiproliferative mechanisms needed to be invoked to cause the more substantial inhibitory trends observed
following DHA and EPA treatment of PC-3 and LNCaP cells.
Differences in PC-3 proliferation and cell viability over time may be attributed to the differential regulation
by the ω-3 fatty acids of several target genes involved in cell cycle, inflammation and apoptosis (Fig. 5). Of
particular importance to the androgen-independent prostate cancer model studied was the inhibition of
MCP-1 by all the ω-3 fatty acids used, with DHA and EPA exhibiting inhibition of ∼95 and 80% decrease
compared to control, respectively. Specifically, the pattern of MCP-1 mRNA inhibition mimics the pattern of
growth inhibition. MCP-1 not only acts as an autocrine growth factor for prostate cancer, but it is also
involved in the hypoxic response and angiogenesis of primary tumors (22). In prostate cancer that has
metastasized to bone, MCP-1 is involved in the paracrine modulation of osteoblast and osteoclast activity,
leading to osteoclastogenesis and alteration of the bone matrix (20). Differential modulation of MCP-1 in
prostate cancer cells results in growth inhibition and decrease of metastatic ability as well as success of
androgen-independent prostate cancer.
Considering the known role of ω-3 fatty acids as anti-inflammatory substances, the 13-fold induction of IL6 in DHA- and EPA-treated samples and the >3-fold induction of COX-2 constituted contradictory findings.
Since the chronic expression of IL-6 and Cox-2 has been correlated with the development and progression of
prostate cancer and multi-drug resistance (19,24,26), a decreased expression of these genes following fish oil
treatment was expected. Although IL-6 is induced at the early 24-h time point, in DHA- and EPA-treated PC-3
cells, its expression rapidly decreased to half the original induction at 48 h (data not shown). Therefore,
induction of IL-6 by these ω-3 fatty acids does not appear to cause the chronic inflammatory response that
promotes carcinogenesis and growth. Both genes could be regulated by NF-κB. However, there were no
alterations in the transcript levels for this transcription factor. In addition, none of the fatty acids increased
NF-κB activity as determined by an NF-κB reporter assay. The involvement of NF-κB in sensitizing prostate
cells to growth arrest by DHA has been previously reported (43). However, the cell models used in various
studies differ and the lack of NF-κB reporter activity in PC-3 cells suggests that NF-κB is not involved in the
induction of IL-6 and Cox-2 expression in DHA- and EPA-treated cells.
DHA also increased the expression of genes involved in induction of apoptosis to a greater extent
compared to the other fatty acid treatments. The induction of apoptosis is confirmed by the annexin staining
of PC-3 cells treated with DHA and EPA. DHA induced annexin staining earlier and to a greater extent
compared to EPA, while ALA-treated cells showed no staining above background. In a comparison analysis,
cell growth was inhibited by all the fatty acids as measured by CellTiter-Glo® assay and flow cytometry. The
differences in the extent of inhibition presented in Table II could be a result of the end point measurement.
Flow cytometry measured live or dead cells based on membrane integrity (dye uptake), while the CellTiterGlo® assay measured the amount of ATP present. The ATP value would decrease prior to loss of membrane
integrity. Furthermore, although there appear to be differences in statistical significance at certain time
points between the two assays, as shown by ANOVA tests for each assay, most viability values attained are
comparable, and may be statistically equivalent (unpaired Student’s t-tests show viability measurements
following 72 h of ALA, and EPA treatment according to CellTiter-Glo® and flow cytometry are statistically
equivalent). Both fish oils induced apoptosis in PC-3 cells. ATF-3 is the most modulated pro-apoptotic gene
155
identified. It has been reported that the transfection of PC-3 cells with an ATF-3 expression construct
resulted in apoptosis (31). Additionally, the activation of KLF-6, which activates ATF-3 in PC-3 and LNCaP cells,
resulted in apoptotic death of the cells due to the induced apoptosis by inhibiting NF-κB activity. While our
data demonstrate that NF-κB pathways are not involved, these results clearly indicate that DHA activates an
ATF-3-dependent apoptotic pathway in androgen-independent prostate cancer cells.
DHA consistently inhibited gene expression of cell cycle promoting genes and affected genes involved in
the induction of apoptosis to a greater extent compared to the other fatty acid treatments. DHA was the
most effective fatty acid in decreasing prostate cancer cell viability, since it targeted anti-inflammatory/antiproliferative and pro-apoptotic genes and induced more substantial changes compared to the other ω-3 fatty
acids examined in this study. Taken together, these results may indicate that the different efficacies of the
fatty acids examined in decreasing cell viability may be due to not only the modification of different
pathways within androgen-independent prostate cancer cells, but also to different magnitudes of response.
Encouragement of patients to alter their diets in favor of fish products or adding ω-3 fatty acid supplements
rich in DHA to their diets should be considered. The ω-3-acid ethyl esters contained in the
hypertriglyceridemia medication Lovaza™ could also be considered in prostate cancer treatment or
prevention strategies.
Обсуждение
Лечение андроген-независимого (ПК-3) и зависимостью (LNCaP) клеточных линий
рака предстательной железы с индивидуальными Омега-3-жирных кислот в 100 мкм
тормозится рост клеток в зависимости от времени. Эта концентрация была выбрана,
поскольку некоторые предыдущие исследования показали, что базального уровня в
субъекты ФРС сбалансированной диеты дали концентрации в плазме для DHA >80 мкм
и охране окружающей среды в диапазоне 25-30 мкм (38-40). Кроме того, добавки с
рыбьим жиром увеличилось DHA и EPA концентрации в сыворотке крови >125 мкм (38).
Для согласованности причин, Ала обследовали в той же концентрации, хотя
большинство исследований показывают, что уровень базальной ниже по сравнению с
DHA и EPA с колеблется от 7 до 25 мкм (39-41) и добавок уровнях, лишь достигнув 35
мкм (40).
Все Омега-3-жирных кислот эффективно ингибирует пролиферацию ПК-3 и LNCaP
клетки рака простаты. Андроген-зависимых клеток линии LNCaP продемонстрировали
задержку в ответ, что может быть связано с тем медленнее деление клеток
наблюдается в этой линии клеток по сравнению с PC-3 клетки. Основываясь на том, что
ДГК приводит к более быстрое и обширное влияние на пролиферацию клеток и генной
экспрессии, по-видимому, есть разные механизмы ингибирования по Омега-3 Пнжк.
DHA был самым эффективным и мощным ингибитором ПК-3 пролиферации, затем по
охране окружающей среды, а затем Ала. Замечание о том, что аля была наименее
токсичным из жирных кислот изучены указывает, что, хотя 100 мкм концентрации не
сообщается in vivo, откровенное токсичности с этой молекулы в клетке модель,
использованная в настоящем исследовании, является маловероятным. Чтобы изучить,
насколько наблюдаемые различия в жизнеспособности анализа, были результатом
механистической различия, мы исследовали путей, вовлеченных в метаболизм жирных
кислот, регуляции клеточного цикла и апоптоза.
Все Омега-3 Пнжк осмотрел модулированных синтеза жирных кислот путем
уменьшения накопления SREBP-1С мРНК. Кроме того, дополнительные исследования
показали, что Омега-3 жирные кислоты препятствуют расщеплению неактивном SREBP1С (10). В ткани предстательной железы, большинство SREBP-1 окрашивания ядерной по
сравнению с цитозольной в нормальной ткани простаты с указанием активации SREBP1. Ингибирование SREBP-1С, одного из основных регуляторов FASN, приводит к
156
накоплению эфиры холестерина в клетке, в результате клеточного цикла (42). Поскольку
метаболизм жирных кислот, является важным источником энергии для клетки рака
простаты, ингибирование SREBP-1С и ее целевого Гена FASN, вероятно, способствовало
снижению ПК-3 и LNCaP жизнеспособность клеток наблюдается в данном
исследовании, после лечения с Омега-3-жирных кислот. В рецептора липопротеинов
низкой плотности пути важную роль в обеспечении клеток с незаменимых жирных
кислот, особенно за синтез простагландинов. Ни один из Омега-3-жирных кислот,
используемых в данном исследовании изменили транскрипции LDLR или SREBP-2,
мощным регулятором LDLR промоутер, указывая, что этот путь не был замешан в этом
наблюдалось ингибирования. В то время как все Омега-3-жирных кислот изучены
привели в равных ингибирование SREBP-1С и FASN (около 50% скидка), они выставлены
различные эффективности ингибирования пролиферации. Это наталкивало на мысль,
что альтернатива апоптоза или антипролиферативными механизмов, необходимых,
чтобы быть вызван, чтобы вызвать более существенное ингибирующее тенденции,
которые наблюдаются следующие DHA и EPA лечения ПК-3 и LNCaP клеток.
Различия в ПК-3 пролиферации и жизнеспособность клеток с течением времени могут
быть отнесены к дифференциальное регулирование Омега-3-жирных кислот ряда
целевых генов, вовлеченных в клеточного цикла, воспаление и апоптоза (рис. 5).
Особое значение для андроген-независимого предстательной железы модель учился
ингибирование MCP-1 Все Омега-3-жирных кислот, используемых в, с DHA и EPA
показывать торможения около 95% и 80% по сравнению с контролем соответственно. В
частности, шаблон MCP-1 мРНК ингибирование имитирует узор торможение роста.
MCP-1 не только выступает в качестве аутокринными фактор роста рака простаты, но он
также участвует в гипоксическом ответ и ангиогенез первичных опухолей (22). В случае
рака предстательной железы, метастазы в кости, MCP-1 участвует в паракринными
модуляции остеобластов и резорбционную деятельности, ведущей к osteoclastogenesis
и изменения костной матрицы (20). Дифференциальные модуляции MCP-1 в клетки
рака простаты результаты в торможении роста и снижение метастатическим
способности, а также успех андроген-независимого рака предстательной железы.
Учитывая известную роль Омега-3-жирных кислот в качестве противовоспалительных
веществ, в 13 раз индукции IL-6 в ДГВ и EPA обработанных образцов и >3 раза индукции
ЦОГ-2 составляли противоречивые выводы. Поскольку хронический экспрессии IL-6 и
ЦОГ-2 была связана с развитием и прогрессированием рака простаты, так и
множественная лекарственная устойчивость (19,24,26), снижение экспрессии этих генов
следующие рыбий жир лечение было ожидать. Хотя IL-6, индуцированного в начале 24ч момент времени, в ДГВ и EPA-лечить ПК-3 ячейки, его выражение резко сокращается
до половины оригинального индукции на 48 ч (данные не показаны). Таким образом,
индукция IL-6 этими Омега-3-жирных кислот, кажется, не вызывают хронический
воспалительный ответ, что способствует канцерогенеза и роста. Как гены могут
регламентироваться NF-κB. Однако никаких изменений в расшифровка уровней за этот
фактор транскрипции. Кроме того, ни один из жирных кислот повышенная NF-κB
деятельности, как определяется NF-κB репортер анализа. Участие NF-κB в
сенсибилизации клеток предстательной железы роста ареста DHA уже сообщалось
ранее, (43). Однако ячейка моделей, используемых в различных исследованиях и
отличаются отсутствием NF-κB репортер деятельности в ПК-3 клетки предполагает, что
NF-κB не участвует в индукции IL-6 и ЦОГ-2 выражение в ДГВ и EPA обработанных
157
клеток.
DHA также увеличение экспрессии генов, участвующих в индукция апоптоза в
большей степени, чем другие жирные кислоты процедуры. Индукция апоптоза
подтверждается аннексин окрашивание ПК-3 клеток, обработанных с DHA и EPA. DHA
индуцированных аннексин окрашивание раньше и в большей степени по сравнению с
EPA, в то время как Ала-лечение без окрашивания клеток показали выше фона. В
сравнение, анализ, рост клеток была запрещена на всех жирных кислот, как измеряется
CellTiter-Glo® анализа и проточной цитометрии. Различия в степени ингибирования
представлены в таблице II может быть результатом конечной точке измерения.
Проточная цитометрия измеряется мертвых или живых клеток на основе целостности
мембраны (красителя), в то время как CellTiter-Glo® анализа измерялось количество
АТФ в настоящее время. ATP значение снизится до потери целостности мембраны.
Кроме того, хотя существуют различия в статистическую значимость в определенные
моменты времени между двумя анализов, как показано на ANOVA тесты для каждого
анализа, наиболее жизнеспособности достиг значения сопоставимы, а может быть
статистически эквивалент (непарный критерию Стьюдента (t-тесты показали
жизнеспособность измерения следующих 72 ч Ала, EPA и лечение в соответствии с
CellTiter-Glo® и проточной цитометрии статистически эквивалент). Как рыбий жир
индуцированного апоптоза в ПК-3 клетки. АТФ-3 является наиболее модулированных
pro-Гена апоптоза определены.
PLoS One. 2013 Dec 11;8(12):e81519. doi: 10.1371/journal.pone.0081519. eCollection 2013.
Effect of alpha linolenic acid supplementation on serum prostate specific antigen (PSA): results from the
alpha omega trial.
Brouwer IA1, Geleijnse JM2, Klaasen VM3, Smit LA1, Giltay EJ4, de Goede J2, Heijboer AC5, Kromhout D2,
Katan MB1.
1Department of Health Sciences and the EMGO+ Institute for Health and Care Research, Faculty of Earth
and Life Sciences, VU University Amsterdam, Amsterdam, The Netherlands.
2Division of Human Nutrition, Wageningen University, Wageningen, The Netherlands.
3Department of Health Sciences and the EMGO+ Institute for Health and Care Research, Faculty of Earth
and Life Sciences, VU University Amsterdam, Amsterdam, The Netherlands ; Division of Human Nutrition,
Wageningen University, Wageningen, The Netherlands.
4Department of Psychiatry, Leiden University Medical Center, Leiden, The Netherlands.
5Endocrine Laboratory, Department of Clinical Chemistry, VU University Medical Center, Amsterdam,
The Netherlands.
BACKGROUND: Alpha linolenic acid (ALA) is the major omega-3 fatty acid in the diet. Evidence on health
effects of ALA is not conclusive, but some observational studies found an increased risk of prostate cancer
with higher intake of ALA. We examined the effect of ALA supplementation on serum concentrations of
prostate-specific antigen (PSA), a biomarker for prostate cancer.
METHODS: The Alpha Omega Trial (ClinicalTrials.gov Identifier: NCT00127452) was a double-blind,
placebo-controlled trial of ALA and the fish fatty acids eicosapentanoic acid (EPA) and docosahexanoic acid
(DHA) on the recurrence of cardiovascular disease, using a 2×2 factorial design. Blood was collected at the
start and the end of the intervention period. The present analysis included 1622 patients with a history of a
myocardial infarction, aged 60-80 years with an initial PSA concentration <4 ng/mL. They received either 2 g
per day of ALA or placebo in margarine spreads for 40 months. T-tests and logistic regression were used to
assess the effects of ALA supplementation on changes in serum PSA (both continuously and as a
dichotomous outcome, cut-off point: >4 ng/mL).
FINDINGS: Mean serum PSA increased by 0.42 ng/mL on placebo (n = 815) and by 0.52 ng/mL on ALA
(n = 807), a difference of 0.10 (95% confidence interval: -0.02 to 0.22) ng/mL (P = 0·12). The odds ratio for PSA
158
rising above 4 ng/mL on ALA versus placebo was 1.15 (95% CI: 0.84-1.58).
INTERPRETATION: An additional amount of 2 g of ALA per day increased PSA by 0.10 ng/mL, but the
confidence interval ranged from -0.02 to 0.22 ng/mL and included no effect. Therefore, more studies are
needed to establish whether or not ALA intake has a clinically significant effect on PSA or prostate cancer.
Влияние Альфа-линоленовая кислота добавок на сыворотке крови простатический
специфический антиген (пса): результаты от alpha omega суда.
Фон: Альфа-линоленовая кислота (АЛК) является основным Омега-3 жирных кислот в
рационе. Доказательства по воздействию на здоровье Ала, не являются
неопровержимыми, но некоторые наблюдательные исследования обнаружили
повышенный риск рака предстательной железы при более высоком потреблении Ала.
Мы исследовали влияние Ала добавок на концентрации в сыворотке крови простатспецифического антигена (пса), биомаркеров рака простаты.
Методы: Альфа-Омега судебного разбирательства (ClinicalTrials.gov Идентификатор:
NCT00127452) было двойным слепым, плацебо-контролируемое испытание Ала и рыбу
жирных кислот eicosapentanoic кислота (ЭПК) и docosahexanoic кислота (ДГК) на
повторение сердечно-сосудистых заболеваний, с использованием 2 ч 2 факториалдизайн. Кровь была собрана в начале и в конце периода поддержки. Данный анализ
включены 1622 пациентов, имеющих в анамнезе инфаркт миокарда, в возрасте 60-80
лет с начальной концентрации пса <4 нг/мл. Они получали либо 2 г в день Ала или
плацебо в маргарин, спреды на 40 месяцев. T-тесты и логистической регрессии были
использованы для оценки последствий Ала добавок на изменения уровня PSA (оба
непрерывно и как дихотомической результат, точка отсечения: >4 нг/мл).
Выводы: значит, сывороточного пса увеличился на 0,42 нг/мл на плацебо (n = 815) и на
0.52 нг/мл на Ала (n = 807), разность 0.10 (95% доверительный интервал: -0.02 $ 0.22)
нг/мл (P = 0·12). Отношение шансов на пса, поднимаясь выше 4 нг/мл на Ала, в
сравнении с плацебо составила 1,15 (95% CI: 0.84-1.58).
Интерпретация: дополнительная плата в размере 2 г Ала за день СРП увеличилась на
0,10 нг/мл, но доверительный интервал изменялась от 0,02 до 0,22 нг/мл и в Интернет
не влияет. Таким образом, дальнейшие исследования необходимы для установления
того, является ли или не Ала потребление оказывает клинически значимого эффекта на
пса или рака простаты.
Integr Cancer Ther. 2013 Sep 8;13(3):181-192. [Epub ahead of print]
Flax and Breast Cancer: A Systematic Review.
Flower G1, Fritz H2, Balneaves LG3, Verma S4, Skidmore B2, Fernandes R5, Kennedy D5, Cooley K5, Wong
R6, Sagar S6, Fergusson D7, Seely D8.
1Canadian College of Naturopathic Medicine, Toronto, Ontario, Canada Ottawa Integrative Cancer
Center, Ottawa, Ontario, Canada.
2Canadian College of Naturopathic Medicine, Toronto, Ontario, Canada.
3University of British Columbia School of Nursing, Vancouver, British Columbia, Canada CAMEO
Program, Vancouver, British Columbia, Canada.
4Ottawa Hospital Research Institute, Ottawa, Ontario, Canada Ottawa Regional Cancer Centre, Ottawa
Hospital, Ontario, Canada.
5Canadian College of Naturopathic Medicine, Toronto, Ontario, Canada The University of Toronto,
Toronto, Ontario, Canada.
6McMaster University, Hamilton, Ontario, Canada.
7Ottawa Hospital Research Institute, Ottawa, Ontario, Canada.
159
8Canadian College of Naturopathic Medicine, Toronto, Ontario, Canada Ottawa Integrative Cancer
Center, Ottawa, Ontario, Canada Ottawa Hospital Research Institute, Ottawa, Ontario, Canada
dseely@ccnm.edu.
Background. Flax is a food and dietary supplement commonly used for menopausal symptoms. Flax is
known for its lignan, α-linolenic acid, and fiber content, components that may possess phytogestrogenic,
anti-inflammatory, and hormone modulating effects, respectively. We conducted a systematic review of flax
for efficacy in improving menopausal symptoms in women living with breast cancer and for potential impact
on risk of breast cancer incidence or recurrence. Methods. We searched MEDLINE, Embase, the Cochrane
Library, and AMED from inception to January 2013 for human interventional or observational data pertaining
to flax and breast cancer. Results. Of 1892 records, we included a total of 10 studies: 2 randomized controlled
trials, 2 uncontrolled trials, 1 biomarker study, and 5 observational studies. Nonsignificant (NS) decreases in
hot flash symptomatology were seen with flax ingestion (7.5 g/d). Flax (25 g/d) increased tumor apoptotic
index (P < .05) and decreased HER2 expression (P < .05) and cell proliferation (Ki-67 index; NS) among newly
diagnosed breast cancer patients when compared with placebo. Uncontrolled and biomarker studies suggest
beneficial effects on hot flashes, cell proliferation, atypical cytomorphology, and mammographic density, as
well as possible anti-angiogenic activity at doses of 25 g ground flax or 50 mg secoisolariciresinol diglycoside
daily. Observational data suggests associations between flax and decreased risk of primary breast cancer
(adjusted odds ratio [AOR] = 0.82; 95% confidence interval [CI] = 0.69-0.97), better mental health (AOR =
1.76; 95% CI = 1.05-2.94), and lower mortality (multivariate hazard ratio = 0.69; 95% CI = 0.50-0.95) among
breast cancer patients. Conclusions. Current evidence suggests that flax may be associated with decreased
risk of breast cancer. Flax demonstrates antiproliferative effects in breast tissue of women at risk of breast
cancer and may protect against primary breast cancer. Mortality risk may also be reduced among those living
with breast cancer.
Лен и рак молочной железы: систематический обзор.
Фон. Лен-это пищевой и диетической добавки часто используется для симптомов
менопаузы. Лен известен своей lignan, линоленовая кислота, волокна и материалы,
компоненты, которые могут обладать phytogestrogenic, противовоспалительное,
регулирующее воздействие гормона, соответственно. Мы провели систематический
обзор льна эффективность в улучшении симптомов менопаузы у женщин с диагнозом
рак молочной железы и потенциального воздействия на риск заболеваемости раком
молочной железы или повторения. Методы. Мы провели поиск в MEDLINE, Embase,
Cochrane Library, и АМЕДЕ от начала до января 2013 года для человека
интервенционной или наблюдательных данных, относящихся к льна и рака молочной
железы. Результаты. 1892 записей, мы включили в общей сложности 10 исследований:
2 рандомизированных контролируемых испытаний, 2 неконтролируемых испытаний, 1
исследования биомаркеров, и 5 обсервационных исследований. Незначимыми (NS)
уменьшается в горячие вспышки, симптомы были замечены с лен приеме внутрь (7.5
g/d). Лен (25 g/d) увеличение опухоли апоптотического индекса (P < .05) и снижение
экспрессии HER2 (P < .05) и пролиферации клеток (Ki-67 индекс; NS), среди впервые
выявленных больных раком молочной железы по сравнению с плацебо.
Бесконтрольное и биомаркеров исследования показывают, благотворное влияние на
приливы, пролиферации клеток, атипичные цитоморфология и маммографической
плотности, а также возможные антиангиогенный деятельности в дозе 25 г молотого
льняного или 50 мг secoisolariciresinol diglycoside ежедневно. Наблюдательные данные
свидетельствуют о связи между льна и уменьшается риск развития первичного рака
молочной железы (с поправкой отношение шансов [Ош] = 0.82; 95% доверительный
интервал [CI] = 0.69-0.97), лучше психического здоровья (Ош = 1.76; 95% CI = 1.05-2.94),
и снижение смертности (многомерный соотношение рисков = 0,69; 95% ди = 0.50-0.95)
среди больных раком молочной железы. Выводы. Текущие данные свидетельствуют о
160
том, что лен может быть связано со снижением риска рака молочной железы. Лен
демонстрирует антипролиферативное эффекты в ткани молочной железы женщин,
подвергающихся риску рака молочной железы и может защитить от первичного рака
молочной железы. Риск смертности также могут быть снижены, среди тех, кто живет с
раком молочной железы.
BMJ Open. 2013 May 14;3(5). pii: e002280. doi: 10.1136/bmjopen-2012-002280.
Case-control and prospective studies of dietary α-linolenic acid intake and prostate cancer risk: a metaanalysis.
Carleton AJ1, Sievenpiper JL, de Souza R, McKeown-Eyssen G, Jenkins DJ.
1Clinical Nutrition and Risk Factor Modification Centre and Keenan Research Centre of the Li Ka Shing
Knowledge Institute, St Michael's Hospital, Toronto, Ontario, Canada.
OBJECTIVE: α-Linolenic acid (ALA) is considered to be a cardioprotective nutrient; however, some
epidemiological studies have suggested that dietary ALA intake increases the risk of prostate cancer. The
main objective was to conduct a systematic review and meta-analysis of case-control and prospective studies
investigating the association between dietary ALA intake and prostate cancer risk.
DESIGN: A systematic review and meta-analysis were conducted by searching MEDLINE and EMBASE for
relevant prospective and case-control studies.
INCLUDED STUDIES: We included all prospective cohort, case-control, nested case-cohort and nested casecontrol studies that investigated the effect of dietary ALA intake on the incidence (or diagnosis) of prostate
cancer and provided relative risk (RR), HR or OR estimates.
PRIMARY OUTCOME MEASURE: Data were pooled using the generic inverse variance method with a
random effects model from studies that compared the highest ALA quantile with the lowest ALA quantile.
Risk estimates were expressed as RR with 95% CIs. Heterogeneity was assessed by χ(2) and quantified by I(2).
RESULTS: Data from five prospective and seven case-control studies were pooled. The overall RR estimate
showed ALA intake to be positively but non-significantly associated with prostate cancer risk (1.08 (0.90 to
1.29), p=0.40; I(2)=85%), but the interpretation was complicated by evidence of heterogeneity not explained
by study design. A weak, non-significant protective effect of ALA intake on prostate cancer risk in the
prospective studies became significant (0.91 (0.83 to 0.99), p=0.02) without evidence of heterogeneity
(I(2)=8%, p=0.35) on removal of one study during sensitivity analyses.
CONCLUSIONS: This analysis failed to confirm an association between dietary ALA intake and prostate
cancer risk. Larger and longer observational and interventional studies are needed to define the role of ALA
and prostate cancer.
"Случай-контроль " и проспективные исследования пищевых линоленовая кислота
потребление и риск рака предстательной железы: Мета-анализ.
Цель: Альфа-Линоленовая кислота (АЛК) считается кардиопротекторным питательных
веществ; однако, некоторые эпидемиологические исследования показали, что пищевые
Ала потребление увеличивает риск рака простаты. Основная цель проекта заключалась
в проведении систематического обзора и Мета-анализа " случай-контроль " и
перспективных исследований связь между диетическим Ала потребления и риска
развития рака простаты.
Дизайн: систематический обзор и Мета-анализ был проведен с помощью поиска в базе
данных MEDLINE и EMBASE для соответствующих перспективных и исследований
случай-контроль.
Включенное обучение: мы включили все проспективных когортных исследования "
случай-контроль", методом случай-когорта и вложенные исследования случайконтроль, в которых изучено влияние биологически активной Ала потребление на
заболеваемость (или диагноз) предстательной железы и при условии относительного
161
риска (RR), или час, или оценок.
Первичный результат измерения: данные были объединены при помощи обобщенных
обратных вариационный метод с модели случайных эффектов от исследований, в
которых сравнивали высшей Ала квантиль с наименьшим Ала квантиль. Оценок риска
были выражены в виде RR с 95% СНГ. Неоднородность оценивается по ч(2) и
количественно I(2).
Результаты: данные от пяти перспективных и семь исследования случай-контроль) были
объединены. Общая RR оценки показали, Ала потребление положительно, но не в
значительной степени связано с риск рака предстательной железы (1.08 (0.90 $ 1.29),
p=0.40; I(2)=85%), но интерпретация была осложнена свидетельствуют о
неоднородности не объясняется дизайн исследования. Слабый, Курение на всей
территории значительный защитный эффект Ала потребление на риск рака
предстательной железы в перспективных исследований стало существенное (0.91 (0.83
до 0,99), p=0.02), не свидетельствуют о неоднородности (I(2)=8%, p=0.35) на удаление
одного исследования, в ходе анализа чувствительности.
Выводы: данный анализ не смогли подтвердить связь между диетическим Ала
потребления и риска развития рака простаты. Больше и больше наблюдений и
интервенционные исследования необходимы, чтобы определить роль Ала и рака
предстательной железы.
Biochim Biophys Acta. 2012 Jul;1821(7):980-8. doi: 10.1016/j.bbalip.2012.04.001. Epub 2012 Apr 13.
Jacaric acid, a linolenic acid isomer with a conjugated triene system, has a strong antitumor effect in vitro
and in vivo.
Shinohara N1, Tsuduki T, Ito J, Honma T, Kijima R, Sugawara S, Arai T, Yamasaki M, Ikezaki A, Yokoyama M,
Nishiyama K, Nakagawa K, Miyazawa T, Ikeda I.
1Laboratory of Food and Biomolecular Science, Graduate School of Agriculture, Tohoku University,
Japan.
In this study, we compared the cytotoxic effects of natural conjugated linolenic acids (CLnAs) on human
adenocarcinoma cells (DLD-1) in vitro, with the goal of finding CLnA isomers with strong cytotoxic effects.
The antitumor effect of the CLnA with the strongest cytotoxic effect was then examined in mice. The results
showed that all CLnA isomers have strong cytotoxic effects on DLD-1 cells, with jacaric acid (JA) having the
strongest effect. Examination of the mechanism of cell death showed that CLnAs induce apoptosis in DLD-1
cells via lipid peroxidation. The intracellular levels of incorporated CLnAs were measured to examine the
reason for differences in cytotoxic effects. These results showed that JA was taken into cells efficiently.
Collectively, these results suggest that the cytotoxic effect of CLnAs is dependent on intracellular
incorporation and induction of apoptosis via lipid peroxidation. JA also had a strong preventive antitumor
effect in vivo in nude mice into which DLD-1 cells were transplanted. These results suggest that JA can be
used as a dietary constituent for prevention of cancer.
Jacaric кислота, линоленовая кислота изомера с конъюгированных триен системы,
оказывает сильное противоопухолевое действие in vitro и in vivo.
В этом исследовании мы сравнили цитотоксических эффектов природных
конъюгированной линоленовой кислоты (CLnAs) на человеческих клеток
аденокарциномы (DLD-1) in vitro, с целью найти CLnA изомеров с сильным
цитотоксических эффектов. Противоопухолевый эффект CLnA с сильнейшими
цитотоксический эффект был затем рассмотрен на мышах. Результаты показали, что все
CLnA изомеры обладают сильным цитотоксические эффекты на DLD-1 клетки, с jacaric
кислоты (JA), имеющие сильное влияние. Экспертиза механизм гибели клеток,
162
показали, что CLnAs индуцировать апоптоз DLD-1 клетки через перекисного окисления
липидов. Внутриклеточный уровень включены CLnAs были измерены
проанализировать причины различий в цитотоксические эффекты. Эти результаты
показали, что JA было принято в клетки эффективно. В совокупности, эти результаты
позволяют предположить, что цитотоксический эффект CLnAs зависит от
внутриклеточные включения и индукции апоптоза через перекисного окисления
липидов. JA оказало сильное профилактическое противоопухолевое действие in vivo на
мышах " nude", в который DLD-1 клетки были пересажены. Эти результаты позволяют
предположить, что JA может быть использован в качестве составляющей для
профилактики онкологических заболеваний.
Br J Nutr. 2011 Oct;106(7):1070-7. doi: 10.1017/S0007114511001346. Epub 2011 May 10.
Intake of α-linolenic acid and other fatty acids in relation to the risk of bladder cancer: results from the
New Hampshire case-control study.
Brinkman MT1, Karagas MR, Zens MS, Schned AR, Reulen RC, Zeegers MP.
1Department of General Practice, Academisch Centrum voor Huisartsgeneeskunde, Katholieke
Universiteit Leuven, Kapucijnenvoer 33 Blok J, 3000 Leuven, Belgium. maree.brinkman@med.kuleuven.be
The role of dietary fat in bladder cancer aetiology is currently unclear due to few studies, equivocal
findings and a lack of information on important dietary fatty acids. The aim of the present study was to
investigate the association between the intake of major dietary fats and fatty acids and the risk of bladder
cancer. A case-control study was conducted in New Hampshire, USA. Dietary data were collected from 322
cases and 239 controls, and OR and 95 % CI were calculated using unconditional logistic regression.
Adjustment was made for potential confounders: sex, age, smoking status, pack-years smoked, cholesterol
and energy intake. Statistically significant reduced odds of bladder cancer were observed for high intakes
(highest quartile v. lowest quartile) of α-linolenic acid (ALA) (OR 0·26, 95 % CI 0·10, 0·65; P for trend = 0·01)
and vegetable fat (OR 0·39, 95 % CI 0·18, 0·86; P for trend = 0·03). Borderline statistically significant reduced
odds were detected for polyunsaturated fat (OR 0·43, 95 % CI 0·19, 0·98; P for trend = 0·07) and linoleic acid
(OR 0·43, 95 % CI 0·19, 0·96; P for trend = 0·06). These fats and fatty acids were highly correlated and
following adjustment for each other, the only potential inverse association to remain was for ALA. The
present findings suggest that ALA may have a protective role against developing bladder cancer; however,
further investigation and replication in other epidemiological studies are required. Future research should
focus on the type, source and quantities of different dietary fatty acids consumed.
Потребление Альфа-линоленовой кислоты и других жирных кислот в отношении
риска развития рака мочевого пузыря: результаты от Нью-Гемпшир исследование
случай-контроль.
Роль жиров в питании в этиологии рака мочевого пузыря в настоящее время неясно,
из-за нескольких исследований, сомнительные выводы и отсутствие информации о
важных диетическое жирных кислот. Целью настоящего исследования было изучение
ассоциации между потребление основных пищевых жиров и жирных кислот и риск
рака мочевого пузыря. Случай-контроль исследование было проведено в Нью-Гемпшир,
США. Диетическое данные были собраны из 322 случаях и 239 управления, или 95 % ди
рассчитаны с применением безусловной логистической регрессии. Корректировка была
внесена для потенциальные вмешивающиеся факторы: пол, возраст, статус курения,
обновления лет курил, холестерина и калорий. Статистически значимое снижение
шансы на рак мочевого пузыря наблюдалось высокое потребление (высокой квартили
v. нижней квартили) и Альфа-линоленовая кислота (АЛК) (или 0·26, 95 % CI 0·10, 0·65; P
для тенденция = 0·01) и растительного масла (или 0·39, 95 % CI 0·18, 0·86; P для
тенденция = 0·03). Пограничные статистически значимое снижение шансы были
163
обнаружены полиненасыщенные жиры (или 0·43, 95 % CI 0·19, 0·98; P для тенденция =
0·07) и линолевой кислоты (или 0·43, 95 % CI 0·19, 0·96; P для тенденция = 0·06). Эти
жиры и жирные кислоты сильно коррелировали и после соответствующей настройки
для каждого других, единственным потенциальным Обратная связь оставаться был для
Ала. Полученные данные свидетельствуют о Ала может иметь защитную роль против
развития рака мочевого пузыря; однако дальнейшее расследование и тиражирования в
других эпидемиологических исследований не требуется. Будущие исследования
должны сосредоточиться на тип, источник и количества различных диетических
потребляемых жирных кислот.
Am J Clin Nutr. 1999 May;69(5):890-7.
Dietary intake of alpha-linolenic acid and risk of fatal ischemic heart disease among women.
Hu FB1, Stampfer MJ, Manson JE, Rimm EB, Wolk A, Colditz GA, Hennekens CH, Willett WC.
1Department of Nutrition, Harvard School of Public Health, Boston, MA 02115, USA.
Frank.Hu@channing.harvard.edu
Experimental studies in laboratory animals and humans suggest that alpha-linolenic acid (18:3n-3) may
reduce the risk of arrhythmia.
OBJECTIVE: The objective was to examine the association between dietary intake of alpha-linolenic acid
and risk of fatal ischemic heart disease (IHD).
DESIGN: This was a prospective cohort study. The intake of alpha-linolenic acid was derived from a 116item food-frequency questionnaire completed in 1984 by 76283 women without previously diagnosed
cancer or cardiovascular disease.
RESULTS: During 10 y of follow-up, we documented 232 cases of fatal IHD and 597 cases of nonfatal
myocardial infarction. After adjustment for age, standard coronary risk factors, and dietary intake of linoleic
acid and other nutrients, a higher intake of alpha-linolenic acid was associated with a lower relative risk (RR)
of fatal IHD; the RRs from the lowest to highest quintiles were 1.0, 0.99, 0.90, 0.67, and 0.55 (95% CI: 0.32,
0.94; P for trend = 0.01). For nonfatal myocardial infarction there was only a modest, nonsignificant trend
toward a reduced risk when extreme quintiles were compared (RR: 0.85; 95% CI: 0.61, 1.19; P for trend =
0.50). A higher intake of oil and vinegar salad dressing, an important source of alpha-linolenic acid, was
associated with reduced risk of fatal IHD when women who consumed this food > or =5-6 times/wk were
compared with those who rarely consumed this food (RR: 0.46; 95% CI: 0.27, 0.76; P for trend = 0.001).
CONCLUSIONS: This study supports the hypothesis that a higher intake of alpha-linolenic acid is protective
against fatal IHD. Higher consumption of foods such as oil-based salad dressing that provide polyunsaturated
fats, including alpha-linolenic acid, may reduce the risk of fatal IHD.
Диетическое потребление Альфа-линоленовой кислоты и риск фатальной ИБС
среди женщин.
В экспериментальных исследованиях на лабораторных животных и человека
предположить, что Альфа-линоленовой кислоты (18:3n-3) может снизить риск развития
аритмии.
Цель: целью было изучение ассоциации между диетическое потребление Альфалиноленовой кислоты и риск летального ишемической болезни сердца (ИБС).
Дизайн: это был проспективное когортное исследование. Потребление Альфалиноленовой кислоты была получена из 116-элемент питания-частота анкете,
заполненной в 1984 году 76283 женщин без предварительно поставлен диагноз рака
или сердечно-сосудистых заболеваний.
Результаты: в течение 10 лет наблюдения, мы зафиксировали 232 смертельных случаев
ИБС и 597 случаев нефатального инфаркта миокарда. После введения поправок на
возраст, стандартный традиционными факторами риска ИБС, а поступление с пищей,
164
линолевой кислоты и других питательных веществ, более высокое потребление Альфалиноленовой кислоты, связанные со снижением относительного риска (RR) фатальной
ИБС; Ррп-от низшего к высшему, по квинтилям были 1.0, 0.99, 0.90, 0.67, и 0,55 (95% CI:
0.32, на 0,94; P для тенденция = 0.01). Для нефатального инфаркта миокарда там была
только скромная, лишь незначительную тенденцию к снижение риска при
экстремальных квинтилям сравнивались (RR: на 0,85; 95% CI: 0.61, 1.19; P для тенденция
= 0.50). Высокое употребление масла и уксуса салата, важным источником Альфалиноленовая кислота, было связано со снижением риска фатальной ИБС когда
женщины, которые потребляли эту пищу > или =5-6 раз/нед, сравнивались с теми, кто
редко потребляется в этой пище (RR: 0.46; 95% CI: 0.27, 0.76; P для тенденция = 0.001).
Выводы: данное исследование подтверждает гипотезу о том, что более высокое
потребление Альфа-линоленовой кислоты защитные против фатальной ИБС. Более
высокий уровень потребления таких продуктов, как масло на основе салата, которые
обеспечивают полиненасыщенные жиры, в том числе Альфа-линоленовой кислоты
может снизить риск фатальной ИБС.
Nutr Res. 2013 May;33(5):367-75. doi: 10.1016/j.nutres.2013.02.012. Epub 2013 Apr 1.
Daily flaxseed consumption improves glycemic control in obese men and women with pre-diabetes: a
randomized study.
Hutchins AM1, Brown BD, Cunnane SC, Domitrovich SG, Adams ER, Bobowiec CE.
1Department of Health Sciences, University of Colorado Colorado Springs, Colorado Springs, CO 80918,
USA. andrea.hutchins@uccs.edu
The study hypothesis was that fasting glucose, insulin, fructosamine, C-reactive protein, and interleukin-6
decrease and adiponectin increases with daily flaxseed consumption in overweight or obese individuals with
pre-diabetes. In this randomized, cross-over study overweight or obese men and postmenopausal women (n
= 25) with pre-diabetes consumed 0, 13, or 26 g ground flaxseed for 12 weeks. Glucose, insulin, homeostatic
model assessment (HOMA-IR), and normalized percent of α-linolenic fatty acid (ALA) were significantly
different by treatment (multiple analysis of variance, P = .036, P = .013, P = .008, P = .024 respectively).
Paired t tests showed glucose decreased on the 13 g intervention compared to the 0 g period [13 g = -2.10 ±
1.66 mg/L (mean ± SEM), 0 g = 9.22 ± 4.44 mg/L, P = .036]. Insulin decreased on the 13 g intervention but
not the 26 g (P = .021) and 0 g (P = .013) periods (13 g = -2.12 ± 1.00 mU/L, 26 g = 0.67 ± 0.84 mU/L, 0 g =
1.20 ± 1.16 mU/L). HOMA-IR decreased on the 13 g period but not on the 26 g (P = .012) and 0 g (P = .008)
periods (13 g = -0.71 ± 0.31, 26 g = 0.27 ± 0.24, 0 g = 0.51 ± 0.35). The α-linolenic fatty acid decrease for the 0
g period was different than the 13 g (P = .024) and 26 g (P = .000) periods (13 g = 0.20 ± 0.04, 26 g = 0.35 ±
0.07, 0 g = -0.01 ± 0.07). Fructosamine, high sensitivity C-reactive protein, adiponectin, and high-sensitivity
interleukin-6 had no significant differences. Flaxseed intake decreased glucose and insulin and improved
insulin sensitivity as part of a habitual diet in overweight or obese individuals with pre-diabetes.
Ежедневное потребление льняного улучшает гликемический контроль у тучных
мужчин и женщин с пре-диабетом: рандомизированное исследование.
Исследования гипотезу о том, что пост глюкозы, инсулина, фруктозамин, Cреактивного белка, интерлейкина-6 и снижение адипонектина увеличивается с
ежедневное потребление льняного в избыточным весом или ожирением людей с предиабетом. В это рандомизированное, перекрестное исследование с избыточным весом
или ожирением мужчин и женщин в постменопаузе (n = 25) С преддиабета,
потребляемой 0, 13 или 26 г молотого льняного семени в течение 12 недель. Глюкозы,
инсулина, гомеостатические модели оценки (HOMA-IR)и нормированные процентов
линоленовая жирные кислоты (ALA), существенно отличались по лечению
(множественный анализ дисперсии P = .036, P = .013, P = .008, P = .024 соответственно).
165
В паре t-теста показала, глюкозы снизилась на 13 g вмешательства по сравнению с 0 g
период [13 g = -2.10 ± 1.66 мг/л (в среднем ± SEM), 0, g = 9.22 ± 4.44 мг/л, P = .036].
Инсулин сократилась на 13 g вмешательства, но не 26 g (P = .021) и 0 g (P = .013)
периодов (13 g = -2.12 ± 1.00 mU/L, 26 g = 0.67 ± 0.84 mU/л, 0, g = 1.20 ± 1.16 mU/л).
HOMA-IR снизилась на 13 g период, но не на 26 g (P = .012) и 0 g (P = .008) периодов (13
g = -0.71 ± 0.31, 26 g = 0.27 ± 0.24, 0, g = 0.51 ± 0.35). Альфа-линоленовой жирных кислот
снижение на 0 g период отличалась от 13 g (P = .024) и 26 g (P = .000) периодов (13 g =
0.20 ± 0.04, 26 g = 0.35 ± 0.07, 0, g = -0.01 ± 0.07). Фруктозамин, высокая чувствительность
C-реактивного белка, адипонектин, и высокая чувствительность интерлейкина-6 было
существенных различий. Льняное потребление снизилось глюкозы и инсулина в крови и
повышение чувствительности к инсулину как часть привычного режима питания в
избыточным весом или ожирением людей с пре-диабетом.
Skin Pharmacol Physiol. 2011;24(2):67-74. doi: 10.1159/000321442. Epub 2010 Nov 18.
Supplementation of flaxseed oil diminishes skin sensitivity and improves skin barrier function and
condition.
Neukam K1, De Spirt S, Stahl W, Bejot M, Maurette JM, Tronnier H, Heinrich U.
1Institute of Biochemistry and Molecular Biology I, Medical Faculty, Heinrich-Heine University
Düsseldorf, Düsseldorf, Germany.
BACKGROUND: Skin sensitivity is a common problem in the Western population correlated with changes of
skin properties like skin barrier function, hydration and skin physiology. Skin properties can be modulated by
dietary fatty acids (FA), especially poly-unsaturated FA. The present study was performed to evaluate the
effect of daily supplementation with flaxseed oil and safflowerseed oil on healthy volunteers with sensitive
skin.
METHODS: The study was designed as a randomized, double-blind 12-week intervention with 2 female
treatment groups (n = 13). Plasma FA profile, skin sensitivity, skin hydration, transepidermal water loss
(TEWL) and skin surface were evaluated on day 0, week 6 and week 12.
RESULTS: Supplementation with flaxseed oil led to significant decreases in sensitivity (after nicotinate
irritation), TEWL, skin roughness and scaling, while smoothness and hydration were increased.
Concomitantly, the ratio of n-6/n-3 FA in plasma decreased. Upon supplementation with safflowerseed oil,
only a significant improvement in skin roughness and hydration was observed; however, the effects were less
pronounced and determined at a later point in time than with flaxseed oil. The plasma n-6/n-3 FA ratio
increased.
CONCLUSION: The data provide evidence that daily intake of flaxseed oil modulates skin condition.
Дополнительное употребление льняного масла уменьшает чувствительность кожи
и повышает барьерную функцию кожи и ее состояния.
Фон: чувствительность кожи является общей проблемой в западной части населения
связаны с изменениями свойств кожи, как барьерную функцию кожи, увлажнение кожи
и физиологии. Свойства кожи можно модулировать, диетическое жирных кислот (FA),
особенно полиненасыщенные FA. Настоящее исследование было проведено с целью
оценки влияния ежедневный прием льняное масло и safflowerseed нефти на здоровых
добровольцах с чувствительной кожей.
Методы: в исследование было разработано в качестве рандомизированное, двойное
слепое 12-недельного вмешательства с 2 женских группах лечения (n = 13).
Плазменный FA профиль, чувствительность кожи, увлажнение кожи,
трансэпидермальной потери воды (TEWL), и поверхность кожи были оценены в день 0,
неделя 6 и 12-й неделе.
Результаты: дополнительное употребление льняного масла привел к значительному
166
снижению чувствительности (после никотинат раздражение), TEWL, неровности кожи и
масштабирования, а гладкость и увлажнение были увеличены. Вместе с этим,
соотношение n-6/n-3 ЖК в плазме снизилась. По добавок safflowerseed нефти, только
существенное улучшение неровности кожи и увлажнению кожи наблюдалось, однако
последствия были менее выражены, определяется в более поздний момент времени,
чем на льняном масле. Плазма n-6/n-3 FA соотношение увеличилось.
Заключение: данные предоставить доказательства того, что ежедневное употребление
льняного масла модулирует состояние кожи.
J Am Coll Nutr. 2010 Dec;29(6):595-603.
Effects of diets high in walnuts and flax oil on hemodynamic responses to stress and vascular endothelial
function.
West SG1, Krick AL, Klein LC, Zhao G, Wojtowicz TF, McGuiness M, Bagshaw DM, Wagner P, Ceballos RM,
Holub BJ, Kris-Etherton PM.
1Department of Biobehavioral Health, The Pennsylvania State University, University Park, Pennsylvania
16802, USA. sgw2@psu.edu
Polyunsaturated fatty acids (PUFA) have beneficial effects on cardiovascular risk, although the mechanisms
are incompletely understood. In a previous article, we showed significant reductions in low-density
lipoprotein cholesterol and several markers of inflammation with increasing intake of alpha-linolenic acid
(ALA) from walnuts and flax.
OBJECTIVE: To examine effects of ALA on cardiovascular responses to acute stress, flow-mediated dilation
(FMD) of the brachial artery, and blood concentrations of endothelin-1 and arginine-vasopressin (AVP).
DESIGN: Using a randomized, crossover study design, cardiovascular responses to acute stress were
assessed in 20 hypercholesterolemic subjects, a subset of whom also underwent FMD testing (n = 12).
Participants were fed an average American diet (AAD) and 2 experimental diets that varied in the amount of
ALA and linoleic acid (LA) that they contained. The AAD provided 8.7% energy from PUFA (7.7% LA, 0.8%
ALA). On the LA diet, saturated fat was reduced, and PUFA from walnuts and walnut oil provided 16.4% of
energy (12.6% LA, 3.6% ALA). On the ALA diet, walnuts, walnut oil, and flax oil provided 17% energy from
PUFA (10.5% LA, 6.5% ALA).
RESULTS: The ALA and LA diets significantly reduced diastolic blood pressure (-2 to -3 mm Hg) and total
peripheral resistance (-4%), and this effect was evident at rest and during stress (main effect of diet, p <
0.02). FMD increased (+34%) on the diet containing additional ALA. AVP also increased by 20%, and
endothelin-1 was unchanged.
CONCLUSIONS: These results suggest novel mechanisms for the cardioprotective effects of walnuts and
flax, and further work is needed to identify the bioactives responsible for these effects.
Влияние диеты с высоким содержанием грецкие орехи и масло из семян льна на
гемодинамические реакции на стресс и сосудистого эндотелия.
Полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) оказывают благотворное влияние на
сердечно-сосудистого риска, хотя механизмы не понял. В предыдущей статье мы
показали значительное снижение уровня холестерина липопротеинов низкой
плотности и несколько маркеров воспаления с увеличением потребления Альфалиноленовая кислота (АЛК), из грецких орехов и льна.
Цель: изучить влияние на Ала-сосудистой ответы на острый стресс, потокопосредованной расширения (FMD) плечевой артерии, и кровь концентрация
эндотелина-1 и аргинин-вазопрессина (AVP).
Дизайн: использование рандомизированное, перекрестное исследование с дизайном,
сердечно-сосудистой ответы на острый стресс оценивались в 20 повышенным уровнем
холестерина, предметов, часть из которых также была ящура испытаний (n = 12).
167
Участники кормили средняя американская диета (AAD) и 2 экспериментальных диетах,
которые варьировали в размере Ала и линолевой кислоты (LA), что в них содержится.
AAD при условии, что на 8,7% энергии из ПНЖК (7.7% ла, что на 0,8% АЛК). На ладиетические, насыщенных жиров сократилось, и ПНЖК от грецкие орехи и ореховое
масло при условии, 16,4% энергии (12.6% ла, 3.6% АЛК). Ала диетические, грецкие
орехи, масло грецкого ореха, масло из семян льна при условии, 17% энергии из ПНЖК
(10.5% ла, 6.5% АЛК).
Результаты: Ала и Ла диеты значительно снижается диастолического артериального
давления (от -2 до -3 mm Hg) и общее периферическое сопротивление (-4%), и этот
эффект был очевиден в состоянии покоя и во время стресса (основной эффект диеты, p
< 0,02). Ящура увеличение (+34%) на диету, содержащую дополнительные Ала. AVP
также увеличился на 20%, и эндотелина-1 осталось неизменным.
Выводы: полученные результаты позволяют предложить новаторские механизмы для
кардиопротективный эффект грецкие орехи и лен, и необходима дальнейшая работа
для определения tni ответственность за эти последствия.
Appl Physiol Nutr Metab. 2009 Feb;34(1):49-59. doi: 10.1139/H08-136.
Alpha-linolenic acid supplementation and resistance training in older adults.
Cornish SM1, Chilibeck PD.
1Nutrition Research Division, Health Canada, 251 Sir Frederick Banting Driveway, Ottawa, ON K1A0K9,
Canada. stephen_cornish@hc-sc.gc.ca
Increased inflammation with aging has been linked to sarcopenia. The purpose of this study was to
evaluate the effects of supplementing older adults with alpha-linolenic acid (ALA) during a resistance training
program, based on the hypothesis that ALA decreases the plasma concentration of the inflammatory
cytokine tumor necrosis factor (TNF)-alpha and interleukin (IL)-6, which in turn would improve muscle size
and strength. Fifty-one older adults (65.4 +/- 0.8 years) were randomized to receive ALA in flax oil (~14 g.day1) or placebo for 12 weeks while completing a resistance training program (3 days a week). Subjects were
evaluated at baseline and after 12 weeks for muscle thickness of knee and elbow flexors and extensors (Bmode ultrasound), muscle strength (1 repetition maximum), body composition (dual energy X-ray
absorptiometry), and concentrations of TNF-alpha and IL-6. Males supplementing with ALA decreased IL-6
concentration over the 12 weeks (62 +/- 36% decrease; p = 0.003), with no other changes in inflammatory
cytokines. Chest and leg press strength, lean tissue mass, muscle thickness, hip bone mineral content and
density, and total bone mineral content significantly increased, and percent fat and total body mass
decreased with training (p < 0.05), with the only benefit of ALA being a significantly greater increase in knee
flexor muscle thickness in males (p < 0.05). Total-body bone mineral density improved in the placebo group,
with no change in the ALA group (p = 0.05). ALA supplementation lowers the IL-6 concentration in older men
but not women, but had minimal effect on muscle mass and strength during resistance training.
Альфа-линоленовая кислота добавок и сопротивления обучения в старших
взрослых.
Увеличить воспаления со старением была связана с sarcopenia. Целью данного
исследования было оценить влияние дополнений пожилых людей с альфалиноленовая кислота (АЛК), во время сопротивления программы обучения, основанные
на гипотезе, что Ала снижает плазменные концентрации воспалительных цитокина
фактора некроза опухоли (ФНО)-альфа и интерлейкина (ил)-6, который, в свою очередь,
позволит улучшить мышечной массы и силы. Пятьдесят один пожилых людей (65.4 +/0.8 лет) были рандомизированы в Ала льняного масла (около 14 g.day-1) или плацебо в
течение 12 недель, при завершении подготовки сопротивления программа (3 дня в
неделю). Субъектов оценивались исходно и через 12 недель для толщина мышц колена
168
и локтя сгибатели и разгибатели (B-режим УЗИ), мышечная сила (1 максимального
повторения), состава тела (двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия), а
также концентрации ФНО-Альфа, ил-6. Самцы дополняя Ала снизилась IL-6
концентрации на протяжении 12 недель (62 +/- 36% снижения; p = 0,003), никаких
других изменений при воспалительных цитокинов. Грудь и жим силы, мышечной массы
ткани, в толще мышц, кости бедра, минеральный состав и плотность, и общее
содержание минералов в костях значительно увеличилась, а процент жира и общей
массы тела снизился с обучением (p < 0.05), с той лишь благо Ала быть значительно
большее увеличение в коленных сухожилий сгибателей в толще мышц у мужчин (p <
0,05). Всего тела минеральной плотности костной ткани улучшение в группе плацебо, и
никаких изменений в Ала-группе (р = 0.05). Ала добавок снижает IL-6 концентрация в
пожилых мужчин, но не женщин, но и оказали минимальное воздействие на
мышечную массу и силу сопротивления во время обучения.
Eur J Clin Nutr. 2007 Oct;61(10):1201-6. Epub 2007 Jan 31.
Dietary supplementation with flaxseed oil lowers blood pressure in dyslipidaemic patients.
Paschos GK1, Magkos F, Panagiotakos DB, Votteas V, Zampelas A.
1Department of Nutrition and Dietetics, Harokopio University, Athens, Greece.
Alpha-linolenic acid (ALA) is the natural precursor of the cardioprotective long-chain n-3 fatty acids.
Available data indicate a possible beneficial effect of ALA on cardiovascular disease (CVD), but the response
of various CVD risk factors to increased ALA intake is not well characterized. The purpose of the present
study was to examine the effect of increased ALA intake on blood pressure in man. DESIGN, SETTING,
SUBJECTS AND INTERVENTIONS: We used a prospective, two-group, parallel-arm design to examine the
effect of a 12-week dietary supplementation with flaxseed oil, rich in ALA (8 g/day), on blood pressure in
middle-aged dyslipidaemic men (n=59). The diet of the control group was supplemented with safflower oil,
containing the equivalent n-6 fatty acid (11 g/day linoleic acid (LA); n=28). Arterial blood pressure was
measured at the beginning and at the end of the dietary intervention period.
RESULTS: Supplementation with ALA resulted in significantly lower systolic and diastolic blood pressure
levels compared with LA (P=0.016 and P=0.011, respectively, from analysis of variance (ANOVA) for repeated
measures).
CONCLUSIONS: We observed a hypotensive effect of ALA, which may constitute another mechanism
accounting in part for the apparent cardioprotective effect of this n-3 fatty acid.
Пищевые добавки с льняное масло снижает кровяное давление в dyslipidaemic
пациентов.
Альфа-линоленовая кислота (АЛК) является естественным предшественником
кардиопротекторное длинной цепью n-3 жирных кислот. Имеющиеся данные
указывают на возможное благоприятное влияние на Ала-сосудистых заболеваний (ССЗ),
но реакция различных факторов риска ССЗ к увеличению Ала потребление-это не очень
хорошо характеризует. Целью настоящего исследования явилось изучение влияния
повышенного Ала потребления на уровень кровяного давления у человека.
Проектирование, установка, предметам и вмешательств: мы использовали
потенциальных, две группы, параллельно-конструкция рукоятки для изучения
воздействия в течение 12 недель, пищевые добавки, льняное масло, богатое Ала (8
г/сут), на артериального давления в среднем возрасте dyslipidaemic мужчин (n=59).
Диета контрольной группы был дополнен сафлоровое масло, эквивалентном n-6
жирные кислоты (11 г/сут линолевой кислоты (LA); n=28). Артериальное давление
измеряется в начале и в конце диетического вмешательства период.
169
Результаты: в качестве добавки Ала, привели к значительному снижению
систолического и диастолического ад по сравнению с ла (P=0,016 и р=0,011,
соответственно, от дисперсионного анализа (ANOVA) для повторного меры).
Выводы: мы наблюдали гипотензивный эффект Ала, который может стать еще одним
механизмом учета в части очевидного кардиопротективный эффект этого n-3 жирных
кислот.
Br J Nutr. 2003 May;89(5):679-89.
Comparison of the effects of linseed oil and different doses of fish oil on mononuclear cell function in
healthy human subjects.
Wallace FA1, Miles EA, Calder PC.
1Institute of Human Nutrition, School of Medicine, University of Southampton, Bassett Crescent East,
Southampton SO16 7PX, UK.
Studies on animal and human subjects have shown that greatly increasing the amount of linseed (also
known as flaxseed) oil (rich in the n-3 polyunsaturated fatty acid (PUFA) alpha-linolenic acid (ALNA)) or fish
oil (FO; rich in the long-chain n-3 PUFA eicosapentaenoic acid (EPA) and docosahexaenoic acid (DHA)) in the
diet can decrease a number of markers of immune function. The immunological effects of more modest
doses of n-3 PUFA in human subjects are unclear, dose-response relationships between n-3 PUFA supply and
immune function have not been established and whether ALNA has the same effects as its long-chain
derivatives is not known. Therefore, the objective of the present study was to determine the effect of
enriching the diet with different doses of FO or with a modest dose of ALNA on a range of functional
responses of human monocytes and lymphocytes. In a randomised, placebo-controlled, double-blind,
parallel study, forty healthy males aged 18-39 years were randomised to receive placebo or 3.5 g ALNA/d or
0.44, 0.94 or 1.9 g (EPA+DHA)/d in capsules for 12 weeks. The EPA:DHA ratio in the FO used was 1.0:2.5.
ALNA supplementation increased the proportion of EPA but not DHA in plasma phospholipids. FO
supplementation decreased the proportions of linoleic acid and arachidonic acid and increased the
proportions of EPA and DHA in plasma phospholipids. The interventions did not alter circulating
mononuclear cell subsets or the production of tumour necrosis factor-alpha, interleukin (IL) 1beta, IL-2, IL-4,
IL-10 or interferon-gamma by stimulated mononuclear cells. There was little effect of the interventions on
lymphocyte proliferation. The two higher doses of FO resulted in a significant decrease in IL-6 production by
stimulated mononuclear cells. It is concluded that, with the exception of IL-6 production, a modest increase
in intake of either ALNA or EPA+DHA does not influence the functional activity of mononuclear cells. The
threshold of EPA+DHA intake that results in decreased IL-6 production is between 0.44 and 0.94 g/d.
Сравнение эффектов льняного масла и различные дозы масла рыбы на
мононуклеарных клеток функции у здоровых испытуемых.
Исследования на животных и людей в качестве испытуемых, показали, что
значительно увеличило количество льна (также известный как льняного) масла (rich в n3 полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) и Альфа-линоленовая кислота (ALNA)) или
рыбий жир (FO; богатые в длинной цепью n-3 ПНЖК эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) и
докозагексаеновая кислота (DHA)) в пищевом рационе может уменьшить количество
маркеров функции иммунной системы. Иммунологический эффект более скромной
дозы n-3 ПНЖК в человеке остаются неясными, " доза-реакция " отношения между n-3
ПНЖК питания и функции иммунной системы не были созданы, и являются ли ALNA
имеет те же последствия, как его длинные цепочки производных не известно. Таким
образом, целью настоящего исследования было определение влияния обогащения
рациона с различными дозами FO или со скромной дозы ALNA на ряд функциональных
реакций человека, моноциты и лимфоциты. В рандомизированном плацебоконтролируемое, двойное слепое исследование в параллельных, сорок здоровых
170
мужчин в возрасте 18-39 лет были рандомизированных получать плацебо или 3,5 г
ALNA/d или 0,44, 0,94 или 1,9 g (ЭПК+ДГК)/d в капсулах в течение 12 недель. EPA:DHA
отношение в FO использовалась 1.0:2.5. ALNA добавок увеличилась доля EPA но не DHA
в фосфолипидов плазмы. FO добавок снизилась пропорции линолевой и арахидоновой
кислоты и увеличение доли EPA и DHA в фосфолипидов плазмы. Выступавшие не
изменять мононуклеарных клеток подмножеств или производственного фактора
некроза опухоли-Альфа, интерлейкина (ил) 1beta, IL-2, IL-4, IL-10 или интерферонгамма-by stimulated мононуклеарных клеток. Там был маленький эффект
вмешательства на пролиферацию лимфоцитов. Две высшие дозы FO привело к
значительному снижению в IL-6 производства by stimulated мононуклеарных клеток.
Делается вывод, что, за исключением ил-6 производства, скромное увеличение
потребления либо ALNA или ЭПК+ДГК не влияет на функциональную активность
мононуклеарных клеток. Порог ЭПК+ДГК потребление, что приводит к снижению IL-6
производства от 0,44 до 0.94 г/сут.
Daru. 2014 May 21;22(1):43. doi: 10.1186/2008-2231-22-43.
Effect of Linum usitatissimum L. (linseed) oil on mild and moderate carpal tunnel syndrome: a randomized,
double-blind, placebo-controlled clinical trial.
Hashempur MH, Homayouni K, Ashraf A1, Salehi A, Taghizadeh M, Heydari M.
BACKGROUND: Carpal tunnel syndrome is known as the most common entrapment neuropathy.
Conservative treatments cannot reduce the symptomatic severity satisfactorily; therefore, effectiveness of
Linum usitatissimum L. (linseed) oil on carpal tunnel syndrome, as a complementary treatment, was
evaluated in the current study. Linseed oil is a well-known preparation in Iranian traditional medicine and its
analgesic, anti-inflammatory and anti-oxidative effects have been shown in previous studies.
METHODS: A randomized, double-blind, placebo-controlled clinical trial was conducted. One hundred
patients (155 hands) with idiopathic mild to moderate carpal tunnel syndrome aged between 18 and 65
years old were randomized in two parallel groups. These two groups were treated during 4 weeks with
topical placebo and linseed oil. In addition, a night wrist splint was prescribed for both groups. Symptomatic
severity and functional status were measured using Boston Carpal Tunnel Questionnaire. In addition, median
sensory nerve conduction velocity, motor distal latency, sensory distal latency and compound latency as
electrodiagnostic parameters were measured at baseline and after the intervention period.
RESULTS: After the intervention, significant improvement was observed regarding Boston Carpal Tunnel
Questionnaire symptomatic severity and functional status mean differences (p <0.001) in the linseed oil
group compared with those in the placebo group. Also, regarding the mean differences of both groups,
significant improvement of nerve conduction velocity of the median nerve was seen in the linseed oil group
by a value of 2.38 m/sec (p < 0.05). However, motor distal latency and sensory distal latency of the median
nerve showed no between-group significant changes (p = 0.14 for both items). Finally, compound latency
was improved slightly in the case group, comparing mean differences between the groups (p <0.05). No
significant adverse events were reported from using linseed oil.
CONCLUSIONS: It seems that linseed oil could be effective in the management of mild and moderate
carpal tunnel syndrome, especially in improving the severity of symptoms and functional status. In addition,
its effect on electerodiagnostic parameters, especially on the nerve conduction velocity, can be considered as
a valuable point.
Эффект Linum usitatissimum L. (льняного) масла на мягкой и умеренной синдром
карпального канала: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое
клиническое исследование.
Фон: кистевой туннельный синдром известен как наиболее распространенные
провокация нейропатии. Консервативное лечение не уменьшает тяжести симптомов
171
удовлетворительно; следовательно, эффективность Linum usitatissimum L. (льняного)
масла на кистевого туннельного синдрома, в качестве дополнительного метода
лечения, была оценена в данном исследовании. Льняное масло является известным
подготовки в традиционной медицине Ирана и его обезболивающим,
противовоспалительным и антиоксидантным эффектами, как было показано в
предыдущих исследованиях.
Методы: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое клиническое
исследование было проведено. Сто пациентов (155 руки) с идиопатическим мягкой и
умеренной кистевого туннельного синдрома в возрасте от 18 до 65 лет, которые были
рандомизированы в две параллельные группы. Эти две группы были обработаны в
течении 4 недель с актуальным плацебо и льняное масло. Кроме того, ночной запястье
лубок был предписан для обеих групп. Тяжести симптомов и функционального
состояния измерялись с помощью Бостон Кистевого туннельного анкету. Кроме того,
медиана сенсорных нервной проводимости, скорости, мотор дистального задержки,
дистальная сенсорная задержки и составные задержки электродиагностические
параметры измерялись исходно и после вмешательства период.
Результаты: после вмешательства, значительное улучшение было отмечено в
отношении Бостон Кистевого туннельного вопросник тяжести симптомов и
функционального состояния имею в виду различия (p <0,001) в льняном масле группы
по сравнению с таковым в группе плацебо. Также, что касается имею в виду различия
обеих групп, значительное улучшение скорости нервной проводимости срединного
нерва была замечена в льняном масле group by значение 2,38 м/с (p < 0,05). Однако,
мотор дистального задержки и дистальная сенсорная задержки срединного нерва
показало, нет между группами значительные изменения (p = 0.14 для обоих
элементов). Наконец, составной задержка была немного улучшилось в случае группы,
сравнивая средние различия между группами (p <0,05). Никаких существенных
неблагоприятных событий, были зарегистрированы с использованием льняного масла.
Выводы: кажется, что льняное масло может быть эффективным в управлении мягкой и
умеренной кистевого туннельного синдрома, особенно в повышении степени
выраженности симптомов заболевания и функционального состояния. Кроме того, свое
влияние на electerodiagnostic параметров, особенно на скорости нервной
проводимости, можно рассматривать как ценное замечание.
Lipids. 2005 Jan;40(1):1-11.
The effect of alpha-linolenic acid and linoleic acid on the growth and development of formula-fed infants:
a systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials.
Udell T1, Gibson RA, Makrides M; PUFA Study Group.
1Department of Paediatrics & Child Health, Flinders University, Bedford Park, South Australia, Australia.
This systematic review and meta-analysis aimed to evaluate the effect of modifying 18-carbon PUFA [18-C
PUFA: alpha-linolenic acid (ALA, 18:3n-3) and linoleic acid (LA, 18:2n-6)] in the diets of term and preterm
infants on DHA (22:6n-3) status, growth, and developmental outcomes. Only randomized controlled trials
(RCT) involving formula-fed term and preterm infants, in which the 18-C PUFA composition of the formula
was changed and growth or developmental outcomes were measured, were included. Differences were
presented as control (standard formula) and treatment (18-C PUFA-supplemented formula). Primary analyses
for term infants were 4 and 12 mon and for preterm infants 37-42 and 57 wk postmenstrual age. Five RCT
involving term infants and three RCT involving preterm infants were included in the systematic review.
Infants fed ALA-supplemented formula had significantly higher plasma and erythrocyte phospholipid DHA
172
levels than control infants. There was no effect of ALA supplementation on the growth of preterm infants. In
term infants, ALA supplementation was associated with increased weight and length at 12 mon, which was at
least 4 mon after the end of dietary intervention. Developmental indices of term infants did not differ
between groups. There was a transient improvement in the retinal function of preterm infants fed ALAsupplemented diets compared with controls. The findings suggest that ALA-supplemented diets improve the
DHA status of infants. Further studies are needed to provide convincing evidence regarding the effects of ALA
supplementation of formula on infant growth and development.
Влияние Альфа-линоленовой и линолевой кислоты на рост и развитие
вскармливании: систематический обзор и Мета-анализ рандомизированных
контролируемых испытаний.
Этот систематический обзор и Мета-анализ с целью оценки влияния изменения 18углерода ПНЖК [18-C ПНЖК: Альфа-линоленовая кислота (АЛК, 18:3n-3) и линолевой
кислоты (LA, 18:2n-6)] в рационе срок и недоношенных детей на DHA (22:6n-3) статус,
роста и развития результатов. Только рандомизированные контролируемые испытания
(РКИ) с участием смесями срок и недоношенных детей, в которой 18-C ПНЖК состав
формулы изменен и роста, или развития, результаты были измерены, были включены.
Различия были представлены в качестве контроля (стандартная формула) и лечения
(18-C ПНЖК-дополнить формулу). Первичные анализы для доношенных детей были 4 и
12 мес и для недоношенных младенцев 37-42 и 57 wk ПМС возраста. Пять РКИ с
участием детей, рожденных в срок и трех РКИ с участием недоношенных детей были
включены в систематический обзор. Младенцев кормили Ала-дополнить формулу,
имели значительно более высокий уровень плазмы и эритроцитов фосфолипидных DHA
уровнях, чем контроль младенцев. Не было никакого эффекта Ала добавок на рост
недоношенных детей. В перспективе младенцев, Ала добавок был связан с
увеличением веса и длины на 12 мес, которая была не менее 4 мес после окончания
диетического вмешательства. Развивающие показатели детей, рожденных в срок не
различались между группами. Был преходящий улучшение функции сетчатки
недоношенных детей кормят Ала-дополнены диеты по сравнению с контролем.
Результаты показывают, что Ала-дополнены диеты улучшить DHA статуса грудных детей.
Необходимы дальнейшие исследования, чтобы обеспечить убедительные
доказательства в отношении последствий Ала добавок формула младенческой роста и
развития.
Curr Diabetes Rev. 2014 May 15. [Epub ahead of print]
ALA, Fatty Fish or Marine n-3 Fatty Acids for Preventing DM? : A Systematic Review and Meta-Analysis.
Muley A1, Muley P, Shah M.
1Department of Medicine, SBKSMI RC, Sumandeep Vidyapeeth, Piparia, Vadodara, India.
muleyarti@yahoo.com.
Diabetes mellitus (T2DM) has become a global problem. Role of n-3 FA in its prevention is still not
completely understood. We carried out this systematic review and meta-analysis to assess the relation of
dietary intake of fish and n-3PUFA with risk of diabetes. We searched PUBMED, EMBASE and GOOGLE with
cross references to identify relevant articles. Since no RCTs were available, we searched for prospective
cohort studies. Sixteen studies with 6,79,763 participants which assessed the association of dietary intake of
fish and n-3 PUFA (marine or alpha-linolenic acid) with incidence of T2DM in > 18 years population and
provided relative risk (RR) or hazard ratio (HR) with the corresponding 95% confidence interval (CI) of T2DM
for each category of fish or n-3 PUFA intake were included. Three independent reviewers reviewed all eligible
studies and abstracted the relevant information from individual studies. Meta-analysis confirmed the
previous finding that marine n-3 FA increased risk of T2DM in Americans but reduced the same in Asians. We
173
observed that two and seven times increased intake of ALA and fatty fish respectively reduced the risk of
T2DM significantly and ALA did not increase the risk in Americans. We concluded that ALA may be having
some role in preventing T2DM, but is not studied widely. Hence, it should be studied in greater details (with
higher degrees of intake; more than two times) to aid in developing effective preventive strategies against
diabetes.
Ала, жирные сорта рыбы или морских n-3 жирных кислот для профилактики DM? :
Систематический обзор и Мета-анализ.
Сахарный диабет (СД 2 типа) стала глобальной проблемой. Роль n-3 ЖК в его
предупреждения, до сих пор полностью не поняты. Мы выполнили систематический
обзор и Мета-анализ для оценки соотношения потребления рыбы и n-3PUFA с риском
диабета. Мы провели поиск в PUBMED, EMBASE и GOOGLE с перекрестными ссылками,
чтобы определить соответствующие статьи. Поскольку ни одно РКИ были доступны, мы
искали проспективного когортного исследования. Шестнадцать исследований с 6,79,763
участники которой оценили ассоциации диетического потребления рыбы и n-3 ПНЖК
(морской или Альфа-линоленовая кислота) заболеваемость СД 2-го типа в > 18 лет
население и при условии относительного риска (RR) или соотношение рисков (HR) с
соответствующим 95% доверительный интервал (ди) СД 2-го типа для каждой категории
рыбы или n-3 ПНЖК забора были включены. Три независимые аналитики рассмотрели
все подходящие исследований и резюмировала соответствующую информацию от
отдельных исследований. Мета-анализ подтвердил свое Предыдущее заключение, что
морские n-3 FA повышенный риск СД 2-го типа в американцев, но уменьшил же азиаты.
Мы заметили, что два и семь раз увеличилось потребление Ала и жирная рыба,
соответственно, снижается риск СД 2-го типа и значительно Ала не увеличивают риск в
американцев. Мы пришли к выводу, что Ала может иметь какую-то роль в
профилактике СД 2 типа, но не широко изучены. Следовательно, он должен быть
изучен более подробно (с более высокими уровнями потребления; более чем в два
раза), чтобы помочь в разработке эффективных стратегий профилактики диабета.
Curr Pharm Biotechnol. 2014 Mar 30. [Epub ahead of print]
Polyunsaturated Fatty Acids in Pregnancy and Metabolic Syndrome: A Review.
Poniedziałek-Czajkowska E, Mierzyński R, Kimber-Trojnar Z, Leszczyńska-Gorzelak B, Oleszczuk J1.
1Department of Obstetrics and Perinatology Medical University of Lublin Ul. Jaczewskiego 8 20-954
Lublin Poland. elzbietapc@yahoo.com.
This review presents available evidence for possible application of n-3 long chain polyunsaturated fatty
acids (PUFAs) in pregnant obese women with metabolic syndrome (MS) and focuses on prophylaxis of
pregnancy complications associated with MS such as gestational hypertension, preeclampsia and gestational
diabetes. Dietary supplementation with n-3 PUFAs has increased in popularity in recent years and their
adequate supplementation during pregnancy and early childhood is of clinical importance. Epidemiological,
human, animal, and cell culture studies show that n-3 PUFAs especially α-linolenic acid (ALA),
eicosapentaenoic acid (EPA), and docosahexaenoic acid (DHA), reduce the risk factors of cardiovascular
diseases. It is believed that n-3 PUFAs affect a multitude of molecular pathways, involving regulation of gene
expression, alteration of physical and chemical properties of cellular membranes and modulation of
membrane channels and proteins. A large body of evidence focuses on anti-inflammatory properties of
PUFAs which seem to be fundamental in prevention and reversing of insulin resistance, atherogenic
dyslipidemia, hypertension, thromboembolism and in improving vascular function. Despite the potential
PUFAs benefits of decreasing insulin resistance, their application in order to prevent preeclampsia,
gestational hypertension and gestational diabetes mellitus in pregnant women with MS has not yet been
established. Also numerous studies have shown that EPA and DHA are important for proper fetal
174
development, including neuronal, retinal, and immune function and for prophylaxis of preterm birth. Thus
the supplementation with EPA and DHA is highly recommended during pregnancy although the optimal
dosing and treatment strategies still need to be determined.
Полиненасыщенные жирные кислоты в период беременности и метаболический
синдром: обзор.
В обзоре представлены имеющиеся данные для возможного применения n-3
полиненасыщенных жирных кислот (Пнжк) у беременных с ожирением женщин с
метаболическим синдромом (МС) и фокусируется на профилактике осложнений,
связанных с беременностью, таких как MS гестационная гипертензия, преэклампсия и
гестационный диабет. Пищевые добавки с n-3 Пнжк возросла популярность в
последние годы, и их адекватного добавок во время беременности и в раннем детском
возрасте имеет клиническое значение. Эпидемиология, здоровье человека, животных и
клеточных культур исследования показывают, что n-3 Пнжк особенно линоленовая
кислота (АЛК), эйкозапентаеновая кислота (ЭПК)и докозагексаеновая кислота (DHA),
уменьшение факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний. Считается, что n-3
Пнжк влияет множество молекулярных путей, сопровождающихся регуляции
экспрессии генов, изменения физических и химических свойств клеточных мембран и
модуляции мембранных каналов и белков. Большое количество доказательств
фокусируется на противовоспалительное действие Пнжк которые, казалось бы,
фундаментальные в предотвращение и обращение вспять резистентности к инсулину,
атерогенной дислипидемии, артериальной гипертензии, тромбоэмболии и в улучшение
сосудистой системы. Несмотря на потенциальные Пуфас преимущества снижения
инсулинорезистентности, их применение в целях профилактики преэклампсии,
гестационной гипертензии и гестационный сахарный диабет у беременных женщин с
МС и не был создан. Многочисленные исследования показали, что EPA и DHA важны
для правильного развития плода, в том числе нейронов сетчатки, и иммунной функции,
а также для профилактики преждевременных родов. Таким образом, прием ЭПК и ДГК,
настоятельно рекомендуется во время беременности, хотя оптимальная дозировка и
стратегии лечения еще должны быть определены.
J Am Heart Assoc. 2013 Jan 31;2(1):e003814. doi: 10.1161/JAHA.112.003814.
Associations of plasma phospholipid and dietary alpha linolenic acid with incident atrial fibrillation in older
adults: the Cardiovascular Health Study.
Fretts AM1, Mozaffarian D, Siscovick DS, Heckbert SR, McKnight B, King IB, Rimm EB, Psaty BM, Sacks FM,
Song X, Spiegelman D, Lemaitre RN.
1Cardiovascular Health Research Unit, Department of Medicine, University of Washington, Seattle, WA
98101, USA. amfretts@u.washington.edu
BACKGROUND: Few studies have examined the relationship of α-linolenic acid (ALA 18:3n-3), an
intermediate-chain essential n-3 polyunsaturated fatty acid derived from plants and vegetable oils, with
incident atrial fibrillation (AF).
METHODS AND RESULTS: The study population included participants from the Cardiovascular Health
Study, a community-based longitudinal cohort of adults aged 65 or older, free of prevalent coronary heart
disease and atrial fibrillation. We assessed the associations of plasma phospholipid and dietary ALA with
incident AF using Cox regression. The biomarker analysis comprised a total of 2899 participants, and the
dietary analysis comprised 4337 participants. We found no association of plasma phospholipid ALA and
incident AF. Comparing each of the second, third, and fourth quartiles to the lowest quartile, the hazard
ratios for AF were 1.11 (95% CI, 0.90 to 1.37), 1.09 (95% CI, 0.88 to 1.35), and 0.92 (95% CI, 0.74 to 1.15),
after adjustment for age, sex, race, clinic, education, smoking, alcohol, body mass index, waist
175
circumference, diabetes, heart failure, stroke, treated hypertension, and physical activity (P trend=0.48).
When dietary ALA was considered the exposure of interest, results were similar.
CONCLUSIONS: Results from this prospective cohort study of older adults indicate no association of plasma
phospholipid or dietary ALA and incident AF.
Объединений фосфолипидов плазмы и диетическое Альфа-линоленовая кислота
инцидент с фибрилляцией предсердий в пожилом возрасте: исследования сердечнососудистых заболеваний.
Фон: несколько исследований, посвященных изучению отношения Альфалиноленовая кислота (АЛК 18:3n-3), промежуточной цепи существенных n-3
полиненасыщенных жирных кислот, полученные из растений и растительных масел,
инцидент с фибрилляцией предсердий (ФП).
Методы и результаты: исследование населения присутствовали участники от сердечнососудистых заболеваний исследования, основанного на сообществе продольной
когорте взрослых в возрасте 65 лет или старше, бесплатная распространенности
ишемической болезни сердца и фибрилляцией предсердий. Мы оценили объединений
фосфолипидов плазмы и диетическое Ала инцидент с AF с помощью регрессии кокса.
Биомаркеров, анализ, состоящий в общей сложности 2899 участников, и диетического
анализа состоит 4337 участников. Мы обнаружили никаких ассоциаций фосфолипидов
плазмы Ала и инцидент AF. Сравнение каждого второго, третьего и четвертого квартили
к нижней квартили, отношения риска для ВВС были 1.11 (95% ди 0,90 до 1.37), на 1,09
(95% CI, 0.88 до 1,35), и 0,92 (95% ди от 0,74 до 1.15), с поправкой на возраст, пол, раса,
клиника, образования, курения, алкоголя, Индекс Массы тела, окружность талии,
сахарный диабет, сердечная недостаточность, инсульт, лечение гипертензии и
физической активности (P тенденция=0.48). Когда аля пищевые считался экспозиции
объектов, результаты были аналогичными.
Выводы: результаты проспективного когортного исследования пожилых людей
указывать никаких ассоциаций фосфолипидов плазмы или диетическое Ала и инцидент
AF.
J Nutr Biochem. 2013 Jun;24(6):1041-52. doi: 10.1016/j.jnutbio.2012.07.014. Epub 2012 Sep 29.
Effects of ALA, EPA and DHA in high-carbohydrate, high-fat diet-induced metabolic syndrome in rats.
Poudyal H1, Panchal SK, Ward LC, Brown L.
1School of Biomedical Sciences, The University of Queensland, Brisbane, 4072, Australia.
We compared the cardiovascular, hepatic and metabolic responses to individual dietary n-3 fatty acids (αlinolenic acid, ALA; eicosapentaenoic acid, EPA; and docosahexaenoic acid, DHA) in a high-carbohydrate,
high-fat diet-induced model of metabolic syndrome in rats. Additionally, we measured fatty acid composition
of plasma, adipose tissue, liver, heart and skeletal muscle in these rats. The same dosages of ALA and
EPA/DHA produced different physiological responses to decrease the risk factors for metabolic syndrome.
ALA did not reduce total body fat but induced lipid redistribution away from the abdominal area and
favorably improved glucose tolerance, insulin sensitivity, dyslipidemia, hypertension and left ventricular
dimensions, contractility, volumes and stiffness. EPA and DHA increased sympathetic activation, reduced the
abdominal adiposity and total body fat and attenuated insulin sensitivity, dyslipidemia, hypertension and left
ventricular stiffness but not glucose tolerance. However, ALA, EPA and DHA all reduced inflammation in both
the heart and the liver, cardiac fibrosis and hepatic steatosis. These effects were associated with complete
suppression of stearoyl-CoA desaturase 1 activity. Since the physiological responses to EPA and DHA were
similar, it is likely that the effects are mediated by DHA with EPA serving as a precursor. Also, ALA
supplementation increased DHA concentrations but induced different physiological responses to EPA and
DHA. This result strongly suggests that ALA has independent effects in metabolic syndrome, not relying on its
176
metabolism to DHA.
Последствия Ала, EPA и DHA в высоким содержанием углеводов и высоким
содержанием жиров-индуцированной метаболического синдрома у крыс.
Мы сравнили сердечно-сосудистые, печени и метаболических ответы на отдельные
пищевые n-3 жирные кислоты (линоленовая кислота, Ала; эйкозапентаеновая кислота,
EPA; и докозагексаеновая кислоты DHA) с высоким содержанием углеводов и высоким
содержанием жира диета-индуцированной метаболического синдрома у крыс. Кроме
того, мы измерили состав жирных кислот в плазме, в жировой ткани, печени, сердца и
скелетных мышц в этих крыс. Тех же дозах Ала и EPA/DHA продуцируют различные
физиологические реакции на снижение факторов риска метаболического синдрома.
Ала не снижает общий уровень жира в теле, а как следствие липидов
перераспределения прочь из области живота и благоприятно улучшает толерантность к
глюкозе, чувствительность к инсулину, дислипидемии, артериальной гипертензии и
размеры левого желудочка, сократимость, объемы и жесткость. EPA и DHA повышенной
симпатической активации, сократили абдоминального и общего жира в организме и
ослабляется чувствительность к инсулину, дислипидемии, артериальной гипертензии и
левого желудочка жесткость, но не толерантность к глюкозе. Однако, Ала, EPA и DHA все
уменьшаются воспалительные в сердце и печени, сердечной фиброз печени, жировой
гепатоз. Эти эффекты были связаны с полного подавления stearoyl-КоА desaturase 1
активности. С физиологической реакции, EPA и DHA были похожи, вполне вероятно, что
эффекты опосредованы с DHA и EPA, выступающей в качестве прекурсора. Кроме того,
Ала добавок увеличилось DHA концентрации, а как следствие различных
физиологических реакций EPA и DHA. Этот результат настоятельно рекомендует Ала
имеет независимое влияние метаболического синдрома, не полагаясь на его
метаболизм в DHA.
Nutr Hosp. 2011 Jul-Aug;26(4):827-33. doi: 10.1590/S0212-16112011000400024.
Double blind randomized clinical trial controlled by placebo with an alpha linoleic acid and prebiotic
enriched cookie on risk cardiovascular factor in obese patients.
de Luis DA1, de la Fuente B, Izaola O, Conde R, Gutiérrez S, Morillo M, Teba Torres C.
1Instituto de Endocrinología y Nutrición, Facultad de Medicina y Unidad de Apoyo a la Investigación.
Hospital Río Hortega, Universidad de Valladolid, Valladolid, España. dadluis@yahoo.es
Inulin and FOS are prebiotics with potential benefit in cardiovascular risk factors. Alpha linolenic acid (ALA)
is the metabolic precursor of the long chain n-3 fatty acid eicosapentaenoic acid (20: 5n-3), this fatty acid has
anti-inflammatory properties. The aim of our study was to evaluate the response of the cardiovascular risk
profile in obese patients after inclusion in the diet of an ALA, FOS and inulin enriched-cookie.
MATERIAL AND METHODS: 36 patients were randomized in both branches: group I (inulin, FOS and ALA
enriched cookie) Gullon SL(®) and group II (control cookie). Previous and after 1 month of the treatment, a
nutritional and biochemical study was realized.
RESULTS: 15 patients finished the procotol in each group. In group I, a significantly increase in soluble fiber
(2.3 ± 0.8 g/day vs 7.7 ± 0.8 g/day: p < 0.05) and ALA (0.6 ± 0.5 g/day vs 3.8 ± 0.5 g/day; p < 0.05) intakes was
detected. In this group a significant decrease of total cholesterol (238.1 ± 45.3 mg/dl vs 210.5 ± 38.1 mg/dl: p
< 0.05), LDL cholesterol (153.6 ± 23.2 mg/dl vs 127.1 ± 27.9 mg/dl: p < 0.05) and C reactive protein (6.6 ± 1.4
mg/dl vs 4.4+7-1.8 mg/dl: p < 0.05) was reached in males. Anthropometric parameters did not change in
both groups. The increase in soluble fiber and ALA dietary intakes did not produce any gastrointestinal
adverse effect.
CONCLUSION: The increase of 2 grams per day of inulin, 3.1 grams per day of FOS and 3.2 grams per day of
alpha linolenic (ALA) dietary intakes from an enriched-cookie, improved total cholesterol, LDL cholesterol and
177
C reactive protein levels in obese males. As far as we know, this is the first study that has evaluated the effect
on risk factors of an ALA enriched cookies.
Двойное слепое рандомизированное клиническое испытание, контролируемых
плацебо и Альфа-линолевая кислота и пребиотических обогащенного cookie на риск
сердечно-сосудистых фактора у пациентов с ожирением.
Инулин и FOS являются пребиотики с потенциальную пользу сердечно-сосудистых
факторов риска. Альфа-линоленовая кислота (АЛК), это метаболический
предшественник длинной цепочке n-3 жирных кислот, эйкозапентаеновая кислота (20:
5n-3), эта жирная кислота обладает противовоспалительными свойствами. Целью
нашего исследования было оценить реакцию профиль сердечно-сосудистого риска у
пациентов с ожирением после включения в рацион Ала, FOS и инулин обогащенного
cookie.
Материал и методы: 36 больных были рандомизированы в две ветви: группа I (инулин,
FOS и Ала обогащенного cookie) Gullon SL(Benz " и II группы (контроль cookie).
Предыдущий и через 1 месяц после лечения, питания и биохимического исследования
был реализован.
Результаты: 15 пациентов готовой протокола в каждой группе. В I группе, значительно
увеличится в растворимые волокна (2.3 б 0,8 г/сут против 7.7 б 0,8 г/сут: p < 0.05) и Ала
(0,6 б 0,5 г/сут против 3.8 б 0,5 г/сут; p < 0,05) водозаборы был обнаружен. В этой группе
достоверное снижение общего холестерина (с 238,1 ± 45.3 мг/дл vs 210.5 ± 38.1 мг/дл: p
< 0.05), холестерина ЛПНП (Итого 153,6 ± 23.2 мг/дл vs 127.1 ± 27.9 мг/дл: p < 0.05) и Cреактивного белка (6.6 ± 1.4 мг/дл против 4.4+7-1 .8 мг/дл: p < 0.05) была достигнута в
самцов. Антропометрические параметры не изменились в обеих группах. Увеличение
растворимые волокна и Ала рациону не производят никакого желудочно-кишечных
побочных эффектов.
Вывод: увеличение на 2 граммов в день инулин, 3.1 граммов в день FOS и 3,2 г на день
Альфа-линоленовой кислоты (ALA) рациону из обогащенного cookie, улучшение общего
холестерина, холестерина ЛПНП и C-реактивного белка у тучных мужчин. Насколько
нам известно, это первое исследование, которое провела оценку воздействия на
факторы риска Ала обогащенного файлы cookie.
Lipids. 2011 Nov;46(11):1043-52. doi: 10.1007/s11745-011-3619-0. Epub 2011 Oct 27.
The alpha linolenic acid content of flaxseed is associated with an induction of adipose leptin expression.
McCullough RS1, Edel AL, Bassett CM, Lavallée RK, Dibrov E, Blackwood DP, Ander BP, Pierce GN.
1Canadian Centre for Agri-food Research in Health and Medicine, St. Boniface Hospital Research Centre,
351 Tache Ave., Winnipeg, MB, R2H 2A6, Canada.
Dietary flaxseed has cardioprotective effects that may be achieved through its rich content of the omega-3
fatty acid, alpha linolenic acid (ALA). Because ALA can be stored in adipose tissue, it is possible that some of
its beneficial actions may be due to effects it has on the adipose tissue. We investigated the effects of dietary
flaxseed both with and without an atherogenic cholesterol-enriched diet to determine the effects of dietary
flaxseed on the expression of the adipose cytokines leptin and adiponectin. Rabbits were fed one of four
diets: a regular (RG) diet, or a regular diet with added 0.5% cholesterol (CH), or 10% ground flaxseed (FX), or
both (CF) for 8 weeks. Levels of leptin and adiponectin expression were assessed by RT-PCR in visceral
adipose tissue. Consumption of flaxseed significantly increased plasma and adipose levels of ALA. Leptin
protein and mRNA expression were lower in CH animals and were elevated in CF animals. Changes in leptin
expression were strongly and positively correlated with adipose ALA levels and inversely correlated with
levels of en face atherosclerosis. Adiponectin expression was not significantly affected by any of the dietary
178
interventions. Our data demonstrate that the type of fat in the diet as well as its caloric content can
specifically influence leptin expression. The findings support the hypothesis that the beneficial cardiovascular
effects associated with flaxseed consumption may be related to a change in leptin expression.
Альфа-линоленовая кислота содержание льняное связан с индукцией жировой
лептина выражение.
Диетическое льняное обладает кардиопротекторными эффекты, которые могут быть
достигнуты благодаря богатому содержанию Омега-3 жирные кислоты, Альфалиноленовая кислота (АЛК). Потому что Ала могут храниться в жировой ткани, не
исключено, что некоторые его благотворного действия может быть, из-за влияния,
которое она оказывает на жировой ткани. Нами было изучено влияние биологически
активных льняное как с, так и без атерогенного холестерина, обогащенной диете, чтобы
определить влияние пищевого льняного семени на выражение жировой цитокинов
лептина и адипонектина. Кроликов кормили один из четырех диеты: обычный (RG)
диета или обычной диете с добавлением 0,5% холестерола (CH), или 10% молотого
льняного семени (FX), или оба (CF) в течение 8 недель. Уровни лептина и адипонектина
выражения были оценены методом от-ПЦР в висцеральной жировой ткани.
Потребление льняного значительно повышает уровень в плазме и жировой уровней
Ала. Лептин белка и мРНК выражении были ниже в гл животных и были повышены в Ср
животных. Изменения в лептина выражение было сильно и положительно коррелирует
с жировой Ала уровнях и обратно коррелирует с уровнем анфас атеросклероза.
Адипонектина выражение была существенно не повлияло на любой из диетических
мероприятий. Наши данные показывают, что Тип жиров в рационе, а также его
калорийность можете целенаправленно воздействовать лептина выражение.
Результаты подтверждают гипотезу о том, что полезные сердечно-сосудистые эффекты,
связанные с льняное потребления могут быть связаны с изменением лептина
выражение.
Contemp Clin Trials. 2011 Sep;32(5):724-30. doi: 10.1016/j.cct.2011.05.005. Epub 2011 May 17.
The effect of dietary flaxseed on improving symptoms of cardiovascular disease in patients with peripheral
artery disease: rationale and design of the FLAX-PAD randomized controlled trial.
Leyva DR1, Zahradka P, Ramjiawan B, Guzman R, Aliani M, Pierce GN.
1Cardiovascular Research Division, V.I.Lenin Universitary Hospital, Holguin 80100, Cuba.
Flaxseed is an important source of alpha-linolenic acid an essential omega-3 fatty acid. The possibility that
a supplementation of the diet with foods rich in alpha-linolenic acid, antioxidants and fiber (like flaxseed) has
not been investigated.
METHODS/DESIGN: The primary objective is to determine whether consumption of a diet rich in FLAXseed
over a one year period has any beneficial cardiovascular effects in patients with Peripheral Arterial Disease
(FLAX-PAD study). This is a single center, prospective, double blinded, randomized controlled clinical trial
aimed at in 110 patients over 40 years old and with peripheral arterial disease. Patients will receive 30 g of
milled flaxseed (or placebo) per day. Primary endpoints are incidence of myocardial infarction and stroke.
Secondary measures include: requirement for surgical interventions, exercise and cardiopulmonary
performance, cardiac arrhythmias, serum lipid profile, arterial sufficiency, blood pressure, inflammatory
profile, platelet function, changes in drug dosage levels, as well as nutrigenomic and biomarker profiles in
the blood. Recruitment and baseline examinations started in October 2008. Baseline data of the 110 patients
is shown.
CONCLUSIONS: FLAX-PAD will generate data on the safety, tolerability, cardiovascular efficacy and genomic
response to a diet rich in flaxseed. It will determine the effects on primary and secondary events (stroke,
myocardial infarctions, angina pectoris, cardiac arrhythmias) as well as in secondary endpoints (exercise
179
performance, blood pressure and circulating lipid levels) in patients with PAD.
Влияние биологически активных льняное на улучшение симптомов сердечнососудистых заболеваний у больных облитерирующим атеросклерозом артерий
нижних конечностей: обоснование и проектирование льна-PAD рандомизированное
контролируемое испытание.
Льняное является важным источником Альфа-линоленовая кислота является
незаменимые Омега-3 жирные кислоты. Вероятность того, что добавки в рацион
продукты, богатые Альфа-линоленовой кислоты, антиоксиданты и клетчатку (как
льняное) не исследовалось.
Методы/дизайн: основная задача состоит в том, чтобы определить, является ли
потребление диета, богатая льняное за один год имеет выгодные сердечно-сосудистые
осложнения у больных с периферических артерий (лен-PAD исследования). Это единый
центр, перспективный, двойной слепой, рандомизированных контролируемых
клинических испытаний, направленных на 110 пациентов старше 40 лет и
периферических артерий. Пациенты будут получать 30 г молотого льняного семени (или
плацебо) в день. Первичные конечные точки частоты развития инфаркта миокарда и
инсульта. Дополнительные меры включают в себя: требования к хирургическим
вмешательствам, упражнения и производительности сердечно-легочной, сердечной
аритмии, липидного профиля сыворотки крови, артериальной достаточности, давление
крови, воспалительные профилей, функция тромбоцитов, изменения в уровнях
дозировки препарата, а также nutrigenomic биомаркеров и профили в крови. Подбор и
базовые экзамены начались в октябре 2008 года. Исходные данные 110 пациентов
показано.
Выводы: лен-PAD будет генерировать данные о безопасности, переносимости,
эффективности сердечно-сосудистых и геномной ответ диеты, богатой льняного
семени. Это позволит определить влияние на первичные и вторичные мероприятия
(инсульт, инфаркт миокарда, стенокардия, нарушения сердечного ритма), а также в
вторичные конечные точки (выполнения упражнений, артериального давления и
уровня холестерина в крови, циркулирующей) у пациентов с PAD.
Arterioscler Thromb Vasc Biol. 2011 Aug;31(8):1772-80. doi: 10.1161/ATVBAHA.111.226118. Epub 2011
May 12.
Dietary α-linolenic acid inhibits arterial thrombus formation, tissue factor expression, and platelet
activation.
Holy EW1, Forestier M, Richter EK, Akhmedov A, Leiber F, Camici GG, Mocharla P, Lüscher TF, Beer JH,
Tanner FC.
1Cardiovascular Research, Institute of Physiology, Center for Integrative Human Physiology, University of
Zurich, Switzerland.
Plant-derived α-linolenic acid (ALA) may constitute an attractive cardioprotective alternative to fishderived n-3 fatty acids. However, the effect of dietary ALA on arterial thrombus formation remains unknown.
METHODS AND RESULTS: Male C57Bl/6 mice were fed a high-ALA or low-ALA diet for 2 weeks. Arterial
thrombus formation was delayed in mice fed a high-ALA diet compared with those on a low-ALA diet (n=7;
P<0.005). Dietary ALA impaired platelet aggregation to collagen and thrombin (n=5; P<0.005) and decreased
p38 mitogen-activated protein kinase activation in platelets. Dietary ALA impaired arterial tissue factor (TF)
expression, TF activity, and nuclear factor-κB activity (n=7; P<0.05); plasma clotting times and plasma
thrombin generation did not differ (n=5; P=not significant). In cultured human vascular smooth muscle and
endothelial cells, ALA inhibited TF expression and activity (n=4; P<0.01). Inhibition of TF expression occurred
180
at the transcriptional level via the mitogen-activated protein kinase p38 in smooth muscle cells and p38,
extracellular signal-regulated kinases 1 and 2, and c-Jun N-terminal kinases 1 and 2 in endothelial cells.
CONCLUSIONS: ALA impairs arterial thrombus formation, TF expression, and platelet activation and
thereby represents an attractive nutritional intervention with direct dual antithrombotic effects.
Диетическое линоленовая кислота тормозит артериальной тромбообразование,
экспрессии тканевого фактора и активации тромбоцитов.
Растительные линоленовая кислота (АЛК) могут представлять собой привлекательный
кардиопротекторный альтернатива рыбы, производные n-3 жирных кислот. Тем не
менее, влияние биологически активных Ала по артериальной тромбообразование,
остается неизвестным.
Методы и результаты: мужчина мышей линии C57Bl/6 кормили высокий-Ала или
низким-Ала диета на 2 недели. Артериальная тромбообразование был задержан в
мышей кормили высокого Ала диеты, по сравнению с теми, на низкой-Ала диеты (n=7;
P<0,005). Диетическое Ала нарушениями агрегации тромбоцитов, стимулируя
выработку коллагена и тромбина (n=5; P<0,005) и снизился p38 митогенактивированный протеин киназы активации тромбоцитов. Диетическое Ала
нарушениями артериального тканевого фактора (TF) выражение, TF деятельности, и
ядерный фактор-κB деятельности (n=7; P<0,05); свертывания плазмы раз плазмы и
генерации тромбина не отличаются (n=5, P=Не имеет значения). В культуре
человеческих гладкие мышцы сосудов и эндотелиальных клеток, Ала подавлял TF
выражения и действия (n=4; P<0,01). Ингибирование TF выражение произошло на
транскрипционном уровне через митоген-активированный протеин киназы р38 в
клетки гладкой мускулатуры и p38, внеклеточного сигнал-регулируемые киназы 1 и 2, и
c-Jun N-терминала киназ 1 и 2 в эндотелиальных клеток.
Выводы: ALA снижает артериальное тромбообразование, TF выражение, и активации
тромбоцитов и, таким образом, представляет собой привлекательный нутритивной с
двойной прямой антитромботический эффект.
Can J Cardiol. 2010 Nov;26(9):489-96.
The cardiovascular effects of flaxseed and its omega-3 fatty acid, alpha-linolenic acid.
Rodriguez-Leyva D1, Dupasquier CM, McCullough R, Pierce GN.
1Institute of Cardiovascular Sciences, St Boniface Hospital Research Centre and Department of
Physiology, University of Manitoba, Winnipeg, Manitoba.
Сердечно-сосудистые эффекты льняное и его Омега-3 жирные кислоты, Альфалиноленовая кислота.
Preventing the occurrence of cardiovascular disease (CVD) with nutritional interventions is a therapeutic
strategy that may warrant greater research attention. The increased use of omega (ω)-3 fatty acids is a
powerful example of one such nutritional strategy that may produce significant cardiovascular benefits.
Marine food products have provided the traditional dietary sources of ω-3 fatty acids. Flaxseed is an
alternative to marine products. It is one of the richest sources of the plant-based ω-3 fatty acid, alphalinolenic acid (ALA). Based on the results of clinical trials, epidemiological investigations and experimental
studies, ingestion of ALA has been suggested to have a positive impact on CVD. Because of its high ALA
content, the use of flaxseed has been advocated to combat CVD. The purpose of the present review was to
identify the known cardiovascular effects of flaxseed and ALA and, just as importantly, what is presently
unknown.
Недопущение возникновения сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) с нутритивной
поддержки терапевтическая стратегия, которые, возможно, потребуют большего
181
внимания исследователей. Расширение использования omega (ом)-3 жирных кислот
является мощным примером такой стратегии питания, которые могут вызывать
значительные сердечно-сосудистую систему. Морской пищевой продукции обеспечили
традиционные пищевые источники Омега-3-жирных кислот. Льняное семя-это
альтернатива морских продуктов. Это один из богатейших источников растительной
основе Омега-3-жирные кислоты, Альфа-линоленовая кислота (АЛК). На основании
результатов клинических испытаний, в ходе эпидемиологических исследований и
экспериментальных исследований, проглатывание в Ала было предложено, чтобы
иметь положительное влияние на развитие ССЗ. Из-за его высокой Ала Контента,
использование льняного была выступал по борьбе с ССЗ. Целью настоящего обзора
было определить, как известно, сердечно-сосудистые эффекты льняного и Ала и, что не
менее важно, что в настоящее время неизвестны.
High blood cholesterol
Most studies have reported modest effects of flaxseed on blood total cholesterol (TC), LDL cholesterol or
high-density-lipoprotein (HDL) cholesterol (44,58–68). Harper et al (65) found that ALA from flaxseed (3
g/day) tends to increase the concentrations of the large, less atherogenic LDL1 and LDL2 subfractions. The
smaller diameter and more dense LDL particles have a greater proclivity for oxidation and an enhanced
ability to penetrate the intima compared with the larger, less dense LDL particles. Concentrations of these
LDL particles were significant, independent predictors of new CAD events in patients undergoing treatment
with gemfibrozil (66). Recently, Patade et al (67) found that mild to moderate hypercholesterolemic Native
American postmenopausal women who consumed flaxseed (30 g/day) for three months exhibited a
reduction of TC by 7% and LDL cholesterol by 10% without changes in HDL cholesterol or TG concentrations.
Zhang et al (68) also found significant reductions in TC (22%) and LDL cholesterol levels (24%) in
hypercholesterolemic subjects after an eight-week dietary supplementation with 600 mg/day of
secoisolariciresinol diglucoside (SDG), a lignan derived from flaxseed. These results suggest that specific
subgroups of patients could obtain more beneficial hypolipemic effects from flaxseed or its components. In
general, flaxseed-enriched diets have been reported to induce anywhere from 0% to 18% decreases in LDL
and 0% to 11% decreases in TC (69). With only one exception that reported a 16% decrease in HDL
concentrations in men (61), most studies reported no changes in HDL levels in response to dietary flax-seed
(59,63,64,70,71).
Высокий уровень холестерина в крови
Большинство исследований указывают на умеренное воздействие льняного на крови
общего холестерина (ох), холестерина ЛПНП или высокой плотности липопротеина
(ЛПВП) (44,58-68). Харпер et al (65) обнаружили, что Ала из льняного семени (3 г/сут)
имеет тенденцию к увеличению концентрации большие, менее атерогенных LDL1 и
LDL2 подфракций. Меньшего диаметра и более плотных частиц ЛПНП имеют большую
склонность к окислению и повышенной способностью проникать интима по сравнению
с более крупными, менее плотных частиц ЛПНП. Концентрации этих частиц ЛНП были
значительными, независимыми предикторами новый CAD событий у пациентов,
проходящих курс лечения с гемфиброзилом (66). Недавно, Patade et al (67) установлено,
что слабой и умеренной повышенным уровнем холестерина индейских женщин в
постменопаузе, которые потребляются льняное (30 г/сут) в течение трех месяцев
продемонстрировали снижение ТК на 7% и LDL холестерина на 10% без изменения ХС
ЛПВП или концентрации тг. Zhang et al (68) также обнаружили значительное снижение
TC (22%) и LDL холестерина (24%) и повышенным уровнем холестерина в субъектах
после восьми неделю диетических добавок с 600 мг/день secoisolariciresinol
диглюкозид (SDG), лигнанов, полученных из льняного семени. Эти результаты
показывают, что конкретные подгруппы пациентов могли бы получать более выгодные
182
hypolipemic эффекты от льняное или ее компонентов. В общем, льняное, обогащенной
диете были зарегистрированы, чтобы побудить где-то от 0% до 18% снижается в ЛПНП и
0% до 11% уменьшается в TC (69). Только с одним исключением того, что сообщили о
16% снижение концентрации ЛПВП у мужчин (61), большинство исследований
сообщили, что никаких изменений в ЛВП в ответ на пищевые льняного семени
(59,63,64,70,71).
TGs
The NHLBI Family Heart Study (72), which included 4440 subjects, showed that dietary ALA (highest
quintile 1.24 g/day) is associated with lower plasma TG concentrations. Zhao et al (46) demonstrated an 18%
decrease in blood TG levels when patients ingested 17.5 g of ALA/day over a six-week intervention study.
However, the data are not consistent. An increase (59), a decrease (47,60) or no effect on circulating TG
levels (44,73) have been reported in response to a flaxseed diet. The age of the subject may be a
confounding factor. Younger subjects responded with a decrease in blood TG concentrations after flaxseed (6
g ALA/day) ingestion, whereas older subjects did not (23).
Tgs
В NHLBI семейные исследования сердца (72), в который вошли 4440 предметам,
показало, что диета Ала (высший квинтиль 1,24 г/день) связан со снижением
концентрации триглицеридов в плазме. Zhao et al (46) продемонстрировал 18%
снижение в крови триглицеридов, когда в организм пациентов 17.5 г Ала/сут в течение
шестинедельного вмешательства исследования. Тем не менее, данные не согласованы.
Увеличение (59), уменьшение (47,60) или никакого эффекта на циркулирующий
триглицеридов (44,73) были зарегистрированы в ответ на льняное диеты. Возраст
субъекта может быть ограничивающим фактором. Более молодые испытуемые
ответили снижение в крови концентрации тг после льняное (6 г Ала/день) проглатывание, в то время как старые подданные не (23).
Lipoprotein (a)
An elevated concentration of plasma lipoprotein (a) (Lp[a]) is a risk factor for CAD, cerebrovascular
disease, atherosclerosis, thrombosis and stroke (74). In a recent double-blinded, randomized, controlled
clinical trial, Bloedon et al (61) demonstrated that 40 g/day of ground flaxseed reduced Lp(a) by 14% after 10
weeks of supplementation. Similarly, Arjmandi et al (70) reported that 38 g/day of whole flaxseed lowered
Lp(a) by 7.4% in postmenopausal women after six weeks of treatment.
Липопротеин (а)
Повышенный концентрация в плазме липопротеина (a) (Lp[a]) является фактором риска
ИБС, цереброваскулярных заболеваний, атеросклероза, тромбоза и инсульта (74). В
последние двойных слепых, рандомизированных, контролируемых клинических
испытаний, Bloedon et al (61) показали, что 40 г/день льняное землей уменьшена Lp(a) на 14% после 10 недель приема препаратов. Аналогично, Arjmandi et al (70) сообщил,
что 38 г/день весь льняное опустил Lp(a) - на 7,4% у женщин в постменопаузе после
шести недель лечения.
High blood pressure
In the National NHLBI Family Heart Study (75), Djoussé et al found that dietary ALA (highest quartile 1.09
g/day) was associated with a lower prevalence of hypertension and lower systolic blood pressure in 4594
subjects. Others (76,77) have confirmed that dietary ALA is associated with lower blood pressure values. ALA
may lower blood pressure by acting as a precursor for eicosanoids, which can generate the production of
prostaglandins and leukotrienes that may reduce vascular tone (78).
Studies on high blood pressure (HBP) using flaxseed as a source of ALA are inconclusive. Paschos et al (73)
have reported that 12 weeks of dietary flaxseed supplementation (8 g/day of ALA) resulted in a significant
decrease in systolic and diastolic blood pressure in dyslipidemic patients. Conversely, Stuglin and Prasad (62)
found no changes in blood pressure in a shorter four-week intervention using 32.7 g/day of total flaxseed.
183
However, their study examined healthy men and may indicate that pathological conditions are required to
detect significant changes in HBP.
The mechanism for any change in blood pressure is unclear. However, shorter studies using healthy
individuals, obese subjects or dyslipidemic patients may provide some insight. Administration of 8 g of
ALA/day to dyslipidemic men or 20 g/day of flax oil containing ALA to obese adults with markers of insulin
resistance has resulted in significant decreases in systolic, diastolic and mean arterial blood pressure (58,73).
Systemic arterial compliance was also improved significantly (58). This would agree well with experimental
work in which Dupasquier et al (38) found that a flaxseed-supplemented, ALA-rich diet (12.5 g of
flaxseed/day; ALA comprises 70% of total fatty acids) preserved vascular relaxation from the deleterious
effects that an atherogenic, high-cholesterol diet can induce. These results would suggest that ALA may
directly induce beneficial vascular effects.
Высокое кровяное давление
В национальном NHLBI семейные исследования сердца (75), Djoussé et al установили,
что пищевые Ала (высокой квартили 1,09 г/день) было связано с более низкой
распространенностью артериальной гипертензии и снизить систолическое
артериальное давление в 4594 предметам. Другие (76,77) подтвердили, что пищевые
Ала связан с нижних значений артериального давления. Ала, может снизить кровяное
давление, действуя в качестве прекурсора для эйкозаноидов, которая может
произвести синтез простагландинов и лейкотриенов, которые могут снижают тонус
сосудов (78).
Исследования на высокое кровяное давление (артериальная гипертония) с помощью
льняного семени как источник Ала оказываются безрезультатными. Paschos et al (73)
сообщили, что 12 недель пищевого льняного добавок (8 г/сут Ала) привело к
значительному снижению систолического и диастолического артериального давления в
dyslipidemic пациентов. Наоборот, Stuglin и Прасад (62) найти никаких изменений
артериального давления в короткий четыре недели вмешательство с использованием
32.7 г/день общая льняного семени. Однако, их исследовании здоровых мужчин и
может означать, что патологические условия необходимы для выявления существенных
изменений в HBP.
Механизм любое изменение кровяного давления, пока неясно. Однако, короче
исследований с помощью здоровых людей, страдающих ожирением предметам или
dyslipidemic пациентов может дать некоторое представление о. Администрация 8 г
Ала/день dyslipidemic мужчин или 20 г/сут льняного масла, содержащие Ала, чтобы с
ожирением взрослых маркеров резистентности к инсулину привело к значительному
снижению как систолического, диастолического и среднего артериального кровяного
давления (58,73). Системное артериальное соответствии была значительно улучшена и
(58). Это бы хорошо согласуются с экспериментальными работами в которой Dupasquier
et al (38) установлено, что льняное семя-дополнениями, Ала-диета (12.5 г льняного
семени в день; Ала составляет 70% от общих жирных кислот) сохранились релаксации
сосудов от вредных последствий, что атерогенности, высокий уровень холестерина в
рационе может вызвать. Эти результаты позволяют предположить, что Ала может
непосредственно вызывать выгодно сосудистые эффекты.
Tobacco smoking
Previous studies have shown that smoking could inhibit the interconversion of short-chain PUFAs (ALA,
linolenic acid ) to long-chain PUFAs (EPA, DHA) (79,80). The data are limited by their focus on cigarettesmoking mothers, and the link among smoking, ALA metabolism and an increased risk for CAD in a more
generalized population needs further research attention.
184
C-reactive protein
Patients with elevated basal levels of C-reactive protein (CRP) are at an increased risk for diabetes,
hypertension and cardiovascular disease (CVD) (81). CRP levels of 0.3 mg/dL or greater are associated with a
higher risk of death in patients with acute coronary syndromes (82). The intake of an ALA-rich diet (6.5% of
energy/day from ALA) has been associated with a large 75% decrease in CRP levels in blood samples from
hypercholesterolemic men and women (46). The authors suggested that the inhibition of vascular
inflammation may result in a decrease in CVD risk. In another independent study, ALA levels in a plasma
cholesterol fraction have also been negatively correlated with CRP concentrations (83). Hallund et al (84)
found that SDG isolated from flaxseed (500 mg/day) reduced CRP concentration by approximately 15% in
healthy postmenopausal women when they were compared with a placebo group during a six-week
intervention period. These results, however, contrast with those of Dodin et al (85), who reported no
changes in CRP in a similar population after 12 months of daily supplementation with 40 g of flaxseed.
Курение табака
Предыдущие исследования показали, что курение может препятствовать
взаимопревращение короткой цепью Пнжк (ALA), линоленовая кислота ) длинноцепных
Пнжк (EPA, DHA) (79,80). Данные ограничены своей сосредоточиться на сигареты-для
матери, и связь между курением, Ала метаболизм и повышенным риском
ишемической болезни сердца (ИБС в более обобщенной населения требует
дальнейшего исследования внимания.
C-реактивный белок
Пациенты с повышенным базального уровня с-реактивного белка (СРБ) повышен риск
диабета, гипертонии и сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) (81). Уровень СРБ-0,3
мг/дл или выше, связана с более высоким риском смерти у пациентов с острыми
коронарными синдромами (82). Потребление Ала-диета (6.5% энергии/день от ALA)
был связан с большим 75% снижение уровня CRP в образцах крови с повышенным
уровнем холестерина, мужчин и женщин (46). Авторы предположили, что
ингибирование сосудистого воспаления может привести к снижению риска развития
ССЗ. В другом независимом исследовании, Ала уровня холестерина в плазме фракции
были также отрицательно коррелирует с концентрацией СРБ (83). Hallund et al (84)
обнаружили, что SDG изолированы от льняного семени (500 мг/сут) CRP-концентрация
снижается примерно на 15% у здоровых женщин в постменопаузе, когда они были по
сравнению с группой плацебо в течение шести недель вмешательства период. Эти
результаты, однако, резко контрастирует с теми, Додин et al (85), которые сообщили об
отсутствии изменений в ПКИ аналогичным населения после 12 месяцев ежедневный
прием 40 г льняного семени.
Effects in obese subjects
Because of its high fat content, it is possible that flaxseed supplementation will induce weight gain.
However, dietary flaxseed intervention studies (86,87) have not found any evidence of weight gain or
changes in body mass index after supplementation. On the contrary, Nestel et al (58) reported that in obese
human subjects, 20 g/day of ALA from flaxseed oil significantly increased arterial compliance and decreased
LDL oxidation when it was compared with an oleic acid and saturated fat intervention. ALA was thought to be
the component within flaxseed oil thaDiabetes mellitus
Djoussé et al (89) studied 3993 nondiabetic subjects and found that a higher consumption of ALA was
associated with higher plasma insulin, but not glucose levels. The authors suggested that plant-based ω-3
fatty acids might influence insulin secretion in vivo, and improve glucose use and efficiency. Studies in animal
models of diabetes mellitus have shown that SDG from flaxseed can prevent the development of type 1
diabetes by approximately 71% (90) and type 2 diabetes by 80% (91). Pan et al (92) reported more modest
but statistically significant improvements in glycemic control in type 2 diabetic patients treated for 12 weeks
with 360 mg/day of flaxseed-derived lignan supplement. Das (93) has proposed that a defect in the activity
185
of delta-6 and delta-5 desaturases (Figure 1) may be a factor that predisposes individuals to the
development of insulin resistance syndrome because long-chain PUFAs can increase cell membrane fluidity,
enhance the number of insulin receptors and the affinity of insulin to its receptors; suppress TNF-α, IL-6,
macrophage migration inhibitory factor and leptin synthesis; increase the number of glucose transporter
type 4 receptors; serve as endogenous ligands of peroxisome proliferator-activated receptors; modify
lipolysis; and regulate the balance between pro- and antioxidants.
Ingestion of flaxseed or ALA may help in preventing or treating a variety of diabetic complications. For
example, in 1062 adults older than 40 years of age with self-reported diagnosed diabetes, Tao et al (94)
found that dietary intake of ALA (highest quintile greater than 2.11 g/day) was positively associated with
lower odds of peripheral neuropathy. In an animal model, Velasquez et al (95) reported that flaxseed meals
reduced proteinuria and ameliorated nephropathy in type 2 diabetes mellitus. In type 2 diabetic patients, 5
g/day of flaxseed oil consumption has been associated with a significant reduction of plasmin alpha-2plasmin inhibitor complex level, plasminogen activator inhibitor-1 activity and thrombin antithrombin III
complex level after two weeks of intervention (96). Because diabetic patients are more likely to develop
thrombotic events, these findings have important clinical implications.t was responsible for this effect. In
overweight adolescents, a significant association among plasma fatty acid composition, metabolic syndrome
and low-grade inflammation has been identified (83). In this study, ALA levels in plasma cholesterol esters
were also inversely related to CRP. From these findings, it was suggested that a high intake of long-chain
PUFAs, especially ω-3 PUFAs, may protect obese subjects against metabolic syndrome and low-grade
inflammation in early adolescence. Consistent with this hypothesis, Faintuch et al (87) found that morbidly
obese patients decreased their white blood cell count, CRP levels, serum amyloid A and fibronectin after two
weeks of 5 g/day ALA supplementation from flaxseed. Conversely, however, Nelson et al (86) did not find an
alteration in inflammatory markers after an eight-week intervention with ALA in healthy, abdominally obese
adults.
In experimental animal trials, SDG significantly reduced high-fat diet-induced visceral and liver fat
accumulation, hyperlipidemia, hypercholesterolemia, hyperinsulinemia and hyperleptinemia (88). The
mechanism proposed for these actions was the regulation of adipogenesis-related gene expression through
an increase in peroxi-some proliferator-activated receptor-gamma-mediated DNA binding activity induced by
flaxseed lignans. Studies on differences in the conversion of ALA to EPA and DHA in obese or metabolic
syndrome subjects have not been conducted.
Воздействие на испытуемых, страдающих ожирением
Из-за своей высокой жирности, вполне возможно, что льняное добавок будет
вызывать увеличение веса. Однако, диетическое льняное интервенционных
исследований (86,87) не нашла никаких доказательств веса или изменения массы тела
после добавки. Наоборот, Nestel et al (58) сообщили, что у тучных людей в качестве
субъектов, 20 г/день Ала из льняного масла существенно повышенное артериальное
соответствия и снижение окисления ЛПНП, когда его сравнивают с олеиновой кислоты
и насыщенных жиров вмешательства. АЛК подумал, что быть компонента в пределах
льняное масло thaDiabetes диабет Djoussé et al (89) учился 3993 диабета предметам и
обнаружили, что более высокое потребление Ала был связан с высшим инсулина в
плазме крови, но не уровни глюкозы. Авторы предположили, что растительные Омега-3
жирных кислот может влиять на секрецию инсулина in vivo, и повышение уровня
глюкозы использования и эффективность. Исследования на животных моделях
сахарного диабета показали, что SDG из льняного семени может предотвратить
развитие сахарного диабета 1 типа примерно на 71% (90) и сахарного диабета 2 типа на
80% (91). Пан et al (92), зарегистрировано более скромных, но статистически значимое
улучшение гликемического контроля у пациентов с диабетом 2 типа, получавших в
течение 12 недель с 360 мг/сут льняного производных lignan приложение. Das (93)
предложил дефект в деятельности Дельта-6 " и " Дельта-5 desaturases (рис. 1) может
быть фактором, который предрасполагает лиц, к развитию резистентности к инсулину
186
синдром, потому что длинноцепных Пнжк может увеличить текучесть мембраны
клеток, увеличивает количество рецепторов к инсулину и сходство с его рецепторами
инсулина; подавлять ФНО-a, ил-6, миграции макрофагов ингибирующее фактор и
синтез лептина; увеличить количество глюкозы transporter Тип 4 рецепторами; служить
в качестве эндогенных лигандов активатора пролиферации пероксисом рецепторов;
изменить липолиз; и регулируют баланс между про - и антиоксидантов.
Проглатывание льняное или Ала может помочь в профилактике и лечении различных
осложнений диабета. Например, в 1062 взрослых старше 40 лет с самооценки диагноз
диабета Дао et al (94) обнаружили, что потребление с пищей Ала (высший квинтиль
больше, чем 2.11 г/день) был положительно связан с более низким коэффициентом
периферическая невропатия. В животной модели, Веласкеса et al (95) сообщили, что
льняное питание снижение протеинурии и совершенствуется нефропатии у больных
сахарным диабетом 2 типа. В пациентов с сахарным диабетом типа 2, 5 г/сут льняного
масла потребления было связано со значительным сокращением плазмина Альфа-2ингибитор плазмина комплекс уровня ингибитора активатора плазминогена-1
активности тромбина и антитромбин III сложном уровне, после двух недель
вмешательства (96). Потому, что у больных сахарным диабетом более склонны к
развитию тромботических события, эти выводы имеют важное клиническое
implications.t несет ответственность за это действие. В подростков с избыточным весом,
а достоверная связь между плазмы состав жирных кислот, метаболический синдром и
низкого качества воспаления был определен (83). В этом исследовании, Ала уровни в
плазме эфиров холестерина также были обратно пропорциональны ПКИ. От этих
выводов, было высказано предположение, что высокое потребление длинноцепных
Пнжк, особенно Омега-3-Пнжк, может защитить испытуемых, страдающих ожирением
против метаболического синдрома и низкого качества воспаления в ранней юности. В
соответствии с этой гипотезой, Файнтух et al (87) обнаружили, что пациентов с
ожирением уменьшили количество лейкоцитов, уровень СРБ в сыворотке амилоид и
фибронектина после двух недель 5 г/сут Ала добавок из льняного семени. И наоборот,
однако, Nelson et al (86) не удалось найти изменения в маркеров воспаления после
восьми неделю вмешательства с Ала здоровый, abdominally ожирением взрослых.
В экспериментах на животных испытаний, SDG значительно снижены с высоким
содержанием жиров-индуцированной висцеральной и накопление жира в печени,
гиперлипидемии, гиперхолестеринемия, гиперинсулинемии и hyperleptinemia (88).
Механизм, предлагаемый для этих действий стало регулирование adipogenesis,
связанных с генной экспрессии за счет увеличения peroxi-некоторые пероксисом
рецептор-гамма-опосредованной ДНК-связывающая активность, индуцированных
льняное лигнаны. Исследования на различия в обращении Ала EPA и DHA ожирением
или метаболический синдром предметам, не проводились.
Coagulation and coagulation factors
Despite these findings in diabetic patients, flaxseed ingestion does not influence platelet function in
healthy individuals. One might expect flaxseed and its content of ALA to induce an inhibition of platelet
aggregation because fish oils (and EPA and DHA) are well-known inhibitors of platelet aggregation. However,
many studies have not detected any changes in platelet aggregation after supplementing the diet with
flaxseed for one to three months (20,97,98). Freese and Mutanen (99) reported no differences in collageninduced platelet aggregation and thromboxane production, aggregation to the thromboxane A2 mimic I-BOP,
urinary excretion of 11-dehydrothromboxane B2 and beta-thromboglobulin, bleeding time, plasma
fibrinogen concentration, antithrombin III activity, factor VII coagulant activity, or activity of plasminogen
187
activator inhibitor 1 in healthy subjects receiving 5.9 g/day of ALA from flaxseed oil or 5.2 g/day of EPA plus
DHA supplementation for four weeks. In both groups, LA intake was kept constant. In a long-term trial (six
months), no differences in factors VIIa, VIIc, VIIag, XIIa, XIIag, fibrinogen concentrations, plasminogen
activator inhibitor-1 or tissue plasminogen activator activity were found when subjects supplemented with
PUFA of plant or marine origin were compared with the control group (98). The ratio of ω-3 PUFAs to ω-6
PUFAs in dietary fat seems to play a major role in modulating hemostatic function (100). Only two studies
have shown some changes in platelet aggregation as a function of flaxseed ingestion (101); in one of these,
the changes were isolated and modest at best (23). More extensive dose-response studies are needed to
assess the association between ALA and any changes in bleeding times before definitive conclusions can be
drawn (102).
Коагуляция и факторы свертывания крови
Несмотря на эти выводы у больных сахарным диабетом, льняное приеме внутрь не
оказывает влияние на функцию тромбоцитов у здоровых лиц. Можно было бы ожидать,
льняное и его содержание Ала вызвать угнетение агрегации тромбоцитов, потому что
рыбий жир (EPA и DHA), хорошо известных ингибиторов агрегации тромбоцитов.
Однако, многие исследования не обнаружили каких-либо изменений в агрегации
тромбоцитов после дополняя рацион льняное от одного до трех месяцев (20,97,98).
Холод и Mutanen (99) сообщили об отсутствии различий в коллаген-индуцированную
агрегацию тромбоцитов и тромбоксана производства, агрегации для тромбоксана А2
имитировать я-БОП, экскреция 11-dehydrothromboxane, В2, бета-thromboglobulin, время
кровотечения, концентрация фибриногена в плазме, антитромбин III, активность
фактора VII коагулянта активности или активности ингибитора активатора плазминогена
1 в здоровых субъектов, получающих 5,9 г/день Ала от льняное масло, или 5,2 г/сут ЭПК
плюс DHA добавок в течение четырех недель. В обеих группах, LA потребление попрежнему остается постоянным. В долгосрочные суда (шесть месяцев), никаких
различий в фактора VIIa, VII веке, VIIag, XIIa, XIIag, концентрации фибриногена,
ингибитор активатора плазминогена-1 или активность тканевого активатора
плазминогена были обнаружены, когда предметы дополнены ПНЖК растительного и
морского происхождения, были по сравнению с контрольной группой (98).
Соотношение Омега-3 Пнжк к Омега-6 Пнжк в жир, по-видимому, играет важную роль
в модуляции гемостатической функции (100). Только два исследования показали
некоторые изменения в агрегации тромбоцитов как функция льняное приеме внутрь
(101); в одном из этих изменений были изолированы и в лучшем случае, умеренным
(23). Более широкий " доза-реакция " исследования необходимы для оценки связи
между Ала и любые изменения в кровотечения раза до окончательных выводов (102).
Estrogen
Flaxseed is a rich source of lignans. Lignans are phytoestrogens that have been shown to exert hormonal
effects (103). Studies conducted in postmenopausal women have reported that flaxseed supplementation
(38 g/day of whole flaxseed) can lower serum LDL cholesterol, Lp(a) (70), serum TC, non-HDL cholesterol,
TGs, apolipoprotein A1 and apolipoprotein B (71). Dietary flaxseed (40 g/day of crushed flax-seed) has effects
that are similar to hormone replacement therapy for decreasing menopausal symptoms (63) as well as ‘hot
flashes’ in post-menopausal women not taking estrogen therapy (104). Recently, data collected from 56,007
French women followed over eight years showed that breast cancer risk was not related to any dietary PUFA
overall and was inversely associated with ALA intake from fruit and vegetables but positively related to ALA
intake from nut mixes and processed food (16). More research in this area is warranted because recent
results showed that conjugated equine estrogens provided no overall protection against myocardial
infarction or coronary death in generally healthy postmenopausal women during a seven-year period of use
(105) and that the increased risk of breast cancer associated with the use of estrogen plus progestin
markedly declined soon after discontinuation of combined hormone therapy (106).
188
Stress
Psychosocial factors can contribute to CAD (107). Serum ω-3 fatty acids have been associated with
variations in mood, personality and behaviour in hypercholesterolemic subjects (108). Spence et al (109)
reported that the rise in blood pressure during mental stress, a strong predictor of atherosclerosis
progression, is ameliorated by flaxseed. The study also found a decrease in plasma cortisol values in the
group treated with flaxseed. This study was conducted in high-risk post-menopausal women.
Эстроген
Льняное является богатым источником лигнаны. Лигнаны являются фитоэстрогены,
которые были показаны оказывать гормональные влияния (103). Исследования,
проведенные у женщин в постменопаузе сообщили, что льняное добавок (38 г/день
весь льняное) могут низкий уровень ХС ЛПНП, Lp(a) (70), сыворотка ТК, курение,
уровень холестерина-ЛПВП, тг, аполипопротеина А1 и аполипопротеина B (71).
Диетическое льняное (40 г/сут измельченных льняного семени) эффекты, похожие на
заместительной гормональной терапии, для уменьшения симптомов менопаузы (63), а
также " приливы " в период после менопаузы у женщин, не принимающих терапию
эстрогенами (104). Недавно, данные, полученные от 56,007 французские женщины
последовали за восемь лет показало, что риск рака молочной железы не было связано с
любых пищевых ПНЖК в целом и обратно связано с Ала потребление фруктов и
овощей, но положительно связана с Ала водозабор из ореховых смесей и
обработанных пищевых продуктов (16). Дополнительные исследования в этой области
является оправданным, так как последние результаты показали, что конъюгированные
эквин-эстрогены не предоставила полную защиту от инфаркта миокарда и коронарной
смерти в целом здоровых женщин в постменопаузе в течение семилетнего периода
использования (105) и, что повышенный риск рака молочной железы, связанный с
использованием эстроген плюс прогестин заметно снизилась вскоре после отмены
комбинированной гормональной терапии (106).
Стресс
Психосоциальные факторы могут способствовать CAD (107). Сыворотка Омега-3жирных кислот, были связаны с изменениями в настроении, личность и поведение
повышенным уровнем холестерина в предметам (108). Спенс et al (109) сообщил, что
повышение артериального давления при умственных нагрузках, сильным предиктором
прогрессирования атеросклероза, лучше от льняного семени. Исследование также
выявило уменьшение кортизола в плазме значения в группе получавших льняного
семени. Данное исследование проводилось с высоким риском женщин после
менопаузы.
WHat we do not know about the effects of flaxseed and ala ingestion on cvd
It is important to identify not only what we currently know about dietary flaxseed and ALA but also what is
not known. Secondary prevention trials using flaxseed as a source of ALA have not been conducted. No
studies have been conducted on the effects of ALA or flaxseed on left ventricular hypertrophy. This could be
important because ALA supplementation can reduce HBP, a state that can lead to left ventricular
hypertrophy. The influence of ALA supplementation on ventricular remodelling after myocardial infarction is
also unknown. There are no epidemiological or clinical randomized studies using flaxseed as a preventive
intervention in a healthy population or in subjects without heart disease but who are identified as at risk for
CVD disease. Because of the effects of ALA on the coronary risk factors described above, it is logical to
predict that a rich source of ALA like flaxseed should have strong beneficial effects in the primary and
secondary prevention of CVD. However, without data to test this hypothesis, it remains speculative.
То, что мы не знаем о влиянии льняное и ала-проглатывание на ссз
Важно определить не только то, что мы сейчас знаем о пищевые льняное и Ала, но
189
также и то, что не известно. Вторичная профилактика испытания с использованием
льняного семени как источник Ала, не проводились. Не были проведены исследования
о влиянии Ала или льняное на гипертрофию левого желудочка. Это может быть важно,
потому что Ала-добавки могут снизить HBP, состояние, которое может привести к
гипертрофии левого желудочка. Влияние Ала добавок на желудочка модернизации
после инфаркта миокарда, тоже неизвестно. Нет эпидемиологических, клинических
рандомизированных исследований с использованием льняного семени в качестве
профилактического вмешательства в здоровой популяции или в предметам без
болезней сердца, но кто относится к группе риска ССЗ болезни. Из-за последствий Ала
на коронарный риск факторы, описанные выше, логично прогнозировать, что богатым
источником Ала, как льняное должны иметь сильное положительное воздействие при
первичной и вторичной профилактики ССЗ. Однако, без данных, чтобы проверить эту
гипотезу, она остается спорной.
Семя льна
В официальной медицине семя льна используется при воспалении и атонии
желудочно-кишечного тракта - гастрите, энтерите, колите, хроническом запоре,
геморрое, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки в качестве
противовоспалительного, обволакивающего, слабительного средства.
Основные активные компоненты:

слизи, жирное масло (глицериды линоленовой, линолевой, олеиновой,
пальмитиновой и стеариновой кислот) - оказывают слабительное, обволакивающее и
противовоспалительное действия; жирные масла, кроме того, обладают
антисклеротическими свойствами;

ферменты, органические кислоты - улучшают процессы пищеварения;

каротин - способствует заживлению слизистой оболочки желудочно-кишечного
тракта;

белок, углеводы - нормализуют обмен веществ.
Основное действие:

обволакивающее - густая слизь, образующая защитную пленку в желудочнокишечном тракте, снижает раздражающее действие на слизистую оболочку
сопутствующих веществ при язвенных процессах, а гликозид линамарин регулирует
секреторную функцию желудка, уменьшая раздражающее действие соляной кислоты
при повышенной ее выработке.

противовоспалительное - слизи, жирные масла и каротин снижают
воспалительные процессы слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта при язве
желудка и двенадцатиперстной кишки, колите, энтерите, дисбактериозе.

обезболивающее - слизи, образуя защитный покров воспаленных и
раздраженных участков слизистой оболочки, снимают спазмы желудка при гастрите,
язве желудка и двенадцатиперстной кишки.

улучшающее пищеварение - ферменты и органические кислоты способствуют
лучшему перевариванию пищи.

слабительное - большие количества слизи, содержащиеся в семени льна,
имеют способность разбухать и увеличивать объем содержимого кишечника. Гликозид
190
линамарин регулирует моторную функцию желудка и кишечника и усиливает
слабительный эффект при хронических запорах. Слабительному эффекту способствует и
жирное масло, действующее как смазка.

противосклеротическое - ненасыщенные жирные кислоты, присутствующие в
семени льна, оказывают благотворное влияние на сосудистую систему при
атеросклерозе, ишемической болезни сердца, гипертонической болезни.

нормализующее обмен веществ - белки, углеводы и жирные масла улучшают
жировой и углеводный обмен.
Льняное Масло Преимущества
Богатым источником целебных соединений, льняное (также называемый льняное)
культивируется уже более 7000 лет. Первое место в Европе завода коричневые семена
были регулярно используются для приготовления бальзамов для заживления
воспаленных участков кожи и растворов для лечения запоров. Богатое незаменимыми
жирными кислотами, или EFAs, льняное масло применяется для профилактики и
лечения болезней сердца и снять различные воспалительные заболевания и гормонсвязанных с этим проблем, в том числе и бесплодия.
Источник клетчатки для льняной ткани с древних времен, тонкий лен завод также
имеет долгую историю, как целебная трава. Сегодня он известный терапевтический
масло, полученное при нажатии на них. Льняное масло заработал солидную репутацию
для лечения ряда заболеваний, начиная от заболеваний сердца к волчанка.
В незаменимые жирные кислоты (Омега масел) в льняного масла являются одним из
ключевых целебные компоненты. EFAs особенно ценны потому, что тело нуждается в
них, чтобы функционировать должным образом, но не производит их самостоятельно.
Незаменимые жирные кислоты работают по всему телу защиты клеточных мембран,
держа их эффективной, признав полезных веществ, недопущение повреждения и
близких.
Один из EFAs в льняном масле, Альфа-линоленовая кислота, известная как Омега-3
жирные кислоты. Как Омега-3 содержатся в рыбе, оказывается, чтобы снизить риск
сердечных заболеваний и множество других заболеваний.
Льняное масло-богатый источник Омега-3 жирных кислот: всего 1 чайная ложка
содержит около 2,5 г, что эквивалентно более чем в два раза превышает сумму,
большинство людей получают через свои диеты. Он также содержат Омега-6 жирных
кислот в виде линолевая кислота, Омега-6s такие же здоровые жиры, содержащиеся в
растительных маслах.
Льняное масло содержит только эти Альфа-линоленовой кислоты (Омега 3 жирные
кислоты), а не на волокна или lignan компонентов, что все растение содержит. Поэтому
льняное масло содержит Омега-3 преимуществ, таких как снижение липидов свойства,
но не слабительного или анти-раковые свойства.
Весь он (не добываемой нефти) являются богатым источником лигнаны
(фитоэстрогены), вещества, которые появляются для того, чтобы положительно
повлиять на гормон-связанных с этим проблем. Лигнаны может быть также полезен для
предотвращения некоторых видов рака и борьбе с определенных бактерий, грибков и
вирусов, включая те, которые вызывают простуду и Битумная черепица.
191
Льняное может помочь:
Снижают уровень холестерина, защищает от болезней сердца и контролировать
высокое артериальное давление:
Некоторые исследования показывают, что льняное масло, а также наземных он,
может снизить уровень холестерина, тем самым значительно снижая риск сердечных
заболеваний. Принимать льняное масло может также защитить от стенокардии (боли в
груди) и высокое кровяное давление. Кроме того, пятилетнего исследования,
проведенного недавно в Бостон Симмонс колледжа установлено, что льняное масло
могут быть полезны для профилактики повторного инфаркта. Она также может помочь
предотвратить повышение артериального давления путем подавления воспалительных
реакций, которые вызывают артерии закалки налета и плохое кровообращение.
Счетчик воспаления, связанные с подагра, системная красная волчанка и фибрознокистозной грудь:
Омега-3 жирные кислоты, как представляется, ограничивают воспалительной
реакции, связанные с этими условиями. В случаях, волчанки, льняное масло не только
уменьшает воспаление суставов, кожи и почек, но также снижает уровень холестерина,
что может быть повышен в результате этого заболевания. Принимать льняное масло
для подагры может уменьшить часто внезапные и сильные боли в суставах или
припухлость, является признаком этого состояния. Кроме того, способность жирных
кислот Омега-3, чтобы увеличить поглощение йода (минерального часто встречаются в
странах с низким уровень у женщин, страдающих фиброзно-кистозной болезни
молочных желез) делает льняное масло потенциально ценный для лечения этого часто
болезненное состояние.
Контроль запоры, геморрой, дивертикулярная расстройств и камни в желчном
пузыре:
Поскольку они содержат большое количество пищевых волокон, землю он может
помочь облегчить прохождение стула и, таким образом, снимает запоры, геморрой и
дивертикулярной болезнью. В тех, с дивертикулит, он также может вести кишечника
мешки бесплатно отходов и, таким образом, сохранить потенциал инфекции на залив.
Приняты на воспалительные заболевания кишечника, льняное масло может помочь
успокоить воспаление и ремонт любой кишечного тракта ущерб. Кроме того, нефть
может помешать болезненных камней в желчном пузыре из развивающихся и даже
распустить существующие камни.
Лечения акне, экзема, псориаз, загар и розацеа:
Незаменимых жирных кислот льняное масло в значительной степени ответственность
за свою шкуру-целительной силой. Красными, зудящими пятнами экземы, псориаза и
розацеа, часто в ответ на ОДВ противовоспалительным действиями и кожи в целом,успокаивающим свойствами. Загорелой коже мож