Д. философ. н. Возчиков В.А. Алтайская государственная

Реклама
Педагогические науки / 3. Методические основы воспитательного процесса
Д. философ. н. Возчиков В.А.
Алтайская государственная академия образования имени В.М. Шукшина,
г. Бийск, Россия
Личностная значимость «компетенции»
Согласно Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (гл. I, ст. 2) к традиционным знаниям, умениям и навыкам как целевым характеристиками образовательного процесса
добавляются компетенции [см.: 3, с. 2], следовательно компетентностный подход в обучении перестает быть экспериментальной педагогической инновацией,
но становится государственной образовательной идеологией. Однако данный
факт, при вдумчивой его интерпретации, не предполагает отказа от традиционной российской мечты о подготовке всесторонне развитой личности, более того, р а с ш и р я е т возможности для достижения такого результата. Во всяком
случае, конструктивное понимание компетентности не обязывает нас следовать
некоторым зарубежным дефинициям, сводящим значение понятия к «специальным способностям»; если уж и Дж. Равен не «привязывает» прочно некие
«высшие» компетенции к определенной знаниевой сфере, то для российской
педагогики тем более будет только естественно вести формирование компетентностей в образовательном процессе «одновременно с интеллектуальным
воспитанием учащихся, предполагающим обогащение ментального опыта каждого ребенка в направлении роста его интеллектуальной продуктивности и роста индивидуального своеобразия склада его ума» [4, с. 9].
Формирование определенных компетенций начинается с д о ш к о л ь н о г о
возраста, что справедливо и само по себе, но в последнее время и в связи с тем,
что по закону №273-ФЗ именно данный возрастной период становится самостоятельным звеном все более усложняющейся в дальнейшем иерархии о б р а з о в а н и я.
1
Логика перехода на уровень начального образования предполагает наличие у дошкольников интеллектуально-психологической готовности к жизнедеятельности в условиях качественно и содержательно иной образовательной
организации. Феноменологически интерпретированная предметность такой
«готовности» традиционно описывается в зарубежной, а в последнее время – и
в российской педагогико-образовательной теории и практике как «компетентность». Привлекательность термина – в его многоаспектности, во взаимопроникновении знаниевого, поведенческого, социального, этического и других
факторов, формирующих образ человека в его становлении. Противопоставление з н а н и я и к о м п е т е н т н о с т и (имплицитно – школ советской и нынешней) провокационно и непродуктивно, ибо «размывает» образовательную
проблему идеологической конъюнктурностью (имеются в виду ситуативно обусловленные политические интересы некоторых партий, но не мировоззрение,
по определению составляющее онтологическое основание всякой образовательной концепции). Ребенок по-прежнему (как вчера, как века тому назад)
наделяется знаниями, нормами поведения, умениями ориентации в повседневности, однако трансформировался ц е л е в о й аспект культивирования как
названных, так и ряда других личностных характеристик. Вместе с уходящим с
экономической сцены конвейером индустриального производства перестает
быть приоритетно востребованным социальный тип грамотного исполнителя,
вытесняемый принципиально иной философией субъектности: образ школьного
«отличника», добросовестно справляющегося с домашними заданиями и пересказывающего параграфы учебника, тушуется на фоне творческой энергии л и д е р а группы – нестандартно мыслящего победителя олимпиад, креативного
инициатора ученических (и не только!) проектов, успешного самостроителя
своей личности, иными словами, - носителе не только общеизвестных ЗУНов,
но и ярко выраженного желания применять их в жизни, подкрепленного сформированной способностью к достижению цели.
Перечень начальных ключевых компетенций дошкольников – здоровьесберегающей, личностно-социальной, учебно-познавательной [см., напр.: 1,
2
с. 54-56] – лишь в первом приближении дает повод для критики. Казалось бы,
трудно удержаться от упрека в неоправданном «наукообразии», когда извечное
материнское обережение ребенка от болезней, предохранение его от опасностей
называют формированием «здоровьесберегающей компетенции». Однако в варианте «компетенции» речь идет не только о принятии советов и требований,
но и способности практически применить усвоенное. Причем способности мотивированной, то есть претворяющейся в деятельность не просто полезную или
общественно желаемую, но личностно значимую, обусловленную сознательным выбором свободной воли.
В целях пояснения сказанного еще раз обратимся к вышеуказанной работе. По А.Г. Гогоберидзе, критерием сформированности здоровьесберегающей
компетенции должна стать способность дошкольника «решать задачи здорового образа жизни и безопасного поведения». С перечнем задач, связанных как с
названной, так и с другими начальными ключевыми компетенциями, предлагаем ознакомиться в цитированном исследовании [см.: 1, с. 55-56], остановимся
лишь на одной из них, требующей от ребенка «разумного поведения в непредвиденных ситуациях» [1, с. 55]. Но какое поведение признать «разумным»?..
Постараться покинуть опасное место, не подвергая угрозе свое здоровье и
жизнь?.. Вмешаться в конфликтную ситуацию, не обращая внимания на возможные негативные последствия?.. Вот почему мы выше обратили внимание на
уточнение «мотивированная» по отношению к характеристике «способность»:
«разумным» для конкретного субъекта станет л и ч н о с т н о з н а ч и м о е поведение, укорененное в нравственных устоях человека, этических нормах, которые, в числе многого прочего, включает в себя формула компетентности.
Целесообразно, на наш взгляд, различать знание компетенций и принятие
последних. Иначе говоря, констатируемая сознанием и с т и н н о с т ь социально
приемлемых поведенческих норм сама по себе имплицитно не содержит
п р а в д у поступка, если воспользоваться известной философской метафорой
«правда есть истина в действии» [см.: 2, с. 216]. Активное бытование компетенций являет себя в деятельности, в свободе выбора того или иного решения,
3
оказании предпочтений, проявлении дружественности, участия или же, напротив, агрессивности, безразличия. Описание компетентностей в терминах готовности и способности справедливо, но недостаточно, поскольку не раскрывает
причинный механизм перехода потенциальной з а д а н н о с т и в реализуемый
социальный конструкт. Кинетический импульс исходит, стало быть, не столько
из смыслового содержания компетенции, сколько из ее личностной значимости
для конкретного человека, органичности нового интегративного образования
уже наличествуемому опыту, признаваемой как приемлемой для себя ценностной системе.
Отсюда совершенно оправданно включение в определение к о м п е т е н ц и и «личного отношения» к ней [см.: 5], того психологического свойства, которое А.Е. Бахмутский в одной из своих лекций изящно определил как
«мотивированную способность». Для того, чтобы компетентность стала – еще
раз позволим себе обратиться к найденному нами образу! – п р а в д о й поступка, нужен мотив – личная потребность в том или ином внешнем проявлении,
осознанная необходимость деятельности определенной направленности.
Литература:
1. Гогоберидзе, А.Г. Исследовательская работа кафедры в рамках научных проектов: концепция организации образования детей старшего дошкольного возраста [Текст] / А.Г. Гогоберидзе // Педагогика детства: Петербургская
научная школа / Институт детства РГПУ им. А.И. Герцена. – СПб.: Изд-во «Адверта», 2005. - С. 50-63.
2. Корольков, А.А. Правда есть истина в действии // Корольков, А.А. Русская духовная философия [Текст] / А.А. Корольков – Санкт-Петербург: Изд-во
Русского Христианского гуманитарного института, 1998. – С. 211-223.
3. Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. №273ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» [Текст] // Российская газета.
Федеральный выпуск №5976. – 31 декабря 2012 г. – С. 2-10.
4
4. Холодная, М.А. Предисловие [Текст] / М.А. Холодная // Равен, Д. Педагогическое тестирование. Проблемы, заблуждения, перспективы / Пер. с англ.
Ю.И. Турчаниновой и Э.Н. Гусинского. - М.: «Когито-Центр», 1999. - С. 5-10.
5. Хуторской, А.В. Технология проектирования ключевых и предметных
компетенции [Электронный ресурс] / А.В. Хуторской // Интернет-журнал «Эйдос». – 2005. – 12 декабря. http://www.eidos.ru/journal/2005/1212.htm. - В надзаг.:
Центр дистанционного образования «Эйдос», e-mail: list@eidos.ru
5
Скачать
Случайные карточки
15 основных стилей интерьера

15 Карточек Антон piter

Создать карточки