02-17

Реклама
ЭКСПЕРТ
С января 2007 года в Казахстане вступило в силу законодательное
регулирование по участию присяжных заседателей в уголовном
судопроизводстве. Согласно этим нормам при рассмотрении уголовных дел
особой важности в судебном процессе наряду с профессиональными судьями
будут принимать участие и присяжные заседатели.
Инго РИШ,
председатель коллегии земельного суда,
судья ООН в отставке
Прогрессивный
ЗАКОН
Это решение казахстанского законодателя заслуживает признания и может
быть расценено как новая веха в продвижении Казахстана к современному
демократическому правовому государству. Закон детально устанавливает
процедуру отбора и роль присяжных заседателей, знаменуя собой, по
крайней мере пока, окончание юридической дискуссии на тему какой
системе отдать предпочтение – континентально-европейской системе
шеффенов или англо-американской модели жюри. Выбор сделан в пользу
интересной смешанной модели.
В Германии со времени введения этой системы в 1848 году поколения
юристов и политиков спорят о четкой роли в уголовном судопроизводстве
судей-непрофессионалов. До 1924 года в Германии существовали суды
присяжных заседателей, в которых скамья из 12 присяжных заседателей,
отделенная от профессиональных судей, сама принимала решение о вине
подсудимого, тогда как в задачу профессиональных судей входило ведение
уголовного процесса и при обвинительном приговоре назначение меры
наказания. Эта система укоренилась в США, где действует и поныне.
Существующая в настоящее время в Германии система шеффенов, как
известно, отказалась от такого разделения задач, она отводит судьямнепрофессионалам роль равноправного участия в принятии решения, как по
вопросу вины, так и по вопросу о назначении меры наказания. В Германии и
после отмены судов присяжных сохранилось название «суд присяжных
заседателей», оно относится к специальным уголовным палатам,
рассматривающим, прежде всего, тяжкие преступления. Количество
присяжных заседателей в таких судах было сокращено сначала до шести, а
потом до двух, но они и до сих пор обладают тем же самым правом голоса
при решении вопроса о вине и при установлении меры наказания, что и
судьи-профессионалы, участвующие в процессе.
Необходимость
участия
судей-непрофессионалов
в
уголовном
производстве бесспорно признается сегодня практически всеми
демократическими странами. Преимущества такого участия связаны, прежде
всего, с противодействием «профессиональной слепоте» или «оторванности
от жизни» профессиональных юристов, с плюрализмом мнений,
представляющих различные слои населения и группы, с улучшенным
имиджем судебных приговоров среди населения, с более высоким уровнем
прозрачности при вынесении приговора, с более высокой степенью защиты
от ошибок в судебном производстве.
Эти
преимущества
и
подвигли
законодателей
Казахстана,
осуществляющих реформу, создать обсуждаемый закон.
Для реализации вышеназванных целевых установок необходимо соединить
юридическую компетенцию профессиональных судей с жизненным опытом
непредвзятых присяжных заседателей. Казахстан избрал свой собственный
смелый путь, и это заслуживает признания. При этом из традиционной
системы жюри и из модели шеффенов он заимствует те элементы, которые
считает для себя подходящими. Так, факт отделенности скамьи присяжных
заседателей в зале заседаний и их большое количество - это элементы
системы жюри, тогда как участие судей-непрофессионалов в обсуждении как
вопроса о вине, так и вопроса о наказании, а также совместное с судьямипрофессионалами вынесение решения о вине и мере наказания - это
параллель с моделью шеффенов.
Вместе с тем, хотелось бы высказать следующие замечания касательно
отдельных норм нового Закона.
Статья 543 часть 1
Следует подождать, подтвердится ли на практике целесообразность нормы
о том, что суды присяжных не компетентны рассматривать дела о
преступлениях невменяемых лиц или душевно больных. Опыт говорит о том,
что на подобных процессах медицинские вопросы хотя и имеют большое
значение, но, в общем, не следует исходить из того, что требования к судьямнепрофессионалам будут при этом принципиально завышены. К тому же
данные о невменяемости часто становятся известными только по ходу
уголовного процесса, и из соображений экономичности процесса
представляется разумным наделить соответствующими санкциями суд
присяжных, рассматривающий данное дело.
Статья 544
Практика покажет, оправдает ли себя такое большое количество
присяжных заседателей и связанная с этим громоздкость большого состава
суда в Казахстане. Раньше в Германии тоже считали, что только большое
количество присяжных заседателей может соответствовать особому
значению дел, рассматриваемых таким судом, и что большой состав суда
приведет к сокращению источников ошибок.
Понятно, что солидное количество судей впечатляет и – вольно или
невольно – вызывает эффект устрашения, однако и ставит вопрос о
практичности
и
эффективности.
Казахстанский
законодатель
руководствовался, вероятно, тем соображением, что только коллегия судейнепрофессионалов, значительно превосходящая по численности судейпрофессионалов, может отстоять свою позицию в споре с юристами. От этого
соображения нельзя просто так отмахнуться, однако возможность влияния
каждого отдельного члена суда может быть также усилена в случае, если при
голосовании ввести требование о квалифицированном большинстве. Тем
самым будет существенно усилен вес голоса каждого присяжного заседателя.
Сказанное можно проиллюстрировать на следующем примере.
В Германии суды присяжных состоят из трех судей-профессионалов и
двух судей-непрофессионалов. Решение вопроса о вине и правовых
последствиях преступления принимается большинством голосов в две трети обвинительный приговор может быть вынесен только большинством
голосов, не менее четырех из пяти. Оба судьи-непрофессионала при
совместном вето могут добиться вынесения оправдательного приговора. Это
относится к случаю, когда совпадают мнения одного профессионального
судьи и одного присяжного заседателя, потому что два голоса против делают
невозможным вынесение обвинительного приговора.
Казахстанский законодатель тоже использовал возможность закрепления
требования о квалифицированном большинстве и внес соответствующие
регулирования в статью 569 части 12 и 13. Можно распространить
требование определенного квалифицированного большинства и на
голосование согласно статье 569 часть 8, что усилит влияние каждого члена
суда - как профессионального судьи, так и присяжного заседателя. Это
оправдает уменьшение численного состава суда.
Статья 546 часть 1
Очень интересной правовой фигурой является осуществление
судопроизводства по ходатайству обвиняемого о рассмотрении его дела
судом с участием присяжных заседателей. Здесь следовало бы подумать о
наделении соответствующим правом подачи ходатайства и со стороны
прокурора для того, чтобы и в этом случае установить определенное
равенство сторон, участвующих в процессе.
Статья 546 часть 2
Установленное здесь право обвиняемого на подробное ознакомление со
всеми материалами дела и обязанность следователя по разъяснению его
права ходатайствовать о рассмотрении его дела судом с участием присяжных
заседателей является очень прогрессивным.
Статья 549 часть 2 и статья 550 часть 1
Возникает вопрос и в отношении большого числа кандидатов в присяжные
заседатели, не менее 25 для одного процесса, насколько перегруженной
окажется практика судов из-за такого большого количества.
Статья 550 часть 2
Закон называет единые и запасные списки кандидатов в присяжные
заседатели, но не дает правил по их формированию. Вопрос может быть
рассмотрен и вне рамок этого закона, но в него можно внести
соответствующую отсылку на регулирование в другом документе.
Статья 559 часть 2 и статья 562 части 3 и 4
Регулирование опосредованного права присяжных заседателей задавать
вопросы
через
председателя
представляется
разумным
и
предусмотрительным, это поможет избежать опасности наводящих вопросов,
характерных для непрофессионалов. Это предписание нивелирует опасность
того, что председательствующий судья выпустит из рук руководство
процессом по причине большого состава суда.
Статья 559 часть 4 (2)
Закономерно требование о запрете контактов присяжных заседателей с
третьими лицами во время процесса или о возможности таких контактов в
зависимости от разрешения председательствующего судьи. Однако в случае
растягивающихся объемных процессов возникает вопрос о практической
реализации этого постулата. В этом случае присяжных заседателей следовало
бы изолировать от внешнего мира на весь период, разместив в казармах.
Отсюда и вопрос об осуществимости нормы. Если разработчики не имели в
виду последний вариант, то при перерыве и продолжении заседаний
председательствующий судья должен был бы заранее разрешить возможные
контакты присяжных заседателей с третьими лицами, что приведет к
выхолащиванию смысла предписания.
Статья 562 часть 6 и статья 563 часть 4
Предложенное здесь регулирование порождает больше вопросов, чем
ответов. Законодательная концепция, состоящая в том, чтобы не
ограничивать роль присяжных заседателей решением об установлении вины,
заслуживает всяческого одобрения и поддержки. Прогрессивно и,
безусловно, верно предоставить присяжным заседателям (при формальной
отделенности скамьи присяжных заседателей) на совместное с судьямипрофессионалами право голоса в вопросе о вине и о мере наказания. Это
говорит о том, что Казахстан выбрал по настоящему современный и
самостоятельный путь развития. Но если присяжные заседатели наделяются
правом участия и в определении меры наказания, то факт лишения их как
участников процесса права на заключительное слово воспринимается как
противоречащий системе.
Основная мысль, сформулированная казахстанским законодателем,
например, в статье 559 часть 2, о непосредственном участии присяжного
заседателя во всех следственных действиях для того, чтобы он мог составить
свою собственную картину обо всех существенных аспектах дела, будет
перечеркнута, если он окажется исключенным именно из обобщающей
аргументации участников процесса.
При регулировании статей 563 часть 4 и 562 часть 6 казахстанский
законодатель, вероятно, руководствовался тем, что обмен аргументацией по
позициям о назначении меры наказания может привести присяжного
заседателя к предвзятости при обсуждении вопроса о вине. Иначе говоря, он
хочет создать гарантию того, чтобы присяжный заседатель принимал
объективное решение по вопросу о вине и при этом был свободен от
ненужного влияния размышлений относительно определения размера
наказания.
Исходная позиция законодателя заслуживает безоговорочной поддержки,
ибо нельзя отбрасывать тот факт, что присяжный заседатель при решении
вопроса о вине уже руководствуется соображениями относительно меры
наказания, если ему предстоит такая задача. Действительно существует
опасность, что юридически не подготовленная личность будет использовать
в качестве аргумента преступления факт прежней судимости или, к примеру,
склонность подсудимого к алкоголю, не проводя при этом строгого
разграничения между виной и мерой наказания.
Однако правомерное стремление к обеспечению такого разделения может
быть легко осуществлено без того, чтобы полностью лишить присяжных
заседателей права на размышления о размере наказания. Верный путь к
этому указан хорошо продуманным двойным делением прений сторон.
Представляется разумным такой подход, когда участники процесса в первой
части определяются с позицией по вопросу о вине. А затем к первой части
прений сторон должны примыкать судебное совещание и голосование
исключительно по вопросу о вине. Только когда профессиональные судьи и
присяжные заседатели согласно предписанному большинству положительно
ответят на вопрос о вине, следует переходить ко второй части прений сторон
об обосновании меры наказания, и то лишь в случае обвинительного
приговора, ибо при оправдательном приговоре вопрос о размере наказания
отпадает.
Первое промежуточное голосование по вопросу вины соединило бы два
преимущества: в случае установления отсутствия вины удастся избежать
излишнего обсуждения вопросов о мере наказания и исключается влияние на
присяжных заседателей при формировании мнения о вине.
Предлагаемый путь дал бы следующие дополнительные преимущества:
а) В процессах, входящих в компетенцию суда присяжных заседателей,
вопрос о вине будет реже стоять на переднем плане, чем обычно ожидается.
При рассмотрении таких тяжких преступлений как убийство при отягчающих
обстоятельствах и убийство простого вида относительно часто суды будут
иметь дело с признанием подсудимого, в подобных процессах речь идет
практически лишь о размере наказания. Но в таких случаях не имеет смысл
1) не допускать присяжных заседателей ко всем связанным с этим частям
процесса и 2) открывать для них через профессиональных судей лишь
косвенные источники для вынесения приговора.
б) Если подсудимый отрицает совершение преступления или не дает
показаний, то опыт подсказывает, что в этих случаях можно в
процессуальном
отношении
неоспоримо
привести
доказательство
преступления на основе современных анализов ДНК. Таким образом, и эти
процессы будут интенсивнее концентрироваться на вопросе о справедливой
мере наказания.
в) Если сохранить норму об отсутствии присяжных заседателей во второй
части прений сторон, то следует ожидать появления проблем в части реплик,
правомерно предусмотренных в статье 564 и в последнем слове подсудимого.
Ведь либо реплики и последнее слово подсудимого не могут затрагивать
вопросы о мере наказания, с чем было бы связано процессуально едва ли
оправданное ограничение, либо эти пояснения должны быть сделаны также в
присутствии присяжных заседателей, что может привести к тому, что
присяжные заседатели услышат лишь часть из последнего слова
подсудимого, если подсудимому вообще удастся четко отделить вину от
наказания.
Статья 569 часть 11
Необходимо еще раз подчеркнуть правильность совместного голосования
профессиональных судей и присяжных заседателей по вопросу о мере
наказания, при этом следует поддержать предписание о простом
большинстве. Имеет смысл дискуссия об определении «открытого»
голосования, причем, остается неурегулированным порядок голосования.
Можно рекомендовать более подробное регламентирование процесса
вынесения решения по центральному вопросу об определении размера
наказания для того, чтобы гарантировать честную процедуру голосования. В
противном случае есть опасность того, что на этом этапе производства в
практике судов присяжных получит развитие почти непреодолимое
доминирование судей-профессионалов, которое нельзя будет сделать
транспарентным из-за тайны совещательной комнаты.
В заключение остается поздравить законодателя Казахстана с этим,
в общем и целом, прогрессивным законом. Выражаю свою готовность,
если потребуется, принять участие в углублении и осуществлении
вышеназванных предложений.
Доктор юридических наук Инго Риш (Германия) в 2003 -2005 годы
возглавлял Алматинское бюро по реализации межрегионал ьного
правового проекта GTZ «Поддержка правовой и судебной реформы в
странах Центральной Азии».
Скачать