АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН ИНСТИТУТ

Реклама
АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН
ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ, ПОЛИТОЛОГИИ И ПРАВА
ИМЕНИ А.БАХОВАДДИНОВА
На правах рукописи
Рахматов Убайдулло Нематович
Роль социальной памяти в формировании социальных
отношений в трансформирующихся обществах
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Специальность: 09.00.11 – социальная философия
Научные руководители:
Идиев Хайридин Усмонович,
доктор философских наук
профессор
Фаттоев Саидмурод Самадович,
доктор философских наук
Душанбе - 2015
1
Содержание
Введение………………………………………………… 3
Глава 1. Теоретические аспекты осмысления роли
социальной памяти в процессе трансформации
общественной жизни
§1.1. Становление и генезис понятии «социальная память» как
социально – философской
категории.…………………13
§1.2. Интерпретация концепции социальной памяти в
современной социально-философской науке…………..35
§1.3. Осмысление проблемы памяти в таджикской социально –
философской мысли. …….………………………… 56
Глава 2. Основные аспекты функционирования социальной
памяти в общественной жизни современного таджикского
общества
§2.1. Значение социальной памяти в структуре национального
самосознания населения Таджикистана в период
трансформации общественной жизни………… 76
§ 2.2. Значимость социальной памяти в определении векторов
общественного развития современного т аджикского
общества.………………………………………….102
Заключение…………………………………………….. ..120
Список использованной литературы………………132
2
Введение
Актуальность темы.
Современный этап развития
Таджикистана, как и в других постсоветских стран, тесно
переплетен
с
поведения,
поиском
ценностей
отвечающих
и
норм
из менениям
социального
социокультурных
аспектов самовыражения таджикского общества. Эти аспекты
самовыражения
вначале
приобретения
независимости
вырабатывались исходя из необходимости актуализировать в
памяти социума доставшимся нашим обществом ценностей в
результате падения единой системы и поисками собственного
пути
построения
отношении
национального
культурологическая
политической
элита
стремилась
социокультурных
основ
государства.
в
В
этом
отличие
достичь
от
соответствия
национального
государства,
параметрам ценностей, выработанных в классическую эпоху.
Стремилась к этому она часто происходило без привлечения
активного
тоже,
в
участия
свою
неопределенности
государственных
очередь,
в
институтов,
находились
выборе
и
которые
в
состоянии
выработке
вариантов
обеспечения основ легитимного существования национального
государства. Тем самым вырабатывались символы и ценности,
- не воспринимаемые всеми
жителями страны адекватно,
однозначно. Поэтому такое состояние неопределенности в
мировоззрении
населения
усиливало
тягу
к
р анним
традиционным ценностям и нормам поведения, в содержании
которых
отсутствовали
социокультурные
мотивы
к
объединению вокруг единого национального государства, т ак
как
границы
соответствовали
непосредственно
нынешнего
государства
не
стереотипу
государства,
создаваемого
в
соответствии
3
с
совсем
прошлыми
мировоззренческими
ценностями.
Эти
формами
чаще
выходили за пределы современного Таджикистана в силу
более
широкого
пространства
распространения
культуры
таджиков, что воплотилось в подмене културологической
элитой символов идентичности общества . Это выразилось в
замене
памятников
памятники,
советской
многие
из
эпохи
которых
страны
на
олицетворяли
новые
величи е
таджикско-персидского языка на необъятных просторах его
распространения. В противовес этому политическая элита,
вышедшая из советской номенклатуры, негласно поддерживала
приоритет
характерных
для
регионов
традиционных
мировоззренческих ценностей, что было ближе и понятнее
многим.
Тем самым в начале приобретения независимости
образовалось пространство активного соперничества разных
мировоззренческих основ, лежащих в памяти социума, что
придавало
социокультурной
жизни
общества
характер
повышенной динамичности и, к сожалению, неуправляемости,
что привело к гражданскому противостоянию. Эта ситуация
разрешилась после подписания мирного договора, в результате
которого
был
содержанию
основ
также
национального
населения,
национального
участия
достигнут
сознания,
интересам
государства.
политических
баланс,
Это
институтов
соответствующий
мировоззренческих
стабильного
выражалось
в
разви тия
в
усилении
выработке
символов
общенациональной идентичности и интерпретации содержания
ценностей,
составляющих
мировоззренческие
основы
таджикского социума в целом. В этом контексте осмысление
проблем
социальной
памяти
социума
в
тесной
ценностными основаниями социокультурных
4
связи
с
изменений в
общественной жизни Таджикистана, представляет интерес для
понимания тесной связи между социокультурной динамикой и
изменениями, происходящими в других сферах общественной
жизни.
Выбор нами для исследования данной темы во многом
мотивирован этим. Многие важные теоретические проблемы
трансформации
мировоззренческих
основ
социокультурной
динамики в Таджикистане на современном этапе его развития
в последние годы становятся предметом научных дискуссий и
требуют в ряде случаев принципиально новых подходов и
последовательного изучения. В частности, содержательный
аспект
понятия
ценностей,
лежащих
в
основании
этой
динамики, и особенности строения структуры таджикский
общества все еще остаются не до конца разработанными;
исследователями не используется сочетание системного и
аксиологического
подходов
трансформирующемся
структурная
для
таджикском
организация
их
анализа
обществе;
не
в
изучена
социокультурной
динамики
Таджикистана с позиции синергетики. Исследование данного
явления
требует
объединения
множества
подходов,
выработанных социальными науками.
Степень
изученности
проблемы.
Осмысление
проблем, связанных с социальной памятью, в различных
формах, всегда выдвигались в контексте социальных учений
мыслителей разных эпох. Впервые размышления, близкие к
анализу
природы
социальной
гносеологии
Платона 1,
вспоминание
бессмертной
1
где
памяти,
познание
душой
Платон. Сочинения в трех томах. Том - 2. М; 1970.
5
имели
есть
того,
чем
место
в
припоминание,
она
некогда
обладала. Аристотель в трактате «О памяти и воспоминания х» 2
отмечает, что память свойственна именно человеку, исходя из
того, что он организует свою деятельность, опираясь на
накопленный опыт и поэтому ещё одно его отличие от других
живых существ состоит в том, что он обладает еще таким
аспектом памяти, как вспоминание.
В истории социально-философской мысли таджикского
народа
тоже
можно
встретить
определенные
попытки
осмысления проблемы, связанной с памятью и ее значением в
организации
общественной
жизни.
Здесь
осмысление
содержания данного понятия чаще происходило в контексте
проблем,
рассматриваемых в теории познания и редко в
учениях социально-философского характера. Велика заслуга в
этом аспекте Фараби, И. Сино, Ибн Боджа, Ибн Халдун и др 3.
В воззрениях персидское - таджикских мыслителей
определенные попытки осмысления проблемы, связанной с
памятью и ее значение в организации общественной жизни ,
осуществлялись
теории
в
познания
философского
проблемы
контексте
и,
отчасти,
характера.
социальной
проблем
В
памяти
в
рассматриваемых
в
учениях
социально-
время
осмысление
Новое
получило
особое
развитие ,
благодаря трудам Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Дж. Локка и др. 4
Разработка
проблем,
связанных
оживилась в начале ХХ века,
памяти
и
«социальная
духе 5.
В
память»
в
качестве
с
памятью,
особо
концепции А. Бергсона о
термина
встречается
в
словосочетание
философской
и
Аристотель. Сочинения четвертых томах. Том – 3. М; 1981.
Аль - Фараби. Философские трактаты. Алма – Ата; 1970. Абуали ибн Сина. Избранные
произведения. Трактат о душе. Том - 2. Душанбе; 1980.
4
Бэкон Ф. Сочинения в двух томах. Том - 1. М; 1971. Т. Гоббс. Сочинения в двух томах.
Том - 1. М; 1989. Дж. Локк. Избранные философские произведения, в двух томах. Том - 1.
М; 1960.
5
Анри Бергсон. Творческая эволюция. Материя и память. Минск. Харвест, 1999.
2
3
6
социологической литературе только в по следнее десятилетие
ХХ века и
тоже
связи с учением Мориса Халбвакса 6.
Согласно его концепции, психологический подход Бергсона, в
известной
степени,
отвлекается
от
социальных
средств
хранения опыта, рассматривая их как необходи мое условие
развития психики. Не менее важным является исследование
самих
этих
средств,
тех
объективных
форм,
в
которы х
хранится опыт, ибо они определяют в конечном счете многие
существенные
психических
особенности
структур
индивидуальной
личности
в
целом.
памяти,
Из
данного
высказывания очевидно, что изучение проблемы памяти не
может
ограничиться
распространиться
материальной
элементы
лишь
и
на
основы
памятью
общество
памяти
культуры,
а
в
индивида,
в
целом.
этом
механизмы
случае
а
В
должно
качестве
выступают
социальной
памяти ,
соответственно, рассматриваются как процессы формирования
отдельных фрагментов культуры и их функционирования.
Культура
при
таком
подходе
оказывается
хранилищем
различных духовных ценностей и установок производственных
рецептов, трудовых навыков, социальных норм и различных
сведений о явлениях. Все это связывается с представлением о
хранящемся вне индивида, в коллективе, социальной группе,
обществе
в
целом,
знание,
которое
может
быть
затем
переписано в память индивида и использовано им.
Память в отдельности, как средство сохранения и
воспроизведения индивидуального опыта , в основном изучает
психология.
Она
рассматривает
присущие
индивиду
механизмы запоминания, различные виды памяти – различные
по
6
характеру
психологической
Халбвакс М. Социальные рамки памяти. М; 2000.
7
активности
и
целей
деятельности,
по
продолжительности
закрепления
и
сохранения материала, индивидуальные различия пам яти и т.п.
Здесь
следует
особо
отметить
заслугу
американских
бихевиористов Э. Торндяки и Дж. Уотсон а, 7 отождествлявших
память с приобретенными навыками.
В советской и российской научных традициях данный
подход представлен в работах Анохиным А. Р., Блонским П. П.,
Выготским Л. С., Леонтьевым А. Н, Ломовым Б. Ф., Лурией П. К.,
Сеченовым И. М., и другими. 8
В
нашей
отечественной
науке
к
исследованию
социальной памяти в контексте исто рической памяти впервые
обращался Самиев А. Х. 9 На современном этапе развития
таджикского
социальной
общества
памяти
интерес
усилился
в
к
проблеме
связи
с
изуч ения
исследованием
проблемы национальной идентичности и самосознания . В
работах Шозимова П.Д., Идиева Х.У., Джононова С. и др 10
исследуются разные стороны социальной памяти, которые
тесно
переплетены
с
проблемами,
переживаемыми
современным таджикским обществом в сфере становления
национальной идентичности, национального самосознания и
т.д. Наряду с этим, в нашей отечественной социальной науке
Торндайк Э. Процесс учения у человека; Гос. учебно – педаг. Изд – во: 1935. Уотсон,
Дж. Двойная спираль. Воспоминания об открытии структуры, ДНК. М; 1969.
8
Анохин А. Р. Механизмы целого мозга. Природа электрический явлений в коре головного
мозга. М; 1963. Блонский П.П. Память и мыщление. М; 1935. Выготский Л. С. Мышление
и речь. Психологические исследования. М; 1984. Леонтьев А. Н. Развитие памяти,
экспериментальное исследование высших психических функций. М; 1931. Ломов Б.Ф.
Методологические и теоретические проблемы психологии. М; 1984. Лурия П. К.
Нейропсихология памяти. М; 1974. Сеченов И. М. Физиология нервной системы.
Избранные труды. М; 1952.
9
А. Х. Самиев. Историческое сознание и развитие духовного мира человека. Душанбе;
1994. А. Х. Самиев. Историческое сознание как самопознание общества. (социально –
философский анализ) Душанбе; 2009.
10
Идиев Х.У. Трансформирующееся таджикское общество. Душанбе; 2003. Идиев Х. У.
Традиция и новация в контексте изменения общественной жизни Таджикистана.
Душанбе; 2007. Джононов С. Проблема формирование национального самосознания в
условиях государственного строительства Таджикистана. Душанбе; 2009.
7
8
пока
исследование
социальной
памяти,
как
целостного
общественного явления, не проводилось. Поэтому нами в
данной
работе
предпринимается
попытка
восполнить
существующий пробел в исследовании проблемы социальной
памяти и ее значение в современной общественной жизни
Таджикистана.
Объектом исследования является социальная память как
особое явление общественной жизни.
Предметом исследования – влияние социальной памяти
на характер прохождения трансформации мировоззренческих
основ
социокультурной
динамики
в
Таджикистан е
на
современном этапе его развития.
Цель
исследования
–
показывает,
что
изменение
содержание социальной памяти тесно связано с изменениями,
происходящими в других сферах общественной жизни, и она
обусловлена
взаимодействием
взаимосвязанных
элементов,
как в структурном, так и в функциональном отношении, и что
функционирующие элементы системы подвержены изменениях
в условиях социокультурной трансформации.
Задачи исследования:
–
рассмотреть
подходы
к
различные
теоретико-методологические
определению
мировоззренческих
основ
социально й
в
процессе
памяти
и
ее
социокультурных
изменений;
–
проанализировать работы и исследования, посвященные
социальной
памяти,
происходящих
выявить
культурных
их
место
изменений
таджикском обществе;
9
в
в
понимании
современном
–
выявить системообразующие факторы в трансформации
мировоззренческих
основ
социокультурной
динамики
в
Таджикистане на современном этапе его развития;
–
обосновать
воздействие
глобализации
содержания социальной памяти
культуры
на ментальные установки
современного таджикского общества;
–
выявить
социокультурные
тенденции
трансформации
мировоззренческих основ современного таджикского общества
и место в них социальной памяти.
Теоретико - методологическая основа диссертационного
исследования.
В
основу
исследования
был
положен
социально-философский подход, позволяющий рассмат ривать
социальную
память
социокультурной
жизни
взаимозависимости.
исторического
и
связанные
в
В
и
с
ней
диалектической
этом
явления
взаимосвязи
контексте
и
применение
системно-функционального
подходов
позволили выявить роль социальной памяти в становление и
развитие социальных явлений и процессов.
Научная
новизна
исследования.
Научная
новизна
исследования в целом заключается в том, что:
-
установлено,
что
проявления
социума в преобразовании
определенных
социальной
активности
своей общественной
исторических
эпохах
жизни в
опир ается
на
актуализацию содержания социальной памяти, посредством
которой отдельным индивидам, группам открываются новые
пространства для
инициирования собственной активност и в
структуре существующей организации общественной жизни;
-
утверждается,
необходимо
что
содержание
рассматривать
не
10
как
социальной
чисто
памяти
индивидуальное
явление,
присущее
автономно
конкретному
индивиду,
а,
наоборот, ее содержание определяется обществом;
-
установлено,
формировании
что
значение
национального
социальной
самосознания
памяти
в
значимо,
а
инициатором и вдохновителем данного курса в развитии
нашего общества по пути независимого развития стали такие
социальные
группы
населения,
как
интеллигенция
и
представители политической элиты страны. Исходя из этого,
ценности,
вкладываемые
самосознания,
имеющими
в
зачастую
в
содержание
национального
соприкасались
социальной
памяти
этих
с
ценностями,
групп
населения
приоритетное значение на данном этап е развития общества;
- утверждается, что в основе различных типов социального
поведения лежат нормы и ценности, составляющие содержание
социальной памяти конкретного общества, вырастающие из ее
социокультурного опыта, традиций и истории;
-
проводится
социальной
линия
памятью
различий
с
тем,
между
что
исторической
историческое
и
сознание
подвергает изучению ценности и общественной посредством
их актуализации, а социальная память, определив посредств ом
социальных
факторов
жизненные
ценности
общества,
связывает опыт человечества с социальной жизнью настоящего
времени. Историческое сознание, имея посредством опыта
тесную
связь
с
социальной
памятью,
развивает
и
совершенствует социальную память;
- утверждается, что социальная память в обществе выполняет
также функцию обеспечения связи поколений, так как она
формируется
на
основе
сложения
системы
ценностей
различных поколений, которые через каналы преемственности
разделяются другими, тем самим , обеспечивая коммуникации
11
людей в границах функционирующих социальных отношений в
обществе. Вышеуказанная новизна работы определяется как
основа достигнутых результатов исследования, выносимых на
защиту.
Теоретическая
и
практическая
значимость
исследования. Теоретическая значимость диссертационной
работы заключается в том, что в ней разработано и уточнено
социально-философское содержание категории «социальн ой
памяти», определяются и анализируются факторы , служащие
экстернализации
социальной
памяти
и
ее
влияния
на
общественную жизнь.
Положения
использоваться
переходных
диссертационной
в
процессе
обществ,
на
работы
анализа
могут
общественной
спецкурсах
по
широко
жизни
социальной
философии, социологии, методологии истории, при написании
учебников и учебных пособий по социальным наукам.
Апробация работы. Работа была обсуждена в Отделе
социальной философии Института философии, политологии и
права
Академии
наук
РТ
и
рекомендована
к
защите.
Результаты исследования были предметом выступления в
научных конференциях и коллоквиумах. Основные положения
диссертационного исследования изложены в ряде научных
статей в рецензируемых ВАКом РФ журналах.
Структура работы. Работа состоит из введения, двух
глав, включающих пять параграфов, заключения и списка
использованной литературы.
12
Глава 1. Теоретические аспекты осмысления роли
социальной памяти в процессе трансформации
общественной жизни
1. 1. Становление и генезис понятии «с оциальная память»
как социально – философской категории
В социально-философской науке, обычно, с помощью
понятия
«память»
запоминанием,
осмысливаются
сохранением
и
процессы,
связанные
восстановлением
с
прошлого
опыта индивидами, социальными общностями и обществом в
целом. Память в этом отношении обеспечивает непрерывность
протекания общественной и индивидуальной жизни человека и
благодаря чему человек к окружающему ему миру относится
деятельно-преобразующим
способом,
чтобы
не
только
ее
наследовать, но и оставить другим поколениям накопленные
разносторонние знания, любые формы обучения. Это делает
содержание памяти, с точки зрения социально-философской
науки,
более
насыщенным
и
многозначимым.
Именно
благодаря приобретаемой памяти в социальной жизни , смысл,
содержание и биологические аспекты памяти предстают перед
нами всегда с богатством своих граней и отт енков.
В качестве самостоятельного понятия словосочетание
«социальная
память»,
встречается
в
философской
и
социальной науке только в последнее десятилетие ХХ века, и
оно связано с учением Мориса Халбвакса. Содержательная же
разработка этого понятия, необходимая для исследования
социальных процессов в обществе, началась лишь в первые
десятилетия прошлого столетия. Память в отдельности как
средство
сохранения
и
воспроизведения
индивидуального
опыта, в основном, изучает психология. Она рассматр ивает
13
присущие индивиду механизмы запоминания, различные виды
памяти – различные по характеру психологический активности
и целей деятельности, по продолжительности закрепления и
сохранения материала, индивидуальные различия памяти и т.п.
С точки зрения психологии, «память» - это «запоминание,
сохранение и последующее воспроизведение индивидом его
опыта». 11 Психология в известной степени отвлекается от
социальных
средств
хранения
опыта,
рассматривая
их
второстепенными по сравнению с биологическими условиями
развития психики. Исходя из этого, не менее важным является
исследование самих этих условий, тех объективных форм, в
которых хранится опыт, ибо они определяют в конечном счете
многие существенные особенности индивидуальной памяти,
психических структур личности в целом. Из этого видно, что
изучение проблемы памяти не может ограничиться лишь
памятью индивида, а оно должно распространиться и на
общество в целом. В качестве материальной основы памяти в
этом случае выступают элементы культуры, а механизмы
социальной
памяти
соответственно
рассматриваются
как
процессы формирования отдельных фрагментов культуры и их
функционирования.
Культура при таком подходе оказывается хранилищем
различных духовных ценностей и установок производственных
рецептов, трудовых навыков, социальных норм и различных
сведений о явлениях. Все это связывается с представлением о
хранящемся вне индивида, в коллективе, социальной группе,
обществе
в
целом,
знания,
которое
может
быть
затем
переписано в память индивида и использовано им . «Главное в
11
Петровский В. А., Брушлинский А. В., Зинченко В. П. Общая психология. М; 1986. С.
257.
14
письменности, с лингвистической точки зрения, заключается в
том, что язык, благодаря письму, подвергается существенному
преобразованию. Как известно, письменная разновидность
языка никогда не совпадает с обиходной устной, являясь по
сравнению с ней более организованной, обработанной. Таково
свойство
письменных
знаков,
через
которые
язык
воспринимается зрением и не зависит от индивидуальной
памяти». 12 Изобразительные системы, подобные описанной,
служили, как и звуковая речь, средством общения. В отличие
от
звуковой
речи,
которая
обеспечивала
оперативное
ситуационное общение, изображения служили эффективным
средством длительного хранения информации, необходимой
для подержания нормальной жизнедеятельности коллектива,
были основой социальной памяти п лемени. С их помощью
хранилась информация о природных явлениях. Кажется вполне
вероятным, что изображения были также главной опорой для
усвоения подрастающим поколением традиций, навыков и
умений,
необходимых
для
воспроизводства
социальных
отношений.
Память,
с
точки
зрения
биологических
и
психологических наук, основана на свойстве мозга в плане
сохранения
следов
внешних,
а
также
и
воздействий
поступающих изнутри организма. Мы можем вспомнить и то,
что было минуту назад, и события вчерашнего дня и многое из
того, что мы узнали или что с нами происходило в далеком
прошлом. Многое – но не все. Память человека к сохранению,
запечатлению явлений жизни избирательна. Из того , что мы
воспринимаем, переживаем, делаем, о чем думаем, или что
12
Венгер Л. А., Мухина В.С. Психология. М; 1988. С, 179.
15
представляем
себе,
часть
вовсе
не
запоминается,
часть
хранится в памяти считанные минуты и даже секунды, а кое –
что остается на годы или на всю жизнь. Но и из того, что
осталось, не все мы способны восстановить по собственному
желанию. Память имеет свои законы, и далеко не всегда мы
можем ею управлять.
В
социальных
науках
память
классифицируют
по
определенным видам и формам: «В зависимости от того, что
мы запоминаем, различают двигательную, эмоциональную,
образную и словесно - логическую память. Двигательная
память
–
это
запоминание
собственных
движений.
Оно
выражается в виде образования навыков. Овладение ходьбой ,
бегом, ездой на велосипеде или написанием букв – результат
двигательной памяти». 13 Следует отметить, что когда мы
пользуемся двигательной памятью, нам не нужно специально
представлять
себе
ход
действия.
Такое
представление
относится уже не к двигательной, а к образной памяти, ноги
или
руки
как
бы
сами
вспоминают,
какие
движения
необходимо выполнить: «Эмоциональная память – это память
чувств. Она проявляется в том, что, попадая в места, где мы
испытывали какие – либо чувства, встречаясь с людьми или
предметами, которые эти чувства вызывали, мы их снова
испытываем, переживаем. Именно переживаем, а не просто
вспоминаем о том, что переживали когда – то, это опять – таки
образная память.
результаты
Образная память фиксирует средства и
действий
восприятия,
образного
мышления
и
воображения, т.е. все виды образов». 14 А это значит, что
всегда,
13
14
когда
мы
воспринимаем
предметы
Венгер Л. А. Мухина В.С. Психология. М; 1988. С, 180.
Там же. С. 181.
16
и
явления,
пользуемся образным мышление м, решая новую задачу, или
строим новый образ воображения, в этом процессе активно
участвует образная память. Но более всего нам знакомы ее
проявления в случаях, когда мы вспоминаем лицо человека,
его голос, картину природы, музыкальный мотив и т.п.
Поскольку
образная
память
отражает
результаты
восприятия, хранящиеся в ней представления, также как
образы, восприятия могут быть зрительными, слуховыми,
осязательными,
людей
обонятельными,
наблюдается
эйдетическая
особая
память,
вкусовыми.
форма
У
отдельных
образной
отличающаяся
п амяти
–
фотографической
точностью. Такие люди обычно способны представить себе
все, что они запомнили, с такой же яркостью, как при
реальном восприятии. «Словесно - логическая память – это
сохранение мыслей, выраженных сло вами. Именно мыслей, а
не самих слов. Ее типичные проявления
– запоминание
понятого нами смысла рассказа, объяснения преподавателя,
главы из учебника». 15 Вспоминая о каких - либо событиях,
которые мы сами наблюдали, мы тоже пользуемся словесно –
логической
памятью,
если
восстанавливаем
не
картину
события, а его общий смысл. Словесно – логическая память –
это
в
большей
степени
память,
фиксирующая
средства,
способы и результаты логического мышления и рассуждения.
Другая проблема, стающая перед исследователем при
анализе данной темы, заключается в выявлении взаимосвязи
указанных выше видов памяти между собой. В этой связи
следует отметит, что разные виды памяти тесно связаны
между собой и почти никогда не существуют изолированно.
При совершения какого-нибудь действия мы пользуемся не
15
Венгер Л.А. Мухина В.С. Психология. М; 1988. С. 181.
17
только
двигательной,
но
и
образной
памятью,
следуя
воспринятому зрительному образцу. Нередко в этом процессе
участвует и словесно – логическая память. Эмоциональная
память
всегда
объединена
с
образной
или
словесно
–
логической или той и другой вместе взятыми. Ведь для того ,
чтобы пережить заново запомнившееся чувство, нужно узнать
или
вспомнить
первоначально
вызвавшее
его
событие,
человека, ситуацию. Образная память, как мы уже видели ,
связана и с двигательной, и с эмоцион альной, но теснее всего
– со словесно - логической памятью.
Пересказывая
своими
словами,
памятью.
Как
содержание
мы
только
какого -нибудь
пользуемся
нам
словесно
необходимо
–
материала
логической
будет
перейти
к
примерам, тогда к словесно – логической присоединяется и
образная память. Она дает возможность вспомнить важные
стороны
предмета,
объединяя
результаты
других
видов
памяти. Двигательная память участвует в самом процессе
словесного
памяти
-
выражения
уже
из
материала:
определения
«Основные
памяти
видно,
процессы
что
она
складывается из трех частей – запоминания, сохранения и
восстановления того, что сохранялось. Каждая из этих частей
– не мгновенное явление, а процесс
длящийся иногда
большее,
протекающий
иногда
меньшее
время
и
по
определенным правилам». 16 Поэтому запоминание, сохранение
и восстановление называются основными процессами памяти.
Запоминание всегда основано на установлении связей нового
опыта, получаемого человеком, с какими - то элементами уже
имеющегося у него опыта. Ход и р езультаты сохранения
зависят от богатства, содержательности и прочности этих
16
Венгер Л.А. Мухина В.С. Психология. М; 1988. С. 182.
18
связей.
Восстановление
того,
что
хранится
в
памяти,
происходит на основе использования связей, установленных
при
запоминании:
запоминание,
«Непроизвольное
которое
происходит
запоминание
без
–
специальной
это
цели
запомнить. Так запоминается большая часть нашего опыта». 17
Запомним ли мы что - либо или запомнится оно нам, а
если запомним, то как – подробно ли, четко, надолго ли
зависит
в
этом
случае
от
того,
какое
место
з анимают
предметы, явления, события в нашей деятельности, что мы
делаем по отношению к ним. Лучше всего запоминается то,
что имеет для нас большое значение, производит впечатление,
т.е. затрагивает наши чувства и, следовательно, активно
воспринимается
и
обдумывается, служит материалом для
воображения. Непроизвольное запоминание – дополнительный
результат действий восприятия, мышления, воображения. Все
эти действия, как мы знаем, включают в себя связывание тех
сторон
действительности,
которые
мы
воспринимаем ,
обдумываем, воссоздаем в воображении, с имеющимся у нас
опытом,
используемым
познавательных
способствует
задач.
в
качестве
Установление
средств
таких
решения
связей
и
запоминанию: «Произвольное запоминание -
при произвольном запоминании мы ставим перед собой цель
запомнить что - либо и выполняем действия, специально
направленные
запоминания». 18
на
достижение
Задачи,
которые
этой
цели
решаются
–
действия
при
помощи
действий запоминания различаются в зависимости от того, что
именно нужно запомнить, т.е. от характера запоминаемого
17
18
Там же. С. 183.
Венгер Л.А. Мухина В.С. Психология. М; 1988. С. 183.
19
материала, и от того, насколько долго мы намерены хранить
его в памяти.
Мы обычно стремимся установить как можно большее
количество связей как между запоминаемым материалом и
имеющимися знаниями, так и между разными частя ми и
сторонами самого запоминаемого материала. Так, если мы
хотим
запомнить
внешний
вид
предмета,
то
не
только
определяем его форму, цвет, величину и другие свойства,
используя сенсорные эталоны, но стараемся тут же вспомнить
другие предметы, на которые он похож, сравнить его с ними.
Точно также, запоминая содержание рассказа, мы стремимся
не только понять, что в нем происходить, но специально
выделяем
главные
события,
устанавливаем
их
последовательность и взаимосвязь. Наиболее продуктивным,
т.е. успешным, полным и прочным оказывается произвольное
запоминание, основанное на установлении смысловых связей
между
частями
материалом
и
запоминаемого
материала
имеющимися
знаниями.
и
между
Это
этим
касается
запоминания, как мыслей, так и образов. При произвольном
запоминании большое значение имеет не только установление
связей, но и их закрепление. Способом закрепления служит
повторение
запоминаемого
материала.
Если
запоминание
происходит главным образом путем установления смысловых
связей, оно называется смысловым. Запоминание, основанное
преимущественно на повторениях , называется механическим.
Но
обычно
сочетание
при
запоминании
осмысливания
«Заучивание
–
чаще
используется
при
оказывается
материала
всего
и
необходимым
его
произвольное
систематическом
усвоении
повторения:
запоминание
знаний
в
процессе обучения. Специально организованное, планомерное ,
20
произвольное запоминание учащимися учебного материала
называется заучиванием. Сохранение – тот материал, который
после
запоминания
хранится
в
памяти,
ожидает
разная
судьба». 19
Теперь, после подробного рассмотрения контекста
психологического
внимание
на
моментом
при
памяти
анализа
анализ
ее
анализе
является
то,
памяти,
нам
социальной
следует
природы.
обратить
Исходным
социально -философского
что
оно
состоит
не
значения
только
из
совокупности наследственных, генетических элементов, но в
большей степени ее содержание определяется социально культурными средствами и системой информации , на основе
которых
формируется
психика
и
сознание
человека
как
исторически - конкретного существа, выступающего также и в
качестве субъекта познания. Такая характеристика социальной
памяти
требует
выражение
дальнейших
совокупности
разъяснений,
ненаследственных
культурных средств и систем
поскольку
социально-
информ ации может быть
интерпретирована самым различным способом. Уже в самом
начале необходимо подчеркнуть, что понятие «социальная
память»
вводится
как
определённый
вспомогательный
философско-методологический принцип для анализа данных
современной
науки
о
различных
исторической
детерминации
аспектах
человеческого
социа льноотражения
объективной реальности. 20
С этой точки зрения понятие соци альной памяти имеет
ряд
общих
информации,
19
20
черт
с
но
оно
таким
понятием,
ориентированно
как
на
социальной
более
общую
Венгер Л.А. Мухина В.С. Психология. М; 1988. С. 184.
Ребане Я.К. Принцип социальной памяти. //Философские науки. – М; 1977. № 5. С. 94.
21
гносеологическую
задачу,
информационных
на
анализ,
процессов,
социально-культурных
с
точки
зрения
социально -исторических,
средств
отражения
человеком
объективной реальности. «Методологическая значимость и
эвристический потенциал того или иного понятия выявляются
лишь
в
процессе
его
применения
в
практике
научного
исследования. Это в полной мере относится и к понятию
социальной памяти, которое постепенно завоевывает все более
прочные позиции и в собственно философских исследованиях,
в
частности
при
изучении
соци альной
обусловленности
познания исторических этапов его развития. Естественно, что
это
не
проходит
бесследно
для
самой
философии.
Наметившаяся тенденция к расширению сферы применения
понятия
социальной
памяти
направлена
на
дальнейшее
углубленное исследование его функций и содержания, на
реализацию заложенных в нем потенций и на выявление таких
специфических особенностей, которые, возможно, поставят
его в ряд философских категорий» 21.
Одно из главных
отличии состоит в том, что, согласно философии марксизма
субъектом
познания
является
биолого-психологическое
конкретный,
людей,
социальный
человечество
Следовательно,
в
не
отдельный
существо,
человек,
своем
через
а
человек
как
исторический
него
поколение
историческом
развитии.
принцип социальной детерминации познания
и сознания человека органически входит в теорию познания.
Таким образом, на основе вышеуказанного , можно
утверждать, что с психологической точки зрения , в основном,
память есть способность к воспроизведению прошлого опыта,
одно из основных свойств нервной системы, выражающееся в
21
Колеватов В. А. Социальная память и познание. М; 1984. С. 70.
22
способности
длительно
хранить
информацию,
события
внешнего мира и реакцию организма и многократно вводить её
в сферу сознания и поведения. Оно осуществляет связь между
прошлыми состояниями психики, настоящим и процессами
подготовки
будущих
связность
и
состояний.
устойчивость
Память
жизненного
обеспечивает
опыта
человека,
обеспечивает непрерывность существования человеческого я,
выступает в качестве одной из предпосылок формирования
индивидуальности и личности.
Осмысление понятие памяти в социально -философской
науке, в отличие от ее психологического анализа , имеет свои
особенности. Осмысления проблем, связанные с социальной
памятью в различных формах, всегда выдвигались в контексте
социальных
учений
мыслителей
разных
эпох.
Впервые
размышления близкие к анализу природы социальной памяти ,
мы можем встретить в гносеологии Платона, где познание есть
припоминание, вспоминание бессмертной душой того, чем оно
некогда
Платона,
обладало.
Можно
существует
сказать,
некое
что,
хранилище
с
точки
знаний
зрения
в
виде
бессмертной души, откуда человек мо жет получить знания,
предстающий в форме вспоминания (анамнезис). 22
Первую
развёрнутую концепцию памяти в социально -философской
традиции
дал
воспоминании».
Аристотель
По
его
в
трактате
мнению,
«О
памяти
собственно
и
память
свойственна и человеку, и животному, воспоминание же –
только человеку, оно есть, как бы, своеобразное отыскивание
образов и бывает только у тех , кто способен размышлять,
Аристотелем были сформулированы правила для усп ешного
воспоминания,
22
впоследствии
вн овь
открытие
Платон. Сочинения в трех томах. Том - 2. М; 1970. С. 185.
23
в
качестве
основных законов ассоциацией; по смежности , по сходству и
контрасту».
Аристотель в трактате «О памяти и воспоминании »
отмечает, что память свойственна именно человеку, исходя из
того, что он организует свою деятельность, опираясь на
накопленный опыт и поэтому другое его отличие от других
живых существ состоит в том, что он обладает еще таким
аспектом
памяти
как
вспоминание:
«Способностью
к
чувственным восприятиям животные наделены от прир оды, а
на почве чувственного восприятия у одних не возникает
память,
а
обладающие
у
других
возникает.
памятью
более
И
поэтому
животные,
сообразительны
и
более
понятливы, нежели те, у которых нет способности помнить;
причем сообразительны, но не могут научи ться все, кто не в
состоянии слышать звуки, как например, пчела и кое – кто еще
из такого рода животных; научиться же способны те, кто
помимо памяти обладает еще и слухом. Другие животные
пользуются
в
своей
жизни
представлениями
и
воспоминаниями, а опыту причастны мало; человеческий же
род
пользуется
в
своей
жизни
также
искусством
и
рассуждениями. Появляется опыт у людей , благодаря памяти;
а именно многие вспоминания об одном и том и том же
предмете приобретают значение одного опыта». 23
В Новое время осмысление проблемы социальной
памяти получило особое развитие благодаря трудам Ф. Бэкона,
Т. Гоббса, Дж. Локка и др. Особенно Ф. Бэкона в контексте
своей теории познания, выдвинул совершенно оригинальную
концепцию социальной памяти, ставя ее в основ у своей
концепции
23
классификации
наук.
Согласно
Аристотель. Сочинения в четырёх томах. Том - 3. М; 1981. С. 65.
24
его
учению
наиболее правильным разделением человечества является то,
которое
исходит
из
трех
способностей
разумной
души,
сосредоточивающие в себе знание. История берет свои истоки
из памяти, поэзия из воображения, а философия из рассудка:
«История, собственно говоря, имеет дело с индивидуумами,
которые рассматриваются в определенных условиях места и
времени. Ибо, хотя естественная история на первый взгляд
занимается
видами,
это
происходит
лишь
благодаря
существующему во многих отношениях сходству между всеми
предметами,
входящими в один вид, так что , если известен
один, то известны и все. Если же где -нибудь встречаются
предметы, являющиеся единственными в своем роде, например
солнце и луна, или значительно отк лоняющиеся от вида,
например чудовища (монстры), то мы имеем такое же право
рассказывать о них в естественной истории о выдающихся
личностях. Все это имеет отношение к памяти». 24
24
Бэкон Ф. Сочинения в двух томах. Том - 1. М; 1971. С 156.
25
26
В своем учении памяти Бэкон Ф особое место отводит
также
проблемам,
связанным
с
развитием,
совершенствованием памяти, которых он делит на учение о
предварительном знании и
учение об эмблемах. Здесь он
отождествляет память с искусством запоминания и отмечает,
что она легче удается, когда предмет предстает в своем
зрительном
«Искусство
образе,
памяти
а
не
в
интеллигибельной
опирается
27
на
два
форме:
понятия:
предварительное
знание
и
эмблемы.
Предварительным
знанием мы называем своего рода ограничение бесконечности
исследования; ведь когда мы пытаемся вызвать в памяти что –
то, не обладая при этом никаким представлением о том, что
мы ищем, то такого рода поиски требуют огромного труда и
ум не может найти правильного направления исследования,
блуждая в бесконечном пространстве. Но если ум обл адает
каким – то определенным предварительным знанием, то тем
самым
бесконечность
действует
уже
на
немедленно
более
обрывается
знакомом
и
и
память
ограниченном
пространстве…». 25 Здесь не трудно заметить, что природа
памяти предстает рационально , и она во многом ставится в
подчинении
практической
целесообразности.
Исходя
и
из
этого,
интеллектуальной
в
западной
системе
социальной памяти, начиная именно с этого времени, особое
место отводится идеологии и обосновывающим потребности
развитии моделям организации о бщественной жизни, что
придавало ей динамичность и монотонност ь. Это его отличало
от сложившегося положения в восточной системе социальной
памяти,
для которого представление о цикличности времени
вращало её вокруг оси традиции и единообразности. Данный
факт
отмечает
также
Бакиева
Г.:
«Социальная
наследственность, фиксируемая в социокодах,
работает в
любом обществе. И поэтому еще древнейшие культуры и
общества владели системой фиксации и воспроизводства,
передачи
технологических
направленных
на
и
схематических
социотворчество
и
структур,
репродукцию,
трансмутацию социокультурных образцов деятельности. В
древних восточных обществах эта система реализовывалась
25
Бэкон Ф. Сочинения в двух томах. Том – 1. М; 1971. С. 328.
28
через
традиции,
которые
педантично
воспроизводили
не
только концептуальные структуры социальной жизни , но и
вещные формы. Социальная трансляция культурных ценностей
была похожа на посвящение в таинство и актуализацию
символических,
Согласно
универсальных
концептуальной
механизмов
базе
сообщества.
социальной
памяти,
разработанной древневосточными философами, время в силу
своего единства в прошлом, настоящем и будущ ем, все
возвращает на круги свои». 26
Таким образом, классическая соци ально-философская
мысль заложила основу для осмысления содержания понятия
памяти в контексте проблем, рассматриваемых в дальнейшем
как в теории познания, так и в собственно учениях социально философского
характера.
вышерассмотренных
Поэтому
учений
в
значение
понимании
отдельных
положений современных концепций о социальной памяти
очень велико. В тоже время следует отметит ь, что единое
комплексное
исследование
феномена
памяти
пок а
в
социальных науках не сложилось, что свидетельствует о ее
многогранности и сложности. Есть такие стороны памяти,
которые
могут
естественнонаучных
исследоваться
дисциплин.
только
Поэтому
в
рамках
сегодня
остро
ощущается необходимость поиска интегративного подхода
естественнонаучных
исследовании
всесторонне
проникнуто
и
проблем
ее
социально -гуманитарных
памяти,
анализировать.
исследование
данного
что
Этим
даёт
духом
явлени я
в
Бакиева Г. Социальная память и современность. Бишкек; 2000. С. 14.
29
в
возможность
философской науке ХХ века.
26
наук
отчасти
социально-
Таким
образом,
исследование
природы
социальной
памяти разбросано по разным наукам, начиная о т психологии,
кончая политологией. Несмотря на это, следует отметить, что
наиболее глубоко обобщающие результат ы достижения других
наук
относительно
осмысления
природы
данной
проблематики, мы можем найти в социально-философских
науках.
Это
объясняется
тем,
что
внимание
социальной
философии больше всего обращено на раскрытие особенностей
проявления коллективной памяти определенных общностей,
поэтому оно чаще всего заинтересовано в поиске соединяющей
нити между достижениями разных наук по исследованию
данного явления. Переосмысление, происходящее на уровне
социально-философского
социальной
памяти,
анализа
позволяет
относительно
человеку
увидеть
природы
картину
особенностей формирования идентичностей того или иного
общества посредством актуализации определенных аспектов
содержания социальной памяти ее членов. Исходя из этого,
исследование
этой
проблематики
приобретает
о собую
значимость в условиях трансформации общественных структур
и институтов.
Совершенно очевидно, что память - это восстановление,
защита и запоминание прошлого опыта. Социальная память это воспроизведение прошлого опыта, одна из основных
свойств нервной системы, которая разделяет, в зависимости от
пластов сознания, способность хранения сведений о явлениях
внешнего мира и процессов организма, определяет поведение
людей в обществе. Социальная память, определив связи между
прошлым опытом и человеческим психическим состоянием,
подготавливает на его основе процессы будущей ситуации.
Посредством
качественных
особенностей,
30
последовательно
соединив связи и устойчивость человеческой жизни и опыта,
социальная память создает одну из основных предпосылок
развития личности. «Историческое сознание как категория
социальной философии
определяется нами как осознание
обществом, (классом, нацией, социальной группой, индивидом
и обществом в целом) своего настоящего с прошлым и
будущим, своей взаимосвязи и взаимоде йствия с различными
типами культуры и цивилизации. Это все многообразные
стихийно сложившиеся или созданы наукой духовны е формы,
в которых общество воспроизводит и оценивает своё движение
во времени, в социальном пространстве ». 27
Вся эта разновидность естественна, она воспроизводит
ценность научной картины мира и духовных форм жизни,
олицетворяет во времени их актуальность, единство, движение
и развитие.
Социальная память как одна из основных категорий
социальных наук в последние годы превра тилась из отрасли
науки в область реализации реальности общественной жизни.
Особенно в общественной жизни новых независимых стран
наблюдается
тенденция
формирования
актуализации
отдельных сторон социальной памяти, символов социальной
идентичности,
общностями,
имеет
место
таджикского
её
взаимодействие
способами
и
в
их
что
социально – философского
другими
национального
общественной
общества,
с
единства.
жизни
подразумевает
группами,
Это
современного
необходимость
анализа этого феномена. При
определении понятия социальность уместно разъяснение и
утверждение
рождения
и
взаимосвязи
этого
понятия.
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества (социально философский анализ). Душанбе; 2009. С. 57.
27
31
В
современном обществе легенда, мифология, вера и традиции,
водя в одну определенную систему, стали однозначными и это
можно
оценить
по
содержанию
правильно.
Социальное
представление необходимо человечеству по той причине, что
его
можно
сменить
взамен
новых
сведений,
радикально
изменить, познавать и изучать многими другими способами
его погрешности и неясности, и поступить правильно, потому
что
уменьшение
и
устранение
таких
разрушительных
привычек стали преградой на пути познания явлений и
восприятия
социальной
целесообразно.
содержательно
В
связи
внести
действительности ,
с
этим
такую
их
устранение
целесообразно
категорию,
также
определяя
многочисленные противоречия и выя вляя содержательно их
свойства. Перечень таких проц ессов показывает, что следует
их обосновывать в обществе и мире путем утверждения и
направлять её роль для ее внутреннего влияния.
Историческое сознание шире относительно социальной
памяти и подвергает изучению исторически все ценности
общества. Что касается социальной памяти, то она внедряет
предшествующий опыт социальной жизни в настоящее время и
запечатлевается в памяти людей как социальный фактор.
Историческое сознание, обладая больше общественно й чертой,
отражает культурную связь и отношения в человеческом
мышлении.
Социальная
память
охватывает
только
такие
социальные факторы, как процесс обучения и воспитания,
беседа друзей и повышение жизненного уровня людей в
обществе и определяет взаимосвязанность этих социальных
факторов в настоящее время. Историческое сознание, отражая
в человеческом мышлении с точки зрения культуры н рава,
обычаи и традиции прошлого, сопоставляет их с социальными
32
ценностями настоящего времени и прогнозирует становление и
развитие общества для будущего. Социальная память, со здавая
прошлые нравы, обычаи и традиции человечества в форме
опыта,
сопоставляет
их
взаимосвязанность
с
социальной
жизнью настоящего времени. Историческое сознание тесно
связанно
с
социальной
памятью.
Памят ь,
сохранив
в
человеческом мозгу все сведения социальной жизни общества
в форме опыта, регулирует посредством сознания поведения
людей в обществе. Основой возникновения памяти является
сознание,
и
они
деятельностью.
отражения
дополняют
Поэтому
природных
друг
друга
сознание
и
-
социальных
своей
это
духовной
способность
явлений,
а
память
сохраняет в себе природные и социальные явления прошлого и
используется как опыт для преобразования общественной
жизни.
Историческое
изучению
все
культурных
ценности
факторов.
посредством
сознание
исторически
жизни
А
общества
социальная
социальных
факторов
подвергает
посредством
память,
определив
жизненные
ценности
общества, связывает опыт человечества с социальной жизнью
настоящего
времени.
Историческое
сознание,
имея
посредством опыта тесную связь с социальной памятью,
развивает
и
усовершенствует
социальную
память.
В
отдельности, имея исторические черты, собирая и защищая все
сведения, память как опыт создаёт реальные предпосылки для
определения
социальных
факторов
общества.
Лишенный
социальной памяти человек, отвергается другими из сферы
активного взаимодействия и лишается адекватного понимания
происходящих
качеств,
в обществе явлений. А лишившись
человек
способен
на
совершение
а
таких
социальных
действий, губительных как для него самого, так и для
33
общества в целом. Поэтому заинтересованность в сохранении,
преемственности социальной памяти одинаково важно как для
человека, так и для общества.
34
1.2. Интерпретация концепции социальной памяти в
современной социально-философской науке
В начале ХХ века исследования, связанные с проблемой
памяти,
получили
особое
развитие.
Теоретическим
размышлениям относительно природы памяти предшествовали
ряд
экспериментальных
исследований
и
осмысление
их
результатов в социально-философских работах посвящены
данной проблеме. Первое экспериментальное исследование
памяти было выполнено в русле ассоцианизма немецким
психологом
Г.Эбингаузом
американской
в
1885
бихевиористской
году.
школы
Представители
Э.Торндайк
и
Дж.Уотсон, поставив перед собой задачу изучения памяти на
стыке
естественнонаучных
поисков
и
общей
проблемы
социальных наук, отождествили в конечном итоге память с
приобретением навыков. Однако , некоторое время спустя,
против
такого
отождествления
было
н аправлено
учение
Бергсона, которое в наиболее распространенной форме было
представлено в его знаменитой работе «Материя и память».
Противопоставляя простому репродуцированию однажды
заученного
память
материала,
неповторимых
индивидуальности,
например,
текста
событий
например,
самого
стихотворения,
прошлого
в
их
единичного
акта
заучивания, Бергсон пытался доказать существование особой
образной памяти, сферы чистых воспоминаний. То есть ,
оживившаяся разработка проблем, связанных с памятью в
начале ХХ века, благодаря концепции А. Бергсона о памяти и
духе, при всем своем ценном значении в основ ном опиралась
на абстракции, а не на осмыслении конкретных реальных
явлений. Бергсон свои
суждения в начале направляет на
исправление упущений американскими бихевиористами, как
35
Э.Торндяком и Дж.Уотсоном, отождествлявшими память с
приобретенными
навыками.
Такому
простому
репродуцированию однажды заученного материала, например
текста
стихотворения,
Бергсон
противопоставляет
память
неповторимых событий прошлого в их индивидуальности.
Бергсон пытался доказать существование особой образной
памяти, связанной со сферой чистых воспоминаний, «памяти
духа» по отношению к которому мозг может выступить лишь
орудием проведения воспоминаний в сознании , но не способен
ни порождать их и ни быть их хранилищем.
В этой связи следует отметит, что эта концепция в
области художественной литературы послужила фоном для
появления
цикла
романов
Марселя
Пруста
«В
поисках
потерянного времени». Бергсон в своей концепции проводит
линию различия между вспоминанием и привычкой, которые
составляют
элементы,
акты
памяти:
«Практический,
и
следовательно, обычный акт памяти, пользование прошлым
опытом для действия в настоящем, т.е, узнавание, должно
совершаться двумя способами… Первая записыва ет в виде
образов воспоминаний все события нашей ежедневной жизни
по мере того, как они развертываются; она не пропускает ни
одной подробности; она оставляет каждому факту, каждому
жесту его время. Но всякое восприятие продолжается в
зачинающемся действии; и по мере того как образы, будучи
восприняты, укореняются и размещаются в этой памяти,
движения, их продолжавшие, видоизменяют организм, создают
в теле новые приспособления для действия. Мы начинаем
сознавать присутствие этих механизмов в тот момент, когд а
они
приходят
в
действие,
и
это
сознание
всех
усилий
прошлого, собранного в настоящем, есть опять – таки память,
36
но память глубоко отличная от первой, всегда устремленная на
действие, существующая в настоящем и имеющая в виду лишь
будущее. На самом деле, она уже не представляет нашего
прошедшего, она его разыгрывает; если она еще заслуживает
названия памяти, то не потому, что сохраняет былые образы, а
потому, что продолжает их полезное действие до настоящего
момента». 28
Согласно учению А.Бергсона,
«память в своих двух
формах – в том, что она покрывает слоем воспоминаний
основу непосредственного восприятия, и в том, что она
сокращает множество моментов, - составляет главный вклад
индивидуального
сознания
в
восприятие,
субъективную
сторону нашего познания вещей. Чтобы исправить возможную
при этом крайность наших выводов, нам придется только
вернуться назад и внести поправки с помощью восстановления
памяти». 29 Можно сказать, что мы имеем власть над будущим
только при равном и соответственном взоре н а прошлое, что
напор нашей преобразующей деятельности вперед оставляет
позади себя пустоту, куда врываются воспоминания, и что
память
в
сфере
предопределенности
познавания
нашей
воли.
есть
Но
отражение
действие
не
памяти
распространяется гораздо дальше и гораздо глубже, чем
можно предугадать.
Бергсон анализирует индивидуальные характеристики
памяти с психологической и логической точки зрения. В этом
аспекте память, практически неотделимая от восприятия,
способно вставлять прошлое в настоящее, сжимать в единое
множество моментов времени. Как раз этот момент мы
28
29
Бергсон Анри. Творческая эволюция. Материя и память. Минск. Харвест; 1999. С, 433.
Там же. С, 434.
37
наблюдаем в романе М. Пруста
«В поиске потерянного
времени», где у главного героя образы прошлого постоянно
примешиваются к его нынешнему восприятию настоящего и
иногда даже заменяют их. Согласно учению А.Бергсона:
«первое последствие этого заблуждения – глубокое искажение
теории памяти, как это будет видно дальше в подробностях:
делая из воспоминания лишь более бледное в осприятие,
замечают существенную разницу, отделяющей прошедшее от
настоящего, отказываются понимать явления узнавания и, в
более общем смысле, механизм бессознательного. И то же
заблуждение,
которое
в
психологии
выражается
полным
бессилием объяснить механизм памяти, наложит в метафизике
глубокую печать на концепцию материи как идеалистов, так и
реалистов. Стало быть между восприятием и памятью будет
только простая разница в степени, и как в той, так и в другой
субъект останется замкнутым в себе». 30
В последующим были выявлены некоторых недочеты в
концепции памяти Бергсона и они прежде всего касались
игнорирования ею учета места и роли социальной среды на
формирование памяти. Это мы отмечали также при изложении
данной концепции, когда оно утверждало, что ощущения
вызывающие вспоминания памяти в большей степени связаны
с
физическими
и
индивидуальными
изменениями ,
происходящими в теле. Поэтому стремление последующих
представителей
французской
направлено
преодоление
на
философской
именно
этой
школы
было
ограниченности
учения Бергсона о памяти. Это прежде всего связано с имен ем
Мориса Халбвакса, который
социально-философский
30
придавал дебатам
аспект.
Рассматривая
о
памяти
учение
Бергсон Анри. Творческая эволюция. Материя и память. Минск. Харвест; 1999. С. 470.
38
мыслителя
с
этой
точки
зрения,
Халбвакс
М.
пишет
следующее: «Согласно Бергсону, вспоминания возникают в
памяти в той мере, в какой они могут направлять наши
действия;
в
этом
вспоминать
как
смысле
нам
несчастные
было
бы
события,
равно
так
и
полезно
приятные
обстоятельства, пережитые в прошлом. Впрочем, в случае
мечтательности воспоминания, по этой теории, вызываются не
действиями, а чувствами. Однако чувс тва бывают печальные, а
бывают приятные и радостные; а нам полезно питать и
усиливать вторые и сокращать, рассеивать первые. Поэтому
мы
привыкаем,
аффективном
всякий
раз
расположении,
как
окажемся
выбирать
у
в
себя
благостном
в
памяти
подходящие к нему образы и запоминать из них только то, что
нам доставляет удовольствие рассматривать; оттого наши
мечты чаше всего представляют собой череду приятных
мыслей и образов». 31
Таким образом, Морис Халбвакс дополняет концепцию
памяти Бергсона социальным составляющим и отмечает, что
содержание
средой,
а
памяти
не
чисто
во
многом
определяется
индивидуальными
социальной
характеристиками
человека. В этой связи он отмечает следующее: «Индивид
вызывает в памяти свои воспоминания при помощи рамок
социальной памяти. Иными словами, различные группы, на
которые
делится
общество,
в
любой
момент
способны
реконструировать свое прошлое. Но, как мы видели они чаще
всего одновременно и реконструируют, и деформируют его.
Разумеется, есть немало фактов и деталей, которые ин дивид
забыл бы, если бы другие не хранили память о них в место
него. Но, с другой стороны, общество может жить лишь при
31
Халбвакс М. Социальные рамки памяти. Новое издательство. М; 2007. С. 145.
39
том условии, что между образующими его индивидами и
группами
имеется
достаточное
единство
во
взглядах.
Множественность и различие челове ческих групп проистекают
из
роста
потребностей,
а
равно
и
интеллектуальных
и
организационных способностей общества. Общество мирится с
этими условиями, так же как оно вынуждено мириться с
ограниченной
продолжительностью
человеческой
жизни.
Однако неизбежное замыкание людей в своих ограниченных
группах – семье, религиозной группе, социальном классе (если
говорить
только
непреодолимо,
о
них)
сколь
–
хоть
их
и
не
столь
неизбежная
фатально
ограниченность
известным периодом времени, но противоречит социальной
потребности в единстве, так же как временная ограниченность
людей
противоречит
социальной
потребности
в
непрерывности. Поэтому общество стремится устранять из
своей памяти все, что могла бы разделять индивидов, отдалять
друг от друга группы; в каждую эпоху о но перерабатывает
свои
воспоминания,
согласовывая
их
с
переменными
факторами своего равновесия». 32 При этом социальный мир
человека,
выступая
выразителем
Хальбваксу,
для
него
коллективной
оказывается
как
бы
памяти
источником
своеобразным
общества,
и
по
М.
упорядочивающей
силой для его воспоминаний.
Таким
образом,
следует
отметить,
что
после
Анри
Бергсона одним из выдающихся исследователей проблемы
социальной памяти является Морис Халбвакс. Значение трудов
Халбвакса в социально-философском исследован ии данной
проблемы заключается в том, что в них показывается тесная
взаимосвязь социальной памяти с той социальной средой, в
32
Халбвакс М. Социальные рамки памяти. Новое издательство. М; 2007. С. 336 – 337.
40
которой происходит взаимодействие людей. С это й точки
зрения он проводит линию различий между вспоминанием,
сном
и
памятью.
отличается
от
преобладает
Поэтому
взгляда
А.
его
анализ
Бергсона,
психологический
аспект.
проблемы
в
резко
котором
больше
Основная
мысль
Халбвакса при анализе данной проблемы состоит в том, что
память не следует рассматривать как чисто индивидуальное
явление и присущее автономно конкретному индивиду, а,
наоборот, ее содержание определяется обществом. По этому
поводу он
отмечает следующее:
«Разумеется,
у каждого
человека своя, не совпадающая ни с чьей другой память,
зависящая
от
его
личного
темперамента
и
жизненных
обстоятельств. Тем не менее она составляет часть, как бы
отдельный
аспект
групповой
памяти,
так
как
о
любом
впечатлении и факте, даже если они по видимости касаются
исключительно
нас
самих,
мы
сохраняем
длительное
вспоминание лишь постольку, поскольку о н их размышляем,
то есть соотносим их с мыслями, поступающими к нам из
социальной среды. В самом деле, нельзя размышлять о
событиях своего прошлого, не рассуждая по их поводу; а
рассуждать – значит сводить в одну идейную систему свои
мнения
и
мнения
происходящем
относительно
с
окружающих;
нами
которых
частное
это
значит
применение
социальное
видеть
тех
мышление
в
явлений,
все
время
напоминает нам, что они значит и чем важны для него». 33
В
продолжении
развития
концепции
М.
Халбвакса
рождалась идея о наличии в обществе специфической системы
хранения социально значимой информации, которая больше
всего
33
вызвала
интерес
в
исторических
исследованиях.
Халбвакс М. Социальные рамки памяти. Новое издательство. М; 2007. С. 184.
41
Например,
французский
историк
М.
Блок,
исследуя
феодальное общество, специально выделяет в работе главу
«Коллективная память». 34 Он рассматривает формы, в которых
осуществлялось описание исторических событий в эту эпоху, письменные произведения различного жанра и народный эпос.
Особенности этой коллективной памяти, по Блоку, определяют
в значительной мере и характер воззрений людей данной
эпохи. 35
При рассмотрении природы коллективной памяти Блок
исходит из постоянного наличия интереса человека к прошлым
явлениям
индивидуальной
и
общественной
жизни.
Э тот
интерес чаще запечатлевался в памятниках культуры, которые
в каждую эпоху проявлялись в различных формах. Так как
объектом
интереса
Блока
было
в
основном
феодальное
общество, поэтому здесь он особо выделяет р оль печатного
слова в сохранении и передачи содержания коллективной
памяти общества. По этому поводу М. Блок пишет следующее:
«В феодальном обществе многое стимулировало интерес к
прошлому. В религии священными книгами являлись книги
исторические;
ее
праздники
были
воспоминанием
об
определенных событиях, в самых популярных формах ее
питали легенды о древних святых; наконец, утверждая, что
человечество
близко
к
гибели,
она
устраняла
иллюзии,
побуждающие в периоды великих надежд интересоваться
только настоящим или будущим». 36 В формировании такого
взгляда,
34
35
36
по
–
видимому,
не
последнюю
роль
Блок М. Апология истории или ремесло историка. М; 1973. С. 141.
Блок М. Апология истории. Издательство. Наука. М; 1986. С. 150.
Там же. С. 154.
42
сыграл
традиционный для историков подход к памятникам прошлых
эпох, особенно письменным.
По мнению Блока, эпоха Средневековья показывает, что
иногда интерес человека к своему прошлому приводит к тому,
что вставляемое ему содержание коллективной памяти не
свободно от определенных изъянов и упущений. Это отчасти
происходит потому, что временные рамки воскрешаемых в
памяти
событий
иногда
выходят
за
пределы
рамок
воспоминания само индивида. Чем ближе он становится в
современному,
воспоминаний.
тем
больше
Поэтому
в
сужаются
таких
случаях
рамки
не
таких
исключено
проникновение в содержание коллективной памяти примеси не
верифицируемой информации: «Этот период, столь склонный
заниматься прошлым, имел о нем сведения скорее обильные,
чем достоверные. Трудность получен ия информации, даже о
самых
вообще,
недавних
обрекали
событиях,
как
большинство
и
неточность
исторических
мышления
трудов
на
засоренность странным шлаком». 37
Марк
Блок
для
обозначения
такой
особенности
содержания коллективной памяти, которая формируется под
влиянием конкретной исторической эпохи , вводит в оборот
понятие «менталитет». Это понятие позволяет ему проводить
линии различия между пониманием разных поколений своего
настоящего с помощью прошлого или прошлое через призму
своего настоящего. В этом процессе особое место отводится
также и влиянию социальной среды и условий: «Люди,
родившиеся в одной социальной среде и примерно в одни
годы, неизбежно подвергаются, особенно в период своего
формирования, аналогичным влияниям. Опыт показывает, что
37
Блок М. Апология истории. Издателство. Наука. М; 1986. С. 152.
43
их поведению, сравнительно с намного более старшими или
младшими возрастными группами, обычно свойственны очень
четкие характерные черты. Это верно даже при разногласиях
внутри, которые могут быть весьма острыми… Этот общий
отпечаток, порожденный
возрастной
общностью, образует
поколение. Границы поколений то сужаются, то раздвигаются,
в зависимости от более или менее быстрого темпа социального
движения». 38
В
современной
развитие
философии
представлений
о
происходит
существовании
дальнейшее
общественной
системы хранения информации по пути построения все более
дифференцированных концепций, в частности в исследованиях
по истории и методологии науки. Развертывание исследований
социальной обусловленности познания привело к появлению в
философской литературе целого ряда понятий, в которых
фиксируется
процессе
наличие
социального
в
обществе
развития
сформировавшейся
системы
в
хранения,
переработки и выдачи информации, обеспечивающей процесс
расширенного
культуры
и
воспроизводства
всего
общества
материальной
в
целом.
и
Кроме
духовной
термина
«социальная память» в таком же или близком значении
используются уже упоминавшаяся «коллективная память», а
также
термины
историческая
память 40,
надындивидуальная
38
39
40
41
42
43
историческая
память
система
память 39,
мира 41,
социально
внешняя
информации 43,
–
память 42,
негенетическая
Блок М. Апология истории. Издателство. Наука. М; 1986. С. 104 - 105.
Соколов Э.В. Культура и личность. Ленинград. 1972. С. 125.
Ракитов А. И. Историческое познание. М; 1982. С. 10.
Моль А. Социодинамика культуры. М; 1973. С. 55.
Малиновский А. А. Проблема соотношения социального и биологического. М; 1977. С.
220.
Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом. М; 1975. С. 45.
44
система
социального
исследователь
исторической
усилия
наследования 44
Э.В.Соколов,
памяти,
для
того,
др.
Российский
рассматривая
проблему
отмечает:
чтобы
и
«Требуются
результаты
специальные
познавательной
деятельности и обмена информацией были систематизированы,
включены в общую систему знаний и стали доступны для
последующего
использования» 45.
Здесь
подчеркивается
целенаправленность формирования исторической памяти.
Сама система хранения и передачи информации в
обществе
выступает
деятельности
человека.
используется
в
как
более
продукт
Несколько
узком
специализированной
далее
смысле
это
для
понятие
обозначения
воспроизведения исторических событий, которые выделяются
из всей совокупности хранящейся в обществе информац ии, как
синоним исторического знания. В этом последнем или еще
более узком смысле использует понятие историческая память
В.Б.Устьянцев,
обозначая
данным
термином
совокупность
исторических источников, преимущественно письменных 46.
Один из видных представителей социальной философии
А.
Моль
свое
внимание
способствующие
обращает
сохранению
и
на
анализ
передача
условий ,
содержания
социальной памяти одного поколения другому. В этой связи
он
в поле своего
рассуждения ставит осмысление роли
культуры в данном процессе: «Общество в целом, - пишет
А.Моль,
- обладает определенной социальной культурой,
которая воплощена в сети знаний, тем или иным способом
формируемой
из
множества
производимых
обществом
Соколов Э.В. Культура и личность. Ленинград. 1972. С. 125.
Соколов Э.В. Культура и личность. Ленинград. 1972. С. 125.
46
Устьянцев В. Б. Социальный и гносеологический аспекты становления исторического
знания. М; С. 5 - 6.
44
45
45
материалов культуры. Совокупность этих материалов, которые
можно
было
бы
собрать
в
некоторой
универсальной
библиотеке, можно условно назвать памятью мира» . 47 Память
мира – это один из двух типов социокультурной таблицы, ее
можно
назвать
также
таблицей
знаний.
В
памяти
мира
хранятся продукты деятельности человека в сфере культуры.
А.Моль
рассматривает
культуру
как
«интеллектуальный
аспект искусственной среды, которую человек создает в ходе
своей социальной жизни». 48
Следует
способствующих
отметить,
что
сохранению
и
анализ
передаче
социальной памяти одного поколения
условий ,
содержания
другому, получили
широкое распространение в антропологических направлениях
социально-философской
мысли.
Это
понятно ,
так
как
представители антропологических школ чаще исследовали
культурную и социальную жизнь народов пока не вошедших в
орбиту современной цивилизации, поэтому их интересовали
также вопросы, связанные с формами передачи содержания
социальной памяти одного поколения к другому. Поэтому эти
общества чаще всего озабочены сохранением и передачей по
наследству элементов социальной памяти своей группы и
общности. А.А.Малиновский ви дит причину этого в наличии и
осознании необходимости для общества «преемственности
познания
с
сохранением
информации
из
поколения
в
поколение» 49. Многим из этих элементов групп и общностей
старается придать внешний облик и тем самим выделяет себя
от других групп и общностей. Это чаще материализуется в
Моль А. Социодинамика культуры. М; 1973. С. 56.
Моль А. Социодинамика культуры. М; 1973. С. 54.
49
Малиновский А. А. Проблема соотношения социального и биологического. М; 1977. С.
221.
47
48
46
формах жилища, одежды и других внешних этикетов, что
является основой для антропологов называть данный вид
сохранения,
трансляции
памяти
как
внешн юю
память.
Внешняя память на первых этапах развития человеческого
общества «была заключена в орудиях, понимая последне е в
широком смысле слова, собственно орудия, одежду, жилища и
т. д. В дальнейшем начали развиваться различные знаковые
системы, передававшие то или иное знание в виде отдельных
символов, а затем и в виде прямых записей, цифр и других,
все более расширяющихся форм фиксации знаний.» 50
Следует отметить, что вышеуказанный подход в изучение
социальной жизни традиционных групп и общностей имеет
место и в нашей социально-философской литературе. В работе
таджикского исследователя Идиева Х.У. можно фиксировать
данный подход при анализе материальной жизни некоторых
субэтнических групп Таджикистана в его книге «Традиция и
новация
в
контексте
изменения
общественной
жизни
Таджикистана», где он отмечает: «Социальная организация
кунгуротов главным образом основана на территориальной
основе, и каждое село объединяет вокруг себя более крупное
социальное
образование
-
авлод…
Другим
важным
моментом при исследовании данной группы для нас явилось
то,
что
населенные
кунгуротами
махаллы
фактическ и
совпадают с авлодной структурой семьи, которая включает
несколько семей с разделенными хозяйствами. Тем самым во
многом в структуре расположения домов от носительно чётко
обнаруживается структура той сети отношений, в которой
включены
50
члены
авлода.
Это
расположение
во
многом
Малиновский А. А. Проблема соотношения социального и биологического. М; 1977.
С. 222.
47
отчетливо представляет собой аналог родственной иерархии
авлода. В соответствии приближенности расположения домов,
на
членов
рода
также
возлагаются
соответствующие
обязанности и привилегии. Прежде всего их присутствие
считается желательным при обсуждении жизненно важных дл я
авлода проблем, совместным исправлением мероприятий, при
приема гостей дома главой авлода и т. д. Семьи , находящиеся
в
дальних уголках махаллы
свободными от бремени
влияние
чувствуют себя
этих функций,
относительно
соответственно их
на ход обсуждения и принятия авлодом решений
незначительно. Однако это их не освобождает от выполнения
принятых решений. Таким образом, кунгуроты в основном
живут
компактной
группой
и
отделены
между
собой
границами махаллы, отождествленной с авлодной семьей». 51
Между вышеизложенными взглядами в определенной
степени обнаруживаются общие черты, так как историческая
память, память мира, внешняя память, надындивидуальная
система
информации
выступают
в
определенной
мере
в
качестве хранилища традиций, опыта, научных знаний и т.д.
Например, имеются материальные средства и социальные
институты, обеспечивающие сохранение текстов разного рода,
картин, фильмов и т.п., и способы их тиражирования и
распространения.
В общефилософском дискурсе двадцатого века тоже
активно
шли
дебаты
относительно
роли
памяти
в
общественной и индивидуальной жизни. Наиболее широко
проблемы связанные с памятью присутствовали в работах
представителей философской школы экзистенциализма. С их
51
Идиев Х. У. Традиция и новация в контексте изменения общественной жизни
Таджикистана. Душанбе. 2007. С. 35.
48
точки зрения облагаемое человеком память носить в основном
семантический характер, через которое он вопрошает о смысле
жизни, цели своего существования и тем самим благодаря
этому проявляет свое отличие от других видов живых существ:
«Семантический контекст человеческой памяти – вот что
отличает человека от животных. Настроенность человека на
семантическом, смысловом уровне делает его существом иного
порядка. Для животных нет вчера, сегодня, завтра, поэтому
они не занимают себя вопросами о смысле индивидуальных,
социальных действий, о судьбе, ибо животные не историчны.
Человек же по своей природе «создатель -разрушитель», он –
существо, способное творить культур у». 52
Среди
представителей
направлений
экзистенциализма
больше всего на проблему природы памяти об ратил внимание
Мартин
Хайдеггер.
Память
у
него
выступает
как
онтологический аспект человеческого бытия: «история есть
протекающее
во
времени
специфичес кое
событие
экзистирующего присутствия, причем так, что «прошедшее» в
бытии друг с другом и вместе с тем «передаваемое по
традиции» и продолжающее воздействовать событие считается
историей в подчеркнутом смысле». 53
Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что
Хайдегер
о
дискутировал,
природе
памяти
опираясь
на
в
определенной
положения
степени
характерных
для
экзистенциализма. Так как в центре его внимания находили сь
проблемы
бытия, то
несомненно
проблемы, связанные с
природой памяти, у него онтологизировались. Память у него
воспринималась как мышление, которое «можно принимать
52
53
Бакиева Г. Социальная память и современность. Бишкек; 2000. С. 37.
Хайдеггер М. Бытие и время. М; 1997. С. 379.
49
себе в расчет». Мышление «принадлежит» бытию, а память о
бытии принимается «законом приличия и уместности».
Из
Бехманн
памяти
современных
большое
и
ее
социальных
внимание
значению
философов
уделяет
в
анализу
становлении
и
Готтхард
социальной
заполнении
содержанием многих общественных явлений. С этой целью в
структуре социальной памяти он выделяет взаимодействие
коммуникативной и культурной памяти: «Коммуникатив ная
память близка к повседневности, а для культурной памяти,
наоборот, характерна отдаленность от нее (трансцендентность
повседневности),
которая
изначально
подразумевает
временной горизонт. Культурная память имеет свои опорные
пункты,
ее
горизонт
не
перемещается
вместе
с
прогрессивными изменениями, происходящими в реальности
современности.
Такие
опорные
исходные
пункты
–
судьбоносные события прошлого, воспоминания о которых
передаются
при
памятников,
коммуникации
помощи
ритуалов)
(чтение,
культуры
и
(в
форме
текстов,
институционализированной
декламация,
празднования,
размышления). Мы называем это «фигурами воспоминания». 54
Бехманн проводит линии различия своего подхода к
осмыслению природы социальной памяти от подхода других
исследователей, особенно Мориса Халбвакса и Аби Варбурга.
Бехманн отмечает, что Халбвакс устанавливает взаимосвязь
между памятью и группой, а Аби Варбург особое внимание
уделяет взаимосвязям между памятью и культурными формами
языка.
Отличительным
моментом
своего
подхода
в
осмыслении природы социальной памяти Бехманн видит в том,
54
Бехманн Г. Современное общество: общество риска, информационное общество,
общество знаний. М; 2012. С. 119.
50
что его «теория культурной памяти пытается св язать между
собой все три полосы: память, культуру и группу (или
общество).
Здесь
нам
бы
хотелось
отметить
следующие
признаки культурной памяти: 1) четкость ид ентичности или
связь
с
группой;
2)
связь
с
реконструктивностью;
3)
оформленность; 4) организованность; 5) обязательства; 6)
рефлективность» 55.
Каждая из указанных характеристик социальной памяти
Бехманном рассматривается в отдельности и выявляет и х
отличительные
особенности.
Это
позволяет
увидеть
праксиологический уровень социальной памяти в процессе
конструирования
социальной
реальности
в
общественной
жизни современных государств. В этой концепции содержится
методологическая установка , направленная на интерпретацию
сущности прошлого, настоящего и будущего, позволяющие
каждому поколению вносить свою лепту в социотворческой
практике своего общества и предвидеть контуры его будущего
развития.
Таким образом, анализ осмысления природы соци альной
памяти в контексте разных социально – философских учений
показывает,
что
существования
она
любого
в
них
представляла сь
общества,
ибо
как
именно
на
способ
него
возлагалась задача накопления, хранения и передачи другим
поколениям ценностей общества. Исходя из вышесказанного,
можно отметить,
что осознание присутствия социального
опыта разных поколений в современности каждого общества
постоянно
выдвигало
требование
обратить
внимание
к
необходимости понимания природы социальной памяти и ее
места в общественной жизни. Такое соучастие указанных
55
Там же. С. 199 - 120.
51
пластов социального опыта разных поколений в становлении
новых
форм
организации
общественной
жизни
РТ
актуализируют изучение данной проблемы в рамках разных
социальных наук.
Социальная
процессе
память
адаптации
постоянно
людей
к
новым
п рисутствует
условиям
в
жизни,
определение ими стратегии изменения этих условий, создание
новых символов для лучшей организации общественной жизни
и т.д.
В этих случаях мы всегда исходим из предыдущего
накопленного
адекватно
багажа
опыта
распознать
новую
и
знаний
социума,
социальную
чтобы
реальность
и
согласно ей направить активность людей. В этом проявляется
отчетливее
всего
праксиологический
аспект
социальной
памяти в жизни общества.
Явление
присутствие
противоположное
содержания
вышесказанному,
социальной
когда
памяти
в
конструировании новых реалий общества сведено к минимуму ,
в социальных науках обозначается как социальная амнезия.
Исследователи
объясняют
причин
проявления
следующим
наступает
в
обществе,
начиная
притязаний,
образо м:
результате
разделов
от
и
социальной
амнезии
«Социальная
амнезия
метафизического
всевозможных
пределов
отрицания
в
территориальных
территории
и
кончая
абсолютным преобразованием системы управления, которое
открывает двери бесцеремонным и безудержным новациям,
полностью
уничтожающим
прошлое.
Особенно
ярко
это
проявляется в области культуры. В качестве красноречивого
примера искусственно созданной амнезии можно привести
такой символический акт в истории культуры, как сожжение
книг.
Так,
китайский
император
52
Цинн
Шихуанди
периодически сжигал книги из-за боязни, что опасные идеи
могут помешать осуществлению его проекта нового социально
порядка, создания универсального китайского государства». 56
Найти примеры
подобий вышеуказанных фактов в
истории развития таджикского общества тоже не трудно.
Целью многих из таких поступков исходили из стремления
прервать нити связи прошлого с настоящим каждой эпохи. В
качестве
примера
можно
привести
много
фактов,
но
ограничимся только некоторыми из них. В книге «История
таджикского
народа»
по
поводу
стремления
арабских
завоевателей лишить местное население ее социальной памяти
посредством
уничтожение
его
культурных
памятников ,
приводится следующее суждение: «В результате враждебного
отношения арабских завоевателей и особенно мусульманского
духовенства
множество
к
памятников
уничтожено.
которые
культуре
Массовое
были
и
обычаям
письменности
разрушение
средоточием
местного
и
населения,
искусства
доисламских
архитектуры,
было
храмов,
живописи
и
скульптуры, а также превращение их в мусульманские мечети
было делом их рук. Они разгромили ранее процветавшие
школы
живописи,
уничтожили
множество
скульпторов
и
резчиков по дереву. Но, несмотря на это, культурные традиции
среднеазиатских народов не удалось искор енить. Преодолев
чужеземный
гнет,
историческому
эти
этапу
народы
возродить
сумели
многие
к
следующему
хозяйственные
и
культурные традиции, свои творческие силы, и на их основе
создать новые культурные ценности». 57
56
57
Бакиева Г. Социальная память и современность. Бишкек; 2000. С. 132.
История таджикского народа. Том - 2. Душанбе. 1999. С. 86.
53
Вышеуказанное
разрушать
явление,
фундамент
культуротворческого
опыта
имеющее
своей
целью
социотворческого
и
нашего
народа ,
имело
место
отчасти в первые годы установления советской власти в
Таджикистане. Об этом пишет таджикский философ Олимов К.
следующим образом: «К сожалению, нужно отм етить, что в
истории, в частности, в недавнем советском её периоде, было
немало
случаев,
когда
под
предлогом
«борьбы
против
реакционных идей» сжигали, уничтожали книги на арабской
графике,
на
которой
были
созданы
шедевры
более
чем
тысячелетней арабской, персидско-таджикской и тюркской
культуры». 58
Однако, несмотря на эти искусственно создаваемые
препятствия, каждый раз таджикский народ находил в себе
возможности предложить человечеству лучшие свои творения
в различных областях культуры и цивилизации. Имея ввиду
такие
естественно
заложенные
в
природе
таджиков
культуротворческие силы и потенциал, таджикский философ
Самиев А. Х. отмечает следующее: «Сегодня культурное
наследие нашего народа на всех уровнях, последовательно
изучается и усваивается. Культура становится важнейшим
фактором развития и процветания современного общества,
превращается
в
духовно-нравственную
основу
жизни
и
деятельности каждого гражданина нашей республики. Более
того,
в
условиях
государственной
Таджикистана,
занимаясь
творит
культуру,
новую
независимости
созидательной
новые
духовные
народ
деятельностью,
ценности
и
определяет перспективу будущего развития. Будучи духовным
Олимов К. Рукописи, как важнейшая часть культурного наследия народов Центральной
Азии. \\ Известия Академии наук, серия общественные науки. №1. 2013. С. 8.
58
54
связующим
звеном
историческую
поколений,
память
нации,
культура
формирует
ее
укрепляет
историческое
сознание и самосознание, направляет ее по пути мира и
национального согласия» 59.
Таким
образом,
интерес
к
осмыслению
природы
социальной памяти особенно возрос в контексте современных
социально-философских учений, исходя из поиска человеком
ответа
на
многие
непосредственно,
вопросы,
из
вытекающие
особенностей
косвенно
и
преемственности
содержания арсенала социальной памяти разных поколений и
общества в целом. Достижения такого состояния позволяют
обеспечить
влияние
содержания
социальной
памяти
на
ориентиры социального поведения людей путем усвоения
приемлемых стереотипов в процессе социализации. Следует
отметить,
что
обеспечение
состояния
жизни
человека
процесса
протекания
возможно
в
такого
результате
его
постоянной погруженности в общественной жизни, ус воение
предлагаемых ей норм и правил социального поведения. Это
позволяет
обеспечить
как
взаимодействие
людей
друг
с
другом, так и стабильность протекания общественной жизни в
целом.
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. (социально –
философский анализ) Душанбе. 2009. С. 351.
59
55
1.3. Осмысление проблемы памяти в таджикской
социально-философской мысли.
В истории социально-философской мысли таджикского
народа тоже мы можем встретить определенные попытки
осмысления проблемы, связанной с памятью и ее значения в
организации
общественной
жизни.
Здесь
осмысление
содержания данного понятия чаще происходило в контексте
проблем, рассматриваемых в теории познания и редко в
учениях социально-философского характера. Первая линия в
нашей философской мысли своим истоком имеет традицию
древнегреческой философии, особенно линии связанные с
учением
Платона
и
Аристотеля.
А
попыток
переноса
осмысления памяти на уровень социально -философской мысли
в
истории
философской
мысли
имеет
самостоятельный
характер и она раньше не встречала сь в других культурах.
Поэтому мы здесь стараемся анализировать обе эти л инии
осмысления природы памяти в отдельности, чтобы п оказать
присущие
им
особенности,
по
сравнению
с
учениями
мыслителей других культур.
Вышеуказанная
проблема
рассматривается
в
данном
контексте прежде всего в учение Абу – Наср Мохаммед
Фараби (870 - 950). Он был знаменит как математик, врач и
глубокий
сочинениях
знаток
работ
поставил
Аристотеля.
себе
задачу
Фараби
узнать
в
своих
подлинного
Аристотеля и повернуть путь развития философии в сторону
аристотелизма. 60
И
надо
сказать,
он
сумел
правильно
изложить суть учений греческих мыслителей, освободив их от
мистических наслоений, которые были внесены различными
комментаторами.
60
Не
случайно,
что
ему еще
В. В. Бартольд. Культура мусульманства. Петербург; 1918. С. 42.
56
при
жизни
присвоили
имя
«второго
учителя»,
на
Ближнем
Востоке.
Аристотеля»
то
есть
«второго
Наследство
Фараби
необычайно велико и разнообразно. Он изучал все известные в
то
время
отрасли
знания:
этику,
поли тику,
психологию,
естествознание, музыку. Но на первом месте у него стояла
философия и особенно логика. Его труды по логике создали
ему широкую известность во всех странах Ближнего Востока. 61
Фараби занимался вопросами теории познания. Наука, говорил
он, служит средством познания мира. Науки делятся им на
теоретические
и
практические.
Первое
–
это
логика,
естественные науки, метафизика; в торое – этика и политика.
Наука содержит три основные элементы: точную тему,
достоверные
источника:
помощи
факты
органы
органов
и
доказательства;
чувств,
интеллект
чувств
и
она
и
имеет
три
умозрение.
При
интеллекта
достигается
непосредственное познание, а умозрение п озволяет охватывать
основу вещей. Подлинная наука, по его мнению, строится на
умозрении. В число понятий Фараби включал
психологические
предметах,
формы,
представления
возникающие
в
простейшие
об
результате
отдельных
чувственного
восприятия.
В вопросе гносеологии Абунаср Фараби придерживается
мнения, что все существа являются познаваемыми и человек
посредством своих чувств и разума познаёт тайны мироздания.
Он
разделяет
познание
на
чувственное
и
рациональное,
рассматривает в своих произведениях так же и роль памяти,
наряду с чувственным и рациональным познанием, в развитии
и
формировании
человеческих
способностей.
Анализируя
природу человека, Фараби рассматривает ее с различных
61
Григорян С.Н. Из истории философии Средней Азии и Ирана. М; 1960. С. 61.
57
сторон;
биологической,
психологической,
психофизиологической,
интеллектуальной
и
общественно-
политической. В стремлении дать исчерпывающий анализ
основных свойств человеческой природы заключается главная
ценность учения Фараби о человеке, тем более, что здесь он
чаще всего стоит на естественнонаучных, прогрессивных
позициях.
В вопросе о познаваемости природы Фараби стоит на
материалистической
позиции.
Человек
все
свои
знания
получает извне в процессе освоения окружающих его явлений.
Для этого он наделен множеством средств и способностей:
ощущениями, памятью, представлен ием, и самое главное, –
логическим
мышлением
и
разумом.
При
помощи
этих
способностей он создал науку и направил ее на всестороннее
познание природы. 62
Человек, по Фараби, прежде всего, является животным. И
человеку, и животному свойственно ощущение , но только
человек
наделен
душа являются
мышлением и разумом. Именно разум и
естественными началами человека. Однако,
отмечает мыслитель, эти
чтобы
человек
начала недостаточны для того,
усовершенствовался
и
превратился
в
истинного человека, так как человек, чтобы стать человеком и
достигнуть человеческого совершенства, нуждается в речи и
ремесле.
Овладение
ремеслом
Фараби
также
считает
результатом познания и деятельности.
Подвергнув изучению вопрос души и тела, Абунаср
Фараби при этом рассматривает в своих трактатах также
возникновение
62
человеческой
души,
Хайруллаев М. М. Абу Наср Аль Фараби. М; 1982. С. 191.
58
невозможность
метемпсихоза (переселения души) и вечность говорящей души
возникает тогда, когда тело готово принять его. Субстанция
(суть) души - это индивидуальная субстанция. Подвергав
изучению
человеческую
память
духовно,
мыслитель
тем
самым определяет и её связь с пониманием, фантазией и
представлением.
В
«Трактате
о
взглядах
жителей
добродетельного
города» раздел «О частях и силах души» он подробно
характеризует значение и место д ушевных сил в процессе
познания и дает следующую их классификацию: 1. Питающая
сила – ќувваи газия, - при ее наличии возникают душевные
силы, внешние силы и внутренние силы. 2. Внешние – это
силы,
возникающие
при
непосредственном
воздействии
внешних предметов на органы чувств, т.е. образующиеся при
внешнем физическом раздражении. Их пять; а) осязание –
кожное ощущение, б) вкусовое
запаха,
г)
слуховое
зрительное
ощущение,
ощущение
ощущение.
Все
–
в)
ощущение
вместе
они
ощущение
звука,
д)
называются
ощущающей силой – ќувваи њиссия.
Внутренние
несколько
душевные
силы
разновидностей,
определенной
группе
также
которые
психологических
раздел яются
на
соответствуют
процессов.
1)
вспоминающая и воображающая сила, память, представление и
воображение
–
ќувваи
мутахайила.
2)
стремящая
сила,
движущая сила эмоции, страсти гнева и другие – ќувваи
назъийя. 3) говорящая сила – ќувваи нотиќа. 4) входящая в
состав говорящей силы, мыслящая сила – ќувваи фикрия. 63
Ќувваи назъийя, - которую можно рассматривать как
эмоциональную силу,
63
Фараби не считает самостоятельной
Хайруллаев М. М. Абу Наср Аль Фараби. М; 1982. С. 195.
59
познавательной силой. Это сила, лишь приводящая организм
человека
в
движение
с
целю
познания
предметов,
осуществляемого ощущающей, воображающей или разумной
силами. Характеристика душевных способн остей человека
дается Фараби в основном с материалистических позиций. Все
психические
процессы
физиологической
он
рассматривает
основой,
в
связи
в
с
связи
с
их
определенными
материальными явлениями, происходящими в организме.
Согласно доктрине Абунасра Фараби, хранимая в глубине
сердца, душа является изначальным местонахождением души.
Душа не может существовать раньше тела. Фараби, хотя и
опровергает превосходство души, однако подчеркивает её
вечность.
Человеческая
душа
является
духовной
и
удаляющейся субстанцией и независима от тела. Исходя из
этого, душа после гибели тела не развращается (разлагается) ,
и
остается
вечной.
материалистической
Память
теории
Фараби
и
представление
имеют
в
естественное
физиологическое свойство и человеком в процессе изучен ия
создаются их психологические особенности.
В «Толкованиях» Фараби пишет: «Обретенны е человеком
знания осуществляются посредством чувств. Душа человека
потенциально познающая. Чувство – это средство при помощи
которого человеческая душа обретает зн ание». 64
Относительно
познании,
роли
ощущения
и
пр едставления
в
Фараби придерживается того же взгляда, что и
Аристотель, который утверждал: «Кто не ощущает, ничего не
познает и ничего не понимает; если он что -нибудь познает, то
необходимо,
64
чтобы
он
это
познал
Фараби. Толкования. С. 147.
60
также
и
в
качестве
представления, ибо представление это тоже, что ощущение,
только без материи». 65
С чувственным этапом познания он связывает память и
представления, которым отводит промежуточное место между
ощущениями и разумом. Представление – это восстановление
следов
конкретных
предметов,
оставленных
в
памяти
в
результате их непосредственного восприятия и ощущения.
Представление
душевных
Фараби
сил.
относится
Таким
к
группе
образом,
внутренних
в
принципе
материалистическая трактовка Абу Насром, природа памяти и
представления характерны еще и тем, что он стремился
определить физиологический носитель этого более сложного
психического
процесса.
Считая
ощущение
ис точником
первоначального знания, Фараби видит его истинность в
соответствии
предметов,
с
полученным
под
или
воздействием
отраженным
которых,
образом
возникло
это
ощущение. Не только память и представление зависят от
ощущения, а через них – от воздействия
внешнего мира и
других, более сложных душевных сил, например мышления. 66
Человек, по Фараби, отличается от остальных животных,
прежде всего благодаря присущим ему внутренним душевным
силам, речи и мышлению, которые составляют специфику
человеческого
познания
окружающей
действительности.
Абунаср Фараби в своем трактате «О взгл ядах жителей
добродетельного
города» (глава
28 -
«О качествах
главы
добродетельного города») считает имама – первую главу
добродетельного
города самой мудрой
и
проницательной
личностью на земле. По его мне нию, главой народа – имамо
65
66
Ленин В. И. Полн. собр. соч. Том - 29. С. 147.
Хайруллаев М. М. Абу Наср Аль Фараби. М; С. 202.
61
должна быть личность, которая олицетворяет в себе такие
высокие
человеческие
качества,
как
добродетельность,
щедрость, дальновидность, мудрость и т.п. Для того, чтобы
глава добродетельного города обладал этими качествами, ему
необходимо иметь также сильную волю и крепкую память дл я
запоминания и хранения установленных предками законов,
правил и обычаев. Исходя из этого, глава добродетельного
народа
должен
всегда
помнить
правила
управленческой
системы своих предшественников, прилагать все усилия для
их претворения, на практике рассматривать как функции
говорящей силы, а следовательно, как неотъемлемую
общей
способности
познания
человеком
часть
объективной
реальности.
Процесс познания, согласно Фараби, не исчерпывается
«внешними, чувственными»- ощущениями. Они являются лишь
первой стадией, первым этапом человеческого познания. В
«Фусус – аль - Хикам» отмечается, что внешние чувства или
душевные силы, а также память и представления встречаются
у ряда животных, и являются общими для животных и
человека. Фараби
столкновения с
приводит
пример того, как
баран после
волком, может представить его образ в той
или иной связи и испугаться этого образа.
67
От анализа теории познания Фараби можно прийти к
заключению, что человеческое познание как преобладающий
фактор играет основную роль в развитии и совершенствовании
памяти
и
представления.
Согласно
Фараби,
предметы
и
явления материального мира воздействуют на чувственные
органы человека, в результате чего он приобретет знание о
них. Это непосредственное влияние явлений мира именуется
67
Фараби «Фусус – ал - Хикам». С. 151.
62
им «внешним чувством», которое как образ обладает общим
свойством и запечатлевается
и в психике животного, и в
человеческой памяти.
Человек должен иметь абсолютно совершенные
силы
которых
настолько
хорошо
органы,
приспособлены
для
совершения тех действий, которые они должны выполнять, что
если человек предпринимает какое -либо действие с помощью
какого – либо органа, то он выполняет его с легкостью; уметь
от природы отлично понимать и представлять себе все, что
ему говорится, осмысливая сказанное ему в соответствии с
тем, что имеет в виду говорящий и с тем , как обстояли дела
сами по себе; хорошо сохранять в памяти все , что он
понимает, видит, слышит и воспринимает, не забывая из всего
этого
почти
ничего;
обладать
умом
проницательным
и
прозорливым, так, чтобы заметив малейший признак какой
либо вещи, он мог быстро
вставить то, на что этот признак
указывает; обладать выразительным слогом и уметь излагать с
полной ясностью все то, что он задумает; иметь любовь к
обучению и познанию, достигая это легко, не испытывая ни
усталости от обучения, ни мук от сопряженного с этим труда;
быть воздержанным в еде, в употреблении напитков и в
совокуплении,
от
природы
избегать
игру
и
испытывать
отвращение к возникающим из нее удовольствиям; любить
правду и ее поборников, ненавидеть ложь и тех, кто прибегает
к ней; обладать гордой душой и дорожить честью; его душа от
природы должна быть выше всех низких дел и от природы же
стремиться к делениям возвышенным; презирать дирхемы,
динары и прочие атрибуты мирской жизни; любить от природы
справедливость и ее поборников, ненавидеть несправедливость
и тиранию и тех, от кого они исходят; быть справедливым по
63
отношению
к
своим
людям
и
к
чужим,
побуждать
к
справедливости и возмещать убытки жертве несправедливости,
предоставляя всем то, что он полагает добрым и прекрасным;
быть
справедливым,
но
не
упрямым,
не
проявлять
своенравности и не упорствовать перед лицом справедливости,
но
быть
совершенно
непреклонным
перед
всякой
несправедливостью и низостью; проявлять решительно сть при
совершении
того, что он считает необходимым, и быть при
этом смелым, отважным не знать страха и малодушия. 68
Ибн
Боджа
социальных
является
наук
в
одним
из
цивилизации
видных
исламского
теоретиков
Востока.
Большинство исследователей считают е го, наравне с Ибн
Халдуном, одним из основоположников социологических наук
исламского Востока. Он родился в Андалусии (Испании) и в
его взглядах четко прослеживается отпечаток почти всех
идейных течений, рассматриваемых в данном регионе. Ибн
Боджа занимался и делами государственного управления, в
которых
известны,
согласно
источникам ,
его
заметные
успехи. Он оставил о себе ценное и богатое наследие, хотя
часть из этого наследия дошло до нас в незавершенном виде.
Некоторые его трактаты опубликованы в 198 3 году в Бейруте.
Невзирая на то, что философские взгляды мыслителя дошли до
нас не в форме особой упорядо ченной системы, однако это
никоим образом не умаляет их научного достоинства . Одним
из причин отсутствия в его наследии устойчиво й теоретикофилософской системы является, конечно, особое условие его
личной, социальной жизни и увлечение политикой. Несмотря
на это, оставшееся от него наследие, свидетельствуют о
проницательных
68
его
размышлениях
в
политическо
Григорян С. Н. Из истории философии Средней Азии и Ирана. М; 1960. С. 164.
64
-
социальных
вопросах.
Философские
разделены исследователями на два
взгляды
Ибн
Бо джы
течения: философская
антропология и то, что, с позиций современного видения,
можно было именовать «феноменологией духа». В этих двух
идейных
направлениях
прослеживается
философии
главная
политико-социальных
Ибн
предпосылка
воззрений
Боджы
для
Платона,
четко
формирования
Аристотеля
и
Абунасра Фараби.
Философскую
доктрину
Ибна
Боджы
составляет
рассмотрение особенностей человеческой жизни в обществе.
Человек
характеризуется
феноменологии
как
мыслителем
социальное
с
точки
существо,
уединению. На основании этого известна ,
зрения
подверженное
посвященная этой
теме, книга «Тадбир – ул - мутаваххид» (Меры уединения),
которая дошла до нас в незавершенном виде.
Один
из
социологии
представителей
Идиев
Х.
в
современной
своем
таджикской
фундаментальном
исследовании «Социальная философия» пишет следующее о
взаимосвязи человека с другими органическими существами в
социальном учении Ибна Боджы: «В предисловие тракта та
Ибна Боджы «Тадбир – ул - мутаваххид» идет дискуссия о
сущности человека и его взаимосвязи с другими существами.
Согласно Ибну Боджы, каждое живое существо с какой -нибудь
стороны имеет общую связь с материальным миро м, и каждое
животное как-нибудь связано с органическим миром. Каждый
человек, в каком – то деле соучастен, с лишенном речи,
животным.
К
примеру,
органические
и
неорганические
существа имеют общность в элементах, из которых они
состоят. На этой основе, Ибн Боджа, рассматривая общность
человека
с
другим
органическим
65
миром,
в
конечном
обнаруживает
в
человеке
то
особенное,
которое
не
прослеживается в других, живых существах, а это обладание
энергией
размышления
(рефлексии).
На
этом
человек обладает энергией запоминания,
основании,
которой лишены
другие живые существа. Затем подвергается рассмотрен ию
природа совершаемых человеком действий, которые разделены
на два типа: поведение вне распоряжения и воли человека и
сфера действий, связанные с волей. Связанные с волей
человека действия представляют его в социальном облике. Это
качество
показывает
превосходство
положения
человека
относительно других существ. Ввиду этого, свойственные
человеку действия, это те действия, которые совершаются на
почве его воли и то, что человек совершает на основе воли –
это «действие с человеческим характером (натурой)» и каждое
человеческое деяние – это связанное с волей действие. Здесь
заметны некоторые сходства данной мысли со взглядами
немецкого социолога Макса Вебера о сущности социального
действия
(поведения).
Исходя
из
этого,
Ибн
Боджа
подчеркивает, что воля – это своего рода возникшая на основе
размышления воля. То есть, условием человечности действия
это
то,
что
причинами
его
приведенное
совершает
правдивость
и
убежденность
проявления». 69 В
высказывание
какое-нибудь
Ибна
связи
с
Боджы:
действие
ради
должны
быть
этим
уместно
«Тот,
который
убеждения
и
правдивости, и не взирает на животнеческие (чувственные)
желания, заслуживает того, чтобы назвать его натуру не
человеческой,
а
небесной
(потусторонней)». 70
На
основе
рассмотрения философских взглядов Ибн Боджы , нам следует
69
70
Идиев Х.У. Социальная философия. Душанбе; 2013. С. 34.
Там же. С. 35.
66
прийти к выводу, что одним из основных различий человека от
других
живых
существ
является
способность
речи
и
размышления. Однако человек сходен с другими живыми
существами по биологическим аспектам: он обладает душой.
Речевая и мыслительная способность,
имевшие духовные
свойства, возникают на основе памяти, а способ изложения
мысли зависит от речи и языка. На основании этого, человек
развивает
и
совершенствует
посредством
памяти
свои
духовные способности.
Вопросы, касающиеся гносеологического аспекта анализа
памяти, с свое время ставились и в учении Ибн Сино. Ибн
Сина (Авиценна) 980 – 1037 по происхождению таджик,
родился
близ
Бухары
в
местечке
Афшане.
В
развитии
культуры человечества ему принадлежит немалая за слуга. Его
имя по праву ставят в
один ряд с такими гигантами
человеческой мысли, как великие врачи античности Гиппократ
и Гален, как гениальный греческий мыслитель Аристотель.
Ибн Сина относится к плеяде тех титанов средневековой
культуры, которые по силе духа, энциклопедичности ума,
научно-философским запросам и устремлениям родственны
великим деятелям эпохи Возрождения и в трудах которых
глубоко сочетаются научная трезвость, опытный творческий
подход к изучению природы, широта философского анализа и
забота о благе человека.
Проблема души в научно - философском творчестве Ибн
Сины
многоаспектна:
1,
биологический
аспект
-
возникновение жизни и эволюция ее форм; 2, психологический
аспект – душа как носитель всех псих ических и духовных
процессов; 3, психосоматический
духовного,
материального
и
67
аспект – соотношение
физического;
4,
этико-
эстетический аспект – душа, как субстрат всех моральных и
эстетических качеств человека; 5, гносеологический аспект –
душа, как орудие и средство познания, как познавательная
сила.
Разум согласно
учению Ибн Сина, это активная
творческая сила, инструмент познания вселенной. Но познание
невозможно без предварительного чувственного опыта, в
процессе
которого
образуются общие
изучаются
закономерности
вселенной,
понятия о вещах и явлениях. Понятия об
общем человеческом уме образуют путем сравнения. Но
основанием для сравнения всегда является то сходство или
несходство
вещей,
которое
существует
в
самой
действительности. Понятие - это отражение в человеческом
уме
реальной
действительности.
Материальн ый
мир
и
отдельные вещи предшествуют понятия м.
Абуали ибн Сина в своем произведении «Трактат о душе» в
главе « О душевных силах, их определении и доказательстве»
подвергает изучению роль и место памяти. В этом трактате он
разделяет всю совокупность душевных сил на три части: «1,
растительная
душа
по
той
причине
является
первым
совершенством высшего естественного тела, что естественное
тело обладает особенностью рождения, роста (разм ножения) и
получения
питания.
2,
животная
душа
–
это
первое
совершенство высшего естественного тела, которое постигая
детали
подробности,
человеческая
естественного
душа
тела,
совершает
–
это
первое
которое
волевые
совершенство
размышлением
умственной волю. » 71
71
Абуали ибн Сина. Произведения. Том – 2. Душанбе; 2005. С. 344.
68
движения.
3,
высшего
завершает
Академик Мусо Диноршоев при рассмотрении в своей
книге
«Натурфилософия
Ибн
Сины»
гносеологического
аспекта памяти пишет следующее о запечатлении идей в
памяти и о познании чувственных предметов посредством
предположения:
«Сила
памяти
расположена
в
заднем
желудочке головного мозга и служит для сохранения мыслей
предметов посредством предположения. Память сохраняет не
чувственные
частичные
идеи,
чувственных
предметах
и
которые
познаются
существуют
в
предположением.
Отношение силы памяти к силе предположения
подобно
отношению силы представления к общему чувству. Функцию
самосохранения
идей
память
осуществляет
посредством
запечатления в ней идей, познанных предположением. Очень
велико практическое и гносеологическое значение сохранения
идей в памяти.» 72
Гносеологический
аспект памяти
рассмотрен
также и
другими таджикскими мыслителями. Например, Фараби в
своем трактате «Фусус – аль - Хикам» пишет о том, что
внешние чувства или душевные силы, а также память и
представления встречаются у ряда животных, и являются
общими для животных и человека. Фараби приводит пример
того, как
баран после
столкновения
с
волком, может
представить его образ в той или иной связи
и испугаться
этого образа.
Из
вышеприведенных
суждений
Ибн Сины можно
прийти к заключению, что функцией си лы представления
является
восприятие
внешних
чувственных
посредством
предметов;
«всеобщего
сила
чувства»
представления
сохраняет также отпечаток предметов после их исчезновения.
72
Диноршоев М. Натурфилософия Ибн Сины. Душанбе; 1985. С. 187.
69
То
есть
сила,
сохраняющаяся
представления
также
отпечаток
подобна
вещей
силе
памяти,
(предметов),
их
различие только в том и состоит, что сила представления
может проявляться только посредством «всеобщего чувства»,
а сила памяти может непосредственно сохранить в себе образы
предметов.
Это подобно силе, которая возникает изнутри
внутреннего чувства. «В связи с этим Ибн Сина называет эту
силу «всеобщим чувством», которое расположено в первом
желудочке
воспримет
передней
части
головного
посредством
своей
мозга
сути
и
все
которое
образы,
проявляющиеся во внешних чувствах. По мнению Ибн Сина,
«сила
представления
расположена
в
переднем
желудочке
головного мозга и сохраняет то, что воспринято всеобщим
чувством от чувств пятикратной части.» 73
Академик Мусо Диноршоев при рассмотрении другого
гносеологического
аспекта
памяти
и
её
функции
пишет
следующее: «Память, с точки зрения Ибн Сины, выполняет и
функцию воспоминания забытых идей. Эту свою функцию она
выполняет
благодаря
своей
способности
удерживать
и
восстанавливать забытые идеи. Но как память может это
сделать? Прежде всего установлением связи между идеей и
образом,
сведением
идеи
к
образу.
Например ,
при
воспоминании вкуса, формы и цвета какой -либо травы, мы
вспоминаем и ее идею – вспоминаем, полезна ли она или
вредна, если полезна, то в чем ее польза , а если вредна, то в
чем ее вред. Но как восстанавливается идея, если забыть
связанные с ней образы? В этом случае надо восстановить
сначала образ, а затем через него забытую идею». 74
73
74
Абуали ибн Сина. Произведения. Том – 2. Душанбе; 2005. С. 347.
Диноршоев М. Натурфилософия Ибн Сины. Душанбе; 1985. С. 187.
70
Ибн
Сина,
размещая
рассмотрение
развития
и
совершенствования памяти внутри человеческой душ и, наряду
с силами представления, фантазии и воображения, подвергает
анализу его как говорящая сила. Согласно мнению Ибни Сины,
чувственные органы человека, состоящие
из пяти частей,
тесно связаны со всеми душевными силами. Внешнее чувство
в совокупности состоит из человеческих чувственных органов,
а внутреннее чувство охватывает душевные силы. Внешнее
чувство создает чувственные образы, а внутреннее чувс тво
развивает и совершенствует мысль чувств.
Академик Мусо Диноршоев, разъяснив отношение памят и
к представлению и к тем забытым, посредством воздействия
снова
в
результате
отношения
возникающих
в
памяти
сведениям, пишет: «Когда в догадке появляется образ, при
помощи которого она познает забытую идею, то она сразу же
обнаруживает
искомую
идею.
Это
п одобно
тому,
что
появляется в ней и сама память познает это как будто он
постигает
его
воспоминание.
в
данный
Иногда
момент.
случается,
Стало
быть,
это
вспоминающая
есть
сила
переходит от образа к идее и воспоминание искомого имеет
отношение не к тому, что хранится в памяти, а к тому, что
находится в представлении. Итак воспроизведение забытого
осуществляется
либо
по
причине
возвращения
к
идеям,
которые есть в памяти, дабы идея появилась на скрижали
образа и вторично восстанавливалось отношение к тому, что
заключено в представлении, либо в силу отражения к чувству.
Примером первого способа воспроизведения забытой идеи,
является следующее: если ты забыл отношение идеи к образу ,
а
раньше
ты
это
знал,
то
размышляй
над
действием,
исходящим от них. Как ты познаешь действие, найдешь и
71
познаешь то отношение, то познаешь соответствующий ему
вкус,
формы
и
цвет.
Следовательно,
восстанавливае тся
отношение, связываются идеи и образы , возникает отношение
к образу, заключенному в представлении, и это отношение
воспроизводится в воспоминающей силе». 75
Связь внешних и внутренних чувств определена Ибн
Сины в его трактате «О душе»: «Поскольку все
эти силы
собраны (накоплены) в одном инструменте, представляется,
что все они по сути являются одной силой. Однако утаенны е
внутри навыки постигают некоторые чувственно постигаемые
образы и некоторые другие смыслы чувственных вещей. Образ
отличается от смысла тем, что его постигают одновременно и
внешние и внутренние чувства. Однако внешнее чувство
вначале постигает образ (сурат), затем подает его внутреннему
чувству, это подобно восприятию волка бараном, то есть
форму, облик и цвет (т.е образ) волка постигается прежде
всего внешним чувством барана.» 76
Ибн Сина вслед за воображающей силой констатирует
силу
памяти,
подвергнув
её
изучению
под
названием
«говорящая сила». «Говорящая сила» расположена в конечном
желудочке головного мозга; она защищает то, что постигают
воображающая
сила
и
ощутимые
значения
в
единичных
чувствах. Отношение этой силы к схожим смыслам значениям
– это отношение той силы, которая относительно всеобщего
чувства называется «фантазией» (хаёл); отношение этой силы
к смыслам,
значениям похоже на отношение этой силы
образам чувственной вещи.» 77
75
76
77
Диноршоев М. Натурфилософия Ибн Сины. Душанбе; 1985. С. 188.
Абуали ибн Сина. Произведения. Том – 2. Душанбе; 2005. С. 347.
Абуали ибн Сина. Произведения. Том – 2. Душанбе; 2005. С. 348.
72
к
Воображения
и
память
в
гносеологическом
аспекте ,
диалектически взаимосвязаны и не могут существовать друг
без друга. Академик
Мусо
Диноршоев в свое книге
«Натурфилософия Ибн Сины» в главе «Чувственное познание
и его виды", рассматривая взаимосвязь воображения и памяти,
пишет следующее: - «Воображение у Ибн Сины выполняет по
крайней мере еще два важные гносеологические функции. Во первых, предаваясь созиданию образов, воображение наряду с
реальными образами, формирует образы, которые вне его не
существуют и не постигнуты чувствами как летающий человек
и
человекодерево.
Во-вторых,
воображение
при
помощи
воспоминания воспроизводит образы и идеи познанных в
прошлом
вещей
и
явлений.
Объясняя
закономерности
воспроизведения ранее познанных образов и идей Ибн Сина
указывал: «Одна из способностей воображения заключается в
том, что оно
постоянно работает с двумя хранилищами – с
силой представления и силой запоминания. Оно постоянно
воспроизводит образы, основывающиеся на образах чувств или
памяти, и переходит от них либо к вещам, возникающим по
какой – либо другой причине. Короче, истинная причина этого
должна состоять в том, что душа, об ъединяя отношения идей и
образов переходит от смысла к образу, которые наиболее
близки ей либо абсолютно, либо в силу близости времени,
когда наблюдается соединение их обоих в ощущении или
догадке». 78
Воображающая
сила
воздействия,
посредством
воспоминания на силу представления, воспроизводит прошлые
сведения
78
в
форме
образов
и
идей.
В
Диноршоев М. Натурфилософия Ибн Сины. Душанбе; 1985. С. 190.
73
результате
воспроизведения
превращается
этих
в
силу
сведений
памяти
и
само
его
воспоминание
функция
состоит
в
связывании прошлых сведений с настоящими в человеческом
головном мозгу и их сохранение в форме идей и образов. Ибн
Сина связывает развитие и совершенствование силы памяти с
изменениями, происходящими в воображаемой силе. Сила
памяти по отношению к воображаемой силе собирает так ие
сведения, которые осуществляются в силе всеобщего чувства
посредством воображающей силы. Сила памяти по отношению
к
воображающей
силе
защищает
те
сведения ,
которые
проявляются в образах чувственных вещей.
Но если этот способ воспроизведения тебе затруднителен
и забытый смысл тебе не прояснился, то чувство доставит тебе
образ
вещи.
Восстановившись,
представлении.
он
Восстанавливается
отношение к идее,
закрепляется
благодаря
в
этому
которая закрепляется в памяти. Похоже,
что целеполагающее воспоминание – это свойство, присуще
только человеку. Как бы не была велика роль сохранения и
воспоминания постигнутых образов и идей в представлении и
памяти,
если
человек
не
обладает
познавательной
способностью воспроизвести их, создать на из основе новые
образы, то он не может использовать их в своих практических
целях и расширить круг своих познаний. Но все дело в том,
что человек располагает такой познавательной силой. Это сила
воображения.
По
мнению
существует
и
Ибн
Сина,
кроме
воображающая,
силы
которая
по
представления
сравнению
с
человеческой душой именуется мыслящей силой. Эта сила
расположена в среднем желудочке головного мозга
согласно
воле,
соединяет
некоторые,
74
и она
существующие
в
воображении вещи, с другими вещами и отделяет некоторы е
друг
от
друга.
Кроме
воображающей
есть
и
сила
представления, которая по мнению мыслителя, расположена
также в среднем желудочке головного мозга и постигает она
неощутимые смыслы значения, существующие в единичных
чувственных вещах. Она похожа на скрытую в баране силу ,
приказывающей ему избегать волка и проявлять доброту к
ягнёнку». 79
Исходя из этих мнений Ибн Сины, по сравнению с
животной
душой
проявляющаяся,
существует
главным
деятельности. Человек,
также
воображающая
образом,
в
сила,
человеческой
посредством своей воли, объединяет
или же разъединяет друг от друга сведения, существующие в
представлении. А воображающая сила постигает единичные
чувственные вещи как ощутимые сведения. Представля ющая
сила также связана с воображающей силой и осуществляет она
функцию объединения и разъединения сведений. Ибн Сина
связывает развитие и совершенствование силы
памяти с
изменениями, происходящими в воображаемой силе. Сила
памяти по отношению к воображаемой силе соби рает такие
сведения, которые осуществляются в силе всеобще го чувства
посредством воображающей силы. Сила памяти по отношению
к
воображающей
силе
защищает
те
сведения,
проявляются в образах чувственных вещей.
79
Абуали ибн Сина. Произведения. Том – 2. Душанбе; 2005. С. 348.
75
которые
Глава 2. Основные аспекты функционир ования социальной
памяти в общественной жизни современного таджикского
общества
2.1. Значение социальной памяти в структуре
национального самосознания населения Тадж икистана в
период трансформации общественной жизни .
Наиболее отчетливо эта сторона изучения природы
социальной памяти актуализируется в социальных науках ,
начиная с ХIХ – го века. Однако для понимания содержания и
природы
социальной
памяти
нам
представл яется
важным
обратить внимание на историю зарождения и становления этой
категории
социальной
философии
в
контексте
традиции
классических философских подходов.
Таким образом, таджикское общество в конце текущего
столетия оказалось в круговороте больших судьбоносных
перемен,
которые
в
корне
изменили
не
только
институциональный порядок в обществе, но и ценностную
ориентацию ее социума. Переход к новой общественной
системе
сопровождалось
также
постепенными
преобразованиями во всех сферах приложения человеческой
деятельности,
как
адекватного
ответа
на
исходящих
от
современности вызовов. Ибо сложившаяся ситуация требует от
него постоянного поиска новых парадигм развития.
Это , в
свою очередь, постоянно наталкивает на вопросы о том, есть
ли в арсенале таджикского общества тот потенциал, который
способствовал бы его достойному существов анию в новом
контексте: что определяет направленность траектории его
развития, каким образом происходящие изменения становятся
очевидными
для сознания социума, какие есть устойчивые
критерии оценки результатов трансформации.
76
Исходя из этого, вопросы о том, каким образом
трансформация общественной жизни становится возможной и
приводит к появлению цепочки активности в социальном
действии
индивидов,
групп,
проявление носит разный
общностей,
характер
почему
в разных
это
обществах ,
ставятся все чаще исследователями различных направлений
социальной мысли. Хотя при ответе на данный вопрос можно
привести целую цепочку каузальных объяснений, находящихся
вне воли людей, однако, эти объяснения , в силу даже их
привлекательности, кажутся недостаточными и неполными.
Ибо в них нельзя найти ответы на причину столь заметного
проявления социальной активности социума в преобразовании
существующей
структуры
своей
общественной
жизни
в
определенных исторических эпохах. Поэтому поиск ответа
кажется разумным - отыскать в природе социальной памяти те
социальные группы, общности, благодаря которым становится
возможным определенная форма организации общественной
жизни людей, которые наряду с жесткой иерархичностью,
прочностью,
обладают
также
эластичностью,
посредством
которых отдельным индивидам, группам открываются новые
пространства для
структуре
инициирования собственной активности в
существующей организации общественной жизни.
Следует отметить, что их действия зависят от сложившейся
структуры того общества, в котор ом они живут. Этот аспект
проблемы очень удачно высказан
Бакиевой Г.,
которая
отмечает, что: «Понимание в контексте социальной памяти
предстает как явление необходимое, ибо понимание позволяет
воспроизвести внутреннее содержание социальной памяти для
последующих поколений. Как правило, понимание значения и
трансляции массива знаний составляет прерогативу отдельных
77
представителей общества. Дело в том, что далеко не все члены
общества
понимают
содержание
и
формы
продукции
социальной памяти и участвуют в «по нимающей» трансляции.
Наиболее глубоко понять, истолковать, объяснить и указать
пути применения знаний, опыта, заключенные в контексте
социальной
Такие
памяти,
личности
способны
имеют
концептуальные
личности.
к
рассекают
волю
пониманию,
застывший под давлением времени массив знаний и опыта с
тем,
чтобы
создать
новые
концепты,
и
способствуют
интерпретации архива социальной памяти». 80
Как нами было отмечено в предыдущих параграфах ,
впервые
в
социальных
науках
вопросы ,
имеющие
такое
содержание и связанные с социальной жизнью современных
обществ, ставились Морисом Халбваксом. Основная мысль
Халбвакса при анализе данной проблемы состоит в том, что
память не следует рассматривать как чисто индивидуальное
явление и присущее автономно конкретному индивиду, а,
наоборот, ее содержание определяется обществом. По этому
поводу он
отмечает следующее:
«Разумеется,
у каждого
человека своя, не совпадающая ни с чьей другой память,
зависящая
от
его
личного
темперамента
и
жизненных
обстоятельств. Тем не менее она составляет часть, как бы
отдельный
аспект
групповой
памяти,
так
как
о
любом
впечатлении и факте, даже если они по видимости касаются
исключительно
нас
самих,
мы
сохраняем
длительное
вспоминание лишь постольку, поскольку о них раз мышляем,
то есть соотносим их с мыслями, поступающими к нам из
социальной среды. В самом деле, нельзя размышлять о
событиях своего прошлого, не рассуждая по их поводу; а
80
Бакиева Г. Социальная память и современность. Бишкек; 2000. С. 152.
78
рассуждать – значит сводить в одну идейную систему свои
мнения
и
мнения
происходящем
с
относительно
окружающих;
нами
которых
частное
это
значит
применение
социальное
видеть
тех
мышление
в
явлений,
все
время
напоминает нам, что они значат и чем важны для него». 81
Из числа современных социальных философов стран
центрально
азиатского
-
исследовательскую
региона,
деятельность
посвятивших
именно
свою
пробле мам
социальной памяти и ее месту в общественной жизни, следует
отметит книгу киргизского ученого Бакиевой Г. Согласно ее
утверждениям: - «Важным аспектом прагматического уровня
социальной
поведение
памяти
людей.
является
ее
Специфичность
влияние
на
социального
социальное
поведения
заключается в наличии в нем субъективного подразумеваемого
смысла. Этот смысл формируется в контексте социальной
объективности. В то же время не все прояв ления социального
поведения несут смысловое начало. Известно, что усвоенные
стереотипы в процессе социализации могут санкционировать
социальное
поведение
осмысленными.
личности
Этот
и
быт
пласт
формируется
не
осознанными,
поведенческой
безусловно
–
как
а
программы
результат
погруженности в определенный социум. Из социума человек
выносит такое важное качество, как иде нтифицированность». 82
Относительно таджикского общества вышеуказанная
проблема
социальной
проявилась
памяти
в
в
форме
превознесения
формировании
значения
национального
самосознания. Инициирующим и вдохно вителем данного курса
в развитии нашего общества по пути независимого развития ,
81
82
Халбвакс М. Социальные рамки памяти. Новое издательство. М; 2007. С. 184.
Бакиева Г. Социальная память и современность. Бишкек; 2000. С. 148.
79
стали такие социальные группы населения как интеллигенция
и представители политической элиты страны. Ис ходя из этого,
ценности,
вкладываемые
самосознания,
имеющими
в
в
зачастую
содержание
национального
соприкасались
социальной
памяти
этих
с
ценностями,
групп
населения
приоритетное значение на данном этапе развития общества.
Другим социальным группам эти цен ности преподносились
как имеющие важное значение для возрождения национальной
культуры, традиции, государственности и т.д.
Понятие «самосознание»
себя,
личности,
означает познание
стремление
субъектом
личности
к
самосовершенствованию и познание своей принадлежности к
нации
и
государству,
а
также
познание
своих
предков.
Самосознание это осознание себя как части определенного
народа,
её
истории
и
культуры.
Память
составляют
восстановление и защита прошлого опыта и запоминание
сведений.
Национальное
сознание
означает
осознание
индивидом общественных отношений, осознание им своей
принадлежности к определенной национальной, этнической
общности и признание своего единства и с данной нацией.
Социальная память может выступать как важный компонент
национального самосознания. Посредством социальной памяти
индивид
отождествляет
себя
к
определенной
культуре.
Социальная память является способностью воспроизводства
прошлого опыта и одним из основных элементов нерв ной
системы, которая разделяет способность сох ранения сведений
об
явлениях
внешнего
мира
и
процессах
че ловеческого
организма, зависимых от пластов сознания, и определяет его
поведение в обществе. Национальное самосознание, возникнув
на основе двух понятий – самосознание и национальное
80
сознание, постоянно развивается и совершенствуется. Одним
из основных элементов национального сознания, считается
национальное самосознание. А национальное сознание, это
объективное отражение общественного бытия со всеми его
особенными
отношениями
национального
языка,
и
связями
традиции,
а
посредством
также
национальной
культуры.
Следует отметить то, что национальное самосознание
тесно связано с социальной памятью. Эта связь ощущается
больше в период независимости, когда таджикский народ,
запомнив прошлый опыт своей социальной жизни, поднялся на
высокие ступени формирования национального самосознания.
Таджикский
ученый
«Формирование
Х.
Шарипов
национальной
в
своей
идентичности
статье
на
почве
расположенности общества к единству», пишет следующее о
связи социальной памяти и этнико-социальных общностей:
«Таджикский народ как этнико – социальная общность был
непоколебимым, стойким и остался таким со своей историей,
которая
запечатлелась
крепко
в
Социальная память соединяла
социальной
памяти.
друг с другом различные
историко - этнические состояния таджикского народа. Все
неизбежные изменения культуры, языка, хозяйственных форм,
обитания и т.п., воспринимаются социальной памятью как
изменения,
основным
пережившие
элементом
нашей
социальной
нацией.
памяти
Известно,
что
явл яется
само
наименование народностей и нации». 83
В связи с этим, таджикский народ после завоевания
политической
независимости,
запомнив
прошлый
опыт
социальной жизни общества, прилагал все усилия для развития
83
Теория единство. XIV. Вторая книга. Душанбе; 2012. С. 191.
81
и
совершенствования
социальной
жизни
сего дняшнего
времени.
Наряду с формированием самосознания и национального
самосознания, развиваются и социальные отношения между
людьми
в
обществе.
запечатлевается
А
также
чувство
в
памяти
патриотизма
людей
и
крепко
национального
единства, которые способствуют прогрессу общества. Уместно
отметить,
что
Президент
неоднократно
в
своих
национальное
самосознание
Таджикистана
выступления
национального единства и
Э.
Рахмон
подчеркивал,
формируется
на
хранения в памяти
что
основе
нравов и
обычаев прошлой истории. Исходя из этого, Президент страны
в своей книге «Единство, государство, президент», пишет
следующее о связи национального единства с исторической
памятью:
«Самосознание
и
национальное
патриотическая
гордость
являются
национального
единства
и
Народ,
который
имеет
факторами
сплоченности
сильную
самосознание,
укрепления
народа
историческую
страны.
память
и
совершенное представление о своих взлетах и падениях в
процессе
многовекового
созданием
сильного
достойнейшее
исторического
национального
положение
среди
развития,
государства
мировых
может
занимать
цивилизованных
стран. Однако не следует забывать, что самосознание это не
столько
гордость
достижений
за
нации,
научно-литературные
это
прочный
и
культурные
духовный
фундамент,
побуждающий благородных и просвещенных сыновей народа
на умозаключения и суждения на созидательную и творческую
деятельность». 84
84
Единство, Государство, Президент. 10 - тый том. Душанбе; 2010. С. 9.
82
Факторами формирования национального единства и
социальной памяти являются самосознание и национальное
самосознание. Разместив в своей памяти чувство гор дости за
Отечество, человечество создавало основные предпосылки
объединения
людей
с
целью
общественного
развития
и
прогресса. Поэтому человеческая память представляет собой
науку естественной истории, которая подвергнет изучению все
социальные явления минувших времен и определяет развитие
и
совершенствование
настоящее
время
общества
глобализации
в
настоящее
свободно
и
время.
В
плодотворно
функционирует та нация, у которой сильна историческая
память. Являясь сопутствующим времени, социальная память
подвергает
изучению
происходящие
в
жизни
общества
события и явления, предусматривает основные предпосылки
трансформации
предпосылок
общества
для
формирования
будущего.
национального
Одной
из
самосознания
считается историческая память. Президент РТ Э. Рахмон,
подчеркивая
взаимосвязь
исторической
памяти
с
национальным самосознанием в Протоколе национального
примирения, подписанном 27-июля 1997 года, в частности,
пишет:
«Одним
национального
создание
из
реальных
самосознания
независимого
источников
являются,
государства,
формирования
прежде
всего,
установление
национального единства, обращение к славному прошлому,
защита ценного наследия предшественников и де нь уважения
великим личностям – мудрым сыновьям таджикского народа. В
действительности,
школа
самосознания,
незави симости,
национального государства и государственности, наряду с
несколькими
объективными
и
субъективными
факторами
имеет ещё и один очень проницательный и требовательный
83
учитель, которого называют Историей. Поучительные уроки
истории,
предоставляя
нашему
взору
пути
прошлого,
настоящего и будущего, действуют как справедливый судья,
завязающий узлы удач и неудач государственных династий
таджиков» 85.
Национальное
самосознание
формируется
только
когда
тогда,
возникает
государство
и
и
нация
приобретают независимость.
Другими предпосылками формирования национального
самосознания являются политическая стабильность, мир и
согласие,
сплоченность
народа.
Факторами
формирования
национального самосознания считаются человеческая свобода,
независимость, государственный суверенитет. Имея, прежде
всего,
исторические
черты,
национальное
самосознание
подвергает изучению в настоящее время способы и методы
управления
национального
государства,
прогнозирует
для
будущего факторы формирования общества и претворяет их в
практику.
Уместно
самосознание
взаимосвязаны
констатировать,
и
и
национальное
взаимодополняют
что
национальное
государство
друг
друга.
тесно
Об
этой
взаимосвязи пишет таджикский ученый Курбан Восе ъ в книге
«Государственная
«Всякое
политика
государство,
и
прежде
национальное
всего,
единство»:
опирается
на
свое
самосознание, а самосознание, с одной стороны, поможет
человеку
достичь
интеллектуальную
богатую
силу,
с
духовность
другой
–
величайшую
стороны,
способствует
физическому и духовному просветлению каждого инд ивида в
обществе. Эти две основы самосознания – физическое и
духовное просветление человека, просветление его духовного
85
Курбан Восеъ. Государственная политика и национальное единство. Душанбе; 2010.
С. 19.
84
мира
в
совокупности
формируются
мудрости». 86 Изначальными
в
рамках
предпосылками
разума
и
возникновения
национального самосознания являются национальные нравы и
обычаи, в которых отражены культурные особенности всякого
народа и нации. На основе формирования национального
самосознания возникают факторы развития национального
государства и запечатлеваются в человеческой памяти своими
социальными
особенностями.
Национальное
самосознание
присуще человеку, который физически и духовно способен к
созидательной деятельности и внесет свою весомую лепту в
дело процветания и прогресса общества.
Основной особенностью социальной памяти являетс я то,
что человек,
ради
биологически существуя как живой организм
самосохранения
в
определенной
среде,
вынужден
принять реальную действительность, своё окружение
таковое:
культуру,
мышления
и
власть
преодолеть
и
выработать
того,
что
в
себе
следует
как
навыки
пережить,
преодолеть, но переосмыслить. Он социально действует как
личность в обществе. Человек как социальное существо,
запомнив
опыт
предшествующего
поколения,
широко
использует этот опыт в деле развития сов ременного общества.
Историческая
память – это опыт, а в психологическом
аспекте, она – хранение сведений. Память в социальном
аспекте имеет духовные особенности и охватывает ряд важных
аспектов сохранения и
укрепления социального единства
каждого социума.
Одним
из
факторов
формирования
национального
единства является национальное самосознание. Прежде чем
86
Курбан Восеъ. Государственная политика и национальное единство. Душанбе; 2010.
С. 173.
85
осуществить национальное самосозна ние на практике, мы
должны
сначала
«патриотизм»,
рассмотреть
«государственная
понятия
«отчизна»,
независимость»,
а
затем
определить значимость и место этих понятий. Исходя из этого,
такие ценности, как национальное единство и национальное
самосознание,
памяти,
социально
создают
тем
запечатлевшись
самым
в
человеческой
необходимые
условия
для
дальнейшей демократизации общества. Подчеркивая связь
национального
таджикский
единства
ученый
«Одновременно
много
с
национальным
Курбан
Восеъ
актуальных
самосознанием,
пишет
проблем
следующее:
социально
–
экономического развития нашей страны зависят не только от
нестабильного
энергетики,
положения
промышленности,
информационной
транспорта,
инфраструктуры,
но
и
от
гуманистических факторов, среди которых духовная культура
и
душевное
национальное
единство
общества ,
которые
занимают главное положение. В настоящее время именно эти
факторы
играют
главную
и
доминирующую
роль
и
в
интенсивном развитии социально экономического направления
общества,
и
в
противоречиям
Осуществление
единства
станет
сопротивлении
и
угрозам
внешним
нашей
судьбоносной
возможным
внутренним
национальной
программы
при
и
случае,
страны.
национального
когда
каждый
гражданин страны воспримет глубоко сердцем, прежде всего,
значение и сущность таких понятий, как Отчизна, патриотизм,
ценность государственной
независимости, самосознание и
самоотдача, национальная идентичность и высокие ценности
гражданского общества». 87
87
Курбан Восеъ. Единство и независимость. Книга 2 - я. Душанбе; 2012. С. 81.
86
В настоящее время в нашем независимом Таджикистане
ученые, наряду с понятием «национальное самосознание»,
используют
понятие
Явившийся
синонимом
«национальная
национального
идентичность».
единства
понятие
«национальная идентичность» главным об разом используется
в политической литературе. В частности, один из таджикских
ученых, доктор филологических наук Курбан Восеъ
так
разъясняет понятие «национальная идентичность»: «С моей
точки зрения, слово «идентичность» в смысловом значении
близко
к
понятиям
«совершенная
«проницательность»,
осведомленность»;
происхождения
и
означает
это
«чуткость»
слово
«самость»
–
и
арабского
(«эго»).
А
с
философской точки зрения это слово указывает на реально
существовавшую вещь. В действительности, идентичность это
фактор или же факторы, обусловившие познание вещи такой,
какой и есть, и без него претерпевает изменение её сущность.
Однако в повседневной и разговорной речи, в печати
слово
«идентичность»
всестороннее
опознание
означает
вещей.
самосознания является другой
Я
опознание,
дум аю,
гранью
причем
идентичность
одного и того же
термина». 88
Понятие «социальная память» тесно связано и с понятием
«национальная идентичность» поскольку человек, запомнив
происходившие
получает
о
в
них
жизни
общества
совершенное
социальные
осведомление.
явления,
Социальная
особенность человеческой памяти заключается в том, что
каждый человек, явившись спутником и современником своего
общества, тем самым прилагает свои усилия на налаживание
88
Там же. С. 82.
87
своих отношений и на осуществление св оей деятельности. В
связи с этим, здравомыслящей считается та личность, которая
придает каждому социальному явлению общества подходящую
форму и реальное, конкретное содержание. Наряду с понятием
«национальная
идентичность»
существует
и
понятие
«историческая память», которая сохраняет в себе старинные
обряды,
нравы
и
обычаи
человечества
и
регулирует
в
настоящее время прошлые традиции. С социа льной точки
зрения, регулирование традиции, национальных обрядов и
обычаев в новом таджикском обществе с целью повышен ия
уровня
благосостояния
населения
актуально
и
является
требованием времени. Вот что пишет таджикский ученый
Курбан
Восеъ
о
тесной
связи
исторической
памяти
с
национальной идентичностью и самосознанием: «Познание
самого
себя, совершенное знание
о
жизненн ом укладе
предшественников, об истории своей ро дины, о национальных
обычаях и нравах, о традиционных обрядах и праздниках – все
это побуждает каждого чуткого, проницательного индивида
общества к достижению счастья и новых успехов и побед.
Предпосылка идентичности и самосознания исходит,
прежде всего, из мысли. Чем достоверны, самостоятельны и
аргументированы
мнения
и
воззрения
индивида,
тем
сознательнее укрепляется познание своего эго и в конечном
счете – общества. Как видим, национальную идентичн ость и
самосознание,
проницательность
сердцевину
и
которых
совершенная
составляют
осведомленность,
представляет вечно и в полном блеске именно национальная
идея». 89
89
Курбан Восеъ. Единство и независимость. Книга 2-я. Душанбе; 2012. С. 153.
88
Другой
предпосылкой
развития
и
формирования
национального самосознания является на циональное мнение
(идея). Национальная идея возникает на основе человеческой
культуры и цивилизации, и выражает сущность национального
самосознания. Развитие и формирование национальной идеи
также зависимо от бытия национальных обрядов, нравов и
обычаев. В выражении национальной идеи велика и роль
социальной памяти, потому что она, созревая социально,
прежде всего, в человеческой памяти, затем проявляется в
социально – практической деятельности людей в обществе. В
настоящее
время
для
достижения
высокой
вер шины
национального самосознания, нам таджикам необходимо быть
совершено сведущими
защищать
и
в культуре и истории своих предков,
совершенствовать
это
великое
историко -
культурное наследие, а затем оставить в наследство будущи м
поколениям. Доктор филологических наук
Курбан Восеъ,
рассматривая
национального
развитие
и
формирование
самосознания и идентичности на основе национальной идеи,
пишет следующее: «Идентичность и самосознание являются
различными
гранями
одного
и
того
же
термина
и
используются для обозначения одной главной цели ради
сохранения нации. Какова же эта цель? Эта цель, прежде
всего, заключается в том, что каждый из нас обязан быть
сведущим
в
традициях,
вероисповеданиях
своих
совершенствовать
это
обрядах,
н равах
предшественников,
богатое,
великое
и
обычаях,
одновременно
наследие,
затем
искренне оставлять в наследство последующему поколению. С
лексической
точки
зрения,
слово
самосознание,
как
мы
убедились, является общей стороной идентичности, а с другой
стороны,
это
слово
приобретает
89
расширенно е
значение.
Самосознание подобно огромному, старому и вечному дереву,
которое
растет
на
почве
совершенствования
идентичности,
национального
национального
считается
сознания.
Для
самосознания
и
целесообразным
возрождение
национальной идеи, от которой они исходят, с точек зрения
временной охваченности и пространственной широты». 90
Таким
образом,
национального
актуальность
особенно
на
национальных
взаимосвязь
самосознания
в
переходные
этапах
социальной
приобретает
этапы
в
и
определении
и
особую
общественной
формирован ия
государств
памяти
жизни,
становления
национальных
интересов и приоритетов. Так как национальные государства
заинтересованы в применении
арсенала социальной памяти
для повышения уровня гражданского патриотизма членов
общества и формированием у них национальной идентичн ости:
«если
самосознание
на
уровне
индивидуальности
осуществляет выбор, то национальное самосознание создает
или конструирует систему правил, идей и принципов, на
основе которых осуществляется мобилизация общества. В
этом
случае
национальное
самосознание
является
не
механической связью со своей социальной общностью, а
осознанная форма признания своей общности и, главное, своей
ответственности перед ней. Культурная политика есть система
правовых норм, идеологических установок и практических
мероприятий, разрабатываемых и реализуемых государством в
области искусства, науки и образования, средств массовой
информации, молодежных обменов, издательского, музейного,
библиотечного и архивного дела, спорта и туризма. В научной
90
Курбан Восеъ. Единство и независимость. Книга 2- я. Душанбе; 2012. С. 264.
90
литературе существует мнение, именно национальная культура
оказывает огромное влияние на формирование нац ионального
самосознания таджикского народа». 91
Следует отметить, что и сегодня перед нашим обществом
в условиях ее перехода от традиционности к совреме нности
стоят
проблемы
обеспечения
сохранения
национального
самосознания на основе преемственности богатого арсенала
своей
социальной
памяти.
Особенно
в
условиях
проникновения глобализирующихся ценностей в сознании и
поведении
молодежи,
таджикское
общество
должно
культивировать в их сознании накопленное предыдущими
поколениями богатый
арсенал социальной памяти. Изучая
этот процесс без опоры на богатый арсенал социальной
памяти,
подвергает
общество
в
бездну
социального
бес
памятствования, амнезию, которые равн осильны гибели. Имея
ввиду
это,
Бакиева
традиционность
динамичной
и
частью
отмечает:
современность
социальной
«Можно
сказать,
являются
статичной
памяти.
В
этом
что
и
смысле
традиционность-это устоявшиеся знания, опыт, институты,
отношения, ценности, а современность-это потенциал данных,
заставляющих ориентироваться на изменение, на достижение
чего-то
нового. Поэтому социальная
память,
содержащая
традиционность и потенциал современности, разворачивается
как социокультурное поле модернизации. Именно социальная
память определяет вектор модернизационных процессов». 92
Таким образом, вышесказанное позволяет утверждать, что
богатый арсенал содержания социальной памяти таджикского
народа
91
92
сегодня
активно
вовлекается
в
процесс
Джононов С. Проблемы формирование национального самосознания в условиях
государственного строительства Таджикистана. Душанбе; 2009. С. 35.
Бакиева Г. Социальный память и современность. Бишкек; 2000. С. 174 -175.
91
социотворчества
общества.
Оно
соде йствует
не
только
укреплению национального самосознания нашего народа, но и
позволяет сохранять ему свое культурное лицо перед натиском
глобализирующихся ценностей. Благодаря этому общество
приобретает почву для трансляции накопленного культурного
багажа между разными поколениями во временном интервале
«прошлое-настоящее и будущее».
Исходя из этого, на основе опоры на социальную память
самосознание
социума
приобретает
устойчивую
основу.
Национальное самосознание на этом пути акти вно применяет
богатый арсенал социальной памяти, чтобы тем самим влиять
на ориентиры поведения членов об щества. Наряду с этим
социальная память помогает обществу постоянно иметь в виду
угрозы, негативно влияющие на ее перспективы социальной
стабильности. С этой точки зрения арсенал социальной памяти
таджикского социума богат
материалами, позволяющими ей
при всех трудностях подниматься на вершины возрожден ия
своей культуры и общественной жизни . Это наиболее ярко
отражалось и передается в содержании национальной идеи
таджиков: «Первоначально таджикская национальная идея
зарождалась
как
идея
морального
долга
и
призвания
таджикского народа, его миссии в общечеловеческой истории.
И в наши дни эти идеи не потеряли свое значение, свою
ценность. Таджикская идея, таджикская культура вообще –
детище исторических катастроф и катаклизмов. Их грабили,
уничтожали, топтали и убивали. Но таджикский народ, как
птица-феникс, возрождался из собственного пепла и вновь
расцветал». 93
93
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. (социально философский анализ) Душанбе; 2009. С. 342.
92
Одной из основных особенностей социальной памяти заключается
в том, что она как и социальное сознание считается одной из категорий
социальной философии и осуществляет процесс развития социальных
явлений в настоящее время и в будущем. Поэтому социальное сознание
имеет общей характер и намного шире относительно социальной
памяти, однако социальная память имеет конкретный характер. Один из
крупных ученых в области социальной философии Яковлев В.П., в своей
книге
«Социальное время» так разъясняет различие социального
сознания от социальной памяти : - «Историческая реальность всегда
воспроизводится
в
историческом
перспективы. Историческое
всего
сознании
под
углом
зрения
сознание, как синтетическое отражение
хода исторического процесса, направлено к будущему. Это
свидетельствует о том, что специфика исторического сознания состоит в
том, что оно не только имеет дело с явлениями, событиями прошлого, но
имеет также выход к настоящему и будущему. Именно этим отличается
историческое сознание от социальной памяти». 94
Действительно, объектом отражения и познания исторического
сознания является прошлое. Но прошлое осмысливается с точки зрения
современности с целью глубокого
познания настоящим и будущим.
Бесспорен и тот факт, что социальная память является одной из
основных характерных черт исторического сознания. Ее роль в процессе
его
формирования
характеризующий
велика.
Память
опосредованное
это
своего
существование
рода
атрибут,
прошлого
и
настоящего. Один из видных теоретиков социальной философии
Ракитов А.И., в своей книге «Историческое познание» так подверг
анализу и рассмотрению взаимосвязь индивидуальной памяти с
историческим сознанием : - «Память, хранит большой объем полезной
информации о случившихся событиях, о знакомых людях, о правилах и
94
Яковлев В. П. Социальное время. Ростов – на Дону. 1980. С. 137.
93
нормах бытовой, производственной, общественной, политической
деятельности». Далее автор
указывает
на то, что
индивидуальная
память может служить аналогом исторического сознания». 95
Наряду с понятием «социальная память» существует ещё другая
категория социальной философии – «историческая память», имевшая
особое место в формировании исторического самопознания. Профессор
в области социальной философии
Самиев А. Х., в своей книге
«Историческое сознание как самопознание общества» так определяет
взаимосвязь исторического сознания с исторической памятью : - «В
определенном смысле можно согласиться с автором в том плане, что,
действительно,
историческая
память
сохраняет
необходимую
информацию, на основе чего данная общность оказывается в состоянии
осознать себя как особую социально – этническую общность, отличную
от других, как особую целостность. Без исторической памяти
культурное и социально – этническое самоопределение народа
невозможно. Именно в этом аспекте она образует существенную черту
исторического самосознания общества обусловленную спецификой
предмета исторического сознания. В ходе нашего анализа относительно
места традиции в историческом сознании особое внимание мы будем
уделять традиционным
средством фиксации и
воспроизведения
исторической памяти, ибо последняя выступает важным материалом,
основой исторического самосознания общественного субъекта. Память
это
своего
рода
атрибут,
характеризующий
опосредование
существования прошлого в настоящем. Историческая память сохраняет
необходимую информацию, благодаря
которой отдельный человек
узнает о судьбах общности, к которой он принадлежит». 96
Национальные привычки и обычаи, традиции играют важную
роль в формировании и развитии исторической памяти. Поэтому
95
96
Ракитов А. И. Историческое познание. М; 1992. С. 9.
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. Душанбе; 2009.
С. 299.
94
историческая память считается предметом изучения исторического
сознания и играет заметную роль в формировании исторического
сознания. Человеческая память, соединяя человеческое сознание с
исторической наукой, урегулирует национальные обряды и традиции.
Профессор Самиев А. Х., в своей книге «Историческое сознание как
самопознание общества» так описывает различие исторического
сознания от исторической памяти: -
«В определенном смысле
историческую память можно понимать как наиболее важную основу
исторического самосознания. Традиционно функционирующие нормы,
установки, духовные ценности и различные способы опредмечивания
их социально – значимого содержания миф, предание, ритуал, фольклор,
фиксируют
в
себе
колоссальную
и
ценную
информацию
об
историческом прошлом, и потому в формировании как исторической
памяти, так и исторического сознания общественного субъекта они
играют
весьма важную роль.
исторической памяти имеют
Традиционные способы выражения
некоторые специфические черты,
существенно отличающие их от нетрадиционных. 97
Здесь память оставалась мертвой недвижной, застывшей. В,
традиционной же форме память жила, развивалась, обогащалась,
двигалась, поддавалась влиянию и.т.д. Динамичность
хранимой и
транслируемой
связана
традицией
исторической
памяти
со
специфической чертой механизма функционирования традиции –
субъективным истолкованием. В рамках традиции происходит процесс
живого движения, развития и обогащения исторической памяти. Потому
что
содержание традиционных норм допускает большую степень
свободы их форма, как правило, метафорична, условна и дает простор
фантазии, углубляя память.
97
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. Душанбе; 2009.
С. 300.
95
Источником развития и формирования памяти является прошлые
обряды, обычаи и традиции социальной жизни человека. В результате
этого память превращается в социальную память и сохраняется в форме
традиции. Движение и изменение исторической памяти непосредственно
зависимы также от прошлых человеческих традиций и опытов. Оно
создает благоприятные условия для передачи духовных человеческих
ценностей одним поколением другому поколению. Процесс развития и
формирования исторической памяти и её влияние на субъект
общественной практики так интерпретируется профессор Самиев А. Х: «Динамизм
памяти
неограниченного
в
традиции
обеспечивается
творческого переосмысления
в
результате
актуализации самого
содержания опыта прошлого за счет многочисленных импровизаций и
разработки бесконечно новых вариаций передаваемых из поколения в
поколение установок и духовных
ценностей. В свою очередь,
историческая память, развиваясь и обогащаясь, обратно воздействует,
изменяет
субъекта
общественно
исторической
практики,
совершенствует его как носителя традиции и творца культуры. Говоря
об
особенностях
традиционных
способов
функционирования
исторической памяти, следует особо подчеркнуть, что каждый из них
обряд, ритуал, религиозные заповеди и.т.д. имеет свою индивидуальную
форму и специфическую особенность функционирования».98
Взаимосвязь исторической памяти с социальной памятью
проявляется в том, что историческая память традиционно развивает и
формирует обряды и обычаи, а социальная память исследует развитый
фактор национальных обычаев в форме повседневного житейского
опыта людей. Также источникам развития и формирования социальной
памяти считается историческая память.
98
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. Душанбе; 2009.
С. 301.
96
Вот что пишет профессор Самиев А. Х., в своей книге «Историческое
сознание как самопознание общества» о взаимосвязи исторической
памяти и социальной памяти : -
«Так постепенно формировалась
память и как психологическая функция индивидуального организма, и
как социальный способ
структуры
и
межвременного общения. Итак, усложнение
функций
обычая
приводит
усовершенствования и развитию феномена
со
временем
к
памяти. А упрочение,
углубление социальной памяти требует, в свою очередь новых средств
трансляции опыта происходит обратное воздействие исторической
памяти
на
развитие
традиционных
способов
преемственности
человеческого опыта. Здесь правомерно возникает вопрос. Как же
происходит процесс живого продвижения и развития исторической
памяти в структуре обычая. Обычай, в отличие от нетрадиционных
способов функционирования памяти,
информации
при сохранении исторической
опирается не на письменность
и не на памятники
искусства, а на живой коллектив, повседневную жизнь людей, их
житейский опыт, их обыденное сознание, их культуру общения и.т.д.
Процесс многократных повторений одних и тех же действий, ритуалов,
символических
танцев,
колдовства,
магии
и
существенно
способствовал усилению коллективной исторической памяти, ее
обогащению и укреплению в жизни последующих поколений. Здесь
перерыва не может быть. Перерыв в функционировании обычая это
гибель исторической памяти предков. С исчезновением какого нибудь
обычая или традиции уходит в небытие уникальное
свидетельство
исторической памяти, которая в нем в ней жила».99
В настоящее время глобализация, развиваясь с высокой
скоростью, охватывает все сферы общественной жизни и оказывает своё
непосредственное влияние на историческое сознание и историческую
99
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. Душанбе; 2009 .
С. 301.
97
память в обществе. Потому что нравы, обычаи и обряды вводятся в одну
определенную
систему,
обретая
национальную
особенность.
В
результате приобретения этих нрав, обычаев и обрядов национальной
особенности оживляются также историческое сознание и историческая
память, избирав технико – технологических черт. Вот что пишет
профессор Самиев А. Х., о приобретении электронном – компьютерных
особенностей историческими событиями и явлениями и об обогащении
национальных нрав, обычаев и обрядов в информационной форме : - «В
период
развития и усложнения структуры общества содержание и
характер передаваемого обычаем исторического опыта существенно
изменяются. Он становиться многогранным, приобретает классовый
аспект действия. В то же время происходит индивидуализация ранее
существовавшей коллективной памяти. Теперь каждый член общества
выступает
не
только
отдельным
самостоятельным
носителем
коллективной памяти, как это было раньше, но и становится творцом
исторической памяти, вносит в нее свой собственный вклад. В новое
время, когда функционирует развитая историческая наука и развитое
историческое сознание, когда появляются мощные наукоемкие средства
стабилизации и воспроизведения исторической памяти, компьютерные
и электронные средства хранения информации, возникают новейшие
средства фиксации и трансляции исторических фактов, событий,
явлений, обычай, тем не менее, не теряет
Нельзя
своей
уникальной роли.
представить себе формирование исторической памяти и
исторического сознания современных
цивилизованных
народов и
наций мира без богатого багажа традиций и обычаев предшествующих
поколений».100
Одним из важнейших факторов социальной памяти является
социализация общественных явлений и событий. В настоящее время,
100
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. Душанбе; 2009.
С. 304.
98
чтобы не утрачивать своё содержание, эти общественные явления и
события должны обретать характер социализации. На этой основе, и
историческое сознание и историческая память имеют тесную связь с
социальной памятью. Процесс развития и формирования исторического
сознания и
исторической памяти больше зависим от социальной
памяти. Для того, чтобы историческое сознание и историческая память
обрели новую сущность и содержание, в них должен осуществляться
процесс социализации. Историческое сознание и историческая память,
опиравшись на социальную память, входят в процесс социализации и
затем сохраняют своё содержание и положение в обществе. Профессор
Самиев А.Х., в своей книге «Историческое сознание как самопознание
общества» указывает на устойчивость, извечность и неизменность
исторических событий и явлений : - «Современные тенденции мирового
развития наглядно доказывают, что по мере вхождения народов в новую
современную цивилизацию все
духовному
наследию
происходит
потому,
исторической
памяти
более возрастает их интерес к
исторического
что
несут
прошлого.
традиционные
в
себе
Очевидно,
средства
известную
это
выражения
историческую
подлинность. Они живые свидетели прошлого, они созданы самой
историей, и потому их нельзя заменить ничем другим, что рождается
только
сегодня.
В
противном
случае
исчезает
ощущение
непосредственного контакта с минувшим, весьма важное в рождении
чувства истории».101
Со временем, в зависимости от происходящих в общественной
жизни социальных преобразований, обретают также новое содержание и
национальные нравы и обычаи, ставшись требованием времени. Так,
Президент Республики Таджикистан Эмомали
Рахмон, глубоко
осознавая социальную особенность урегулирования национальных
101
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. Душанбе; 2009.
С. 305.
99
традиций, торжеств и ритуалов, стал инициатором принятия закона
Республики Таджикистан «Об урегулировании национальных традиций,
торжеств и ритуалов» в 2007 году. Являясь весьма актуальным в период
независимости,
этот
закон
способствует
национального
самосознания
не
только
подъему
народа, но и заметного повышения
уровня его социального благосостояния. Один из крупных теоретиков
социальной философии Власов В.В., пишет следующее об определённых
критериях
национальных
ритуалов
и
их
изолированности
от
производства : - «Из анализа обычая на разных этапах исторического
развития выявляется, что традиционные способы функционирования
исторической памяти постепенно совершенствовались множились и
усложнялись, становились
мироощущения
более тонкими и чуткими к нюансам
людей. При том, что разные способы фиксации
исторической памяти в традиционной
особенности,
свойственные
форме
имеют общие
традиционному
механизму
преемственности как таковой, у них есть и различия. Например, ритуал
выступает
как
наглядно
образное,
условно
символическое
воспроизведения содержания традиционно функционирующих норм
человеческой деятельности в отрыве от
актуального процесса
производства».102
Наглядность, условность и образность в ритуале
являются
важными атрибутами воспроизведения исторической памяти, ибо
человеческое мышление первобытного
общества
в силу своей
неразвитости носило наглядно предметный характер.
Историческая память имеет важное значение для сохранения
исторических событий и явлений прошлого нескольку. Человечество
должно сохранить в памяти эти события и явления во имя процветания
и развития общества. Оно обязано агитировать их среди молодёжи и
102
Власов В.В. Традиции как форма преемственности культуры. Культура и
цивилизация. М; 1984. С. 56 – 75.
100
будущего поколения. Если человечество забудет свое прошлое, то этим
ограничивает и свое знание о будущем. Историческая память играет
также заметную роль в деле укрепления государственных устоев и их
оставлении будущим поколениям на почве национальной стабильности
и мира. Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон в своем
выступлении, посвященное 10 – летию годовщины национального
единства (27 июня 2007 г.), называл сохранение исторической памяти в
условиях
столкновения
цивилизаций
требованием
времени
и
актуальной задачей : - «Человечество только сохранением исторической
памяти и объективным, рациональным и смелым анализом спусков и
подъемов своего пройденного пути сможет благоустроить свою
будущую жизнь и не превращаться в игрушку других рук в процесс
столкновения глобальных интересов». Поэтому каждый человек должен
сохранить историческую память как зеницу ока и оставлять в наследство
будущим поколениям. 103
2.2. Значимость социальной памяти в определении
векторов общественного развития современного
таджикского общества
Социальная память как один из важных категорий
социальных наук в последние годы постепенно переходит от
сферы науки к области практики конструирования реалии
общественной жизни многих стран. Эт о особенно заметно в
общественной жизни новых независимых с тран, где на основе
актуализации
103
отдельных
аспектов
социальной
памяти ,
Курбон Восеъ. Единство, Государство, Президент. Том – 8. Душанбе; 2008. С. 7.
101
конструируются
символы
идентичности,
идентификации
социума, ее взаимодействие с другими группами, общностями,
формулируются
способы
их
национального
единства,
солидарности и т.д. Это имеет место также и в общественной
жизни современного таджикского общества, что предполагае т
необходимость социально – философского анализа данного
явления.
Следует отметить, что ретроспективный взгляд на
становление феномена социальной памяти и ее изучения в
контексте социальных наук показывает неразрывную связь ее
становления с потребностями поддержания стабильности и
социального порядка в конкретных обществах. Этот аспект
проблемы социальной памяти глубоко в нашей социально философской
литературе
исследовался
в
последние
годы
Самиевым А.Х. по мнению которого: «Прошлое народа, его
исторические корни и культурные традиции вызывают у нас
живейший интерес. И конечно, возникает вопрос: чего в этом
интересе
больше
самосознания,
–
чувства
проснувшегося
вины
и
национального
покаяния
за
долгое
историческое беспамятство, страха перед настоящим или
неверие в будущее? Очевидно, все вместе, но в первую
очередь – осознание глубинной связи между собств енной
судьбой и судьбой своей истории и культуры. Народ жив, пока
жива его историческая память, пока жива его культура – таков
символ веры современного человека, в котором надежда на
историю
и
на
культуру
сильнее
надежды
на
любые
политические партии, вождей и передовые социальные учения,
во что верили мы совсем недавно. Связь с историей и
102
культурой никому не гарантирована генетически, в силу, так
сказать, текущей в нас крови .» 104
В
практике
общественной
жизни
Таджикистана
усиленное обращение к потенциалу содержания социальной
памяти
в
обеспечении
самобытности
собственной
национальной культуры, изменение сознания нации, многие
века
находившейся
советской
в
оковах
идеологии,
приобретения
религиозных
начало
догматов
происходить
и
после
независимости. В зависимости от этого опора
на содержание социальной памяти оказывается связанной с
понятиями
модернизации,
реформировании
общественной
жизни, просвещения народа, воскрешения культуры прошлого
и тем самим обеспечение входа таджикского общества в
группу
устойчиво
развивающихся
стран.
Таким
образом,
можно уверено сказать, что в контексте насущных проблем ,
стоящих
перед
возрождения
независимым
социальной
государством ,
памяти
задача
таджикского
народа
приобрела новое содержание.
Эти изменения, в свою очередь,
актуализировали и
подняли на совершенно другой уровень дискуссии среди
интеллектуалов,
политиков
и
других
мыслящих
групп
населения о видениях дальнейшего развития таджикского
общества.
Содержание
этих
дискуссий
начали
касаться
проблем, каким образом опираясь на социальную память
народа, можно достичь возрождения страны и прошлого
величия таджикского народа в
современн ых
условиях,
сократить уровень отсталости страны , по сравнению с другими
развитыми странами и т.д.
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества: (социальнофилософский анализ) Душанбе; 2009. С. 322.
104
103
Было бы непростительным не сказать, что часто в эти
дискуссии
проникали
фундаменталистские
также
идеи ,
направленности.
имеющие
Например,
часто,
особенно со стороны радикальных религиозных лидеров и
групп, утверждалось и сейчас тоже утверждается, что цель
артикулирование
содержания
народа
в
состоит
организации
социальной
возрождении
общественной
памяти
первоначальных
жизни.
Эти
нашего
основ
первоначальные
основы восходят, по их мнению, к тем порядкам, которые
были заложены пророком и имели место при правлении
первых халифов. Однако, в силу своей неукоренности в
сознании и социальной памяти таджиков, эти идеи не могли
образовать
какое-нибудь
возрожденческое
мощное
движение.
циркулирования
этих
идей
культурно-религиозное
Поэтому
пространство
ограничивается
деятельностью
определенных радикальных групп, которые не имеют широкую
поддержку среди широких слоев населения. В подтверждение
данного утверждения можно привести в примеры некоторые
результаты социологического исследования , проведенного в
нашей
стране
в
2010
году
и
посвященное
проблемам
исламского радикализма. Согласно данному исследованию:
«Респонденты с уверенностью отмечают, что в некоторых
регионах определённые группы довольно хорошо закрепились;
они вербуют новых членов, и (по мнению респондентов)
являются
опасными.
В
Согдийской
области
83.5%
респондентов открыто признают, что знакомы с Хизб -утТахрир, а 68% респондентов говорят о том, что эта группа
представляет
опасность.
Подобным
образом,
79%
респондентов в Хатлонской области и 77% респондентов в
Душанбе говорят о том, что слышали о движении Салафия, а
104
69 % и 55% респондентов соответственно считают эту группу
опасной. Результаты выглядят более контрастно, когда речь
заходит об ИДУ. В Согдийской области об этой организации
знают 36.5% респондентов, а 31% респондент ов считают её
опасной. Однако, в Районах Республиканского Подчинения
(куда входит и Раштская долина) только 25% респондентов
знают о ней, и не более 19% считают её опасной. Подобным
образом
разнятся
результаты
опросов
по
регионам
относительно осведомлённости граждан об идеологии этих
групп.
Только
6%
респондентов
в
Согдийской
области
утверждают, что хорошо знакомы с идеологией Хизб -утТахрир. На национальном уровне ещё меньший процент
респондентов знает об идеологии этой организации. Примерно
одинаковые картины осведомлённости об идеологии ИДУ
наблюдаются в Согдийской области и в РРП (примерно 2%
респондентов в обоих регионах). Однако, противоположная
тенденция
наблюдается
в
плане
осведомлённости
об
идеологии Салафии в Хатлонской области и в Душанбе, где,
соответственно, 26% и 17% респондентов говорят о том, что
они достаточно об этом знают. В дополнение к этому,
географическая
антагонизм
близость
могут
к
Афганистану
способствовать
и
религиозный
изменению
восприятия
внутренних групп: по сравнению с другими ре гионами страны,
в
Горно-Бадахшанской
намного
лучше
Автономной
осведомлены
о
Области
Талибане
респонденты
(77.5%);
72%
респондентов в ГБАО считают эту группу опасной; и 42%
респондентов в ГБАО знают об идеологии Талибан». 105
105
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества: (социальнофилософский анализ) Душанбе; 2009. С. 323.
105
С другой стороны результаты данного исследования
показывают,
что
в
содержание
социальной
памяти
современных таджиков в основном приоритет традиционных
основ организации социокультурной жизни высок , нежели
приматов фундаментальных религиозных н орм в том виде,
которую хотят
видеть радикальные религиозные лидеры и
группы: «В контексте Таджикистана можно смело сказать, что
религия является важным аспектом в процессе радикализации;
однако,
следует
опасаться
упрощённых
объяснений.
В
реальности, взаимодействие традиционных практик Ислама с
недавно
появившимися
идеологиями,
религиозные
радикальными
требуют
вопросы
тщательного
решаются
в
исламистскими
анализа
основном
ситуации…
на
уровне
общины, прежде всего в семье. Местные религиозные власти
также играют важную роль – более важную, чем национальные
учреждения. К учителям меньше обращаются за советом, и
очень
редко
политические
в
решении
организации.
таких
Это
вопросов
является
участвуют
подтверждением
того, что религиозные вопросы решаются в частном порядке
или в сообществах, в составе которых есть личности с
определённым
статусом,
обусловленным
их
возрастом,
жизненным опытом, или совершившим паломничество . Для
примера можно сказать, что человек предпочитает обратиться
за советом к авторитетным людям или к сообществу , вместо
того,
чтобы
обращаются
найти
к
ответ
своим
в
книгах.
религиозным
Жители
села,
чаще
сообществам;
46%
респондентов сказали, что они обратились бы за советом к
местному
мулле.
Среди
городских
респондентов
35%
предпочли бы обратиться к местному духовному лидеру.
Ввиду того, что общий уровень открытой религиозности среди
106
респондентов примерно одинаковый, можно предположить,
что религиозные лидеры играют наиболее важную роль в
местном социуме» 106.
Светские проекты организации общественной жизни , в
отличие от традиционных проектов, всю свою силу и мощь
направляли на то, чтобы в ценностях социальной памяти
социума найти стимулы, платформу, развернуть ее активность
в
сторону
решения
современных
проблем
социально -
экономического процветания страны. Эти действия должны
реализовываться, чтобы общество
не сползало
назад к
прежним формам организации общественной жизни, так как
они не в состоянии способствовать успешно му решению
стоящих
перед
обществом
проблем.
Ради
достижений
в
решении этих задач таджикское общество путем обращения к
своей социальной памяти начинает понимать причины упадка
прежних своих государственных образований и неразвитости.
Поэтому утверждается, что наряду с о своей мусульманской
идентичностью,
таджики должны уметь посмотреть на себя
через призму ценностей прежних своих цивилизаций, которые
они имели до распространения ислама. Это может дать им
возможность восхищаться своей самобытностью , увидеть свою
мощь
на
пути
преодоления
сегодняшнего
состояния
отставания от других развитых народов. Д анная позиция
наиболее ярко была
изложена в выступлении президента
страны при встрече с общественностью республики : «Не
следует забывать, что таджики имеют доказанную более пяти
тысячелетнюю историю, еще до возникновения ислама имели
высокую культуру и древнюю традици ю государственного
106
Торнхейм К. Религиозной радикализм в Таджикистане и пути её предотвращения. Д; 2011.
О.Б.С.Е.
107
управления. Государство таджиков на протяжении веков, хотя
и не раз подвергалось нашествию и давлению чужеземцев,
однако наши предки,
великой
культуре,
именно благодаря своему языку и
смогли
удерживать
традиции
своей
государственности или же возрождать их. Хотя наши предки
после принятия религии ислама включались в исламскую
культурную
среду,
однако,
посредством
древнего
своего
языка, культуры и традиций, сохранили свой национальный
менталитет, путем возрождения и защиты родного языка и
национальных
Саффаридов,
традиций
смогли
Тахиридов,
затем
создать
–
государство
централизованное
государство Саманидов и позже – государство Гуридов». 107
Такая парадигма целесообразна с той точки зрения, что
она
позволяет
преодолеть
последствия
спонтанно
складывающегося социума, который в своей социальной базе
иногда исходит из ценностей ее национальной идентичности и
чаще аппелирует на универсальные символы мусульманской
идентичности. Эти символы чаще всего навязываются ему
извне и нередко противоречат интересам укрепления устоев
национальной государственности: «Сегодня в Таджикистане
усиленно
насаждается
государства.
Негативные
мнение
о
последствия
создании
этой
исламского
акции
многие
авторы подобных идей мало себе представляют. Поэтому, мы
считаем,
что
наше
светское
государственное
устройст во,
является важнейшим фактором существования таджикской
нации и государства. Только являясь светским государством,
Таджикистан интересен и странам региона и странам мира.
Светский режим Таджикистана дает нам шанс на сегодня быть
107
Рахмон Э. Выступление Президента на встрече с представителями общественности
страны. \\ газета, «Народная газета» №31 (19897) 10 июля 2013 года.
108
интегратором
всех
таджиков
и
народов,
говорящих
на
фарси». 108
Следует отметить, что сегодня в таджикском обществе
постепенно отвергается возможность без активного участия
формальных институтов только на основе аппелировани я на
социальной памяти достичь самосовершенствования человека
и общества в целом.
Таким образом, для современного Таджикистана сегодня
наиболее актуальной является разработка национальной иде и
на основе аппелирования к содержанию социальной памяти
таджикистанского социума. Исследователи данной проблемы и
идеологическая общественность п ри обсуждении проблем,
связанных с поиском приемлемой национальной идеи, часто
призывают
обратить
социальной
памяти.
взоры социума на возрождение ее
По
их
мнению,
социальная
память
позволяет найти нити, связывающие все народы Таджикистана
и направить их на приложение труда и усилия для процветания
страны. Такую точку зрения мы встречаем особенно ярко в
работах
Арифджановой
Н.,
которая
отмечает:
«Исследуя
влияние традиций на формирование и развитие национальной
идеи таджикского народа, мы пришли к выводу, что среди
многочисленных процессов, существовали также тенденции,
противостоящие
исламскому
фанатизму
и
социальному
неравенству. Эти тенденции вольнодумства, относи тельного
свободолюбия
и
критический
дух,
представителям
таджикско-персидской
замыкаться
рамках
в
схоластики
которые
позволили
литературы
не
средневековья
и
беспамятства, сохранить ценности братских сообществ как
108
Шарипов С. Таджикистану нельзя быть теократическим государством.// В кн: Традиции
и процессы демократизации в Таджикистане. Том - 2. Душанбе; 2011. С. 122.
109
одно
из
условий
выживания.
Мыслители
среднев ековья
выступали за бодрствование сознания и разума, они считали,
что
незнание
есть
безрассудство,
которое
можно
преодолеть». 109
Данную проблему Самиев А. Х., рассматривает с такой
точки зрения, что содержание социальной памяти выступает
как один из важнейших с мысль - образующих элементов
структуры сознания и поэтому оно лежит в основе всякой
модели национальной идеи: «Историческая память, по сути
дела, является выражением процесса организации, сохранения
и
воспроизводства
прошлого
опыта
народа,
ст раны,
государства для возможного его использования в деятельности
людей
или
для
возвращения
его
влияния
в
сферу
общественного сознания. При таком подходе к исторической
памяти
хотелось
историческая
бы
память
обратить
не
только
внимание
на
то,
актуализи рована,
что
но
и
избирательна – она нередко делает акценты на отдельных
исторических событиях, игнорируя другие. Попытка выяснить,
почему
это
происходит,
позволяет
утверждать,
что
актуализация и избирательность в первую очередь связаны со
значимостью исторического знания и исторического опыта для
современности, для происходящих в настоящее время событий
и процессов и возможностью их влияния на будущее». 110
Вышесказанное убеждает нас в том, что на данном
этапе обращение к применению арсенала социальной памяти в
таджикском обществе носит прежде всего прагматический
характер:
109
110
«Потому
что
мы
хотим
обрести
в
мировом
Арифджанова Н. Национальная идея таджикского народа как предмет социальнофилософского анализа. Автореферат на соискание ученой степени канд. филос. наук.
Душанбе; 2006. С. 18.
Самиев А. Х. Историческое сознание как самопознание общества. (социально философский анализ) Душанбе; 2009. С. 67.
110
сообществе свое место со своим особым национальным и
культурным обликом, занять в нем достойное мес то. Но, к
сожалению,
некоторые
группы
и
круги,
не
правильно
осознавая эту политику нашего государства, хотят ограничить
богатую и многогранную прошлую историю и сегодняшнюю
культуру нашего народа в рамках религиозных ценностей или
полностью противопоставить её религиозным ценностям, что
абсолютно неверно». 111
Следует отметить, что с социально -философской точки
зрения
социально-экономическое
является
также
очень
самочувствие
важным
фактором
населения
влияющим
на
формирование отношения людей к содержанию социальной
памяти своего общества. Сильное расслоение общества тоже
ставит свой отпечаток на формирование отношения людей к
содержанию
социальной
исследованию
посмотреть
на
ее
памяти
ценностей.
проблему,
и
Если
то
с
можно
интереса,
этой
точки
отметить,
тяги
к
зрения
что
на
сегодняшнем этапе развития нашего общества, по сравнению
с предыдущими годами, после приобретения независимости
положение стоит более лучшее. Например, согласно данным ,
проведенным Фондом «Наследие Евразии» , ситуация в этом
направлении в Таджикистане выглядит следующим образом 112:
Таблица № 1.
СКАЖИТЕ, В ЦЕЛОМ, ВЫ УДОВЛЕТВОРЕНЫ
город
посёлок
Вполне удовлетворен
5,9
14,6
14,0
Скорее удовлетворен
43,1
69,3
58,5
И Л И Н Е У Д О В Л Е Т В О Р Е Н Ы ЖИ З Н Ь Ю ,
Село
КОТОРУЮ ВЫ ВЕДЕТЕ?
111
112
Рахмон Э. Выступление Президента на встрече с представителями общественности
страны, \\ газета. «Народная газета» №31 (19897) 10 июля 2013 года.
Наследия Евразии; 2010 год. (№ 1000)
111
Скорее не удовлетворен
38,0
16,0
26,5
Совершенно не удовлетворен
10,4
0,0
1,0
2,7
0,0
0,0
0,9
2,9
4,2
Хорошее
20,4
35,1
31,8
Среднее
51,3
59,0
56,4
Плохое
23,2
2,9
7,0
Очень плохое
4,2
0,0
0,6
затрудняюсь ответить
0,0
0,0
0,0
Очень хорошее
0,0
11,7
2,1
Хорошее
9,8
14,6
33,4
Среднее
49,8
59,8
57,0
Плохое
28,9
13,9
7,1
Очень плохое
2,7
0,0
0,4
затрудняюсь ответить
8,9
0,0
0,0
2,6
2,9
13,2
несколько лучше
33,4
58,4
43,9
Так же, как и сейчас
27,3
25,6
18,5
несколько хуже
21,5
10,2
7,3
3,6
0,0
1,1
11,6
2,9
16,0
Затрудняюсь ответить
КАК БЫ ВЫ ОЦЕНИЛИ В НАСТОЯЩЕЕ
ВРЕМЯ МАТЕРИАЛЬНОЕ
( Э К О Н О М И Ч Е С К О Е ) П О Л О ЖЕ Н И Е В А Ш Е Й
СЕМЬИ?
Очень хорошее
КАК БЫ ВЫ ОЦЕНИЛИ В НАСТОЯЩЕЕ
В Р Е М Я Э К О Н О М И Ч Е С К О Е П О Л О ЖЕ Н И Е
НАШЕЙ СТРАНЫ?
КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧЕРЕЗ ГОД ВЫ (ВАША
С Е М Ь Я ) Б У Д Е Т Е Ж И Т Ь Л У Ч Ш Е И Л И Х У ЖЕ ,
ЧЕМ СЕЙЧАС?
значительно лучше
значительно хуже
затрудняюсь ответить
Наследия Евразии 2010 год. (№ 1000)
112
Общеизвестно, что в зависимости от уровня развития и
степени завышенности или заниженности стандартов жизни в
представлениях людей
характер.
К
странам,
постконфликтного
дополнительный
пережившие
тоже приобретает специфический
периода,
фактор,
в
переживающими
когда,
прошлом
состояние оценивают
к
этому
люди
трудности,
синдром
добавляется
с
оглядкой
теперешнее
на
мирное
завышено. Это здесь нами видно в
некоторых представленных данных об оценке населением
уровня
своей
удовлетворенности
настоящей
жизнью.
В
встречающимися парадоксы общественного сознания, мнения,
когда субъективная самооценка удовлетворенности настоящей
жизнью трудно стыкуются с реальностью, можно рассмотреть
через
интерпретацию с помощью других дополнительных
измерений,
наряду
с
теми
измерениями,
которые
были
использованы в процессе получения первично го материала в
процессе
изучения
одномерного
реальное
данного
измерения
положение
желательным
в
многомерных
измерений
состояния
таких
объекта. Но
явления.
трудно
Только
выявить
исследуемого
случаях
в
и
выявлении
основе
относительно
объекта,
считается
в рамках
на
поэтому
использование
реальной
картины
результатов данного
исследования мы имеем возможность найти подтверждающи е
наши суждения о том, что проявленная высокая степень
удовлетворенности
уровнем
своей
жизни ,
носит
скорее
вынужденно-оптимистический, а не реальный характер.
В
данном
исследовании
изучались
также
пласты
социальной памяти различных поколений народов , раньше
входивших в состав единого союзного государства. Путем
опроса было выявлено насколько событие общей истории ,
113
исторические личности, явления культуры, знаменитые дни
(праздники) остались в памяти этих народов и насколько они
преемствуются новым поколением.
СК А ЖИ Т Е, О КА КИ Х И З Н И ЖЕ П ЕР Е ЧИ С ЛЕ Н Н Ы Х И С ТО РИ Ч Е СКИ Х
СО БЫ ТИ ЯХ Х Х В ЕК А В Ы ЗН А Е Т Е, СЛЫ ША ЛИ ? И Е СЛИ В Ы ЗН А Е Т Е О
КА КО М - ТО СО БЫ ТИ И , П О С Т АР АЙ Т ЕСЬ В Ы СК АЗ А ТЬ К Н ЕМ У СВ О Е
ЛИ ЧН О Е О ТН О Ш ЕН И Е - П О ЛО ЖИ Т ЕЛ ЬН О Е, О Т РИ Ц АТ Е ЛЬН О Е И ЛИ
Н ЕЙ ТР АЛ ЬН О Е? 113
Февральская
еволюция 1917 г.
в
Российской
империи (падение
с а мо д е р ж а в и я )
П р и хо д к в л а с т и
Ленина и партии
большевиков
(Октябрьская
революция 1917
г.)
Политические
с уд е б н ы е
процессы 1937-38
гг., массовые
аресты, репрессии
и расстрелы
политических
заключенных
Нападение
Германии на
СССР в июне 1941
г. (начало
Великой
Отечественной
войны 1941-45 гг.)
К а п и т ул я ц и я
Германии перед
С С С Р в ма е 1 9 4 5
г. (победа
Советского Союза
в Великой
Отечественной
войне 1941-45 гг.)
Создание в СССР
ракетно-ядерного
о р уж и я в 5 0 - е
годы
113
Эстония
Украина
Узбекистан
Таджикистан
Россия
Молдова
Литвия
Латвия
Кырзия
Казахстан
Грузия
Беларусь
Армения
% оценивших
Азарбайджан
Таблица № 2
53
53
76
69
68
71
72
70
61
83
57
46
73
73
78
65
82
79
81
87
80
79
71
91
81
61
87
85
78
76
94
87
84
73
85
82
78
88
49
53
89
84
90
92
99
89
96
93
91
87
88
97
95
91
95
90
92
94
98
87
97
94
87
83
86
96
97
92
94
87
58
68
79
76
74
68
81
80
74
88
55
56
79
82
Наследия Евразии; 2010 год. (№ 1000).
114
Полученные результаты можно оценить как совершенно
впечатляющие,
так
как
они
показывают
насколько
при
переходных этапах развития обществ а социальная память, их
население
в
воспроизводить
состояние
некогда
фиксировать,
общие
транслировать
ценности,
знания,
и
опыт,
институты и т.д. В этом потоке социальная память может
выступать и как источник коммуникации, обеспечивающий
связь между людьми разных стран, так и выступать основой их
новой идентификации, которая оставляет свой отпечаток на их
отношение
к
разделяемым
раньше
общим
ценностям,
историческим личностям и событиям. 114
114
Узбекистан
1 2 ,1
4 ,9
3 0 ,6
4 7 ,9 4 7 ,0 4 4 ,1 3 1 ,6 1 3 ,9
1 3 ,9 2 4 ,6 3 3 ,9 1 1 ,7
28,
4
2 7 ,3
1 8 ,4
8 ,2 1 6 ,2
2 1 ,9 3 0 ,5 2 5 ,1 2 2 ,5 1 3 ,6
2 3 ,4 1 5 ,9 1 5 ,1 1 8 ,2
11,
2
1 7 ,7
2 1 ,4 2 9 ,1 1 6 ,3
1 6 ,8 1 0 ,4 1 2 ,8 1 9 ,5 1 1 ,8
Эстония
4 0 ,8
Украина
Молдова
Таджикистан
Литвия
44,
1
Россия
Латвия
2 5 ,2 3 6 ,5 3 6 ,4 7 ,4
Грузия
Кыргизия
Белорусия
Казахстан
Безусло
вно, с
первым
Скорее
с
первым
В
равной
мере
согласе
н и с
первым
, и со
вторым
Скорее
со
вторым
Безусло
вно, со
вторым
Армения
№
Азарбайджан
Таблица № 3
Советский Союз был миролюбивым государством, проводившим
политику мира и добрососедства, защищавшим свои законные
национальные интересы Советский Союз был агресси вным
государством, угрожавшим всем своим соседям и миру
7 ,1
6 ,6
6 ,9 2 2 ,8 3 ,4
4 ,5
1 6 ,6 2 1 ,5 1 2 ,4
4 ,5
1 ,2
2 ,5
1 1 ,5 1 5 ,0
1 3 ,9
6 ,3
1 ,3 2 3 ,9 4 ,0
2 ,3
1 6 ,5 2 1 ,8 1 0 ,8
3 ,9
0 ,5
1 ,4
8 ,8 3 0 ,0
Наследия Евразии; 2010 год. (№ 1000).
115
Затруд
няюсь
ответит
ь
1 6 ,5 1 0 ,1
6 ,4 1 6 ,0 8 ,8
7 ,4
1 5 ,0 1 4 ,5 1 3 ,7
5 ,0
1 0 ,4 1 4 ,1
6 ,1 1 5 ,6
Анализируя в контексте поставленной нами проблемы
статистические данные этого исследования , волей неволей мы
задаем себе вопрос, каким образом эти взгляды, феномены
общественного сознания могут войти в багаж наших знаний об
этих обществах? В отрыве от контекста простые показ атели
нам не могут предоставить относительно вывере нное знание о
реальном состоянии общественной жизни в этих обществах.
Это особое значение приобретает прежде всего для тех
обществ,
в
которых
неустойчивый,
результаты
вектор
неопределенный
трансформации
характе р
общественного
и
мнения
носит
тем
самим
могут
быт
деформированными. К таким обществам можно отнести и
Таджикистан, где чаще субъективная самооценка качества
жизни ее членов не совпадают с реальной их жизнью.
условиях,
когда
минимума,
заработная
основные
плата
доходы
ниже
населения
В
п рожиточного
тратятся
на
приобретение продуктов питания и т.д. положительная оценка
своего
состояния
жизни
нельзя
не
называть
ин аче
как
вынужденно-желанным оптимизмом. Чаще в мнениях одного и
того же респондента проявляется взаимоисключающие оценки
общественной
жизни.
Появляется
«дезориентированный
респондент». Но такое обозначение н осит условный характер
если иметь ввиду, что то, что сейчас мы имеем, является пока
сырым,
неинтерпретированным
результатом
обыденного
мышления, а не экспертов. А обыденное мышление , по своей
природе, не является упорядоченным, вытекающим логически
116
одно из другого. Они часто основываются на обобщении тех
фактов, которые в их сознании переносятся в догматической
форме, циркулирующим в обществе и нформация или являются
результатом
поспешных
обобщени й
единичных
фактов
улучшения их социальной жизни. Первый аспект наиболее
сильно проявляется в том, что источники , предоставляющие
гражданам
РТ
информацию
о
проблемах,
носят
стандартизированный характер и тем самым формируют у них
стандартизированную модель оценки событий общественной
жизни.
Это
характер
в
и
последние
поэтому
годы
приобретает
информационный
монотонный
интерес
н аселения
ориентирован на российские СМИ.
Следует
прикладного
отметить,
что
исследования
в
рамках
были
вышеуказанного
поставлены
вопросы ,
направленные на выявление отношения населения бывшего
союзного государства прежде всего к общим историческим
событиям и личностям. По результатам исследования видно,
что социальная память народов, живущих теперь раздельно по
своим
независимым
государствам ,
к
ранее
общим
историческим событиям и личностям не отдает одинаковое
предпочтение и значение. Выясняется, что оценка указа нных
фактов,
в
некоторой
степени,
зависит
от
политических
предпочтений граждан, ориентированности на определенные
политические ценности. Здесь уместно привести суждения К.
Ясперса, который отмечает, что: «Если в бесконечных данных
исторического
сознания
все
представляется
вспоминания
только лишь потому, что оно было в непр икосновенности,
которую бытие устанавливает в ее бесконечности, тогда
подобная
неспособность
произвести
выбор
ведет
к
эстетическому отношению, для которого все так или иначе
117
может
служить
стимулом
возбуждения
и
удовлетворения
любопытства: одно прекрасно, но и другое тоже. Этот ни к
чему не обязывающий, будь то научный либо эстетический
историзм, ведет к тому, что можно руководствоваться чем
угодно, и поскольку все становится равнозначным, уже ничто
не имеет значения.
Историческая действительность не нейтральна. Наше
подлинное отношение к истории – это борьба с ней. История
непосредственно касается нас, постоянно расширяется – и это
составляет
проблему
настоящего
для
человека.
История
становится для нас больше проблемой настоящего, чем менее
она служит предметом эстетического наслаждения». 115 Для
того, чтобы убедиться в этом, считаем уместным привести
некоторые данные из вышеупомянутого исследования, которое
представляет
различные
стороны
сохранившегося
в
социальной памяти население бывшего союзно го государства
воспоминаний:
СК А ЖИ Т Е, О КА КИ Х И З Н И ЖЕ П ЕР Е ЧИ С ЛЕ Н Н Ы Х И С ТО РИ Ч Е СКИ Х
СО БЫ ТИ ЯХ Х Х В ЕК А В Ы ЗН А Е Т Е, СЛЫ ША ЛИ ? И Е СЛИ В Ы ЗН А Е Т Е О
КА КО М - ТО СО БЫ ТИ И , П О С Т АР АЙ Т ЕСЬ В Ы СК АЗ А ТЬ К Н ЕМ У СВ О Е
ЛИ ЧН О Е О ТН О Ш ЕН И Е - П О ЛО ЖИ Т ЕЛ ЬН О Е, О Т РИ Ц АТ Е ЛЬН О Е И ЛИ
Н ЕЙ ТР А Л ЬН О Е? 116
Таблица № 4
115
116
Ясперс К. Смысл и назначение истории. М; 1991. С. 274.
Наследия Евразии; 2010 год. (№ 1000).
118
Заключение
Варшавского
договора 1955 г.,
образование
военнополитического
союза
социалистически х
г о с уд а р с т в
ХХ съезд КПСС
1956 г.,
о с уж д е н и е к ул ь т а
личности Сталина
и политических
репрессий во
в р е мя е г о
правления
ХХII съезд КПСС
1961 г., принятие
П р о г р а мм ы
построения
к о м м ун и з ма в
СССР
Перестройка и
социальноэкономические
реформы в СССР в
1985-90 гг.
Распад Советского
Союза 1991 г.
Такую
49
49
73
48
60
54
65
62
52
75
45
37
72
78
55
65
81
63
69
64
76
73
56
79
48
40
80
85
57
62
72
52
65
66
69
65
56
75
54
40
77
77
67
72
84
71
80
77
81
77
79
87
72
59
86
88
85
95
88
83
87
86
88
90
88
94
94
87
89
94
же
картину
в
зеркале
социальной
памяти
населения бывшего союзного государства мы на ходим по
памятным датам, и связанными с ними, событиям.
Заключение
Социальная
память
каждого
общества
поз воляет
отличить его от других подобных общественно-исторических
образований.
Эстония
Украина
Узбекистан
Таджикистан
Россия
Молдова
Литвия
Латвия
Кырзия
Казахстан
Грузия
Беларусь
Армения
Азарбайджан
% оценивших
Благодаря
присущей
119
каждому
обществу
социальной памяти, у них формируются определенные модели
самосознания и идентичности. Поэто му общества всегда в
процессе своего исторического развития неустанно прилагают
много усилий для сохранения своей социальной памяти и
передаче ее содержания последующим поколениям. Каждое
поколение, в свою очередь, вносит собственную лепту в
обогащение ее содержания и жизнестойкости , невзирая на,
постигающие зачастую социум, невзгоды и неудачи на пути
его развития. История свидетельствует, что иногда в период
общественного регресса,
опираясь на социальную память
составляющих их населения, заново приобретали дыхание
жизни и способность к возрождению. Именно поэтому каждое
общество старается бережно относиться к своей социальной
памяти
и,
по
осмыслении
ее
мере
возможности,
содержания
и
прилагает
значения
усилия
для
в
лучшей
организации своей жизни.
В
качестве
термина
словосочетание
«социальная
память» в философской и социологическо й литературе стало
встречаться только в последнее десятилетие ХХ века, и
оно
связь с учением Мориса Халбвакса. Исследование Халбвакса
под
названием
«Социальные
рамки
памяти»
имеет
непреходящую ценность в социально -философской науке. По
мнению Зенкина С., -«Основная мысль книги в том, что
память – не чисто индивидуальный процесс хранения и
обработки
полученных
впечатлений,
на
самом
деле
ее
деятельность определяется обществом. Доказывая этот тезис,
Халбвакс оспаривает философскую психологию Анри Бергсона
(своего бывшего учителя в старших классах парижского лицея
Генриха 1У), выдвигая в качестве опровергающего примера
анализ сновидения как изолированного от общества вида
120
психологической
деятельности,
который ,
затем,
плохо
поддается запоминанию и не включает в себя процессы
припоминания» 117
Содержательная
необходимая
обществе,
для
же
разработка
исследования
началась
лишь
в
этого
социальных
первые
понятия,
процессов
десятилетия
в
нашего
столетия. Память в отдельности , как средство сохранения и
воспроизведения индивидуального опыта, в основном, изучает
психология.
Она
рассматривает
присущие
индивиду
механизмы запоминания, основные виды памяти – различные
по
характеру
деятельности,
психологический
по
активности
продолжительности
и
целей
закрепления
и
сохранения материала, индивидуальные различия памяти и т.п.
С
точки
зрения
психологии,
памятью
называется
«запоминание, сохранение и последующее воспроизведение
индивидом его опыта». 118 Психология, в известной степени,
отвлекается
от
социальных
средств
хранения
о пыта,
рассматривая их как необходимое условие развития психики.
Не менее важным является исследование самих этих средств,
тех объективных форм, в которых хранится опыт, ибо они
определяют
в
конечном
счете
многие
существенные
особенности индивидуальной памя ти, психических структур
личности в целом. На этом основании можно заключить, что
изучение проблемы памяти не может ограничит ься лишь
памятью индивида, а она должна распространиться и на
общество в целом. В качестве материальной основы памяти в
этом случае выступают элементы культуры, а механизмы
117
118
Зенкин С. Хальбвакс и современные гуманитарные науки. Хальбвакс М. Социальные
рамки памяти. М; 2007. С. 9.
Петровский В. А., Брушлинский А. В., Зинченко В. П. Общая психология. М; 1986. С.
257.
121
социальной памяти, соответственно,
рассматриваются как
процессы формирования отдельных фрагментов культуры и их
функционирования.
Ввиду
сложности
и
многозначности
термина ,
в
социальных науках можно найти разные попытки определения
данного понятия.
обоснованное
определение:
осуществляемый
институтов,
Например, В.А. Ребрин дает такое ее
обществом
устройств,
общезначимой
«Социальная
форме,
индивидуальных
с
память
помощью
средств
человеческих
и
это
специальных
процесс
систематизации
–
фиксации
хранения
голов,
в
вне
теоретически
обобщенного коллективного опыта человечества, добытого им
в процессе развития науки, философии, искусства, знаний и
образных представлений о мире. Хранящиеся в книгах и в
других средствах социальной памяти, сведения тем или иным
путем выдаются для переписывания в память индивидов и,
следовательно, для использования людьми в их разнообразной
деятельности. Эта память – неотъемлемый элемент духовной
жизни общества, его общественного со знания»,
119
с которым
нельзя не согласиться.
Таким образом, с психологической точки зрения , в
основном,
память
есть
способность
к
воспроизведению
прошлого опыта, одно из основных свойств нервной системы,
выражающееся в способности длительно хранить информацию
событий внешнего мира и реакций организма , и многократно
вводить её в сферу сознания и поведения. Она осуществляет
связь между прошлым и
процессами
119
подготовки
настоящим состояниями психики и
будущих
состояний.
Память
Ребрин В. А. Методологическое проблемы социалистического общественного сознания.
Новосибирск; 1974. С. 44.
122
обеспечивает связность и устойчивость жизненного опыта
человека,
обеспечивает
человеческого
я,
непрерывность
выступает
«Я»
существования
качестве
одной
из
предпосылок формирования индивидуальности и личности.
Осмысление понятия памяти в социально-философской
науке, в отличие от ее психологического анализа , имеет свои
особенности. Изучения проблем, связанных с социальной
памятью, в различных формах всегда выдвигались в контексте
социальных
учений
мыслителей
разных
эпох.
Впервые
размышления, близкие к анализу природы социальн ой памяти,
можно встретить в гносеологии Платона, Аристотеля, Бэкона,
Гоббса и других. В истории социально-философской мысли
таджикского народа так же можно встретить определенные
попытки осмысления проблемы, связанные с памятью и ее
значение в организации общественной жизни. Здесь познание
содержания данного понятия чаще происходило в контексте
проблем, рассматриваемых в гносеологии и редко в учениях
социально-философского характера. Первая линия в нашей
философской
мысли
своим
истоком
имеет
древнегреческой философии, особенно линии ,
учением
Платона
и
Аристотеля.
А
традицию
связанные с
попыток
переноса
осмысления памяти на уровень социально-философской науки
в
истории
характер,
философской
мысли
имее т
самостоятельный
и она раньше не встречалось в других к ультурах.
Это можно найти в учениях Фараби, Ибн Боджа и других.
В современной философской мысли велика заслуга
Марка Блока в исследовании проблемы памяти, благодаря
которому в социальную науку вошло понятие «менталитет».
Марк Блок для обозначения такой особенности содержания
коллективной памяти, которая формируется под влиянием
123
конкретной исторической эпохи, вводил в оборот данное
понятие, которое
позволило ему проводить линию различия
между пониманием разных поколений своего настоящего с
помощью
прошлого
или
прошлое
через
призму
своего
настоящего. В этом процессе особое место отводится также и
влиянию социальной среды и условий.
Один из видных представителей социальной философии
А. Моль также обращает свое внимание на анализ условий,
способствующих
сохранению
социальной памяти
связи
он
осмысление
в
передаче
содержания
от одного поколения другому. В этой
пространстве
роли
и
своего
культуры
в
рассуждения
данном
процессе.
ставит
Анализ
условий, способствующих сохранению и передаче содержания
социальной памяти от одного поколения другому, получили
широкое распространение в антропологических направлениях
социально-философской
мысли.
Это
понятно ,
поскольку
представители антропологических школ чаще исследовали
культурную и социальную жизнь народов, пока не вошедших в
орбиту современной цивилизации, поэтому их интересовали
также вопросы, связанные с формами передачи содержания
социальной памяти от одного
поколения
другому. Поэтому
общества, прежде всего, озабочены сохранением и передачей
по наследству элементов социальной памяти своей групп ы и
общности. Многим
этим элементам группа и общность
стараются придать внешний облик и,
тем самым,
выделяют
себя от других групп и общностей. Такая попытка чаще
материализуется в формах жилища, одежды и других внешних
этикетов, что является основой для антропологов называт ь
данный вид сохранения, трансляции памяти, как внешнюю
память.
Внешняя
память
на
124
первых
этапах
развития
человеческого общества «была заключена в орудиях, понимая
последние в широком смысле слова, собственно орудия,
одежду, жилища и т. д.
В дальнейшем начали развиваться различные знаковые
системы, передававшие то или иное знание в виде отдельных
символов, а затем и в виде прямых записей, цифр и других,
все
более
расширяющихся
Вышеуказанный
подход
в
форм
фиксации
изучении
знаний.» 120
социальной
жизни
традиционных групп и общностей имеет место и в нашей
социально-философской литературе. В работе таджикского
исследователя Идиева Х.У. можно фиксировать данный подход
при анализе материальной жизни некоторых субэтнических
групп Таджикистана в его книге «Традиция и новация в
контексте изменения общественной жизни Таджикистана».
Следует отметить, что социальная память, как одна из
важных категорий социальных наук ,
в последние годы
постепенно переходит из сферы науки в область практики
конструирования реалии общественной жизни многих стран.
Это
особенно
заметно
независимых
государств,
актуализации
отдельных
конструируются
символы
в
общественн ой
где
на
жизни
основе
аспектов
артикуляции,
социальной
идентичности,
новых
памяти
идентификации
социума, ее взаимодействие с другими группами, общностями,
формулируются
способы
их
национально го
единства,
солидарности и т.д., что имеет место также и в общественной
жизни
современного
таджикского
общества.
общественной жизни Таджикистана усилено
В
практике
обращение к
потенциалу содержания социальной пам яти в обеспечении
самобытности собственной национальной культуры, изменение
120
Моль А. Социодинамика культуры. М; 1973. С. 54.
125
сознания
нации,
многие
религиозных
догматов
происходить
после
века
и
находившейся
советской
приобретения
зависимости от этого,
в
оковах
идеологии ,
начало
ею
независимости.
В
опора на содержание социальной
памяти оказывается связанной с понятиями модернизации,
реформирования общественной жизни, просвещения народа,
возрождения культуры прошлого и, тем самим, обеспечения
вхождения
таджикского
общества
в
группу
устойчиво
развивающихся стран.
Для современного Таджикистана сегодня наиболее
актуальной является разработка националь ной идеи на основе
аппелирования к содержанию социальной памяти социума.
Исследователи
данной
общественность
при
проблемы
обсуждении
и
проблем,
идеологическая
связанных
с
поиском приемлемой национальной идеи, часто призывают
обратить внимание общества на возрождение его социальной
памяти. По их мнению, социальная память позволяет найти
нити, связывающие все народы Таджикистана и направлять их
на приложение труда и усилия для процветания страны. Тем
самым,
утверждается, что содержание соц иальной памяти
выступает
как
один
из
важнейших
смыслообразующих
элементов структуры сознания, и поэтому оно лежит в основе
всякой модели национальной идеи.
Повышенная интенсивность обращения к социальной
памяти, новообразовавшихся в постсоветском пространстве
государств, связана, прежде всего, с их стремлением достичь
состояния, чтобы национальное сознание выражало интересы
укрепления устоев национального государства. Поэтому в
процессе стремления «к чему?» национальное государство
обеспечивает духовное основание и веру в обоснованность
126
предлагаемой модели общественного развития , а социальная
память служит в качестве одного из важных её элементов.
Национальное государство для достижения этой ц ели часто
старается также материализировать символы, привязывающие
социальную память социума с современными целями развития
общества.
Тем
самым,
обеспечивается
сближение
соперничающих разных мировоззренческих основ , лежащих в
памяти социума о желаемых путях развития, что придает, в
свою очередь,
повышенной
социокультурной жизни общества характер
динамичности
и
стабильной
управляемости.
Наряду с этим достигается усиление участия политических
институтов
в
идентичности
выработке
и
составляющих
символов
интерпретации
общенациональной
содержания
мировоззренческие
основы
ценностей,
таджикского
социума в целом.
Формы
имеют
связь
составляющих
общностей.
проявления
содержания
также
социальными
и
с
общества
Отсюда
социализации человека,
индивидов,
вопросы,
социальной
памяти
характеристиками ,
социальных
связанные
с
групп
и
процессом
занимают особое место при анализе
проявления социальной памяти каждо й социальной единице и
общности. Поэтому стратегия качественного исследования в
социальных науках сегодня для анализа многих явлений чаще
предпочитает идти по пути воссоздания картины изучаемой
проблемы,
опираясь на описание содержания социальной
памяти, их участников, очевидцев и т.д. Например, многие
исследователи,
происходивших
событий
90-х
годов
в
Таджикистане,
для воссоздания картины тех событий и
понимания причины их проявления предпочитают и дти по
пути записывание рассказов участников, очевидцев и лиц ,
127
переживших тяжести событий тех годов. Чаще это дает более
подробную информацию об изучаемом явлении, нежели чисто
абстрактные рассуждения о них на основе здравого смысла.
Это является одним из самых распространенных методов сбора
и анализа информаций сегодня во многих социальных науках.
Исследование природы социальной памяти разбросано
по
разным
наукам,
политологией.
начиная
Несмотря
на
от
это,
психологии,
следует
кончая
отметить,
что
наиболее глубоко обобщающие результаты достижения других
наук,
относительно
осмысления
природы
данной
проблематики, мы можем
найти в социально-философских
науках.
тем,
Это
объясняется
философии,
больше
что
всего,
внимание
обращено
социальной
на
раскрытие
особенностей проявления коллективной памяти определенных
общностей, поэтому оно зачастую
заинтересовано в поиске
соединяющей нити между достижениями разных наук по
исследованию
данного
явления.
Переосмысление,
происходящее на уровне социально -философского анализа
относительно природы социальной памяти, позволяет человеку
увидеть картину особенностей формирования идентичности
того
или
иного
общества,
посредством
актуализации
определенных аспектов содержания социальной памяти ее
членов.
Таким
социальной
образом,
памяти
в
анализ
контексте
осмысления
разных
природы
социально
–
философских учений показывает, что она в них представляла сь
как
способ
существования
люб ого
общества,
поскольку
именно на неё возлагалась задача накопления, хранения и
передачи другим поколениям ценностей общества. Исходя из
вышесказанного, можно отметить, что осознание присутствия
128
социального
опыта
разных
поколений
в
современности
каждого общества постоянно выдвигало требование обратить
внимание к необходимости понимания природы социальной
памяти и ее места в общественной жизни. Такое соучастие
указанных пластов социального опыта разных поколений в
становлении новых форм организации общественной жизни РТ
актуализируют изучение данной проблемы в рамках разных
социальных наук.
Безусловно, социальная память позволяет обществу
увидеть новые горизонты своего развития и направлять на ее
достижение усилие составляющих ее населения . Поэтому
социальная
философия
фундаментальную
рассматр ивает
основу
духовной
память
как
общественно-
исторической деятельности человека. Благодаря социальной
памяти человек в процессе преобразования усло вий своей
жизни с уверенностью апеллирует на свой разум и он, тем
самым, выступает мощным фактором для реализации его воли
и желаний достичь еще лучших условий процветания жизни.
Это означает, что стремление человека к преобразованию
условий
своей
жизни,
возможно
благодаря
стимулам,
исходящим из ее социальной памяти, а отсутствие интереса к
содержанию социальной памяти нарушило бы непрерывность
протекания общественной жизни и подвергло потерей ею
своей целостности и динамичности.
Вышесказанное относительно роли участия социальной
памяти в обеспечении преобразований общественной жизни
наиболее отчетливо в современных услов иях проявляется в ее
соотношении с национальным самосознанием.
Важно иметь в виду, что
н ациональное самосознание
тесно связано с социальной памятью. Эта связь ощущается
129
больше в период независимости, когда таджикский народ,
запомнив прошлый опыт своей социальной жизн и, поднялся на
высокие ступени формирования национального самосознания.
Факторами
формирования
национального
единства
и
социальной памяти являются самосознание и национальное
самосознание. Разместив в своей памяти чувство гордости за
Отечество, человечество создавало основные предпосылки
объединения
людей
с
целью
общественного
развития
и
прогресса. Поэтому человеческая память представляет собой
науку естественной истории, которая подвергает изучению все
социальные явления минувших времен и определит развитие и
совершенствование общества в настоящее время. В настоящее
время, когда поильным ходом идет процесс глобализации,
свободно и плодотворно функционирует та нация, у которой
сильна
историческая
времени,
память.
социальная
происходящие
в
память
жизни
предусматривает
Являясь
подвергает
общества
основные
сопутствующим
события
предпосылки
изучению
и
явления ,
трансформации
общества для будущего.
В аспекте поиска человеком смысла свое го бытия
социальная
память
придает
ему
этот
смысл.
Поэтому
исследование социальной памяти занимало в свое время
особое место
в
творчестве
представителей
философского
направления экзистенциализма. Социальная память постоянно
присутствует в процессе адаптации людей к н овым условиям
жизни, определения ими стратегии изменения этих условий,
создания
новых
символов
для
лучшей
организации
общественной жизни и т.д. В этих случаях мы всегда исходим
из
предыдущего
социума, чтобы
накопленного
адекватно
багажа
опыта
распознать новую
130
и
знаний
социальную
реальность и согласно ей направить активность людей. В этом
проявляется,
социальной
отчетливее
памяти
противоположное
всего,
в
праксиологический
жизни
вышесказанному,
общества.
когда
аспект
Явление
присутствие
содержания социальной памяти в конструировании новых
реалий общества сведено к минимуму, в социальных науках
обозначается как социальная амнезия, что требует своего
отдельного и тщательного изучения.
Список использованной литературы .
1. Абуали ибн Сина. Произведения. Том - 1. Душанбе – 2005.,
854 стр.
2. Абуали ибн Сина. Произведения. Том - 2. Душанбе – 2005.,
804 стр.
131
3. Аль - Фараби . Философские трактаты. Алма-Ата. Наука, 1970.
4. Абуали ибн Сина. Избранные произведение. Том - 1. Душанбе –
1980., 420 стр.
5. Аристотель. Сочинения четвертых томах, том – 3. Москва – 1981.,
616 стр.
6. Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление
обществом. Москва - 1975. 310 стр.
7. Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом. Москва
– 1977., 295 стр.
8. Автономова
Н.С.
Разум.
Рассудок.
Рациональность.
Москва, Наука, 1988., 285 стр.
9. Антипов Г.А. Историческое прошлое и пути его познания.
Новосибирск. 1987., 242 стр.
10. Арьефева Г.С. Общество, познание, п рактика. Москва –
1988., 204 стр.
11. Бэкон Ф. Сочинения в двух томах, том – 1. Москва – 1971.,
592 стр.
12. Бэкон Ф. Сочинения в двух томах, том – 2. Москва – 1971.,
584 стр.
13. Блонский П.П. Память и мышление. Москва - 1935.
14. Бехманн
Г.
Современное
общество:
общество
риска,
информационное общество, общество знаний. Москва,
Логос,
2012.
15. Барг М.А. Эпоха и идеи. Москва - 1987., 348 стр.
16. Библер В. С. Мышление как творчество. Москва – 1975.,
399 стр.
17. Бергер
П.,
Лукман
Т.
Социальное
конструирован ие
реальности. Москва – 1995. 322 стр.
18. Блонский П. П. Мой воспоминания. Москва, Педагогика –
1971., 175 стр.
132
19. Белл Д. Социальные рамки информационного общества.
Новая технократическая волна на Запад е. Москва – 1986.
166 стр.
20. Бериташвили И.С. Память позвоночных, животных, ее
характеристика и происхождение. Москва. 1974. 212 стр.
21. Брушлинский А.В. Мышление и прогнозирование. Москва
– 1979., 230 стр.
22. Бартлетт Ф. Психика человека в труде и игре. Москва –
1959., 144 стр.
23. Бергсон А. Материя и память. Сочинение в 4 – томах.
Том – 1. Москва – 1992. 324 стр.
24. Буева Л.П. Социокультурный опыт и м еханизмы его
освоения человеком. Культурный прогресс: философские
проблемы. Москва – 1984. 96 стр.
25.Бергсон А. Творческая эволюция. Материя и память. Минск.
Харвест. 1999. 1408 стр.
26. Бакиева Гульнара. Социальная память и совр еменность.
Бишкек «Илим» 2000. 231 стр.
27. Блок М. Апология истории. Москва, Наука, – 1986.,
256 стр.
28. Бартольд В.В. Культура мусульманства. Петербург - 1918., 112
стр.
29. Бердяев Н. Философия свободного духа. Москва. Республика 1994. 480 стр.
30. Выготский Л. С. Мышление
и
речь.
Психологические
исследования. Москва - 1984.
31. Венгер Л.А., Мухина В.С. Психология. Москва. «Просвещение».
1988. 336 стр.
32. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций.
Москва – 1960.
133
33. Веденов М.Ф. Сачков Ю.В. Проблема стилей мышления в
естествознании. Москва – 1971., 21 стр.
34. Винделбанд В. Избранное. Дух и история. Москва.
Юрист, 1995. 787 стр.
35. Величковский
Б.М.
Современная
когнитивная
психология. Москва – 1982., 336 стр.
36. Веккер Л.М. Психические процессы в 2 - томах. Том - 1.,
Ленинград – 1976., 334 стр.
37. Гоббс, Т.
Сочинения в двух томах. Том – 1.
Москва – 1989.,
621 стр.
38. Готт В.С., Урсул А.Д. Общенаучные понятия и их роль в
познании. Москва – 1975., 64 стр.
39. Гартман Н.
Проблема духовного бытия. Культурологи
ХХ века. Антология. Москва – 1995. 658 стр.
40. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Том-3.
Философия духа. Москва – 1977., 471 стр.
41. Гришина Н.В. Психология конфликта. – СПБ: Питер.
2001- 464 стр.
42. Григорян. С.Н. Из истории философии Средней Азии и Ирана.
Москва – 1960. 328 стр.
43. Гегель Г.В.Ф. Философия духа. Том 3. Сочинения.
Москва – 1956., 371 стр.
44. Гуревич А.Я. Исторический синтез «Школа Анналов»,
Москва – 1993. 316 стр.
45. Гиёев К.Х. Национальные интересы. Душанб е: Изд-во,
«Санадвора» 1999. 50 стр.
46. Диноршоев М. Натурфилософия Ибн Сины. Душанбе – 1985.
253 стр.
47. Диноршоев М. Компендиум философии Ибн Сины. Душанбе –
2010. 341 стр.
134
48. Дж. Локк. Избранные философские произведения. В двух томах.
Том 1. Москва – 1960., 734 стр.
49. Джононов
С.
самосознания
в
Проблема
формирование
национального
условиях
государственного
строительства
Таджикистана. Душанбе. - 2009., 272 стр.
50.Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. Москва 1980., 286 стр.
51.Дюркгейм Э. Социология и теория познания. Новые идеи
в социологии. Социология и психология. СПб – 1914.
52.Жилин А.А. Гюшкевич С.А. Философские проблемы
исторического познания. Москва – 1978.
53. Единство, Государство, Президент. 10-тый том. Душанбе - 2010.
54.Ефимов Ю.И. Философские проблемы теории
антропосоциогенеза. Ленинград – 1981., 192 стр.
55.Забродин Ю.М, Лебедев А.Н. Психофизиология и
психофизика. Изд-во. Наука. Москва - 1977. 280 стр.
56. Идиев Хайридин Усмонович. Социальная философия. Душанбе
– 2013. 378 с.
57. Идиев Хайридин Усмонович. Трансформирующееся таджикское
общество. Душанбе. Ирфон – 2003. 200 стр.
58. Идиев Хайридин Усмонович. Традиция и новация в контексте
изменения общественной жизни Таджикистана. – Душанбе.
Ирфон - 2007, 118 стр.
59. История таджикского народа. Том - 2. Душанбе - 1999.
60. Крайзмер Л.П., Матюхин С.А., Майоркин С.Г. Память
кибернетических систем. (основы мнемологии) Москва –
1971., 398 стр.
61.Клягин Н.В. От доистории к истории: Палеосоциология и
социальная философия. Москва - 1992. 188 стр.
62.Коршунов А.М. Отражение, деятельность, познание.
135
Москва - 1979., 216 стр.
63.Колеватов В.А. Социальная память и познание. Москва –
1984. 189 стр.
64.Коршунов А.М., Шаповалов В.Ф. Творчество и отражение
в историческом познании. Москва – 1984.
65.Корсаков С.С. Болезненные расстройства памяти и их
диагностика. Москва – 1890.
66.Курбан Восеъ. Государственная политика и национальное
единство. Душанбе «Дониш», 2010, 432 стр.
67.Курбан Восеъ. Единство – украшение национального
государства. Том - 3. Душанбе. «Дониш» 2010. 422 стр.
68. Курбан Восеъ. Единство и независимость. Книга – 2.
Душанбе - 2012. 394 стр.
69. Леонтьев А. Н. Развитие памяти, экспериментальное исследование
высших психических функций. Москва - 1931.
70.Ломов, Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы
психологии. Москва - 1984., 444 стр.
71. Лурия А. Р. Нейропсихология памяти. Москва - 1974. 308 стр.
72. Лебедев П.Н. Социальное управление. Ленинград –
1982., 255 стр.
73. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм.
Пол. собр. соч. Том - 18.
74. Леви-Брюль, Люсьен. Первобытное мышление. Москва
– 1930., 339 стр.
75. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. Москва –
1980., 359 стр.
76. Лукач Д. К онтологии общественного бытия. Москва Прогресс, 1991. – 410 стр.
77. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. Москва –
1972., 575 стр.
136
78. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у
человека. (Введение в психологию). Москва – 1974.,
550 стр.
79. Лурье С.В. Историческая этнология. Москва. Аспект,
Пресс - 1997. 448 стр.
80. Маслоу, А. Х. Мотивация и личность. СПБ.; Евразия,
1999. - 479 стр.
81. Моль А. Социодинамика культуры. Москва - 1973.
82. Меграбян А.А. О природе индивидуального сознания.
Ереван – 1959., 247 стр.
83. Мергелидзе К. Р. Основные проблемы социологии
мышления. Тбилиси – 1973.
84. Малиновский А.А. Проблема соотношения социального
и биологического. Биологическое и социальное в
развитии человека. Москва – 1977.
85. Мамонова М.А. Запад и Восток. Традиции и новации
рациональности мышления. Мо сква - 1991. 195 стр.
86. Молдобаев К.К. Этнонациональная память. Санкт Петербургск уни-та - 1995.
87. Мархинин В.В. Диалектика социального и
биологического в процессе становления этноса. Москва
– 1989., 145 стр.
88. Мейман Э. Экономия и техника памяти. Москва – 1913.
89. Теория единство – 14. Книга 1. Душанбе «Дониш» 2012, 348 стр.
90. Новик И.Б. Вопросы стиля мышления в естествознании.
Москва – 1975.
91. Оствальд В.Ф. Натур-философия. Москва – 2006.
344 стр.
92. Общая психология. Москва - 1970.
137
93. Петровский В.А., Брушлинский А.В, Зинченко В.П.
Общая психология. Москва, «Просвещение» - 1986. 464
стр.
94. Платон. Сочинения в трех томах. Том 1. Москва – 1968.,
623 стр.
95. Принцип социальной памяти. Социальная детерминация
познания труда. Труды по философии, Тарту -1984.
185стр.
96. Плетников Ю.К. О природе социальной формы
движения. Москва – 1971., 247 стр.
97. Пивоев В.М. Мифологическое сознание как способ
освоения мира. Петрозаводск – 1991. 111 стр.
98. Платон. Сочинения в трех томах. Том - 2. Москва –
1970.
99. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история.
Москва – 1966., 213 стр.
100. Плахов В.Д. Традиции и общество. Москва - 1982.,
210 стр.
101. Парахонский Б.А. Стиль мышления. Философские
аспекты анализа стиля в сфере языка, культуры и
познания. Киев – 1982., 119 стр.
102. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории.
(проблемы палеопсихологии) Москва – 1974., 487 стр.
103. Ракитов А.И. Историческое познание. Москва - 1982., 303 стр.
104. Роговин М.С. Проблемы теории памяти. Москва – 1977., 183 стр.
105. Ребрин В.А. Методологическое проблемы социалистического
общественного сознания. Новосибирск - 1974.
106. Рассел Б. Человеческое познание. Его сферы и границы.
Москва – 1957.
107. Рыжков В.Л. Биологическая память и нуклеин овые
138
кислоты. Москва – 1965.
108. Рибо. Т. Память в ее нормальном и болезненном
состоянии. Москва – 1894.
109. Роговин М.С. Философские проблемы теории памяти.
Москва - 1966. 168 стр.
110. Рикёр Поль. Герменевтика и психоанализ. Религия и
вера, Москва - Искусство, 1996. – 270 стр.
111. Самиев А. Х. Историческое сознание и развитие духовного мира
человека. Душанбе - 1994, 186 стр.
112. Самиев А. Х.
Историческое сознание как самопознание
общества. (социально – философский анализ). Душанбе - 2009.,
411 стр.
113. Сеченов, И. М. Физиология нервной системы. Избранные
труды. Москва - 1952., 624 стр.
114. Соколов Э. В. Культура и личность. Ленинград – 1972. 125 стр.
115.Самиев А.Х. Генезис и развитие исторического
сознания. Душанбе – 1988.
116.Самиев А.Х. Таджикистан на пути национальной
независимости. Душанбе – 2001.
117. Скворцов Л.В. Субъект истории и социальное
самосознание. Москва. Поли тиздат - 1983. 264 стр.
118. Спиркин А.Г. Происхождение сознание. Москва – 1960.,
471 стр.
119. Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. Москва Просвещение - 1966. 423 стр.
120. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. Москва.
Политиздат - 1992.
543 стр.
121.Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. Москва – 1972.,
303 стр.
122.Соколов Э.Н. Механизмы памяти, о пыт,
139
экспериментальное
исследования. Москва – 1969.
170 стр.
123. Торндайк, Э. Процесс учения у человека. Гос, учебно – педаг,
изд – во - 1935., 135 стр.
124. Теория единства. XIV. Вторая книга. Душанбе. Дониш - 2012.,
348 стр.
125. Тростников В.Н. Человек и информация. Москва –
1970., 187 стр.
126. Уотсон, Дж. Двойная спираль. Воспоминания об открытии
структуры. Д,Н.К. Москва – 1969., 152 стр.
127. Фрейд З. Психология бессознательно. Москва – 1989.
128. Хальбвакс М. Социальные рамки памяти. Новое издательство
– 2007. 346 стр.
129. Хайруллаев М. М. Абу Наср ал - Фараби. Москва – 1982.
301 стр.
130. Хайдеггер М. Бытие и время. Москва - 1997. 379 стр.
131. Черри К. Человек и информация. (Критика и обзор).
Москва – 1972.
132. Шарипов С. Таджикистану нельзя быть теократическим
государством. В книге традиции и процессы демократизации в
Таджикистане. Том - 2. Душанбе - 2011, стр - 122.
133. Шакури Мухаммаджон. Независимость и социально –
духовно сознании. Душанбе – 1999.
134. Шенон К. Работы по теории информации и кибернетике.
Москва – 1963.
135. Эмомали Рахмон. Таджики в зеркале истории. Книга
первая. От арийцев до Саманидов. Душанбе – 1999.
136. Эмомали Рахмон. Таджики в зеркале истории. Книга
вторая. От арийцев до Саманидов. Душанбе – 2002.
137. Эмомали Рахмон. Таджики в зеркале и стории. Книга
140
третья. От арийцев до Саманидов. Душанбе – 2006.
138. Эмомали Рахмон. Взгляд на арийскую историю и
цивилизацию.
Душанбе – 2006.
139. Эмомали Рахмон. Судьба независимой национальности.
Душанбе – 2006.
140. Яковлев В.П. Социальное время. Ростов – на – Дону 1980.
141. Ясперс К. Смысл и назначение истории. Москва – 1991.,
527 стр.
Использование статьи и публикации.
142. Ашуров Г. А. Самосознание народа – фактор укрепляющий
национальную
государственность
(исторический
аспект).
Известия А.Н.Р.Т., Отделение общественных наук - 2007. №3.
143. Арифджанова Н. Национальная идея таджикского как предмет
социально-философского анализа. Автореферат на соискание
ученой степени канд. филос. наук. Душанбе - 2006.
144. Арифджанова Н. Национальная идея как предмет социальнофилософского анализа.
Диссертация на
соискание
ученой
степени канд. филос. наук. Душанбе - 2006.
145.Афанасьев В.Г., Урсул А.Д. О сущности, видах,
свойствах и функциях социальной информации.
Научное управление обществом, вып. 11. Москва –
1977.
146.Бойматов А.Х. Традиция как способ функци онирования
исторической памяти. Известия А.Н.Таджикской СССР.
Серия: философия, экономика, правоведение. 1991. №4.
147. Бакиева
Г.А.
Социальная
память
и
толерантность.
Бишкек – 1998. №1, (4), стр 32-42.
148. Бакиева
Г.А.
Эстетизация
социальной
памяти
толерантность. Логос – 1999. №1, стр 176-182.
141
и
149. Бакиева Г.А. Проблема памяти в диалогах Платона.
Бишкек – 1996, стр 220-227.
150. Бакиева
Г.А.
Проблема
памяти
в
творчестве.Ч.
Айматова и духовная культура Бишкек – 1993. стр 110 117.
151.Бакиева Г.А. Социальная память и концептуальное
моделирование. Знание: Семантика и пр агматика.
Бишкек – 1992, стр 68-73.
152. Бакиева
Г.А.
Социальная
память
и
толерантность.
Бишкек – 1998. №1, (4), стр 32-42.
153. Бакиева Г.А. «Амнезия» в социальной памяти. За
здоровый
образ
жизни.
Борьба
с
социальными
болезнями. Ч – 1. М–Брест – 1988, стр 11-13.
154. Бакиева
Г.А.
Этническая
память
как
фактор
самоидентификации личности. Фрунзе – 1989, стр 7-8.
155. Бакиева Г.А. Социальная память: рациональность и
ценность.
Когнитивные
аспекты
научной
рациональности. Фрунзе – 1989, стр 68-75.
156. Бакиева Г.А. Актуальное и виртуальное в социальной
памяти. Фрунзе – 1988, стр 17-20.
157. Бакиева
Г.А.
Политическая
память
и
идеология.
Сборник научных трудов. Бишкек – 1999. №7, стр 176182.
158. Бакиева
Г.А.
Наука
как
вид
социальной
памяти.
Диалектика, наука, практика. Алма-Аты – 1987, стр 5257.
159. Бакиева Г.А. Социальная память и развитие знания.
Активность субъекта развитие знания. Фрунзе – 1988,
стр 46-52.
142
160. Балашов Д. Традиционное и современное. Наука и
религия. Москва - 1965. №12.
161. Власова В.В. Традиции как форма преемственности
культуры. Культура и цивилизация. Москва., 1984.
162. Готт В. С. О понятийном аппарате современной науки. Вопросы
философии, 1982. №8.
163. Кремянский В.И. Понятие системности и «метасистемности»
информации. Вопросы философии - 1975. №2.
164. Козлова Н.Н. К анализу обыденного сознания. Философские
науки - 1984. №4.
165. Лурия А.Р. Память и строение психических процессов.
Вопросы психологии - 1960. №1, 155 стр.
166. Лекторский В. А. Принципы воспроизведения объекта в знании.
Вопросы философии - 1967, №4.
167. Лук А.Н. Информация и память. Москва. Знание – 1963, 24 стр.
168. Маркарян
Э.С. Человеческое общество как особый тип
организации. Вопросы философии - 1971. №10.
169. Малькова Т.П. Категория идеального и явления общественного
сознания. Философские науки - 1975. №2.
170. Олимов
К. Рукописи, как важнейшая часть культурного
наследия народов Центральной Азии. \\ Известия
Академии
наук, серия общественные науки, №1, 2013, страница - 8.
171. Рахмон
Э.
Выступление
Президента
на
встрече
с
представителями общественности страны, \\ газета. «Народная
газета» №31 (19897) 10 июля 2013 года.
172. Розов М.А. Научное знание и механизмы социальной
памяти. Москва. Изд – во. М.Г.У. – 1990. 45-стр.
173. Рывкина
Р.В.
Экономическая
культура
общества. Эко – 1989. №7, стр 21-39.
143
как
память
174. Ребане Я.К. Принцип социальной памяти. Философские науки.
Москва – 1977. №5.
175. Ребане Я.К. О социальной детерминации познания. Автореферат
диссертации на соискание ученой степени доктора философских
наук. Москва – 1970.
176. Ребане Я. К. Информация и социальная память: к проблеме
социальной детерминации познания. Вопросы философии. 1982.
№8.
177. Рубин
А.А. Генезис структура самосознания личности.
Проблема сознания. Москва – 1966.
178. Самиев
А. Х. Проблемы мифологического сознания в
философского - исторической теории марксизма. Актуальные
проблемы марксистско - ленинской философии. Душанбе - 1983.
179. Самиев А. Х. Таджикистан на попутки единство. Единство.
Государства. Президент. Душанбе – 2006.
180. Самиев А. Х. Культура и национальное единство. Единство.
Государства. Президент. Душанбе – 2006.
181. Самиев А. Х. Национальное идея - философия единство и
возрождение
Таджикистан.
Теория
и
методология
национальное единство. Душанбе – 2007.
182. Соколов
Е.Н.
Нейронные
механизмы
памяти
и
обучения. Москва. Наука - 1981. 40 стр.
183. Сенокосов Ю.П., Юдин Э.Г. Социальное знание и социальное
управление. Вопросы философии – 1971 №12.
184. Щвец Л.П. Философский анализ социальной памяти.
Автореферат. Москва. Изд - во. М.Г.У. 1987, 21- стр.
185. Яковлев
В.И.
Историческая
наука
и
сознание. Общественные науки - 1978. №4.
144
и сторическое
Скачать